Николай Стариков 25 января 2015

Беседа с Николаем Стариковым 25 января 2015.
Разговор о преступлении в Гюмри, отказе Ирана от доллара, странностях в торговле нефтью, удивительной безалаберности разведки США, количественном смягчении евро, информационной войне Голливуда, разделении стран для уничтожения, войне на Украине, и важности политической раскладки в третьей мировой войне.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Николай Стариков

Николай Стариков 25 января 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_2015-01-25

 

Собеседники:

Николай Стариков - писатель, http://nstarikov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Добрый день, Николай Викторович. Мы с вами встречаемся в очередной раз, и соответственно, вопросы. Первый вопрос про то, что произошло в Армении? То есть, там произошло какое-то совершенно громкое убийство, которое повесили на нашего военнослужащего. Действительно так ли это, не так? И как это повлияет на политику нашей страны, и отношение с Арменией в том числе.

 

Николай Стариков: Добрый день. Ещё когда-то Иосиф Виссарионович говорил, что если некая случайность имеет за собой политические последствия, надо к этой случайности очень внимательно приглядеться. Здесь как раз именно этот случай. Я напомню, что с первого января 2015-го года заработал Евразийский экономический Союз, Армения к нему присоединилась, и тут происходит просто какое-то невероятное злодейство.

 

Человек, военнослужащий российской армии, якобы зашёл попить воды, и при этом убил всю семью, включая детей. Просто мозг отказывается верить в такие события. Я скажу свою точку зрения. Я понятное дело не изучал уголовное дело, да, наверное, оно только начинается. Скорее всего, это страшное преступление действительно совершил тот, кого в этом подозревают. Это ужас, но это правда. Другое дело, что сразу на этом попытались сыграть проамериканские силы, и начать как-то раскачивать ситуацию. Естественное возмущение людей.

 

Ведь Гюмри - это небольшое местечко, где находится наша база, все друг друга знают. И убийство семьи, вы понимаете, это, конечно всколыхнуло всю общественность. Плюс, в Армении, тут конечно, не слово "отмечать", а готовятся помнить очередную годовщину, круглый юбилей резни турками армян - геноцида армянского народа со стороны Турции. Он произошёл в 1915-ом году. И вот здесь происходит такой геноцид отдельно взятой  семьи.

 

Что мы должны сделать в этой ситуации? В первую очередь, конечно, успокоить страсти, которые забушевали в армянском народе. Армянский народ - это наш самый верный союзник. Армения, это, наверное, единственное государство постсоветского пространства, а значит, и всего мира, которое любит Россию,  и готово быть союзником России, ничего от России не требуя, практически ничего. Почему? Потому что, Армения, это очень древний народ. Я напомню, что Армения была составной частью Византийской империи, и несколько византийских императоров  были по крови армянами. А тогда Византия, это было многонациональное государство. В некотором смысле, это прообраз современного Российского государства, не только в духовном, в идеологическом, и религиозном смысле, но ещё и в смысле государственного строительства. Было несколько императоров, руководителей страны армян. Древний народ, союзник России и такая ситуация.

 

Что нужно сделать? В первую очередь нужно внимательно прочитать соглашение, на основании которого наши войска находятся на территории Армении. То есть, соглашение по размещению наших войск в этой базе. Что там важно? Важно, какова подсудность тех, кто совершает преступление (военнослужащих). К сожалению, этот пункт есть всегда во всех договорах. Я предлагаю внимательно с этим ознакомиться с одной только целью. Мы с вами поймём, по каким законам должны судить этого военнослужащего: по законам России, или по законам Армении, и там могут быть фразы о том, где этот суд должен быть обязательно осуществлён.

 

Моя точка зрения такова. В любом случае суд должен быть в Армении, для того, чтобы общественность Армении видела, что никто этого, даже не знаю, как его назвать, преступника не выгораживает. Не собирается никаких ему преференций делать. То есть, открытый суд в Армении. Этот вопрос уже решён, уже об этом сделал заявление наш президент, это очень важно. Остаётся вопрос, по каким законам его судить? По законам России, или по законам Армении. Здесь нужно действовать в соответствии с этим соглашением.

 

Моя точка зрения такова, что человек, совершивший такое преступление достоин смертной казни. Это вот тот самый случай, о котором говорит программа Партии Великое Отечество, о котором, я уверен, говорит Уголовный кодекс и Армении, и России. Я не сомневаюсь, что убийство целой семьи, включая детей, должно караться смертной казнью. Но есть проблемы. В России, как известно, мораторий на смертную казнь, связанный с тем, что мы стали членами Совета Европы. Я напомню, что Партия Великое Отечество выступает за отмену этого референдума, за то, чтобы смертные приговоры по тем статьям, которые есть в Уголовном кодексе, они приводились в исполнение.

 

Сразу об опасениях, которые возникают у некоторых наших граждан, что могут невинные пострадать. Есть такие опасения, вполне законные и вполне имеющие место быть. Значит, здесь мы можем рассмотреть какой-то механизм, который будет сводить вероятность этой ошибки к минимуму. Потому что, к сожалению, нельзя построить хоть какую-либо систему, в которой участвуют люди , чтобы там никогда не было ошибок. Почему? К сожалению, человек так устроен, и он всё-таки не робот, и он может ошибаться. Поэтому, например, вынесен приговор. Его приводят в исполнение не раньше, чем через год, чтобы человек мог подать апелляцию, пройти все инстанции, и уже, если везде ему будет отказано в изменении меры наказания, тогда, да, смертный приговор приводится в исполнение.

 

Но в ситуации, которая случилась в Армении, здесь важно показать нашу полную открытость к нашим армянским партнёрам. Вы знаете, вот американские партнёры нам, конечно же, совсем не партнёры, давайте так честно скажем. Британские наши друзья, не совсем, мягко говоря, наши друзья. Так вот, армянская сторона, это как раз партнёры, это как раз друзья, это те союзники, на которых мы полностью можем положиться.

 

Артём Войтенков: Тогда к другим партнёрам, или друзьям. Вот Иран заявил, что отказывается от доллара. Это заявил зампредседателя Центрального Банка Ирана. Он сказал, что Иран будет использовать разные иностранные валюты, в том числе, юань, евро, турецкую лиру, российский рубль, и южнокорейскую вону. Иран достаточно долго был под разными санкциями Запада, и до сих пор он такой очаг зла для Запада. Вот этот вот шаг, что он обозначает?

 

Николай Стариков: На самом деле, Иран до сих пор находится под санкциями. То есть, американцы их немножечко смягчили, но от санкций не отказались, и не будут отказываться. Но Иран последовательно пытается Америке отвечать там, где он это может сделать. И отвечает в самой болезненной для американцев сфере, а именно, в сфере финансовой - доллара. И ещё находясь совсем под опалой, когда Иран был главным средоточием зла.

 

Помните, даже в Голливуде фильм сняли "Триста спартанцев". Вы думаете, они просто так его сняли? Посмотрите дату выхода этого фильма в эфир, и посмотрите, что происходило в тот момент вокруг Ирана: это всегда подготовка общественного мнения к каким-то действиям. Они могут не осуществиться, но планируются. Поэтому, я не знаю, как у них в Голливуде это происходит, может кого-то вызывают, и говорят: "Дорогой ты наш человек, сними что-нибудь про персов". Вспомните этот фильм "Триста спартанцев". Там Персия (это Иран, нужно понимать, что это одна страна) - показаны, я уж не знаю, как гоблины из "Властелина колец", примерно так они выглядят. То есть, к чему это всё? Так это же не люди, это же "колорады", "ватники", то есть, расчеловечивание, только путём фильма. Один и тот же процесс, для того, чтобы общественное мнение Запада к будущей потенциальной войне с Ираном, которую, судя по всему, они планировали, но так и не осуществили, отнеслось бы: "Ну, слушайте, вот таких вот там, и не людей вовсе, убили. Ну, и что там переживать?" То есть, везде у них одна и та же методичка - расчеловечивание, перед тем, как начать войну.

 

Кстати, мы в прошлой программе мы с вами говорили о том, что в игре Call of Duty , которая есть, там были такие слова произнесены: "Всё хорошо, в России гражданская война". Так вот мои читатели обратили внимание, что в том же самом выпуске этой игры речь идёт о борьбе с терроризмом, и там главного террориста, главного злодея зовут Асад. Смотрите, какое совпадение опять. Посмотрите, за сколько лет до нападения на Сирию, до организации там смуты и хаоса, американцы уже начали готовить к тому, что вот этот Асад самый плохой.

 

Если вы верите, что всё это совпадения, что никаким образом Голливуд не координируется с НАТО, с Пентагоном, с другими службами, тогда попробуйте себе объяснить, каким образом, когда выходит какой-нибудь голливудский фильм, игрушки из этого фильма немедленно оказываются в Макдональдсе, выпускается ещё какая-нибудь молочная линия с этими же героями. Всё это происходит одновременно, прекрасно согласовано, а потом, как заканчивается прокат фильма, все эти игрушки, и всё это молоко тоже исчезает. Но после этого уже появляются игрушки в игрушечных магазинах. Вы понимаете, что это целая система, которая координирует разные аспекты одной и той же деятельности?

 

Артём Войтенков: Да, но вы сейчас говорите о торговле. Торговля, там одно, а вот это другое. Но я вас, как бы, дополню. Я многократно замечал, что даже в фантастике - смотришь фантастику американскую, там какие-то злодеи с каких-то планет, их почему-то зовут по-русски, типа, Коля, Вася, ещё как-то.

 

Николай Стариков: Этот вариант, на самом деле организовать не так уж сложно. Нужно просто один раз вызвать всех продюсеров и объяснить им: "Дорогие друзья  - (это не сейчас, а году так в тридцатом, когда Голливуд там создавался, я с его историей не очень хорошо знаком) - Дорогие друзья, когда вы будете что-то снимать, у вас обязательно злодеи должны быть русские".

 

И ещё, важный момент, тоже обратите внимание, все террористы во всех фильмах, все отрицательные герои во всех фильмах, и в реальности террористы и плохие герои почему-то всегда используют оружие, если не российского производства, то, по крайней мере, конструкции российской. Вот сейчас в Париже террористический акт. Они обязательно с автоматом Калашникова по улицам ходят, почему? Почему никогда ни один террорист с винтовкой М-16 не ходит? Ну что же, им в Европе никак не купить никакого европейского оружия? Только обязательно Калашникова? Не знаю, вот,  постановочные какие-то события и обязательно автомат. В кино уж всегда отрицательный персонаж, он обязательно с каким-то автоматом будет ходить, но это всегда, и, конечно же, русские имена. Я как-то приводил тоже примеры, раз речь зашла о Голливуде, сейчас я не помню название сериала, главного героя, девушку, там речь идёт о том, что они уже находятся в мире ином, но ещё как бы присутствуют в мире живых - то есть, про тени, про зомби, всё такое. Главную героиню убил стульчак от туалета, который упал с российской станции Восток-6. Вы понимаете, что, так сказать, только больное воображение, или чётко поставленное задание могло сформулировать вот такую канву.

 

Но вернёмся к Ирану. Иран последовательно Соединённым Штатам пытается вставлять какие-то шпильки. Я не имею в виду революцию 79-го года, захват посольства. И когда в Иране называют сатаной Соединённые Штаты Америки, согласитесь, что можно согласиться с такой трактовкой понимая, что они во всём мире творят. Речь идёт о том, что, находясь под санкциями, Иран сначала заявил, что он нефть свою за доллары не продаёт, продаёт за любую другую валюту. И вот сейчас, тут вопрос, каким образом это увязано с визитом нашего министра обороны, мне кажется, что напрямую: Шойгу приехал в Иран, договорились о военном сотрудничестве, обсудили ещё какие-то нюансы. После чего Иран делает заявление, вот тут только поправлю, он сказал, что готов отказаться вообще во внешней торговле от доллара, и торговать за всё, что угодно, вплоть до монгольских тугриков, но, только не за доллары. То есть, не только нефть, а ещё шире. Это, конечно же, удар по долларовой Ойкумене, которую американцы создают. Чем больше государств будут выходить в торговле между друг другом из долларовой зоны, тем меньше будет спрос на доллары, тем сложнее Соединённым Штатам будет распихивать свои долговые обязательства. То есть, это такой шаг по шагу, кирпичик по кирпичику, демонтаж долларового здания.

 

Артём Войтенков: Иран за это что-то получит?

 

Николай Стариков: А вот это мы увидим в ближайшее время. Иран не случайно именно сейчас это заявление сделал. И сделал это заявление именно Иран. Последнее время, вы заметили, что Соединённые Штаты начали с Ираном немножко заигрывать. То уж, прямо всё - бомбить его надо. И вдруг, выясняется, что оказывается, можно ещё и разговаривать, не только бомбить. Потому что, сейчас они свои усилия сосредоточили на России, от Ирана немножечко отошли в сторону. И изменить вектор позитивного чуть-чуть отношения к Ирану им сейчас очень сложно. Потому что, они заигрывают с Ираном не просто так. Они ведь попытаются строить, и строят газопровод в обход России, им нужно заполнять его газом. Одного туркменского газа не хватит. Нужен газ из Ирана. Это с одной стороны.

 

С другой стороны, если уж мы заговорили о газе, американцы якобы вышли из Афганистана, там талибы, туда другие экстремисты сейчас приходят. Информация тревожная идёт о том, что на границе с Таджикистаном какие-то крупные бандформирования там гуляют. Так вот, я хочу сказать, что в Туркменистане есть очень крупное месторождение газа, и оно находится как раз вблизи границы. Поэтому, что-то мне подсказывает, что в случае вторжения, и попыток вторжения больших масс боевиков на территорию Среднеазиатских государств, одной из целей будет Туркмения с захватом того газоносного района, чтобы дальше какой-нибудь ИГИЛ, непонятно кому, как сейчас в Ираке, начнёт продавать газ, и заполнять какой-нибудь очередной газопровод. Потому что, все эти террористические организации, якобы "независимые", якобы борющиеся с Западом, удивительным образом отправляются туда, откуда могут находиться на самофинансировании, продажей нефти, как сегодня в Ираке, по дешёвой цене сбивать цену на нефть, что нужно Соединённым Штатам Америки, и Западу. А если ещё они поучаствуют в таких же газовых делах, то нанесут, и попытаются нанести России ещё очень серьёзный удар по рынку газа.

 

Артём Войтенков: А известно, кому ИГИЛ продаёт нефть?

 

Николай Стариков: Американская вездесущая разведка знает всё, а этого не знает? То есть, ну никак не выяснить, куда десятки, наверное,  даже не тонн, а тысяч тонн нефти из региона уходит. То есть, никак не отследить с их спутников до спичечного коробка, куда там танкеры, куда машины? Так не бывает.

 

Артём Войтенков: Да, но это не только американцы должны отслеживать. Это весь мир должен  как-то. Это легко отследить, это торговые сделки, это видно.

 

Николай Стариков: А теперь смотрите, давайте в некотором смысле закольцуем наши вопросы. Объясню почему. Кто-нибудь скажет: "А зачем нам базы в Гюмри? Что мы там делаем? Произошла трагедия. Давайте закроем базу".

 

Артём Войтенков: А то ходят там, убивают всех подряд.

 

Николай Стариков: "А то, да, давайте, эти военнослужащие будут у нас на границе с Украиной находится, потому что, там сейчас опасно. Или ещё где-то. В Таджикистане усилят нашу группировку. Что там, в Армении? Армяне там сами как-нибудь разберутся".

 

Так вот, я просто хочу сказать, что от базы в Гюмри до иракского Курдистана триста шестьдесят километров. Просто расстояние представьте себе. И если в Ираке будут сконцентрированы эти боевики, нефть, американцы, и здесь наша база. Это некая такая иголка, которая в очень важном регионе воткнута, так сказать, в задницу наших геополитических "друзей". Им  надо нашу базу оттуда убирать. Триста шестьдесят километров - это половина расстояния, грубо говоря, от Питера до Москвы, от нашей базы до ИГИЛ, до курдов, до нефти, до Ближнего Востока. Вот, почему нам так важно там находиться. Это стратегическое место.

 

Я сейчас не говорю о вековой дружбе русского и армянского народа, что мы должны армянам помогать, защищать, я думаю, что это прекрасно все и без меня понимают. Но просто подумайте о стратегии - ведь как всё связано. Мы же с вами на карту-то не смотрим, так, в обычной жизни. А я всегда предлагаю: посмотрите - вот Гюмри. И посмотрите, циркулем проведите, сколько километров-то. Всё рядышком, очень важное стратегическое положение имеет эта база, и сама Армения, кстати.

 

Артём Войтенков: Следующий вопрос опять про деньги, коли мы начали говорить про доллары. Европейский Центральный Банк с марта 2015-го года приступит к покупке активов на вторичном рынке. Будет тратить на это до шестидесяти миллиардов евро в месяц. Общий объём планируется больше одного триллиона евро выбросить. Я даже не понял, что это такое, а потом оказалось, что это, оказывается программа количественного смягчения.

 

Николай Стариков: Ну, конечно. Давайте объясню. Всё очень просто. Вот если кто-то думает, что доллары и евро, это конкуренты,  он глубоко заблуждается. Я ещё во время написания книги "Кризис. Как это делается" приводил пример: это две руки, из которых горячий пирожок перекидывают: горячо, раз, туда. О чём идёт речь? Мировая экономика, построенная по сегодняшнему образцу, вот эта финансово ориентированная, она абсолютно не эффективная. Она даёт огромные колоссальные долги, пузыри, требует постоянных кризисов и войн просто для того, чтобы эти пузыри уничтожать, денежную массу сжимать, сжигать, и как-то приводить в какое-то соответствие с реальностью.

 

Так вот, это - бегун, которому всё время нужно вкалывать наркотик. Что такое наркотик? Это вот эти количественные смягчения QE , которые проводила Федеральная Резервная система. Если я не ошибаюсь, восемьдесят миллиардов в месяц долларов она впрыскивала в экономику путём выкупа бумаг, которые никому другому не нужны. То есть, это мусор, которые она покупает для того, чтобы не обанкротила что-то и не начала вот эта вся история схлопываться, как доминошки. Несколько лет она это делала, делала, делала, и вроде доллар в этот момент начинает снижаться. То есть, бегуну вкалывают наркотик под названием "доллар". Вкололи - бегун взбодрился, глаза у него круглые стали, побежал дальше. Через некоторое время, проходит месяц, надо бегуну опять в задницу что-то вколоть, потому что, иначе он начнёт заваливаться. Организм у бегуна изнашивается, но, благодаря этим инъекциям, он бегает, бегает, бегает.

 

То есть, для того, чтобы не рухнула вся экономика, они должны постоянно какие-то активы выкупать. И, что интересно - на балансе самой Федеральной Резервной системы всё больше государственного долга Соединённых Штатов собирается. То есть, не Китай на самом деле является держателем государственного долга США, а Федеральная Резервная система. По сути, сами банкиры свой долг же уже контролируют. Почему? Потому что, больше никто не хочет его покупать. Абсурд.

 

Но, через некоторое время нужно показать, что этому бегуну кололи-то витамины, а не наркотики. То есть, он вроде и не нуждается. Что они делают? Они сворачивают программу количественного смягчения в долларах, которую делает ФРС, и начинают программу количественного смягчения в евро. То есть, колют ему другой наркотик, смысл которого один и тот же.

 

Финансовая система, это сообщающиеся сосуды.

Вы выкупаете ненужные мусорные активы за евро, выкупаете за доллары - смысл не меняется, меняется только соотношение доллара и евро.

- Если вы много долларов впрыскиваете, у вас вверх идёт евро.

- Впрыскиваете евро, у вас идёт доллар.

Но это у вас одна система, один организм. И вы ему в правую ягодицу наркотик "доллар" - уже искололи всё, уже некуда, там рана сплошная, кровоточащая. В левую начинаете колоть ему наркотик под названием "евро". И обратите внимание, за, примерно две недели, если я не ошибаюсь, по-моему, две недели, до вот этого заявления Центрального Банка, Банк Швейцарии  вдруг отцепил швейцарский франк от паровоза под названием "евро".

 

Артём Войтенков: Ух, ты, как интересно.

 

Николай Стариков: Не заметили.

 

Артём Войтенков: Да, я не знал.

 

Николай Стариков: Значит, во время кризиса предыдущего, 2008-го года, Центральный Банк Швейцарии заявил, что швейцарский франк будет жёстко привязан к евро, в соотношении: один, запятая, и два. То есть, там небольшие колебания, один и восемнадцать, один двадцать один - один и два. То есть, за одно евро – один и два франка. Франк меньше, чем евро. Вот это просуществовало шесть лет, и вдруг без объявления войны Банк Швейцарии заявляет: "Всё, с завтрашнего дня франк не привязан к евро". Франк тут же пошёл вверх, в Швейцарии выстроились очереди. Мой читатель прислал – "желающих поменять франки на евро" (швейцарцев). Вы представляете, у них за одну ночь  на двадцать процентов их деньги подорожали.

 

Кстати, сейчас посмотрите курс: сейчас франк уже больше, чем евро, вот сейчас, благодаря этому. А после этого заявления он ещё дальше уйдёт. Значит, что они делали? Они пихали карточки в банкоматы, швейцарцы, и хотели получать купюры в евро. Очень быстро закончились купюры в евро. Не получилась эта история.

 

Кстати, интересный момент. Смотрите: Швейцария почему-то отвязала свой франк от евро в тот момент, как евро должен был снизиться в цене. Вопрос нашим великим либеральным экономистам. Они  нам что говорят:

- "Девальвация национальной валюты, это так хорошо, для национальной экономики, что надо радоваться, когда наш рубль девальвировался. Отечественный производитель получает прекрасные стимулы".

Всё это так и есть, наверное, только, почему-то в Швейцарии этого не знают. Почему-то Швейцарский Центральный Банк не хочет, чтобы швейцарские часы, швейцарский шоколад, что у них есть ещё швейцарское, стало стоить дешевле на мировом рынке в тех же долларах. Да, в других странах, чтобы дешевле. Больше часов купят, шоколада больше купят. Понимаете, немецкий шоколад станет стоить дороже, чем швейцарский шоколад. Бельгийский шоколад перестанут покупать, потому что, он тоже хороший, но дороже, а швейцарский будут.

 

То есть, все знают в России, благодаря либеральным экономистам, о нужности и выгодности девальвации национальной валюты. В Швейцарии никто что-то об этом не слышал никогда. Потому что, они отвязали свой франк, и это привело к тому, что франк немедленно стал очень дорогой, дороже, чем был. Почему они это сделали? Потому что хотят потихонечку отстегнуться от паровоза, который поехал в другую сторону, не хотят ехать вместе с ним.

 

Плюс ещё греческие проблемы, которые теоретически грозят выходом Греции из еврозоны. Ведь в чём там опасность? Просто в двух словах. В Греции сейчас побеждает какая-нибудь партия, которая говорит, что надо выйти. У Греции большой государственный долг, который Греция выплатить не в состоянии, как Украина - не в состоянии. Долг будет только расти, и по нему будут расти проценты. Через некоторое время поколения за поколениями греков будут работать только на проценты, как поколения украинцев - только на проценты. Тело долга они не смогут отдать.

 

Поэтому, выход какой? Греция заявляет, что она не будет платить в евро долги, объявляется дефолт, и Греция, не заплатив евродолги, запускает свою драхму. Это приводит к девальвации драхмы, к падению жизненного уровня населения, безусловно - в евро все получали больше, будут в драхмах меньше. Но страна избавляется от государственного долга. Но, греческая проблема становится проблемой Германии, Франции, других государств Еврозоны, банки которых покупали государственный долг Греции. У них образуются многомиллиардные дыры в бюджете, которые надо будет как-то закрывать - печатанием денег.

 

Артём Войтенков: А ещё же Голдман Сакс (Goldman Sachs) очень много денег Греции давал. Это американский банк.

 

Николай Стариков: Ну, Голдман Сакс со своим родным американским правительством, а точнее, с ещё более родным Федеральным Резервным правительством, уж как-то договорится. То есть, Греция отстёгивает от себя долги, а дальше банки должны эти долги уже каким-то образом закрывать. Если им не помочь, там может быть, они тоже начнут падать. Вот в чём смысл того, что Греция теоретически может сделать, в чём, как бы опасность. И видя это, швейцарцы стараются от евро потихонечку отстегнуться. То есть, шесть лет поездили на этом паровозике, чик - отстегнулись. При этом, то, что франк становится дорогим, их что-то не беспокоит.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда получается то, что девальвация, скажем, снижение стоимости евро, это будет играть на руку доллару. То есть, спрос-то на доллар будет увеличиваться, если евро будет падать. Я имею в виду, в мире.

 

Николай Стариков: В мире доллар, всё-таки, играет ключевую роль: примерно семьдесят процентов торговых операций идут в долларах. Евро - это дублёр доллара, на случай, если доллару станет очень плохо. Доллару плохо, но ещё не так плохо. Поэтому, они начинают закачивать в мировую экономику не доллары, а евро. Обратите внимание, что до сих пор этого никогда не было. Это первый раз, когда Европейский Центральный Банк вообще за историю этой валюты начинает вот этот наркотик вкалывать. Хотя очевидно, что это приведёт к обесценению евро, к большой проблеме в финансовой системе Европы. Но, в данном случае, кто Европу спрашивает? Надо.

 

Евро, доллары - взаимно конвертируемые. Поэтому, конечно же, не приведёт это немедленно к спросу на доллары, спросу на евро. Это коррелируется многими параметрами. Но один параметр всегда точно: если каких-то денег закачивается в трубопровод много, эти деньги начинают дешеветь. Так было с долларом. То есть, сейчас начинается, и на фоне нефти - эра дорогого доллара. Но через некоторое время они опять перейдут к той же самой игре: подкачали этого бегуна "евро" - всё, он уже на "евро" бежать не может. Значит, дальше что? Начнут опять - количественное смягчение доллара.

 

Артём Войтенков: Это не может продолжаться до бесконечности. Это уже так надуто.

 

Николай Стариков: Чтобы понять, что это такое, представьте себе пропасть и   канатоходец: вот они так идут, балансируют – евро, доллары. У него не шест, а какие-то там стопки денег. И он вот с этими стопками денег балансирует над пропастью. Но при этом, они же стараются зажечь войну. Они понимают, что мы год, два, три, пять, десять, ещё продержимся. Мы – это Федеральная Резервная система. Но война нужна. Они лучше всех понимают, что до бесконечности этими манипуляциями заниматься невозможно. В этом и есть проблема: её не видно, но они сами знают, что бегун уже превратился в канатоходца: он не бежит, он стоит, и балансирует.

 

Ведь, посмотрите, что говорят про европейскую экономику? Рост будет ноль, запятая, два процента. Вопрос, кто это считал? Как можно посчитать корректно рост экономики целого континента? Спросите меня как? Я скажу – никак. Тем более, если этот рост в пределах статистической погрешности. Может там не ноль два рост, а ноль два, падения? А разница-то большая. То есть, европейцам говорят, что всё хорошо, и поэтому европейцы думают, что всё хорошо. А россиянам либеральные экономисты говорят: "Мы все умрём" - и поэтому, у нас люди чувствуют себя неуверенно не потому, что очень плохо (тяжело, сложно – согласен), а потому, что говорят, что плохо.

 

Вы посмотрите гайдаровский форум. Какие там мысли? Вообще, какие способы решения экономических сложностей, которые сегодня у нас есть, там предложили? Только один: сидеть, и ждать подорожания нефти. Это что, способ решения экономических проблем? Это не способ решения экономических проблем. Это, извините, просто конъюнктура, которая от тебя совершенно не зависит.

 

Артём Войтенков: Может она ещё больше подешевеет.

 

Николай Стариков: Она подешевеет до определённого уровня. Я думаю, что может быть чуть-чуть ниже сорока они ещё могут, дальше уже нет, конечно. И какой-то промежуток времени держать… В 2008-мом они удержали сорок долларов полгода. Я не думаю, что сейчас они смогут больше. Может быть, поднапрягутся: восемь месяцев, девять, так сказать, максимально. Потому что, опять возвращаясь  к ситуации в Саудовской Аравии: умер король, какая-то нестабильность небольшая, но Саудовская Аравия и дальше, при новом короле будет делать то, что с точки зрения любого хозяина, это нонсенс. У Саудовской Аравии, да, низкая себестоимость добычи нефти: копнул лопатой - забил фонтан. Прекрасно, повезло, что называется.

 

Но, представьте, что вы рачительный хозяин. Была цена на нефть сто десять долларов. Сейчас стала более чем в два раза дешевле. Но вы при этом говорите: "Я буду добывать ровно столько же". Если бы вы снизили объём добычи, это бы привело к повышению цены на нефть, то вы за в два раза меньший объём нефти получили бы те же самые деньги.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Николай Стариков: А почему вы этого не делаете?

 

Артём Войтенков: Кто-то, наверное, сказал.

 

Николай Стариков: Потому что американские товарищи попросили.

Тогда следующий вопрос: а зачем нужна организация ОПЕК, если она не занимается тем, якобы ради чего она создана? То есть, что там происходит? Венесуэла, Иран, говорят:

- "Ребята, давайте добывать нефти чуть меньше, чтобы она подорожала".

Саудовская Аравия, Катар, и другие американские марионетки говорят:

- "Нет, мы будем добывать столько же и ещё больше. А цена? Ну, снижается цена. Что поделаешь".

 

Вопрос: а зачем тогда это ОПЕК нужно? Зачем ещё? Зарплату платить чиновникам? Найдёте им какие-нибудь другие должности, чтобы они получали зарплату, и щёки надували. То есть, организация не занимается самым главным. Обратите внимание, раньше там спрос-предложение, нестабильность в каких-то регионах приводила к повышению цены на нефть. Сейчас вообще ничего.

 

На Ближнем Востоке, в Ираке война идёт? В Сирии, рядом, война идёт? Идёт. В Египте нестабильность - тоже этот самый регион. Саудовская Аравия там недалеко, кстати. Всевозможные Катары, тоже нефтяные. Россия - нефтедобывающее государство. У наших границ идёт гражданская война, которая теоретически  может каким-то образом нас затронуть.

 

Артём Войтенков: Трубопровод идёт, собственно.

 

Николай Стариков: Это газовый, всё-таки. То есть, в регионах, где добывается нефть: либо прямые войны, либо рядом. Вопрос. Посмотрите аналитику последних десятилетий, Что вам говорили? Если нестабильность, цена на нефть идёт вверх. У нас, что с ценой?  Снижается. Где тут экономика, хоть как-то? Нет её. Потому что, Саудовская Аравия не делает элементарного: снизить добычу, получить те же деньги за меньший объём нефти. Нестабильность, а цена не растёт. Значит, кто-то, кто контролирует нефтяной рынок, просто сказал, что "все должны делать". И все это делают, потому что, этот кто-то, очень пацан авторитетный, и с ним лучше не спорить.

 

Саудовской Аравии вот эти потерянные деньги компенсируются через дешёвые кредиты, через приход каких-нибудь инвесторов, и так далее. Посмотрите, валюта Саудовской Аравии, она вообще не падает - она привязана к доллару намертво, так и стоит. Знаете, есть камера и в ней всем голодают, и есть такой самый голодающий голодовщик. Только почему-то он как был цветущий, молодой и красивый, он такой и остался.

И все говорят: "Слушай, давай, может быть, мы не в сухую будем, а воды пить?"

Он говорит: "Нет, товарищи, вопрос принципиальный: ни воды, ни питья, ничего".

А почему? А потому что, у него там сок, еда ночью. Когда все забываются голодным сном, он там подъедает и подпивает. А с утра: "Товарищи!"

Вот, что происходит с Саудовской Аравией - она просто финансируется Западом через какие-то другие схемы. Вот так.

 

Артём Войтенков: Как расценивать заявление Барака Обамы, что российская экономика порвана в клочья, уничтожена, разнесена в пух и прах, – это просто разные переводы английского слова, которое он употребил в своем выступлении.

 

Николай Стариков: Он бахвалится, какой он великий стратег и политик, и какая у него замечательная партия, которая проводит решения ленинского центрального комитета в жизнь. Вот и все. Вся эта риторика направлена на своих избирателей, потому что к России обращаться в таком тоне бессмысленно. Населению страны говорить это – наверное, даже неприлично:

- "А я на вашей машине гвоздём нацарапал неприличное слово и в клочья изрезал ваши шины! И что вы мне после этого сделаете?"

Так, что ли? Неприлично со стороны лидера.

 

С руководителем России говорить так глупо, потому что уж наш президент лучше всего знает, что ему удалось сделать, что не удалось сделать, и в каком состоянии наша экономика - у него полнота информации. Значит, к кому он обращается? Он обращается к своей аудитории, Барак Обама. На эти слова обращать внимания никакого не стоит. Нас душат, нас решили уничтожить, нам готовят внутреннюю смуту, но мы это всё знали и без Барака Обамовича - ничего нового в этом смысле нет. Да, готовят, да, готовили, да, будут готовить до тех пор, пока мы сильная, мощная, страна, которая мешает им осуществлять их планы. Если мы станем слабые – может быть, мы для них не будем интересными. Но до тех пор, пока мы не станем не только слабыми, но еще и очень маленькими, они нас поделят на восемьдесят независимых демократических государств и тогда, может быть, успокоятся.

 

Но я хочу сказать, обращаясь ко всем тем, кто не понимает одного важного момента. Смотрите: есть некая структура уничтожения конкурентов, а именно создание различных государств на территории конкурента. Ну, вот смотрите: была Российская Империя. Единое государство, внутри которого не было никаких национальных государств - были губернии. Эти границы были чисто административными во многом, но не полностью. Как позднее в Советском Союзе - там все-таки появились национальные автономии.

 

Например, внутри Российской Империи не было никакой эстонской губернии, не было никакой латвийской губернии, была одна Эстляндская. А теперь представьте себе: происходит революция, и самопровозглашённая Эстонская Народная Республика, самопровозглашенная Латвийская Народная Республика вдруг оказываются в каких-то границах. Вопрос: а почему они решили, что эти границы должны быть такие? Ведь внутри этой Эстляндской губернии не было никакого разделения.

 

Артём Войтенков: Договорились.

 

Николай Стариков: Договорились. Согласен. Эта договоренность в принципе обошлась мирным путем, хотя были бы и столкновения там в Прибалтике, когда все это было. А вот между другими частями этих договоренностей не было бы. А почему? Потому что границ не было. Что я хочу сказать? Как только на территории одного государства создается несколько государств - это прямой путь к войне.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду не государств даже, а какие-то подразделения?

 

Николай Стариков: Я имею в виду государств или тех, кто называет себя государствами. Это путь к войне. Война будет или война не будет – решают, во многом, внешние силы, которые либо признают это новое деление, либо не признают. Давайте вспомним историю. Российская Империя. Были какие-нибудь войны, или восстания, или недоразумения между русскими и финнами? Внутри Российской Империи.

 

Артём Войтенков: Насколько я помню, никогда не было.

 

Николай Стариков: Никогда не было. Финляндия в три этапа вошла в состав Российской Империи, и не было ни одного восстания - ничего не было, всё было хорошо. Отделилась Финляндия. В каких границах? Ну, вот в каких-то отделилась. Большевики признали. Попытались, правда, это переиграть путём красной гвардии финской. Ведь Ленин не такой дурачок:

- "А, Финляндия, "Кемска волость", забирайте!"

Не надо считать его таким. Да, циничный политик, но он понимал, что если ты теряешь территории, то скоро останешься в рамках Садового кольца или в Петрограде. И всё – не будет у тебя государства. Поэтому территории – это очень важно: это население, это оружие, это войска – это все.

 

Что Ленин сделал? Большевики, отчасти, инициировали Гражданскую войну в Финляндии: с одной стороны большевики – красную гвардию, а с другой стороны немцы поддержали белую гвардию. Там высадился корпус фон дер Гольца (нем. Rüdiger Graf von der Goltz), немецкого генерала. И в гражданской войне в Финляндии выиграли белые при поддержке немцев. А в Гражданской войне в России выиграли красные при поддержке закулисной Антанты. Вот такое получилось несовпадение.

 

Финляндия формируется как государство. Из него делают государство антисоветское, то есть антирусское. Напомню, что с территории Финляндии была первая бомбардировка Ленинграда, Санкт-Петербурга, в его нынешних границах. Кронштадт бомбили английские самолеты. Не немецкие, английские, – во время Гражданской войны. Налеты на флот наш английские катера осуществляли. То есть, Финляндия становится таким марионеточным государством для англичан, как сегодняшняя Украина становится марионеточным государством для американцев, для того, чтобы определенные шаги против России можно было осуществить.

 

Дальше. Финляндия уже состоялась, как государство. И это заканчивается чем? Советско-финской войной. То есть, жили два народа в рамках одного государства, никаких проблем никогда не было:

- взаимоуважение,

- парламент в Финляндии,

- прямое подчинение государю-императору,

- своя валюта,

- своя таможня.

 

То есть, от Петербурга вы отъезжали 30 километров, и вас там встречали мужественные финские таможенники. И была своя финская валюта. Куда революционеры все и убегали. И полиция своя – все свое. Это при царе, не когда-то еще. Разделили на государства – началась война.

 

Поэтому еще раз повторю тезис: деление каких-либо стран на государства – это первый шаг к войне! Она может состояться, может, нет. Это зависит от мировой геополитики, от того как карты лягут. Но государства – это первый шаг к столкновению.

 

Артём Войтенков: Это разделение.

 

Николай Стариков: Конечно! Если им удастся поделить Россию на восемьдесят государств, это значит, что начнётся такая гражданская война, что даже страшно себе представить. Она начнётся неизбежно. Хочет кто-то, не хочет – внешние силы это всё организуют, как сегодня они организовали гражданскую войну на Украине. Поэтому деление на государства – это очень опасный прецедент. Вот что мы должны помнить.

 

Посмотрите историю Российской Империи – вы увидите, что всегда происходили эти столкновения. Потому что ни границ нет, внешние силы помогут. Всё будет, всё дадут, и оружие дадут, подтолкнут - главное, чтобы только началась война.

 

Теперь перейдем к ситуации на Украине. Это правило, к сожалению, тоже действует. На Донбассе объявили о создании двух государственных формирований. На мой взгляд, надо объединить, конечно же, в одно - это логично. Можно было избежать здесь войны? Можно. Если бы киевская власть услышала посыл, дала федерализацию, дала возможность законов, которые бы устроили это население, – можно было бы гражданской войны избежать.

 

Чтобы избежать этой гражданской войны, надо было не подтягивать туда боевые части, артиллерию - просто не вводить. Может быть, находиться там в состоянии 30–50–100 км от этого, просто не вводить туда - тогда не было бы никаких боевых действий, и сесть за стол переговоров. Но государства были провозглашены, и началась гражданская война. И сегодня мы видим, что уже боестолкновения из относительно небольшой области, по сравнению со всей картой Украины, из Донецкой и Луганской областей двинулись в сторону Мариуполя. Здесь я хотел сказать, что лично у меня нет ни малейшего сомнения, что первый обстрел "Градами" Мариуполя, который был сделан – дело рук каких-то сил, которые подчиняются Киеву или, может, Соединенным Штатам Америки. Но это точно не те силы, которые подчиняются Донецку или Луганску. Это не ополчение обстреляло Мариуполь.

 

Артём Войтенков: А им смысла никакого не было это делать.

 

Николай Стариков: Смысла нет никакого – это точно. Просто, чтобы было понятно: Мариуполь – это город, в котором сопротивление этому новому режиму, который установился в Киеве, началось чуть ли не раньше, чем в Донецке. Это было очень сильное сопротивление. Вы помните, что они ввели туда войска, фактически национальную гвардию, и расстреляли там и ГАИ, и людей убили, на 9 Мая там бронетехника ездила стреляла. То есть, там силой подавили то движение, которое было. Там огромное количество людей, которое это не забыло за 7 месяцев, которые это помнят.

 

Поэтому невозможно для ополченцев штурмовать город так же, как это делает украинская сторона, обстреливая Донецк или Луганск. Просто невозможно! Надо предпринимать какие-то другие методы, это обязательно. Поэтому просто так обстрелять Мариуполь "Градами" – ну, зачем? А украинской стороне это нужно. Им нужны свидетельства зверств ополчения и еще российских оккупантов, которых они везде видят, но почему-то никогда не могут предъявить. Поэтому обстрел по мирным кварталам, гибель людей... И немедленное заявление, что это сделало ополчение. И даже не обращают внимания на то, что у ополченцев нет должного вооружения, что там направление обстрела. Думаю, разберемся рано или поздно. Как ситуация с автобусом под Волновахой, когда на Украине устроили траур. И, что самое интересное, ведь этим трауром подтвердили, что всех убитых до этого трагического случая в Волновахе, убили киевские власти.

 

Артём Войтенков: Каким образом?

 

Николай Стариков: Война на Донбассе идёт уже несколько месяцев. Погибло, сложно сказать, сколько тысяч человек. Это первый траур, который устроили на Украине. Первый! То есть если они устраивают траур якобы по жертвам выстрелов ополчения, из этого легко следует, что все остальные погибшие были убиты не ополчением. Иначе возникает вопрос: а почему же президент Порошенко, парламент не скорбили по тем убитым людям? Они говорят, что донецкие сами себя обстреливают, луганские сами себя обстреливают. Почему траур-то вы не объявляете? Ведь это террористы обстреляли мирных жителей, которых вы продолжаете, якобы, считать своими гражданами. Почему вы по ним не скорбите?

 

А потому что им нужен пропагандистский повод с Волновахой, чтобы опять перейти к боевым действиям. Американцы давят – надо воевать. Нужен повод. Происходит трагедия - там просто противопехотная мина сработала. Вы видели фотографии этого автобуса - в нём отверстия. А теперь посмотрите бронетехнику, автобусы, троллейбусы, которых накрыло "Градом" (есть фотографии трагедии, когда Украина стреляла) - там вообще ничего, у танков на сотни метров башни отлетают. А троллейбус или автобус - остова даже не остается когда, или попадание снаряда. А здесь автобус с маленькими дырочками. Противопехотная мина сработала. А они сразу заявляют о том, что это был обстрел ополчения. И траур. Сами себя этим выдают.

 

Точно такая же история с Мариуполем. Обстреляли для того, чтобы создать картинку, пригласить Запад, объявить новую волну мобилизации и вызвать войну и еще большее ожесточение. Потому что с украинской стороны не хотят воевать обычные нормальные люди. А количество нацистов-шизофреников сокращается, потому что в их смерти заинтересованы все, кроме, наверное, их самих. Я не знаю, как они до сих пор не понимают, что их посылают на самые опасные участки. И из любого кольца, в которое они попадут, их никто вызволять не будет. Потому что эти нацисты из батальонов нужны в Киеве, как мертвые герои, над которыми плачут и клянутся в верности заветам Порошенко. Но не как живые сумасшедшие, которые опять будут там майданить. Вот что происходит.

 

Артём Войтенков: Так а кто ж тогда воевать будет, если они кончатся?

 

Николай Стариков: Они мобилизуют обычных людей, практически их не обучают и бросают в бой. Как в ситуации с донецким аэропортом. Я даже на эту тему написал короткий твит, что тот, кто не понимает, почему Гитлер упрямо лез в Сталинград, спросите у Порошенко, почему он лезет в донецкий аэропорт.

 

Со Сталинградом очень странная ситуация. Нам говорят, что Гитлер шёл, чтобы перерезать доставку нефти и вообще пути снабжения, которые шли по Волге. Вопрос: почему надо было перерезать именно там, где стоит Сталинград?

 

Артём Войтенков: Ну, да, Волга-то длинная.

 

Николай Стариков: Выше десять километров, ниже десять километров – вас не устраивало это никак? Нет, мы будем в Сталинград биться, биться, пока там не окружили и не уничтожили армию, и перелом войны был. Почему? Во многом причина была психологическая: нужно было именно Сталинград взять, показать что "мы, сверхчеловеки немцы, можем всё".

 

Здесь то же самое. Они сделали из этого культ: киборги сидят в аэропорту, несгибаемые бойцы. Как после этого можно сказать, что несгибаемые бойцы ушли? Нет! Поэтому пожертвовали людьми, пожертвовали новыми людьми, новыми, новыми... И безумные атаки с попытками отбить этот аэропорт - чисто пропагандистский эффект, никакого военного смысла в этом нет. Ну, будут сидеть у вас в аэропорту солдаты, что это даст?

 

Артём Войтенков: Аэропорт – это все-таки аэропорт, транспорт.

 

Николай Стариков: Да, но сегодня этот аэропорт, как аэропорт, использоваться не может.

 

Артём Войтенков: Ну, да, после того как его...

 

Николай Стариков: Его надо очень долго восстанавливать. Потому сказать, что вы ушли из аэропорта и там транспортные самолеты неизвестной принадлежности начали вдруг садиться – этого не может быть. А по Донецку, к сожалению, они могли и стрелять до последнего момента из других населенных пунктов. Они не из аэропорта же стреляли. И именно эти бесконечные обстрелы привели к тому, что из аэропорта их выбили и дальше отодвигать стали – просто чтобы дальность артиллерии не добивала.

 

Николай Стариков: И вот опять, давайте вспомним историю. Нам говорят о диктаторе Сталине, кровавом режиме, который напал на беззащитную Финляндию без какого-либо повода. А вот теперь на фоне того, что происходит в Донецке: не понятно, что ни один здравомыслящий руководитель не может допустить, чтобы дальнобойная артиллерия противника спокойно стреляла по вашей, фактически второй столице. Ну не может. Тем более, когда этот противник, вы с ним уже воевали, на его территории были иностранные войска и вероятность, что иностранные войска появятся там - 100%. Они же там появились, только не английские, а немецкие войска появились.

 

Поэтому вы вынуждены сделать финским друзьям предложение, от которого они не должны отказываться:

- "Ребята, отодвинем границу. Не потому что нам очень нужен этот кусочек земли. Чтобы ваши орудия до Ленинграда не добивали. И компенсацию вам дадим. Да, там, как говорится, место поглуше: не Рублёвка, не берег Финского залива, не Лисий нос, как у нас там. У нас другого выхода нет, мы предлагаем вам по-хорошему решить этот вопрос".

 

Так же и здесь, во время переговоров в Минске, ведь в документах решили, что аэропорт должен отойти к ДНР, эта территория, потому что для них это жизненно важно. Вы не можете быть государством, когда у вас на окраине вашей столицы стоят орудия противника, которые могут в любой момент стрелять. Так не может быть. Если вы не соглашаетесь с выводом этих орудий, вы вынуждаете ДНР отодвигать вас, но выхода другого нет.

 

Поэтому те, кто стоял за Финляндией в 39-ом году, они сознательно требовали от Финляндии не уступчивости, а это были Англия и Франция, чтобы спровоцировать Советский Союз на военный конфликт. Через провокацию этой войны они хотели спровоцировать конфликт уже Советского Союза и с Германией. И тогда бы против Советского Союза выступила и Германия, и Англия, и Франция и в перспективе может Соединённые Штаты Америки. А с Японией военный конфликт, я напомню, уже в полный рост шёл.

 

Теперь скажите мне, ну, что, Иосиф Виссарионович Сталин плохой дипломат? Если из такой ситуации он привёл к ситуации, когда на нашей стороне была Англия, Франция, пусть там ошмётки её, Соединённый Штаты Америки и Япония, глядя на всё это, сказала: "Не, не, не, без нас в этот раз ребята, без нас, не будем".

 

Артём Войтенков: Да, эти связи с историей прошлого, они постоянно повторяются. Другой вопрос, что, почему-то очень мало люди на это обращают внимание. Вы сейчас рассказали, становится многое понятно. А так, история, похоже, никого ничему не учит.

 

Николай Стариков: Опять же, мы уже говорили об этом с вами, ещё раз повторим: повод для Советско-финской войны 39-го года - обстрел Советской территории у деревни Майнила со стороны Финляндии. Советская версия вплоть до перестройки - это стреляли финны. Версия Запада и версия антисоветской, антироссийской историографии, что это, извините, Советский Союз сам себя обстрелял. Ничто не напоминает? "Сам себя обстрелял" - очень-очень, похоже. Смысла Советскому Союзу в войне с Финляндией не было. Советскому Союзу не война нужна была с Финляндией, а отодвигание на несколько десяткой километров границы - это разные вещи. Поэтому Советский Союз и предлагал решить этот вопрос мирным путём.

 

Финны упирались, были провокации с их стороны. Были ситуации, когда, например, наша делегация возвращается – её обстреливают с пулемёта, всё это было. Но ситуация, когда однозначно говорить, что это "точно Советский Союз сам провоцировал войну" - нет. Вы поймите логику события: Советскому Союзу война была не нужна. Задача Сталина была - удержаться в стороне от войны. И если, опять, давайте встанем на логику западной историографии: "Кровавый Сталин хотел захватить Финляндию. Оккупировать хотел и поэтому напал на маленький финский народ. Он мужественно сражался, но трупами закидали".

Вопрос: а что же тогда Сталин не присоединил Финляндию к Советскому Союзу?

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Николай Стариков: Эстонию, которая незаконно, подчёркиваю, отсоединилась в 18-ом году, Латвию, подчёркиваю, незаконно отсоединилась, территорию, которую Румыния оккупировала, - вернул. Почему он Финляндию не вернул? Потому что у Сталина такой цели не было. Почему в 44-ом году Сталин какие-то дополнительные территории Финляндии не оккупировал? Мы вернулись к границе сорокового года в 44-ом году, когда Финляндия вышла из войны и объявила войну Германии. Почему? Ничего больше не забрали. Потому что таких планов вообще не было.

 

Если бы Сталин хотел оккупировать Финляндию и присоединить её к Советскому Союзу, он бы её захватил и оккупировал. И никто ему уже в 44-ом году не мог помешать. Ну что, кто-то реально скажет, что именно в 44-ом году ещё до разгрома Гитлера, Франция и Англия бы помешали сделать Советскому Союзу, и объявила ему войну из-за этого? Нет. Финская армия уже была не боеспособной, всё, Финляндия согласилась. Она была согласна практически на любые условия и Сталин выдвинул очень-очень, льготные, если так можно сказать, условия выхода Финляндии из войны. Об этом я пишу в книге "Сталин. Вспоминаем вместе".

 

Артём Войтенков: Если вы проводите такие связи, петли истории между Финляндией и Украиной, то, что было после 39-го, мы тоже помним.

 

Николай Стариков: А что было после 39-го года?

 

Артём Войтенков: 41-ый.

 

Николай Стариков: Ещё между ними был сороковой.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Николай Стариков: Знаете, опять же – "Сталин проспал войну, Сталин то, Сталин сё". А во Франции тоже Сталин проспал войну? Франция – сверхдержава того времени.

 

Артём Войтенков: С колониями.

 

Николай Стариков: Я просто напомню, что в 38-ом году Советский Союз не сверхдержава. Советский Союз просто страна, сверхдержавой Советский Союз стал в 45-ом. Перед второй мировой войной сверхдержавы: Франция, Англия и даже не Германия, Гитлер подрос к этому моменту, Соединённые Штаты Америки тоже ещё не были сверхдержавой. Вот две сверхдержавы, которые рулили миром. И Япония с Германией в стадии роста.

 

Францию Гитлер разбил очень быстро: 10 мая началась операция, удар немецких войск по Франции. 22-го июня, легко запомнить, только сорокового года - Франция подписала капитуляцию. Вопрос, при чём тут Сталин? Хорошо, Сталин проспал удар Гитлера в июне 41-го, а в мае 40-го кто во Франции проспал?

 

Артём Войтенков: Французы проспали.

 

Николай Стариков: Французы проспали. А может быть мы поймём, что на тот момент Гитлер создал очень сильную военную машину, которая могла разгромить первоклассную военную державу за полтора месяца, и она Францию вынесла в полном, и англичане оттуда драпали, как угорелые. Если бы Гитлер не дал им "золотой мост" под Дюнкерком, они бы всю свою экспедиционную армию там оставили бы в плену. Вот что было.

 

Поэтому в 41-ом году мы столкнулись с ещё более сильным Гитлером. Ведь Гитлер 41-го года сильнее, чем Гитлер 40-го. Французские танки все он забрал себе в дивизии и на этих танках французских до Москвы доехал ещё. Он забрал себе грузовики. Французские заводы,  производящие оружие стали работать на Гитлера. Всё это к нему.

 

Плюс, после разгрома Франции, извините, вся Европа стала уже чётко работать исключительно на Германию. Тут и Муссолини понял, что без него мир делят. Опять же, говорят: "Муссолини союзник Гитлера". Ничего себе союзник. Когда началась война вторая мировая? 1 сентября 39-го года. Вопрос: союзник - у кого договор есть. Муссолини, Италия, когда вступил во вторую мировую войну?

 

Артём Войтенков: А я не помню.

 

Николай Стариков: А я подскажу - 10 июня 40-го года.

 

Артём Войтенков: Через год.

 

Николай Стариков: Через 8 месяцев верный союзник вступил в войну. Почему? Потому что через 12 дней капитуляция Франции. Франция разгромлена и надо пролить немножко крови итальянских солдат, чтобы получить право на делёж потом всего этого пирога, который они делят.  

 

Артём Войтенков: Союзник же.

 

Николай Стариков: Италия сразу стала полностью пронемецкой. Всевозможные Румынии, Венгрии - это всё к Гитлеру. Гитлер 40-го и Гитлер 41-го - это даже не сопоставимо по своей мощи. Потому что когда мы понимаем, как быстро он вынес в более слабом состоянии Францию, мы должны понять какой мощнейший удар был нанесён по нам 22 июня 41-го года.

 

И мы ещё раз должны поблагодарить наших дедов за то, что они ценой своей жизни, крови и здоровья всю эту махину переломили. Долго, упорно, с большими потерями, но переломили, потому что машина была невероятно сильная, это действительно так. Объединённая Европа в лице гитлеровского вермахта напала на нас, это была лучшая армия того времени, лучшая.

 

Артём Войтенков: А к чему это приведёт нас сейчас? То есть опять-таки вы проводите исторические параллели и получается, что и тогда Финляндия и Украина, объединённая Европа, сейчас Соединённые Штаты. Всё опять движется к войне, насколько я понимаю.

 

Николай Стариков: Выводов несколько. Первое – мир движется к войне, это мысль немножко философская. Почему?

 

Артём Войтенков: Всегда к ней движется.

 

Николай Стариков: Нет. Мир, если находится в войне, то он движется к миру, потому что боевые действия всегда заканчиваются мирным договором. И находясь в мире, мир, как по Толстому, как хотите, понимайте слово "мир", но Толстой понимал, как сообщество людей, - движется к войне. Сегодня активно подталкивают мировое сообщество людей к этой самой войне, это первое, что мы должны понять.

 

Второе – государства, в которых власть внешним силам подчиняется, легко могут быть использованы как плацдармы для организации войны с нашей страной. Это и Финляндия 39-го года, когда финнам эта война была не нужна, это, собственно говоря, и многие другие исторические примеры, о которых сейчас просто с целью экономия времени не буду городить. Это нужно понимать.

 

И третье, самое главное, - мы всегда побеждали в сложных ситуациях. Но наша задача - конфигурация будущей войны, постараться её избежать как можно дольше, вообще её избежать. И самое главное - конфигурация, это самое главное: кто с кем, на кого, и как. Когда звучат предложения от горячих голов, в том числе и в патриотическом спектре, что нужно было вводить войска на Украину всегда возникает вопрос: когда? Но некоторые говорят "всегда", им вот всегда. Когда? В апреле месяце надо было вводить войска на Украину?

 

Напомню, в Одессе ещё не сожгли людей, в Мариуполе не расстреляли людей, ничего ещё не произошло. И в этой ситуации войска Российской Федерации заходят на территорию суверенного государства, пусть, где и произошёл государственный переворот, с точки зрения России. А с точки зрения всего мира - никакого переворота нет, они до сих пор не замечают нарушения конституции. Мы были бы агрессорами однозначными - никакого повода нет, просто вторглись. Предлог, что это потом приведёт к войне в ситуации, когда всё это гипотетически. Это сейчас мы знаем, что там убьют людей, будут расстреливать из пушек Донбасс для того, чтобы нас втянуть в войну опять же. Но в апреле месяце этого ничего нет и нечего предъявить, мы просто выглядели бы, как агрессоры.

 

Поэтому как ни прискорбно, но в мировой геополитике важно - кто на кого, когда, и как. И ситуацию, которую разыграл Сталин в 40-ом, 41-ом привела к тому, что ненавидящий нас Черчилль, ненавидящий, ненавидящие нас Соединённый Штаты Америки были вынуждены нас снабжать оружием. Пусть с перебоями, хитро по всякому как они делают, но всё равно они не могли выступить на стороне Гитлера. В 44-ом году попытались переворот осуществить, убить Гитлера и снова власть Штауффенберги, и так далее. Вот о чём речь. Поэтому это очень тонкие материи.

 

И сегодня мы можем сказать, что во главе российской дипломатии, во главе российского государства стоит игрок очень высокого уровня. Поэтому давайте дадим возможность нашему гроссмейстеру спокойно играть. Без того, чтобы мы в истерическом тоне комментировали каждый его ход. Руководитель страны, гроссмейстер, должен играть в спокойной обстановке, понимая, что он не будет подвержен остракизму, потому что может быть, он пожертвовал пешку для того, чтобы выиграть фигуру. В шахматах так бывает, но делал он это для того, чтобы выиграть конечную партию, вот, что для него важно. Поэтому давайте доверять нашему президенту. У него полнота информации, у него полнота поддержки народа, на нём сейчас ответственность за страну. Поэтому давайте дадим ему возможность спокойно играть за этой мировой шахматной доской.

 

Я думаю, что на этом, наверное, Артём, нам и надо наше сегодняшнее общение закончить.

 

Артём Войтенков: Да, хорошо. Спасибо вам большое на объяснения. Всего доброго.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Воронцова, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (639 мб)
Видео MP4 640x360 (247 мб)
Видео MP4 320х180 (136 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (14 мб)
Звук 32kbps MP3 (14 мб)
Звук 64kbps MP3 (28 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (43 мб)

Текст:
EPUB (417.14 КБ)
FB2 (620.38 КБ)
RTF (322.76 КБ)