Беседа 7 октября 2014

Беседа с Николаем Стариковым 7 октября 2014.
Разговор про отделение Каталонии, кто и для чего играет ценами на нефть, неподчиняющемся Центробанке, пятой колонне в российском правительстве, денежной нечисти, китайских товарищах и беспорядках в Гон-Конге, опиумных войнах, угрозе отключения России от системы SWIFT, авиаударах по «исламскому государству» и разжигаемом хаосе на ближнем Востоке, поставках российского газа, санкциях против России, управлении информационным полем, лондонских революционных дрожжах и постоянно виноватой перед Западом России.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Николай Стариков

Николай Стариков 7 октября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_2014-10-07

 

Собеседники:

Николай Стариков - писатель, http://nstarikov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Добрый день, Николай Викторович! Мы с вами встречаемся в очередной раз, и, так как в нашей жизни происходят изменения, соответственно, к вам вопросы. В прошлый раз мы с вами обсуждали референдум по отделению Шотландии. А сейчас, оказывается, парламент Каталонии (это область Испании) принял закон, по которому можно проводить референдум по уже отделению Каталонии, опрашивать жителей этой испанской области. Официальный Мадрид тут же на этот закон наложил запрет: сказал, что он незаконный, так нельзя и так не пойдёт. Какие силы за этим стоят и что за этим кроется? Что за игра?

 

Николай Стариков: Добрый день! Вы справедливо сказали, что мы с вами говорили об итогах референдума в Шотландии. Вот это уже первые итоги налицо. Шотландский референдум был нужен для того, чтобы создать прецедент, которым можно пользоваться в ту или иную сторону. Берём пример Испании. Власти Каталонии законно избраны? 

 

Артём Войтенков: Да.

 

Николай Стариков: Законно. Очевидно, что граждане Испании, жители Каталонии, избрали свою власть. Власть, которая заседает в Мадриде, её избирали граждане Испании, она законная, легитимная, международно признанная стопроцентно, правда? 

 

Артём Войтенков: Да.

 

Николай Стариков: Вопрос: кто из этих властей главнее? Уже вот нам с вами без внимательного изучения испанского законодательства не разобраться. Но мы видим, как наш уважаемый Запад плюёт на законодательство, когда это выгодно ему. Например, в ситуации на Украине. Забыли про украинскую Конституцию напрочь, когда осуществился там государственный переворот: пролистали, как говорится, по времени несколько страниц - и уже президент Порошенко вроде как легитимно выбранный. О том, что предыдущего свергли, он жив, здоров и, по идее, является (Янукович) президентом Украины, уже как бы Запад забыл. Так и в ситуации с Испанией. Смотрите: можно разворачивать ситуацию в любую сторону. 

 

Ситуация номер один. Вам нужно разрушить испанское государство:

- "Как же так, власти Мадрида, как вы можете?! Ведь каждая национальность имеет право на самоопределение. И законно избранная власть Каталонии приняла решение о проведении референдума. Как же вы можете с таким пренебрежением относиться к выбору миллионов людей?!" 

 

Вам нужно сохранить Испанию целым государством: 

- "Власти Каталонии, как вы можете?! Ведь законно избранная мадридская власть объявила вам, что нельзя проводить этот референдум, он незаконный. Как после этого вы можете на этом настаивать? Вы что - плюёте на волеизъявление десятков миллионов испанских граждан?!" 

 

Понимаете: туда, сюда. Короче говоря, эта ситуация может быть развёрнута в интересах, но только не Испании и не Каталонии, а некой третьей силой, которая за всем этим находится: то есть Великобритании, Соединённых Штатов Америки и мировой банкирской закулисы, которая за этим присутствует. 

- Если вам нужно дробить государство, сеять хаос, революции, дестабилизировать всё - вы поддерживаете Каталонию. 

- Если в данный момент вам ещё пока не надо сеять хаос революции или уже не надо (что, конечно, не так), то тогда вы поддерживаете Мадрид. 

 

Но в любом случае вы можете шантажировать и Мадрид, и Каталонию: 

- "Каталония, давай! Мы тебя поддержим. Ка-та-ло-ния! Где вы, "каталонские колорады", вперёд!" 

Всё. Началось движение, миллионные демонстрации - денег дали. 

- "Испания! Испания, мы с тобой!El pueblo unido jamás será vencido". 

(ред.: Пока мы едины, мы непобедимы!) 

 

Всё: испанская власть твёрдо разгоняет этих самых сепаратистов. В зависимости от необходимости - и действия.

 

Это точно так же, как раньше (сейчас, правда, уже без этого обходятся):

- Нужно поднять цену на нефть - неизвестный террорист начинает обстреливать Израиль.

- Или неизвестный Израиль начинает обстреливать известных террористов. 

Конфликт? Цены на нефть пошли наверх. Почему я сейчас вспомнил? Мы видим чудо. Конфликт есть: в Ираке война, в Сирии война, Израиль только что воевал с Палестиной - цены на нефть идут вниз. Чудеса, да и только! 

 

Артём Войтенков: Да.

 

Николай Стариков: Когда нужны чудеса, тогда чудеса организуются через фьючерсы, через биржевую торговлю нефтью. 

 

Просто, для справки (сейчас не будем подробно об этом): цены на нефть падают или растут не потому, что увеличивается или падает спрос. Спрос всегда примерно одинаковый. Спрос увеличивается или растёт, если повышается или понижается цена на фьючерсы, то есть на бумаги, которыми торгуют в большей степени, в десятки раз, нежели самой нефтью. То есть у кого много денег, он начинает повышать стоимость этих фьючерсов на будущие поставки нефти. Поставок не будет. Нефть как была где-то, так и есть, её никто никуда не перевозит. Продают бумажки, да бумажек даже нет – компьютерные те же самые нолики, только они называются фьючерсами. Нужно опустить цену на нефть - начали продавать дешевле, и все остальные игроки к этому подключаются. Я подробно об этом рассказывал в книге " Кризи$: Как это делается" и "Национализация рубля". (ред.: книга Н.Стариков "Национализация рубля – путь к свободе России")

 

Артём Войтенков: Просто к Каталонии чуть-чуть вернемся, чтобы остальным, наверное, было понятно. Это создание точки напряжения. И эту точку можно качать то туда, то сюда. И в зависимости от того, как будет вести себя Испания, соответственно на этом играть. 

 

Николай Стариков: Да. Вы совершенно верный термин взяли - "точка напряжения". При этом Испания уже может быть полным прецедентом. Если Шотландия голосовала, голосовала, да не выголосовала, да?

 

Артём Войтенков: Там смешное голосование было: без паспортов, без всего. Пришёл, там: "Я - Джон Смит. Я голосую..."

 

Николай Стариков: Помните, как в одной из юморесок Задорнова: "У нас маленькая страна, все знают друг друга в лицо - зачем паспорта?" В Финляндии голосуют карандашом - смешно, но это правда. В некоторых западных государствах тоже карандашом. Это же демократическая страна. Никто же не будет подделывать голоса. Вы понимаете, что ерунда. Если бы реальная борьба за власть была - естественно, голосовали бы ручкой так, чтобы нельзя было изменить итоги голосования. 

 

Испания может стать прецедентом уже распада государства через голосование. Через войну у нас есть Югославия, а теперь - через голосование. То есть создаётся прецедент, чтобы сделать Испанию прецедентом. И в этом смысле Испании можно только посочувствовать, потому что в тридцатых годах, когда наши геополитические друзья не могли организовывать войны у нашей границы (я имею в виду у Советского Союза), они начали издалека, с Испании: сначала началось в Испании, а потом потихонечку вот эта война, они начали подтаскивать её к нашим границам. Что будет с Испанией, мы с вами посмотрим. Но это именно та точка, которую можно раскачивать. Это действительно так.

 

Артём Войтенков: А теперь, возвращаясь к нефти. На прошлой неделе было очень новостей, что цены на нефть упали, "достигли минимума". Я посмотрел график: в июле 2014 года один баррель нефти марки Брент стоил 115 долларов. Сейчас он в начале октября стоит 92 доллара. На самом деле это не такое уж страшное колебание: 115/92. Вот в июне 2008 года баррель стоил 134 доллара, а в декабре 2008 года он стоил 43 доллара. 

 

Николай Стариков: 43 доллара. Совершенно верно.

 

Артём Войтенков: То есть там колебание гораздо большее. А самое интересное, что в мае 2008 года президентом стал Медведев. То есть, как только Медведев стал президентом, нефть упала. 

 

Николай Стариков: Слушайте, вот тут давайте отделим зёрна от плевел. Дмитрий Анатольевич, конечно, к повышению, понижению цены имеет опосредованное отношение в том смысле, что те, кто играет мировой политикой, они играют 

- и ценой на нефть, 

- и фамилией кандидата на президентский пост той или иной страны. 

То есть это процессы, всегда между собой каким-то образом увязанные или их пытаются увязывать. 

 

Но вы справедливо сказали. Смотрите, в 2008 году накануне вторжение грузинской армии в Осетию было больше 140 долларов за баррель. Через буквально четыре-пять месяцев - сорок. Что это значит? Что в три с половиной раза упал спрос? То есть весь мир стал в три с половиной раза меньше нефти тратить на переработку, на бензин, на другое топливо, использовать в химической промышленности? Ну, конечно, нет. Как уронили цену? Вот через эти фьючерсы цену уронили. 

 

Но здесь, во-первых, нужно посмотреть, что они быстро могут, очень быстро обрушить цену на нефть - в три с половиной раза за пять месяцев. Почему в 2008 это сделали? Они Россию душили. Это был удар по России за то, что Россия не дала спокойно убивать своих солдат и граждан Южной Осетии. Это было наказание для нас. Сейчас цена на нефть по той же самой причине теми же силами двигается вниз. Они могут эту цену опустить вниз - отсюда и беспокойство российской власти. Отсюда и разговоры, потому что либералы знают, что их хозяева могут опустить цену ниже, они уже начинают каркать, как шакалы в известном фильме: "Вот ужо будет вам! Вот ужо сейчас цену-то уронят наши американские друзья!" 

 

Но если посмотреть динамику дальше, мы увидим, что они не больше полугода смогли эти 40 долларов удержать. И там примерно уже к весне 2009 года цена на нефть начала выравниваться и потом она вышла наверх. То есть 40 долларов - это вообще мало. Но я хочу напомнить, что при раннем Владимире Владимировиче, когда он пришёл к власти, если не ошибаюсь, цена на нефть была меньше 30 долларов. 

 

Артём Войтенков: Но она вообще растёт, если взять без колебаний, такую усреднённую.

 

Николай Стариков: Цена на нефть растёт. Почему это опасно для нас? Это, кстати, прямое следствие снижения курса рубля по отношению к валюте. Вот давайте разберёмся. 

 

Что сделал Запад? 

- Запад запретил российским компаниям получать кредиты в иностранной валюте. Нас отрезали от кредитных рынков. Это первое. 

- Второе. Запад дал команду своим, так называемым инвесторам-спекулянтам выводить деньги с российского рынка. То же самое было в 2008 году. 

 

Что происходит? Иностранные фонды-спекулянты здесь покупают наши акции. Прошла команда. Команда не всем идёт, понятно - аффилированным структурам, но остальные держат нос по ветру. Смотрят: "Слушайте, Уоррен Баффетт продаёт акции. Он-то понимает - значит, мне тоже надо". 

 

То есть организовывается так называемый (слово есть) тренд. Они приходят на рынок, начинают продавать акции, выходят в рубли и на эти рубли начинают покупать валюту. То есть спрос на валюту на нашем внутреннем рынке увеличивается. Это первое. Это приводит к тому, что курс рубля немножко снижается, потому что Центральный Банк дистанцируется и не собирается удерживать курс рубля. Рубль немножко снизился - начинается беспокойство. В этот момент компании, которым нельзя больше взять кредиты за рубежом... Сразу хочу сказать, я считаю, что это ужасно, когда наши компании кредитуются за рубежом, они должны кредитоваться внутри страны. Это просто моё мнение, сразу по ходу выскажу. Но в этой ситуации они кредитовались, их посадили на эту кредитную иглу и вдруг - бац! Всё: кредита не взять. 

 

Что им делать? Они идут тогда покупать валюту для того, чтобы заплатить по тому займу, который у них был. Куда они идут? На внутренний рынок. Значит, спрос на валюту увеличивается ещё на один порядок. И в этот момент снижение цены на нефть организовывается, и валюты в страну поступает ещё меньше. Раньше те, кто брал кредиты за границей, ввозили валюту, меняли её на бирже и занимались хозяйственной деятельностью. Параллельно шёл поток дорогой нефти, дорогих нефтедолларов. А теперь здесь долларов нет - здесь долларов меньше, то есть тройная нагрузка на внутренний валютный рынок. 

 

Можно ли было с этим как-то, что называется, бороться, чтобы рубль не скакал, как заяц, у нас? Конечно, можно. И Центральный Банк должен был бы этим заниматься. Он не занимается. Бояться, что скупят все золотовалютные резервы? Это полная ерунда. 

 

Артём Войтенков: У нас их сколько?

 

Николай Стариков: 486 миллиардов. Да, было больше, но всё равно. Примерно вот сейчас горячий спрос, многие экономисты говорят, где-то 5-10 миллиардов долларов. Не триллионов и не 400 миллиардов - вот о чём идёт речь. То есть вот текущее, если бы сейчас эти деньги выбросили на рынок, курс бы стабилизировался, или как-то его опустили немножко. Но Центральный Банк просто отошёл в сторону и ничего не делает. Он продал что-то там, 5 или 10 миллионов, то есть ничто для этого рынка. Когда что-то дорожает и что-то дешевеет - другие начинают покупать либо валюту, либо продавать рубли. И уже участвуют в этом рядовые граждане, которые сидят и смотрят, что как-то их сбережения начинают таять в валюте. Они идут покупают и это подхлёстывает спрос, начинается ажиотажный спрос. Тут и предприятия сидят, думают: "Слушай, мне через полгода покупать какие-нибудь станки за границей - я лучше сейчас куплю: через полгода это будет насколько дороже?" Начинается снежный ком. Вот к чему это приводит. 

 

Кстати, статистика Центрального Банка (это тоже мимоходом), которая говорит о вывозе капитала, она включает в себя и то, что мы с вами пошли, допустим, в обменный пункт и купили доллары. Это тоже считается вывоз капитала. Потому что у нас были рубли, мы их трансформировали в иностранную валюту. А что мы с ней сделали? Поехали, отдохнули за границу или положили под матрац или в банк - это не считается.

 

Артём Войтенков: Так, получается, это всё играет на понижение курса рубля, всё вместе?

 

Николай Стариков: Конечно. И Центральный Банк вместо того, чтобы заниматься рублём, он занимается какой-то непонятной инфляцией. На самом деле это просто красивая объяснялка: "Вот чтобы инфляция была маленькая". Мы с вами взрослые люди, мы понимаем, что если курс доллара вырос у нас почти на 16% за несколько месяцев, то (уж так устроена наша российская экономика, не нравится нам это, но она так устроена) у нас всё на 16% постараются поднять цены.

 

Артём Войтенков: Ой, даже больше.

 

Николай Стариков: И даже больше. Поэтому, какая может быть инфляция 4%, как пытается бороться Центробанк? Он не теми методами борется. Борясь якобы за инфляцию, он отпускает курс рубля, что приводит к увеличению инфляции. 

 

Центральный Банк действует не в интересах России. И это очевидно вот в этот момент, скажем, наиболее очевидно. Потому что вместо того, чтобы опустить кредитную ставку и финансировать длительными деньгами наши предприятия, он не опускает кредитную ставку, не пытается кредитовать и рефинансировать те предприятия, которые раньше получали кредиты за рубежом. Получается то, что получается.

 

Артём Войтенков: А как же "царь и вседержитель всея Руси" Путин допускает такое?

 

Николай Стариков: Центральный Банк - это самый кончик Кощеевой иглы. Просто приближение к этому ларцу, оно очень нервно воспринимается мировой общественностью в лице мировых банкиров. То есть разлом иглы - это не смерть Кощеева, это в сказке он сразу помрёт. В реальном мире, если вы отвязываетесь от долларовой системы, если вы заявляете, что ваша эмиссия становится суверенной, это только начало борьбы с Кощеем. Вы только начинаете с ним борьбу. В перспективе - да, скорее всего, он сдохнет, но он может кровушки попить очень много. Поэтому надо богатырю посмотреть, насколько силы у него богатырские. А наш богатырь, к сожалению, несколько десятилетий лежал на печи и нужно ему как-то, мне кажется, свою силу в большей степени осознать, и тогда можно будет заниматься Кощеевой иглой. 

 

Но движение в этом направлении мы видим: торговля за юани и рубли, заявления о том, что мы будем это расширять, о том, что мы будем кредитоваться в Азии. Ведь что такое кредитование в Азии? Мы получаем в Китае кредит в юанях. Юани на доллары легко обменять? 

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Николай Стариков: Никаких проблем с этим нет. Но при этом вы получили не долларовый кредит, а юаневый, но трансформировать его в ту валюту, какая вам нужна, никаких проблем не будет. Здесь главное, чтобы китайские партнёры помогли.

 

Артём Войтенков: А китайские партнёры свои юани печатают, как хотят? Или у них тоже жёсткая привязка к золоту, к доллару?

 

Николай Стариков: Нет, у китайских партнёров юань тоже привязан к доллару. В том-то и дело, что все валюты в мире привязаны к доллару. И отвязываться от него никто первым не хочет, потому что сразу появится не только Кощей, но ещё и Змей Горыныч, Баба Яга и вообще вся нечисть припрётся, включая все сказки русские и не только русские - вот в чём проблема. И никто всю эту "братию" у себя видеть не хочет, поэтому все говорят: "Только после вас. Вот отвяжите рубли - мы юань, честное слово, на следующий день сразу же". 

 

Посмотрите, собираются страны БРИКС. Они да, решили создать банк, который будет финансировать общие проекты, но первым же никто не заявляет. 

Часть наших зрителей, может сказать: 

- "Да, вот знаете, российские компрадоры не хотят. Продали Россию-матушку и поэтому не отвязываются они от доллара". 

Вопрос: А китайские коммунисты тоже Китай-батюшку продали? Выходит, что продали тоже. 

 

Есть правила игры, и в них сейчас играют все. Почему? Потому что все хотят эту долларовую стеночку по кирпичику разобрать, чтобы она не рухнула. Потому что если Китай, Россия и другие выходят из этой зоны - начинается хаос, война и, в принципе, китайские все эти триллионы долларов превращаются в нолики, исчезнувшие при отключении электричества. То есть в таком развитии событий никто не заинтересован. Поэтому плавно, с улыбкой, под разговоры о, так сказать, счастье всего человечества. 

 

Посмотрите на Китай: у него американцы устроили беспорядки в Гонконге. У нас с вами нет сомнений, что это американцы? Нет. Семнадцатилетний юноша с горящими глазами ими руководит. Вдумайтесь: семнадцатилетний. До этого он, конечно (о, совпадение!) поучился на курсах борьбы за всё хорошее против всего плохого в Соединённых Штатах Америки. За что они выступают - это отдельно. Ну, понятно за выборы. Вспомните, что Навальный говорил. Все ребята в одной школе учились, и гонконгские - то же самое. Они хотят честных всеобщих выборов. Какая система сейчас в Гонконге? Чем они недовольны? В Гонконге в этот переходный период сформирована следующая система: некие выборщики выбирают губернатора Сянгана, то есть Гонконга.

 

Артём Войтенков: Будет, как в США. 

 

Николай Стариков: Правильно, как в США. Но США - это же торжество демократии, а в Китае это - полный тоталитаризм, хотя система-то одна и та же. Они требуют от Китая того, чего нет в Соединённых Штатах Америки. Вот китайские сегодняшние революционеры. Посмотрите, Китай же не грозит нанести ядерный удар всеми своими двадцатью установками по Соединённым Штатам. Нет?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Николай Стариков: Китай говорит, что "Это наше внутреннее дело", Китай не обвиняет Соединённые Штаты Америки. То есть дипломатические экивоки в этой ситуации абсолютно сохранятся. 

 

Артём Войтенков: Да. Я вот хотел спросить про Гонконг только - вы сами рассказали. А вот что касается банковской системы, руководство Свифт (SWIFT - это международная банковская система передачи информации и совершения платежей), на неё начинают давить американцы в том числе, на то, чтобы отключить российские банки от этой системы. Вот скажите, если они отключат, мы не сможем уже совершать какие-то платежи карточками типа PayPal, Web money?

 

Николай Стариков: Я могу ответить на этот вопрос, чтобы было понятно, но я не являюсь специалистом по системе Свифт. Первое, что мы с вами должны понять, что никаких мировых финансовых структур и систем, независимых от мировых банкиров, быть не может. Поэтому я не верю в гордую и свободную систему Свифт, которая посылает на три буквы Госдеп, и трусливые "Мастеркард" (MasterCard) и "Виза" (Visa), которые немедленно встают на задние лапы и делают то, что им говорят в том же самом Госдепе. Давайте не будем маленькими детьми. 

 

Отключение от "Свифта" - это очень серьёзный удар, это очень серьёзная угроза. Это в некотором смысле ситуация, когда нас уже просто выталкивают из их системы, и мы вынуждены делать систему свою - может быть, совместно с китайцами, может быть, какую-то отдельную. То есть для них это тоже уже перебор. Это нас припирают к стенке. И мы можем сказать: "Ну, ребята, знаете, мы, может, и не хотели, боялись, но теперь у нас вариантов нет. Всё. Враги сожгли родную хату и заморозили семью. Всё, мы уходим в партизаны, нам больше некуда деваться: дома нет". Вот о чём идёт речь. 

 

Поэтому когда американцы говорят или англичане: "Давайте отключим", а "Свифт" говорит: "Нет, я всё равно буду работать", то это угроза, которая немедленно нивелируется для того чтобы объяснить. 

Общественность британская скажет: "А что не отключаете? Сказали же, что отключите, что же вы не отключаете?" 

- "Так мы сказали, но она независимая, она нас не слушает. У нас же всё, как говорится, по-рыночному. Мало ли что мы там себе языком мелем - нас вообще никто не слушает". 

Так же нет. Visa сразу отключилась, потому что это был пока ещё, так сказать, булавочный укол. 

 

Но мне хотелось ещё одну интересную параллель сказать. Обратить ваше внимание на то, что ситуация в Китае, только не в сегодняшнем, а ситуация в Китае 19-го века очень напоминает сегодняшнюю ситуацию в России. Я поясню, что я имею в виду. Сейчас большая проблема (я надеюсь, она будет решена окончательно) - это вот эти вот курительные смеси спайсы (Spice), когда человек курит и, в лучшем случае, оказывается в реанимации, а в худшем умирает. Это удар по молодёжи, это геноцид, это уничтожение людей завуалированным красивым способом: раздаёте пакетики, они курят и сами умирают. Какая разница на войне их убить или раздать им эти курительные смеси? 

 

Больше всего меня удивляет вот что: каждый день по телевизору, по радио, в газетах пишут, что от этих спайсов умирают вот сейчас конкретно, и каждый день кто-то их покупает, курит и умирает. Ну, не знаю, вот как бы то ли они вообще информацию ниоткуда не получают, то ли желание покурить эту гадость настолько сильно, что они вообще ни о чём не думают. Так вот в чём параллели России и Китая: это Китай 19-го века. Китай был достаточно здоровая нация. А сейчас? Китайская гимнастика. Можем мы сказать, что Китай - это какая-то болезненная нация? Нет. Долгожительство, исторические гимнастики, единоборства, древняя культура - всё это есть и всё к долголетию. 

 

В 19-ом веке Китай - насквозь опиумом прокуренная страна. Почему? Наши британские партнёры силком заставляли Китай открыться и поставляли туда гашиш, опиум в промышленных масштабах, зарабатывали деньги. Но главное было не деньги, главное был геноцид китайцев, они уничтожали Китай. То есть Китай был прокуренный просто. В армии все курили - соответственно, боеспособность армии нулевая. 

И вот (я сейчас не помню точно год) пришёл премьер-министр к императору и сказал: "Надо с этим бороться". 

Император сказал: "Пожалуйста". 

Он приехал в портовые города, собрал десятки тонн англичанами привезённого опиума и сжёг, и запретил поставки. Что сделала Великобритания? Объявила войну Китаю. Первая война была, вторая. Две Опиумные войны. Легко найдёте в Интернете. Напишите: "опиумная война". 

 

Представьте себе, якобы цивилизованная страна, под той же самой британской королевой (управлением), воевала с Китаем с одной целью: чтобы Китай разрешил продавать наркотики на своей территории. Больше других целей не было. И поэтому, сегодня распространение и наркотиков, и спайсов это примерно то же самое, что они делали в 19-ом веке с Китаем. Но Китай смог это преодолеть? Смог. Мы тоже сможем преодолеть, но для этого нужна политическая воля. 

 

И последняя параллель, которая напрашивается. Сянган, то есть Гонконг, именно по результатам Опиумной войны был у Китая забран, когда армия у Китая всё курила опиум и воевать вообще не могла. И только прошло больше ста лет, Гонконг вернулся, но, смотрите, насколько он оказался заражён западными настроениями, ну, ещё там кого-то подучили, как этого семнадцатилетнего Мальчиша-Кибальчиша. И вот пытаются раскачивать Китай. 

 

Создают в Китае три точки напряжённости:

- Первая - Тибет. 

- Вторая - Синьцзян-Уйгурский автономный округ, об этом я подробно написал в книге "Геополитика: как это делается". 

- И третья точка - Гонконг, Сянган. 

 

Артём Войтенков: Понятно. С одной стороны, ничего не ново - учите историю. А с другой стороны, всякий раз это надо объяснять, чтобы кто-то типа вас объяснял ( вы же знаете историю), что вот, пожалуйста, всё было.

 

Николай Стариков: Самое интересное, что эта информация никем не прячется.

 

Артём Войтенков: Да. 

 

Николай Стариков: То есть хочу, что вы ещё раз, уважаемые зрители, осознали: цивилизованная страна воевала с другой страной для того, чтобы осуществлять в промышленных масштабах продажу наркотиков на территории этой страны. То есть Великобритания воевала с Китаем, чтобы заставить Китай продавать на своей территории наркотики. Ну, это как-то, по-моему, ни с демократией, ни со свободой, ни с понятием о правах человека - вообще ни с чем не вяжется. Это вяжется только с двумя вещами: с жёстким желанием наживы и с жёстким желанием уничтожить какую-то цивилизацию. То есть фактически англичане зачищали тогдашний Китай. Они были рядом в Индии. Они выращивали в Индии опиум (везти недалеко), ввозили его в Китай, продавали - всё. 

 

Артём Войтенков: А зачем тогда (мы отвлечёмся) англичане зачищали китайцев, убивали китайцев? 

 

Николай Стариков: Во-первых, китайцев очень много, это раз. Во-вторых, эта территория богата природными ископаемыми. Понимаете, им всё время нужны просто рынки. И государство будет ослаблено, если там продавать наркотики, если будет китайцев становиться всё меньше: государство будет недееспособным, и им можно будет рулить в ту или иную сторону. 

 

В принципе, они своей цели достигли: уничтожив суверенитет Китая вот во второй половине 19-го века, они осуществили дальше потом (изучайте историю Китая) революцию. И Китай в начале 20-го века был государством, где практически все ведущие державы отрезали себе по кусочку. Ну, уж, как говорится, что греха таить, мы тоже (в смысле Российская империя) себе небольшой кусочек тоже выкроили: Порт-Артур, порт Дальний, построили КВЖД. Россия тоже участвовала в этих делах, но нам нужен был тёплый порт, порт на тёплом море. Германия там тоже получила себе колонию Циндао, французы получили, американцы получили, англичане - все получили. 

 

Просто вот один исторический факт, который, может быть, мало кто знает. Мы повоевали с Японией в войне 1904-1905 года, в Русско-японской войне, а в Первой Мировой войне японцы были нашими союзниками, потому что на нашей вроде как бы стороне была Великобритания, тоже союзник. Так вот, единственное участие японцев в Первой Мировой войне - это они высадились в германской колонии Циндао, несколько месяцев её штурмовали, взяли штурмом, и на этом участие японцев в этом закончилось. 

 

Тоже хороший пример для того, чтобы показать разницу между человеком русской цивилизации и англосаксом, к которым, в принципе, немцы относятся. Говорят, что саксы - это саксонцы, германское племя, но не будем уходить в дебри. Какая проблема была у немцев, когда их осаждали японцы? У них тоже большое китайское население, и у японцев тоже китайское население. Японцы шпионов засылают. Разобраться было невозможно, потому что вот эти китайцы туда-сюда ходят. Знаете, что сделали немцы? Они клеймо поставили на всех китайцев, которые жили внутри этой крепости Циндао - заклеймили их всех фактически, как рабов. Отношение. Можете себе представить, что русская армия, придя куда-то, китайцев или ещё кого-то, горцев или латышей с эстонцами, клейма поставили, чтобы просто отличить наших латышей от не наших. В голову бы такое не пришло никогда. Вот это разница между нами и ими. 

 

Артём Войтенков: Если мы вернёмся к событиям сегодняшнего дня, то самолёты уже Великобритании атакуют позиции исламского государства в Ираке. Даже не в Сирии, а в Ираке. Парламент Великобритании, оказывается, это всё одобрил, и самолёты Великобритании бомбят Исламское государство вместе с самолётами других европейских стран.

 

Николай Стариков: А что вас удивляет? Они совсем недавно тоже бомбили этот же Ирак вместе с самолётами других государств. Только тогда Ирак был под властью Саддама Хусейна. А до этого они участвовали в Первой Мировой войне так же. А до этого ещё были военные конфликты. Ничего нового, это зона постоянной борьбы. Когда–то там была Османская империя. Потом, англичане же нарезали независимые государства, стравливали между собой. Американцы участвовали в этом. Ничего нового нет. Здесь на что хочется обратить внимание: Исламское государство – нам говорят по телевизору, в газетах. Что за государство такое? Оно что, большое что ли? Почитайте. Тридцать тысяч боевиков. Термин, почему "государство" нужен? Чтобы страшно было. Уже вроде есть какое-то государство, и поэтому его можно бомбить, потому что у него как будь-то есть границы и оно большое и страшное, особенно если по телевизору всё время пиарить, и показывать, как оно перерезает горло западным журналистам. На самом деле, количество боевиков в этой группировке, оно примерно сопоставимо с размером ополчения Луганской и Донецкой областей. Нам же никто не говорит, что Луганская и Донецкая область это государство, угрожающее человечеству. Термин специально выбирается, чтобы человеческое отношение направить в нужную сторону. То есть, там - группировки, там ополчение, а здесь - государство.

 

Артём Войтенков: Наоборот - не признают.

 

Николай Стариков: И как государство их тоже не признают, вы абсолютно правы. 

 

Мне бы тоже хотелось обратить ваше внимание на странное заявление нашего министра топлива и энергетики, господина Новака. Который вдруг, придя к Дмитрию Анатольевичу Медведеву, заявил, что нужно помочь Украине пережить зиму, потому что, там могут быть большие трудности. Нет, мы все за то, чтобы на Украине трудностей не было. Мы все за то, чтобы на Украине было хорошо. 

 

Но, давайте разберёмся - что за этими словами стоит? То есть, Россия начинает поставки газа на Украину. Вопрос. А почему мы это делаем в тот момент, когда нам ещё не выплачены деньги? Вроде получены гарантии, что Евросоюз гарантирует это. Раз. Второе. А по какой формуле мы даём скидку в сто долларов? Почему мы даём скидку в сто долларов той власти, которая кричит "Москаляку на гиляку", полгода не платила нам за газ, оказывает очень сильное давление на свои средства массовой информации, отключила российские каналы? У нас есть все основания считать, что воинские формирования, подчиняющиеся этой власти, совершили преступление, массовые расстрелы мирного населения. И за всё это мы даём скидку на газ? То есть, получается, для того, чтобы покупать российский газ задёшево, нужно маршировать с факелами, кричать "Москаляку на гиляку", убивать мирных людей и дружить с Евросоюзом, и этого достаточно? 

 

Ну, извините, тогда я не понимаю Лукашенко - зачем он деньги платит? Зачем он разгоняет всю эту свою белорусско-бандеровскую шваль? Наоборот, надо развивать и культивировать, и тогда скидка придёт ещё на сто долларов для Белоруссии. Что это такое? Это очень странная ситуация.

 

У каждой страны есть определённые инструменты, которыми она действует на геополитической арене. Соединённые Штаты Америки действуют кредитами, деньгами, помощью, признанием. Где-то обходится дёшево, вроде печенек на Майдане. Что нам стесняться того, что Запад называет газовым шантажом? Мы имеем полное право продавать любому государству газ по той цене, по которой мы считаем нужным. Нам начинают говорить: "Цена не рыночная". Знаете, придите в магазин, и скажите, что колбаса, которая у них продаётся, не рыночная. Вам что скажут? 

- "Идите в другой магазин, молодой человек, ищите там себе рыночную цену на колбасу". 

Так же и здесь. Не нравится вам наша цена на газ? А у нас для вас вот такая цена на газ. Пока вы прыгаете, пока убиваете людей, пока называете нас своим главным врагом, у нас для вас цена вот такая. Можете покупать реверсный газ в Словакии, Венгрии, и так далее. Но там этого газа мало. А почему мало? Потому что, мы туда чуть-чуть сокращаем поставки. Почему? Так получилось, дорогие друзья. То есть, это наш ресурс, это наш инструмент осуществления политики. 

 

Поэтому, то, что говорит Новак… Давайте мягко скажем, это когда-то Милюков сказал, что это глупость, или измена.

 

Артём Войтенков: Скорее второе.

 

Николай Стариков: Мне тоже кажется, что скорее второе. Я очень надеюсь, что может есть какой-то третий ответ, но я пока, честно говоря, этот ответ не вижу. Может быть, появится в ближайшее время ещё какая-то информация. Но, такие заявления очень странные. Вот представьте, сейчас, министр Соединённых Штатов Америки пришёл бы к президенту и сказал: 

- "Вы знаете, российская промышленность, и банковская система в итоге введения санкций может не перезимовать. В России очень сложное положение, поэтому, Барак Хусейнович, мы должны помочь нашим российским друзьям, передать им технологии, и кредитные линии через наших китайских партнёров открыть, причём, со скидкой. Ну, им же сейчас тяжело". 

 

То есть, хватит разговаривать языком для маленьких детей. Все друзья, все улыбаются - это хорошо. Но иногда надо и жёсткость проявлять в той политике. Вот такая цена, и всё. Она не будет изменена, пока вы не измените свою политику. Мы должны отстаивать интересы России. Для нас это самое главное. А сегодня интересы России (в том числе), чтобы на Украине прекратилась война. Поэтому, мы сейчас вот этими нашими инструментами можем спасти десятки тысяч жизней. Потому что, если сегодняшний режим в Киеве укрепится, если он получит возможность пережить сложный для него период, он, вполне возможно, может возобновить боевые действия, и будут гибнуть люди.

 

Артём Войтенков: Он их не то, что не возобновит. Он их просто не прекратит. 

 

Николай Стариков: Здесь будущее покажет. Сегодня ситуация очень шаткая. И мы должны оказывать на Киев давление. Не надо этого стесняться. Мы оказываем давление для того, чтобы прекратить там войну. Не мы это начали. Давайте опять в корень. Майдан поддерживали не мы. Януковича выбирали не мы, мы ему никакой помощи не оказывали никогда. 

- Наша задача всегда была, чтобы на Украине был покой. 

- Задача американцев - раскачивать через всевозможные ситуации. 

Поэтому, они помогали привести к власти Януковича, и они же потом его свергали через своих боевиков, которых там десятилетия до этого оплачивали.

 

Артём Войтенков: А мы, я так понимаю, газ всё равно качаем в трубу, которая идёт через Украину в Европу. По-любому, мы его туда качаем. Сколько там себе возьмёт Украина, это не известно.

 

Николай Стариков: Известно. Там стоят счётчики, поэтому, всё известно. Транзит газа идёт постоянно. Его остановить невозможно. То есть, можно, но это будет для всей Европы, и для России и для Украины очень печальная ситуация. Потому что, возобновлять значительно сложнее, чем когда этот процесс идёт непрерывно. Но в данном случае мы должны проявлять жёсткость. Мы уже один раз, если вы помните, перекрыли транзит газа в Европу через Украину. Было такое дело. Зимой. Очень хорошее время для перекрытия транзита газа, и тогда европейцы как-то быстро поняли, что на самом деле, не права Украина. Был заключён тот самый договор, за заключение которого, товарищ Тимошенко потом отправилась на нары.

 

Артём Войтенков: Понятно. Но, смотрите, как это могут повернуть. Что Путин не хочет поставлять газ Украине, поэтому, Украина зимой замерзает. Будет же зима, холодно. Во всём обвинят как всегда Путина и Россию, что они такие плохие.

 

Николай Стариков: Вот, чтобы мы ни сделали, всё равно будет виновата Россия:

- Нет поставок газа - виновата Россия. 

- Есть поставки газа - Россия виновата, потому что, высокая цена. 

Россия всегда будет виновата, надо понять. Во всём всегда будет виноват тот, кого называют монопольные СМИ виноватым. Поэтому и отключили российские каналы, чтобы никакого другого виноватого не появилось. А Яценюк, вот эта вся банда, они же все, так сказать, святые Папы Римские. Посмотрите, они все богатые люди. Они все занимали определённые посты ещё при Ющенко, при Януковиче, кто-то даже ещё при Кучме. Они все сколотили свои состояния на каких-то неблаговидных поступках. То есть, фактически, это банда олигархов разного калибра. Есть такие большие, как Коломойский, а есть маленькие, как Ляшко, олигархкчик. Но он когда-то, если я не ошибаюсь, возглавлял бюджетный комитет, и тоже там себе очень приличное состояние сколотил. Так что, все они одним миром мазаны. А сейчас они все борцы за целостную Украину.

 

Ещё раз напомню. Остров Змеиный кто отдал? Премьер-министр Юлия Тимошенко, Яценюк в Правительстве, Порошенко тоже в Правительстве. Те же самые ребята отдали кусок украинской территории, хотя этого никто не просил. 

 

Просто напомню, в чём была идея. Румыния как бы оспаривала принадлежность острова Змеиный который ещё Советский Союз после Второй Мировой войны забрал себе. Тогда никто и пикнуть не смел, потому что, мы больше и сильные. И правильно. Вторую мировую войну мы выиграли, а Румыния, если вы помните, эта уникальная армия, которая с немцами дошла до Москвы, а потом с русскими до Берлина. Вот за всё в жизни надо платить, в том числе и островом, где потом в шельфе нашли большое месторождение газа. Всё, советская территория. Советский Союз уничтожается Горбачёвым, это становится территорией Украины. И тут Ющенко решает решить вопрос с Румынией, что вот это действительно украинский остров. То есть, Ющенко сам подаёт иск в международный суд, чтобы доказать, что остров, который и так украинский, действительно украинский. Суд независимый, и решает, что остров не украинский. Раз суд решил, что же делать? Отдать надо. И вот вся эта банда берёт и отдаёт кусок украинской земли Румынии вместе со всеми месторождениями. Что это такое? Вы понимаете, что это красивая операция. Сказали: "Ты подай в суд. Мы там решим, как надо, и отдашь Румынии". Просто так же Румынии отдать нельзя. Вот, через процедуру. И вот теперь все эти ребята – борцы за целостность Украины. Ну, смешно.

 

Артём Войтенков: А вот интересно, что информация идёт, новости всё время забиваются, забиваются, а вот такие вещи даже и не вспоминает никто. А чем эти люди занимались? Опять, учите историю пятилетней давности, десятилетней давности, пятидесятилетней давности, и столетней давности.

 

Николай Стариков: Это совсем недавняя история. Ющенко в 2004-м году был избран президентом. Соответственно, под занавес его президентства эта история со Змеиным и получилась. Наберите "Остров Змеиный. Передача Румынии" Всё прочитаете.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, что ещё интересно. Вице-президент США Джо Байден в своём недавнем выступлении в Гарвардском Университете признал, что Америка, оказывается, заставила европейские страны ввести санкции, вот эти ограничения против России. То есть, он в своей речи прямо упомянул, что это под давлением США. Но что интересно, в западные СМИ это не попало.

 

Николай Стариков: А что тут интересного-то? Просто бытовщина такая. Подумаешь, США оказывает давление. Что же тут интересного? Представляете, у депутата Государственной Думы России где-то домик на французском море - вот это интересно. Западному зрителю, конечно, это интересно. Или там ещё что-нибудь, фотографии голых актрис выложили - это же куда интересней. А что Джо Байден? Мелет там себе, какая разница, чего он говорит. Вы понимаете, что это управление информационным полем. То есть, на нескольких уровнях оно есть, но всегда есть самый главный рубеж. Есть правильно воспитанные журналисты, которые не заметят то, что не надо заметить, и заметят то, что надо заметить. Для примера. Есть большой такой концерн Axel Springer, в Германии. Ему принадлежат ведущие средства массовой информации. Там есть, что называется, кодекс журналиста этого концерна. Там один из пунктов прямо гласит: "Поддерживать политику Соединённых Штатов Америки и евроатлантические ценности". Примерно так.

 

Артём Войтенков: Прямо в открытую так?

 

Николай Стариков: Прямо в открытую написано. Всё, подписался. Если не подписался, тебя на работу не берут. Представьте себе, независимая журналистика где-нибудь, в ГДР, было бы написано: "Во всём поддерживать Советский Союз". Это что? Это тоталитаризм. А если в ФРГ написано: "Во всём поддерживать Соединённые Штаты Америки" - это демократия.

 

Артём Войтенков: И свобода слова.

 

Николай Стариков: Конечно, свобода слова. Дурят людей одинаковым способом. Придумывают ярлыки, придумывают красивые слова, за которыми ничего не стоит. Но все системы устроены одинаково. Система должна контролировать информационное пространство, иначе она будет разрушена. Именно поэтому, что сделал Горбачёв? Ввёл гласность. Это стало первым шагом к разрушению Советского Союза. Крах стал неизбежен. Потому что, вражеская информация, вражеская трактовка стала… Сначала просто появилась как альтернатива, а потом стала доминировать. Я говорил как-то, нашёл подшивку журналов 85-86-го годов: сто процентов про Сталина. Вот просто все журналы - сто процентов про Сталина: какой плохой, кого убили, с утра до вечера эта долбёжка.

 

Артём Войтенков: Очень отличался журнал "Огонёк" про сталинское время.

 

Николай Стариков: Да, посмотрите, где его главный редактор Коротич живёт? О, чудо! В Соединённых Штатах Америки. Странно.

 

Артём Войтенков: Совпадение.

 

Николай Стариков: Совпадение явное. Мы с вами всегда говорили, что борцы за свободу, профессиональные революционеры, - они бегут в Великобританию. А жульё калибром поменьше, всякие журналисты, писатели, - они в Соединённые Штаты Америки. Пожалуйста, с Великобританией: ближайший соратник Навального, точнее не соратник, а кошелёк Навального, господин Ашурков, переехал в Лондон и попросил там политического убежища. Куда он переедет, что он попросит - было понятно изначально. Вот любой, кто занимается "оппозиционной" деятельностью в России (так называемой, в кавычках), то есть, антигосударственной, он обязательно уедет в Великобританию, и никуда в другое место. Это вековая традиция. Как говорится: с Лондону, как с Дону, выдачи нет. Вот поэтому они туда и бегут.

 

Артём Войтенков: А собственно говоря, и как в семнадцатом году, и до семнадцатого, то же самое - бежали все в Европу, в Лондон.

 

Николай Стариков: Обратите внимание, что интересно: революционеры жили в Лондоне, в Париже, в Швейцарии, как Ленин, но в Лондоне был всё-таки центр. А теперь посмотрите, куда белые бежали, те, кто боролся за восстановление сильной, единой России. Где был самый главный центр, где наибольшая диаспора была? В Германии. Парадокс истории. Россия воевала с Германией, но вот этих офицеров, семьи их, которые не хотели с Германией, потом в рамках гражданской войны какие-то отношения иметь, они приехали в Германию. Вторая была диаспора во Франции. А в Великобританию было очень сложно, визы не давали. Они только революционеров принимают, и самых, самых отъявленных. Зато, пожалуйста, бандеровцы после Второй Мировой войны: часть уехала в США, часть уехала в Канаду. Латышские эсэсовцы, легионеры, куда? В Лондон уехали. То есть, они всех, кто против России, они вытаскивали. А всех, кто за Россию… Потому что, белогвардейцы, они сотрудничали с нацистами, их часть. Но большинство из них бежали от этого сотрудничества, как чёрт от ладана. Значительно больше, там и Деникин, и другие. Потому что, они такой ценой восстанавливать Россию не собирались, потому что, понимали, что это разрушение. 

 

Запад, особенно англичане, к себе забирают только тех, кто против России. Тех, кто за, они не будут. Поэтому они и казаков выдали, если вы знаете эту историю, когда после окончания Второй Мировой войны выдали казаков в Советский Союз.

 

Артём Войтенков: Против их желания.

 

Николай Стариков: Те не хотели. Самое главное, они даже не были гражданами Советского Союза. То есть, часть была, ушли с немцами и вошли в формирование. А часть - это были белые эмигранты, они даже не советские подданные. То есть, никакого основания не было. Но англичане от них избавились. Во-первых, чтобы показать, что они выполняют договорённости перед Советским Союзом. 

Ну, спросит Сталин: 

- "Ребята, а чего вы не выдаёте советских граждан?" 

- "Как это не выдаём? Вот, выдали. И даже не советских, вам выдали".

- "А что вы латышей не выдали нам?" 

- "А вот с латышами, знаете, заминка. Смотрим, нет латышей. Уже все в Лондоне. Ну и ладно".

Нельзя всех не отдать. Поэтому, отдают только русских, а тех, кто против России, оставляют у себя. На будущее. Как некоторую заначку.

 

Артём Войтенков: Закваска для дрожжей.

 

Николай Стариков: Закваска для будущих антирусских дрожжей. И, к сожалению, на Украине эта бандеровская иностранная закваска, она сейчас всходы и даёт.

 

Артём Войтенков: Ничего не ново. Вот с вами поговоришь, и всё повторяется, причём, неоднократно, не один раз. 

 

Курдские активисты ворвались в здание голландского парламента, требуя более активных действий в борьбе с группировкой Исламское Государство. Я когда прочитал, я не понял: курды, они кто? Они те же самые сторонники ислама. А тут они прибежали, и стали кричать: "Бей их больше".

 

Николай Стариков: Курдов на самом деле, жалко. Потому что, это очень большой народ, я затрудняюсь сказать, но это несколько миллионов человек. По-моему, шесть миллионов человек, которые живут на территории нескольких государств. Им никак собственное государство не удаётся построить, потому что, эти государства не хотят терять свою территориальную целостность. И сейчас, когда началась вот эта активная реклама и поддержка вот этого нового экстремистского движения, основной удар эти экстремисты наносят именно по курдам, по курдским деревням. Они просто осуществляют там геноцид курдов. Соответственно, курды, которые живут по другую сторону границы, в данном случае, в Сирии убивают курдов, а есть курды, которые живут в приграничных областях Турции, они хотят помочь, но их Турция туда не пускает. Турецкая армия занимает границу и не пускает их туда. То есть, начинается там хаос, но курды хотят защищать курдов, и может быть, под шумок построить своё курдское государство. Авансы им такие делаются, помощь оказывается. Но для того, чтобы построить курдам своё государство, должна быть разрушена Сирия, Ирак и Турция. Это как говорится, как минимум. 

 

Что интересно, к вопросу о том, было ли это? Было. Когда Османская империя была уничтожена в результате Первой Мировой войны, она была оккупирована англичанами, греками, другими союзниками. Вот в этот момент англичане пообещали строительство с одной стороны великой Армении армянам, а с другой стороны - строительство независимого курдского государства. Но в тот момент, Кемаль Ататюрк взял знамя освободительной борьбы, как считают в Турции, против иностранной оккупации, и спутал все карты. И курдское государство не состоялось. Англичане своё слово забрали. Вы знаете, что они хозяева своего слова. Они его дали, они его и забрали.

 

Артём Войтенков: Они столько слов пораздавали и позабирали. А вот с этим-то, что это такое? Причём, они пришли в парламент, пошумели. В парламент пришли - где охрана, где полиция?

 

Николай Стариков: Это искренние патриоты курдского народа, которые видят, что женщин, детей и стариков там убивают. Они живут в Европе. Они же не понимают, что Европе, политическому истеблишменту наплевать, что там происходит. Что на самом деле, именно этот политический истеблишмент, если добавить американцев, и финансируют тех, кто убивает курдов сегодня в Сирии и Ираке. Но они хотят обратить внимание: "Может, вы знаете, что там происходит? Почему там летают десять американских, британских самолётов и что-то бомбят?" 

 

Вы понимаете, что войну нельзя решить бомбардировками. Кого они там бомбят – не понятно. Нам говорят: "Убито тридцать боевиков". Кто их считал? Лётчик летел, выстрелил туда высокоточным оружием, и сразу сосчитал, сколько боевиков он убил? Ерунда полная. Осуществляются бомбёжки для прикрытия. Я уверен, что главарям боевиков говорят, где будет бомбёжка, чтобы их там не было. Вот тоже интересная ситуация. Британская авиация сбрасывала курдам гуманитарную помощь: там и вооружение было, и продовольствие. И ай, сбросила на территорию, контролируемую боевиками ИГИЛ.

 

Артём Войтенков: Просчитались.

 

Николай Стариков: Ошибка вышла. А может быть, это не ошибка была?

 

Артём Войтенков: Ой, у них таких ошибок забавных достаточно много.

 

Николай Стариков: Парадокс. Они с одной стороны побомбят, а потом с другой стороны - этим же ребятам сбросят потом. 

- "Не обижайтесь, мы же не со зла, просто так надо. Вот вам оружие. А боевиков там наберёте. Там такой хаос, что тридцать, сорок, сто, тысяча боевиков погибло, тысячу наберёте тут же. Вот вам деньги". 

Сейчас тоже парадокс. На территории Ирака, где чёрт знает, что происходит, - производство нефти увеличилось.

 

Артём Войтенков: Ух, ты.

 

Николай Стариков: Да. Это сейчас нам объясняют великие экономисты, что и приводит к падению цены на нефть. То есть, в Ираке увеличилось производство нефти. Это всё равно, что сейчас бы на Донбассе резко выросло производство стали и добыча угля. То есть, там идёт война, а уголь, понимаешь, всё добывают и добывают, и стали всё больше и больше. Такое может быть? Может. При одном условии, если все воюющие стороны чётко знают, что вот там сталелитейный комбинат и угольная шахта, и в эту сторону не то, что стрелять, смотреть нельзя, а то голову отрежут. То есть, увидел шахту, сразу повернись к ней, как в сказке: к шахте задом, к лесу передом, и вот туда иди. То есть, это должен быть сговор между всеми воюющими сторонами, иначе, какая добыча может быть? 

 

Это всё равно, что в блокадном Ленинграде увеличилось производство чего-нибудь. Танки, может быть, и производили, но игрушки какие-нибудь не наращивали же, или ещё что-нибудь. Не до этого было во время войны. Только то, что необходимо. Вот, о чём идёт речь. 

 

Почему растёт производство нефти? Нефть выкачивают, деньги вкачивают боевикам: и боевикам, и иракскому государству, и сеют хаос. Можно ли было прервать поставки нефти? Конечно, можно. То есть, бомбить они могут, а поставки нефти прервать не могут? Куда эту нефть поставляют? Говорят нам, в Турцию. Ну, хорошо, придите в Турцию, скажите, ребята…

 

Артём Войтенков: Вы покупаете плохую нефть у плохих ребят.

 

Николай Стариков: Да. И поэтому, давайте, сколько вам надо, чтобы вы эту плохую нефть не покупали, покупайте хорошую сланцевую у нас через десять лет. А сейчас у Саудовской Аравии тоже хорошая нефть, мы вам скажем по секрету. Никто это не делает. Почему? Потому что, нельзя прервать финансирование этой группировки - она сразу развалится. Это как в гражданскую войну в России: у атамана должен быть золотой запас. Что это за атаман без золотого запасу? Вот так и эта группировка: тридцать тысяч человек, им платится зарплата большая. Идейные - да, есть, но, кушать-то каждый день надо. Представьте себе идейную группировку, где не платят вообще никакой зарплаты. Срок она какой-то может продержаться. Минимум какой-то должен быть? Иначе, как?

 

Артём Войтенков: Новых постоянно надо набирать.

 

Николай Стариков: Финансирование идёт, его не прерывают. Только это финансирование, которое американцы легко бы могли прервать, даёт возможность этой группировке быть чем-то страшным. 

 

Вопрос точно такой же в отношении Донецка и Луганска. Вот сейчас там начали выплачивать пенсии, социальные пособия. Это правильно. Государство не может состояться, быть государством, если не выплачиваются социальные пособия, если в армии офицерам и рядовым не платят зарплату. Это обязательно. Эта зарплата может быть в разной форме в зависимости от ситуации. Когда совсем катастрофа, как у большевиков, продовольственные пайки давали. Но чтобы ничего? Такое государство не может существовать, оно развалится, потому что, людям надо что-то есть. А если каждый солдат будет всё время думать, что я сейчас до четырнадцати стреляю, а с четырнадцати до двадцати четырёх я должен искать еду для своей семьи, - эта армия будет не боеспособна. Просто так устроен человек, по-другому никак. Даже, вне зависимости от его идейности. Поэтому, уничтожить эту страшную группировку можно очень просто - перекрыть каналы финансирования. Именно так российские спецслужбы боролись с террористами на Кавказе. Физическое уничтожение, да, важно, но это вторично. Первично – каналы финансирования перекрыть. Вот это важно.

 

Артём Войтенков: Тогда получается, вот эту войну на Ближнем Востоке, США и скажем так, финансовая мировая верхушка специально разжигают, потому что, её можно было бы прекратить многими путями.

 

Николай Стариков: Четыре года назад я написал книгу "Хаос и революция – оружие доллара", где как раз об этом и говорю: они дестабилизируют Ближний Восток, сеют хаос. Теперь они ещё сеют хаос ещё и с другой стороны - на Украине. Два удара по России. В этом, кстати, нового ничего нет. Меняются немножко направления, но стратегия такая же. Тридцатые годы: с одной стороны Германия двигается, а с другой стороны Япония через Китай. Тоже клещи, двойной удар по нам. Сейчас изменилось направление движения: вместо Дальнего Востока - это Средняя Азия. 

 

Последние новости. Какая-то группировка в Узбекистане заявила, что она присоединяется к ИГИЛ. То есть, они выстраивают дорожку в Среднюю Азию, чтобы устроить там взрыв, а дальше нанести удар по нам. Я об этом говорю уже несколько лет. Эта ситуация вырисовывается, и руководство России прекрасно об этом знает. 

 

Смотрите, недавно были военные учения в Таджикистане. Россия налаживает связи с Афганистаном, но самое главное, американцы из Афганистана же не уходят. Это они говорят, что они уходят. Для них "они ушли из Афганистана" - это осталось двенадцать баз военно-воздушных. Там сидят их солдаты, охраняют эти базы, стоят самолёты, всякие радары и всё такое прочее. Вот, что это значит "они ушли из Афганистана". А не так, что как мы: вот ушли, и ни одного солдата не осталось. Они не собираются оттуда уходить. Им нужно контролировать процесс прихода туда вот этих исламских экстремистов, их вооружать, следить за ними, помогать, пестовать, обучать. 

 

Они же сейчас что в Сирии делают? Они говорят: "Мы подготовим хороших боевиков, чтобы те уничтожили плохих боевиков". То есть, они готовят неких боевиков, которые должны уничтожить ИГИЛ. Что такое уничтожить ИГИЛ? Вместо чёрного знамени, возьмут зелёное, и скажут: "А мы теперь хорошие боевики. Всё, мы больше не ИГИЛ. Мы изжили ИГИЛ в себе, мы теперь хорошие боевики. Поэтому, вы нас, пожалуйста, обучите, деньги дайте, оружие и мы домаршируем до Таджико-Афганской границы, перейдём через неё, а дальше в Узбекистан, Киргизия, Казахстан. А это уже прямой удар по Таможенному Евразийскому Союзу. 

 

С первого января начнёт действовать Евразийский Союз. Евразийский Союз сегодня, это что? Россия, Белоруссия, Казахстан. Сразу на повестке дня вопрос присоединения Киргизии, и ещё Армения. Так что, ждите усиление напряжённости на Армяно-Азербайджанской границе - это первое. А в Киргизии, вот эти ребята, которые сейчас в Сирии, в Ираке, вот они к Киргизии идут, к Казахстану. Вот это они туда идут. Их надо останавливать. Там, где наша сто первая дивизия стоит на Таджико-Афганской границе. Вот там их надо останавливать. Поэтому, ближайшие перспективы, год-два, это бои с моджахедами на Таджико-Афганской границе.

 

Артём Войтенков: Опять всё повторяется.

 

Николай Стариков: И останавливать их там будет российская армия, потому что, таджикская армия не справится с этой задачей.

 

Артём Войтенков: Понятно. Уж, какая там Таджикистане армия.

 

Николай Стариков: Уважаемые соотечественники, время наступает очень неспокойное. К сожалению, Украина, это не единственная проблема. И поэтому, умный старается, чтобы не было войны на два фронта. К моменту, как моджахеды дойдут до границы Афганистана и Таджикистана, на Украине должно быть спокойно. Вот с этой стороны нужно тоже думать. А это значит, что нужно, чтобы там наступил мир. Может быть, кривой, может быть, косой, но, чтобы ресурсы России были там свободны. Чтобы мы не должны были свои войска держать на границе, потому что, никто не может гарантировать, что банды сумасшедших правосеков не вторгнутся на территорию России. Чтобы мы могли свои войска перебросить, в том числе и в Таджикистан. Так что, ситуация очень непростая. 

 

Для нас готовят опять клещи, как это было в тридцатые годы. Благодаря мудрости Иосифа Виссарионовича Сталина, удалось дать японским нашим соседям немножечко по мозгам, и они не участвовали в том походе, который затеял Гитлер, поэтому, войны на два фронта не было. А у Гитлера была, и поэтому он проиграл.

 

Артём Войтенков: Хорошо, Николай Викторович, спасибо большое вам за объяснения. По большому счёту, сводится к тому, что читайте историю: всё уже было. Всё, что сейчас делается, всё было в истории, и причём, неоднократно: и враги те же, и события такие же, и места такие же, и всё такое же.

 

Николай Стариков: Но это действительно так. Аналогии очень простые. Государства, они же могут расширяться, сжиматься, но в целом, народ и территории фактически те же самые и сто лет, и двести, и триста, и четыреста. И главное - соседи-то тоже на девяносто процентов те же самые. Может, меняется какая-то форма, название, но в принципе - те же самые народы. У нас же сейчас нет великого переселения, как было во времена Римской империи, когда вообще неизвестные народы приходили, оседали где-то и менялся этнический состав целых областей. 

 

И вторая аналогия: человеческие отношения, отношения мужчины и женщины. Это, конечно, целый мир, это вселенная, но, когда-то где-то, это уже было. В чём прелесть классической литературы? Вот вы переживаете какую-то личную драму, какая-то у вас душевная неустойчивость, неуспокоенность. Полистайте классическую литературу. С очень большой вероятностью, именно вашу ситуацию, ваши ощущения описал Толстой, Чехов, Достоевский, Лермонтов, классики не нашей литературы. Всё это есть. Поэтому, когда мы говорим о политике, геополитике - то же самое: как отношения между людьми повторяются, так отношения между государствами повторяются. 

 

А поскольку, последние несколько веков одни и те же ребята стараются шарик раскручивать в нужную им сторону, то действуют они, я часто говорю - по методичке. Но действительно по методичке. Не только книга Джима Шарпа, по которой они делают свои протесты. Вот и всё остальное у них примерно одинаковый набор действий. Поэтому, понимая, что они будут делать, вы можете очень часто предсказать их действия. И тогда вам не нужно будет сильно задумываться - почему вдруг в Гонконге начался мятеж, действительно ли там несвободные выборы? Вы просто понимаете, кому выгодно в данный момент Гонконг раскачивать, и тогда вам всё становится понятным.

До новых встреч.

 

Артём Войтенков: Да. До свиданья.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (865 мб)
Видео MP4 640x360 (320 мб)
Видео MP4 320х180 (172 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (13 мб)
Звук 32kbps MP3 (13 мб)
Звук 64kbps MP3 (27 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (41 мб)

Текст:
EPUB (35.61 КБ)
FB2 (108.74 КБ)
RTF (380.29 КБ)