Как распилили Академию Наук

Госдума РФ окончательно приняла закон о реформировании РАН.
Первоначально закон о реформе Российской академии наук был направлен на уничтожение российской науки. После борьбы часть академии удалось отстоять.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Антон Романов

Как распилили Академию Наук

Видео: http://poznavatelnoe.tv/romanov_raspil_ran

 

Часть из Беседы с Антоном Романовым от 20 сентября 2013 года

Видео: http://poznavatelnoe.tv/romanov_2013-09-20

 

 

Собеседники:

Антон Романов (депутат Государственной Думы, партия «Единая Россия»);

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv).

 

 

Антон Романов: Колонии наука не нужна. Когда здесь, в Государственной Думе, говорили о том, что науку Германии сломал Гитлер, а науку Италии сломал Муссолини, поэтому у них ничего нет, я возразил по этому поводу. Я сказал, что в Италии и Германии нет науки потому, что они – оккупированные страны. Они потерпели поражение во Второй мировой войне и поэтому сегодня в мире есть только две науки: англоязычная и русскоязычная

Собственно говоря, все те учёные, которые работают в западных странах, они работают в англоязычной науке и пишут свои работы в англоязычных журналах, соответствующие достижения фиксируются. Есть ещё русскоязычная наука. Третьей науки просто нет – ни японской, ни китайской, ни какой-то другой. Поэтому в отношении России, поскольку это страна с частично утраченным суверенитетом, была проведена соответственная политика – политика изъятия умов, достижений, открытий из российской юрисдикции и перевод их в иностранную юрисдикцию

Операция эта, действительно, была задумана достаточно давно и откладывалась по разным причинам, но на финишную прямую она вышла только сегодня. Мы видим, что этим летом попытка блицкрига состоялась. Помните, что Госдума во втором чтении приняла законопроект. Летом хотели принять и в третьем чтении, но, во-первых, протестные действия наших учёных, во-вторых, общественность, и, в-третьих, солидарная позиция целого ряда депутатов, причём не только из оппозиционных партий, но и из «Единой России», привели к тому, что вопрос был отложен до осени. 

За этот период было подготовлено очень много поправок, из которых как минимум больше двадцати было принято. Причём основные позиции по этим поправка были учтены, то есть очень многое удалось исправить. Достаточно того, что РАН не ликвидируется.

 

Артём Войтенков: А изначально как было?

 

Антон Романов: Она подлежала ликвидации. На её месте образовывалась совершенно другая организация с совершенно другим уставом, с совершенно другими целями и организационно правовыми функциями. 

Сегодня РАН осталась. Более того, например, избрание руководителей институтов с учётом мнения трудового коллектива – осталось, и многое другое, что требовали учёные и научная общественность, было сохранено. Вторая попытка тоже была проведена в форме блицкрига. Вы помните, как голосование проходило – с нарушением норм регламента: 1) внесли законопроект достаточно быстро; 2) законопроект мы рассмотрели днём, а поправки должны были быть внесены до шести часов вечера. 

Конечно, в такой спешке и неразберихе, я бы даже сказал в драматическом противостоянии, как внутри Госдумы, так и на улице, куда вышли молодые учёные с акциями протеста против принятия данного закона, законопроект всё-таки был принят. По большому счёту в нарушении регламента он был принят и в третьем чтении, потому что поправки, которые были приняты с «голоса», без текста... Было объявлено, что была проведена лингвистическая экспертиза. Конечно, эту лингвистическую экспертизу провести невозможно, не имея перед собой текста законопроекта и поправок к нему.

 

Артём Войтенков: А зачем нужна лингвистическая экспертиза?

 

Антон Романов: Для того чтобы в законе все слова понимали правильно и запятые были проставлены там, где нужно.

 

Артём Войтенков: То есть депутатам не раздали текст, а просто устно зачитали поправки?

 

Антон Романов: Они были голосом прочитаны. Но главное – они были внесены в ходе заседания. Например, поправка Кашина была роздана, но в самый последний момент. Её, кстати, и приняли. Отсюда некоторых логических противоречий нельзя было избежать, и некоторых неоднородностей закона. Например, у нас оказалось, что РАН делится на две неравные части. С одной стороны европейская часть РАН находится в одном статусе и в одном положении: имущественный комплекс, подчинённость институтов и так далее.

 

Артём Войтенков: Вы уже говорите о конечном принятии закона?

 

Антон Романов: Да. Положение отделений РАН, а именно Уральского, Сибирского и Дальневосточного, – они в другом статусе. Там институты и имущественные комплексы подчиняются самим отделениям РАН. Не очень понятна эта разница статусов, как она будет воспринята, и как она будет реализована. Речь идёт о дальнейшей правоприменительной практике, что создаёт широкое поле для деятельности чиновников. 

В целом многие абсолютно запредельные требования удалось отклонить и исправить. В этой связи этот закон лучше, чем который был, потому что изначально закон был, прямо скажем, направлен на уничтожение российской науке. Здесь удалось кое-что отстоять. Хотя скажем прямо, закон сам по себе, конечно, не совершенен. Поэтому я голосовал против закона и во втором чтении, и в окончательном чтении, и голосовал за те поправки, которые были отвергнуты. 

У нас из фракции, если я не ошибаюсь, голосовало два человека – Говорухин и я – против этого закона. Но обращаясь и к телезрителям, и к научной общественности должен сказать, что всё-таки не всё решается действующим законодательством. Всё-таки законы либо исполняются, либо не исполняются по воле людей. Сегодня от позиции научной общественности, от позиции всей российской общественности, от позиции нашей интеллигенции, от позиции нашего общества будет зависеть: какая у нас будет наука. Потому что борьба за науку и существование российской науки не закончена, она просто перешла в новую фазу.

Я знаю, что у нас в Иркутске сотрудники научных институтов – у нас есть восточно-сибирский филиал сибирского отделения, там 12 академических институтов, очень мощный научный комплекс в Иркутске – провели акцию протеста сотрудников РАН. Они необычным способом выразили свой протест: одели белые халаты и вышли перекрывать улицу Лермонтова, но перекрывать не баррикадами, а путём перемещения – они переходили улицу строем с одной стороны на другую, тем самым обращая внимание на себя. 

Конечно, это может быть не самая эффективная форма протеста, но, безусловно, науку делают люди. Безусловно, судьба науки будет решаться не в думских комитетах, и не голосованием, а на местах. Как мы будем относиться к России, к науке, к открытиям, к своему гражданскому долгу, в конце концов. Я думаю, что рано или поздно, может быть после определённой борьбы, российская наука восстановит своё положение в обществе и своё значение для страны. Для меня совершенно очевидно и совершенно ясно, что Россия и наука – это неразрывная часть одного целого. Без науки и научно-технической деятельности России, как государству, не существовать. 

Я думаю, что это все это достаточно хорошо понимают – и наши учёные, и наша общественность. Я думаю, что когда-то это дойдёт и до наших чиновников, в том числе и партийных, а если не дойдёт – придут другие чиновники. Ругаться не надо, надо действовать. Я думаю, что научная общественность будет услышана.

 

Артём Войтенков: Тогда в чём суть ныне принятого закона, если в общем? Там какие-то странные положения. Вы сами сказали, что РАН делится на две части: европейская и зауральская, причём они в разных имущественных, подчинённых положениях.

 

Антон Романов: Да. Я читаю четырнадцатую поправку академика Кашина, нашего депутата, которая была принята. Речь идёт о региональных отделениях РАН, региональных научных центрах РАН и представительствах РАН. В первоначальном законопроекте, как вы помните, региональные отделения вообще подлежали ликвидации, и региональные научные центры, а также региональные представительства РАН. Здесь они сохранены. 

Более того, региональные отделения сегодня в действующем законопроекте, который мы приняли, являются федеральными государственными учреждениями, создаваемые в порядке, установленном правительством РФ. 

«Региональные научные центры создаются в порядке, установленном правительством РФ»

В первоначальном законе они вообще не имели юридического лица, то есть это был некий клуб или собрание учёных, которые не имеют ни полномочий, государственных, властных, ни юридического лица. Они не были бы распорядителем бюджетных средств. Понятно, если они – не юридическое лицо и не имеют соответствующего статуса, то, конечно, никаких денег они не имеют. 

«РАН осуществляет от имени Российской Федерации в полном объёме и порядке полномочия учредителей и собственника имущества, находящееся в оперативном управлении региональных отделений и региональных научных центров РАН».

То есть в отношении имущества региональных отделений РАН учредителем является РАН, а в отношении, предположим, не региональных отделений, то есть самой РАН, распорядителем имущества является агентство, которое специально для этого создаётся. То есть имущество, которым располагает РАН в европейской части, будет подчиняться агентству, а имущество отделения будет подчинять и распоряжаться им будет РАН. 

 

Артём Войтенков: Понятно, что сибирское – наше имущество РАН, а то, что европейское – это уже сдали.

 

Антон Романов: Да, здесь есть некое противоречие, толкование всего этого дела может быть по-разному осуществлено. Имеется в виду чиновники, правительство или агентство. За эти положения нужно будет вести борьбу, в том числе и за то, чтобы отстоять это право. Это право ещё не материализовано на практике.

«Региональные отделения, региональные научные центры РАН вносят предложения по принятию их уставов или внесение в них изменений на рассмотрение общего собрания РАН».

Уставы отделений и уставы научных центров будут разрабатываться и утверждаться РАН. В то время как уставы в европейской части будут утверждаться и подтверждаться в том числе чиновниками. 

 

Артём Войтенков: Из этого агентства и правительства. 

 

Антон Романов: Да. Далее. 

«Руководители региональных отделений и региональных научных центров избираются в порядке, предусмотренном их уставом, и утверждаются президиумом РАН».

Тоже очень важная позиция. Учёным оставили самостоятельность в выборе руководства региональных отделений и региональных научных центров. Более того, сегодня сохранено за трудовыми коллективами право голосования за руководителей академических институтов. 

Фактически был предусмотрен целый ряд демократических процедур и право самих учёных формировать и научные программы, и заниматься научной деятельность, и распоряжаться имуществом, в том числе для проведения научных изысканий, научно-исследовательских работ в области фундаментальной науки. 

Должен сказать, что просто уральское, сибирское и дальневосточное отделения РАН оказались в более выгодном положении по сравнению с европейскими. Удивительно, но это факт. Кстати, это бросает тень на организаторов этой реформы, которых многие обвиняют в попытке погрома российской науки, потому что европейское отделение РАН значительно более богатое. В ней очень много привлекательных имущественных комплексов, в отличие от сибирского отделения РАН, или уральского, или дальневосточного. Хотя и там тоже есть, конечно, чем поживиться.

Во всяком случае, эти отделения удалось сохранить. Как говорил Михайло Ломоносов «Россия будет прирастать Сибирью», так и у нас наука будет прирастать Сибирью, но тут нужно прибавить «и Дальним Востоком, и Уралом», потому что в перспективе эти отделения будут иметь преимущества, если этот закон будет реализован в том виде, в котором он принят. 

В целом ситуация в РАН и вообще в российской науке, безусловно, находится в критическом состоянии. Тем более, сегодня РАН и наука в целом испытывают крайний недостаток в финансировании. Это тоже не случайно. Мы об этом тоже говорили. В то же время деньги отвлекаются на различные псевдонаучные центры, такие как Сколково или РОСНАНО, а какого-то творческого, изобретательского или научного эффекта от этих организаций мы не видим. Деньги огромные, а результата нет. 

В этой связи, я думаю, что принятие этого закона позволит нашей молодёжи, в том числе научной, по-новому взглянуть на науку и по-новому взглянуть на отношение к науке и отношение к России, потому что сегодня на этом фронте идёт борьба – борьба за Россию, борьба за суверенитет. Нам, депутатам Госдумы, очень нужна поддержка тех людей, которые за науку болеют. Мы готовы вместе с вами работать, готовы ваши инициативы и ваш взгляд оформлять в какие-то законодательные инициативы и продвигать их. Тем самым мы докажем, что российская наука не умерла, и что в Госдуме есть люди, которые думают об этом и готовы приложить все силы для того, чтобы эту науку защитить от преступных посягательств.

 

Артём Войтенков: Тогда как с вами связаться, если у кого-то есть предложения?

 

Антон Романов: Это достаточно просто. Я – депутат Государственной Думы, можно писать просто в Государственную Думу на моё имя. Это первое. Второе – у нас есть клуб «За суверенитет и устойчивое развитие», целью которого является укрепление суверенитета России. Наша цель очень проста: мы голосуем за те законопроекты, которые укрепляют суверенитет страны и не голосуем за те законопроекты, которые его ослабляют. Пишите сюда, на клуб к Евгению.

 

Артём Войтенков: На адрес Евгения Фёдорова получается?

 

Антон Романов: Да. Хоть на мой, хоть на его. Я думаю, мы здесь разберёмся и друг друга найдём.

 

Артём Войтенков: Получается, что у нас РАН разделилась, если взять всю Россию, условно говоря, на две части: европейскую и зауральская, сибирская.

 

Антон Романов: Пространственно – да. 

 

Артём Войтенков: То же самое предлагал сделать Дэвид Кэмерон, когда он приезжал в Казахстан, насколько я помню 1-го июля. Он сказал, что хочет видеть европейскую часть России в составе Евросоюза. С РАН получилось точно так, как он сказал.

 

Антон Романов: Понимаете, какая штука. Очень многие хотели бы видеть Россию в составе пятнадцати независимых государств, по югославскому варианту, которые воюют друг с другом. Конечно, Гитлер хотел видеть Россию до Урала в составе Германии. Многие интервенты, начиная от каких-то польских событий, когда Борислав Храбрый завоевал Киев или Тевтонские рыцари, которые сюда шли с огнём и мечом, они хотели бы видеть Россию разделённой на части. Вы помните, что и дальневосточные республики образовывались, и целые парады суверенитета были в 90-х годах. Эти попытки никогда не прекращались и не ослаблялись.

Но дело в том, что разделённая Россия – это уже не Россия. Мы и так потеряли 30 миллионов наших сограждан, соотечественников, которые остались жить после распада Советского Союза за пределами России, в том числе работники и сотрудники научных учреждений, которых мы на сегодня потеряли. Никому это пользы не принесло. 

Я думаю, что сегодня в повестке дня, как раз интеграционные процессы. Также я думаю, что все достаточно хорошо понимают, что нам уже делиться некуда. Поэтому мнение наших злейших «друзей» о том, что мы бы хотели это видеть вот так, а это вот так. Пускай они отделяют штат Техас, например, или штат Калифорнию от Америки. Зачем им влезать в наши внутренние дела? Мы же не говорим об их федеративном устройстве ничего. Поэтому, ребята, со своим уставом в чужом монастырь не приходите. 

Что касается, РАН, то, на мой взгляд, она разделилась даже не по территориальному даже принципу. Сегодня мы бы хотели видеть деление РАН по принципу – есть учёные, а есть дельцы от науки – надо дельцов от науки отделить от учёных и изгнать из РАН, тогда всё будет нормально. Также как дельцов, коммерсантов на государственной службе надо их просто-напросто отделить от властных полномочий, а оставить только тех, кто преданно служит России. Тогда тоже всё будет нормально. Я не делаю исключения среди депутатов Госдумы. Если всё это отделить: пускай коммерсанты занимаются коммерческими вопросами, только не с нашим государственным имуществом, а люди, которые находятся на службе у государства и преданно служат ему, они управляют страной. Тогда всё встанет на свои места.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (205 мб)
Видео MP4 640x360 (75 мб)
Видео MP4 320х180 (43 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (12.21 КБ)
FB2 (30.95 КБ)
RTF (168.21 КБ)