Необходимые законы

Законы, необходимые России для выживания и сохранения страны.
Конституция 1993 - капитуляция перед Западом после поражения в холодной войне. Сейчас Россия несколько окрепла и нужно принимать законы, меняющие такое положение дел.

Контейнер

Смотреть
Читать

Антон Романов

Необходимые законы

Видео http://poznavatelnoe.tv/romanov_neobhodimiy_zakon 

 

Собеседники: 

Антон Романов: депутат Государственной Думы РФ от партии "Единая Россия"

Ирина Володченко: помощник депутата

Артём Войтенков: Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv 

 

Ирина Володченко: Добрый день, Антон Васильевич. 

 

Антон Романов: Здравствуйте.

 

Артём Войтенков: Вы входите в группу "Депутатский суверенитет", или депутатский клуб "За суверенитет".

 

Антон Романов: И устойчивое развитие. 

 

Ирина Володченко: Да. Как представитель, скажу: парламентский клуб "Российский Суверенитет". Вы являетесь членом этого клуба. В рамках работы клуба мы хотели взять у Вас интервью и поговорить о законопроектах, которые мы уже официально внесли на рассмотрение в Государственную Думу. 

 

Первый закон (законопроект) - это о статусе национального бизнеса. Соответственно, законопроектом предлагается ввести понятие статуса национального бизнеса, и к нему будут относиться компании, доли иностранных физических и юридических лиц в которых не превышает 10% иностранного капитала. Но - важное замечание, если в их отношении не установлен иной вид контроля со стороны иностранцев. Что может подразумеваться под "иными видами контроля"?

 

Антон Романов: Может быть, предположим, в руководстве только представлены иностранные физические или юридические лица. Да мало ли какой там вид контроля может быть. Может, это финансирование и содержание за счёт иностранных каких-то вливаний. Например, средства массовой информации, которые содержатся за счёт иностранной рекламы. Может быть наш учредитель, а реклама и основной источник дохода - это доходы не национального бизнеса. Смысл закона очень понятен: либо это национальный бизнес и прибыль остаётся в России, и вкладывается в российскую экономику. Короче говоря, это бизнес, который помогает строить экономику страны. 

 

Артём Войтенков: Можете вкратце основные положения закона объяснить: что подразумевается под "национальным бизнесом" - раз, и какие он получает преимущества - два. 

 

Антон Романов: Я вообще не люблю слово "бизнес", потому что слово "бизнес" скрывает две совершенно разные ипостаси. С одной стороны, это торгово-финансовый капитал, а с другой стороны, производственно-промышленный капитал. Мы прежде всего, говорим о развитии как раз не торгово-финансового капитала, а о развития институтов промышленного капитала. Речь идёт о производственном секторе экономики. Этот производственный сектор экономики для того, чтобы у нас росло производство товаров наших, для того, чтобы росло и происходило импортозамещение на нашем рынке. Конечно, производственный и промышленный капитал, он должен получать, в том числе, и государственную поддержку: налоговую, кредитную, информационную, льготы соответствующие ему должны быть предоставлены. Протекционистская политика со стороны государства должна быть направлена на развитие собственного промышленного капитала. Безусловно, это так. 

 

На что направлен этот закон? 

Для того, чтобы не было у нас подмены понятий. Например, нам сегодня сверху донизу все говорят о создании благоприятного инвестиционного климата в стране (все уши прожужжали). Самый благоприятный инвестиционный климат - это отдать всё даром. 

 

Давайте представим такую ситуацию. Сейчас на сто лет отдадим в аренду Китаю озеро Байкал (с иронией). Это благоприятный инвестиционный климат. Они приедут (три миллиона человек), пророют канал до Китая и выпьют всю воду. Самый лучший инвестиционный климат - это сделать так, чтобы вообще все уехали (население выехало оттуда), чтобы не мешали освоению этой территории - это самое лучшее из всего, что можно сделать. А ещё лучше им ещё и доплачивать за освоение этой территории. 

 

А у нас все идут именно по этому пути создания благоприятного инвестиционного климата: освободить от налогов, освободить от платежей, создать какую-то международную юрисдикцию (уйти из национальной юрисдикции), не платить заработной платы. Чтобы государство им ещё доплачивало, этим компаниям, которые придут забрать наш лес, наш уголь, нашу нефть, наш газ, нашу воду и нашу землю, в конце концов. Самый благоприятный инвестиционный климат. 

 

Но надо с этим заканчивать. 

Надо разделение произвести: это наше, это не наше. Вот этим мы помогаем, потому что мы помогаем себе: своему государству, своей стране, своему народу. А вот этим мы не помогаем, потому что они пришли у нас всё забрать. Потому что, если мы им помогать будем, это помогать из России вывозить наше национальное богатство. Страна, которая живёт на продаже сырья, никогда богатеть не может по определению. Потому что, если мы сегодня продаём нефть за рубеж, то завтра у нас не будет. Когда нефть кончится, мы её не купим, потому что у нас не на что будет её купить. 

 

Логика и смысл нашего законопроекта состоит в том, что, давайте работать, давайте сделаем так, чтобы у нас было выгодно созидать, выгодно производить, выгодно строить, кормить свою семью и свой народ собственным трудом. Не продажей ресурсов, не за счёт будущего, не за счет прошлого, продавая наши электростанции, заводы, фабрики - труд прошлых поколений, а свой собственный труд, обеспечивая самих себя результатами собственного труда. Вот этот законопроект направлен на то, чтобы развивать здесь свою собственную промышленность, свою собственную экономику и создавать стимулы для созидательного труда в России. 

 

Артём Войтенков: Но очень многие СМИ и, так скажем, "эксперты", они будут это трактовать по-своему. Они будут говорить, что это уменьшение поддержки определённой, определённые рамки для определённых компаний, которые будут мешать развитию бизнеса. 

 

Антон Романов: Естественно. Давайте мух от котлет отделять. Чьи интересы преследует этот бизнес? Этот бизнес преследует одни интересы. Логика очень проста. Давайте мы подвергнем льготному налогообложению нефтедобывающие компании (что у нас и делается), то есть, освобождаем их от налога на добычу полезных ископаемых. Это делается примерно так. Так мы добываем, условно, десять миллионов тонн нефти. Если мы создадим благоприятный инвестиционный климат - освободим от налога на добычу полезных ископаемых (федеральный или региональный), мы будем добывать тогда пятнадцать миллионов тонн нефти. Естественно - вам же это выгодно. 

 

В переводе на обыкновенный, на человеческий язык, чтобы это было понятно. 

Вы посадили огород - картошку. Вам же не охота копать картошку. Вы её посадили, это работа большая - выкапывать. К Вам приходят и говорят: "Ребята, мы можем Вам выкопать. Мы можем за Вас выкопать Вашу картошку, если Вы нам отдадите половину урожая, мы выкопаем за неделю. Если Вы нам отдадите весь урожай, то мы выкопаем за два дня". 

 

Артём Войтенков: Быстро.

 

Антон Романов: Конечно, классная тема. Так же и они говорят: "Давайте мы выкачаем вашу нефть в два раза быстрее, если вы нас освободите от налогов". Смысл экономический всех этих инвестиционных завлекалок, он направлен на то, чтобы быстрее из России вывезти всё, чтобы у неё ничего не было. Мы против этого и считаем, что это неправильная политика, нельзя так делать. 

 

Или, например, зачем нам нужен атомный ледокольный флот? Давайте его приватизируем. Тем более, что сегодня у нас идёт (если говорить сленгом) наезд на нашу Арктику, на наши арктические владения. 

Все говорят: "Что это у России такая Арктика? Северный морской путь, откуда он образовался-то? Тем более, что она тает. Давайте мы будем там тоже ходить". 

Естественно, им это выгодно. Если мы продадим атомный ледокольный флот, то тогда те, кто его купит, приедут на наш шельф на этих ледоколах и будут бурить нашу нефть. А мы будем на упряжках и на собаках туда к ним добираться и из рогатки им грозить: "Ребята, хватит тут бурить и хватит тут заезжать". 

 

Не зря же на "Приразломную" наехали из "Гринписа". Это же попытка оспорить наш суверенитет над арктической территорией - ничего иного. Это покушение на нашу целостность, на наши экономические и другие права. А мы выходим с предложением очень интересным: "Давайте продавать ледокольный флот. Давайте продавать наши порты: Северные порты, Дальневосточные порты, порты в Балтийском море". 

 

Почему мы идём на этот закон? На самом деле это никакая не дискриминация. Это просто восстановление экономических прав России, экономического суверенитета России. Если посмотреть на продукт стоимостью сто долларов, то его производство в той же самой Англии будет стоить сто двадцать долларов. Если производить этот же продукт в Германии, он будет стоить девяносто пять долларов. Если производить его в Штатах, он будет стоить восемьдесят девять долларов. А если производить его в России, то он будет стоить двести пятьдесят долларов. В Китае, если его производить, он будет стоить шестьдесят долларов. Потому что таковы сегодня издержки на производство данного продукта. 

 

Дело в том, что только транспортные издержки в стране на производство нашей продукции, они примерно в шесть раз превосходят транспортные расходы в Соединённых Штатах на производство аналогичной продукции. Если говорить о международной торговле, то это различие примерно в десять раз: мы в десять раз больше тратим транспортных расходов на производство продукции в международную торговлю. 

 

Никто же никогда не задумывался, почему у нас, например, бананы из Эквадора стоят дешевле, чем помидоры, выращенные в соседнем колхозе или в соседнем каком-то сельхозпредприятии? А ведь для того, чтобы эти бананы (условно говоря, они здесь стоят шестьдесят рублей килограмм), чтобы они в Москве стоили шестьдесят рублей, в Одессе они должны стоить тридцать рублей. В порту отгрузки они должны стоить где-то пятнадцать рублей. А их же надо ещё вырастить, собрать, заклеймить (приклеить этикетку), привезти. Так вот, фермер, который вырастил эти бананы, он должен ещё доплачивать покупателям, чтобы они взяли у него эти бананы бесплатно. Ещё им приплатить, чтобы они вывезли эту продукцию. Так оно и происходит. 

 

Развитая экономика, она датирует свою продукцию для того, чтобы можно было бы завоевать рынок. Сегодня мы видим: бананы есть, а помидоров отечественных нет. В этом проблема. Так вот, мы хотим эту ситуацию изменить, чтобы наши отечественные помидоры и наши отечественные товары на нашем отечественном рынке были всегда и стоили дешевле, чем те же самые товары аналогичного качества, привезённые из-за рубежа. Такая позиция, она предполагает целый ряд законопроектов, в том числе снижение ставки кредитования, в том числе снижение тарифов на транспортные услуги соответствующие и так далее. Короче говоря, всемерно сократить издержки для отечественного бизнеса и стимулировать его развитие. 

 

Артём Войтенков: Кто попадает под понятие "отечественный предприниматель"?

 

Антон Романов: В законе сегодня нет понятия "отечественный предприниматель". Есть предприятия, которые находятся в российской юрисдикции, есть те, которые находятся в иностранной юрисдикции, то есть платят в оффшорах налоги и имеют соответствующие функции иностранного налогового агента. 

 

Артём Войтенков: Те, статус которых останется "иностранный предприниматель", они будут облагаться дополнительными налогами какими-то?

 

Антон Романов: Нет. Они просто льгот не будут иметь.

 

Артём Войтенков: То есть с их стороны ничего не изменится? 

 

Антон Романов: Может быть, что-нибудь изменится. Они встретят конкуренцию на рынке. 

 

Артём Войтенков: Нет, я имею в виду, что они не будут облагаться дополнительными налогами, сборами, какими-то ущемлениями.

 

Антон Романов: Если мы увидим, что они ведут какую-то такую деятельность, которая ущемляет экономические интересы России, то, наверное, мы будем предпринимать какие-то меря для ограничения этой деятельности. Речь идёт о том, что мы говорим: давайте делить бизнес на российский, национальный и иностранный. Давайте подходить не всем: все - друзья.

 

Артём Войтенков: Всем поровну. 

 

Антон Романов: Да, "всем поровну" - так не бывает. Вот это наше, а вот это не наше. К нашему - мы всей душой, к не нашему - мы по закону и по справедливости, то есть с точки зрения наших отечественных интересов. 

 

Артём Войтенков: Понятно. 

 

Ирина Володченко: Что послужило предпосылкой? Огромный отток капитала? 

 

Антон Романов: Конечно. Семьдесят - восемьдесят миллиардов долларов в год, до свиданья! Я сказал (когда приводил эти цифры): понятно, почему капитал утекает. Если в России для производства того товара надо двести шестьдесят долларов затратить, а в Китае шестьдесят, понятно, куда пойдут инвестиции. Поэтому разговоры все об инвестиционном климате благоприятном - это просто разговоры так, для того, чтобы воздух сотрясать. Наш законопроект переводит эти разговоры в практическую плоскость. Давайте разберёмся в том, что своё, а что чужое. Как Конфуций говорил в своё время: "Для того чтобы навести порядок, каждой вещи надо дать своё имя". Вот мы и даём своё имя нашему отечественному бизнесу, или нашим отечественным предприятиям, нашей отечественной промышленности. 

 

Ирина Володченко: Следующий законопроект о сепаратизме. Предусмотрена уголовная ответственность за призывы к сепаратизму. Прокомментируйте, пожалуйста, чем обусловлено внесение такого законопроекта и к каким позитивным изменениям в обществе (государстве) оно может привести?

 

Антон Романов: Вы знаете, самое позитивное изменение, которое произошло с внесением данного законопроекта (на этот эффект я даже никогда не рассчитывал), это то, что тема вышла в публичное пространство, выявила огромное количество скрытых сепаратистов, которые ненавидят наше государство и готовы к его расчленению. Просто это какая-то патологическая родовая ненависть, если это не вызвано какими-то вливаниями со стороны иностранных государств.

 

Артём Войтенков: Денежными? 

 

Антон Романов: Да. Либо она подпитывается какими-то деньгами, либо это патология, потому что ни один нормальный человек не может желать разрушения собственного дома, в котором он живёт. 

 

Нынешняя Конституция и нынешнее законодательство Российской Федерации - это результат поражения в "холодной войне" 1945-1993 года

Это фактически акт капитуляции перед победившим Западом

 

Поэтому в действующей Конституции Вы не найдёте положения о защите и сохранении территориальной целостности государства. Чёткой и ясной нормы о защите территориальной целостности государства и сохранении её в Конституции нет. Это позволило нам передавать какие-то территории Китаю (положим, остров Даманский), какие-то другие делать территориальные уступки нашим соседям. А спорных территорий у нас достаточно много сегодня, начиная от спорных территорий с Украиной (по границе) и кончая Дальним Востоком (теми же самыми проблемами Северных территорий). Но не это нас беспокоит - не только это. 

 

А беспокоит то, что в Российской Федерации стало модным или даже престижным разговаривать о расчленении страны. 

- Выступают разные Альбацы и говорят: "Мы не видим никакой проблемы в том, чтобы разделить Россию по Уралу". 

- Выступает некий генерал и говорит: "Там вас за Уралом живёт всего семь молекул на километр квадратный. Вас вообще можно не принимать во внимание". 

- Больше того, появились идеи (и они достаточно популярны сегодня) об отделении территорий наших республик кавказских, в том числе, и наших сибирских республик от России. То есть создание неких образований в составе Бурят-Монголии (например, у нас появилась Бурят-монгольская партия) - их много достаточно. 

 

Эта идеология, она жива сегодня. Нельзя недооценивать её значение. Китайцы по этому поводу говорят, что это разрушение основ. А разрушение основ допускать нельзя.

 

Сегодня ко мне позвонила редакция одной из японских газет, её редактор или корреспондент задал вопрос: 

- "А что? Этот закон направлен против Японии и спорных вопросов по Северным территориям?". 

Я говорю: 

- "Для нас спорных вопросов по Северным территориям нет. Это территория, которая принадлежит Российской Федерации. За нарушение её территориальной целостности надо сажать в тюрьму людей, которые инициируют нарушение этой территориальной целостности".

 

У нас на примере Советского Союза было очень много таких вопросов, когда Шеварднадзе отдал Северный шельф по Берингову проливу. Когда мы отдали целый ряд территорий. По всему периметру России (Советского Союза) прошли территориальные споры с кровавыми войнами: Нагорный Карабах, Приднестровье, Грузия и так далее.

 

Их много таких вопросов, которые возникали. Любое нормальное государство, оно, конечно, заботится о своей территориальной целостности и суверенитете. Даже Советское государство, которое признавало право нации на самоопределение, считало, что это нежелательное право, деструктивное право. Никто не собирался, будем так говорить, расчленять Советский Союз, хотя, в общем-то, такая конструкция, она была заложена в образовании государства. 

 

Сейчас противники этого законопроекта, они вдруг разразились потоком брани, причём патологической совершенно (по этому поводу у меня, в частности, в Иркутской области). Откуда всё это выползло? Совершенно не понятно. Где-то сидело в глубине у человека такая ненависть к собственной стране. Хорошо, что всё это (эта пена) всплыло наружу. 

Они говорят о каких-то правах субъектов Федерации: 

- "У нас же всё-таки федеративное государство. Каждый субъект имеет право". 

Ребята, вы путаете федерализм с конфедерализмом. У нас федерация, а не конфедерация. Конфедерация - это такое образование, которое составные части образует путём договоров. Россия образовывалась не договорным путём. Никто к нам не присоединялся, с этими договорами не приходил и не говорил, что мы, суверенное государство, которое часть своих функций передаёт федеральному центру - ничего подобного. Россия всегда была централизованным государством, и она делегировала полномочия территориям

 

Сегодня мы говорим о бюджетном федерализме. Мы говорим об определённой самостоятельности регионов (экономической), но никто не давал им политической самостоятельности. Это "отрыжка" нашего поражения в 93-ем году, когда Тува писала Конституцию, которая позволяла ей объявлять мир или войну. Когда у нас был парад суверенитетов, когда Ельцин (бывший президент, который развалил Союз), говорил о том, что "берите суверенитета столько, сколько хотите". Будем так говорить, всю эту свору удалось загнать в бутылку и закупорить пробку в своё время. Это очень стоило очень больших усилий. 

 

Сегодня вроде с одной стороны, это должно быть закончено. Я не думал, что, в общем-то, эти мотивы снова появятся в публичной прессе, но, тем не менее, сегодня на государственных каналах, сегодня в государственных средствах массовой информации опять пошла пропаганда сепаратизма. Конечно, этому надо положить конец. 

 

Принятие закона о суверенитете, то есть вернее о территориальной целостности и защите суверенитета, безусловно, направлено на то, чтобы покончить с последствиями поражения в "холодной войне". У нас достаточно сил сегодня у России для того, чтобы свой суверенитет восстанавливать. Прежде всего, мы должны восстановить свой суверенитет на своей территории и объявить, что каждый, кто к нам придёт за нашей землёй, за нашими километрами, гектарами или сантиметрами, или пядями (как раньше говорили), тот тут должен и остаться. 

 

Тема очень понятная. Идите в Соединенных Штатах скажите, что Техас надо отделить: дать ему свободу и отделение, и уйти в Мексику.

 

Артём Войтенков: По-моему, там за это сроки дают. 

 

Антон Романов: Двадцать лет. 

 

Ирина Володченко: В том-то и дело, что везде наказывается, а у нас лазейка была.

 

Антон Романов: Конечно, эта тема, она и не могла быть записана в Конституцию, поскольку эта Конституция о капитуляции. Мы должны этот акт о капитуляции пересматривать и постепенно восстанавливать свой суверенитет. 

 

Антон Романов: В своё время, когда вот этот клуб мы организовывали, я предложил очень простой критерий для голосования в государственной думе и принятия соответствующего законодательства. 

 

Если мы страна с частично утраченным суверенитетом, то там надо вот этой линейкой и мерить всё законодательство. 

- Если закон укрепляет суверенитет, поднимает статус страны, укрепляет его экономику, значит, за него надо голосовать. 

- Если он уменьшает суверенитет, ослабляет его, значит, за него голосовать не надо. 

Ну и мы не могли, конечно, пройти мимо такого, важнейшего принципа суверенитета, как территориальная целостность. Конечно, это надо поправлять, если не в конституции, то соответствующим законом. Поэтому мы его и приняли. То есть, не приняли, а предложили принять. 

 

И меня очень радует то, что не только члены нашего клуба, но и другие депутаты начали присоединяться к этому законопроекту. Мы приветствуем это присоединение, в том числе и депутатов от республик Северного Кавказа. Они, наверное, наиболее остро чувствуют вот эту проблему. Потому что, они же когда-то не зря присоединились к нам. Мы помним эпоху и персидского влияния и турецкого влияния, когда на Кавказе просто резали друг друга постоянно, там из дома нельзя было выйти без кинжала.

 

Значит всё-таки, мы восстановили как-то вот это правовое пространство. Там из России можно въехать, имеется в виду из северных территорий, из центральной России, на машине свободно, не опасаясь каких-то терактов, боевиков и прочее. 

 

То есть, вот эта попытка развалить Россию, она очень похожа на удавшуюся попытку развалить Советский Союз. Мы не хотим повторения судьбы Советского Союза. Когда были образованы национальные фронты в республиках, и, в общем-то, не склонные к сепаратизму республики под влиянием внешних сил, пропаганды соответствующей, истерии соответствующей, ну и не без помощи федерального руководства, тогда союзного руководства, - произошла величайшая геополитическая катастрофа, развал Советского Союза. Для России мы такой судьбы не желаем, и будем всячески бороться за наш суверенитет и нашу территориальную целостность.

 

Ирина Володченко: Хорошо. С принятием такого закона, можем ли мы рассчитывать в будущем, в ближайшем, на смягчение наших общественно-политических настроений, в условиях многонационального государства.

 

Антон Романов: Эти условия, они определяются совокупностью причин. То есть это один из небольших шагов:

- То есть, чтобы убрать экстремистские, крайние проявления. 

- Чтобы на государственном телеканале "Россия" не призывали к расчленению страны. 

 

Значит, в конце концов, через государственное телевидение, через средства массовой информации, через интернет, через газеты, надо прекратить пропаганду вот такого сепаратизма. Вот о чём мы говорим, то есть это надо пресечь. А то, чтобы восстановить доверие, восстановить дружбу и добрососедство, нужны комплексные, в том числе и экономические меры. 

 

В чём причина, суть вот этих националистических проявлений? Никто же об этом не говорит.

На самом деле суть этих проявлений состоит в следующем.

Советский Союз был республикой трудящихся. Было записано в конституции, что советский народ – это народ трудовой. Так вот, а труд, он предполагает объединение. То есть общий труд на общее благо. Потому что, для того, чтобы что-то создать совместно, надо объединиться. 

 

Сегодня Россия – это республика собственников. А это совершенно другое дело. Собственники всегда будут между собой спорить из-за собственности, и будет этот конфликт, причём этот конфликт может облекаться в национальную почву. За счёт чего сегодня спорят? То есть, вот эти межнациональные конфликты? За рабочие места, за наиболее выгодные рынки сбыта, за контроль над финансовыми потоками и так далее. То есть, никто же не говорит, давайте совместно работать. Ведь – давайте делить. А как только мы начинаем делить, начинается межнациональная рознь. В том числе, делить бюджет. 

 

Кроме того, что я депутат Государственной Думы, я возглавляю молодёжное спортивное объединение. Большая такая организация у нас есть. Мы построили двадцать девять зданий, своими руками, на общественных началах, без копейки денег. Когда мы строили эти здания, к нам приходили люди разных национальностей. Так как, у нас Сибирь такая многонациональная. И для нас это было без разницы, какой национальности человек. Мы говорим, бери кирпич вот здесь и вкладывай в стену. Если ты помогаешь нам строить эту стену, значит ты наш. А если ты этот кирпич вытаскиваешь из стены и утаскиваешь к себе в огород, то ты уже не наш. То есть, ты неправильный человек, в этом отношении мы к тебе относимся плохо. 

 

Пожалуйста, приезжайте в нашу страну, помогайте нам строить, помогайте здания создавать, работайте вместе с нами, тогда вы наши братья и друзья и мы вам будем помогать. А если вы приезжаете и у нас отбираете чего-то, забираете жизненно важные ресурсы, то конечно, какие вы нам братья. Так вот это отношение, то есть, экономическая политика в государстве должна быть направлена на приоритет производства. То о чём мы говорили, обсуждая первый закон. То есть, эти законодательства, они тесно связаны. То есть, мы создаём экономическую основу для дружбы и братства народов, совместный созидательный труд на общее благо. В этом плане мы и можем объединяться. 

 

Артём Войтенков: Последний закон, который внесён.

 

Ирина Володченко: Нет, проект федерального закона о средствах массовой информации в части введения института саморегулирования.

 

Антон Романов: Мы тоже очень активно спорили по этому закону. Очень много было статей, в том числе и в "Московском комсомольце", в иркутском издании, там была большая моя статья, целая дискуссия на эту тему возникла. 

 

На мой взгляд, проблема состоит в том, что у нас сегодня средства массовой информации, они утратили свою воспитательную функцию. Они не сеют разумное доброе вечное, что должны делать, в том числе и воспитанием народа должны заниматься. Они зарабатывают деньги.

 

Зарабатывание денег предполагает, в общем-то, продажу товара, жареных каких-то фактов. В том числе и такого, как бы сомнительного свойства. Тем самым просто происходит диктатура чистогана. Когда дают рекламные объявления о занятиях проституцией, предположим. Рекламируются какие-то пороки общества, и провоцируется антиобщественное поведение. То есть журналистика превращается в кривое зеркало объективной действительности. Если вы посмотрите сегодня выпуски новостей, то процентов семьдесят восемьдесят – это негативные факты, а ежели постоянно повторять, что у человека там, предположим, растут рога, то через определённое время они и вырастут, неизбежно.

 

Есть же ещё библейское выражение, что вначале было слово. То есть слово конструирует действительность и конструирует реальность. Вот для того, чтобы мы прекратили, и средства массовой информации прекратили конструировать негативную реальность в нашей стране, значит должны быть установлены какие-то ограничения на средства массовой информации. С одной стороны, не хотелось бы устанавливать цензуру, то есть, передавать всё это дело в руки чиновников. То есть, грубо говоря, ограничения на потоки информации, в том числе ограничения на свободу слова, они необходимы. Нельзя пропагандировать нацистскую символику, пропаганду насилия, войны, национальную рознь и так далее. То есть, есть вещи, которые любое разумное общество ограничивает, там инцест, всякие другие извращения, ну нельзя рекламировать, если мы не хотим, чтобы эти явления стали явлениями массового характера. Поэтому должны быть ограничения соответствующие. 

 

Эти ограничения можно поручить чиновникам, то есть передать в руки государства. Но, как правило, у нас из этого пока ничего хорошего не получается. То есть, самих чиновников перевоспитывать. Ну а с другой стороны, можно было бы это сделать в рамках создания саморегулирующихся организаций. 

 

Например, первое ограничение, которое средства массовой информации должны сами на себя наложить это - хватит врать. Хватит распространять недостоверную, ложную, непроверенную информацию, когда, в общем-то, вольно оперируют цифрами, вольно оперируют фактами, когда выдумывают какие-то абсолютно недостоверные интерпретации произошедших событий, и никто за это ответственности не несёт, хотя, в общем-то, это влечёт за собой тяжкие последствия. Например, Катынское дело. То же самое, когда мы видим явную антисоветскую, антирусскую, антироссийскую направленность этих провокаций. Причём, это же явная фальсификация истории, но никого это не останавливает.

 

Артём Войтенков: Да собственно недавний пример. В беседе Путина с Жириновским, там исчезла частичка не, что поменяло смысл сказанного на противоположный.

 

Антон Романов: Конечно. Конечно, ну за это надо отвечать. Потому что, если это четвёртая власть, - власть не предполагает безответственности. Власть должна нести ответственность за то, что она делает. В том числе и средства массовой информации. Мы предлагаем это сделать на основе саморегулирования, то есть, ввести саморегулирующие организации для средств массовой информации, которые бы выработали определённые правила. В том числе правила журналистской этики, правила поведения средств массовой информации и ответственность средств массовой информации за дезинформацию и за ущерб, который причиняется государству, личности и обществу, действиями этих средств массовой информации. Чтобы они создали некий фонд гарантийный, для того, чтобы можно было компенсировать этот ущерб, в случае его нанесения, ну и так далее.

 

Фактически речь идёт о чём? О том, что мы должны произвести отделение тех людей, которые мыслят государственно, и хотят блага России от тех, кто работает на её разрушение. 

 

В своё время существовал принцип, который был провозглашён ещё в Римской империи, разделяй и властвуй. Этот принцип, в общем-то, трактуют крайне негативно, по недомыслию. Дело в том, что ему придают, этому принципу крайне негативный смысл. Вот разделяли народы, колонизаторы и за счёт этого властвовали. На самом деле, ничего подобного. Этот принцип не просуществовал бы несколько тысячелетий, если бы он не нёс положительный, позитивный смысл. То есть единственный способ управления государством – это разделять. Разделять и осуществлять свою власть Дело в том, что невозможно управлять государством, не отделяя хороших от плохих, умных от глупых, слабых от сильных, опытных от неопытных. 

И как китайцы говорят, для того, чтобы управлять государством, это очень просто: 

- Надо отделить талантливых людей. То есть привлечь талантливых людей, которые есть в каждом государстве, для управления этим государством.

- Помогать слабым.

- И справедливо относиться ко всем остальным. 

Всё. 

 

Значит, отделить, предположим:

- Честных от не честных - необходимо. 

- Отделить лентяев от трудолюбивых - необходимо. 

Отделить – тут оказывать предпочтение. 

Что мы, собственно говоря, и делаем. Возвращаясь ко всем тем вопросам, которые мы сегодня поставили. Отделить тех, кто работает на благо страны, созидает и помогает нам жить лучше, от тех, кто мешает нам жить, пытается жить за счёт других, за счёт нашего государства. 

 

В своё время, по одному из законов, к которому я негативно отношусь, это закон о статусе детей войны, я считаю, что его не надо было принимать и статус такой, как бы, хотя, в общем-то, подвергся критике. Ко мне подошли на улице, в ходе одного из праздников, бывшие дети войны. 

- "А что ты нам мешаешь получить деньги? Это твои, что ли деньги? Давай их раздадим, и мы будем жить хорошо" 

Я говорю: 

- "Да я депутат, я обязан заботиться не только о вас, а и обо всём народе. Если это не справедливо, если этот принцип справедливости нарушается, то мы не можем за это голосовать и не должны это поощрять". 

Ну, логика понятна, да? Вот если мы ветеранам доплачиваем какие-то суммы, то есть, они получают льготы, денежные выплаты (ну ветеранам войны), они положили, клали жизни за Отечество, они воевали. Им государство не доплачивало в это время. 

 

Ветераны труда. Такая же история. То есть, они вложили в развитие страны значительно больше, чем получили от страны. 

 

А дети-то войны за что? А, вот мы, говорит, "тогда жили плохо".

Ну, подождите, вся страна жила плохо. То есть вам страна чего-то недодала, из того, что она могла дать? Если она не могла дать, вы чего от неё требуете?

- Вам дали возможность учиться, 

- Вам дали образование, 

- Вам дали возможность работать,

- Вам дали жильё,

- Вам дали медицинское обслуживание. 

То есть, все льготы, которыми обладала страна и все возможности. У нас был принцип – всё лучшее детям. То есть, никогда занятия в школах не прерывались, в первую очередь детям всё было. Почему такой статус? Если исходить из этого принципа, то у нас сегодня четыре миллиона бездомных детей в стране. Давайте статус детей перестройки введём, давайте дети реформ, давайте внуки перестройки и так далее будем вводить, соответствующие статусы и всё больше и больше льготных категорий. И тогда бюджета не хватит, и ресурсов всей земли не хватит, для того, чтобы накормить всех льготников. То есть всё достаточно чётко и достаточно ясно. 

 

Если есть трудовой вклад, если есть отдача, если есть принцип социальной справедливости, он соблюдается, значит, мы за это. Если нарушается принцип социальной справедливости, извините. 

 

Ну, чтобы понять, вот льгота детям войны, она не может быть применена к тем, кто уже имеет льготу ветерана труда. Льгота на льготу не ложится. То есть, если человек родился в сороковом году, то к нынешнему году у него, как минимум, семьдесят три года. Ну, этот человек, как минимум должен обладать какой-то льготой, ветерана труда, либо какой-то льготой, соответствующей, за труд, за доблесть, за участие в каких-то других геройских, так сказать, действиях. Значит, если он не заработал эти льготы, а просто так вот, когда-то пережил тяжёлые испытания, то, на мой взгляд, это не справедливо. 

 

Тем не менее, эти иждивенческие настроения, которые сегодня породила наша экономическая действительность, когда можно не работать, а получать, только потому, что это даёт определённый статус. У нас, в Иркутской области, из двух с половиной миллионов жителей, миллион двести тысяч льготников получают льготы по тем или иным основаниям. Ну, так же и в стране в целом. Так что тема-то очень простая. Ну, давайте все: конечно, классно жить по льготе и ничего не делать. Но, когда-то кто-то должен ведь и пахать, кто-то должен ведь и работать. 

 

И вот наша задача, как раз, отделить тех, кто трудится на благо страны, тружеников, и создают её богатства, от тех, кто эти богатства пытается проесть и разбазарить. В том числе, рассуждая здесь в Москве:

- "А зачем нам Курилы, а зачем нам Дальний восток, а зачем нам вообще Сибирь? Давайте продадим, и получим хорошие деньги, и будем снова ничего не делать". 

Давайте заканчивать с этими разговорами, и наша инициатива направлена именно на это.

 

Ирина Володченко: Мы можем рассчитывать на то, что в итоге это будут национально-ориентированные СМИ, выступающие за социально-направленное суверенное государство?

 

Антон Романов: Вы знаете, мы можем рассчитывать на то, что такие СМИ появятся. Потому что, как говорят китайцы, не бывает такого, чтобы не было людей, бывает такое, что мы их не видим, со стороны, как бы руководства страной. Поэтому, если сегодня таких СМИ очень мало, то с принятием закона их станет больше. И если мы будем предпринимать правильные шаги, поддерживать тех людей, которые ориентированы национально, или не поддерживать тех, кто будет настроен антироссийски, а сегодня большинство СМИ именно такие, - значит, мы добьёмся результата. То есть это и есть принцип – отделить своих от чужих.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (399 мб)
Видео MP4 640x360 (154 мб)
Видео MP4 320х180 (85 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (18 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (21.64 КБ)
FB2 (66.06 КБ)
RTF (231.15 КБ)