Магистры из России, как доктора наук из США

Учебная программа и объём знаний магистра в ВУЗе России в несколько раз больше учебных программ и объёма знаний западных Докторов наук (PhD).
Русские технические ВУЗы дают более сильное и качественное образование, чем западные высшие учебные учреждения. Это можно увидеть, сравнив программы обучения в российских и западных технических университетах.

Андрей Помялов (pomyalov@mail.ru) - автор книг "Сколько стоит "русский" специалист…?” и “Russian Engineering Schools on the American Scale”

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Андрей Помялов

Магистры из России - как доктора наук из США

Видео http://poznavatelnoe.tv/pomyalov_rus_bakalavr

 

Часть из "Сколько стоят русские мозги"

Видео http://poznavatelnoe.tv/pomyalov_russkie_mozgi

 

Собеседники:

Андрей Помялов - кандидат физико-математических наук, выпускник ФФКЭ МФТИ 1981 года, 10 лет опыта работы в РАН до эмиграции, 15 лет опыта работы в университетах и хай-тек промышленности в США, Канаде, Израиле, в настоящем - живет и работает в Роcсии. (pomyalov@mail.ru)

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Андрей Помялов: Посмотрим сколько дает, сколько дают специалисту знаний в самых ярких случаях: наш МГУ и тот же самый Массачусетский институт технологий, он всегда в первой тройке по всем рейтингам мировым. Вот сравним учебные программы механико-математического факультета МГУ и MIT.

 

МГУ. 5 с половиной лет подготовки - специалист по математике. Здесь по горизонтальным осям отложено: подготовка по математике, по информатике и инженерным дисциплинам и по вертикальной оси отложено количество тренинга по физике, которая не является профильной. Это часы, часы тренинга. Часы, того, что по-английски называется "Instructions overs". Это лекции, семинары и лабораторные, то, что у нас называется аудиторные занятия. То есть фактически это получается такой домик. Это как бы эквивалент объема знаний, которые дают в процессе тренинга специалисту.

 

Я понимаю, что для тех, кто первый раз видит эту картинку немножко непривычно. Но зачем я это делаю? Можно, конечно, делать всякое списочное сопоставление, всякие детали. Мы утонем в этом, потому что деталей миллион. Давайте сначала сделаем простой счет. Вот просто тупо…

 

Артём Войтенков: Посчитаем количество часов.

 

Андрей Помялов: Просто тупо посчитаем количество часов тренинга, количество часов аудиторных занятий. Давайте посмотрим сколько, как выглядит в тех же самых осях доктор прикладной математики из Массачусетского института технологий. Вот это MIT.

 

Артём Войтенков: Как-то так существенно меньше. В разы просто.

 

Андрей Помялов: Да. Это докторприкладной математики. Здесь мы видим в тех же самых осях объем тренинга, который дают доктору прикладной математики. Опять же по этой оси количество часов тренинга по математике, по этой оси количество часов тренинга по информатике и инженерным дисциплинам, по вертикали это количество часов тренинга по физике, что не является профильным для математика.

 

Артём Войтенков: А размерность шкалы такая же, как у того?

 

Андрей Помялов: Да, абсолютно - один в один. Вот давайте еще раз посмотрим. Вот это МГУ специалист по математике, механико-математический факультет, 5 с половиной лет подготовки. Вот это MIT доктор прикладной математики, 9 лет подготовки.

 

Артём Войтенков: 9 лет?

 

Андрей Помялов: 9. Здесь написано 8-9.

 

Артём Войтенков: 8-9.

 

Андрей Помялов: На самом деле там 9-10. По статистике больше 9 лет.

 

Артём Войтенков: Так получается, что они учатся дольше, а знаний… А почему так? А почему?

 

Андрей Помялов: А тренинга меньше.

 

Артём Войтенков: Меньше. А чем же они занимаются тогда?

 

Андрей Помялов: Хороший вопрос. Давайте еще раз посмотрим. МГУ 6 лет специалист. Здесь доктор 9 лет.

 

Артём Войтенков: И причем, там доктор, а у нас просто специалист.

 

Андрей Помялов: Да.

 

Артём Войтенков: Это же разные степени.

 

Андрей Помялов: Вот! Вы говорите, просто специалист, а на самом деле мы не знаем, чему соответствует наш специалист. Даже наши университеты не знают толком чему соответствует наш специалист. И часто называют это магистром, например, что вообще... Последнее время, слава богу, немножко отрезвели и последние года три стали называть подготовку по классу специалиста просто специалитетом. Специалитет - никто не знает, чему это эквивалентно. Но, мы видим, что вот этот доктор 9 лет обучения, причем в самом, так сказать рейтинговом университете мира, а это специалист 5 с половиной лет обучения. Ну, вот это если положить эти две программы рядом на одной и той же шкале. Это если посмотреть сверху. Это если говорить в терминах жилища, то соотношение объемов этих программ примерно такое же, как соотношение объемов, площадей двухкомнатной квартиры. По общей площади 56 квадратных метра и жилище какое-то 9 метров общей площади.

 

Артём Войтенков: Да, но должно быть тогда что-то как бы в конденсацию. Ведь 8 лет балду пинать не будешь. То есть должны быть какие-то другие предметы тогда, которые восполняют это.

 

Андрей Помялов: Вот все россияне или все выходцы из нашей системы образования они примерно так и реагируют. Они предполагают, что на Западе учатся также интенсивно, как у нас. Что является ошибкой.

Дело в том, что на Западе учатся с другой интенсивностью. То есть сначала для наших людей это звучит неправдоподобно. Как же так можно учиться 9 лет и при этом получить…

 

Артём Войтенков: По часам меньше гораздо.

 

Андрей Помялов: В 6 или даже в 9 раз, в 10 раз меньше объема знаний. На самом деле, если посмотреть пристально на как работает система Западного образования, то ничего в этом необычного нет.

 

Университеты США Европы. Аудиторные занятия.

Если говорить об аудиторных занятиях, то они продолжаются в среднем 13 недель в семестр, 2 семестра в год. Там еще есть третий семестр, но это для тех, кто отстающий, для тех, кто начал в другое время. То есть реально учебный год 2 семестра по 13 недель.

 

У нас - расчетные как бы по плану 17-18 недель в семестр. Реально, если по самому минимуму оценивать - 15 недель все равно получается. Во-первых, просто в семестре больше недель у нас. Но это мелочи. Просто убедиться сейчас посмотреть.

 

Вот расклад семестра для института технологии в Цюрихе. Он считается лучшим в континентальной Европе по инженерно-техническим специальностям: 13 недель в первом семестре, 13 недель во втором семестре. Это как бы официальные данные. Просто учатся студенты менее интенсивно. Если посмотреть какое количество пар, классических пар – занятий в день. Например, бакалавра электроники из MIT учатся по техническим дисциплинам примерно полторы российской пары в день.

 

Артём Войтенков: Всего-то?

 

Андрей Помялов: Полторы, да.

 

Артём Войтенков: Ну, а другие какие-то науки там есть?

 

Андрей Помялов: Есть, да и другие науки. У него есть то, что называется Хэс (HES) гуманитарные: искусство и социальные науки.

 

Артём Войтенков: У кого? У технического специалиста гуманитарные искусства?

 

Андрей Помялов: Да, там есть. Это в том же самом Массачусетском институте технологий, и там помимо обязательных технических предметов инженера, у человека с инженерной специальностью там есть еще какое-то количество обязательных гуманитарных, социальных и искусство. Это общее институтское требование, чтобы человек не выходил совершенно однобоким чайником, который знает только, как электронные схемы рисовать и вообще ничего не понимает ни в чем. Надо отдать должное - есть такое требование, чтобы хоть что-то он знал еще. И вы имеете право выбрать какое-то количество курсов из истории, искусства, социальных наук. Как правило, там психология, история государства, и что-то из искусства или истории искусства. То есть там это есть. Но даже, если учесть эти науки вместе с техническими, то получается, что бакалавр электроники MIT учится в среднем 1,8 российской пары в день.

 

Артём Войтенков: Что делает остальное?

 

Андрей Помялов: Пять дней в неделю. Это, если перевести - меньше, чем 4 урока в день по 40 минут каждый. Вот так у нас учатся там во втором классе школы. Да, по-моему, сейчас уже интенсивней учатся, потому что сейчас даже уже перед приходом в первый класс, как я с удивлением узнал, ребенок обязан уметь читать.

 

Артём Войтенков: Да. Если пятидневка в школе, то у ребенка во втором и третьем классе у него по пять уроков получается.

 

Андрей Помялов: Короче говоря, наши первоклассники учатся с гораздо большей интенсивностью. То есть не с гораздо, а примерно с такой интенсивностью. С большей интенсивностью, чем учатся бакалавры электроники в MIT.

 

Почему я говорю о рациональном патриотизме? Потому что рациональное рассмотрение показывает, что не нужно никакого шапкозакидательства. Даже если по минимуму оценить то, что у нас есть реально, то чем мы владеем, то, что мы несём, даже по минимуму если оценить - получится гораздо больше, чем мы могли себе представить на уровне эмоций.

 

Артём Войтенков: Ну, да в вашей графике они, конечно, так впечатляют.

 

Андрей Помялов: Но, это еще не все.

 

Артём Войтенков: Ну, тогда давайте еще посмотрим.

 

Андрей Помялов: Да, вот интенсивность занятия бакалавра четырёх лет обучения. Вот это вверх две строчки это Массачусетский институт технологий в Бостоне, и потом еще University of California, Berkeley (Калифорнийский университет в Беркли), это Силиконовая долина, университет Силиконовой долины. А это институт технологий в Цюрихе. Это лучший институт в континентальной Европе по инженерно-техническим специальностям. И внизу тот институт, где я учился, поскольку я его лучше всего знаю. Вот эта интенсивность занятий в течение недели. Это интенсивность занятий в течение семестра.

 

Артём Войтенков: Но, получается, что Массачусетс 97 пар на семестр, Беркли 131, Цюрих – 154.

 

Андрей Помялов: Цюрих только потому, что они программу бакалавра укладывают не в 4 года, а в 3 года.

 

Артём Войтенков: В 3 года, ага. А МФТИ 216 пар в семестр.

 

Андрей Помялов: В 2 с половиной раза разница просто в интенсивности занятий между Бостоном и МФТИ. Причем МФТИ это не особенный какой-то вуз. У нас у всех вузов. У нас сейчас единый государственный стандарт на самом деле по количеству часов тренинга во всех вузах. Просто распределение по дисциплинам разное. Разные традиции в разных вузах, а вот количество часов тренинга у нас во всех вузовских программах по классу специалиста - оно одинаковое. Ну, допустимое отклонение плюс минут 5 % от стандарта. Поэтому в этом смысле он не является каким-то уникальным. Это просто наш российский стандарт. С такой интенсивностью принято учиться у нас. Вот здесь если взять все занятия теперь просто все абсолютно, включая гуманитарные и прочие, то получается, что всего за время обучения 936 пар у бакалавра электроники в MIT и…

 

Артём Войтенков: МФТИ - 2400. Да, цифры такие, конечно, впечатляющие.

 

Андрей Помялов: Видите, в 2 с половиной раза просто по количеству часов тренинга получается. А эти когда часы, посмотреть, как они распределяются по дисциплинам, смотреть какой реально получается объем знаний.

 

Артём Войтенков: И качество.

 

Андрей Помялов: Про качество мы не говорим. Я выношу качество за скобки пока что. Я почему предложил сразу взять количество, чтобы с этого начать, чтобы от чего-то оттолкнутся.

 

Первый вопрос, который возникает у людей, которые в первый раз вот это видят, говорят: "Нужно еще и учитывать уровень преподавания. Да, может быть, они учатся меньше, но начинают с более высокого уровня, поэтому им требуется меньше часов тренинга, для того чтобы достичь того же самого уровня..."

 

Просто для иллюстрации - о входном уровне студентов: с каким уровнем приходят студенты в университет, и с какого уровня они начинают учиться. Вот это самая первая контрольная по математике. И самая-самая первая контрольная в семестре по математике в MIT. Я не знаю, поскольку вы не математик.

 

Артём Войтенков: Нам это сложно.

 

Андрей Помялов: Это вам будет сложно. А это – МФТИ, тоже самая первая контрольная. Когда я просто показывал людям, которые специалисты, в смысле студентам, которые учатся сейчас, они просто смеялись. Потому что тут нужно взять производную вот этой функции, которая там "х/(1-x²)", а здесь нужно взять производную вот этой функции.

 

Артём Войтенков: Я вижу, что сложнее в несколько раз.

 

Андрей Помялов: Ну, да. Тут так наворочено, что просто смеяться начинаешь. То есть уровень ничуть не ниже на самом деле. Реально получается так, что все студенты современные, которые были более-менее знакомы, смотрели Западные программы или у них там какие-то друзья учатся в Западных университетах, они все признают, что их математика первого семестра у нас изучается в 11-12 классе школы.

 

Сейчас я бы хотел показать просто уже более конкретный количественный анализ. И сейчас просто, если говорить для наших специалистов для российских или там для бывших советских, которые в силу разных обстоятельств заинтересованы работать за границей или работают за границей, все-таки кто они такие по своему образованию, по своей квалификации по сравнению с Западными специалистами, чтобы они знали все-таки свой калибр и свой масштаб.

 

Вот мы видели картинку доктор прикладной математики MIT специалист. Можно посмотреть вот так они выглядят рядом, так мы видели соотношения в терминах жилища. А это доктор общей математики.

 

Артём Войтенков: Ну, как-то совсем смешно.

 

Андрей Помялов: Доктор общей математики он просто больше сконцентрирован непосредственно в математике. Там тренинг в основном, больше тренинга этого доктора по математике, меньше тренинга по информатике и инженерным дисциплинам. Но масштаб по отношению к специалисту в области математики из МГУ остается такой же. Это доктор MIT - общая математика. Это математик специалист мехмата МГУ. Здесь специальность у математика МГУ: общая математика и прикладная механика. Доктор общей математики, наш специалист по математике из МГУ.

 

А теперь давайте посмотрим физиков из того же самого МГУ. Факультет физики. Это специалист по физике. Видно тут - то же самое. Количество часов тренинга по физике, количество часов тренинга по математике. Здесь весь тренинг по математике и электронике.

 

Артём Войтенков: То есть другое уже расположение осей?

 

Андрей Помялов: Естественно.

 

Артём Войтенков: У нас по горизонтали. Физика, а здесь математика.

 

Андрей Помялов: А, ну да.

 

Артём Войтенков: А вверх уже пошла информатика.

 

Андрей Помялов: Да, вверх пошла информатика, электроника, что, в общем-то, не является профильной, но тоже есть какой-то тренинг. То есть я стараюсь делать так, что по горизонтали у нас будут профильные предметы для специалиста, а по вертикали не профильные. Здесь у нас, видите, основной тренинг по физике, какое-то количество часов тренинга по математике и там самый необходимый минимум по информатике и электронике.

 

Давайте посмотрим, как выглядит в тех же самых осях доктор физики из MIT. Массачусетский институт технологий – лидер мировых рейтингов. Вот это доктор.

 

Артём Войтенков: Ну, та же самая картинка - в несколько раз меньше.

 

Андрей Помялов: Да, доктор физики из MIT. Специалист по физике из МГУ – 5 с половиной лет обучения. Это доктор физики из MIT – 9 лет обучения. МГУ 5 с половиной лет обучения. MIT 9 лет обучения. Это опять-таки объем знаний, даваемых специалисту.

 

Давайте теперь посмотрим Бауманский университет. То, что у нас раньше называлось Высшее техническое училище имени Баумана. Возьмем специалистов из области электроники из МГУ и докторов электроники из MIT, доктор электроники из MIT. Здесь те же самые оси: здесь количество часов тренинга по физике, здесь количество часов тренинга по математике, а здесь профильная дисциплина информатика и электроника количество часов тренинга.

 

Артём Войтенков: А, то, что цвет разный это просто разные как бы уровни?

 

Андрей Помялов: Это просто для удобства восприятия, это так окрашивает программа, которая строит графики, каждые 200 часов она окрашивает в другой цвет. Это просто для удобства восприятия. Давайте еще раз сравним. Вот это разные просто.

 

Артём Войтенков: Это все американцы?

 

Андрей Помялов: Да, это все из MIT разные доктора. Вот это Бауманка – специалист по радиоэлектронике.

 

Артём Войтенков: Столб основания примерно такой же.

 

Андрей Помялов: Основание примерно такое же, да.

 

Артём Войтенков: А в высоту в два или в 2 с половиной раза больше.

 

Андрей Помялов: По специальности они примерно в 2, 2 с половиной раза совершенно верно. Видно действительно, как вы справедливо заметили основание примерно такое же, то есть тренинг по физике и математике примерно в таком же количестве, а по специальности непосредственно, по инженерной специальности тренинг в 2 с половиной раза больше. То есть масштаб сохраняется: Бауманка, MIT - 6 лет обучения в Бауманке, это 9 лет обучения в MIT. Это физик МГУ – 5 с половиной лет обучения. Это физик MIT. Вот это обучение в Московском физико-техническом институте – 6 лет обучения. А это 9 лет обучения в MIT. Это инженер-физик по электронике, а это доктор электроники из MIT.

 

Артём Войтенков: В общем, везде на всех графиках картинка по сути одинаковая.

 

Андрей Помялов: Совершенно разный масштаб просто.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Андрей Помялов: Если сравнить, взять того же доктора по прикладной математике из MIT и взять специалиста физика-инженера по электронике из МФТИ, то вот такое соотношение, видите?

 

Артём Войтенков: В общем, в несколько раз наши получают большую подготовку.

 

Андрей Помялов: Да. По какому параметру не возьмешь, там все равно идет превышение в несколько раз: либо по основному профилю, либо паритет по основному профилю и превышение в несколько раз по другим вспомогательным направлениям. То есть объем знаний он в любом случае в несколько раз будет больше.

 

Артём Войтенков: Тогда возникает вопрос. Если у них специалисты хуже…

 

Андрей Помялов: Никто не говорил, что у них специалисты хуже.

 

Артём Войтенков: Но, Запад впереди планеты всей, и он же задает как бы технический прогресс. Это они все придумывают, по крайней мере, очень много они придумывают. Да?

 

Андрей Помялов: Я готов…

 

Артём Войтенков: Как они с такими инженерами ….

 

Андрей Помялов: Я готов говорить на эту тему. Но давайте мы сначала закончим эту часть анализа. В Бауманке - 3, как мы видим. Физика инженер и доктор электроники из МФТИ - 8 раз. Инженер физика, если сравнивать с доктором физики - в 11 раз. Видите, счет идет на разы.

 

Набор текста: Анна Удот

Редакция текста: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (195 мб)
Видео MP4 640x360 (75 мб)
Видео MP4 320х180 (42 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (13 мб)

Текст:
EPUB (29.6 КБ)
FB2 (58.86 КБ)
RTF (170.91 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Екатерина Рязанова
Как живёт Англия 2
Александр Румянцев
Айфон для попрошайки
Максим Кузнецов
Как живёт Америка 4
Виктория Бутенко
Кредитное рабство американской мечты
Вера Люккераск Берг
Евросоюз уничтожает Европу