Профессиональный политический маркетинг

Американцы сильны в рекламе и управлении, они умеют организовать так, что другие сами придут и будут работать на них.
Америка воспитывает положительное отношения человека к себе самому. Это помогает не только в государственном управлении, но и в развитии техники. США - страна грамотных управленцев.

Андрей Помялов (pomyalov@mail.ru) - автор книг "Сколько стоит "русский" специалист…?” и “Russian Engineering Schools on the American Scale”

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Андрей Помялов

Профессиональный политический маркетинг

Видео http://poznavatelnoe.tv/pomyalov_prof_polit_marketing

 

Собеседники:

Андрей Помялов - кандидат физико-математических наук, выпускник ФФКЭ МФТИ 1981 года, 10 лет опыта работы в РАН до эмиграции, 15 лет опыта работы в университетах и хай-тек промышленности в США, Канаде, Израиле, в настоящем - живет и работает в Роcсии. (pomyalov@mail.ru)

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Постоянно наблюдаем это в жизни: американцы очень сильны в рекламе и в управлении (в организации).

 

Андрей Помялов: И в самооценке.

 

Артём Войтенков: Да. А непосредственно за них работают все другие: придумывают, работают - русские, китайцы, кто угодно.

 

Андрей Помялов: Но их никто же не заставляет, ни русских, ни китайцев. Сами идут?

 

Артём Войтенков: Сами идут.

 

Андрей Помялов: Вот видите как.

 

Артём Войтенков: Это управление. Такое управление.

 

Андрей Помялов: Да. В этом смысле надо отдать должное. Я вспоминаю: работал с американскими менеджерами, я ни о ком не могу сказать ничего плохого. Они действительно на редкость профессиональные, очень вежливые. Очень вежливые, чего не скажешь о наших менеджерах. То есть, за все семнадцать лет я не могу вспомнить такого случая, чтобы кто-то повысил голос на подчинённых. Не было такого. Более того, за каждый (даже самый мелкий) результат говорили спасибо.

 

Вам начальник часто говорит спасибо за сделанную работу? Поэтому не удивляйтесь, что, несмотря на то, что они работают в подчинённом положении, китайцы, русские и все прочие, едут работать туда. Потому что, извините, профессионалы любят хорошее отношение к себе.

 

Артём Войтенков: Управление. Просто знают, как управлять людьми. Я просто тоже пример могу привести: известный истребитель F-117, горбатый карлик (вот такой, треугольный весь) - он же сделан на основе разработок нашего профессора Уфимцева. То есть, он это всё заложил. Американцы просто это использовали. Они пригласили его работать к себе и вот, получился вот такой вот самолёт-невидимка. Это просто один из примеров.

 

Андрей Помялов: Тут есть другая часть. Вот вы меня спрашивали, почему всё в Америке. Во-первых, это не совсем так. Очень часто те достижения, которые, якобы американские, на самом деле на них просто написано, что они сделаны в Америке. А реально они сделаны совсем в других местах и очень часто у нас.

- Во-первых, в науке в Америке работают уже не американцы, давно.

- Во-вторых, это большой вопрос: американские ли это достижения изначально?

 

Я в 2006-м году вернулся в Россию. Так получилось, что я попал в одну компанию российскую, которая продавала свою продукцию (программные разработки) исключительно за границу. То есть, в те времена был такой редкий случай. И как-то сидел у них на интернете, смотрел, и увидел знакомый логотип компании, в которой я когда-то работал, в Израиле. Американская компания - центр разработок в Израиле.

 

И я говорю: "Это что, ваш клиент?"

Они говорят: "Да"

- "Интересно. А что же вы для них делаете? Они же сами делают аналогичные вещи?"

Они так замялись, говорят: "Мы для них пишем программное обеспечение для ядра. Как бы, там есть большое программное обеспечение, а вот само ядро - это мы для них пишем".

 

И я вспомнил это. Я, когда работал в этой компании, у меня просто была задача смешанная, инженерный бизнес. Чтобы понять бизнес-ситуацию, я ходил по всем отделениям, расспрашивал, что они делают, как и что. Я действительно восстановил цепочку: вот эти делают уже конечный продукт, эти делают разработки интегральных схем.

 

И прошёл, и не обнаружил группы, которая делает программное обеспечение для ядра.

И я с таким вопросом пришёл там к какому-то управляющему, говорю: "А где эта группа?"

Он говорит: "Ну, в Москве одна группа для нас делает".

Я говорю: "Как, часть вашей компании?"

Он говорит: "Ну, можно сказать, что часть нашей компании".

А оказалось, что это отдельная российская компания, которая для них пишет ядро.

 

Поэтому, следы российские можно найти везде. Это не проблема. И, кроме того, как совершенно справедливо сказал в той же статье бакалавр из MIT, первокурсник из России Дмитрий Ульянов, которого я упоминал, американцы, конечно, гении маркетинга, и у них раскручен имидж их образования очень сильно. Вот, какие они гении маркетинга, я сейчас проиллюстрирую на одном примере, который 86-го где-то года. Вы, может быть, не помните, это очень старая история.

 

Накануне перестройки был такой эпизод, что наш, только-только что запущенный в единичных экземплярах в армию МиГ-25 угнали в Японию. Там был такой эпизод, что лётчик, служивший в пограничной части на Дальнем Востоке, он на этом самолёте улетел в Японию. Его не успели ни сбить, ни задержать, потому что там было смешное расстояние. И говорят, по слухам, что он включил систему радиоборьбы новую, которая против наших же и сработала. Так или иначе, самолёт угнали. Естественно, времена холодной войны, американцы тут же прибежали, тут же его разобрали на кусочки, тут же всё проверили, обдули – полный анализ. И в газетах вышло заключение такое: "Аэродинамика просто супер, но электроника - вчерашний век. Ещё на электронных лампах всё сделано".

 

Артём Войтенков: Разве в МиГ-25-том на электронных лампах там что-то было?

 

Андрей Помялов: Было. Я тогда сам купился. Я подумал: "У нас вообще тихий ужас: что мы разрабатываем в институтах, и что в армию поставляем. Какая электронная лампа ещё вообще?"

 

Я думаю, сегодня это можно уже рассказать, тридцать лет фактически прошло. Я думаю, все сроки давности уже истекли.

Совершенно случайно я встретился с человеком, коллегой, зашла речь об этом.

Он говорит: "Да, электронные лампы, я знаю, что это за электронные лампы там стояли. Это те самые лампы, которые мы делали".

И рассказал. Действительно, по принципу действия - это электронная лампа. Но это не та стекляшка, о которой все привыкли думать. Это была лампа бегущей волны. Это генератор источника излучения для радара. И он сделан по принципу электронной лампы. Это действительно электронная лампа, там действительно вакуумная система внутри. Там ещё есть магнитная система, там система электронной пушки, с накалом. В общем, всё классика. По принципу действия, это классическая электронная лампа. Но это примерно кубик такой: полтора на полтора, на полтора сантиметра, металлический. Там всё заделано, нужно только подключить и он заработает. Он совершенно спокойно выдерживает любые перегрузки, любые удары.

 

А суть в чём была? Почему американцы запустили такую утку? Суть в том была, что в этом направлении они катастрофически от нас отставали.

 

Артём Войтенков: По-моему, до сих пор отстают, в радарах.

 

Андрей Помялов: И дай Бог, чтобы отставали до сих пор. Это была середина, конец восьмидесятых.

 

Артём Войтенков: Смотрите. Американцы ведь опять обманули. Они всегда обманывают.

 

Андрей Помялов: Это не обман, это просто очень профессиональный маркетинг. В Америке это не воспринимается, как обман. Это просто маркетинг. Давайте доскажу историю.

 

Дело в том, что через десять лет после этого было продолжение. Я как-то шёл, приехал в город, где я когда-то работал, и в этом городе находился как раз завод, где делают вот такие лампы. Я приехал как раз в тот день, когда в этот город приехал госсекретарь Соединённых Штатов Киссинджер. В то время был Генри Киссинджер, знаете такое имя, да?

 

Артём Войтенков: Ну, так ещё бы.

 

Андрей Помялов: Конечно, да, до сих пор звучит. Он, конечно, был такой жёсткий апологет холодной войны. Киссинджер приезжал в этот город, город перекрыт, я с удивлением зашёл к знакомым, какое-то время подождал, к вечеру как-то всё это рассосалось, количество милиции разогнали, всё. Я иду и вдруг вижу своего знакомого, который не пил обычно, а тут идёт навеселе.

 

Я говорю: "Слушай, что с тобой случилось? Что так плохо, что ли?"

А он говорит: "Ты знаешь, сегодня меня американцы оскорбили до глубины души. А русские обидели ещё сильнее"

Я говорю: "В чём дело?"

Он говорит: "Этот Киссинджер приезжал на наш завод с условием, что закроют разработки по моему проекту"

А он был ведущий конструктор вот как раз вот этой лампы, этого класса ламп.

Он говорит: "Он приехал и сказал, что дадут деньги на конверсию".

На перевод на гражданские рельсы. Тогда это было модно, конверсия, конверсия, перевод всех военных заводов на гражданские рельсы:

- Делали раньше радары, теперь будем делать кастрюли.

- Делали раньше ракеты, теперь будем делать поварёшки, или вентиляторы.

 

Слава Богу, сейчас это уже не так, но тогда все велись на это дело.

И вот, приехал Киссинджер и сказал: "Я вам дам денег на конверсию, только вы, пожалуйста, закройте разработки вот по этому направлению. В том числе разработки вот по этим лампам".

 

Они тогда, в 85-ом году, очень хорошо поняли, что им никогда не догнать наших инженеров в разработках по этому направлению. Поэтому, вместо того, чтобы догонять нас, они решили просто у нас закрыть это направление.

 

Артём Войтенков: Разумно, с их точки зрения.

 

Андрей Помялов: Да. Тут как бы даже не подкопаешься. Очень логично, очень квалифицированно, очень разумно. Поэтому, в смысле рекламы, действительно, американцы гениальны, это их большой плюс.

 

Возвращаясь к вашему вопросу: если у нас такое соотношение образования, то почему мы, как бы формально, по внешним признакам, по техническим разработкам, по железу, по конкретным вещам - почему мы позади, почему мы их догоняем? И вообще, почему до сих пор престиж западного образования выше?

 

Одна из причин, я сказал: они платят за своё образование, и никогда ни слова я не слышал плохого от них самих. Они уважают своё образование. А если вы уважаете своё образование, то и вас будут уважать. Другие вокруг вас тоже будут уважать. Это автоматом идёт.

 

Но, кроме того, действительно, есть что-то такое, которое позволяет им держать самоуважение даже когда ситуация совсем плохая. То есть, какой-то базовый костяк самоуважения. Откуда он идёт - я не знаю.

 

Я уже говорил в одном из своих роликов.

Я знаю конкретный пример: полуобразованный американец подошёл ко мне и спрашивает: "Ты гордишься тем, что ты из России?"

Я говорю: "Да, горжусь. А почему такой вопрос?"

Он говорит: "Я так и знал"

- "А почему ты спрашиваешь?"

Он говорит: "Наше правительство нам втирает очень много про вашу страну. Что там пьёте водку, медведи ходят по улицам, в шапках-ушанках спите, и всё такое прочее (а у него всего средняя школа образование). А я, говорит, представляю географически, где вы находитесь – это огромная территория. Я знаю, что вы первыми вышли в космос, что наше правительство вас боялось всё время. Я сильно сомневаюсь в том, что нам говорят, нам наше правительство говорит про вас".

 

Получается, что полуобразованный американец верит дезинформации своего правительства о России гораздо меньше, чем верим мы. Ведь вот любую грязь бросить в нашу среду, я сам себя на этом ловил, любую бросить, и сразу, оп - начинаешь верить, что ты плохой. Откуда-то снизу идёт подача, я не знаю, откуда она берётся. Я же родился и вырос в Советском Союзе, мне же никто не промывал голову, по крайней мере, внутри собственной страны.

 

Артём Войтенков: Почему? В позднем СССР очень сильно промывали голову. Я помню, в восьмидесятые годы уже было вовсю, что на Западе лучше. Уже тогда пошло, в восьмидесятые годы, что у нас плохо.

 

Андрей Помялов: Опять же вопрос, почему? Почему любая грязь, инфекция, брошенная в наше общество, заражает его гораздо сильнее? Американцу скажи, что у него плохо. Нет. У них просто принципиально подача такая, что даже при плохой ситуации ты должен думать о себе позитивно. И я их понимаю. Потому что, если при плохой ситуации начать думать про себя негативно, то всё, кранты: в капиталистическом обществе загнёшься, уйдёшь куда-то на зады, опустишься. Никто не будет тебя есть - ты сам загнёшься. Потому что, ситуация там не поощряет тех, кто о себе плохо думает.

 

И вот этот позитивный фон, который есть там: все стараются о себе думать хорошо, о других, по крайней мере, официально - хорошо. В детских сказочках, в детских мультфильмах американских даже персонажи такую песенку поют: "Если не можешь сказать ничего хорошего, не говори вообще ничего" То есть, детей учат с детства позитивному отношению, говори только хорошее: позитив, позитив, позитив. Ну, ладно, это учат, может быть, с детства так настроили. Но, понимаете, вот бросают в них дезинформацию, и он её просто отталкивает. Вот ему говорят, что у тебя всё плохо. Он: "Нет, всё хорошо" Не заражает его это всё. Им бросили какую-то там стряпню, утку…

 

Артём Войтенков: Да что утку? В Америке долг больше семнадцати триллионов долларов. Но их это не колышет просто.

 

Андрей Помялов: С долгом это вообще отдельная песня. Почему это их должно волновать вообще? С какого перепугу? Вообще они не заморачиваются на эту тему там: какой-то долг там, кому-то - всё нормально, всё хорошо. У них вообще вот, человек, который приходит и начинает жаловаться на что-то, или вообще, не дай Бог, говорить что-то плохое о других, просто остракизм (ред.: Остракизм - Изгнание, гонение). Они понимают, что он заражён чем-то, они стараются от него отмежеваться. И это даёт большую устойчивость.

 

Если уж говорить о том, почему там технические гении расцветают в Америке, вот конкретный пример, Эдисон. Слышали, наверное: изобретатель, типа официальный изобретатель электрической лампочки. У Эдисона было только школьное образование, он был самоучка такой. У него была лаборатория, коллектив несколько десятков человек, по-моему, около двухсот даже человек он в то время организовал. И они пробовали разные составы, какой подойдёт. Они были по нашим меркам типа бакалавров, фактически не имели серьёзного специального образования, но большие энтузиасты. Пробовали разные составы.

 

Так вот, они попробовали несколько тысяч разных составов для спирали электрической лампочки, прежде чем нашли какой-то, более-менее приемлемый, который начал бы как-то давать свет. Представляете, от семи до одиннадцати тысяч. В одном источнике было одиннадцать, в другом восемь или семь - порядка десяти тысяч. Выясняется, что недостаток образования может компенсироваться энтузиазмом и каким-то положительным настроем. Они там спали в лаборатории, у Эдисона, в общем, с большим энтузиазмом этим занимались. Образования не хватало, но пробили.

А здесь образования было много, но профессор Яблочков остался неизвестен, пока Эдисон всё это не сделал.

 

Отвечая на вопрос, почему у них так, вы знаете, есть ещё одно соображение. Я бы не хотел отрицательно отзываться об Америке огульно, потому что, нужно конкретно смотреть. В Америке есть положительный фон, позитивный такой. Вы знаете, может быть, что у них не принято критиковать? Слышали, да?

 

Артём Войтенков: Ну, да, слышал. Рассказывали.

 

Андрей Помялов: Так же, как все позитивно говорят, ничего негативного, точно так же и не принято критиковать. Я как-то в своё время напоролся там ещё по незнанию. Потом осознал, было как-то так забавно. Наши даже иногда не понимают люди, как это не критиковать? Ну как это? Наши обычно, в НИИ, когда выходишь на семинар, какой-то проект рассказываешь, все тебя начинают копать: вот здесь может быть, а вот здесь… Как бы у нас такой стиль просто. Понимаешь, что тебе это делают одолжение на самом деле, тебе делают услугу, ищут где-то ошибку, которую ты, может быть, пропустил. На Западе никто не будет это делать – если ты сделал ошибку, это твои проблемы. Тебя похвалят, тебя погладят, но если ты пропустил ошибку, и потом на это напорешься, это будет исключительно твоя проблема. И тебе так обломится, что мало не покажется. Это как бы своеобразная система отсева.

 

Но в принципе, всех хвалят. Человек, который действительно очень способен, он же обычно всегда очень сильно выделяется, его там практически никто не тормозит. И это большой плюс американской системы. То есть, те единицы там, которые действительно, не побоюсь этого слова, гениальны, их никто не тормозит. И даже те, кто не очень образован, их атмосфера всеобщего позитивного отношения, она очень сильно стимулирует, очень сильно подогревает. Хочется работать, и даже со своим куцым, в общем-то, образованием, можешь сделать много. Понимаете, о чём я говорю?

 

Артём Войтенков: Да, понимаю. Об управлении.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (188 мб)
Видео MP4 640x360 (72 мб)
Видео MP4 320х180 (40 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (13 мб)

Текст:
EPUB (108.11 КБ)
FB2 (164.18 КБ)
RTF (336.48 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Нидас Ундровинас
Как трудятся в Америке 3
Тим Кёрби
Почему США убивают Сирию 6
Александр Румянцев
Айфон для попрошайки
Дмитрий Михеев
Главный страх англосаксов
Хенри Путтонен
Как живёт Швеция