Познавательные новости 21 июля 2013

Познавательные новости от 21 июля 2013.
Разговор о неприкосновенности Навального, ужесточения банковского контроля в России со стороны ФРС США, изъятия русский детей в Норвегии, системы уменьшения населения, политике англо-саксов, кому выгоден Сноуден, кто командует чиновниками в РФ и зачем придумывают идеологии.

Контейнер

Смотреть
Читать

Познавательные новости 21 июля 2013 года

Видео:http://poznavatelnoe.tv/novosti_2013-07-21

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): 16-го июля в Москве у Посольства Норвегии прошёл пикет, на который пришли представители различных общественных организаций, таких как «Русские матери», «Семья и мир», «Профсоюз Граждан России», «Партия Великое Отечество», фонд «Христианская солидарность», «Союз православных граждан», «Корпорация православного действия», «Христианская защита» и другие. 

Что же хотели от посольства Норвегии все эти люди? Они требовали вернуть детей в семью Татьяны и Роберта Бендикене. Эта семья переехала в 2010 году из Калининградской области в Норвегию по рабочей визе, а в 2013 году у них забрали всех трёх детей – всех трёх девочек. Дело в том, что одна из подруг старшей девочки сказала, что якобы в семье Бендикене дочек шлёпали по попе. Для норвежской социальной системы это было уже достаточным поводом для изъятия детей. 

Получается, когда просто один ребёнок говорит что-то, что по большому счёту может оказаться враньём, домыслом, просто выдумками, уже служит поводом для изъятия детей в такой европейской просвещённой стране как Норвегия. На Международный женский праздник 8 Марта в 2013 году, в семье Бендикене забрали всех троих девочек. Причём забрали так, что родителям запретили с ними видеться. Были запрещены даже телефонные разговоры, то есть детей просто взяли и увезли. 

В разбирательство этого дела вмешался российский уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов. Суд первой инстанции с разбирательством этого дела состоялся 5-го июля, а детей забрали 8-го марта – прошло уже пять месяцев, и только после этого было назначено какое-то судебное разбирательство. Суд постановил, что все обвинения против семьи Бендикене неправомочны и обязал вернуть детей родителям. 

Однако это постановление не было выполнено. Как раз, поэтому в поддержку семьи Бендикене и состоялся пикет у норвежского посольства. 

 

 

Репортаж с пикета у норвежского посольства, 16 июля 2013 года. 

 

Ирина Бергсет («Русские матери»):Добрый день! Меня зовут Ирина Бергсет и я представляю международное общественное движение «Русские матери». Сегодня 16 июля 3013 года. Мы стоим напротив норвежского посольства с такой, казалось бы, странной инсталляцией: птичья клетка, в которой находятся куклы с флагами России, с метками, что это – русские дети; на клетке огромный замок с норвежским флагом. Замок символизирует, что все сегодня могут въехать в Норвегию с детьми, но вот вернуться назад – выехать и переступить границу территории Норвегии – не может никто. Дети принадлежат этой земле, и шаг за территорию Норвегии с вашими собственными детьми расценивается как кража ребёнка, уже как собственности Норвегии. То есть это закрытое общество (Европа сейчас тоже переходит к этому): вы въезжаете, а дальше вы должны оставить оброк. Если вы вошли, вступили, попользовались этими благами в Норвегии, то вы должны оставить своих детей в этой запертой клетке. 

Я была здесь, у норвежского посольства, два года назад. Была здесь год назад. И пришла сегодня. Во-первых, со своей болью. Потому что в Норвегии остался мой сын. Как вы видите в этой клетке сегодня четыре куклы. Три из них – девочки. Это три дочки Татьяны Бендикене. Мы вышли сегодня в их поддержку и требуем вернуть их по суду. Норвежский суд признал, что родители были невиновны. Четвёртый – мальчик, как вы видите, вот этот пупс – это мой Мишенька. Он символизирует моего сына, которого у меня без суда и следствия отобрал наряд ювенальной полиции, можно сказать, вырвал из рук два года назад. 

С тех пор в Норвегии продолжают забирать детей. По первому суду, якобы дают свидания раз в неделю. Но эти свидания и судебные решения служба опеки «Барневарн» не выполняет. У меня не было свиданий, то есть моего ребёнка изъяли у меня без права переписки. Запрещены скайп, телефон, открытки и письма. Дело в том, что я являюсь представителем обычных традиционных семей и именно поэтому являюсь опасной для общения со своим сыном. 

Два года назад я была здесь одна. У меня забрали сына. Все думали: «Может быть, с ней что-то не так? Всякое бывает». Но одна, потом вторая, третья, четвёртая, пятая. Если сегодня люди, которые смотрят на нас и считают: «Что же мы тут пришли к посольству? Подумаешь, одна семья, подумаешь, случилось... ну сотая семья, тысячная семья. Может быть это всё-таки исключение?» Нет, уважаемые, это не исключение.

То, что происходит сегодня в Норвегии – уже затопило Европу. Поэтому сегодня мы здесь не только за моего Мишу, сегодня мы не только за детей Татьяны Бендикене, которая победила в суде, но всё ещё не может слышать, видеть и переписываться со своими детьми.

Напомню: неважно зачем и как вы приехали в Норвегию. Вы можете быть туристами и потерять своих детей. Вы можете иметь временную рабочую визу, как семья Бендикене, которая приехала с желанием заработать в европейскую страну, где якобы соблюдаются права человека. Не человека там соблюдаются права, а гендерных мутантов. 

Мы пришли на этот пикет, для того чтобы сказать: никто в мире не имеет права трогать российских детей. Мы такие, какие мы есть. Мы живём так, как жили наши отцы и деды. Мы – традиционное сообщество. Мы – сообщество мужчин и женщин и мы хотим воспитывать своих детей так, как это соответствует нашим нравственным нормам и нашим законам. И мы не хотим, чтобы кто-то посягал на наших детей. Мы будем выходить за каждого русского ребёнка и за каждую русскую семью, которая крикнет и подаст сигнал SOS. Мы не сдадим своих детей! Мы не сдадим своих соотечественников! Мы будем биться до последней капли крови за каждого нашего гражданина и за право называться человеку мужчиной и женщиной, за право наши детей называться мальчиками и девочками. Мы не сдадим Россию!

 

Владимир Хомяков («Партия Великое Отечество»): Я представляю здесь «Партию Великое Отечество», один из ключевых программных пунктов которой – защита наших соотечественников, где бы они ни находились. Поэтому мы не можем остаться безучастными к истории, которая произошла с детьми, поданными России, во внешне благоустроенной и внешне сытой Норвегии. К сожалению, стародавний миф, на котором выросло не одно поколение, о сытом, законопослушном, очень цивилизованном, очень гуманном Евросоюзе сегодня остался далеко в прошлом и, мягко говоря, не соответствует действительности. 

Я не говорю про разгул абсолютно антихристианских, античеловеческих тенденций в Евросоюзе, когда отменяются такие слова как «мать» и «отец»,  когда легализуются разного рода сексуальные извращения, когда извращенцам начинают позволять усыновлять детей, и самое главное, когда идёт разрушение института традиционной семьи и нормальных взаимоотношений между родителями и детьми. Естественно, я имею в виду выстроенную систему ювенальной юстиции и сопровождающие её структуры. 

Мы можем это осуждать или не осуждать когда это происходит в Европе, но когда это касается наших граждан, когда это касается русский детей, - Россия не просто должна, она обязана вмешаться. Это долг нашего правительства, нашей власти, всех наших так называемых правозащитников, которые сегодня словно воды в рот набрали, хотя по гораздо меньшему поводу у нас внутри страны поднимают страшный крик. 

Эта клетка, которую мы взяли с собой на пикет, лучше всего характеризует то, в каком положении и в каком статусе сегодня находятся русские дети в Норвегии, изъятые из семей. Мы знаем, что в самые мрачные времена средневековья, в самые мрачные страницы оккупации Балкан турками, Балкан Грузией, оттуда брали дань детьми. Это была самая страшная дань. К сожалению, сегодня с России пытаются тоже брать дань детьми. Это возврат к эпохе варварства, к эпохе отсутствия какого-либо международного права. 

Возможно, находясь на чужой территории надо подчиняться чужим законам, но не чужому произволу. От произвола других государств наших граждан обязано защищать наше правительство. Какими способами? Любыми. Не боясь прослыть экстремистом, скажу: любыми! Если надо – экономическими. Бойкотировать, запретив доступ в Россию ряда норвежских товаров. Если надо – наложив какие-то политические санкции. Это наши люди и кроме нас их не защитит никто. 

К сожалению, практика показывает, что в Евросоюзе все права человека касаются в основном самих граждан стран Евросоюза. Ибо как сказал ещё наш соотечественник Данилевский, который писал в XIX веке в своей знаменитой книге «Россия и Европа», что европейцы считают полноценными людьми только себя. Именно поэтому они считают свои ценности, свой образ жизни универсальными, общечеловеческими, а остальные страны считают дикими или продвинутыми только в зависимости от того насколько далеко они прошли по европейскому пути.

Я хочу сказать, что мы не должны идти по этому пути, потому что это путь в тупик. Все религии мира говорят, что это путь в преисподнюю, это путь к разрушению, путь к самоуничтожению. То, что мы не идём этим путём, мы не должны позволять втаскивать в этот процесс наших детей волею случая оказавшихся за границей. Можно говорить о том, как они туда попали, стоило ехать, не стоило ехать. 

Да, к сожалению, наш мир – это мир мифов, каких-то идеологических конструкций, которые влияют на поведение и поступки людей. Я не хочу обвинять никого из наших соотечественников, кто оказался за рубежом: женился, вышел замуж за рубежом, поселился за рубежом и так далее. И потом попал под этот пресс. Если раньше такие случаи с отъемом детей, с влезанием в семью в основном касались исламских или африканских стран, куда вышли замуж наши соотечественницы, то теперь, к сожалению, на этот уровень скатился некогда цивилизованный Евросоюз. 

Встать за этих детей, встать всем обществом, и буквально заставить российскую власть в это дело вмешаться – я считаю, в этом наш долг перед своими детьми в первую очередь и перед своей страной. 

 

Татьяна Стёпина (коалиция «За нравственность): Я представляю коалицию «За нравственность». Мы поддерживаем этот пикет в защиту наших детей, которых наглым образом изымают из русских семей. Также мы выступам за традиции, чтобы дети воспитывались в семьях.

 

Елена Гоголь («Профсоюз Граждан России»): Сегодня мы собрались здесь, у норвежского посольства, чтобы обратиться к русским матерям, проживающим в Норвегии, а также ко всем европейским матерям: очнитесь, проснитесь, посмотрите, что происходит! Сейчас Европу захватили либеральные ценности, а это приводит к тому, что семья рушится. Что такое «родитель №1», «родитель №2»? Ведь как мы помним, семья – это ячейка общества.  Если не будет семьи, значит, всё, страна будет разрушена, мир будет разрушен, Европа будет разрушена. Ребёнок должен воспитываться в семье. Недопустимо изымание ребёнка из семьи в угоду непонятно каких (гомосексуальных, педофильных) семей. И мы призываем вас, родители Европы, Норвегии, выходите на улицы, защищайте семью, защищайте свои ценности!

 

Анна Кисличенко («Семья и мир»): Теперь мы находимся в постоянной связи с этой семьёй. Звонят бабушки, которые рыдают. Единственное, на что они надеются – это на помощь России. Калининградские власти уже обращались и к Павлу Астахову, и в МИД с тем, чтобы Россия помогла той семье соединиться и вернуться в Россию. К сожалению пока реакции мало. Мы здесь, потому что мы считаем, что нужно привлечь внимание общества, внимание журналистов, для того чтобы сдвинуть эту ситуацию с мёртвой точки, и чтобы Россия всё-таки вмешалась и защитила своих детей. 

 

Дмитрий Еньков («Профсоюз Граждан России»): «Профсоюз Граждан России» пришёл сегодня к посольству Норвегии. В нашей программе записано, что мы поддерживаем наших граждан за рубежом, поэтому сегодня мы здесь. Мы хотим обратиться к трём категориям граждан. 

Первая категория – наши русские соотечественники. Пока мы просиживаем диваны, наших детей могут спокойно забрать в других странах. То, что это сделала сейчас Норвегия, не означает, что это происходит только в этой стране. На самом деле мы сталкивались с этим и в Финляндии, и в других «шестёрках» США. А то, что они именно «шестёрки» – мы демонстрировали недавно на пикете у посольства США.

Вторая категория граждан, к которой мы хотели бы обратиться, – это сами норвежцы. Мы знаем, что в Европе не все разделяют политику, которую усиленно навязывают под видом европейских ценностей так называемых. До этого мы сталкивались с ними в виде проявления содомии, инцеста, педофилии, с этими не совместимыми с человеческой жизнью понятиями. Сейчас мы столкнулись со следующим проявлением (я думаю, что не последним) – это когда просто забирают детей другой страны. Конечно, мы считаем, что Россия должна все свои дипломатические каналы, а может быть и не только дипломатические, задействовать для того чтобы решить этот инцидент в нашу пользу. Пусть норвежцы тоже посмотрят этот ролик и узнают, что Россия готова бороться за своих детей в отличии может быть даже от их страны. 

Третья категория – это правящие круги Норвегии. Хотя вряд ли они что-то из этого вынесут, но всё-таки у них ещё есть шанс, чтобы самим встать на путь освобождения своей страны от такого гнёта США. Россия в этом им явный пример. Сегодня мы видим, что Россия идёт по совершенно другому пути. 

 

Плакаты на пикете:

«Берегись! Норвегия отнимает детей»

«Норвегия! Верни Мишу Бергсет русской маме!»

«26 месяцев Норвегия запрещает Мише Бергсет слышать голос мамы!»

«Норвегия – концлагерь для русских детей»

«Норвегия выполняй решения суда – верни детей России!!!»

«NORWAY STOP HETEROFOBIA»

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Ровно в этот день, 16-го июля, в Норвегии состоялся суд второй инстанции, который постановил, опять-таки, что обвинения против семьи Бендикене неправомочны и, опять, что нужно вернуть детей родителям. Насколько будет выполнено это постановление – мы с вами увидим.

Смотрите, какие странные события творятся в просвещённой Европе. Граждане одной страны – Российской Федерации – приезжают работать в другую страну. Они сами – граждане Российской федерации и их дети – граждане Российской Федерации. Они – не граждане Норвегии. Однако Норвегия считает вправе по какому-то непонятному детскому навету отобрать всех детей, удерживать их пять месяцев, и только после пяти месяцев под давлением российского уполномоченного по правам ребёнка устроить суд, не выполнить решение этого суда по возвращению детей, и устроить второй суд. Ещё неизвестно, будут ли эти постановления выполнены. 

А где же права человека и права ребёнка, которыми так любит кичиться весь западный мир?

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru

 

Евгений Фёдоров: А с какой стати они должны отдавать детей?

 

Артём Войтенков: Но суд ведь признал, что их неправомерно забрали!

 

Реплика: Двойные стандарты.

 

Евгений Фёдоров: Это даже не двойные стандарты. Просто они не рассматривают семью, как реального участника реального процесса, в том числе судебного. Для них это люди второго сорта. Сноуден рассказал, что те же немцы для американцев – люди третьего сорта. Публично и открыто. Это и есть англосаксонская система национального строительства: есть люди первого сорта, второго, третьего, четвёртого, пятого и так далее. 

В российской национальной политике такого никогда не было. Даже если русские приходили на какую-то землю, где жил какой-то народ, они этот народ рассматривали потенциально как равный себе. Они ему помогали, строили, подтягивали его, учили, создавали для его элиты отличные условия. Условно говоря, Багратион был главнокомандующим русской армии. Ясно, то это именно российская традиция – подтягивать всех в единое культурное пространство. 

Англосаксонская традиция совсем другая. Она пронизывает все жизненные уровни. Для них чётко: есть хорошие ребята, есть похуже, похуже, похуже, есть туземцы и рабы. Нас очень активно двигают в сторону туземцев и рабов, как оккупированную территорию, если мы говорим о России. 

Вы сейчас упоминали об ювенальной методике – у нас также. Путин запретил законы о ювенальной юстиции. Так чиновники всё равно ввели его на территории России, без Путина, прямо нарушив его распоряжение. Ко мне приходили люди с Московской области. Там их уже предупредили, что согласно нормативам в их холодильнике должно быть 12 видов фруктов и овощей. Если социальная служба придёт и не обнаружит 12 видов фруктов и овощей, а только 11, то на каком-то этапе это будет условием для того, чтобы дети были изъяты и отправлены на втором этапе в Америку. Недаром американцы давят, чтобы отменили запрет на покупку детей Соединёнными Штатами. Это всё единая система, единое пространство. На оккупированной территории дети будут изъяты. 

Кстати, на оккупированной территории СССР у Гитлера тоже существовал план по изъятию детей. И он их не убивал, а направлял в немецкие семьи. У американцев такой же план, потому что всё-таки в России генетически очень хорошие дети и американцам они очень нужны. 

 

Александр Богомолов: А кто из государственных органов на территории Московской области и вообще на территории России продвижением ювенальной юстиции? Это органы опеки, какие-нибудь социальные службы? 

 

Евгений Фёдоров: Прежде всего, судебные органы. Потому что судебные органы, как мы знаем, имеют начальство за рубежом. Это, кстати, единственная ветвь власти в России, официально имеющая зарубежное начальство, то есть не российское. Мы с вами критикуем Центральный банк, а судебная система в России такая же – у неё начальство за рубежом. Естественно, она, как элемент колониального управления, направлена на неправосудные решения, на коррупцию, на деградацию, на изгнание бизнеса и на проведение здесь колониальной политики в целом. 

Ювенальная юстиция к ней относится. Поэтому судебная система принимает решения в контексте ювенальной юстиции по изъятию детей. Пока не часто и по-тихому, но, тем не менее, то и дело возникает эти информация (Московская область, Ростовская область) об изъятии детей. Пока из слабых семей, которые не могут сопротивляться оккупационной машине.

 

Александр Богомолов: Получается, что наша судебная власть сама не подчиняется тем законам, по которым судит других? 

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Так судебная власть в России официально... Конституционный суд РФ (КС РФ) сейчас принял к рассмотрению иск. Суть иска: если КС РФ примет конкретное решение по конкретному делу (что бывает редко – 1-2 раза в год), то имеет ли право судебная система России выполнить решение КС РФ по этому делу, если оно противоречит иностранному указанию? Вдумайтесь в сам смысл иска, принятого к рассмотрению. Для КС РФ нет сомнений в том, что судебная система в России подчиняется иностранному управлению. Но он хочет для себя отбить право 1-2 раза в год по конкретному решению выполнять своё решение, а не иностранное. Вал иностранных решений – тысячи, миллионы, и вот на миллион этих решений КС РФ одно пробил для себя. 

 

Александр Богомолов: Тем самым он подтвердил, что зарубежные законы превалируют над нашими. 

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Официально. 

 

Александр Богомолов: На нашей территории.

 

Евгений Фёдоров: Да. Приняв к рассмотрению этот иск. Мы с вами должны понять, судебная система – иностранная система управления на территории России. Именно поэтому у нас рейдерство и существует, ограничение собственности и всё остальное, потому что это системный вопрос. Оккупант на оккупированной территории. Судебная система, система средств массовой информации, государственный аппарат, центральный банк и так далее – это всё элементы внешнего управления, элементы оккупированной территории.

 

Александр Богомолов: Пришла новость, что Эльвира Набиуллина...

 

Евгений Фёдоров: ...перенесла принятие «Базеля-3» для банковской системы России с 1-го октября на 1-е января. Кроме того, она привязала сам ввод «Базеля-3» к вводу этого же самого «Базеля» в США и в странах Европы.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, я думаю, что сначала надо пояснить, что такое «Базель-3», потому что не все смотрели предыдущие передачи.

 

Евгений Фёдоров: «Базель-3» – это нормы регулирования российской банковской системы. У нас на сайте есть регулирующие инструменты для российских банков в сравнении, например, с европейскими или американскими. Можете посмотреть и сравнить. 

Регулирует эти нормативы: для российских банков – Центральный банк РФ (ЦБ), для европейских – соответственно, европейский Центральный банк, для США – ФРС совместно с правительством и законодательной системой. 

Суть очень простая. В России очень жёсткие нормативы для банков. Это означает, что когда банки инвестируют в промышленность, дают деньги на развитие производства, на строительство и так далее, они могут привлекать деньги по определённым правилам. Например, в России, если у банка есть собственные средства, он может привлечь со стороны денег для кредитования какой-то отрасли промышленности в пять раз меньше, чем у европейских банков.

 

Александр Богомолов: Сколько хочешь, столько и привлекай.

 

Евгений Фёдоров: Не имеют права. Ни в коем случае. Нет. Банковская система сверхзарегулирована. Банки – фактически это подразделения ЦБ, если по-честному. Хотя и частные, но подразделения ЦБ. 

Мало того, в соответствии с последним законом, который мы приняли пару недель назад, там даже ввели уполномоченных ЦБ. Даже формально банковская система России – 900 банков являются прямым подразделением ЦБ, а ЦБ работает не на российские интересы. Но для банков это проявляется в двух вещах. Первая – жёсткость нормативов регулирования, то есть сколько они могут привлечь денег для того чтоб инвестировать в промышленность, в экономику.

 

Александр Богомолов: Им это спускают сверху?

 

Евгений Фёдоров: Да, ЦБ. Это и называется «Базель». Сейчас наша банковская система живёт по «Базелю-2». Жёсткость нормативов и так выше чем итальянская, например, или немецкая, или французская. Значительно, в несколько раз. «Базель-3» предполагал ещё ужесточить нормы регулирования. «Базель-3» в мире введён только в одной или двух странах, по-моему, где-то в Индонезии и всё. Европа, Америка отложили введение «Базеля-3», то есть жёсткость регулирования. Кроме России. 

В России Игнатьев, уходя, объявил, что «Базель» будет вводиться 1-го октября, потому что задачи у ЦБ, как мы уже знаем, две: сбор дани и ограничение развития национальной экономики, то есть придушивание национальной экономической системы. Механизма два: процентные ставки, которые Путин требует снизить, и жёсткость нормативов, то есть «Базель». 

Сегодня Набиуллина, придя в ЦБ, уже изменила политику по отношению к Игнатьеву тихо, я бы сказал незаметно, но многообещающе. Результата ещё нет, но, по крайней мере, многообещающе, а именно: она изменила решение Игнатьева о вводе «Базеля-3», перенеся это на 1-е января. При этом она впервые, что ещё более важно, привязала введение «Базеля» к введению таких же нормативов регулирования для банковской системы США. 

 

Александр Богомолов: Это не только на территории России, но и на территории США?

 

Евгений Фёдоров: Нет. США тоже обещали, что когда-нибудь они введут этот «Базель-3». Это же просто правила. Более жёсткие правила называются «Базель-3», менее жёсткие – «Базель-2», ещё менее жёсткие – «Базель-1». 

Сегодня «Базель-2» как правило существует в России. В США тоже «Базель-2». Но наш «Базель-2» при этом раз в пять жёстче, чем американский. Теперь нам говорят: вводите «Базель-3», ещё жёстче нормативы вводите. Тогда Набиуллина сказала: хорошо, но только вместе с вами. Этим она поставила американцев в тупик.

 

Александр Богомолов: Потому что обещали.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я знаю, «Фитч» уже высказал «фи», МВФ тоже выскажет «фи» России: почему Россия не уничтожает банковскую систему сверх меры? Понятно, почему американцы от нас требуют ужесточение и введение «Базеля-3». Также как почему они запрещают снижать процентные ставки. Всё-таки «Базель» править легче, чем процентные ставки. Потому что если наш Центральный банк начнёт снижать процентные ставки, то неизбежно ему придётся использовать так называемые международные резервы. Потому что, снижая ставки, банки начнут брать деньги и инвестировать их в промышленность, строить заводы. 

Представляете, в России начнётся строительство заводов, индустриализация! При строительстве заводов, инвесторы, строители начнут покупать часть валюты на бирже, чтобы покупать оборудование. У нас же своего оборудования нет. Естественно, при этом изменится баланс и Центральному банку придётся тратить часть наших международных резервов (напоминаю, что на сегодня их 540 млрд долларов) на поддержание курса рубля в этом случае.

Но резервов у нас столько, что нынешний глава экономического Министерства Улюкаев будучи первым зампредом ЦБ говорил, то больше половины этих резервов вредны. Мы с вами понимаем, что вообще-то там вредны 80% резервов, потому что резервов там процентов двадцать, а 80% - это форма выплаты дани. 

Если Набиуллина начнёт снижать ставки, то деньги будут доставаться в силу этого процесса из карманов американцев, которые они уже потратили в своём бюджете, а не просто. Всё, что мы уже купили, автоматически попало в американский бюджет. Естественно, что американцы против этого. 

Поэтому, если на «Базель» они смотрят ещё как бы с недовольством и ворчат, как сейчас с «Фитчем» и с МВФ, то снижение процентных ставок (это вторая компонента) они будут считать абсолютно недопустимым действием, и к России будут просто применять санкции.

Соответственно, Набиуллина сейчас аккуратненько пробует их: перенесём «Базель» всего лишь на несколько месяцев. Они там сильно верещат. Потом она в январе скажет: давайте, ещё перенесём на месячишко. То есть мягко их пытается отодвинуть. Однако снижать ставки ей, конечно, никто не даст. Несмотря на требование Путина о снижении ставок – это уже геополитический вопрос.

 

Вопрос: Национализация ЦБ возможна в этих условиях? 

 

Евгений Фёдоров: Да. В случае национально-освободительной революции – мягкой, мирной, сверху – возможна, потому что в этом и есть суть. Но нам важнее не сама национализация, нам важнее, чтобы ЦБ начал работать на Россию, как на Америку работает ФРС или на Европу работает Европейский центральный банк. Нам надо хотя бы эти стандарты запустить. Но для того, чтобы это сделать, нужно преодолеть сопротивление США, в том числе сопротивление спецслужб США, в том числе сопротивление многотысячной агентуры США на территории России в органах власти Российской Федерации, о котором нам сегодня, если вы заметили, прокурор даже официально сказал. 

Когда мы два года назад говорили, что в России есть агенты американские, оккупационные, на встрече с Навальным я это говорил, тогда вообще всё это воспринимали как невозможную вещь. Сейчас уже закон на этот счёт есть и уже нам генеральная прокуратура официально говорит, что в органах власти России есть американская агентура, которая реализует их задачи в органах власти, то есть чиновники. Это существенный прогресс, который мы наблюдаем за последний год. 

Готовится почва для национально-освободительного восстания, национально-освободительной трансформации, под которой мы понимаем изменение законов, в том числе и законов о Центральном банке, в том числе и Конституции. Дальше два варианта. Либо Центральному банку мы отдаём полномочия для поддержки национальной экономики, то есть делаем из него второе правительство. Допустим, как ФРС, которое в Америке – второе правительство. 

 

Артём Войтенков: Это, наверное, уже первое. 

 

Евгений Фёдоров: Рядом они, да. В Европе тоже Европейский центральный банк – это второе правительство. А в России Центральный банк – это орган эксплуатации и к нашему государству он отношения не имеет, это иностранный орган на территории России.

Так вот либо мы делаем из него второе национальное правительство, изменив Конституцию и ставя задачу поддержки национальной экономики, либо мы его передаём в ведение государства. Как вы сказали, национализируем. В Китае он национализирован, то есть находится в ведении государства. В Советском Союзе он был национализирован, то есть находился в ведении государства. 

Но варианта в принципе два. Для простоты, конечно, лучше национализировать. Это более понятно и чётко, чем наладить его работу на интересы Российской Федерации. Не забывайте, там 60 тысяч человек, которые уже привыкли работать на другую страну. Они не все являются агентами, как Игнатьев, но они уже давно работают с агентами. Многие из них уже пропитались духом американской оккупационной агентуры. 

 

Артём Войтенков: То, что ЦБ назначает своих уполномоченных в банки, – это усиление вертикали власти?

 

Евгений Фёдоров: Это усиление власти ЦБ, но дальше вопрос: в чьих интересах это усиление? Это усиление произведено по команде МВФ. Учитывая, что ЦБ является для нас зарубежной эксплуатирующей организацией для целей усиления эксплуатации России. 

Условно говоря, российской банковской системе ударили по рукам и сказали: если вы решили, что для того чтобы построить завод надо дать 1 млрд рублей, то наш уполномоченный пусть завизирует. Уже банк подчиняется не своим видениям экономической ситуации. Ведь ещё для того, чтобы этот завод построить, он даст кредит под 15-20% годовых. Однако не по своему видению ситуации, а тут ещё и ЦБ говорит: не разрешаем тебе строить этот завод. 

У нас на сегодняшний день в России основные стройки осуществляются за счёт иностранного кредитования. В России 700 млрд долларов – иностранные кредиты. Именно на них производится всё строительство. За счёт российской банковской системы строек, инвестиций нет. Они покрывают кассовый разрыв и обеспечивают текущую деятельность: зарплаты, покупки, товары, продажи. У российских банков есть барьер – за 20% никто строить не будет, поэтому стройки осуществляются за счёт зарубежного кредитования, где 4-6% годовых. 

Например, немцы говорят: вот этот завод мы вам разрешаем строить, а вот этот нельзя; вот это вы можете делать, потому что это связано с нефтью и газом, а высокотехнологичное запрещаем. Поэтому у нас половина импорта, потому что нам запрещают строить заводы, которые замещают импорт. 

Смотрите, какая цепочка: МВФ – ЦБ – банки России. Через уполномоченных добавляется и банковская система России, на всякий случай. Чтобы, не дай бог, в России построили какие-то заводы. Даже за очень высокие процентные ставки. Однако русские – странные ребята. Они даже при очень высоких процентных ставках всё время стремятся развивать свою экономику: что-то строить, совершенствовать, платить налоги. Поэтому на их приходится ещё больше давить, чтобы они этого не делали. 

Введение уполномоченных означает снижение инвестиционного потенциала Российской банковской системы, приблизительно на четверть, то есть какие-то сделки уполномоченные пропустят, какие-то не пропустят. Соответственно, эти сделки не состоятся, заводы построены не будет. 

 

Александр Богомолов: Но это можно определить заранее, какие заводы можно строить, какие нет?

 

Евгений Фёдоров: Да, мы это всё знаем. Можно строить в области природных ресурсов, нельзя строить в области высоких технологий. 

Конкретный пример. В своё время в Советском Союзе было производство 40% всех самолётов мира – огромный потенциал авиастроительной отрасли. Оккупанты её полностью уничтожили за эти 20 лет. Дальше правительство в ручном режиме (раз системно нельзя, значит в ручном режиме – Путин давил, «стучал кулаками») запустило проект «Суперджет» (Sukhoi Superjet 100, SSJ 100). Американцы посмотрели «Суперджет» начал вроде как летать. Сбили его в Индонезии или что там произошло – мы не знаем. Россия пытается восстановить эту авиационную отрасль, хотя и в меньших масштабах, но пытается. Значит, тогда надо создать условия для того, чтобы эта отрасль вообще не могла выживать в России. Значит, надо ужесточить банковскую систему – денег нет, ничего нельзя строить. Значит, надо ужесточить оборот интеллектуальной собственности – это их главное требование к России. У нас ведь своей нет, только иностранная. Вот этими двумя механизмами они сейчас обанкротили «Суперджет». Всё, «Суперджета» в России тоже не будет. Закрыли проект. 

Та же история с космосом. Сейчас закроют космос через такие же механизмы давления. В колонии не положено иметь авиацию, космос, науку, высокие технологии. Колонии должны бананы добывать или нефть – на выбор. Поскольку из-за природных условий у нас бананов нет, значит, нефть. Нефть можно, всё остальное нельзя. Такая простая логика, и банковская система страны настроена на то, чтобы эту логику реализовать. Это кроме сбора налогов, кроме сбора дани. 

Дань – само собой. Просто мы должны с вами понимать, если вы держите в руках 1 рубль, 10 рублей, 100 рублей, 1000 рублей, 10000 рублей, значит, вы лично на эту сумму заплатили дань США через биржу. Потому что, чтобы ЦБ выпустил эти деньги он должен выпустить на столько же долларов и стерилизовать их. Раз эти деньги попали к вам в руки, значит, на эту сумму ЦБ уже уплатил за вас дань и тогда он получил право эти деньги отправить вам. Для вас лично это означает, что вы половину своего труда отдаёте в качестве дани США и их союзникам через систему ЦБ, о которой мы сейчас с вами говорим. 

Просто каждый должен понимать, что если бы он не платил дань, то он жил бы в два раза лучше. Лично он. Если он уже держит 1000 рублей, то это уже свидетельствует о том, что он заплатил дань США с этой суммы. Если он сможет жить без денег... хотя я думаю, что если мы начнём призывать людей жить без денег – они так не смогут. Поэтому тут призывай, не призывай – держишь в руках рубль, уплатил американцам налог. Причём налог попал прямо в бюджет США, а не в экономику. На эту тысячу рублей американский пенсионер получил пенсию. К этой тысяче рублей американцы добавили и создали военный комплекс. На эту тысячу рублей они запустили очередной космический корабль и так далее. Это прямая связь.

Напоминаю вам, что американцы потребляют половину мирового продукта, производя 8%, а разницу покрываем мы с вами этими механизмами в том числе. Всё просто.

 

Беседа Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Александр Богомолов: АлексеяНавального отпустили из зала суда под подписку о невыезде до времени вступления приговора в силу.

 

Евгений Фёдоров: Причём пересмотрели своё вчерашнее решение.

 

Александр Богомолов: Хотелось бы получить комментарий по этому поводу, почему так поступили?

 

Евгений Фёдоров: Если вы заметили, то та же самая прокуратура, которая требовала его посадить в четверг, ровно через полчаса потребовала его срочно отпустить, немедленно и очень быстро. Что могло произойти с прокуратурой за полчаса? Только одно. Команда сверху. 

 

Александр Богомолов: Пара звонков…

 

Евгений Фёдоров: Обычно одного достаточно. Кто мог дать такую команду в отношении Навального? Понятно кто. Обама и его аппарат. Американцы дали команду, и Навального немедленно отпустили. Мы с вами просто недооцениваем статус России в том виде, в котором он есть. США гарантируют Навальному не только пособие политическое. Они гарантируют ему личную неприкосновенность, со своими авианосцами, со своим ядерным оружием, со своей государственной мощью. Они гарантируют безопасность его семьи, поэтому его семья может вести себя абсолютно смело. Навальный может ходить по улицам российских городов и бить людей, например, и ему за это ничего не будет, потому что ему гарантирована неприкосновенность. Наподобие того, как гарантирована неприкосновенность, например, депутатам Госдумы по закону. Ему такую же неприкосновенность гарантируют США. Это технология, которую Штаты испытали ещё в 90-е годы. Если кто-то у нас грамотный зритель, может пойти посмотреть правовую систему, и он там увидит: статус американских советников разных национальностей на территории РФ утверждался специальным решением, и в системе гарант (вы найдёте) до сих пор эти решения остались, и их статус неприкосновенности был выше любого другого. Депутатов, послов, судей, кого угодно. Поэтому мы с вами на этом примере ещё раз видим… поэтому и Навальный себя абсолютно нагло ведёт в суде, потому что он знает, что на территории России ему ничего не угрожает.

 

Александр Богомолов: Если у Навального есть статус неприкосновенности, нигде, кстати, не указываемый, почему тогда вообще был суд? Почему довели до суда?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это борьба. Потому что Навальный нарушил закон. Потом власть раскололась, как вы заметили. Потом была ругань в следственных органах, когда Бастрыкин требовал, чтобы дело не закрывали, а американцы давали команду на небольшом уровне закрывать. Вы тоже поймите, жизнь, она реальна. Она управляется, любая жизнь, в том числе жизнь на оккупированной территории, некоторой системой, вертикалью некоторой. Поэтому до тех пор, пока вопрос в отношении Навального не поднялся на высокий уровень США, пока его, пока его решали клерки из посольства, его можно было судить. Как только доложили президенту США, большим начальникам, он дал команду, и мгновенно произошли звонки, и Россия мгновенно все государственные органы, как и положено государственным органам несуверенной страны тут же…

 

Александр Богомолов: Отреагировали.

 

Евгений Фёдоров: Если вы хотите это слово, можно сказать и так, отреагировали. Отреагировали путём слова Есть! Америка сказала: «Надо». Прокуратура сказала: «Есть».

Кстати, так же она сказала во многих странах. Посмотрите, как происходил переворот в Египте. Американцы дали команду и те же самые военные, которые как бы назначаются президентом, тут же сказали: «Есть. Мы посадим президента – куда-то там под арест, никто не знает куда – арестуем 300 человек, отменим Конституцию, и всё это будет называться демократической волей египетского народа в СМИ.

 

Александр Богомолов: Подписка Навального о невыезде работает в 2 городах: в Кирове, где его судили, и в Москве, где он прописан. Благодаря этой подписке он может курсировать только между этими двумя городами. Если ему надо выехать в любой другой город РФ, он должен получить разрешение суда. Насколько это серьёзно? Или он может ехать, и следователь его отпустит в любой момент?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, следователь его теперь отпустит, куда он попросит, это вообще не вопрос. Потому что следователи получили удар по лбу, те, которые напрягались и пытались что-то сделать. Это раз. Второе – у него статус выше. Он может ездить с мигалками по Москве, и ему будут часовые отдавать честь. Он является американским агентом на территории РФ и представителем верховной власти оккупационного режима. У него статус, как у министров, или депутатов, или президентов. Он от гауляйтера получил статус. Наши власти, как на оккупированной территории СССР – это бургомистры, старосты, а он от гауляйтера получил статус на оккупированной территории. Всё. Он сверхначальник здесь, с ним никто ничего не может сделать.

 

Александр Богомолов: Получается, подписка о невыезде – это до реальной отсидки его срока. Это же не замена пяти годам?

 

Евгений Фёдоров: Это да. Но, во-первых, понятно, что американцы сейчас будут влиять на решение суда.

 

Александр Богомолов: Какой шанс, что его посадят?

 

Евгений Фёдоров: Будет борьба национально-ориентированных людей во власти в России с американской системой управления.

 

Александр Богомолов: Но есть уже информация, что штаб Навального снял его с кандидатов в мэры.

 

Евгений Фёдоров: Штабы могут делать всё что угодно. Решает всё кандидат. Возможно (я не исключаю), что когда американцы дали команду в России выпустить навального, они возможно в процессе этой команды имели какое-то обсуждение с российскими властями. И, например, там они взялись от имени Навального, что он сделает что-то, или что-то не сделает. Такого рода переговоры могли быть, и Обама о них намекал, что когда идёт вопрос со Сноуденом он говорил, что разные государства (вассалы) пытаются со мной о разном договориться за эту услугу. Так что вполне возможно, что когда Штаты подавали эту команду в Россию, были какие-то указания по поводу того, что Навальный должен делать то-то и то-то (идти на выборы или нет). Такое могло быть. Мы же этого не знаем. Мы видим то, что система статусов американцев работает на протяжении 20 лет. И это важный момент. Навальный, как и другие агенты США в России, неприкосновенен. И это ни только касается персонально его, но и персонально системы управления. Например Путин поднял вопрос об иностранных агентах, провёл закон, теперь мы знаем, что у нас агенты, прокуратура выяснила, что 3 млрд долларов у них бюджет, что они управляют страной, пишут законы, что у них есть агенты во власти, об этом уже прокуратура официально говорила. Но никто, ни закон (т.е. депутаты), ни прокуратура, ни власть, ни президент не имеют права эту машину каким-то образом остановить, или запретить так работать. Он может просто показать: вот американские агенты, они нами управляют, мы живём плохо из-за них. Все же законы ими написаны. Люди говорят: «почему у нас высокие тарифы?» Тарифы писал институт города. Институт города – типичный американский агент, который работает в течение 15 лет по написанию законов, касающихся тарифов, градостроительных кодексов и т.д. Если у нас высокие тарифы, вопрос: а кто за них отвечает? За них отвечает тот, кто отладил систему. Отладили систему американские грантополучатели. Это касается всего. Вы не найдёте ни одного закона в России системного, не написанного американцами. Но всё, что можно сделать национальной властью на оккупированной территории, они могут сказать (для идиотов, которые не понимают): «Видите, этот закон пишут грантополучатели, это агенты». Что ещё сильнее сказать? «агенты пишут вам законы, вы по ним живёте. Плохо живёте, жить будете ещё хуже. Направлено законодательство на ликвидацию страны, на дебилизацию, на уничтожение культуры, на ликвидацию русского народа». На это направлена вся законодательная машина. Потому что мы живём на оккупированной территории. И всё, что происходит вокруг, есть решение, принятое в Вашингтоне. И цель этого решения – ликвидировать конкурента под названием Россия. Может быть, не сразу. В 1999 году не получилось, Путин не дал. Ну, отложили на 12-15 лет, сделают это через 5-7 лет. Принято решение оккупантом уничтожить Россию, русский народ отдельно. Вопрос только в сроках. Как получится. И отдельные отрасли.

 

Вы не задали вопрос, а мы сейчас с вами обсуждаем историю, выяснили наши правоохранительные органы, почему упала эта ракета. Потому что просто диверсант сделал не так схему, датчики и уехал в Америку. Выполнил свою работу, получил премию и уехал. Обычная диверсия. Точно так с Академией Наук. Когда министр выносит решение о ликвидации Академии Наук, Путин частично решение отбивает, наполовину, потому что нет прав отбить полностью. Ему же народ прав не даёт. Людям же нравится быть рабами, их же устраивает сегодняшняя жизнь, у них же всё в порядке. Они же предали своих родителей, дедов и прадедов, которые создавали такую страну – значит живите плохо. Это результат вашего предательства, всё логично. У вас будут агенты, у вас будет Навальный делать всё, что хочет. И люди, которые пойдут этим путём, получат такие же права из Вашингтона. Они будут, вплоть до того, что будут заниматься насилием на улицах. Так и положено. Оккупационной армии, даже политической, можно заниматься любыми делами на оккупированной территории. Это новость какая-то?

 

Александр Богомолов: Вчера оппозиция собрала около Думы достаточно много народа вечером.

 

Евгений Фёдоров: Я видел. Полторы-две тысячи человек были на тротуарах, на улицу не выходили. Это не было политической акцией, у них не было плакатов… Политическая акция характеризуется тем, что люди собрались. Скорее, это флеш-моб. У американцев в Москве есть порядка 3000 боевиков уличных, у грантополучателей. Вообще, грантополучателей в Москве 20000 политических комиссаров (политтехнологов), и у них есть подразделение, в том числе уличной молодёжи.

 

Александр Богомолов: Имеется в виду мирных боевиков, без оружия.

 

Евгений Фёдоров: Политических боевиков, т.е. мирных. В принципе они могут быть и военными. Плати им в 10 раз больше зарплату – и они будут военными, если что. Просто дали команду – те вышли. Понятно, что не поэтому события произошли. Вы посмотрите, как на решение суда отреагировали. Посол дал тут же команду отменить это решение, ЕС – союзники США. Они тут же дали команду отменить, и команда была выполнена. Не эти 2000 человек. У нас митинги грантополучатели собирали и по 60000, и это ничего не меняло. Команда сработала через американскую систему управления. Дали команду – выпускайте. Нельзя трогать агентов США на оккупированной территории запрещено.

 

Александр Богомолов: Как выбираться?

 

Евгений Фёдоров: Россию может спасти только её народ.

 

Александр Богомолов: Получается, что Навального могут и не посадить.

 

Евгений Фёдоров: В принципе, могут. Если американцы пойдут на жёсткий запрет – конечно. У них авианосцев больше. У них министры в правительстве, их люди в системе власти, там, где решения принимают, их люди в судебной системе, правоохранительной. Я же говорю, мы это наблюдаем по многим странам, у нас же народ странный какой-то, он почему-то думает, что в Египте, или в Сирии, или в Ливии какие-то другие люди живут, не такие. Там такие же. Или в Иране, где собственные генералы фактически и повесили своего президента. Люди везде одинаковые. И американцы умеют работать с оккупированной территорией. Они взяли опыт англичан. Англичане колониями управляют 500 лет. Но за 500 лет можно научиться безболезненно проводить решения на оккупированных территориях? Научились. И везде результат один – колония деградирует, народ уничтожается, и окончательно решается вопрос с людьми, которые живут на этой территории. Так же будет решён вопрос с русскими на территории России. Причём в не очень дальней перспективе. В перспективе ближайшего поколения, если люди не захотят себя защитить, если люди не захотят действовать точно так же, как делали деды, прадеды и прапрадеды. Не надо ничего нового придумывать. Надо жить в тех же законах, в том числе защищая себя, как это делали наши предки, потому что они с войной и конкуренцией сталкивались всю свою жизнь. Это жизнь – конкуренция, борьба и войны – обыкновенная человеческая жизнь.

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Николаем Стариковым (писатель, http://nstarikov.ru).

 

Николай Стариков: Есть ли политика в той ситуации, которая случилась вокруг приговора Алексею Навальному? Конечно, есть. Вот только вопрос: с чьей стороны там эта политика присутствует? Она присутствует, на мой взгляд, со стороны Алексея Навального. Давайте отбросим в сторону эмоции. Я думаю, что никто из нас с вами уважаемые избиратели, зрители, единомышленники, инакомыслящие, уголовное дело не читал, не изучал. И это нормально. У каждого есть другие служебные обязанности, мы работаем, воспитываем детей, живём и не должны изучать 20-30 (не знаю сколько) томов уголовного дела. 

Для того чтобы определить виновность того или иного человека, человечество с незапамятных времён придумало некий инструмент. Этот инструмент называется суд. Дальше начинается разговор на эмоциях: я верю, я не верю. Мы с вами можем не верить, что Земля круглая. Мы с вами можем считать, что она плоская. Но для того, чтобы выяснить этот вопрос, плоская она или круглая, существуют определённые инструменты – астрономические приборы, полёты в космос и многие другие. То же самое – есть суд. Суд определяет: виновен человек или нет. И здесь эмоции – верю, не верю – вообще не должны присутствовать. 

Прошёл суд. Этот суд вынес приговор. Дальше начинаются политические игры со стороны Навального, его сторонников и тех, кто испытывает к нему определённые симпатии. Они начинают говорить, что он заведомо невиновен, что его должны отпустить и так далее. Что это такое? Это чисто политические спекуляции на чисто уголовном процессе. В самом деле «Кировлеса» политики нет никакой. Есть то, что прокуратура посчитала составом преступления, следствие расследовало, документы были переданы в суд. Суд, на основании документов, вынес решение. Там политики никакой. А вот после решения суда начинается политика. 

Обратите внимание, как себя ведёт Навальный. Он начинает говорить и одновременно то же самое говорят члены его избирательного штаба: мы не будем участвовать в выборах, если он будет находиться в местах лишения свободы или вообще будет приговорён. Извините, а если, согласно заявлениям самого Навального, его так все любят в Москве и вообще в стране, это вождь десятков, сотен миллионов, величайший мыслитель современности всё-таки, а не хухры-мухры, то какая разница где он находится? 

Нельсон Мандела всю жизнь сидел в тюрьме. Ему это не помешало стать президентом ЮАР. Почему? Потому что все его знали, все понимали, за что он борется и так далее. Поэтому нахождение в тюрьме – это не то, чтобы минус для избирательной кампании, это колоссальный плюс. Представляете, «власти посадили борца за свободу в тюрьму – давайте за него голосовать!». Это же великолепный козырь для избирательной кампании. 

Что мы видим? От этого козыря Навальный и его штаб немедленно отказываются. Почему? Потому что они понимают, что их поддержка на самом деле очень маленькая. Им нужен повод, чтобы выскочить без «потери лица» из этих выборов, потому что результат, скорее всего, будет крайне печальный. Нужно будет сказать: да, результат такое печальный, потому что были осуществлены какие-то неправовые действия. Логики никакой. И потом, конечно, в тюрьме сидеть не хочется, там всё-таки мало хорошего. Поэтому хочется оттуда выйти, и начинаются политические спекуляции на этом. 

Обратите внимание, что у нас сейчас многие комментаторы сравнивают два дела. Первое – дело Навального, и второе – дело Оборонсервиса, дело Васильевой. Давайте опять отбросим эмоции в сторону, просто голая логика и факты. Все кричат: почему Васильева ещё не в тюрьме? Дорогие мои, суда ещё не было. Однако все уже убеждены, что она виновата и все требуют, чтобы она сидела в тюрьме, хотя суда ещё не было – идёт следствие. По делу Навального – приговор есть, он вступил в законную силу. 

Обратите внимание, здесь важно – я не юрист, но насколько я понимаю, когда судья произнёс приговор, он вступил в законную силу. Никто же не знает: будет обжаловать Навальный этот приговор или не будет. Когда есть обжалование, тогда да, приговор не вступает в законную силу. 

Одним словом, ситуация следующая. Навальному объявляют приговор и все требуют, чтобы его выпустили. Васильевой приговора не было, но она должна сидеть под домашним арестом. У Навального судья произнёс «5 лет», но его нужно почему-то обязательно выпустить. Дорогие мои, а где логика? Пусть Навального тогда как минимум под домашний арест посадят. Вот где чистая политика. Человек заявил, что будет участвовать в выборах для того, чтобы использовать это в уголовном процессе, который против него шёл. И он ведёт себя как девушка на выданье – ломается: я буду участвовать в выборах, ах, я не буду участвовать в выборах. Эти заявления человек делает с разницей в несколько часов. Это что серьёзный политик, серьёзный руководитель? Это человек, который говорит, что он хочет быть президентом страны, или это девушка на выданье?

Я понимаю, что кому-то Навальный нравится. Но задайте себе вопрос: он вам нравится как мужчина или как политики? Если он нравится вам политик, как человек, исповедующий определённые взгляды, значит, с его стороны в уголовном деле точно есть политика. И в оценках тех, кто говорит о несправедливом приговоре – чистая политика и звучит. Поэтому хотелось бы, чтобы наши «борцы за свободу» хотя бы чуть-чуть напоминали тех, кто боролся за нашу свободу в начале ХХ века. Немножечко им несгибаемости, немножечко побольше принципиальности, а не шараханье в ту или иную сторону. Вот и всё.

Я выступаю за то, чтобы закон торжествовал на территории России в отношении всех граждан. Неважно какие у них политические взгляды. Иначе что получается? Если член правящей партии украдёт лес, значит он жулик и вор, его надо сажать в тюрьму. Если лес украл человек, который придерживается других политических взглядов, ему молоко что ли за это выдавать? Он заведомо невиновен, потому что он придерживается других политических взглядов? Нет уж, давайте закон будет одинаковым для всех. 

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда другой человек, который создаёт тоже массу проблем – это Эдвард Сноуден. С ним какая ситуация сложилась? 

 

Николай Стариков: Сноуден на сегодняшний момент – это как раз лакмусовая бумажка. Чтобы сравнить ситуацию Навального с чем-то очень похожим – ситуация со Сноуденом отдалённо напоминает. 

Есть Навальный, который (давайте скажем честно) под прикрытием Государственного департамента США на непонятно откуда взявшиеся деньги... потому что разговоры о том, что все перечислили по небольшой сумме денег, и набралась очень большая сумма денег, чтобы всё время печатать листовки, выпускать газеты массовым тиражом и кубы по Москве расставлять – это всё, конечно же, от Лукавого. Так вот человек, при поддержке иностранной державы, открыто в печати заявляет – это было совсем недавно – власть в России сменится не конституционным путём. Фактически косвенно или прямо призывает к свержению государственного строя. Ведёт эту деятельность, теперь участвует в выборах, теперь – борется с государством. 

Есть Эдвард Сноуден, который по неведомой нам с вами причине, то ли потому что он вдруг стал Дон Кихотом, может быть, он прочитал Сервантеса и решил бороться с ветряными мельницами, я не знаю почему. До этого работал в спецслужбах, а теперь какой-то человек ему томик Сервантеса подсунул, он прочитал и всё: не могу больше, совесть не даёт. И он решил по какой-то причине бороться с США. Он опубликовал данные, которые свидетельствуют не то, что о том, что США украли какие-то деньги или кто-то, а о том, что они прослушивают телефоны президента России. В общем, беспредельничают в мировом масштабе. Человек тоже ведёт деятельность, направленную на подрыв одного из государств. 

Что делает государство Россия? Оно с Навальным ничего не делает в таком масштабе, как США делают со Сноуденом. Они, совершенно не глядя на какие-то правовые процедуры, аннулировали ему паспорт. Они требуют его выдачи от всех стран, куда он ещё даже не приехал. Посадили самолёт президента Боливии. Попутно они ещё поиздевались над Эво Моралесом, потому что он летел с газового саммита в Москве и ему на всяких случай просто показали, кто в мире хозяин, под предлогом этого Сноудена. Они требуют выдачи у России, хотя он в России и не находится. Россия ещё не начала правовую процедуру, какие-то действия по предоставлению убежища Сноудену, а американские сенаторы уже заявляют, что это приведёт чуть ли не к войне и к резкому ухудшению отношений. 

Где логика-то? Налицо двойные стандарты. Если ты борешься против России на деньги Госдепа или под его крылом, то ты – борец за свободу, величайший мыслитель современности и с тобой вообще нельзя ничего сделать, даже если ты в юношестве что-то украл. Тут надо заметить, что Госдепу надо более тщательно подбирать кадры. Смотрите: то у них Миша «Два процента» у них главный борец, выясняется, что он откаты всё время брал. Теперь есть приговор в отношении другого «борца». Нам с вами понятно почему. Потому что ни один приличный, честный человек, конечно же, не пойдёт работать против своей страны. Поэтому приходится брать лучших из худших и всегда есть в человеке какая-то червоточинка.

Поэтому Эдвард Сноуден Соединёнными Штатами преследуется вопреки всему международному праву. Самое интересное, обратите внимание на позицию наших так называемых правозащитников: за Навального они готовы костьми лечь. Та же Людмила Алексеева. Раз человек придерживается таких взглядов с ним нельзя ничего дурного сделать, его нельзя ни за что осуждать.  Про Сноудена она говорит, что это предатель США; его надо взять и выдать США. понятно, что она – гражданка США и, наверное, большой патриот США, но только не России. В соответствии с этими взглядами она и говорит. Но налицо абсолютно разный подход к, по сути, абсолютно одинаковой ситуации. Я уже не говорю о том, что если Эдвард Сноуден окажется в США, то ему грозит не 5 лет тюрьмы, а что-то значительно более серьёзное. Может быть даже смертная казнь.

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Дмитрия Енькова («Профсоюз граждан России») с Еленой Лариной (специалист по конкурентной разведке, http://hrazvedka.ru).

 

Артём Войтенков: Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь. Вкратце, чтобы просто зрители понимали.

 

Елена Ларина: Я директор и собственник кадрового агентства. Наши основные клиенты – это IT-компании и производственные компании реального сектора экономики, в том числе высокотехнологичные компании. Волей-неволей, чтобы подбирать нужных людей, я должна разбираться некоторым образом в IT-технологиях. Конечно, не настолько насколько в них разбирается программист, но в общих чертах я должна представлять, кого я ищу. Отсюда интерес к высоким технологиям, к IT-технологиям.

В нашей работе получалось очень много ручного труда. Чтобы находить хороших специалистов, нужно было перелопачивать очень много информации, в том числе в Интернете. Встал вопрос, что надо этот труд как-то механизировать и автоматизировать. Я стала спрашивать у коллег по кадровой работе: а кто, что использует? Выяснилось, что практически никто ничего не использует. Все так вручную и работают. Я поняла, что в наш век высоких технологий не может такого быть, чтобы никто ничего не использовал. 

Я стала смотреть, кто же обладает этими высокими технологиями и нашла такие технологии, которые меня устраивали – программное обеспечение конкурентных разведчиков. Соответственно, я пошла поучилась. Соответственно, я приобрела соответствующее программное обеспечение.

 

Артём Войтенков: Поясните, что такое конкурентные разведчики.

 

Елена Ларина: Конкурентная разведка – это синоним бизнес-разведки. Фактически это сбор, обработка, хранение информации с целью принятия правильного решения. Сами понимаете, поиск информации.

 

Артём Войтенков: У конкурентов?

 

Елена Ларина: У конкурентов. Но только строго в рамках закона и даже этических принципов. В противном случае это называется промышленный шпионаж – явное нарушение закона. Если всё в рамках закона, при помощи Интернета – мне недавно попадалась цифра, что 95% любой информации можно найти в Интернете. Цифра в 95%, наверное, высоковата, но многую информацию в Интернете найти можно. 

Заинтересовавшись конкурентной разведкой, я начала практиковать её методы, её принципы. Соответственно, у меня появились какие-то наработки, которыми мне захотелось поделиться. Я завела свой собственный блог, где стала рассказывать людям всё, что я использую: какие интересные программы нашла, какие книжки советую почитать, какие фильмы советую посмотреть, каким софтом пользуюсь, что нового происходит на этом рынке. 

В блоге есть различные разделы, он существует третий год. Я знаю, что кадровики и эйчары заходят на этот блог, смотрят. На что-то говорят: да, мы знаем. На что-то говорят: как интересно. Но похожего блога я пока не видела. 

 

Дмитрий Еньков: Давайте мы тогда может быть перейдём? Тем более это будет неожиданный переход к цели нашей сегодняшней беседы. Кажется, сидит человек, занимающийся подбором персонала, и даже не имеет специальных навыков и образования (вы сказали, что только сами немножечко учились) и вдруг – наш неожиданный гость – господин Сноуден. 

 

Елена Ларина: Я как раз к этому и подхожу. Став вести блок я поняла такую вещь, что конкурентная разведка, бизнес-разведка используют арсенал государственной разведки. И неплохо знать мат. часть, чтобы заниматься бизнес-разведкой. В плане изучения мат. части я стала смотреть какие есть разведки, читать интересные книжки, кто чем занимался, кто что использовал, массу разных интересных историй. 

Я заметила такой факт, что про ЦРУ всего очень много написано, а про АНБ не написано практически ничего. У нас на русский переведена только одна книжка Д. Бэмфорда «Дворец головоломок». У нас единственный фильм – я сейчас не вспомню его названия. Я нашла единственное интервью бывшего сотрудника АНБ, причём давал он его «Russia Today», нашему же каналу. И всё. 

Я посмотрела и думаю: неужели же в Интернете ничего нет про АНБ? Оказалось, что есть. Много чего не переведено на русский язык. И я стала по крупицам собирать. Планировала 2-3 статьи выпустить, а оказалась это такая интересная тема, что материал всё набирался. Я с января, раз в две недели, выкладываю на своём блоге. А потом раз и появился Сноуден с такими же разоблачениями...

 

Артём Войтенков: Секунду. Я думаю, что для тех зрителей, которые не знают, надо сказать, что АНБ – агентство национальной безопасности США.

 

Дмитрий Еньков: Которое, как выясняется, ещё более засекречено, ем ЦРУ.

 

Елена Ларина: Вы знаете, то, что пишут про ЦРУ, в основном, пишут про их промахи и их провалы. Поэтому если составить своё мнение о ЦРУ по книгам и публикациям, то оно будет крайне негативное. 

 

Артём Войтенков: Понятно, что про успешно выполненные задания они писать и хвастаться ими не будут: мы привели к власти того-то, убили столько-то. Это всё будет скрыто. 

 

Елена Ларина: Поскольку сенсационным заявлением Сноудена было то, что АНБ следит за всеми и имеет всю информацию, то скорей всего, на самом деле, был медийный скандал. Потому что, начав публиковать материалы по АНБ, я нашла их в совершенно открытых источниках в Интернете. Я нашла в феврале. Кто захотел бы раньше, поинтересовался, и нашёл бы раньше. Никакой сенсации его разоблачение на самом деле не представляет. Единственное, что это было заявлено на весь мир, во всеуслышание.

Вот мы и дошли до Сноудена. На самом деле он – системный администратор. Он практически не окончил среднюю школу, он из неё ушёл в результате плохой учёбы. В дальнейшем он пошёл просто на программные IT-курсы. Какое-то время отучился, получил майкрософтовский сертификат. Сертификат, как я сейчас уже слышу, уникальный, что это компьютерный гений. На самом деле, таких сертификатов достаточно много, ничего уникального он собой не представляет. И, в принципе, работа Сноудена – это работа системного администратора. Сначала он устроился работать охранником в университет, который был связан с Пентагоном. Какое-то время он работал в ЦРУ. 

Здесь тоже история тёмная. Если вы обратили внимание, первое, что у него не было никакого специального образования, второе, что он болен эпилепсией. Когда он отправился в Гонконг, он оставил руководству заявление, что он едет лечиться от эпилепсии. Я посмотрела в Америке из-за достаточно большого числа людей, больных эпилепсией, был принят специальный закон в 90-м году, который направлен на то, чтобы этих людей никак не дискредитировали в плане работы. Написано, то работодатели не имеют права отказать человеку по этой причине в работе, кроме некоторых областей, которые связаны с транспортом, с вооружёнными силами, с разведкой. Как Сноуден вообще попал в ЦРУ? Вопрос непонятный.

 

Артём Войтенков: Значит, он не был болен эпилепсией. 

 

Елена Ларина: Нигде не отрицается: болен он или нет.

 

Дмитрий Еньков: А в ЦРУ он всё-таки работал?

 

Елена Ларина: Он работал некоторое время в ЦРУ, но работал он системным администратором. Все эти разоблачения, несколько чемоданов жёстких дисков – я сомневаюсь, что таковые есть, потому что права системного администратора строго ограничены. Они не беспредельны. Когда он говорит: «Ещё месяц назад я прослушивал все ваши разговоры и читал все ваши SMS», такого быть не может, потому что права системного администратора строго ограничены. 

Вообще представляется, что Сноуден – это некий проект, некая операция и через него какие-то иные силы сливают какую-то информацию. Он не мог иметь доступа к такой информации. Посмотрим, пока ещё нигде не всплыли эти документы. 

 

Дмитрий Еньков: А что он на сегодняшний день ещё слил, кроме того, что Большой брат за всеми следит?

 

Елена Ларина: Ничего. 

 

Дмитрий Еньков: Было две публикации. В Guardian и...

 

Елена Ларина: Это то, с чего началось. 

 

Дмитрий Еньков: Что он там опубликовал?

 

Елена Ларина: То же самое. IP-адреса китайских организаций, за которыми производилась слежка, которые прослушивались, прочитывались. От действий Сноудена на самом деле очень много кто выиграл. Возможно, Сноуден – это была такая лакмусовая бумажка по выявлению противников, союзников и что на самом деле это спецоперация США. Потому что от действий Сноудена и всего этого скандала выиграл Китай. Как известно, самый крупный рынок сбыта Китай – это Штаты.  Китай, выслав Сноудена, доказал свою договороспособность, свою лояльность к США. Они не хотели портить отношения. Выгодно США по большому счёту. Если Сноудена сначала объявили национальным героем, борцом за справедливость, борцом с Большим братом, когда он попросил у нас политического убежища, то по рейтингам компаний отслеживания общественного мнения, сначала он был национальным героем, где-то 50:50 делилось союзником, противником, даже было больше тех, кто его поддерживал. Когда он попросил политического убежища, то он сразу стал предателем для США. 

 

Дмитрий Еньков: Потому что у врага попросил.

 

Елена Ларина: Да, у врага. С обывательской точки зрения для рядового американца Россия – это враг №1. 

 

Дмитрий Еньков: Несмотря на все перезагрузки.

 

Елена Ларина: Первое, что показала Европа – что они не марионетки США. Весь Евросоюз возмутился тем, что Сноуден рассказал. Затем они также доказали, что они по-прежнему союзники США, историей с посадкой самолёта президента Боливии. Свою долю получили и южноафриканцы. Они тоже стали якобы или не якобы предлагать политическое убежище. Другое дело, что им не удалось это сделать. 

 

Дмитрий Еньков: А кто проиграл тогда?

 

Елена Ларина: Пока никто не проиграл. Моя версия, которую я озвучивала в газете, на самом деле – это борьба элит. 

 

Артём Войтенков: Давайте немножко по Сноудену пройдёмся. Вот он убежал из США, полетел в Гонконг. Дальше что происходило?

 

Елена Ларина: Дальше Гонконг его выслал.

 

Артём Войтенков: Он стал свои признания делать в Гонконге?

 

Елена Ларина: Он стал делать признания в Гонконге. Причём всё это продолжалось недолго. Потом он посидел в Гонконге. Прилетел якобы транзитом в Россию. Летел он либо на Кубу, либо в Исландию – так это и не узнали. Скорее всего на Кубу. В этот момент, когда он летел, американцы лишили его паспорта. Поэтому прилетев в аэропорт Шереметьево, он остался здесь, как человек, не имеющий никаких проездных документов. По закону ни одна страна не может его принять. 

 

Артём Войтенков: Получается, его американцы сами лишили паспорта, чтобы он никуда из России не убежал. 

 

Елена Ларина: До приезда Сноудена за несколько дней по неофициальным данным Россию посетил глава ЦРУ. Он находился здесь, в России, сутки. Информация не подтверждается и не опровергается. Она есть в Интернете. И есть такое подозрение, что следующая договорённость была с Гонконгом: он его вышлет, чтобы он специально полетел через Россию, через Москву, и здесь он останется, потому что на самом деле так выгоднее всем. Вероятно, была какая-то договорённость. Не зря потом Сноуден оказался в Москве. 

 

Артём Войтенков: Вернёмся к началу. Всё-таки Сноуден, хороший парень, служил системным администратором. Увидел, что всё зло, плохо... Кстати, сколько он работал сисадмином там?

 

Елена Ларина: Порядка десяти лет, но он работал в разных структурах, у разных подрядчиков АНБ. Информацию мог, конечно, собирать.

 

Артём Войтенков: А когда он стал именно системным администратором?

 

Елена Ларина: Этого я не помню.

 

Артём Войтенков: Примерно сколько лет?

 

Елена Ларина: Порядка десяти лет он проработал.

 

Артём Войтенков: Всё-таки десять лет. Он сидел, грубо говоря, обслуживал серверы и сети.

 

Елена Ларина: Да. 

 

Артём Войтенков: Получается, он десять лет видел, что происходит?

 

Елена Ларина: Вообще, это видели все, кто имеет доступ.

 

Артём Войтенков: Да. И только после десяти лет у него в мозгу включился переключатель, что это всё плохо. 

 

Елена Ларина: Ему 29 лет. Десять лет назад ему было 19 лет. Наверное, мир как-то воспринимался по-другому. На самом деле, когда он ещё работал в ЦРУ, то на форуме, в работе которого он участвовал, он выражал своё недовольство американской политикой в плане Большого брата что называется. Так что это решение зрело, просто видимо появилась возможность – он познакомился с нужным человеком Лаурой Поинтер, которая уже его свела с корреспондентами Guardian и появилась возможность напечатать своё разоблачение. 

 

Артём Войтенков: Но ведь он мог бы и без знакомства взять и разослать по разным газетам, издательствам, какие-то письма, данные. Взять и спамом послать кучу писем. 

 

Елена Ларина: Может быть, кто-то отреагировал, а, может быть, и нет.

 

Артём Войтенков: Такие данные, если такое громкое «ай-я-яй». Получается, вариантов на самом деле немного. Либо он честный парень и на самом деле решил убежать...

 

Елена Ларина: Он на самом деле честный парень. Другое дело, что он просто оказался марионеткой в чьих-то руках. Он действительно человек, верящий в справедливость; если предположить ситуацию с эпилепсией, то немного с расшатанной психикой; более подвержен давлению с чужой стороны, немного неуравновешенный. Об этом свидетельствует его поведение в Шереметьево, когда он то отказывался от политического убежища, то снова обдумывал этот вопрос. Вероятно, нарушения какие-то есть. 

 

Артём Войтенков: Ситуация, скажем так, непростая. Когда за тобой охотятся все Соединённые Штаты, «висят на хвосте»...

 

Елена Ларина: Как вы думаете, человек в возрасте около тридцати лет понимал последствия того, что он затеял?

 

Артём Войтенков: Должен понимать.

 

Елена Ларина: Конечно, должен понимать. Поэтому он получил то, что хотел. 

 

Артём Войтенков: Хорошо. Сейчас он до сих пор сидит в Шереметьево, а вы говорите, что это как-то соотносится с борьбой элит между собой.

 

Елена Ларина: Моя версия такова. Вся мировая элита делится на несколько группировок:

  1. 1. Корпоратократия, руководители всех корпораций и это уже отживающий сектор.
  2. 2. Финансисты и банкиры, которые в основном сейчас правят миром.
  3. 3. Уже растёт и развивается такая новая сила – нетократия или я её назвала силовики, но не от того, что они сильные и за ними армия, а от [бэконского, 01:17:00] знания силы. Сюда входят люди, которые работают с новыми технологиями: не только с IT-технологиями, но и с био-, нано-, нейротехнологиями и прочими. 

Жизнь развивается, и они должны прийти на смену банкирам, потому что эти дутые финансовые рынки уже ведут мир... 

 

Дмитрий Еньков: Уже сами не знают куда. 

 

Елена Ларина: ...к какой-то катастрофе. Различные спекулятивные финансовые инструменты, мы уже не знаем какие деньги реальные, какие виртуальные, и сколько таких денег вообще существует. Поэтому встал вопрос о том, что надо уступать место нетократам. Естественно, что финансисты не хотят этого делать. 

Важнейшим оплотом финансистов в США является ФРС. История её развития такова, что сначала объединились несколько банков. По-моему, по территориальному принципу. Сейчас их двенадцать. Есть некие финансы, которыми они управляют: кому-то дают кредиты, кому-то ещё что-то.

 

Артём Войтенков: Они доллары печатают и имеют монопольное право на выпуск доллара. 

 

Елена Ларина: Абсолютно. Да, они ещё печатают доллары. В предыдущий кризис, который был в 2008-м году, ФРС поддерживал какие-то определённые банки, чтобы не было финансового краха. 

Сенаторы остро поставили вопрос об аудите ФРС. Полного аудита они добиться не смогли. Они смогли добиться только частичного аудита. Когда они посмотрели документы, выяснилось, что во время кризиса выдавались какие-то непонятные огромные кредиты под маленькие проценты – 0,25% годовых – на какое-то очень длительное время. Единственное, движение финансовых средств не показало кому они выдавались.

 

Дмитрий Еньков: Но цифры называли – 16 триллионов. 

 

Елена Ларина: Да, 16 триллионов. Этим занялся Блумберг, мэр Нью-Йорка, у которого есть одноимённое информационное агентство. Когда Блумберг занялся этим, он посмотрел на эти огромные цифры и выяснилось, что на самом деле там не 16 триллионов. Там были двойные, тройные счета, какие-то короткие кредиты. И сумму он подкорректировал до 3,4 триллиона. Хотя учитывая, что всего на земном шаре производств на 80 трл долларов, то цифра 3,4 огромна. 

 

Дмитрий Еньков: Блумберга, может быть, не случайно назначили? Чтобы он своих покрывал. Он и циферку сразу уменьшил. 

 

Елена Ларина: Нет, это он и добился опубликования этих цифр. 

 

Дмитрий Еньков: Я сомневаюсь. Я думаю, что ему и дали построить его империю, чтобы он покрывал как вы их назвали – финансистов. Хорошо, мы услышали про три категории: корпоратократы, финансисты, которые пока ещё правят, и, активно расталкивая всех локтями, идёт к власти нетократия. Как сюда вписывается Сноуден?

 

Елена Ларина: Сейчас сенатор Ренд Пол поставил вопрос о полном аудите ФРС. Чтобы этот аудит провести, нужно, чтобы было большинство в сенате. Добиться этого большинства можно, только если совместно проголосуют все демократы и все либертарианцы, которые избраны по спискам Чайной партии. Сноуден – как раз либертарианец. И вот этот скандал со Сноуденом даёт раскол между демократами и либертарианцами, потому что вновь будет затребован аудит. Разбирательство деятельности АНБ и ведёт раскол между двумя этими партиями, которые не дадут большинства в парламенте именно по этому вопросу. Сноуден явился этим яблоком раздора. Правда, уже демократы сказали, что деятельность АНБ обсуждаться не будет. Сейчас там уже, по-моему, 30 сенаторов проголосовало «за» проведение аудита ФРС. Моя версия в том, что «проект Сноуден» был создан именно для этого. 

 

Дмитрий Еньков: Получается, он был создан финансистами, чтобы не инициировали эту проверку, чтобы её ещё отсрочить?

 

Елена Ларина: Финансистам невыгодна эта проверка. 

 

Дмитрий Еньков: Поэтому они и придумали Сноудена, чтобы он расколол голосующих и они эту проверку, во всяком случае пока, не инициировали?

 

Елена Ларина: Да.

 

Дмитрий Еньков: А в конце года они ещё что-то попробуют спрятать.

 

Елена Ларина: Собственно, поэтому же он полетел в Китай, потому что весь Китай изначально построен на деньги финансистов. Считайте, на британские деньги.

 

Дмитрий Еньков: А корпоратократия там не играет роли? Она же туда промышленность выводила в своё время.

 

Елена Ларина: Корпоратократия – это уже новое образование, которое сформировалось и укрепилось за последние годы.

 

Дмитрий Еньков: Они заняли какую-то свою определённую нишу.

 

Елена Ларина: Естественно заняли. Я считаю то, что вытурили Сноудена из Китая – это как раз их заслуга. 

 

Артём Войтенков: Они не хотели брать удар на Китай, чтобы он не прятался в Китае, такой нехороший.

 

Елена Ларина: Да. Я уже говорили, что основной рынок сбыта Китая – США, поэтому они не хотят с ними ссориться из-за Сноудена.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru). 

 

Артём Войтенков: «Сразу три латиноамериканских государства предложили предоставить убежище Сноудену. Гарантии предоставления предложили Венесуэла, Никарагуа и Боливия». Что это такое? Сначала все вроде как боятся США, а потом все втроём дружно предлагают?

 

Евгений Фёдоров: Поэтому и втроём, гуртом, потому что мене боязливо. Путин же сказал, что боятся, дрейфуют все. Понятно, что Сноуден – это символ. Ничего нового он нам не сказал. О том, что говорил Сноуден, мы знали и два года назад, и три года назад. Он, как рядовой сотрудник американских спецслужб, подтвердил, что это происходит, но мы это знали и так. 

Как только в мире возникла ситуация возможного недовольства метрополией США по такому вопросу. Американцам же он нужен тоже как символ, чтобы его публично наказать, смертная казнь, вздёрнуть, чтобы свои офицеры перестали смотреть на сторону, тем самым повысить дисциплину внутри США. Поэтому для них он – символ и для других стран мира он тоже символ сопротивления оккупации. Для тех же трёх стран, о которых вы говорите. 

Теперь с этим символом, как с горячей картошкой, не знают что делать. В результате того, что все Штатов боятся, между собой эту картошку бросают. Оказывается, единственное место, где может жить Сноуден, – это Россия. Тогда вопрос: а какое место Россия занимает в современном мире? Я вам отвечаю. Россия – объективный лидер мирового освободительного процесса. Хоть она и маленькая страна. Китай больше в десять раз по численности населения и экономике, и по всему. А как только дело доходит до дела, до драки, как говорили наши родители и деды, выясняется, что драться-то некому: все сразу разбегаются по кустам и остаётся только русский Иван, то есть Владимир Владимирович. И вот он один демонстрирует, естественно аккуратно, естественно стараясь не попасть под пресс американцев, что он единственный, кто вообще готов в мире вести линию, направленную на сброс американской оккупации. 

Причём мировую линию, потому что американцы эксплуатирую огромное количество народов и государств. Все эти государства перепугались, спрятались и только оказывается Россия (подчёркиваю – не самая большая из них) как бы случайно оказалась впереди. Кстати, это наша историческая роль. Вместо того чтобы увернуться от войны, увернуться от ситуации – в 1812 году можно же было увернуться? В 1941 году, наверное, можно было увернуться, и Сталин пытался это сделать. Но мы оказываемся всё время на передовой. Я бы уже даже сказал, что это наша историческая миссия – выступать против мирового агрессора и оккупанта в качестве лидера сопротивления. В данном мелком деле это опять проявилось. С одной стороны эта миссия почётна, а с другой стороны, конечно, она рискованная. Мы это с вами понимаем. 

 

Артём Войтенков: Но касаемо Сноудена. Он реально убежал, на самом деле, либо это просто хитро разыгранная карта?

 

Евгений Фёдоров: У американцев в системе безопасности сотрудников, подобных Сноудену, сотни тысяч. Мы же понимаем, что это огромная военная империя, у которой гигантская система безопасности. Агентство национальной безопасности (АНБ), в рамках которого он работал, причём даже на подрядные организации, – это машина, которая прослушивает информацию по всему миру, включая Россию. 

Вы, чтобы сюда зайти, звонили по телефону, заказывали пропуск. Американцы уже знают, что такой-то позвонил туда-то, заказал пропуск. Эти данные сложили в Агентстве национальной безопасности, и, может быть, когда-нибудь используют против вас или нет, в зависимости от ситуации. Всё абсолютно просматривается, всё прослушивается – Сноуден об этом и говорил, но мы это и раньше знали. 

Когда у вас такой огромный коллектив – сотни тысяч людей – вы не можете за каждого поручиться. Тем более что Сноуден поверил в американскую мечту, о которой ему рассказывали в школе американские пропагандисты. Поверив в эту мечту, он сбежал, как честный человек. Молодой парень, сбежал, попал в эту мировую ситуацию, оказался символом для всех сторон. Дальше началась игра. Американцам он нужен, чтобы его повесить, чтобы другим неповадно было, чтобы они избавились от иллюзий о свободном американском обществе. Другим странам его выдать нельзя, потому что это опустит его в собственных глазах ниже плинтуса. 

 

Александр Богомолов: В глазах соседей. 

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. В результате получилось, что крайняя – Россия.

 

Александр Богомолов: Как обычно.

 

Вопрос: Назревает вопрос. Выдадут Сноудена или нет?

 

Евгений Фёдоров: Россия не выдаст.

 

Александр Богомолов: Путин сказал, что Сноудена могут выдать тогда, когда ему не будет угрожать опасность.

 

Евгений Фёдоров: То есть никогда. Если американцы подпишут договор с Россией о том, что они не будут казнить Сноудена, то его выдадут. Но этого не произойдёт, американцы такой договор не подпишут никогда. Причём сам по себе история с выдачей странная. В Америку сбежали сотни агентов КГБ и более поздних служб России, и никто их выдавать вроде бы не собирается, насколько я знаю. Поэтому это вопрос действительно того, что американцы контролируют весь мир. Действительно, на примере Сноудена мы это видим и все дрейфят, кроме Путина. 

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): 15-го июля 2013-го года Совет Европы призвал российские власти не мешать работе некоммерческих организаций (НКО) и провести законодательство в соответствии с европейскими стандартами. Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс заявил, что принятые в России законы о регулировании деятельности НКО нарушают права и свободы человека. В частности свободу слова и собраний. 

Комиссар особо выделил так называемый закон об иностранных агентах, принятый в Российской федерации. Он обязывает организации регистрироваться в качестве иностранных агентов, если они, занимаясь политической деятельностью, получают финансирование из-за рубежа. Муйжниекс подчеркнул, что словосочетание «иностранный агент» имеет негативную окраску для 62% россиян, по результатам опроса «Левада-центра», кстати, тоже иностранного агента. Это словосочетание связывают со словами «шпион» и «предатель». 

«Получившие подобный ярлык организации, не смогут нормально функционировать, так как люди, а в особенности представители государственных учреждений, будут избегать сотрудничать с ними. Особенно по вопросу возможных изменений законодательства или государственной политики», - заключил комиссар Совета Европы. Собственно говоря, этим он косвенно подтвердил, что законы в Российской Федерации подаются через НКО, получающие деньги из-за рубежа.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru). 

 

Евгений Фёдоров: А что мы с вами хотим? Россия обеспечивает высокий уровень жизни и Европе. Через тот же механизм с рублём, например. То есть через колониальную эксплуатацию. Вообще, европейские страны – это те государства, которые привыкли жить за счёт других. Причём не сегодня, а за последние лет пятьсот. Также как и Англия. Естественно, когда они видят именно опыт колониального управления, и не просто видят, а понимают, к чему приводят процессы. Многие колонии из-под них выскочили, вырвались, победило национально-освободительное движение. Они видят, что и Россия начинает идти по пути освобождения. 

 

Александр Богомолов: И пытаются задавить в зародыше. 

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Они чётко сказали: у вас есть наша агентура (недаром они у нас называются агентами), то есть конкретные управленческие оккупационные силы, и вы эти силы начинаете обозначать – даже не запрещать! Закон не запрещает существование иностранных агентов, а просто требует, чтобы агенты говорили: я – агент. Условно говорят, в 1942-1943-м году наши предки понимали, что человек в немецкой военной форме, который идёт по улице Смоленска – это оккупант. Это не значит, что его тут же надо...

 

Александр Богомолов: ...мочить.

 

Евгений Фёдоров: Да. Здесь та же история. Путин хочет хотя бы показать оккупантов и их агентов, чтобы было понятно, что оказывается вот он, начальник. Дальше закон запрещает с ними что-то делать. Причём конституционный закон, то есть это закон Конституции. 

Стадии национально-освободительного движения имеют определённую последовательность. Следующая стадия – оккупанты оказываются в изоляции. Вначале политической, потом идеологической, то есть люди начинают понимать, от кого зависят все проблемы, которые есть в стране. Вот конкретно от этого человека, который идёт в немецкой военной форме, с автоматом, значит, он – оккупант. Так и здесь. Раз агент, значит, он – оккупант. 

Дальше уже придётся под давлением национально-освободительного движения переходить барьер: менять Конституцию, законы, и делать систему внешнего управления вне закона. 

Как это, например, делает Индия, которой колониальное прошлое, как говорится, дышит в затылок. Они всё помнят. У них недавно ещё были все эти Сипайские восстания, освобождение от английского владычества и так далее. Поэтому в индийском государстве закон об иностранных агентах на порядок более жёсткий, чем у нас. Для них это очевидные вещи. У нас люди не очень понимают, почему они – рабы и как рабами управлять, а они в Индии это хорошо помнят. 

Поэтому технология такая же: сначала агенты формируются, потом они засвечиваются, потом показывается, где идёт система управления, потом система ломается народными действиями. Путин, показывает оккупантов на улице, в виде агентов, для того чтобы люди взялись за политические действия, чтобы они начали сбрасывать внешнее управление. Чтобы они увидели – нам иногда говорят: а где эти оккупанты, против кого бороться? Вот их показали. Ещё вопросы есть? Нет, мне лень, мне нравится быть рабом. 

 

Артём Войтенков: Но ведь даже первый шаг с этими иностранными агентами не получается – они отказываются регистрироваться.

 

Евгений Фёдоров: Потому что они не дураки, они понимают, куда ветер дует, есть такая русская пословица. Они понимают куда ветер дует и поэтому отказываются. На самом деле, просто обнаглели. Они не собираются никаких законов, предусмотренных нынешней Конституцией на территории России выполнять. Как и немецкие солдаты не хотели. Ясное дело, не для них же эти законы. Это бургомистр должен эти законы выполнять, а немецкий солдат ничего никому не должен – имеет право взять, что хочет. Поэтому так они к этому вопросу и относятся. Поэтому они так  себя смело и ведут, как вы говорите, отказываются регистрироваться, потому что за ними Европа, как оккупанты, Америка со своими авианосцами. Конечно, это огромная сила. А мы тут с ними маневрируем, поглаживаем их по голове.

Хотя, если внимательно посмотреть, то видно, как Путин начинает продавливать вопрос по определённой логике. Появилось понятие агентов, которого не было год назад. Появилось понятие внешнего управления. Появились грантополучатели. Появилось понятие агента в законодательной среде. Пошли чистки депутатов, чистки чиновников в правительстве, которые откровенно агентурные. Путин публично рассказал, что Россией управляют иностранные агенты на примере того же Кулистикова, причём агента ЦРУ. По сути своей идёт подготовка процесса национально-освободительного восстания. Пока идеологическая подготовка. 

Если вы посмотрите недавнюю речь генерального прокурора перед Советом Федерации, то вы увидите, что генеральный прокурор совершил следующий тоненький шажок. Он сказал: мы сейчас с вами разобрали агентов, а теперь смотрите, вот их партнёры во власти. Было же такое? 

 

Артём Войтенков: Это когда он сказал?

 

Евгений Фёдоров: На встрече с Советом Федерации в Питере несколько дней назад. Этим он уже к следующему шагу перешёл, что логично.

 

Александр Богомолов: Сказал, кто их курирует?

 

Евгений Фёдоров: Не курирует, а кто их исполнительная система в органах власти России. Смотрите: Госдепартамент управляет системой грантополучателей, грантополучатели – 20 тысяч политических комиссаров, генпрокурор их вскрыл предварительно. У них бюджет 3 млрд долларов. Но дальше они как бы в воздухе висят. Они же должны управлять страной, они же не просто ходят по улице и осваивают 3 миллиарда. 

 

Александр Богомолов: К чему-то привязанными быть.

 

Евгений Фёдоров: Да. Они привязаны к органам национальной власти. Дальше генеральный прокурор начинает последовательно – я просто вижу, что каждый месяц по плану открывают новый пласт проблемы. Одна, листочек перевернули, следующий пласт, листочек перевернули, следующий пласт. 

Сейчас генеральный прокурор говорит: правильно, вы, как люди, которые рассуждают логически, правы, эта 20-тысячная система грантополучателей командует людьми на местах, то есть ведёт кадровую политику. Дальше прокурор говорит: да, действительно, мы вскрыли, что у них, в качестве подчинённых бегают высокопоставленные чиновники Российской Федерации. Вот о чём сказал прокурор на встрече с Советом Федерации. Логично.

Следующий этап. Мы с вами будем понимать – когда Путин увольнял того же Суркова, он же его увольнял по понятным причинам: Сурков являлся оккупационным иностранным агентом во власти и управлял политическими процессами в стране. Но сказать открыто он про это не мог. Мог только косвенно, как он об этом говорил: агенты ЦРУ, Чубайс – агент ЦРУ и так далее. 

Однако теперь будет чётко понятно. Есть такой-то министр, он является агентом такой-то системы грантополучателей, иностранного агента, которая работает на иностранное правительство. Фамилия министра – такая-то. Допустим, когда замминистра Ливанова увольняли, сейчас второго хотят увольнять, не говорили же открыто, что его увольняют потому, что он – американский агент. Хотя он учился в Америке, защищал диссертацию по внешнему управлению Российской Федерацией на основе исторических примеров – это был профессионально подготовленный агент, а не просто так. Отвечал в России за систему науки, то есть ликвидацию науки. Его за это, вместе с командой в человек шесть, уволили. Даже не за коррупцию, кстати, а именно за это.

Однако открыто об этом говорить нельзя, то есть эта информация не в правовом поле. Теперь эта информация появится открыто. Условно говоря, назначают министром Сидорова и говорят: вы знаете, не можем вас назначить министром, потому что вы – американский агент. Агентом можно быть, просто министром быть нельзя. 

Прокуратура переходит к следующему этапу влияния на процессы американского управления на оккупированной территории. Переходит уже непосредственно к чиновникам. 

 

Александр Богомолов: На непосредственную работу с ними. 

 

Евгений Фёдоров: К чиновникам. Ещё раз: быть чиновником и иностранным агентом – не запрещено. Наоборот, это обязательно должно быть на оккупированной территории, а как иначе? В колонии все важнейшие должности занимают агенты метрополии. Правильно ведь? 

 

Александр Богомолов: Правильно.

 

Евгений Фёдоров: Путин об этом и сказал на примере Кулистикова. Но, во-первых, люди об этом должны знать. Во-вторых, в управлении должна постепенно идти кадровая политика очищения от иностранных агентов. 

 

Вопрос: То есть Ливанова дожать нужно?

 

Евгений Фёдоров: Ливанов – номенклатура Обамы, он даже не номенклатура Госдепартамента, его трогать нельзя. Можно трогать его замов, можно убирать его команду – шесть человек уволили, а его нельзя – он слишком высокая номенклатура. В отношении Ливанова, если что, позвонит Обама и скажет: что трогаешь нашего хорошего парня? нельзя трогать хорошего парня

 

Александр Богомолов: Он Путину ночью звонит, как обычно. 

 

Евгений Фёдоров: Да. А в отношении замов не позвонит. Поэтому замов можно уволить, Ливанова – нельзя. Кстати, можно просто посмотреть, как Ливанов идёт просто чётким курсом: каждую неделю принимает решение. Видимо, у него мало времени, он такой отмороженный, хочет заработать хороший имидж у американцев как эффективный колониальный управленец. 

Не успел он ликвидировать Академию наук – Путин ему не дал, как тут же издал бумагу: буквально дня четыре назад он нашёл 9 млрд рублей из российского бюджета и дал их пятнадцати вузам, которые выполнили условия международных рейтинговых агентств, важнейший из которых – обеспечить экспорт выпускников за рубеж. То есть если вуз отправляет за рубеж много своих выпускников, то есть работает на иностранцев. Для этого же нужно их подготовить, обучить их языку, проинтегрировать в мировые лаборатории или компаниями. За пять лет подготовить студента технологически, чтобы отправить за рубеж – это большая работа. Такой вуз получает 9 млрд рублей по приказу Ливанова. Он за наш с вами счёт обеспечивает экспорт молодёжи за рубеж и такой указ он, не стесняясь, издал, пользуясь тем, что его снять нельзя, потому что он – прямая номенклатура США. 

 

Артём Войтенков: Понятно. А что с Академией? Вы сказали, что Путин не дал её сломать.

 

Евгений Фёдоров: Он не дал её ликвидировать, потому что в законе в первом чтении, было написано «ликвидация Академии наук». Нет такой Академии, её ликвидируют, а вместо неё – какая-то общественная организация на переходный период для целей обеспечения ликвидации. 

 

Артём Войтенков: Чтобы не сразу резко.

 

Евгений Фёдоров: Да, поэтапно. 

 

Артём Войтенков: А второе чтение?

 

Евгений Фёдоров: Второе чтение отняло имущество у Академии наук, но ликвидацию не отменило. Условно говоря, отложило ликвидацию фактически. При этом встряска была. Огромное количество учёных институтов Академии наук получили прямые приглашения в американские и европейские лаборатории. Конечно, часть из них уедет, это понятно. Американцы с Ливановым цели достигли – они качнули из России значительное количество учёных вокруг всей этой истории. 

Однако сама ликвидация у них не получилась. Путин вписался в ситуацию и остановил ситуацию. Вред состоялся, но был значительно уменьшен. При этом ещё обратите внимание как Путин в открытую сказал, когда к нему пришёл Фортов: «А что вы от меня хотите? Правительство вносит, Государственная дума принимает. Если я начну командовать Государственной Думой и правительством – я превышу власть, а превышение власти или её присвоение – это статья в Уголовном Кодексе». Он употребил моральный авторитет, но у него нет юридического права вмешиваться в деятельность и он открыто об этом сказал Фортову. 

Поэтому вопрос суверенитета – это в том числе и вопрос должностных лиц в России. Их нет на национальном уровне, мы все обязаны выполнять приказы оккупантов. Кстати, как и в любой колонии. 

 

Александр Богомолов: Неделю назад на совещании, посвящённом Российской Академии Наук Евгений Примаков сказал, что данный закон надо бы вернуть обратно в первое чтение. Сейчас закон прошёл второе чтение. Можно ли любой закон вернуть обратно к первому чтению?

 

Евгений Фёдоров: Можно. Но парадокс в том, что первое чтение на порядок хуже, чем второе. Если закон отклонить, а есть такая процедура, то тогда всё будет хорошо. Затормозить – это подвесить меч над головой, у всей научной общественности будет «нервяк». А что такое «нервяк» для учёного? Это ситуация, изгоняющая его из страны. Он не знает: ликвидируют в России науку или не ликвидируют. Допустим, если не ликвидируют, а предложение от американцев пришло сегодня. Вот оно – написано на бумаге: оклад такой-то, лаборатория такая-то, проживание такое-то, виза такая-то. 

 

Александр Богомолов: «Целую, князь».

 

Евгений Фёдоров: Да. Он думает: тут уже всё, неизвестность, а там – гарантия. Поэтому кто-то поедет. Для этого всё и делается. Поэтому надо с этим законом быстрее разбираться, потому что наличие его – само по себе негативный фактор.

 

Александр Богомолов: А на сегодняшний момент мы можем данный закон аннулировать? 

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Александр Богомолов: Хватает у нас сил для этого?

 

Евгений Фёдоров: Если были бы силы – его бы не было. 

 

Александр Богомолов: Но его же продавили изначально американцы с 60% голосов. 

 

Евгений Фёдоров: Реально Госдума не делится на фракции. Фракции – это сказка, это спектакль. Госдума – орган, принимающий законы, в основном подготовленные американцами, кроме небольших «ручных», которые проводит Путин, а это вал законов. Поэтому если не хватает одной фракции – к вам добавляют другую, если не хватает второй – третью. Достаточно было бы и 50%, но для надёжности взяли 60%.

 

Артём Войтенков: Чтобы никто не взбрыкнул.

 

Евгений Фёдоров: Да, мало ли. Три депутата устроят заговор между собой и голосов не хватит. Поэтому надёжно – 60%. Если мало 60%, будет и 70%, и 80%. Сколько надо столько и будет. 

 

Александр Богомолов: Госдума в первом чтении приняла закон 60% голосов. Во втором чтении она просто отметает закон теми же 60% голосов.

 

Евгений Фёдоров: Имеет право. Если изменилась расстановка власти наверху, вокруг Путина, она отметает. Так и было много раз. Дума – это не орган, который принимает решения. Вы всё время считаете голоса – это неважно! Наверху конфигурация поменяется, сможет Путин бросить вызов американцам в этом вопросе – эти же 60% голосов и будут. 

 

Артём Войтенков: Эти же депутаты и будут.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, даже вопросов нет. Как и исполнительная система. Мы уже несколько раз это обсуждали. Депутаты – это такие же работники организации, как и вы, как и любой работающий человек. Они пришёл на работу, а ему говорят: делай вот это. На следующий день приходит начальник и говорит: что-то мы вчера с тобой делали неправильно, поступила команда – переделай. Всё, пошёл, переделал. Абсолютно точно также всё. Дали команду так – проголосовали так. Дадут команду по-другому – проголосуют по-другому. Уровень принятия находится не в Думе. Депутаты работают на территории Думы, но работают они в системе партий, в системе фракций. Соответственно, если фракция принимает решение, получает команду, то она и голосует – то так, то эдак. 

 

Александр Богомолов: Я помню, вы показывали тогда таблицу на 34 закона и как голосовать.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Эта таблица – ежедневная норма. Таких три дня в неделю. Умножьте 34 на 3.

 

Александр Богомолов: 100 законов. 

 

Евгений Фёдоров: В неделю 100 законов – норма. Систему законов пишут американцы. Все 100 законов за небольшим исключением – может быть, один за неделю – они все проамериканские, либо исходят из проамериканских законов и являются мелким совершенствованием ранее ими написанных текстов. 

 

Артём Войтенков: Тогда вернёмся немножко к Совету Европы. Получается, что все эти организации – Совет Европы, Европейский суд по правам человека, ООН – вроде как добрые, хорошие и ничейные, но на самом деле всё равно служат кому-то.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то же их создал, кто-то же им платит деньги, кто-то их организовал. Я вам такие же организации перечислю: международный отдел ЦК, отделы международного отдела ЦК, управление международного отдела ЦК – это те организации, которые управляли странами в мире, которые принадлежали к советскому блоку. То же самое, красивые международные названия: Интернационал, Международное рабочее движение. Названия разные, механизмы одни. 

Есть государство, которое в рамках конкурентной борьбы с другими государствами на них влияет или ими управляет. Для нас, как для колонии, это красиво расписали. Красивые люди с красивыми названиями говорят: вам надо делать так-то и так-то. Для того чтобы это не было сразу за подписью для нас Обамы или кого-то из его министров, значит, это оформляется международными чиновниками, которые находятся под США. 

Например, в области экономики нами формально командует МВФ. Все же знают, что это американская организация. Говорят, команду дали – МВФ транслировал её. Вот и всё. 

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Лидер партии «Гражданская Платформа» бизнесмен Михаил Прохоров предложил лишить военнослужащих права голоса на выборах президента Российской Федерации. Такое предложение он объясняет тем, что Президент РФ является вместе с тем и Верховным Главнокомандующим и в этом есть реальный конфликт. А так как военнослужащие являются подчинёнными Главнокомандующего, то голосовать на выборах они против него якобы не могут.

Михаил Прохоров уже давно известен своими предложениями во вред нашей страны. В частности он предлагал отменить рубль и ввести евро на территории Российской Федерации. Собственно говоря, наш рубль на самом деле нашим-то не является. Он выпускается только Центробанком РФ, который по закону Правительству РФ не подчиняется вообще никак. Российский рубль выпускается только тогда, когда в казну поступают доллары и евро от продажи наших ресурсов за рубеж. На наших деньгах даже не такой орёл, как на гербе Российской Федерации – это орёл временного правительства. Более подробно вы можете об этом узнать из видеоролика «Кому принадлежит рубль» (http://poznavatelnoe.tv/node/505). 

 

Однако даже такой рубль Михаил Прохоров предлагает заменить чужими деньгами. Хотя одним из признаков независимости государства является то, что оно выпускает свои деньги. Они у нас и так зависимые, но Михаил Прохоров и это хочет отменить. 

Теперь же он предлагает лишить военных права выбора Президента РФ. 

Военные – это те люди, которые на самом деле служат Российской Федерации и зачастую в очень тяжёлых условиях. Военные – это люди, поклявшиеся защищать нашу Родину. Зачастую они живут в совершенно ужасных бытовых условиях: в старых хрущёвках, с протекающей крышей вверху и воняющей канализацией внизу, за Полярным кругом, в степи, в тайге и в других мило подходящих для жизни местах. Они живут там со своими семьями. И теперь этих людей, реально служащих своей стране, Михаил Прохоров предлагает лишить права голосования. 

Кто же тогда будет голосовать? Люди, которые работают только для себя, для своего кошелька и для своего живота, не думая об обществе, не думая о других? Вот они, по мнению Прохорова, должны иметь право выбора главы государства. Получается, как-то очень странно: тот, кто на самом деле работает на общество – тот не должен голосовать, а тот, кто работает на себя и на свой живот – тот, понимаешь ли, может голосовать. 

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru). 

 

Артём Войтенков: Закон, подписанный Путиным о том, что уклонисты от срочной военной службы не могут служить на государственных должностях – это чей закон: американский или это уже больше в нашу сторону? 

 

Евгений Фёдоров: Это больше в нашу сторону закон, потому что Путин пытается разными механизмами отжать американских агентов от системы управления. Служба в армии – это показатель, что человек когда-то, на уровне молодости хотя бы, не смог отвернуть от армии или скорее не захотел и отслужил. Этот уже человек лучше, чем уклонист, который для цели уклонения обязательно вступил в контакт с какими-нибудь грантовыми организациями в помощь уклонистов. Таких было много и сейчас есть. Это уже первый шаг, где он вступил в сотрудничество с американской оккупационной машиной. 

Таких маленьких технологий много, которые Путин сейчас добавил. Имущество за рубежом – это же к этому относится. Например, Прохоров хотел быть мэром Москвы? Хотел. Не смог. Это конкретный барьер, когда взяли и американского агента остановили. Яркий.

 

Реплика: Цензор именно демократии.

 

Евгений Фёдоров: Да, ввели. Понятно, что у американцев есть люди, не имеющие имущество за рубежом. Таких подготовленных людей много, но всё-таки кого-то наиболее брутального отсекли – уже хорошо.

 

Александр Богомолов: Владимир Владимирович, недавно провёл совещание на Сахалинской области о комплексном социально-экономическом развитии. На этом совещании он отругал чиновников. В частности Владимир Путин сообщил, что будет подготовлен новый перечень поручений по развитию Дальнего Востока. «Но из того перечня 80% не выполнено, – отметил Президент. – Хочу обратиться к вам друзья: вы будете работать или нет? Что это такое?», – спросил он.Вопрос такой. Чиновники совсем не собираются выполнять никаких указаний Президента?

 

Евгений Фёдоров: Чиновники очень внимательно слушают Президента.

 

Александр Богомолов: Это каждый раз по телевизору видно.

 

Евгений Фёдоров: Они очень Президента уважают, но начальство у них другое. Поэтому слушать Президента – это их работа у другого  начальства. Система управления идёт от оккупанта.

 

Александр Богомолов: Им за это платят? 

 

Евгений Фёдоров: Они стали чиновниками не благодаря Путину. Поймите. Они стали чиновниками благодаря номенклатурной конструкции, созданной оккупантами – США. Они частично учли российские интересы, частично – напрямую посол продвинул своих людей на должности разных чиновников. Вот и всё. Технологически они не связаны. Они же не дураки. 

Вы же на свою работу как-то попали? Если вы работаете водителем в автопарке, то, наверное, вы пришли в автопарк и сказали: «Я – водитель». Там дефицит работников вас взяли. А если вы – начальник отдела или начальник автопарка, то вы уже просто начальником автопарка не станете.

 

Артём Войтенков: Придя с улицы и сказав: «Я – начальник».

 

Евгений Фёдоров: Да. «Я – хороший начальник, берите меня». Нет. Уже есть определённая линия, конструкция, в силу которой вы встали на эту должность начальника автопарка. 

Теперь представьте себе министра. Чтобы стать министром...

 

Александр Богомолов: Министры выращиваются.

 

Евгений Фёдоров: ...они прошли целую систем подготовки. Они сами знают, кому они обязаны своей министерской должностью. Ясно, что это случилось не потому, что они обратились в отдел кадров и заполнили анкету, поэтому их назначили министрами. Это была их жизнь. Они в этой жизни достигли этой должности. Они знают, что кому-то обязаны этой должностью – они этой должностью системно обязаны американцам. Конечно, они разбиты на элементы: на олигархов, на определённые группы влияния. Однако системно, они обязаны им. 

Мало того, если американцев они не проходят, они не попадают, как правило, на должность, потому что их просто «срежут». Навальный скажет, что этот человек – коррупционер и уже заранее, ему ещё до этой должности лет десять идти, а его уже «срезали» и выкинули. Понятно? По команде американцев, конечно скажет. 

 

Александр Богомолов: То есть слушать не будут?

 

Евгений Фёдоров: Они постараются всё, что могут сделать, но в свободное от работы время. 

 

Александр Богомолов: Это значит никогда.

 

Евгений Фёдоров: Разные случаи есть. Я сейчас говорю о принципах. Тем более, это мягкая сила, есть исключения, но системно именно так. Те, которые поумнее и реально испугались Путина – они тихо свалили. Помните, у нас был министр регионального развития, сурковский человек? Его нет. Он раз и исчез. Кстати, вместе с Сурковым. Исчез – уехал в Америку, зашёл куда-то в Госдепартамент и сказал: столько лет работал в России, можно я отдохну?

Выговоры объявлять можно, ругать можно. Даже снять можно. Назначить нельзя.

 

Александр Богомолов: Два выговора – увольнение. Или у министров это не так?

 

Евгений Фёдоров: Предыдущего министра образования, который побоялся вносить закон о ликвидации Академии, уволили. Пришёл новый министр, помоложе, поактивней, и тут же сразу ликвидировал её. Уволить – это не значит получить лучший результат в сегодняшней системе американской кадровой оккупационной номенклатуры.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Николаем Стариковым (писатель, http://nstarikov.ru).

 

Артём Войтенков: В своих книгах вы описываете американцев и британцев, называете их англосаксами. Но истинных англосаксов осталось не более 30-40%, если мы возьмём настоящее население США и Британии, то там совершенно другие нации. Можно ли говорить об англосаксах и указывать их виновниками всех бед, по крайней мере, для нашей страны, если их так мало осталось?

 

Николай Стариков: Ситуация такая. Есть определённая национальная доминанта в мировой политике. На сегодняшний момент это Великобритания и США или США и Великобритания – как кому больше нравится. Убедиться в этом, очень легко: какой язык стал языком международного общения, какой язык сегодня все изучают, несмотря на то, что официальным языком мировой дипломатии с незапамятных времён является французский? Английский язык. Вспомним наших дворян XIX века. На каком языке они говорили? На французском языке. Смотрите, изменения налицо. 

Если кто-то хочет сказать, что миром правят евреи, то я хотел бы отметить, что тогда мы бы все с вами должны были бы изучать совсем другой язык, потому что победитель всегда навязывает свой язык. Точно также как во времена Римской империи окраины империи должны были изучать латынь, а не какой-то ещё другой. Поэтому языковая доминанта – это всегда очень важно.

Что в итоге получается? Мы можем называть США и Великобританию по названию государств, но на сегодняшний момент это конгломерат двух стран. Мне кажется, что термин «англосакс» очень точно определяет, во-первых, историческую перспективу, когда эти страны были в разных взаимоотношениях, но всё-таки Великобритания поглотила США в итоге, когда ФРС начала работать в США в 1914-м году. То есть это некий сплав двух государств и главной доминантой там является не столько какой-то вопрос крови, как в Германии было: почва и кровь (boden und blut). Нет. Вопрос в преемственности политики. 

Эта политика англосаксонская. Поэтому совершенно всё равно: сколько населения мексиканского, чернокожего живёт в США, или сколько индусов живёт в Великобритании – это неважно. Это именно население, которое не занимается политикой. Они живут своей человеческой жизнью. Мы говорим сейчас о политической элите государство. Вот о чём идёт речь. Поэтому мне кажется, что термин «англосаксы» наиболее точно здесь описывает не только сегодняшний день, но и всю историческую ретроспективу. 

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что Великобритания поглотила США. Кто в этой сборке – Англия и Великобритания – главный, кто рулит? 

 

Николай Стариков: Где хвост, а где голова у собаки? На мой взгляд, голова находится в Великобритании, а вот хвост и другая часть, на которую хвост крепится, находятся за океаном. Очень просто.

Английские банкиры, часть из которых – сразу предвосхищая все вопросы – были еврейского происхождения, приплыли из Голландии вместе с Вильгельмом Оранским и составили костяк новой британской элиты. Они последовательно пытались купить США, которые получили независимость, через создание независимого эмиссионного центра. Был так называемый Первый банк, Второй банк – можете посмотреть в Интернете эту историю. Там убили двух американских Президентов. Это всё было в XIX веке.

После чего, уже в 1914-м году, уже с какой-то попытки им удалось создать ФРС. Всю эту историю я подробно рассмотрел в книге «Национализация рубля». Кому не лень, может посмотреть и всё подробно изучить. С тех пор Великобритания продолжает рулить мировой политикой. США – это мускулистое, но достаточно безмозглое тело (повторю – на мой взгляд), а центр управления, вся «паутина» находится в Лондоне. 

Обратите внимание, куда бегут все наши так называемые борцы за свободу? Они все бегут в Лондон. Именно поближе к центру паутины, где можно получить указания, где они могут быть востребованы и так далее. В США никто не бежит. 

 

 

Беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Андреем Фурсовым (историк, социолог, публицист).

 

Андрей Фурсов: Капитализм – самая загадочная социальная система из всех существовавших. Мы привыкли к тому, что загадочная - цивилизация Майя, загадочный – древний Египет. Однако на самом деле именно капитализм является самой загадочной социальной системой.

Во-первых, капитализм порождает от себя некапиталистические уклады. Скажем, плантационное рабство и латифундийная квазифеодальная хозяйство в Южной Америке было создано капитализмом от себя. В капиталистическую эпоху появился капитализм со знаком минус – системный антикапитализм, то есть Советский Союз – социалистический лагерь.

В капиталистическую эпоху появились такие новые формы, как государство в смысле «state», идеология в узком смысле слова, гражданское общество. То есть масса вещей, которых раньше не было. 

 

Наконец, сфера политики в узком смысле слова появляется только с капитализмом. Некоторые скажут: «Но как же? Ведь Аристотель говорил, что человек – существо политическое». Аристотель говорил о том, что человек – существо полюсное (zoon politicon), то есть человек, который существует только внутри полюса. Реальной политики в строгом смысле этого слова во времена Аристотеля не было. Она появилась позже, в XVII-XVIII вв., в капиталистическую эпоху. 

К сожалению, у нас бросили изучать капитализм в середине 50-х годов. Вместо самостоятельного изучения сначала у нас переводили западных коммунистов. Потом стали переводить западных левых. Потом стали переводить либералов и закончили переводом абсолютных интеллектуальных «карликов» вроде Поппера и Хайека.

Одна из центральных ошибок в изучении капитализма – отождествление капитала в капиталистическом смысле с деньгами. Это большая ошибка. В этом смысле деньги существовали и до капитализма, и будут существовать после него. Также, кстати, как и капитал существовал до капитализма, и будет существовать после него. 

 

В основе капитализма лежит обмен овеществлённого труда на рабочую силу с целью увеличения стоимости. Но это экономическая формула. С социосистемной точки зрения, капитализм – это сложная институциональная система, которая ограничивает капитал в его долгосрочных и целостных интересах. Причём ограничителями капитала являются с одной стороны такие институты как государство, политика, массовое образование, гражданское общество.

Также ещё одна очень важная структура, которая устраняет противоречия между государством и капиталом, и которая воплощает в себе целостные интересы капитализма – это наднациональные структуры согласования и управления, то есть то, что Иван Ильин назвал закулисой

Капитализм – это треугольник: закулиса, государство и капитал. Маркс к концу жизни сказал, что если бы он писал «Капитал» заново, то он начал бы не с капитала, а с государства. Сейчас, в начале XXI века, мы можем сказать, что если писать заново «Капитал», а это реальная и необходимая задача, то нужно начинать не  с капитала и не с государства, а с надгосударственных структур мирового согласования и управления, потому что они снимают базовые противоречия капитализма. Но это, естественно, декларация о намерениях. 

Разговор о капитализме должен быть серьёзным, долгим, самое главное, не надо ловиться на мифы о капитализме, которые отождествляют капитал бог знает с чем и уводят изучение капитализма из сферы реально-социальной в почти мифологические дебри.

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): С 14-го июля 2013-го года вступили в силу новые поправки к закону о трудовой деятельности. Поправки вносятся в законы постоянно, однако эта особенно примечательна. 

 

Дело в том, что теперь «...запрещается распространение информации о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащей сведения о каком бы то ни было прямом или косвенном ограничении прав или об установлении прямых или косвенных преимуществ в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, за исключением случаев, в которых право или обязанность устанавливать такие ограничения или преимущества предусмотрены федеральными законами... Лица, распространяющие информацию о свободных рабочих местах или вакантных должностях, содержащую ограничения дискриминационного характера, привлекаются к административной ответственности, установленной законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях». 

Указанные правонарушения повлечёт наложение «...штрафа на граждан - от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц - от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на юридических лиц - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей».

 

Давайте ещё раз посмотрим, что же теперь нельзя указывать в объявлении о работе: пол, расу, цвет кожи, национальность, знание языка, происхождение, имущественное, семейное, социальное и должностное положение, возраст, место жительства, отношение к религии, убеждения, принадлежность или непринадлежность к общественным объединениям или каким-либо социальным группам, а также другие обстоятельства.

Например, если вы теперь ищите няню для своих детей и даёте подобное объявление: «Требуется женщина пожилого возраста, проживающая в таком-то районе», то вы нарушаете сразу несколько положений из закона. Вы указали пол, возраст и место жительства, а это наказывается штрафом. 

Далее. Если, например, вы ищите себе работника и пишите: «Нужны мужчины от 30 до 40 лет для работы в службе доставке». Вы опять нарушаете закон, потому что вы опять указали пол и возраст. Не нужен вам человек без знания русского языка из какой-нибудь секты, однако это всё указывать теперь нельзя. 

Понятное дело, что практического смысл в таком законе нет никакого, потому что работодатель всё равно выберет себе того человека, который ему подходит. Просто не имея возможности описать наиболее подходящего человека и его параметры в объявлении о работе, он будет выбирать из тех, кто к нему приходит. Однако если раньше к нему на собеседование приходило десять человек, уже отобранных по различным параметрам, то сейчас на собеседование придёт сто человек и отбирать придётся уже там. Эти изменения увеличат нагрузку на работодателя и кадровые агентства, на  соискателя – им придётся больше бегать по собеседованиям, и на общественный транспорт. 

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru). 

 

Евгений Фёдоров: У нас огромная часть законов направлена на детализацию, в том числе рынка труда. Этот закон о детализации рынка труда в общую сторону, он как бы из пакета оккупантов, на общую унификацию законодательства. Их вообще-то не волнуют все эти нюансы. Традиционное построение управления для России – это формирование команд. Это русская традиционная система, то есть формировались команды «учитель – ученики» и так далее. Они эту систему разрушают. Это всё в этом ряду, где ЕГЭ, Болонский процесс, поддержка экспорта учёных и специалистов, поддержка экспорта людей. Это всё из этой области. Их много таких законов. Я думаю, что десятки, если не сотни. 

 

Артём Войтенков: Этот просто явно глупый, когда работодатель не может подобрать работника. Они все параметры срезали. 

 

Евгений Фёдоров: Почему вы считаете, что он глупый? Вы считаете, что для вас он глупый. Как работодатель вы хотели бы знать детали о человеке. А для глобальной системы управления страной – он умный, потому что он ухудшает общий уровень квалификации всех работников, то есть, направлен на сдерживание экономического роста и на сдерживание развития страны в целом, как системы. Для них это хорошо, такие задачи и ставятся. То, что для одного глупое, для другого умное. 

 

Реплика: Чтобы своих людей проводить.

 

Евгений Фёдоров: С одной стороны своих людей, а с другой стороны, в целом отсечь квалифицированную работу, то есть снизить общий уровень квалификации. Если ваши личные качества не так важны, то к вам будут и относиться как к быдлу в будущем. 

 

Артём Войтенков: Это немножко странно, потому что всё равно работодатель выберет тех работников, которые ему соответствуют.

 

Евгений Фёдоров: Вот такой простой вопрос.Как вы думаете, почему у нас производительность труда в три раза ниже, чем в Европе? Мы что в три раза глупее немцев?

 

Артём Войтенков: Мы умнее.

 

Евгений Фёдоров: Значит не глупее. А почему производительность труда в три раза ниже? Потому что институты такие. Институты так отлажены, что даже ваш ум, квалификация для экономики не несёт развития. Вот это один из этих институтов, типичный. Общая унификация оболванивания, в том числе рабочей силы, то есть деградация её. Лучших отберут и отправят в Америку, а все остальные должны быть болванами, туземцами, то есть рабами. Потому что следующий этап у туземца – это раб. 

 

Артём Войтенков: Лицо без пола, возраста, расы, цвета кожи, национальности, языка, как здесь перечислено. 

 

Евгений Фёдоров: Да. Дебилы, короче говоря.

 

Александр Богомолов: А генетику отправлять в Америку.

 

Евгений Фёдоров: Да, дебилы нужны. Мало того, это же всё в рамках общего. Оккупанты управляют системой – не через людей, а через систему. Это системный закон, к нему примыкают и другие.

Например под этот закон отлично подпадают мигранты. Очень хорошо подпадают. Какая задача стоит у оккупантов? Какая была задача у Гитлера? Ликвидировать на оккупированной территории русский народ. Была ведь такая задача – на бумаге, официальная. 

Точно такие задачи ставили англичане и перед всеми своими колониями. Китайцев через наркотики на треть уменьшили, просто вырезали, уничтожили как нацию сто с небольшим лет назад. Это обычный типичный подход оккупанта к оккупированной территории и этот закон вполне в это вписывается. 

Заместить русских мигрантами, заместить русскими другими народами, в целом – решить русский вопрос. Потому что пока в России живут русские, Россия может бросить конкурентный вызов оккупанту, взбрыкнуть. А когда тут будут другие народы жить – всё хорошо, никто брыкать не будет. 

 

Александр Богомолов: И территория огромная.

 

Евгений Фёдоров: Будут жить другие разные народы, перемешанные, которые в целом будут просто туземцами. Поэтому ликвидация русского народа – очень важная часть оккупации. Я почему и говорю: у нас люди, которые не хотят вступать в Национально-освободительное движение (НОД) и защищать свою Родину, они думают, что на халяву всё получится и беда пройдёт мимо них. Точно могу сказать – не пройдёт. Этот человек, даже который сейчас благополучный, с квартирами, с машинами, через 10-20 лет будет выброшен со своего насиженного места, появятся проблемы у его детей и, в конце концов, он будет изгнан из того места, где он сейчас живёт. А в его квартиру поселится мигрант. 

Технологически это просто вопрос: как это сделать? Это вот так и делается постепенно через системные вещи. 

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Когда разваливали Советский Союз, одним из лозунгов которого было «Все равны», нам говорили: «Ай-я-яй, как это плохо – всеобщая уравниловка!» Однако же в Советском Союзе никому и в голову не приходило ставить знаки равно между мужчинами и женщинами, старыми и молодыми, разными расам. Например, даже в паспорте было написано «национальность», а в Свидетельство о рождении были указаны даже национальности родителей. 

Что же мы видим сейчас? В западном мире давно насаждается и уже успешно работает гораздо более жёсткая система уравнивания, где стираются границы между мужчиной и женщиной, старыми и молодыми, разными расами, вероисповеданиями и вообще все, чем можно. Западному человеку усиленно вбивается в голову, что он должен быть свободен вообще от всего: от пола, от возраста, от детей, от семьи, от совести, от страны, от предков. Для чего всё это делается? Это делается от максимального обезличивания человека. 

Дело в том, что когда человек принадлежит какому-то множеству, например, к народу, к государству, к какому-то социальному объединению, общественной организации, то у него есть общие взгляды, единомышленники, у него есть семья, у него есть его род, предки. Получается, человек уже не сам по себе, а часть какой-то структуры. И управлять им уже сложнее, потому что сначала надо взять под контроль эту структуру. 

Когда человек является частью какого-то сообщества, пусть даже по расе, взглядам и месту проживания – «мы деревенские», «мы курские», «мы московские» – это сообщество оказывает на него влияние. Один человек является как раз базовой, составной единицей различных сообществ. Если кто-то хочет захватить власть над людьми – ему сначала нужно захватить либо уничтожить эти крупные сообщества, объединяющие людей. Что мы сейчас с вами и наблюдаем.

Уже несколько десятков лет идёт глобализация. Раньше государство представляло собой какую-то силу. Государства могли существовать отдельно, закрыв границы. Например, Советский Союз имел практически независимую экономику от других стран мира. Сейчас же ни одно государство, если оно закроет границы, просто не выживет. Либо скатится на очень-очень низкий уровень жизни, а народ просто не захочет так жить и скинет таких правителей, которые захотят такое сделал. Военная мощь границ государства – это уже не сила. Они уже практически все под контролем в той или иной степени. 

Государство взяли, дальше опускаются на уровень ниже. Разрушают уже народы, национальности, какие-то общественные объединения, роды, семьи. То есть всё нужно раздробить, разделить, а потом уже управлять отдельными серыми человечками без пола, возраста, расы, предпочтений и принадлежности к чему-либо. Вот для чего всё это делается. 

Я уже рассказывал сказку, когда отец взял веник и попросил сыновей сломать его. Сыновья пытались, но у них ничего не вышло. Тогда отец взял просто распустил веник, дал каждому по прутику и сказал: «А теперь ломайте». Сыновья, естественно, легко всё сломали. 

Вот совершенно точно также происходит сейчас в мире и обществе – уничтожаются связочки, которые связывают общество. Любые совершенно. Связку государство уже уничтожили и теперь опускают на более низкие уровни. Когда все связочки будут уничтожены, нас с вами будут ломать. Мы с вами поодиночке ничего сделать не сможем. 

Закон о приёме на работу, понятно, что он совершенно нелогичный и он будет легко обойдён. Это как раз первый явный звонок, показывающий, что уничтожение связей между людьми уже ведётся в открытую. 

 

Министерство образования и науки подготовило новые правила работа учреждений для содержания детей сирот и оставшихся без попечения родителей. Отныне в нашей стране будут только детдома семейного типа с группами воспитанников по 6-8 человек. Они будут жить в небольших блоках квартирного типа, состоящих из жилых комнат на 2-3 человека, санузла, столовой и помещения, предназначенного для отдыха и занятий. 

«Что немаловажно – нововведение не потребует дополнительного финансирования из федерального бюджета», - отмечает Борис Альтшулер, член Общественной палаты, президент региональной общественной организации содействия защите прав детей «Право ребёнка», которая действует с 1996-го года, участник правозащитного движения в бывшем СССР начала 70-х годов. По его мнению, на строительства детдомов требуются миллионы, а семейным группам не обязательно находиться по одному адресу. Есть специализированный жилищный фонд, первые этажи которого обычно отдают под магазины. Если часть из них выделить под такие детдома семейного типа – это будет дешевле.

 

С первого взгляда звучит вроде как хорошо и правильно. Вместо строительства больших детдомов, каких-то больших групп, где будут содержаться дети, где воспитатели не успевают каждому уделить внимание, семейные пары будут брать к себе детей-сирот, оставшихся без присмотра, и в небольших семейных детдомах их выращивать.

Но Министерство образования и науки РФ на само деле контролируется США и всё, что оттуда исходит – ничего хорошего не несёт. 

Далее, Борис Альтшулер, который является сторонником этого нововведения, давно продвигает в России ювенальные технологии и занимался усыновлением детей за рубеж. И теперь мы можем уже совершенно по-другому взглянуть на это предложение. Дело в том, что эта схема уже опробована и успешно действует в Европе. 

Во многих странах Европы сейчас успешно работает очень странная, с точки зрения логики, эта система. Кстати, есть такое утверждение, что якобы на процветающем Западе детских домов нет. Неправда. Детские дома там есть, но они не такие как у нас – государственные, а они – частные. 

Существуют эти дома семейного типа, которые берут к себе различных детей, и государство платит за этих детей достаточно большие деньги. Порядка 1000 евро в месяц. В разных государствах, конечно, это будет по-разному. Но почему-то те же самые государства платят пособия в семью, которая имеет своих родных детей гораздо меньше – порядка 100-200 евро. 

 

Опять мы видим какой-то странный подход: почему-то за родных детей платят гораздо меньше, чем за не родных. Пенять на то, что в Европе все сошли с ума, могут только очень наивные люди. На самом деле это система и система хорошо продуманная. Она нацелена на то, чтобы вырастить опять-таки серое однообразное человечество, человека без какого-либо сообщества. 

Семья – это сообщество. Человека надо оттуда вынуть и воспитать его отдельно. Семья является ячейкой общества. Она прививает ребёнку какое-то воспитание, какие-то ценности. А в таком семейном детдоме внимания и заботы ребёнку будет гораздо меньше. Ребёнок ведь там находится не для того, чтобы его воспитывали и выращивали, – он служит средством зарабатывания денег. Потому что из той 1000 евро, которые платит государство, чем меньше эта семейная пара, содержащая детский дом, потратит на ребёнка, тем больше она оставит себе. 

 

Система специально основана на коммерческой выгоде, чтобы детей отбирали у родителей. Чем больше отберёшь, чем больше посадишь в такой детдом, тем больше получишь денег. А что происходит с детьми в этих частных детских сада – совершенно непонятно, так как право частной собственности является «священной коровой» для Европы. 

Был случай, когда финские чиновники попытались выяснить, что произошло с детьми, переданными в такой частный детский дом. Когда чиновники попытались зайти в такой частный детский дом, была вызвана полиция, их арестовали, оштрафовали, а потом ещё вкатили выговор. И всё это сейчас вводится у нас. Эти частные детские дома являются на самом деле одним кирпичиков в системе уничтожения населения и гораздо более полного контроля над оставшимися. 

Уничтожение лишнего населения Земли – это давно уже не сказочки и давно уже не выдумки, это план, который уже, кстати, давно приводится в исполнение. Вводится он маленькими шажками и подвижками. Раз, вроде ничего. Два, проглотили. Три, опять никто не возражает. Четыре, пять и так далее. Однако если мы посмотрим, куда продвигается мир за последние 50 лет, то картина получается очень чёткая и ясная – это глобализация, это сокращение населения, это установление гораздо более жёсткого контроля над оставшимися. 

Если вы думаете, что уйдёте в леса и там отсидитесь, а тем более будете там выращивать детей, то это ошибка. В наше время высоких технологий спрятаться ещё получится, но вот жить так годами – не выйдет.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) и Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru). 

 

Евгений Фёдоров: Я вижу, люди иногда задают вопросы: а почему Путин не сделал то, почему Путин не сделал это? Давайте мы для себя решим: свобода Родины – это кому нужно? Почему Путину свобода нашей Родины должна быть наиболее важна, чем мне или вам, или любому человеку в России? Такой простой вопрос. Почему он за нас должен что-то делать? Мне надо, чтобы моя Родина была свобода, мне надо, чтобы я не был рабом, а решать эту проблему должен Путин. Здорово живёшь. Поэтому я думаю, что надо начинать с себя, а не с Путина, когда он там что-то не так сделал или не громко кричит об этом...

 

Александр Богомолов: ...не ходит по домам...

 

Евгений Фёдоров: ...не уговаривает. С себя надо начинать. Конкретно твой дед сделал для твоей Родины свободу – посмотри фотографии в семейном альбоме: он конкретно сделал вот это. Он взял этот город, он уничтожил этих врагов, он освободил конкретные города в Европе. Вот, что он сделал. А что ты сделал? Ничего. Почему за тебя кто-то должен что-то делать? Это твоя свобода. Это ты – раб, тебе и освобождать. 

 

Артём Войтенков: Есть несколько подразделений людей. Одни вообще не признают, что страна захвачена и находится под внешним управлением. С теми, конечно, разговаривать как-то бесполезно. Есть люди, которые уже поняли, что всё, мы захвачены, мы войну проиграли, но сами делать ничего не хотят. Обычно они присылают всякие идеи: сделайте это, сделайте то. Когда им говоришь: сделайте вы, на этом разговор обычно заканчивается. Но есть третья, очень малочисленная группа, которая сама что-то делает, без всяких погонялок, без всякого финансирования, просто берет и делает. 

 

Александр Богомолов: Сама придумает, сама делает. 

 

Артём Войтенков: Но их по пальцам пересчитать. 

 

Евгений Фёдоров: «По пальцам»– это для начала, потому что страна поднимается, мы это видим. Наша динамика – если ещё 3-4 месяца назад городов было около 50-ти, то сейчас за 100. Это ещё осень не наступила, потому что понятно, летнее затишье. Это первое.

Второй момент. Давайте, по очереди. Та категория, которую вы назвали второй, которая понимает, что Родина оккупирована, но хочет, чтобы эту проблему за него решал кто-то другой. Почему?

 

Александр Богомолов: Потому что у меня нет времени, я зарабатываю деньги, у меня картошка, у меня дача, у меня кошка, у меня жена.

 

Евгений Фёдоров: Зарабатывает деньги для американцев, как мы только что сейчас обсудили рубль, то есть ты сотрудничает с оккупационным механизмом. 

 

Александр Богомолов: Вы же сами сказали, что никто без денег жить не может. 

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Значит, ты сотрудничаешь с оккупационным механизмом и не хочешь компенсировать это  сотрудничество хотя бы своими личными действиями. 

 

Александр Богомолов: А вдруг у меня зарплату уменьшат?

 

Евгений Фёдоров: А вдруг твоему деду кофе на позицию на фронте не подадут и он расстроится. Кто за тебя будет освобождать твою Родину? Ещё раз, если мы говорим о каких-то начальниках, то у них мотивации явно меньше, чем у простого человека. Потому что они поднакопили денег, у них уже есть возможности, если что, они лично свою жизнь сохранят – уедут и так далее. Вся тяжесть оккупации ложится на простого человека, а решать за него должен человек, который непростой. Так не бывает. 

 

Александр Богомолов: У меня есть один знакомый, мы с ним в выходные разговаривали как раз про НОД. Он говорит: «Я никому не верю. Ни Путину, ни Зюганову, никому. Америку ненавижу. Если здесь вдруг что-то начнётся – я уйду в леса». 

 

Евгений Фёдоров: Зачем человеку уходить в леса, испытывать там проблемы со снабжением, с зимнем периодом времени, если сейчас можно просто пять раз выйти на улицу и Родина освободится?

 

Александр Богомолов: Не хочет. 

 

Евгений Фёдоров: Почему?

 

Александр Богомолов: Не верит никому. 

 

Евгений Фёдоров: А зачем кому-то верить? Сам выходи. Если ты не хочешь никому верить, сам становись центром сопротивления, создавай свой партизанский политический отряд. 

 

Александр Богомолов: Не нужно ему это.

 

Евгений Фёдоров: А это другой вопрос, что не нужно – значит, не хочет, а не «не верит». Вот видите, слово «верить» уже не подходит. Термин «верить» уже не входит в ситуацию. Значит, появляется другой термин «не хочу». 

 

Александр Богомолов: Просто нежелание.

 

Евгений Фёдоров: Нежелание – это маскировка. Я не хочу защищать свою Родину, а маскирую это под предлогом, что я чему-то не верю, что-то я неправильно понял и так далее. Давайте так, если люди считают, что страна оккупирована, то есть разобрались, и не хотят бороться за свободу своей Родины, то у них есть чёткая терминология в истории – это дезертиры, предатели, трусы. 

 

Александр Богомолов: Как обычно, они ещё думают: «Что я один сделаю? Вокруг меня 50 соседей, а я один выйду. Толку-то от меня?».

 

Евгений Фёдоров: Это уже другой вопрос. Это уже детали вопросы, суть остаётся такая же.

Теперь есть люди, которые не считают, что страна оккупирована. Они делятся на две категории: 1) те, которые не разобрались, потому что не хотят разбираться; 2) те, которые разобрались, – это либо агенты, которые просто работают на американцев в силу какой-то конструкции, либо трусы, либо дезертиры.

 

Александр Богомолов: Вы имеете в виду, что если человек разобрался в ситуации со своей страной, со своей семьёй, вообще с деньгами и всеми этими делами и спокойно к этому относится, значит, он – либо дезертир, либо агент. 

 

Евгений Фёдоров: Да. Какая-то небольшая часть – это агенты, которые получают из этого преимущества, в силу своего жизненного положения. Либо это дезертиры, трусы. Я говорю обычными, историческими терминами. Дальше уже каждый выбирает свою дорогу. 

 

Вопрос: Как ситуацию исправить?

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно также ситуацию, как вы деликатно сказали, исправляли наши деды и прадеды путём восстановления свободы своей Родины. Они не хотели попадать в эту ситуацию в 1941-1945-м годах, они исправили эту ситуацию. Пошли на фронт и под руководством Главнокомандующего сбросили врага, получили свободу и не стали платить дань. А вот сегодняшние граждане не хотят быть свободными, как их деды и предпочитают платить дань. Это выбор каждого. 

 

Реплика: Наверное, и информации тоже нет. СМИ ведь контролируют.

 

Евгений Фёдоров: Причём здесь информация? Вы думаете, Главнокомандующий заходил к каждому в квартиру и говорил «пойдём на фронт»? Я такого не замечал. Вроде бы у военкоматов очереди стояли из добровольцев. Не было такого, чтобы всех уговаривали, мне кажется. Поэтому всё-таки это выбор каждого. Информация – мы живём в такой век, что если человек найдёт полчаса, то он с информацией разберётся. 

 

Александр Богомолов: Координационный Совет политических сил – хотелось бы знать его работу, в данный момент, чем он занимается? 

 

Евгений Фёдоров: Главный механизм НОД – это НОД и его организации на местах. Иногда я просто вижу, что в блогах задают вопрос: что надо делать для того чтобы участвовать в освобождении своей Родины? Идти к координатору в вашем городе. Во всех городах они уже сейчас есть.

 

Александр Богомолов: У нас есть центральный портал НОД.

 

Евгений Фёдоров: Там списки, там телефоны, там фамилии во всех городах. Сотни городов участвуют. Идти туда и вместе с товарищами, с соратниками в этом городе поднимать знамя освобождения своей Родины в конкретных действиях: пикеты, митинги, уличные шествия, мероприятия, ведение кадрового реестра иностранных агентов. Там много работы, для каждого человека найдётся, как для каждого нашего деда нашлась работа на фронте. Не все на фронте стояли с автоматом в руках, кто-то и в тылу работал, но для каждого нашлась работа. Так и сегодня. В деле освобождения своей Родины работа найдётся для всех.

 

 

Репортаж с пикетов НОД на городских улицах. 

 

Елена Лебедева: В течение 2,5 месяцев люди из НОД выходят на улицы Москвы, чтобы протестовать против оккупации нашей страны. Я очень хорошо помню 90-е годы. Я помню то состояние безнадёжности, в котором оказалось большинство людей нашей страны. Я помню то время, когда пришёл к власти Владимир Владимирович Путин, когда появился свет в конце тоннеля. Люди опять начали гордиться своей страной, своим лидером. Мы выходим на улицы Москвы, раздаём информацию о том, в каком положении оказалась наша страна с 91-го года. Люди на улицах нас очень хорошо поддерживают, люди согласны с нами. Подавляющее большинство прохожих поддерживают Владимира Владимир Путина. 

 

Прохожий: Я очень люблю Путина. Для меня он самый хороший Президент. Серьёзно. У нас сейчас в Египте революция из-за проблем с Америкой. Я просто хочу, чтобы такой же Путин был в Египте.

 

Александр Писарев: Меня всю мою сознательную жизнь мучал вопрос: почему у нас в нашей богатой, многонаселённой стране, в которой много ресурсов, в которой умный народ, добрые, душевные люди, так всё плохо, всё не то и не так? Чтобы мы могли справиться с проблемами, которые есть у нас в стране, мы должны осознать, в чём именно наша проблема, где корень зла? Понять это можно не из СМИ, которые управляются нашим врагом. Эту информацию можно почерпнуть в Интернете, на нашем сайте rusnod.ru, свободнаяроссия.su. Для того чтобы донести информацию людям, я занимаюсь пикетами – раздаю людям листовки. Стараюсь делать это как можно больше, как можно чаще. Чем больше информации получат люди, тем быстрее они осознают проблемы, которые у нас есть и возьмутся за их решение, как всегда это происходило на протяжении нашей истории. 

 

Дмитрий Адамков: Я считаю, что российские граждане должны знать правду, которую они скрывают уже 25 лет, с 90-х годов. Как и от меня тоже в своё время скрывали правду, которую я узнал находясь в Канаде. Из-за этого я вернулся сюда, для того чтобы всеми возможными способами освободить нашу страну от иностранной оккупации. Для этого пока выхожу в одиночные пикеты, участвую в массовых митингах. Это минимум, который я могу сделать сейчас, потому что если не сейчас, то потом придётся воевать с автоматов в руках. Я считаю, что пока с флагами и листовками нужно информировать народ.

 

Кирилл Алексеев: Я делаю это для того чтобы проинформировать моих сограждан, моих родных, близких и просто русских людей, граждан моей страны, которые находятся под прямым американским управлением. Они находятся в политической, экономической, культурной и иной оккупации. Моя задача в данный момент – проинформировать людей, дать им информационный повод, информационный источник для сравнения с тем, что они видят в СМИ. Для того чтобы выразить мою гражданскую позицию. Для того чтобы обозначить мою позицию нашим либеральным оппонентам, которые ругают уважаемого мною человека, нашего Президента, которого в том числе и я выбрал. Это моя миссия на данных, текущих пикетах. 

 

Андрей Беспалько: Я выхожу в пикеты практически каждый день с пяти до восьми-девяти часов. Мы выходим в парках, мы выходим в скверах, мы выходим возле метро, в местах скопления людей. когда общаешься с людьми, мне кажется , 70% вообще не понимают, что происходит, а когда начинаешь им объяснять, то говорят: вот Путин и есть оккупант, он нас всех и держит под контролем, а мы должны быть против него! Я говорю: наоборот, надо посмотреть, не слушать это, откинуть в сторону, осознать, что происходит. 

Почитать информацию, зайти на сайт rusnod.ru, зайти на сайт свободнаяроссия.su. Посмотреть ролики Евгения Фёдорова. Выйти на поддержку Родины, потому что сейчас от каждого из нас зависит исход этой ситуации. Именно каждый человек должен понять, что от него лично зависит. Если он лично это не будет делать, тогда это мы передаём всё кому-то. Сам Путин не может решить эту проблему самостоятельно. У него нет таких полномочий. Поэтому сейчас каждый человек сам должен быть в каком-то смысле как национальный лидер. Он должен спасать Россию своими конкретными шагами, делами. 

Я выхожу, раздаю людям листовки, объясняю. Кто не хочет слышать – проходит мимо, кто хочет – как раз для них я это и объясняю. Другого выбора у нас нет. Осталось нам 2,5 года. Если мы Россию не спасём, то будут уже более жёсткие механизмы: и ограничение рождаемости, и усиление геноцида, и ювенальная юстиция, и ГМО, и прививки, и алкоголь, табак, наркотики. Уже сейчас 1,5 миллиона ежегодно умирает. 

Поэтому выхода у нас нет. Нам осталось только объединиться. Народ – объединяемся! У нас осталась только уличная поддержка непосредственно Путина на площадях. Если мы не будем этого делать, то мы не спасём Россию. Жизнь каждого человека в опасности. Наша жизнь в опасности, Родина в опасности. Наша мать, наши братья, наши сёстры – это всё есть Родина. Каждый как может: кто в Интернете – тот в Интернете, кто пишет статьи – тот статьи, кто на площади, кто на сайтах. Кто чем может, тот тем и доносит информацию каждый день. За нами правда, за нами победа! Бог в помощь всем нам. 

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Николаем Стариковым (писатель, http://nstarikov.ru).

 

Артём Войтенков: В своей книге «Хаос и революция» вы написали о возможной войне между Ираком и Ираном. Возможна ли она сейчас, либо в ближайшем будущем?

 

Николай Стариков: Просто контекст, в котором я это говорил, в том, что стараются посеять войну, где только возможно. Может быть, между Ираном и Ираком тоже. Раньше в одной из стран у власти были сунниты, в другой – шииты. Теперь и там, и там шииты. Но я хочу сказать, что для мировой политики некая близость взглядов и некой оболочки, в которой руководство стран присутствует, например, коммунисты и коммунисты, капиталисты и капиталисты, демократы и демократы – это не препятствует войне. Потому что давайте вспомним историю. Монархи прекрасно друг с другом воевали, хотя каждый из них был помазанником божьим. 

 

Артём Войтенков: Они были даже родственниками.

 

Николай Стариков: И были родственниками. Было большое генеалогическое древо всех монархий Европы, но воевали замечательно. Потом коммунистический Китай напал на полуострове Даманском на не менее коммунистический Советский Союз. После этого коммунистический Китай воевал с коммунистическим Вьетнамом. Идеология не мешает каким-то боевым столкновениям. 

Пример таких профашистских государств. Накануне Второй мировой войны, когда Германия стала доминирующей силой в Европе, то прогерманская, профашистская Румыния, могла начать войну с профашистской Венгрии. Потому что Венгрия требовала вернуть территории, которые отошли после дележа Австро-венгерской империи по итогам Первой мировой войны Румынии. И только Гитлер устроил некий венский арбитраж и разрулил как-то ситуацию. Но если бы он самоустранился, то два его союзника могли начать между собой войну, которые одинаково ненавидели Советский Союз, одинаково молились на Адольфа Гитлера, но, тем не менее, их противоречия толкали их на войну друг с другом. Поэтому поменьше, уважаемые зрители, читайте или смотрите на ту идеологическую рознь или идеологическое сближение, которое бывает.

Пример, когда идеологические противники могут решить определённые вопрос, - это, конечно же, договор о ненападении Советского Союза и Германии 1939-го года. Прекрасно договорились, все вопросы разрешили и только, скажем честно, глупость Гитлера, его беззаветная англофелия привела к тому, что в 1941-м году Советский Союз с Германией всё-таки стали врагами. Если бы не эта глупость Гитлера, прекрасные идеологические разнообразия могли бы быть все за столом переговоров решены.
Всегда есть воля политика, всегда есть ситуация, в которой он ведёт политику. А вот как называется идеология, которой он придерживается – это всегда десятый вопрос для решения проблем.

 

Артём Войтенков: Получается, все эти идеологии, коммунисты, капиталисты, сунниты, шииты – это всё по большому счёту прикрытие для международных конфликтов, столкновений, захватнических войн и тому подобных?

 

Николай Стариков: Это всё «обёртки» для «конфетки». «Конфетка» – это геополитика – это контроль над ресурсами, это контроль над человеческими ресурсами, природными, какими угодно другими. 

Обратите внимание, когда были придуманы идеологии? Древний Рим, Древняя Греция – там есть идеология? Кроме любви к Родине никакой идеологии нет. Чем Помпей по идеологическим соображениям отличался от Цезаря, когда они воевали в гражданской войне в Риме? Ничем. Помпей был за Помпея, а Цезарь был за Цезаря. Вот, по большому счёту, и все идеологические разногласия. Когда Карфаген воевал с Римом: какие у них были идеологические разногласия? Эти рабовладельцы, и те рабовладельцы, эти грабят и те грабят. Вопрос был в том, кто будет грабить и кто будет рабом, а кто рабовладельцем? Идеологических разногласий нет. Рухнула Римская империя, начались средние века. Какая идеологическая разница между одним графом и другим бароном? Никакой. Кто будет эксплуатировать крестьян.

 

Идеологии как таковой не было. Была одна простая идея. Нужно побеждать для того чтобы грабить. Я хочу сказать, чтобы грабить. И я хочу сказать, что в мировой политике ничего не изменилось. Просто грабят завуалированно и красиво, через долговые расписки, через ФРС, через денежную эмиссию и так далее. Но насос, перекачивающий ресурсы из одной части планеты, в другую – он также и работает. Поэтому где-то бедные китайские дети за доллар в день (или в месяц, не дай бог) собирают айфоны, которые где-то продают за колоссальные деньги. 

 

Так вот идеология появилась только в последние несколько веков. Вопрос: откуда она вдруг появилась? Фактически она появилась эта идеология по большому счёту в момент великой Французской революции, когда появилась некая революционная Франция, которая стала нести другие идеи. Но тут хочется обратить ваше внимание на один интересный момент. До этого Франция и Великобритания были двумя гегемонами, которые боролись по всей планете. 

Вспомните Фенимора Купера. В девственных лесах Америки воевали не против индейцев, а с одними индейцами против других индейцев и соответственно, своего врага. В Индии воевали, на всевозможных островах, то есть по всему миру война была. В меньшей степени даже на европейском континенте. 

Вдруг во Франции происходит революция. Франция выдвигает некую идеологию уничтожения всех монархий. Естественно, все европейские монархии начинают от неё дистанцироваться и начинают воевать с Францией. Кому от этого хорошо? Великобритании, которая тихо сидит на своём острове и спонсирует все эти войны. 

Яркий пример. Несколько войн до этого Испания была ближайшим соратником Франции против Англии. Почему? Мы с вами помним. Потому англичане грабили испанцев, потому что они оплатили революцию в Голландии, потому что разгромили непобедимую армаду и так далее. То есть две монархии Франция и Испания вместе воевали против англичан. Как только началась революционная бурю во Франции, через некоторое время Испания стала союзником Великобритании против Франции. 

 

Дальше уже одну из своих крупнейших ошибок совершил Наполеон, который вооружённой силой завоевал Испанию. Вы знаете, там началась гражданская война с колоссальными жертвами. Он держал там большую оккупационную армию, причём это в тот же самый момент, когда он на Россию напал. То есть из друга Франции и Испании получился враг Франции и Испании. Благодаря чему? Идеологии. Так что идеология была придумана нашими британскими партнёрами, для того чтобы стравливать между собой определённые народы. А дальше менялись «обёрточки» - менялись эти идеологии. 

Позже, эмигрант из Германии Карл Маркс, такой мужик бородатый, который больше половины своей жизни прожил в Лондоне и в Лондоне похоронен, по заказу английских друзей написал свою книгу «Капитал». Они, чтобы его финансировать, приставили к нему промышленника Фридриха Энгельса. Вас же сейчас не удивляет, что Прохоров «вдруг» решил финансировать все акции российской оппозиции? До этого не собирался, американцы финансировали, а он сказал: теперь я! Я и офис сниму!

 

Артём Войтенков: Потому что принят закон об иностранных агентах и впрямую уже нельзя финансировать из-за рубежа. 

 

Николай Стариков: Согласен. Хорошо, что принят этот закон. Но почему Прохоров стал в каждой бочке финансовой затычкой? До этого ему было всё равно: откуда правозащитники получают деньги, а теперь его сердце воспылало. Почему? Тот же самый Фридрих Энгельс. По заданию определённых сил он становится кошельком, через который оплачиваются тогдашние борцы за свободу. Не мог же Карл Маркс ходить в отдел британской разведки и получать там деньги – некрасиво. 

Не может же британская разведка предоставлять дом для жительства чеченского боевика Ахмеда Закаева в Лондоне. Поэтому делают нехитрую операцию: Березовский на непонятно откуда взявшиеся деньги покупает дом и потом за фунт в месяц сдаёт его Ахмеду Закаеву. На вопрос англичанам: а где у вас живёт Закаев? Они отвечают: знать не знаем, вот Березовский ему просто сдаёт свой дом, что же мы можем сделать? Свобода у нас в стране

Мы должны с вами понимать, что все идеологические разногласия были придуманы определёнными политическими силами на планете для того, чтобы сталкивать своих противников между собой. И эта система работает до сих пор. Сейчас они создают и активно накачивают идеями, деньгами, дипломатической поддержкой исламский фундаментализм. Именно для того, чтобы опять начать новую войну, новый раскол, новые столкновения в определённой части планеты. 

Поэтому я хотел бы к патриотам России обратиться. Давайте все идеологические разногласия отложим в сторону и будем объединяться. Мы должны понимать: кто хочет нас разъединять, кому удалось разъединить нас в начале ХХ века, когда поделили на красных и белых. Понимание этого мы должны пронести через свои какие-то предпочтения. Надо всё отложить в сторону и объединяться. 

 

Артём Войтенков: Сначала думай о Родине, а потом уже об идеологии.

 

Николай Стариков: Конечно. 

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф)

http://poznavatelnoe.tv – образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1747 мб)
Видео MP4 640x360 (700 мб)
Видео MP4 320х180 (377 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (77 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (81.83 КБ)
FB2 (284.35 КБ)
RTF (872.3 КБ)