Познавательные новости 8 июля 2013

Новости от 8 июля 2013.
День победы Святослава над Хазарским Каганатом, революция в Египте, реформирование РАН, форум стран экспортеров газа в Москве, посадка самолета президента Боливии, пикет у посольства США, беглом агенте спецслужб США Эдварде Сноудене, арест мэра Ярославля, улица Уго Чавеса в Москве, гей-обучение в европейских школах.

Контейнер

Смотреть
Читать

Познавательные новости 8 июля 2013

Видео: http://poznavatelnoe.tv/novosti_2013-07-08  

  

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Здравствуйте! Это «Познавательные новости». Начнём с хорошей и приятной новости. 3-го июля празднуется победа князя Святослава над Хазарским Каганатом.

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Александром Дугиным (философ, политолог, социолог, http://dugin.ru).

 

Артём Войтенков: Александр Гельевич, скажите, пожалуйста. 3-го июля празднуется день победы русского князя Святослава над Хазарским Каганатом. Что это такое, кто такой Святослав, что такое Хазарский Каганат и что для нас значит эта победа?

 

Александр Дугин: Я считаю, что это событие колоссального масштаба. У нас существует несколько оскоплённая версия нашей истории. Мы не знаем наших по-настоящему великих предков. У нас очень приблизительное, схематичное представление о русской истории. Я всегда поражался той фундаментальной недооценке, которой фигура князя Святослава традиционно, по каким-то причинам пользуется в нашем обществе. 

Кто такой Святослав? Это создатель первой, по-настоящему русской империи. Именно империи. Царство, которое создал Святослав, восстанавливалось потом, после его распада, в течение долгих-долгих столетий. Он сделал то, что стало целью русской геополитики на полтысячелетия. Мы шли к тому, что он уже получил, к тому, что он уже имел, после его смерти в течение нескольких веков. 

Это удивительный князь, который по сути дела обеспечил геополитическое измерение будущей русской державы. Если мы посмотрим Вернадского, то мы увидим, что вся русская история с геополитической точки зрения представляет собой диалектику сочетания леса и степи. Это держава, которая строилась из леса. Однако стала она по-настоящему великой евразийской державой после того, как смогла установить контроль над степью. Это и сделал первым Святослав. Он объединил лесные земли на севере Руси – в Новгородской зоне, в зоне Киева – с теми степями, которые до этого находились под контролем Хазарского Каганата.

Хазарский Каганат до этого представлял собой ту политическую систему, которая в значительной степени объединяла те же самые или почти те же самые исторические зоны, но только под эгидой степи. Это был контроль степи над лесом. Поэтому очень многие древнерусские, древневосточные, древнеславянские племена платили хазарам дань. Даже есть одна из версий, что Киев изначально был центром сбора дани хазарами с местных племён. Это вполне вероятно, потому что хазарами или сарматами, скифами, может быть ещё более древними, но какими-то степняками, которые контролировали эти степные землепашеские районы со стороны степи.

Святослав первым в русской истории предложил другую систему государственного образования. Предшествующие модели – лес под степью на периферии степи – существовали с киевских времён, с незапамятных времён. А вот история России, Руси начиналось именно с того, что в лесу, на севере этой области создалось государство, которое стало распространяться на юг и потом уже спустя века – на восток. 

 

Так вот Святослав был первопроходцем. Он очертил тот образ великой России, которая настала спустя много столетий после его конца. Он сделал за свою короткую жизнь, за своё короткое княжение столько, сколько потом пришлось делать и повторять его подвиг просто в течение столетий. 

Это был величайший князь, который изменил баланс сил в Евразии и отстоял право нового киевского государства, по сути дела, на контроль над гигантской территорией: создал из маленького великого княжества по-настоящему великую, мощную империю. Таким образом, описав горизонты нашей дальнейшей исторической экспансии. 

Он был тем, кто очертил границы Руси. Туда входила вся территория Прикаспия, весь Северный Кавказ, Балкан – по сути, север Балкан вплоть до Болгарии. 

Если говорить о великой России, то это была первое издание великой России, то есть той огромной территории, объединённой под русским началом, состоящей из самых разных этнических регионов, географических, социальных и других зон. 

Кто такие были хазары, которых мы уничтожили? Это была уходящая империя. Как всякая уходящая империя за периодом героизма она находилась уже в состоянии такого развала-разложения. Я не склонен демонизировать хазар. Это был тюркский народ. Когда тюрки строили тюранскую государственность, они были на фазе своего пассионарного подъёма, исповедовали героические ценности. Потом знать этого Хазарского Каганата приняла иудаизм, но уже не в пик своего могущества, а на спаде. Конечно, это было очень интересное общество. Потому что впервые мы видим в истории последних двух тысячелетий, когда существовали представителе паразитического иудаизма. Как правило, иудаизм распространяется среди этнических иудеев, а здесь – огромное турецкое племя, по крайней мере, его верхушка, которая намного превышала количество этнических иудеев, которые были там, принимают иудаизм. Это само по себе очень экстравагантное решение, уникальное в истории. Ничего подобного до этого и после этого в течение столетий не было. 

Однако я не склонен рассматривать этот конфликт, как конфликт религиозный. Скорее, это геополитическая битва за судьбу Евразии. Хазары – это отступающая сила, организации этого геополитического пространства, а Русь – поднимающая. Таким образом, победа над хазарами – это важнейшее событие, веха в строительстве русской империи Великой России. В этом смысл этого события.

Я считаю, что это событие должно отмечаться всенародно. Это событие великое. Вообще, памятники Святославу, его портреты, изображения, должны быть просто везде, потому что он – тот, кто начертил Русь. 

 

Вначале, прежде чем создать эту государственность, эта государственность должна родиться в нашем воображении, в нашей воле. Он первый, своими военными походами, описал максимальные границы Руси. Потом они уже расширились. Но после Святослава началась раздробленность, начались внутренние конфликты и наша территория начала сужаться. В какой-то момент мы потеряли контроль над степью, опять вернувшись в лес. Однако тот факт, что мы когда-то ею владели; когда-то Половецкая земля, до этого Печенежская земля была частью нашего государства – это оставило у русских неизгладимый отпечаток. 

Наша государственность, на самом деле – это именно альянс леса и степи. Тот факт, что степь была объединена под нашим могуществом, хотя бы на очень недолгий срок – стал действующим мотором нашего геополитического самосознания. К этому мы, как пружина, разгибались, правда, медленно, после Святослава. Но он был той молнией, тем геополитическим пророком, тем провозвестником великой русской державы. 

В этом отношении я полагаю, что о Святославе необходимо слагать песни, кантаты, оперы, славить его, праздновать его, помнить его подвиги. Это великий князь, наш великий предводитель. Смелый, мужественный, абсолютное воплощение чистого, солнечного воина. Такого воина, которыми должны быть русские люди. 

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): А вот теперь вспомните, много ли вы слышали про эту победу по телевизору, по радио, либо читали в каких-нибудь журналах? Даже в Яндекс.новостях, которые собирают новости со всех основных информационных агентств и редакций, упоминание о победе Святослава на Хазарским Каганатом было только один раз.

 

3-го июля в Госдуму РФ был внесён законопроект о реформировании Российской Академии Наук (РАН). 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Антоном Романовым (депутат Госдумы РФ, партий «Единая Россия»).

 

Артём Войтенков: Антон Васильевич, вы сейчас были на пленарном заседании или на обсуждении в Думе, где обсуждалось слияние наших академий – научной, медицинской, сельскохозяйственной, ещё какой-то – в одну кучу. Идя по коридорам Думы, я слышал, как в кабинетах работают телевизоры и по всей Думе была речь Жириновского, все эти громкие обсуждения.

Что это на самом деле такое? Зачем сливать в одно учреждение несколько различных по назначению научных академий?

 

Антон Романов: На самом деле, там идёт речь о ликвидации большой академии наук, сельхозакадемии и медицинской академии. Они ликвидируются в той форме, в которой они сегодня существуют. Образуется совершенно другая форма, где академия будет в виде клуба, в котором академики собираются, разговаривают, определяют что-то. А на самом деле ни имуществом не распоряжаются, никаких властных полномочий по распоряжению имуществом, планированию своей деятельности, по планированию науки и научных исследований у них не будет.

 

Артём Войтенков: А раньше было?

 

Антон Романов: Конечно.

 

Артём Войтенков: Раньше Академия была хозяйственным субъектом?

 

Антон Романов: Конечно.

 

Артём Войтенков: А в плане науки: в чём отличие в том, что было и что стало?

 

Антон Романов: Нарушается фундаментальный принцип единства научных исследователей и материальной базы под эти исследования. Если я задумал какой-то эксперимент, то мне нужна материальная база под этот эксперимент. Как правило, РАН сама задумывала какие-то эксперименты, научные исследования и сама выстраивала материальную базу под эти исследования. Сейчас говорят: нет, всё будет не так. Вы будете что-то задумывать, а материальную базу вам будет кто-то предоставлять, некий эффективный менеджер. 

Чтобы понять, что происходит, надо представить себе, что такое РАН. Дело в том, что Россия и Советский Союз – это единственная не западная цивилизация, которая создала свою собственную техносферу и свою РАН, которая могла конкурировать с Западом по объему научных исследований. 

 

Артём Войтенков: Секунду, а как же Япония?

 

Антон Романов: Ничего подобного. Ни Япония, ни Китай, ни какие-либо другие не западные страны не создали. 

 

Артём Войтенков: Как же японская электроника?

 

Антон Романов: Всё по западным лекалам. Японцы – великолепные организаторы, великолепные инженеры, но не учёные. Они берут западные лицензии, западные изобретения и внедряют их у себя, причём достигая, может быть, лучших успехов, чем на Западе. Тем не менее, речь идёт не о фундаментальных исследованиях. Ни в области ядерной физики, ни в каких-то других отраслях фундаментальных наук японцы таких открытий как Запад не сделали. 

Только две цивилизации – Россия и Запад. Причём Россия это сделала с наименьшими по сравнению с Западом затратами, то есть на совершенно другой материальной базе. Сегодня мы, затрачивая на исследования не в разы, а в сотни раз меньше средств, добиваемся неплохих результатов. А при Советском Союзе у нас был паритет в сущности. Причём, как я уже сказал, при значительно меньших затратах.

Почему? В силу правильной организации науки. Дело в том, что у нас наше общество строилось на основе научно-технического прогресса. И наука была одной из фундаментальных основ нашего общества. Вы помните все кружки – научно-технического творчества; все клубы – повальное увлечение рационализаторством и изобретательностью, где каждый рабочий, каждый сотрудник завода занимался изобретательством и рационализацией. 

Причём это имело и материальную основу. Рацпредложение стоило какие-то 10 рублей дополнительно к заработной плате. Каждый стремился сделать такое рацпредложение, потому что у него были свободные средства, не контролируемые его собственной женой. 

 

Артём Войтенков: Мне один человек рассказывал, что ему квартиру дали в советское время за то, что он внёс какое-то крупное предложение на заводе. 

 

Антон Романов: Количество рацпредложений и изобретений у нас было в разы больше, чем на Западе. Однако мы не могли рационально ими распоряжаться, этими изобретениями и рацпредложениями. Очень многие из них воровались, на Западе копировались и внедрялись. 

Самый простой пример – это суда на подводных крыльях. Изобретение «Подводные крылья» было опубликовано в журнале «Техника молодёжи». У нас тогда было много таких научно-популярных журналов, где публиковались различные изобретения. На Западе они были очень популярны, потому что западные инжиниринговые фирмы могли эти изобретения внедрять, патентовать и потом на них зарабатывать деньги. 

 

Артём Войтенков: Подождите, а наши – без патентов? Всё народное? 

 

Антон Романов: Да. У нас этот принцип шёл от православия, что талант – это нечто данное Богом, поэтому талант принадлежит всем. Талант принадлежит народу и изобретения принадлежат народу. У нас не было патентов... Вернее, были, но за патент надо было платить. Можно было своё изобретение запатентовать, но за это надо было заплатить, поэтому никто на это не шёл. 

Выдавалось так называемое авторское свидетельство, которое на Западе на давало права собственности. Право собственности на эти изобретения и рацпредложения было у государства. Запад преспокойно утаскивал эти рацпредложения и изобретения и внедрял у себя. Советская инженерная мысль работала как раз на техническое могущество Запада. 

В современной России система авторских предложений, конечно, была уничтожена, более того, сегодня у нас нет промышленного производства в тех объёмах, в которых оно было в Советском Союзе. Следовательно, потребность в рацпредложениях и изобретениях на сегодня упала в десятки и сотни раз. 

Поэтому когда авторы закона о реформировании РАН, а именно закона об уничтожении РАН, начали говорить о том, что у нас цитируемость упала, что у нас нет фундаментальной науки. Больше того, приводятся аргументы, на мой взгляд, совершенно смешные. О том, что в восемь раз увеличилось финансировании РАН, а отдачи нет по индексу цитировании и по каким-то другим параметрам.

 

Артём Войтенков: Причём здесь индекс цитирования – это же интернет-показатель?

 

Антон Романов: Конечно. Значит, это просто-напросто обыкновенное словоблудие для того, чтобы подменить сущность происходящих процессов. Так вот, действительно, в 8 раз увеличили финансирование РАН, но до этого его уменьшили в 28 раз. Это первое.

Второе. Сегодня, как правило, изобретения и открытия делаются в сфере экспериментальных наук. Что это значит? Это значит, что для таких открытий нужна материальная база. Раньше у нас материальная база была отечественная: все приборы, оборудование, станки и прочее. Вся материальная база создавалась в Советском Союзе и в России. Она стоила в десятки и в сотни раз дешевле, чем на Западе. сегодня нам приходится эти станки и оборудование, необходимые научные приборы, потому что у нас нет сегодня промышленности, производящей сегодня приборы, приобретать за рубежом. Их стоимость соответствующим образом возрастает, а некоторые вещи мы просто купить не можем по определению, потому что они нам не продаются.

 

Артём Войтенков: Ни за какие деньги?

 

Антон Романов: Конечно. Существует соответствующие ограничения и поправки. В США существует целый закон и комиссия, которая запрещает продавать в Россию, Китай, Иран определённое оборудование, которое может иметь двойное назначение или высокотехнологичное. То есть, ни за какие деньги не продаётся. 

 

Артём Войтенков: Вы о поправке – это закон Джексона-веника?

 

Антон Романов: Нет, (Коком, 00:00:17). Вот, пожалуйста. За что посадили целую группу шпионов, российских разведчиков в США? За то, что они покупали микросхемы и отправляли их в Россию, которые предположительно использовались в нашей ракетной промышленности. У нас не производится соответствующей технологии, и нет таких микросхем. Поэтому купить их просто нельзя. 

Поэтому говорить о том, что советская наука потеряла эффективность – просто абсурдно. Да, действительно, это факт. Только надо выяснить: в чём причины?

По поводу финансирования, которое в 8 раз увеличилось. На всю РАН, а это 95 тысяч человек на сегодня, тратится денег меньше ровно в два раза, чем на один американский Массачусетский технологический институт. Поэтому, о какой отдаче можно говорить и о каком сравнении? 

Основная сила Запада – это не только деньги и не столько деньги – это как раз технологии, которые Запад сделали сильными. Это и корабли, это и атомные подводные лодки, это и компьютеры, это и другие технологии, которые Запад собирает и внедряет. Технологическое превосходство Запада позволило ему держать власть над миром. 

Без созданием собственной техносферы Россия и Советский Союз, конечно, выжить не мог. Поэтому для нас создание фундаментальной и прикладной науки – это было вопросом выживания. Собственно говоря, именно поэтому такое большое внимание уделялось науке и научным исследованиям. В том числе и фундаментальным. 

Сегодня Россия стоит на трёх китах. Первый кит – это наша нефтегазовая отрасль, сырьё. Второй кит – это ядерный щит. Третий кит – это РАН. В сущности, мы сегодня присутствуем при забое одного из китов. Все остальные на очереди, потому что ядерный щит без РАН – невозможен. Без ядерного щита у нас не будет и никаких углеводородов, потому что придут и заберут. 

Вот та схема, которая сегодня реализуется и которая направлена на разрушение статуса России, как независимого государства. Поэтому я категорически против принятия данного закона и буду голосовать «против». Я голосовал за то, чтобы снять этот закон с повестки дня. Тем не менее, выяснилось, что это глубоко продуманная и хорошо подготовленная операция. 

 

Во фракции нам совершенно недавно, а именно в понедельник, 1-го числа, нам говорили о том, что закон будет принят только в первом чтении, если за него проголосуют все. Остальные дебаты, обсуждения, совещания будут проведены в течение лета, и 2-е, 3-е чтение состоится осенью, после подробных и обстоятельных консультаций с научной общественностью.

Сегодня внесена поправка, согласно которой 2-е чтение должно состояться уже 5-го числа в пятницу. Такой блицкриг, кавалерийская атака, вместо серьёзного диалога по важнейшему, судьбоносному для государства вопросу. 

Всё это заставляет предположить, что на самом деле это рецепты наших зарубежных недругов, которые наши здесь агентов влияния – и в правительстве, и среди научного сообществе, и среди депутатского корпуса. С их помощью они реализуют планы по уничтожению суверенитета России. Для меня это совершенно очевидно. Постольку поскольку реформирование с благими целями так не делается. 

 

Сегодня это можно рассматривать следующим образом:
1. Как погром науки.

2. Одновременно с этой операцией проводится и другая операция по вербовке наших учёных на Запад. Мы знаем, что сегодня рассылаются материалы, рассылаются предложения нашим молодым учёным по всем филиалам и отделениям РАН. Наиболее перспективных, наиболее толковых приглашают на Запад: «Приезжайте – пожалуйста, и будете работать на нас. Мы обеспечим вам все условия». 

Понятно, что в тех условиях, в которых сегодня находится РАН, многие уедут вместе со своими открытиями, вместе со своими знаниями, вместе со своими опытами, вместе с тем, что ему дала научная школа. Человеку, который не вовлечён в эти процессы, наверное, трудно представить себе научно-технический прогресс и вообще процесс познания. 

Дело в том, что процесс познания возможен только в научной школе. Один академик – это примерно тысяча учёных, примерно сто докторов наук и примерно 300-400 кандидатов наук, которые представляют научную школу. Так это должно выстраиваться. Жизнь одного человека слишком коротка, чтобы скопить хоть сколько-нибудь достаточно знание, о каком-нибудь предмете. Каждый человек может сделать только один шаг вперёд, а продвинуться или проделать значительный путь в каком-то направлении может сделать только поколение, то есть научная школа. Каждое из последующих поколений стоит на плечах предыдущего поколения. Так достигают вершин.

Сегодня разрушается именно эта научная школа, или те десятки научных школ, которые есть в России, и разрушается фундамент.

 

 

Голосование в Госдуме РФ 3-го июля 2013-го года по проекту закона №305828-6 о реформировании РАН.

 

Анатолий Локоть: Уважаемые коллеги, сегодня много говорили и наломали много копий. Подчёркиваю, что я говорю не от имени фракции, не от имени депутатов. Я говорю от имени Сибирского отделения РАН. Два дня назад состоялось заседание Президиума Сибирского отделения РАН, где они с удивлением впервые прочитали этот законопроект и выразили своё возмущение, прежде всего тем, что ни с кем из научного сообщества данный закон не обсуждался. 

Было принято открытое заявление. Оно направлено в адрес Председателя Госдумы РФ, в адрес руководителей фракций Госдумы РФ, где прямо ставится вопрос о том, что этот законопроект неприемлем в этом виде, принимать его нельзя – он разрушит науку. И ставится вопрос о доверии правительства в целом, то есть предлагается отправить правительство в отставку. 

Сегодня, пока мы с вами заседали и пикировались, в городе Новосибирске в Академгородке прошло собрание Сибирского отделения РАН, то есть не Президиума, а это гораздо шире. В нём принимали участие не только академики, не только Президиума, не только председатель Президиума Сибирского отделения РАН, а вся научная общественность Академгородка, учёные, инженеры, все те, кто работают в институтах. Единогласно принято Постановление, оно у меня в руках. В нём говорится: 

«Представленный законопроект категорически неприемлем. Его принятие приведёт к фактической ликвидации Российской Академии Наук, разгрому фундаментальной науки и высшего образования, подрыву научно-технического обеспечения ведущих отраслей экономики, национальной обороны и безопасности страны». 

В связи с этим, я напоминаю, уважаемые депутаты, что у нас с вами в нашем регламенте есть норма ст.119 п.6, в котором говорится, что в случае принятия законопроекта в первом чтении Госдума имеет право и может вынести данный законопроект на всенародное обсуждение. Пользуясь этой статьёй регламента, я предлагаю дополнить проект Постановления именно этим предложением, воспользоваться этой нормой и в соответствии со ст.119 п.6 Регламента Госдумы вынести указанный законопроект на всенародное обсуждение. 

Именно за это он критикуется. Именно поэтому поводу извинялась Голодец, когда пришла к нам во фракцию и говорила, что, конечно же, надо было сначала обсудить. Мы предлагаем между 1-м и 2-м чтением вынести этот законопроект на обсуждение и внести соответствующий пункт в проект Постановления.

Я прошу, Сергей Евгеньевич, одновременно делаю предложение вести дальше голосование поимённо... (отключение микрофона).

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. У нас любое голосование ведётся поимённо. Есть ли иное мнение? Владимир Михайлович Кононов, пожалуйста.

 

Владимир Кононов: Фракция не поддерживает данную поправку и предлагает отклонить её. 

 

Сергей Нарышкин: Ставлю поправку Анатолия Евгеньевича Локоть на голосование. Включите режим «Голосование». 

 

(Депутаты голосуют).

 

Сергей Нарышкин: Покажите результат. 

 

Результаты количественного голосования в Госдуме:

За

157 ч.

34,9%

Против

1 ч.

0,2%

Воздержалось

0 ч.

0,0%

Голосовало

158 ч

35,1%

РЕШЕНИЕ НЕ ПРИНЯТО

 

Сергей Нарышкин: Поправка отклонена. Далее. Две поправки депутата Ильтякова, пожалуйста. Депутат Ильтяков? После? Включите, пожалуйста, микрофон депутату Ильтякову. Я оператору попрошу побыстрее работать в зале.

 

Александр Ильтяков: Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги! Предлагаю рассмотреть поправку к проекту Постановления Госдумы РФ. Суть поправки следующая. Законопроект рассмотреть во втором чтении 5-го июля 2013-го года. Поправки предлагаю внести до 15 часов. Это позволит быстрее перейти от слов к делу, от различных популистских разговоров: целесообразно, не целесообразно, приступить к конструктивной работе во имя решения и во имя будущего Отечества. Спасибо.

 

(Неодобрительные крики депутатов с мест без микрофонов).

 

Сергей Нарышкин: По ведению – Зюганов Геннадий Андреевич. 

 

Геннадий Зюганов: Уважаемые коллеги, уважаемый председатель. Ещё раз хочу всем напомнить, что 7-го мая прошлого года господин Путин, вступая в должность, принял специальный Указ №601, который гласит, что все вопросы, связанные с наукой, образованием, здравоохранением и имеющие огромное социально-общественное значение должны обсуждаться. Для этого отводится 60 дней. Специально в соответствии с этим указом, принято решение Правительства. Напоминаю вам, что у нас регламент требует того же.

Более того, мы получили от всех Академий, всех научных институтов предложения: дать возможность в течение 2-х месяцев обсудить все проблемы, связанные с этим законом. Не случайно 1-я поправка была о том, чтобы мы до 30-го сентября обсуждали и потом, с учётом мнения всей общественности, рассмотрели этот закон. Я обращаю... (отключение микрофона).

 

Сергей Нарышкин: Добавьте полминуты. 

 

Геннадий Зюганов: Я обращаю ваше внимание, что таким же образом в своё время просунули закон о земле. Сейчас 41 миллион гектаров зарастает бурьяном, и даже поле Бородино распродают – и ничего сделать не можем. 

Поэтому призываю к личной ответственности каждого за результаты подобного голосования. Если оно пройдёт позитивно – мы не можем дальше участвовать в этом беспардонном нарушении законов, Указов Президента, Постановлений Правительства, и собственных регламентов. 

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Ставлю поправку №1 депутата Ильтякова на голосование. Включите режим «Голосование». 

 

(Депутаты голосуют).

 

Сергей Нарышкин: Покажите результат. 

 

Результаты количественного голосования в Госдуме:

За

234 ч.

52,0%

Против

152 ч.

33,8%

Воздержалось

0 ч.

0,0%

Голосовало

386 ч

85,8%

РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

 

Сергей Нарышкин: Поправка принимается.Ставлю на голосование вторую поправку. Включите режим «Голосование». 

 

(Идёт голосование, часть депутатов встаёт с мест).

 

Сергей Нарышкин: Покажите результат. 

 

Результаты количественного голосования в Госдуме:

За

235 ч.

52,2%

Против

151 ч.

33,6%

Воздержалось

1 ч.

0,2%

Голосовало

387 ч

86,0%

РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

 

Сергей Нарышкин: Поправка принимается.Ставлю на голосование проект Постановления в целом, с учётом принятых поправок. Включите режим «Голосование». 

 

(Идёт голосование, часть депутатов во главе с Зюгановым уходит).

 

Сергей Нарышкин: Покажите результат. Постановление принимается.По ведению – Оксана Генриховна Дмитриева. 

 

Комментарий: Нет её.

 

Сергей Нарышкин: Нет её. По ведению – Алексей Валентинович Митрофанов. 

 

(Депутаты продолжают уходить).

 

Алексей Митрофанов: Я прошу, уважаемый господин Председатель, сделать замечание депутату Локоть, который почему-то вызвался представлять Сибирского отделение РАН. Почему? На самом деле депутат Локоть не знает, как у нас строится наука. Это когда приходят к директору научного института и говорят: «Можно два гектара взять у тебя построить дом», а он в ответ...

 

Сергей Нарышкин: Алексей Валентинович, уже не по ведению. Спасибо. По ведению – Сергей Александрович Доронин. 

 

Николай Левичев: Левичев, на карточку Доронина. Уважаемый Сергей Евгеньевич! Я выражаю мнение фракции «Справедливая Россия», что сама постановка на голосование поправки депутата Ильтякова дискредитирует Государственную Думу. Спасибо. 

 

(Депутаты продолжают уходить).

 

Сергей Нарышкин: Какие замечания по ведению? Нет. Спасибо. По ведению – Николай Фёдорович Герасименко. 

 

Николай Герасименко: По Постановлению за основы – я голосовал «за». 

 

Сергей Нарышкин: Прошу учесть. По ведению – Михаил Михайлович Заполев. Ушёл. Спасибо. Следующий, 31-й вопрос Повестки: проект федерального закона о внесении изменений в ст.23 и ст.142 УК РФ и ст.22 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Включите режим «Голосование». Также 1-е чтение. 

 

(Пустые места в зале).

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Артём Войтенков: Прямо сейчас Дума голосовала за принятие либо непринятие закона, скажем по-честному, уничтожения РАН. 

 

Евгений Фёдоров: Это пока закон в 1-м чтении. Во 2-м чтении нам обещали, что концепция закона об уничтожении РАН будет убрана. По крайней мере, такое обещание прозвучало, и на этом основании вопрос не поставили. Я, естественно, этим обещаниям не верю. 

Я думаю, что раз задачу поставили американцы Ливанову РАН уничтожить – тем более что уже и рабочие места созданы для наших учёных в Европе или Америке – значит, уничтожат. Может быть не сразу. Не одним решением, как это принято, а за несколько лет уничтожат.
Поэтому это голосование... вы знаете, честно говоря, мы в день принимаем законов, направленных в интересах России, довольно много. Потому что система голосования и подготовки законов завязана на оккупантов. Естественно, это решения, которые принимаются в постоянно режиме. Система на них завязана. Поэтому те решения, которые другие, они просто не выносятся на голосование, потому что они не будут готовы для этого технологически: у них не будет текстов, не будет согласований. Какие-то отдельные бывают – их называют «ручные законы» Путина, но их немного, они систему не меняют. Они могут только какой-то вопрос подсветить. И вокруг них обычно всегда много шума. Возмущается весь мир. 

 

Артём Войтенков: А вы как голосовали «за» или «против»?

 

Евгений Фёдоров: Я против этого закона, специально не пошёл на Заседание. Я так понимаю, за меня там фракция проголосовала в соответствии с решением фракции. Поэтому заранее говорю, что я «против» этого закона. И фракцию предупредил об этом же в публичной форме. 

 

Артём Войтенков: По результатам голосования (фрагмент отчёта по форме Ф-2 о результатах голосования в Госдуме)

ЗА 286 чел. 63,6% 

ПРОТИВ 69 чел. 15,3%

ВОЗДЕРЖАЛОСЬ 0 чел. 0,0%

ГОЛОСОВАЛО 355 чел.

НЕ ГОЛОСОВАЛО 95 чел. 21,1%

РЕЗУЛЬТАТ ПРИНЯТО

 

Евгений Фёдоров: Чтобы вопрос прошёл, нужен 51%. Я уже говорил, что то, что Госдума делится на фракции – это враньё, но формально делится. Но технологически, если нужно принять решение, его гарантированно обеспечивают. Обычно заказывает фракция «Единая Россия», к ней ЛДПР. Если спорный вопрос – ЛДПР обязательно. Вы здесь увидите: ЛДПР проголосовало в полном составе 100%. Если не хватит «Единой России» и ЛДПР, то добавляют справороссов и коммунистов. 

 

Артём Войтенков: «Единая Россия» – 95%.Фрагмент отчёта по форме Ф-2 о результатах голосования в Госдуме: коммунистическая партия РФ – вообще не голосовала, они просто вышли; ЛДПР – 100%. 

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, что люди должны понимать, как работает механизм Госдумы. Не жить в иллюзиях, когда сказки рассказывают. Он работает технологически, он работает под оккупантов. Дальше – как патроны поставляются в патронник – автоматически фракция, у которой большинство. «Единой России» недостаточно – ЛДПР для гарантии, чтобы какие-то депутаты-одиночки не выскочили и не сорвали результат голосования. Недостаточно – справороссы, недостаточно – коммунисты. Технологически, в принципе, все в одной системе. 

Недаром, что депутаты переходят просто из одной фракции в другую. Это же факт. В одном созыве он в одной фракции, в другом созыве – он в другой. 

 

Артём Войтенков: Но коммунисты сейчас просто вышли. Они не стали голосовать.

 

Евгений Фёдоров: Просто демонстративно вышли. От этого же ничего не поменялось. 

 

Артём Войтенков: В общем-то, да.

 

Евгений Фёдоров: Гаулейтер решение принял, прислал это решение в Россию, в Москву, дал команду – Дума приняла решение. Просто к этому закону большое внимание, а вообще так принимаются все законы. Я вам показывал. (Берёт документ). Вот список законов – типовая неделя, 35 законов. Все законы принимаются таким образом. Даёт решение фракция, согласовывается и дальше Дума принимает решение.

Я это к тому, что если кто-то думает, что если я поговорю с депутатом Ивановым или Сидоровым и он будет принимать другие законы, этот человек вообще не понимает принципов работы политической системы. Он абсолютно не понимает технологии, и идти по этому пути – это путь в никуда.

Поэтому мы и говорим, что если какая-то партия на выборах пробивается с какими-то лозунгами, она всё равно будет работать в основном технологически, в системе оккупантов. Потому что она работает по их главным правилам.

Именно поэтому когда мы создаём партию «Национальный курс» или партию «Свободная Россия», мы говорим о том, что надо менять Конституцию, то есть принцип функционирования. Когда даже те партии или группа людей (партии, конечно, надо бы закрыть все и открыть новые), которые сегодня работают на оккупанта, они будут как система работать на свой народ, на нацию. Называется это – национальный курс. 

 

Артём Войтенков: Получается то, что присылает гауляйтер, то принимается в любом случае. 

 

Евгений Фёдоров: Автоматически. Исключений не бывало. С 1991-го года не было ни одного исключения. Всё, что присылал гаулейтер, всё автоматически присылается на уровне и законов, и на уровне исполнительной власти, и вообще на всех уровнях. 

Причём гаулейтер команды даёт в еженедельном режиме. Не то, чтобы он иногда дал команду, а он в еженедельном режиме всё время подстраивает систему управления, то есть это прямое управление.

Для людей, которые думают, аналог отношения его города или субъекта федерации с Москвой. Условно, живёт он в Тамбове. В Тамбове свои депутаты в Законодательном собрании, свои мэры и так далее. Но все же понимают, что основные правила формулируются для Тамбова Москвой. 

Технология такая же – депутаты шумят, разговаривают, но все законы они принимают в общем указании, которое поступает от Москвы. Также Москва, то есть федерация, принимает все свои решения в общем указании, которые поступают из Вашингтона. Это такая чёткая ступенька. Если человек думающий, то он может просто посмотреть, как это работает в Тамбове, как Москва командует Тамбовом или Саратовом, или любым субъектом. Точно также Вашингтон командует Россией, только на более глобальном уровне и с основными механизмами – это СМИ, это стратегия и идеология.

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Михаилом Емельяновым (депутат Госдумы РФ, партия «Справедливая Россия», http://emeljanov.ru).

 

Михаил Емельянов: Мы очень много принимаем законов, которые какие-то налоговые поблажки. Но они даются либо сырьевому сектору, либо торговле, либо финансовым спекулянтам. Недавно внесли закон, чтобы розничным сетям компенсировать их потери от воровства. Но я не помню ни одного законопроекта, который бы смягчил бремя для производителей. 

 

Артём Войтенков: Подождите, а кто будет компенсировать? Откуда?

 

Михаил Емельянов: Бюджет. 

 

Артём Войтенков: Там будут воровать, а мы им из бюджета будем платить народные деньги?

 

Михаил Емельянов: В том-то и дело, такой беспредел. Сейчас сформировалось очень сильное лобби этой компрадорской буржуазии, компрадорского бизнеса. В него входят импортёры ширпотреба, розничная торговля, крупные торговые сети. В него входят те, кто занимаются спекуляциями на бирже, в него входят те, кто занимается спекуляциями на рынке недвижимости. Всем им такая политика выгодна и они лоббируют её в правительстве. Таможенно-тарифная политика – ещё один фактор, который тормозит экономический рост. 

Мы вступили в ВТО на очень невыгодных условиях. Одно из последствий этого вступления – вчера приняли закон о компенсации с бюджета тех потерь, которые несут иностранные инвесторы в связи со вступлением в ВТО. В чём суть? К нам пришли зарубежные автопроизводители. Они пришли потому, что в России были высокие таможенные пошлины на автомобили, ввозить автомобили было невыгодно, и они решили разместить своё производство. 

Мы вступили в ВТО. Мы резко снизили таможенные пошлины, в том числе и на подержанные автомобили. Теперь западные автомобили нам говорят: зачем мы будем производить здесь автомобили, чтобы они конкурировали с нашими же подержанными автомашинами; наше производство здесь будет невыгодным. 

 

Артём Войтенков: Получается, здесь производство в любом случае дороже, чем у них, за рубежом?

 

Михаил Емельянов: Конечно. Зачем им здесь производить, если можно совершенно спокойно воспроизвести в Польше, Турции, Румынии, в Китае, и привести к нам. Они говорят: нет, давайте компенсируйте. Вчера «Единая Россия» приняла законопроект, своими голосами, по которому из бюджета иностранным производителям будут выплачиваться компенсации для того, чтобы снизили таможенные пошлины для вступления в ВТО. Мы сначала за шапку сухарей отдали свой рынок иностранным производителям, когда они построили сборочные производства, вместо того, чтобы развивать собственный Автопром. Потому что это не наш автопром, технологии нам не передаются, а используется наша рабочая сила и дешёвые ресурсы. 

 

Артём Войтенков: Это в основном отвёрточное производство. 

 

Михаил Емельянов: Да. это первый раз произошло, а второй раз – мы им за это ещё будем платить деньги из бюджета. Это такая экономическая политика.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: Кстати, и деньги нам дают американцы. Они собирают с России дань технологически, и потом часть денег возвращается. Потому что право на эмиссию рубля Центральным банком – это по сути форма возврата денег. Технологически как Тамбов зависит от России финансово, так и Россия зависит от американцев финансово.

Напоминаю вам, что все инвестиции идут через заграницу. Эмиссия идёт через механизм выкупа доллара и евро, то есть, по сути, тоже через заграницу. То есть основные финансовые технологии завязаны на заграницу. Так что аналогия с Тамбовом и Москвой достаточно актуальная. 

 

Артём Войтенков: Понятно. Значит, не будет у нас Академии?

 

Евгений Фёдоров: У нас Академию ликвидируют лет двадцать. Только сейчас перешли к горячей фазе ликвидации. Восстановим суверенитет, опять сделаем Академию, если нас не прикончат к этому времени. 

 

Артём Войтенков: Если восстановим.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Просто если мы не восстановим суверенитет, то страна погибнет. Это же понятно. Это уже очевидно сейчас. Поэтому, если мы с вами останемся живы, мы будем обсуждать уже другие проблемы.

 

Артём Войтенков: Где спрятаться?

 

Евгений Фёдоров: Что покушать вечером, кого уже убили из соседей в горячей фазе оккупации и так далее. 

 

Артём Войтенков: Печально.

 

Евгений Фёдоров: Такова воля народа. Не хочет сражаться за свою страну – получает рабство. 

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Николаем Стариковым (писатель, партия «Великое Отечество», http://nstarikov.ru).

 

Артём Войтенков: Реформирование РАН – это что? Этот закон принят уже во 2-м чтении. 

 

Николай Стариков: Это очень опасное действие и я мои коллеги по партии «Великое отечество» выразили серьёзное опасение, и мы выступаем против этого шага. На наш взгляд, поспешная плохая реформа – это значительно хуже, чем её отсутствие. Поэтому в этом смысле надо приглядеться, что там происходит, устроить общественные слушания, и именно поэтому мы обратились к Президенту, для того чтобы этот процесс был остановлен.

 

Артём Войтенков: Но процесс очень стремительный. Обещали, что 2-е и 3-е чтение будет осенью, а 2-е уже принято и сейчас.

 

Николай Стариков: Эта стремительность его и пугает. Вы знаете, что всё такое нехорошее делается в тот момент, когда людям не хочется серьёзно внимать в детали. Поэтому ФРС принималось накануне Рождественских каникул в США и так далее. Даже Советский Союз был создан в конце декабря так, чтобы наши геополитические друзья не сумели никак отреагировать: раз и уже создан, а через несколько дней январь и ничего непонятно. Пожалуйста: Ленин отпустил Финляндию тоже 31-го декабря 1917-го года по новому стилю. 

 

Артём Войтенков: Объясните, что происходит сейчас в Египте, потому что очень непонятно. У них сначала в конце 2011-го года была одна революции, а сейчас почему-то происходит следующая революция. Вроде бы все должны быть довольно, но нет: снова происходит смещение президента, его уже сместили. Зачем, почему и кто за всем этим стоит?

 

Николай Стариков: Здравствуйте... Мне кажется, что гражданам России, которые знают историю своей собственной страны, то, что происходит сегодня в Египте, будет особенно понятно. Помните, известную строчку «Есть у революции начало, нет у революции конца». Это именно то, что происходит сегодня в Египте. За каждым Февралём, должен идти Октябрь. Но в Египте, как я понимаю, эта двухступенчатая система, она уже трёхступенчатой, четырёх и так далее. То есть она будет ещё больше. 

Но в нашей истории было то же самое. Вспомним мятеж левых эсеров. Он провалился и поэтому смены власти не произошло. Поэтому, если бы большевики оказались менее толковыми администраторами, то тогда у нас была бы тоже революция: великая июньская революция левых эсеров, потом левых эсеров сместили бы правые эсеры, и у нас была бы ещё какая-то великая революция.

Возвращаясь к тому, что происходит в Египте. 

Давайте поймём ещё раз цель. Цель – это хаос, нагнетание этого хаоса, напряжённости, для того чтобы полностью разрушить египетскую государственность. Поэтому совершенно неважно: кто находится у власти. Сначала у власти была светская группировка, военная группировка во главе с Мубараком. Дальше Мубарака смещают. Обратите внимание, военные теряют власть. Многие из них потом были убраны в отставку новым президентом Мурси. Армия не защищала Мубарака. Почему? Договорились: не будет расстрелов, казней, судов, по-тихому сдаёте Мубарака, у вас власти будет поменьше, но в принципе всё остаётся при своём. И армия его сдала. Дальше происходят выборы. 

Перед тем как оценить победу Мурси, давайте вспомним, что основной движущей силой свержения Мубарака были «Братья-мусульмане», как раз исламистская часть египетского общества. Они – пассионарные, решительные – смели этот «кровавый» режим, дальше произошли выборы. Армия попыталась оттянуть эти выборы, победил президент Мурси. Его победу никто не ставил под сомнение. Ни одна страна в мире не заявила: Мурси фальсифицировал выборы и не выиграл. Все жали ему руки, все его признавали законным президентом. Это тоже важный момент. 

Но этот законный президент почему-то не хочет делать то, что нужно. Он недостаточно сеет хаоса, он пытается опять какой-то...

 

Артём Войтенков: Кому нужен хаос?

 

Николай Стариков: Американцам. Американцам нужен хаос на Ближнем Востоке. Все государства должны быть уничтожены, поле зачищено, чтобы у людей просто не осталось там возможности жить. Дальше всех этих людей они собираются двинуть к нашим и китайским границам через Среднюю Азию. 

Так вот смотрите. Есть законный президент Мурси. Кто его будет свергать? Его должна свергать светская часть общества Египта. То есть это некий маятник хаоса. Я как раз статью на эту тему написал. Неважно кто, неважно почему, важно чтобы раскачивалась государственность: из светской стороны в религиозную, из религиозной в светскую, от белых к красным, от красных к белым и так далее. Вот что главное.

При каждом таком качке теряется часть суверенитета. Мы тоже сейчас об этом поговорим. Для того чтобы свергнуть президента, которого только что все избрали, нужны опять решительные пассионарии. В этой части светские египтяне не такие решительные, как религиозные египтяне. Поэтому нужна поддержка. Мы видим странную ситуацию, когда армия не решилась защищать законного президента, но она решилась свергнуть законного президента. Это вообще что-то с чем-то. Защищать нельзя, хотя это обязанность армии, а свергнуть можно. 

Ведь что такое военный переворот, который произошёл в Египте? Достаточно Вашингтону сказать: вы нарушили все демократические процедуры, нельзя арестовывать президентов и ставить под сомнение результаты выборов. Всё, тогда эта власть нелегитимна и начинаются какие-то большие проблемы. Нет, Запад делает вид, что всё нормально. Поругали, вычеркнули из какой-то организации, но на этом всё успокоится. 

Армия нужна как добавка к светской части египетского общества, чтобы сместить Мурси. Это значит, что через некоторое время к власти придёт светское, чуть-чуть военное правительство, будут очередные выборы, которое точно также будет сметено, точно таким же образом, через площадь Тахрир через некоторое время. И придут ещё большие исламисты. Однако, если эти исламисты не начнут нужную американцам войну, значит их тоже сместят. Американцы будут перебирать эти власти, как карты колоде, до тех пор, пока не выйдет та карта, которая сделать то, что им нужно. 

При этом каждая власть, такая промежуточная, пришедшая на полгода, год, берёт кредит у МВФ и арабских государств, увеличивает государственный долг. На самом деле, она полностью безответственна, потому что она знает, что через полгода, год её тоже пинком под зад выкинут.

Одним словом, ни одна революция в истории не решала экономических проблем. Яркий тому пример – Египет. Жить стало лучше? Нет, жить стало хуже. Может быть, веселей, но эта весёлость тоже скоро пройдёт. Извините, там золотовалютные запасы уже проели, государственный долг увеличился, скоро закончится дешёвой зерно, из которого делают дешёвый хлеб, которым питается основная масса бедняков. Что будет тогда, мы с вами и увидим.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: Египет является колонией, причём «банановой колонией». Уровень жизни там низкий. 

 

Артём Войтенков: А для чего там была революция в 2011-м году?

 

Евгений Фёдоров: Очень просто. Тамошний ставленник – президент Египта, который полностью лёг под американцев, во-первых, стал уже стареньким, во-вторых, американцы просто решили его заменить. Как решили у нас заменить Лужкова на Собянина когда-то. Взяли, приняли решение и заменили, хотя Лужков тоже был свой для власти. 

 

Артём Войтенков: У Лужкова была недвижимость за рубежом. 

 

Евгений Фёдоров: Это неважно. Лужков был для власти своим, я имею в виду технологию. Например, вы – директор крупного предприятия и у вас есть начальник отдела. Вы решили, что отдел что-то не тянет. Он свой, но надо его поменять. Так решили заменить и египетского президента. Начали его менять на эль-Барадея – подготовленный кадр был в Америке в МАГАТЭ, надёжный. Начали его менять – не получилось. Не всегда бывают удачи и Гитлер, когда наступал на разные страны, тоже иногда терпел неудачи, в том числе в угоду побед. 

 

Артём Войтенков: Просто так поменять президента страны – это не то же самое, что поменять начальника отдела. Разные масштабы.

 

Евгений Фёдоров: Уверяю вас, это не сложнее, чем поменять мэра города Москвы, или руководителя субъекта. Технологически – не сложнее. 

 

Артём Войтенков: Мубарак там с чем-то не справлялся, чем-то им не нравился, что-то не делал? Он ведь тоже был проамериканским.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно, как и Лужков провластный. И что? Он – старенький, чего-то не тянул, не выполнял какие-то указания на уровне исполнителя, выпендривался, спецслужбы не все вопросы могли через него решать. Там же Сирия уже запускалась. Нужна была более активная позиция – в связи с этим американцы решили старенького президента заменить на своего надёжного кадра. Техническое решение.

Далее выбрали эль-Барадея, но тот начал упираться. С ним начали вести «переговоры». Помните, ему счета блокировали, имущество отняли, потом отдали, когда он сдался, но это было. Его поджали и сказали: мы лишим тебя всего имущества, а так ты будешь, старичок, хорошо жить, внуки твои и дети не попадут в тюрьму. Он неожиданно начал возмущаться, выпендриваться. Как Лужков письма писал, помните? То есть начал как-то сопротивляться. Американцы его тогда сковырнули революцией. 

 

Артём Войтенков: Была задумана просто спокойная смена?

 

Евгений Фёдоров: Да, но не получилось. У нас тоже так бывает. Вроде надёжный человек, начинают его менять на должности, а он начинает писать заявления, «я заболел», «меня выгоняют зря», «я – хороший работник». Обычная житейская история. Соответственно, они его начали менять революционным путём. 

Революционный путь всегда сложнее и есть риски, которые и произошли. Вместо того, чтобы попал эль-Барадей, они не сумели удержать ситуацию, потому что возникла нестабильность, попал Мурси. Мурси фактически перехватил власть. При этом он частично через радикалов договаривается. «Братья-мусульмане» дружат с «Аль-Каидой» и у них есть поддержка в правоохранительной системе США. Я имею в виду в ЦРУ и так далее.

 

Артём Войтенков: Но ведь сам Мурси учился в Калифорнии, сколько-то лет преподавал и только потом переехал в Египет. Он тоже проамериканский кадр?

 

Евгений Фёдоров: Он – проамериканский и мы это видим по Сирии. Он проамериканский, но всё-таки не согласованный. Вы хотели, чтобы начальником отдела был эль-Барадей, а попал человек, который как бы не является врагом, тем не менее, несогласованный, который не выполнил ваш приказ – не уступил дорогу эль-Барадею. Уже нехорошо. Поэтому они приняли естественное решение, что раз он не совсем за них, то они его будут менять. 

И вот сегодня они запускают уже отработанную технологию этих революций: смену начальников в Египте. Потому что Египет им нужен как жёсткая страна по отношению к Сирии. Они там не могут терпеть размазню, которая занимает хоть и правильную позицию, но не жёсткую. Условно говоря, он Сирии отказал в поддержке, но войска туда не стал вводить. Они его решили сменить.

Вот сейчас и меняют на опять же эль-Барадея. Сейчас посмотрите, он всплывёт.

 

Артём Войтенков: Неужели у них никого другого нет?

 

Евгений Фёдоров: Это как история с Украиной. Нужен им был Ющенко, вот они и сказали: граждане украинцы, будете голосовать, пока не изберёте Ющенко, и устроили третье голосование. Не проголосовали бы за Ющенко в третий раз, голосовали бы в четвёртый раз, в пятый. 

 

Артём Войтенков: Пока не помрёте?

 

Евгений Фёдоров: Пока не выполните приказ. Приказ метрополии – это же святое, колония обязана выполнить. Иначе это бунт. Бунта не потерпим.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Так как они Египет всегда давили, получается, что Мурси однозначно сместят?

 

Евгений Фёдоров: Они будут дожимать Мурси и будут его смещать. Я думаю, они его сместят в результате. Потому что им людей не жалко, на жертвы они пойдут легко. Армию они уже перекупили. Армия готова на военный переворот. Если это военный переворот с согласия США, то это уже и не «военный переворот» напишут в истории, а «акт святой борьбы за свободу Родины...»

 

Артём Войтенков: «...и свободу слова».

 

Евгений Фёдоров: Да. Поэтому в результате уровень жизни египтян они опустят ниже плинтуса. Собственно, они так египтян и рассматривают всегда, как туземцев, которые не должны жить не то, что хорошо, а просто достойно. Так и англичане их рассматривали, как всю историю. Тут нет никакого особого отношения – это обычное стандартное наведение порядка в колонии. Лучше его навести заранее, всё время периодически меняя руководство, чем она втихаря созреет, и будет как-то бунтовать. Особенно в сегодняшнем сложном мире. 

 

Артём Войтенков: Понятно. Значит, это очередная американская перестройка. 

 

Евгений Фёдоров: Перманентно это и видно, потому что против Мурси. Это же очень легко. Посмотрите российские каналы, которые вообще не говорят о том, что народ поддерживают Мурси. Если вы посмотрите российские новости, а российские СМИ чётко под американцами, то они говорят только о том, что миллионы... Я уже включаю телевизор и думаю, а когда же скажут «миллиарды»? Уже миллионы, десятки миллионов, а когда же скажут миллиарды вышли против Мурси? То, что у Мурси тоже миллионы за него вышло, ни слова не скажут. Потому что это чёткая американская позиция и американцы давят свою линию. Поэтому по российским информационным каналам вы можете увидеть: какую задачу ставят американцы перед тем или иным процессом. В данном случае перед процессом оранжевой революции в Египте. 

 

Артём Войтенков: 1-го июля прошёл второй саммит глав государств и правительств стран – участниц Форума экспортёров газа в Кремле, в Москве. Первый был в Катаре, второй – в Кремле. Приехали лидеры государств двенадцати стран, входящих в Форум экспортёров газа. Путин на этом Форуме призвал объединить усилия для защиты интересов стран-экспортёров, и отметил рост давления на них. «Вижу в этом серьёзный вызов»,– сказал он. Махмуд Ахмадинежад, бывший президент Ирана, отметил, что существует некая группа, за которой с прошлых времён тянется шлейф периодов колониализма. По словам Ахмадинежада данная группа своим монопольным господством над центрами принятия мировых политических и экономических решений навязала большинству государств масштабную дискриминацию. Они уже просто в открытую начинаю говорить. 

 

Евгений Фёдоров: Они всегда в открытую говорили. Просто телевизор сейчас стал кое-что пропускать в информационном плане. Если бы они это говорили десять лет назад, те же иранцы, об этом мы даже бы не узнали. Об этом не сказали бы ни слова. Ему никогда не дали бы прямой эфир, а сейчас уже начинает пробиваться правда. Вот в этом вопрос.

 

Артём Войтенков: Это не из телевизора. Это с сайта президента. 

 

Евгений Фёдоров: Нашего?

 

Артём Войтенков: Нашего. 

 

Евгений Фёдоров: Только через сайт и можно как-то, а телевизор вам никогда не покажет. Или если покажет, то это будет случайно. Но десять лет назад он бы вообще ничего не показал. И сайт бы не показал. Идёт борьба. 

Обратите внимание, что делает Путин. Он пытается против американцев-колонизаторов, объединить промышленные колонии – это страны БРИКС (на Дальнем Востоке мы это видели): Китай, ЮАР, Бразилия, Индия и Россия. Они приняли решение о том, что надо начинать выжимать доллар из своих резервов и расчётов. Выжимают доллар, значит, выжимают и американцев – это понятно. И БРИКС из аббревиатуры стал политическим институтом, по-тихому, не меняя названия, благодаря Путину. 

Теперь Путин объединяет сырьевые колонии. Это уже Венесуэла, Каракас, Иран. Фактически, Путин бьётся по всем фронтам и пытается отладить мировое освободительное движение. Почему он это делает? По двум причинам:

1. В России не созрели условия. Народ пока не понял, что он является рабом и живёт в колонии. Хорошо работает американская оккупационная пропаганда, и плохо работают мозги людей. В отличие от их дедов и прадедов, им слишком сильно надо разжёвывать, и они дезертируют от решения вопросов о свободе своей Родины и своей личной свободы.

2. Путин пока не может опереться на внутреннюю систему для реформации на суверенитет. 

Поэтому он в большей степени пытается опереться на внешнюю систему, рассчитывая на то, что народы Ирана, Венесуэлы, Китая, Индии больше хотят своей свободы, чем граждане России. Фактически это так. Но он бьётся до конца. Я могу сказать, что Путин бьётся до конца. Он пытается опереться на институты, и институты проваливаются, как отряд, который идёт в болоте. Он теряет людей, он двигается вперёд, против него идёт жёсткое сопротивление, ему постоянно втыкают в спину ножи, прежде всего здесь, в России. Он идёт до конца, это настоящий Владимир-освободитель исторический. И при этом он бьётся до конца и идёт везде-везде-везде. И понятно почему. Потому что три-четыре года, а дальше он не сможет уже контролировать, просто Россия уходит на распад. Ежедневно принимаются решения по усилению, как там сказал Ахмадинежад?

 

Артём Войтенков: «...навязало большинству государств масштабную дискриминацию».

 

Евгений Фёдоров: По масштабной дискриминации на оккупированной территории Советского Союза, в том числе России. Каждый день принимаются эти решения. Не просто навязала, а напрямую управляет этими процессами. Просто люди должны для себя понимать: всё, закончилась тысячелетняя история России и Руси, началась история колониального настоящего Российской Федерации. В колонии живут туземцы, которые со временем становятся рабами. Часть из них уничтожается для того, чтобы они не выпендривались, часть вывозится. Если мы не вступимся за свою свободу – мы будем уничтожены как народ и как государство. Причём довольно скоро, срок – 10-15 лет.

 

Артём Войтенков: А по газовому ОПЕКу можете ещё что-нибудь добавить?

 

Евгений Фёдоров: Газовый ОПЕК – это целевые колонии, это всё из этой области.

 

Артём Войтенков: После того как прошёл газовый ОПЕК, они там о чём-то договорились, скажем, о противодействии американской мировой силе.

 

Евгений Фёдоров: Попытке противодействия.

 

Артём Войтенков: Попытке, да, против американцев.

 

Евгений Фёдоров: Хотя бы не отдавать им бесплатно то, что они добывают.

 

Артём Войтенков: А мы бесплатно отдаём?

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы бесплатно не отдаём. Хотя, вообще мы им бесплатно отдаём. Если честно, конечно бесплатно.

 

Артём Войтенков: Почему бесплатно? А деньги откуда берутся у государства нашего.

 

Евгений Фёдоров: Часть дают нам обратно.

 

Артём Войтенков: Значит не бесплатно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы отдаём бесплатно, потому что систему определяем не мы, но часть нам дают обратно. То есть технологически мы отдаём всё, потом немножко нам возвращают обратно, так сказать, на пропитание. Вот как это работает. Потому что технологически Россия, как государство, вывозит нефть бесплатно и получает взамен пустые долларовые бумажки и евро-бумажки, ничем не обеспеченные. И в этом смысле бесплатно. Но ещё раз говорю, это не значит, что отдавая бесплатно, нам назад не отдают на жизнь деньги. Конечно, дают немножко. 

Мы как-то обсуждали уровень эксплуатации России. Если мы возьмём уровень эксплуатации бизнеса и цифры, американцы какие дали, – полтриллиона долларов в год уровень эксплуатации бизнеса в России в связи с тем, что его статус иностранного предпринимательства. То есть в России бизнес частный эксплуатирует Россию, вывозя за рубеж, поскольку он там весь расположен, полтриллиона. Так вот его масштаб эксплуатации. По сути можно сказать бесплатно.

 

Артём Войтенков: Получается, у нас отношения не «продавец – покупатель», а «хозяин – данник».

 

Евгений Фёдоров: Хозяин – данник. Но хозяин при этом часть денег обратно возвращает. В принципе, сколько захочет. Если американцы решат перестать давать деньги России, они могут это сделать, у них технологически есть такая возможность.

 

Артём Войтенков«Всё, ребята, вы сегодня за газ и нефть ничего не получите»?

 

Евгений Фёдоров: Например, да.

 

Артём Войтенков: В следующем году.

 

Евгений Фёдоров: Да. Они так, кстати, если вы помните, сделали в своё время по отношению к Советскому Союзу, то есть технологически у них такая возможность есть. Поэтому, если мы с ними сильно в открытую поругаемся и окажемся для них более серьезным врагом, чем, например, Китай, то они вполне могут орудие главного калибра – и экономического, и политического, и геополитического – сосредоточить на России.

 

Артём Войтенков: А пока оно на Китай?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Пока Россия, благодаря манёврам Путина, является источником проблем – этим бунтующим подчинённым, но подчинённым. Как он сказал со Сноуденом: «Мы не хотим испортить отношения». Он же в открытую об этом говорил.

 

Артём Войтенков: Ходит, кричит, орёт, но делает?

 

Евгений Фёдоров: Но делает, да. Но волынку тянет – на шее тащит Америку.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда получается, после этого газового саммита можно ожидать в странах, которые туда входят, революций, каких-то народных выступлений, терактов и прочего.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Обратите внимание, прошло Дальневосточное заседание, потом заседание БРИКС в ЮАРе. Ровно через несколько месяцев вспыхнула почему-то, под липовым предлогом, Бразилия. Начались беспорядки в Китае. Там погибло около двадцати человек, а в Китае вообще жёсткие порядки, если там двадцать человек погибли – значит, там хорошо полыхает, мы знаем только десятую часть, а то и сотую от реальных проблем, которые там идут. Начались проблемы в Индии. Конечно. То есть главный американский политический калибр бьёт по всем возможным сопротивляющимся, которые пытаются организовать между собой взаимодействие в плане сопротивления оккупантам. Конечно. И сейчас и здесь будет долбёжка.

 

Артём Войтенков: Надо просто написать эти страны в столбик и ставить, кто первый пойдёт?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, можете написать. Им надо подготовить ещё пару месяцев ситуацию, а дальше можно ставить крестики.

 

Артём Войтенков: То есть через два месяца в начале сентября пойдёт стрельба.

 

Евгений Фёдоров: Да, точно, конечно, прямо по этому списку.

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Два месяца ждать не пришлось, и некоторые действия начались прямо сейчас. 

Когда Президент Боливии Эво Моралес возвращался с газового Форума на своём самолете, некоторые страны Европы, например Франция и Португалия, закрыли ему воздушный коридор под предлогом того, что на борту самолёта находится беглый сотрудник ЦРУ Эдвард Сноуден. Самолёт Эво Моралеса совершил посадку в Вене. Этот поступок со стороны европейских стран является грубым нарушением международных правил. Однако разве сильные соблюдают международные правила? 

Всё дело в том, что Европа является потребителем газа, а Боливия, так же как и Россия, являются поставщиками газа. И противоречащая всем нормам международного права задержка самолёта Президента Боливии на самом деле является очень прямым и прозрачным намёком: не надо вам, ребята, собираться и договариваться о противодействии. В этот раз у нас есть просто подозрение, что на вашем борту беглый сотрудник ЦРУ, а в следующий раз у нас возникнет подозрение, что у вас на борту террорист, и мы вас просто собьём. 

Как мы видим, Европа и США очень любят прикрываться международными правами и правами человека, когда это им выгодно. Когда же все права, конвенции и договорённости мешают странам Европы и США действовать в своих интересах, то о них, в общем-то, никто и не вспоминает.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: Смотрите, какая у американцев градация. Вверху американцы, ниже англичане. Потом вассалы первого уровня - это как я понимаю, та же Франция или Канада, например. Второго уровня там кто-то. Немцы – вассалы третьего уровня. Дальше пошли колонии, то есть эксплуатируемые вассалы. Колонии первого уровня, например, как Китай, потом колонии второго уровня, как Россия, потом колонии третьего уровня, как тот же Египет. Вот такая градация. Мир чётко иерархичен в американской системе управления.

 

 

Беглый агент ЦРУ и АНБ Эдвард Сноуден

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Артём Войтенков: Давайте со Сноуденом всё-таки разберёмся до конца. Сноуден попросил убежище у нас в стране. Путин сказал: «Давай, но тогда против США ничего не делай». Тогда он отказался просить убежище. Насколько говорят средства массовой информации, потому что очень непонятно – одни пишут одно, другие – опровержение; разобраться достаточно сложно. В общем, на сегодняшний момент Сноуден попросил убежище в 21 стране, 9 стран отказали ему прямиком. Эквадор, куда считалось, что он наиболее вероятно полетит, сказал: «Мы с тобой поговорим, но только тогда, когда ты будешь на нашей земле...»

 

Евгений Фёдоров: «...и тогда если что мы тебя выдадим».

 

Артём Войтенков: Да. И ещё несколько стран – Австрия, Ирландия, Исландия, Испания, Норвегия, Финляндия – сказали: «Мы тоже как Эквадор, если ты к нам приедешь и будешь просить, то мы, может быть, подумаем».

 

Евгений Фёдоров: Это такая форма сказать «нет».

 

Артём Войтенков: Вежливо послали, в общем. Вот смотрите, непонятно со Сноуденом. Если он действительно честный парень, он удрал в Гонконг, рассказал там всё, китайцы его спровадили, как вы говорите, чтобы не держать эту «горячую картошку», почему тогда США закрыли его паспорт, отозвали его обратно? Если он им нужен, они говорят: «Парень, возвращайся к нам, мы тебе всё простим и накажем».

 

Евгений Фёдоров: Они закрыли его паспорт, потому что они чувствуют за собой силу, они дали ему чёрную метку: «Ты – человек без гражданства. А если любое государство даст тебе гражданство или убежище – это наш враг». Всё просто. Это как раз таки понятно, почему они сделали. 

 

Артём Войтенков: А зачем? Если он им нужен, если они его хотят к себе забрать.

 

Евгений Фёдоров: Так они его возьмут по любому.

 

Артём Войтенков: А зачем тогда морочить голову с другими государствами, зачем паспорт отбирать?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они отняли паспорт для того, чтобы продемонстрировать своё господство. Они тем самым дали всем сигнал, что этот человек и любой человек на планете, который будет выступать против США, не только Сноуден, может быть лишён просто права на жизнь. Они его лишили гражданства, а значит и права на жизнь. Вопрос заключается в том, что никто на планете Земля ему убежища не даст. Этот вопрос не разрешился, но я вам сразу говорю – никто не даст ему убежище. Вы просто недооцениваете мощь американской метрополии. Они контролируют процессы в мире, у них колонии – почти все, и никто не станет с ними связываться. И в этом плане, с позиции силы, они просто лишили его паспорта, вот и всё. Вот он сейчас поболтается в Шереметьево или где он там болтается, скажем так условно в Шереметьево. Но реально его статус не изменится, его никто не возьмёт.

 

Артём Войтенков: Все его будут отпинывать?

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И ему ничего не останется делать, как вернуться?

 

Евгений Фёдоров: Да. Либо откровенно подставят. Скажут: «Приезжай к нам», а потом: «Мы передумали» и выдадут Штатам, об этом и речь.

 

Артём Войтенков: За корзину – варенье.

 

Евгений Фёдоров: Да какое варенье? Просто потому что боимся до посинения, вот и всё. В мире есть только одна столица – Вашингтон, все остальные – либо вассалы, причём разных сортов, как мы знаем на примере Германии, то есть вассалы такого рабского сорта есть, есть вассалы, которые бурчат, как вы сказали, ругаются, но выполняют приказы, как Россия. Разные сорта вассалов. Да, некоторых из них почему-то вежливо называют союзниками. Но какие они союзники? Такая же колония. Только не колония, а вассал, потому что не платят в таких объёмах, как Россия. Это право сильного. Наверное, право сильного было до того, как появилось государство на планете Земля. Право сильного было, когда ещё был первобытно-общинный строй. Уже тогда право сильного было главным правом, которое регулировало отношения между тогдашними племенами и тогдашними большими семьями людей.

 

Артём Войтенков: Право сильного было всегда. Просто были более мелкие подразделения, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Оно там осталось. Поэтому я всегда говорю, что наши предки бились за свою Родину, потому что они понимали, что если ты не будешь за неё биться, по праву сильного ты будешь рабом. Всё, это время наступило. В 1991-м году граждане СССР свою страну сдали под предлогом, что они не разобрались в Горбачёве или ещё в чём-то, с этого момента они пошли по пути ужесточающей воронки рабства. Она будет раскручиваться всё больше, больше, больше и больше, если народ, масса людей не скажет «нет».

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Николаем Стариковым (писатель, партия «Великое Отечество», http://nstarikov.ru).

 

Артём Войтенков: Эдвард Сноуден кто, по-вашему? Он, действительно, честный агент ЦРУ, который убежал в борьбе за правду, либо это операция спецслужб?

 

Никола Стариков: У нас очень мало информации о Сноудене. Давайте честно скажем, что мы с вами знаем. Был какой-то паренёк, который служил в какой-то серьёзной американской спецслужбе, потом убежал и рассказал, что американцы за всеми следят. Точка. Почему он это сделал? Мы не знаем. То ли ему не заплатили зарплату или там ещё не продвинули по службе, а нам рисуют образ такого, знаете, Дон Кихота. Нет. 

Я не исключаю варианта, что это на самом деле провокатор. Сначала его вбрасывают в информационное пространство. Создают, накачивают ему ореол борца за что-то хорошее, а уже потом, через год, через два он может какую-то информацию на фоне этого выбрасывать. Так что позиция России, на мой взгляд, очень правильная: пообщались, посмотрели, ничего он не знает. Зачем он нам нужен? Просто нажить проблему с Соединёнными Штатами Америки? 

Вы смотрите, ни одно государство не хочет: ни Эквадор его не принимает, вообще никто  не принимает, потому что человечек очень мутный, очень непонятный, очень тёмный. Поэтому давайте эту историю дадим её «режиссёрам» доигрывать её до конца, потому что она как-то должна развиваться. Он не может годами жить в аэропорту Шереметьево. Что-то должно происходить, какой-то следующий сюжетный ход. Но России он ничего хорошего не сделал, как и ничего плохого. И в этом смысле я считаю, позиция России абсолютно правильная.

 

Артём Войтенков: Вопрос – почему США тогда отозвали его паспорт, если они хотят его забрать? Они почему-то взяли и отозвали его паспорт, запретив ему тем самым перемещаться на самолётах.

 

Никола Стариков: Во-первых, вы не знаете, сколько паспортов у него в кармане лежит разных. Если он сотрудник западных спецслужб, у них там их может быть и десять, и пятнадцать. Во-вторых, если вы проводите операцию по созданию некого имиджа какому-то человеку, вы должны в соответствии с канонами жанра эту операцию и проводить. 

Вспомните фильм «Семнадцать мгновений весны», когда профессионального провокатора Клауса подводили к пастору Шлагу. Его перед этим поморили голодом немножко, побили и он такой изможденный, похожий на узника концлагеря, прибежал к пастору Шлагу и попросил убежища, а потом продал его, собственно говоря, Гестапо. И здесь то же самое. Если вы хотите, чтобы человека приняли как борца с США, то США должны какую-то атаку осуществлять на него. Представляете, у него лежит паспорт в кармане, а никто его не аннулирует. Все скажут: «Подождите, странно, что ничего такого не делают США». 

Я думаю, что вполне возможно это грубейшее нарушение международного права, когда посадили самолёт Президента Боливии и обыскали, – не потому что там кто-то искал Сноудена. Они прекрасно знали, что Сноудена там нет. Им просто хотелось, с одной стороны, вставить шпильку Президенту Боливии, который ведет независимую политику, поиздеваться над ним реально. А второе – создать ореол, что уж такой страшный этот Сноуден, что прямо нарушает все мыслимые законы. Мне представляется, что всё-таки посадка президентского самолёта – это тоже определенный шаг вот в этой игре накачивания его в образе такого борца за всё хорошее и против всего плохого. 

Потому что Ассанж совершенно точно по этой же схеме накачивался определенным авторитетом, после чего через WikiLeaks американцы публиковали материалы, компрометирующие политиков в различных частях света. Я об этом говорил, и как раз сейчас во время истории со Сноуденом Президент Эквадора сказал (я сам видел эти кадры совершенно чётко): «Когда мы давали убежище Ассанжу, мы советовались с нашими британскими коллегами», - сказал он. Всё это делается по согласованию, а не потому что какие-то Дон Кихоты борются с огромными страшными ветряными мельницами. Это некий спектакль.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Артём Войтенков: Тогда уже совсем о грустном – авария нашей ракеты «Протона», которая должна была вывести три спутника системы ГЛОНАСС. Она сдохла, в общем-то, на первой минуте полёта и упала там же на Байконуре, и дальше никуда не полетела, собственно говоря.

 

Евгений Фёдоров: Я служил в своё время на Байконуре, как раз на девяносто пятой площадке, откуда был пуск. 

 

Артём Войтенков: После этой аварии заведено уголовное дело, будут разбираться. Но вот с декабря 2010-го года по нынешний день – это уже восемь космический аварий. Восемь за два с лишним года, даже не три.

 

Евгений Фёдоров: Упрямые эти русские. Им объясняют, уже восемь раз объяснили, что нельзя вам заниматься космосом, а они продолжают тупо им заниматься.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, что это всё подстава спецслужб?

 

Евгений Фёдоров: Колонии не положено иметь космос. О чём вы говорите? Колонии не положено иметь уровень, в том числе в промышленности и экономике, позволяющий иметь космос. Это вопрос времени. Сейчас пока ясно, что для американцев это не главный вопрос, но пока как бы допускается. Но это всё усиливается давление и экономическое, и через агентов для того, чтобы у России не было космоса. 

Я, как человек, который занимается политикой, отлично понимаю, что устроить даже диверсию по линии ЦРУ (и о ней никто не скажет, потому что боятся американцев и боятся публично объявить их врагами, потому что это означает сразу другой разворот событий) никаких проблем не составляет для сегодняшнего теракта. 

Вы же не удивляетесь, когда американцы организовывают сотни терактов по России? На юге, например. Все к этому привыкли. А почему вы считаете, что эти теракты не могут быть организованы в технической сфере? Там-то эффект выше.

 

Артём Войтенков: Да там вообще легко: одному человек заплатить и всё.

 

Евгений Фёдоров: Вот на Пушкинской взорвать человека, чтобы были погибшие и раненные, это как бы можно на американские деньги, а устроить, как говорили в 30-е годы и в 40-е, и в 50-е, акт саботажа или теракта, это нельзя. Да то же самое. Когда говорили наши деды о саботаже, они же говорили именно об этом. Это обычная технология конкурентной борьбы наций. Просто наши люди под воздействием оккупационной пропаганды думают, что эти методы исключены в сегодняшнем мире. С какой стати они исключены? 

Вообще говорят, Путин, очень мне даже понравилось, чётко охарактеризовал статус страны России. Помните, когда у него был разговор с корреспондентами? Там был Кулистиков, Эрнст, Добродеев, по-моему. И он с Кулистиковым начал разговаривать. И говорит: «Вы ведь агент ЦРУ (ролик повесьте рядом)». Тот говорит: «Да, я работал на ЦРУ, потому что...». «Вот видите, - сказал Путин (для нас же он сказал!), - какая в России демократия?» 

Демократия – это форма управления, естественно колониальная. В нашей форме управления во главе каналов, а, следовательно, и государственных институтов, министрами и так далее, должны или могут быть агенты не просто госдепартамента, а агенты ЦРУ, то есть военные агенты. И он сказал: «Видите, какая у нас высокая степень колонизаторского управления (я перевожу слово «демократия»), что у нас даже по этой форме предполагаются агенты ЦРУ во главе государственных институтов и институтов средств массовой информации».

 

 

Фрагмент передачи с Владимиром Путиным.

 

Владимир Путин: Уважаемый Владимир Михайлович.

 

Владимир Кулистиков: Да.

 

Владимир Путин: Вы сейчас руководите одним из крупнейших средств массовой информации – общенациональным телевизионным каналом НТВ. В своё время, если мне не изменяет память, вы работали на радио «Свобода».

 

Владимир Кулистиков: Был такой грех.

 

Реплика: Чёрный эпизод его жизни.

 

Владимир Путин: Не важно: чёрный, белый.

 

Владимир Кулистиков: Это не я сказал, это не мой комментарий.

 

Владимир Путин: Во всяком случае, вы там работали. А когда я работал в органах КГБ СССР, радио «Свобода» рассматривалось нами как подразделение ЦРУ США, пропагандистское правда. И это имело под собой определенные основания – мало того, что оно финансировалось по каналам ЦРУ, но фактически занималось даже агентурными работами на территории бывшего СССР. Сейчас ситуация изменилась, но радио Свобода – это средство массовой информации, которое так или иначе выражает мнение иностранного, в данном случае американского, государства. Вот вы там работали, а теперь вы возглавляете (когда вы начали возглавлять? достаточно давно же) общенациональный канал российского телевидения. Разве это не признак либерализма?

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: Это как у нас по отношению к Афганистану, где я служил, когда во главе всех – командира дивизии, министра афганского правительства, там Бабрак Кармаль, потом Мохаммада Наджибулла – полагалось, чтобы были агенты Советского Союза. То же самое, технологически. И Путин открыто об этом говорил и говорит. Не то, что он Кулистикова назвал агентом и тот признаётся, что он агент ЦРУ, а то, что он говорит, что эта форма управления России такова, что у нас агенты во главе всей системы управления. То есть если тебя ЦРУ благословило – ты можешь быть министром в России, благословило – можешь возглавить телевизионный канал, как Кулистиков, и так далее. Это стандартная колония.

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): 5-го июля 2013-го года общественные организации «За нравственность», «Русские матери» и «Профсоюз граждан России» провели пикет напротив посольства США. 

Дело в том, что госдепартамент США выражает обеспокоенность в связи с принятием в России закона о запрете гей-пропаганды. Этот документ ограничивает права определенных социальных групп, а именно сторонников ЛГБТ-движения, которые имеют те же права, что и другие. 

Также на Парламентской ассамблее Совета Европы Европарламент призвал отменить российский закон о запрете пропаганды сексуальных извращений среди детей и приостановить действие закона об иностранных агентах в отношении ЛДБТ-сообществ. 

Более того, Совет Европы призвал чиновников и общественных деятелей участвовать в гей-парадах и предложил просветить их в отношении недискриминации по сексуальному признаку и гендерной идентичности.

 

 

Репортаж с пикета, проводимого 5-го июля 2013-го года, напротив посольства США, с участием общественных организаций «За нравственность», «Русские матери» и «Профсоюз граждан России».

Плакаты:

«НЕТ – Родитель №1, Родитель №2; ДА – мать, отец»

«Семья – это мама, семья – это папа. Нас путать НЕ НАДО!!!»

«Голубым в России должно быть только небо»

«НЕТ – гомосексуальным ценностям, ДА – традиционной семье»

«Традиционная семья – сильная страна»

«США – СТОП натуралофобию»

«Не лезьте со своим уставом в нашу страну»

 

 

Дмитрия Еньков («Профсоюз граждан России»): «Профсоюз граждан России» последовательно выступает против насаждения по всему миру и в России, конечно же, так называемых европейский ценностей. Мы стояли у здания Думы при рассмотрении закона о запрете закона пропаганды гомосексуализма и в 1-м чтении, а также недавно во 2-м и окончательном 3-м чтении, мы стояли у здания Европарламента. А сегодня мы пришли сюда – к посольству США. И пусть вас не смущает термин «европейские ценности». Конечно, на самом деле главным рассадником всей этой нелепой культуры для нашей России, для наших культурных ценностей, а также для всего мира – педофилии, гомосексуализма, а сейчас они ещё хотят легализовать инцест, конечно же, является США. Не надо строить тут себе иллюзии. Сегодня мы пришли сюда, чтобы сказать своё решительное «нет» насаждению этих пороков в нашей стране.

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): В ночь со 2-го на 3-е июля был арестован мэр города Ярославля Евгений Урлашов. По данным следственного комитета Евгений Урлашов и его подчинённые вымогали у директора коммерческого общества взятку в размере 14 миллионов рублей.

 

 

Продолжение беседы Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, в России каждый третий мэр большого города-миллионника сидит. Профессия мэра – это путь в тюрьму сразу.

 

Артём Войтенков: Одна треть?

 

Евгений Фёдоров: На самом деле все, просто не всех успели посадить.

 

Артём Войтенков: Так подождите, всех что ли посадят, по-вашему?

 

Евгений Фёдоров: Мэров?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Судя по статистическим данным – большинство.

 

Артём Войтенков: За что?

 

Евгений Фёдоров: По экономике в основном. Это такая работа в системе исполнительной власти. По правилам там сидят одни воры, в основном. Там трудно быть не вором. 

Я просто знаю, по Питеру. Когда там пришёл Полтавченко, он прекратил все коррупционные проекты. И когда он сказал: «Все коррупционные проекты прекратить», ему доложили, из успешно прекращённых проектов выяснилось, что это все 100% проектов. И в Питере возникла реально проблема на целый год с проектами – с инвестиционными, со строительством и так далее. 

Это система – оккупанты установили в России систему коррупции. В этой системе коррупции нельзя быть на многих должностях в принципе человеком не коррупционного типа. Ты обязан либо заплатить за эту должность, либо иметь компромат, чтобы на этой должности отрабатывать кому-то эту должность, эту позицию. Это правило установлено оккупантами. Они отбирают, как и Гитлер, в свою администрацию на оккупированных территориях людей по принципу «вор, бывший преступник, обиженный» и так далее. Технологически. Такое правило. 

Многие наши вопросы наверно бы снялись, если бы наши зрители просто пошли в ближайшую библиотеку и посмотрели воспоминания, как жили любые колонии в мире, их же много было, то есть сотни стран проходили через колониальный этап развития не по одному разу и там всё одинаково. Например, ближайшие к нам соседи – это вассалы Советского Союза – Польша или Чехословакия. Посмотрите, как там всё это устроено. 

 

Но Советский Союз не требовал негатива, то есть не подбирал по негативному качеству, он выбирал по политическому. А американцы и англичане – это их традиционная система управления колонией – они отбирают преступников. Они их возводят в рыцарское звание, они дают им политическое убежище. «Чёрная борода» стал рыцарем Англии. За что? За то, что убил тысячи людей, но «правильных». Причём он был преступником, то есть он был именно пиратом, а после этого англичане за его заслуги в области пиратства возвели его в рыцарские достоинства. То есть это их логика, по которой они жили всегда. 

 

Естественно на оккупированной территории на кого они будут опираться? Не на лучшие кадры, точно. Они лучшие кадры отложат в сторонку, куда-то отберут их, а худших будут подтягивать. И делать это через систему: хочешь быть мэром – играй по правилам, хочешь быть предпринимателем – играй по правилам. Без правил – можешь коров в колхозе пасти. Это можно без правил. И то за корову ты будешь получать деньги, а раз ты получил деньги и держишь свои 10 рублей, значит, ты на эту сумму, а эти же деньги за труд получил, уплати взносы в США, то есть ты уже условный коллаборационист, сотрудничал с оккупантами, платил им дань.

 

Артём Войтенков: А получается, какой смысл этих мэров арестовывать, если одного уберешь, на его место придёт следующий в ту же самую систему?

 

Евгений Фёдоров: Это одна система работает, работает система правоохранительных органов. Она поджимает вопросы, она позитивно работает, то есть она не даёт им возможность сбыть, вообще абсолютно всё, взять и украсть полностью. Она в этом плане позитивна. Но правоохранительная система не победит коррупцию в принципе, то есть она не может это сделать по определению. Тем более она сама тоже недалеко ушла, вообще говоря, от этой системы. Поэтому это всё можно сделать только в условиях суверенитета. Если  отменить тринадцатую статью Конституции о запретах, в том числе идеологических, если построить национально ориентированный государственный механизм, национальную кадровую политику, не американскую номенклатуру, а национально ориентированную, то постепенно вы запустите туда людей, которые будут работать на свою страну. Принцип их отбора будет не по принципу «чем ты лучший коррупционер – тем тебе выше должность», как сейчас, а фактически технология так работает, а по принципу «ты начинаешь работать на свой народ и тогда ты повышаешься по службе».

 

Артём Войтенков: Сейчас будет много по этому поводу крику, что его, так как он (я имею в виду мэра Ярославля) не единоросс, он пошёл к Прохорову, «Гражданская Платформа», его за это чисто политически убрали.

 

Евгений Фёдоров: Будут крики по любому, за это его убрали, другого убрали, за это убрали, но не его. Всегда будут крики.  У американцев пропаганда в России – телевизор, его надо чем-то загружать, криками надо загружать.

 

Артём Войтенков: Это мощнейший инструмент. 

 

Евгений Фёдоров: Но он должен же что-то производить, он должен производить крики и враньё, правильно? Но враньё производят специалисты, редакторами называются, а крики производят вот такого рода случаи. Был единороссом, перешёл из одной партии в другую, и что теперь? А был бы единороссом, были бы тоже крики, но в другую сторону. Правильно? 

 

Артём Войтенков: В общем-то, да. Там же он жулик и вор, а здесь его политически убирают.

 

Евгений Фёдоров: А здесь он такой же жулик и вор, но теперь он политически правильный жулик и вор. Вот он ворует, где надо, и дружит, с кем надо. Вот с кем американцы дружат, значит, он хороший, наш.

 

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): В Москве появилась улица Уго Чавеса, её торжественно открыли действующий Президент Венесуэлы Николас Мадуро, прибывший в Россию с визитом, и глава Роснефти Игорь Сечин. Улица расположена в Хорошевском районе на севере Москвы неподалёку от станции метро Динамо. 

Уго Чавес стал Президентом Венесуэлы в 1999 году. Он четыре раза подряд выигрывал президентские выборы и последний раз в октябре 2012 года, и управлять Венесуэлой он должен был до 2019 года. Однако умер 5 марта 2013 года в возрасте 58 лет.

4 июля 2013 года на социологическом факультете МГУ прошла встреча с Шейхом Имраном Хуссейном.

 

 

Репортаж со встречи с Шейхом Имраном Хуссейном на социологическом факультете МГУ.

 

Александр Дугин: Уважаемые коллеги, мы сегодня собрались на социологическом факультете МГУ для того, чтобы поприветствовать знаменитого исламского учёного Шейха Имрана Хуссейна из Малайзии, одного из авторитетнейших знатоков ислама, специалиста международных отношений, человека, у которого сеть сторонников во всем мире, в исламском мире, в европейском мире исчисляется миллионами людей. Это очень авторитетный исламский учёный. 

Шейх в течение десяти лет был главным имамом исламской общины ООН, осуществляя еженедельную исламскую молитву по пятницам в ООН. Он был одним из руководителей американских мусульман, потом переехал в Куал-Лумпур, где находится его духовный центр. 

Тема сегодняшней встречи с Имраном Хусейном – это «Ислам и Запад». Я думаю, нам будет интересно узнать его взгляды на исламскую эсхатологию, на его анализ международной политики и выслушать его позиции, к которым прислушиваются все, его интервью с ним относительно событий в Сирии, в Турции на YouTube получило рекордное количество просмотров на английском языке. Поэтому это очень важно. 

Мы видим картину, которая удивительно описывает основные события будущего с точки зрения исламского понимания эсхатологии. Три типа геополитических моделей, идентифицированных Шейхом как три лица Даджаля: Даджаль, правящий на острове Пакс Британика, Даджаль, правящий на следующем этапе как Пакс Американа, и Пакс Иудаика, как переход от геополитической доминации однополярного мира США, однополярного момента, с которым мы имеем дело сегодня, к передаче инициативы напрямую к глобальному правлению no polar world (бесполярный мир). И то, с чем мы имеем дело сейчас, то, что идентифицировано Шейхом как третий этап исламской эсхатологии, третье лица Даджаля, которое он определяет как Пакс Иудаика – переход инициативы от США к глобальному сионистскому мировому капиталу.

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv) с Ириной Бергсет («Русские матери").

 

Ирина Бергсет: Сегодня мы получили свидетельство о регистрации региональной общественной организации по защите прав родителей «Русские матери». Вот свидетельство (показывает), документ, теперь мы абсолютно легальны и начинаем двигаться в сторону регистрации международного общественного движения.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А чем ваша организация будет заниматься?

 

Ирина Бергсет: Мир быстро меняется, и появляются такие вещи, которые дикие для российский семей. Когда приходят к вам в дом люди и конфискуют ваших детей, например. С этим мы боремся и защищаем этих людей, рассказываем им о правах на своих детей и как их спасать. Чаще всего это происходит естественно в зарубежных странах, но, к сожалению, ювенальная юстиция, так это называется, сейчас пришла и в Россию. С 1-го мая ювенальная юстиция введена в Москве под видом или под названием «Социальный патронат». И это вот как раз наша работа – бороться с этим и пытаться, чтобы это как-то отменили или остановили.

 

Артём Войтенков: Как-то очень дико слушать «право на ребёнка». Честно говоря, раньше про это никто не думал. Скажем так, лет десять назад доказывать какие-то права на своего ребёнка...

 

Ирина Бергсет: Да, дело в том, что на Западе и вот сейчас это всё пришло в Россию, дети не принадлежат России, а они принадлежат территории, государству, районному отделу опеки. И соответственно у нас тоже появляется такой же орган. В Москве, например, с 1 мая появилось Министерство по делам семьи, и оно будет заниматься как раз этим всем. У нас появляется такая же структура по типу американской, немецкой, французской системы надзора за родителями, за семьёй. А для чего она создаётся? Не для того, чтобы помогать семье надзором. При малейшем – даже подозрения не нужно! – слове ребёнка, что его не только наказывают, но вообще заставляют учиться, за это он может потерять родителей и отправиться в детский дом. Его освободят от таких родителей, которые помогают ему учиться и быть нормальным человеком. 

 

Вот таким тенденциям мы как бы сопротивляемся и боремся с ними. Ещё другим направлением, кроме ювенальной юстиции, является борьба за наши традиционные ценности. Вы знаете, мы оказались в ситуации, когда большинство (мы всё ещё считаем, что большинство людей в России – это мужчины и женщины) вынуждено бороться за свои права с меньшинством, которое получило доступ к средствам массовой информации, какой-то возможности признавать, что они там великие. Речь идёт о различных гомосексуальных сообществах, тех, которых мы называем извращенцами. 

 

На сегодняшний день мы находимся в ситуации, когда мы, родители, обычные мужчины и женщины, не можем воспитывать своих детей как мужчин и женщин, как мальчиков и девочек. Потому что к нам сейчас идут в Россию все эти фактически приказы Европейского сообщества и всемирных организаций, что у детей должен быть выбор с нуля, с рождения. Выбор каких-то гендеров, совершенно каких-то вымышленных (и, с моей точки зрения, извращенческих) показателей. Их пять-семь. Они должны из этих семи типов определиться, кем они будут. Это всё ненормально и неестественно. И на сегодняшний день организация «Русские матери» объединяет родителей, мам, пап, бабушек и дедушек, которые хотят сказать: «Извините, мы можем воспитывать своих детей так, как хотим, и что наших детей никто не может переучивать в иные гендеры, в иные сообщества». 

Тогда нам нужно определиться как-то, получается. Если нас большинство на территории России, мужчин и женщин, а некое меньшинство делает вид, что оно захватило власть над нашими детьми, над нашими нравственными ценностями, то мы де не можем бороться с меньшинством за свои права. Это глупо и неестественно. Тогда мы должны просто добиваться уважения к нам и поставить их на место. 

 

Я считаю, что правильно было бы ввести такое понятие, как «натуралофобия». Если мы – естественная, натуральная семья, естественные мужчины и естественные женщины, то есть такой признанный термин «натурал», то есть мы натуралы. Всё, что направленно на разрушение естественного мужчины и естественной женщины, то есть натурального образа жизни, естественного, природного ещё можно сказать – объявить «натуралофобией», объявить это преступлением. Давать за это штрафы, давать за это уголовные наказания, и вообще объявить Россию страной свободной от натуралофобии. 

У нас есть документы, если кому-то кажется, что это всё наиграно, выдумано, мы хотели бы показать вам новости последней недели. Вот сейчас перед вами картинка, на которой ребёнок вот в таких путах, это эстонская девочка. В Эстонии с июня этого месяца вводится не только ювенальная юстиция, но и право отбирать детей у натуралов, у нас и передавать их в однополые семьи. Примерно такая же ситуация, как во Франции, вы видели, что там разрешены однополые браки. 

Это никакая не выдумка, это статья о том, что с июня начинает работать защита по норвежской модели. Норвегия – это своего рода такой полигон методик по перевоспитанию детей из мальчиков и девочек в иные какие-то... не пойми кого, да. 

 

Так вот, в Эстонии теперь вся школьная программа будет переделываться по образцу норвежской школьной программы, то есть будет улучшаться защита детей по норвежской модели. Перевод естественно машинный, кривой, но он даёт представление.

Эстония находится в процессе внедрения крупных реформ в системе образования, в системе социального обеспечения детей и подростков, вдохновлённая опытом, полученным из Норвегии. 

ЕС выделило на это 118 миллионов крон. Кроме того, речь идёт о том, что сам проект работал с 2010 года, был создан при совместной работе Лиллестрём (это как раз, где мы жили в Норвегии) с Тартуским университетом. 

Теперь они пришли к выводу, что всех детей нужно будет отбирать и передавать в однополые семьи.

 

Артём Войтенков: Прямо всех подряд?

 

Ирина Бергсет: Нет, не всех подряд. Вот посмотрите, здесь конечно речь идёт под видом защиты детей, под  видом внедрения методик, а вы знаете, насколько эта система норвежская система «Барневарн»  критикуется, но мало кто знает о ней. 

Я хотела вам показать, что всё это будет осуществляться через гранты Европы, Европейского Союза. И сейчас мы посмотрим, о чём же эти гранты. Гендерные все гранты. О том, чтобы дети получали свободу на выбор гендера. Видите, речь идёт о гендерном равенстве и гендерного насилия. Теперь эти программы будут открыты, то есть принудительной переделки детей, «освобождения» их. Понимаете?

Министерство социальных дел Норвегии объявляет об открытом конкурсе проектных предложений программы гендерного равенства и гендерного насилия... 

Это так переводится, но на самом деле это близко. Кривой перевод он хоть и кривой, но имеется в виду от того, что дети принудительно должны будут приучаться к гендерной свободе. Вот вам, пожалуйста, что делается в Эстонии. В Германии идёт очень интересная тенденция: в 9 лет ребёнок должен сдать экзамен на то, что такое оргазм, потому что идёт такое раскрепощение детей, представляете. Это реальная статья в германской газете express.de. В 9 лет, что такое оргазм. Я не придумываю. Вы можете себе представить? 

У меня дети. Я, например, считаю, что это просто разращение детей. Это порнографические уроки. 

 

В Кёльне это щекотливая тема, и родители возмутились против этого, когда они получили такую анкету. Здесь нужно было написать, что для детей не только обязательно изучать это всё в классе, но и родители обязаны разбирать это с ними дома. Если родители отказываются объяснять ребёнку особенности этих всех дел, то тогда «Югендамт» может изъять у вас такого ребёнка, значит, вы просто не способствуете его гендерному равенству и всякой этой чуши. 

Но что самое интересное – вы посмотрите этот документ – это вопросник, который был роздан из книги «Строительные блоки начальной школы», то есть имеется в виду структура начальной школы, 1998 года. Это говорит о том, что с 1998 года всё это идёт полным ходом в Европе, и вот этот разврат, растление детей. 

Руководящие принципы для полового воспитания в земле Северной Рейн-Вестфалии. Опубликованы Министерством образования. 

Вы меня спросили, где тогда родители, наша роль? Нет такой роли в Европе, то есть родительские права заменены словом «опекун». Дети принадлежат земле и поэтому всё равно, кто будет опекуном. Родитель №1, №2, №3... №15... №20. Если вы не помогаете дома ребёнку 9-ти лет с разбиранием вопроса о том, что такое оргазм, то найдётся родитель №2, родитель №3, опекун №6, опекун №12. 

Они должны объяснять и обсуждать с ними, поскольку методология идёт также из средств массовой информации. 

А средства массовой информации несут вот что – сейчас я вам покажу. Смотрите, что происходит. (Показывает сайт). Это типичные предметы, которые раздаются в школах, в гимназиях в Боркене. 

Во время уроков полового воспитания в школе Боркена ученик упал в обморок, и несколько других тоже за ним. Десять учеников были доставлены в больницу. 

 

Я немного расскажу вам про ситуацию. Посмотрите сначала на эту страшную фотографию. Дети должны на таких предметах всё это изучать и показывать. А в этот день в Боркене, в этой гимназии, изучали в разрезе половые органы, как сообщается в этой статье. Они должны были это всё смотреть на огромной современной доске,  диопроектор. Это всё им показывалось, и они должны были каждый либо подходить, либо подписывать потом на раздаточном материале все эти детали. И один из детей упал в обморок. 

Произошло такое, как говорит учительница, странное «заражение», что дети потеряли сознание. Никто на самом деле не знает, что было на этом уроке. В газете не сообщается этом, но врачи приехали и увезли десять детей. 

Есть ещё одна статья об этом же на сайте express.de, об этом же уроке. Вот такая публикация, я вам покажу эту фотографию, то есть дети разбирают все вот так, должны всё рассматривать в подробностях. 

 

Кому нужны такие уроки про секс-просвету в России, скажите? Они сейчас вводятся в России, потому что стандарты секс-просвета обязательны в России после того, как Россия вступила во ВТО. Вот что ждёт наших детей. 

Посмотрим сейчас, что это реальный материал с датой – 28-е июня. Мы сейчас тоже при вас переведём, чтобы вы увидели, что это материал на ту же тему. 

Директор говорит, что один из 11-12-летних учеников (деткам всего 11-12 лет) потерял сознание во время урока биологии (но это не урок биологии, как вы видите, это машины так переводят), когда они изучали эскиз мужских и женских половых органов. Ещё почти восемь детей в этой гимназии упали в обморок в середине урока. Это похоже на цепную реакцию. 

Вот ещё посмотрите, пожалуйста. Половое воспитание – католицизм, то есть в католических школах Германии, в Кёльне, дети обязаны изучать все те же предметы. И главное, в статье сообщается, что священники не имеют права даже никак влиять. То есть он может сказать: «А вот эту фотографию не показывайте», всё. Посмотрите, Кёльн, католическая начальная школа, но епархия не имеет влияния на её программы, её реализации. 

Совсем недавно, несколько дней назад была публикация в Германии, что теперь... Недостаточно ведь! Вы видели, что с 1998 года идёт сексуализация всех этих уроков. А теперь хотят ввести, левые предложили на полном серьезе в Парламентарии, ввести голубые уроки. Зачем им обучать детей тому, что там происходит между мужчиной и женщиной, пора объяснять, что происходит с другими категориями: лесбиянками, бисексуалами, трансвеститами и так далее. 

Это тоже не шутка. Посмотрите, какие дети там: по 6-8 лет, трудно определить. Учительница счастлива, показывает им, а они должны отвечать, выполнять домашние задания, разбирать всё это с родителями. Эта реальная статья, ещё раз посмотрите, какое это число, вот 3-е июня 2013-го года. Левые хотят навязать закон учить детей в начальной школе «Сексуальной жизни лесбиянок, геев, бисексуалов…».Тут не надо быть переводчиком.

 

Артём Войтенков: Да, всё понятно. 

 

Ирина Бергсет: Вот этот товарищ является пресс-секретарём политика в области образования, левых, она говорит: «В настоящее время роль образа мужчины и женщины является регрессивной», то есть, извините, нас кто-то хочет выбросить на помойку. 

Вопрос. Будем ли мы дальше спать и ждать, пока вот это меньшинство заберёт у нас всех детей, переучит их на извращенцев? Поэтому я и говорю, до тех пор, пока мы не заставим себя уважать, именно принудительно... Мы должны сказать, что мы гордимся тем, кто мы есть – мужчины и женщины, русские матери, русские отцы, российские отцы, российские матери, деды и бабушки. И что мы имеем право воспитывать в школе своих детей не так. Не обучать этому, а так как у нас было принято – целомудрию до 18 лет, нравственным ценностям. 

Осенью Парламент немецкий будет рассматривать вот эти голубые уроки. Но вот посмотрите здесь, как будут учить в Саксонии, так же как в Берлине сейчас учат. Там ученики школы изучают в классе такие термины как мастурбация, оргазм или порно в пантомиме. Вы можете себе представить? То есть дети сдают пантомимические задания вот на вот эти темы. Вот это всё уже идёт с 1998 года. 

Давайте посмотрим новость последнего дня – 30-е июня, которая поразило всех россиян. Yahoo в Новой Зеландии, посмотрите, пожалуйста, top-stories, то есть топ-новость была в Новой Зеландии 30-го числа. «Русские матери» нам телеграфировали оттуда. У нас там есть штаб-квартира, также есть пострадавшие семьи. 

 

Маленький мальчик был в глобальном мировом педофильном кольце, синдикате. Мало того, обратите внимание, написано, что у ребёнка два папы. Только что мы говорили, что преподаётся в Европе. Один папа был новозеландский, другой – американский. Он был child-star, он бы звездой, понимаете, ребёнком-звездой, но по неправильным причинам. Он дебютировал как звезда, актёр в 22 месяца, но не как игрушка в магазине или в рекламе игрушек, а в порнографическом фильме этих двух родителей. Представляете? 

Нужно ли обучать такого рода отношениям детей, если они будут всего лишь использованы в мировой педосети и синдикате. Посмотрите, глобальный порнографический синдикат. Если он существует, если существует мировая педосеть, куда сдают и отправляют наших детей, почему у нас до сих пор нет отделов по борьбе с педомафией в каждом районе, в каждом городе, на федеральном уровне? Почему, скажите мне? 

Мало того, у этого педосиндиката есть отделение в Австралии, Франции, Германии, Соединённых Штатах. Здесь указано, что эти два педераста заявили, что они купили этого ребёнка у русской матери за 8 тысяч долларов. А где гарантия, что его не изъяли у этой женщины? 

Мало того, европейское сообщество давит на нас. Мы, родители в России, не хотим. Вот посмотрите на документ, который несколько дней назад пришёл. Мы сейчас посмотрим, его на английском языке, вы увидите – это Парламентская Ассамблея Совета Европы. Дата здесь есть, 27-е июня. Несколько дней назад был принят на английском языке вот такой документ, резолюция. 

В этой резолюции, которая переведена на русский язык, сказано, что Россия очень плохо себя ведёт и что до сих пор не принимает это образование в школах, не переделывает наших детейв геев, это называется у них гомофобные установки. Здесь критикуются разные страны мира, в том числе и Россия. Ассамблея особо сожалеет об единодушном одобрении российской Думы и законопроекта так называемой пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, который (почему она сожалеет) в случае одобрения Совета Российской Федерации будет первый закон о запрете гомосексуальной пропаганды, введённый на государственном уровне в Европе. 

То есть мы с вами совершили прорыв, и наши смелые депутаты, и наши смелые люди, которые всё это инициировали, - они сделали огромный шаг. Теперь нам нужно только удержаться на нём. Почему я говорю «удержаться»? Потому что Совету Федерации приказано Европой, посмотрите, здесь написано: «В российский Совет Федерации, пункт 10.6, отменить закон о так называемой пропаганде нетрадиционных…», то есть представляете.  Как может кто-то диктовать нашему Совету Федерации, который – частичка нашей законодательной власти? То есть это же не вся, процедура достаточно сложная. Но они даже могут указать Совету Федерации, ладно. 

 

Они указывают в пункте 10.8 соответствующей местной и региональной власти Российской Федерации аннулировать закон о запрете так называемой гомосексуальной пропаганды. А кто мы, скажите мне? Я – простая русская мать, я – натуралка; я считаю, что там сидят натуралофобы – люди, которые ненавидят женщин и мужчин; люди, которые семье-ненавистники, ненавидят семью; люди, которые ненавидят наших детей, если они их этому обучают, дето-ненавистники. А что мы? Пассивно сидим и ждём, когда к нам…

Хорошо, у меня отобрали детей, я должна была чуть ли не выкрадывать своего сына, чтобы спасти одного из двоих, понимаете. Вы что, каждый хотите выкрадывать своих детей из этих концлагерей? Я вообще не понимаю, чего мы ждём. Может потому что по моей жизни прошла вот эта беда, и я так слышу и вижу. Я считаю, что сидеть нельзя. Мы должны сказать, что если мы - сообщество мужчин и женщин, то мы можем и имеем право, как большинство воспитывать своих детей, как мальчиков и девочек, как будущих мужчин и женщин. 

Или мы не можем? Почему мы за это должны бороться? Почему нам совершенное меньшинство, понимаете, диктует что-то? Да потому что у нас нет ни одного закона, который бы сказал, что мы – такое сообщество мужчин и женщин, что брак – это только брак между мужчиной и женщиной. Вы видели, как размывается это понятие во Франции. 

 

Мало того, у нас есть тут приказ нашим депутатам, посмотрите как, что касается роли публичных людей, в том числе парламентариев, политиков и других лиц, обладающих властью, то Ассамблея приказывает установить отношения на основе диалога и доверия сообществам (вот этих извращенцев) путём участия в парадах и подобных событиях. То есть наши депутаты должны ходить на гей-парады. Здесь написано чёрным по белому. Не только все политики – все. А также они обязаны отказаться от гомофобных и так далее выступлений. 

А почему мы не попросили их? Никогда, никогда даже никто не пикнул от натуралофобных. Почему они могут нас ненавидеть, издеваться, уничтожать. Вы знаете, вот эти публикации, я могла бы вам ещё сотню показать, они говорят открыто: «Мы считаем, что мужчины и женщины устарели и это надо демонтировать». Нас не то, чтобы признавать не хотят, нас нужно уничтожить и демонтировать, но не расстрелять, вы понимаете. Путём отбирания наших детей, нас просто нужно вывести из какого-то нормального равновесия, из ситуации, когда мы спокойно можем работать, воспитывать наших детей. 

Вы понимаете, нас просто переводят в какую-то нестабильную, в том числе и психологическую, обстановку. Люди кончают жизнь самоубийством, когда у них отбирают детей. Знаете, когда у меня отобрали детей, мне сказала такая вот лесбиянка, она говорит: «А теперь пошла и покончила с собой, и быстренько пошла напилась». Понимаете? «Ты, - она мне говорит, - биомусор. Ты произвела вот это потомство, мы его забрали, всё. Мы из него сделаем нового человека». Я не понимаю, как мы можем воспринимать эти документы – это пощёчина. Нас можно по щекам вот так бить, а мы спим и говорим: «Хорошо».

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1635 мб)
Видео MP4 640x360 (652 мб)
Видео MP4 320х180 (351 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (55 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (58.12 КБ)
FB2 (202.95 КБ)
RTF (627.13 КБ)