Космическая медицина СССР

Иван Неумывакин, профессор, доктор медицинских наук, лауреат Государственной премии, о своей деятельности в космической медицине Советского Союза.
Космическая медицина СССР была направлена на сохранение здоровья космонавтов на орбите. Современная земная медицина наоборот, делает из захворавшего человека хронически больного.

Контейнер

Смотреть
Читать

Иван Неумывакин

Космическая медицина СССР

Видео http://poznavatelnoe.tv/neumivakin_moya_rabota

 

Иван Неумывакин – доктор медицинских наук, профессор, врач космической медицины, заслуженный изобретатель, www.neumivakin.ru

 

Иван Неумывакин: Вас ещё многих не было, но я начал заниматься тем, что с 1959 года мне поручили создавать больницу для космических кораблей. Очень узкий круг людей. Нас отбирали так, как не отбирали космонавтов. Там здоровье нужно было. Вот здесь я написал, что из четырнадцати человек, а я служил на Дальнем Востоке, только я один прошёл конкурс в этот институт. И первые четыре года я занимался тем, что разрабатывал аппаратуру для съёма физиологической информации с космонавта, и передачи на землю для его оценки состояния в полёте. А в 1964 году, когда организовался институт медико-биологических проблем, мне поручили разрабатывать больницу для космоса, так как я там занимался здоровым человеком. Все эти испытания, которым подвергались тогда военные люди и гражданские, мы сами на себе испытывали многое.

Вы хоть книжки читаете. Вот "Апостол здоровья", там описано, что восемнадцатого марта тысяча девятьсот шестьдесят первого года в барокамере я проводил испытания своих приборов на четырёх тысячах метрах. Был вечер, устали. Я увлёкся в работе, кислородная маска сползла. Я потерял сознание, там у меня дырка в черепе. Врачи, которые наблюдали в барокамере, отвлеклись. И когда увидели, что меня нет в иллюминаторе, быстро спустили. Я остался жив. Всё замыли, как будто ничего и не было. Причём мы делали всё контрабандой, потому что такие запуски, подъёмы нужно специализировать было, через главного инженера, сдавать экзамены, и всё прочее.

А это сделали по моей просьбе просто друзья, приятели. Времени не было. Я говорю: "Надо".

– "Ну, надо, так приходи вечером. Мы тебя поднимем".

А двадцать третьего марта 1961 года в этой же барокамере Бондаренко Валентин из Белоруссии сгорел. Там было только сорок процентов кислорода. А он подогревал на плитке завтрак. И после того, как он, спиртом обработав кожу, накладывание электрода, ваточку бросил, и попала на эту. Представляете, огонь, сорок процентов. Погиб. Один из самых перспективных космонавтов. Трудно сказать, кто бы полетел первый. Он был в первой тройке. Я остался жив.

Если тут врачи есть, они знают, что есть закон парных случаев. Если что-то случилось неординарное, например, у всех у нас сердце слева, а тут оно справа. Это бывает один на сто тысяч человек. Ровно через неделю появится второй человек, у которого сердце будет наоборот. У хирурга операцию делают на аппендиксе. Аппендикс тут. Но он может быть и тут, и тут, и там. Так это называется "Закон парных случаев", закон пакости. Он существует в медицине.

Так вот, всё приходилось испытывать на себе. И вот здесь этот журнал, их нигде нет. Их очень мало, потому что рассылает по всем полузакрытым организациям. Здесь написали люди, которые наблюдали, следили, отслеживают, что я творил не только тогда, но и сейчас. И почему-то назвали меня Иван чудотворец. Вот здесь написано десять процентов того, что я наделал для космоса. Но всё дело в том, что эти десять процентов, даже, если их взять за основу медицины, вот Иван чудотворец. Вот здесь я с Поповичем. Это когда мне было какое-то летие, по-моему, восемьдесят лет. Я уже забыл. Это Терешкова, 1961 год в конце года во время тренировки в сурдокамере. Так вот здесь, если это всё сегодня внедрить в медицину, половина из того, что там творится, нудно закрыть. Я уж не знаю, куда девать, и больше к этому не возвращаться. Это всё работает в космосе сегодня.

И по центральному телевидению в 1989 году я заявил, что медицине здоровый человек не нужен. Они из любого здорового делают больного. Больного привязывают к медицине, к лекарствам, и он становится хронически больным. А хронически больной уже никому не нужен.

Я всю жизнь ищу. Ищу метод и способ, как упростить, чтобы вы меньше думали. А Королёв нас учил: "Если вы критикуете, предлагайте. Предлагаете? Делайте". И мы ведь делали, искали. Академия наук Украины, в 1964 году я еду туда отбирать космонавтов, которые с института Патона, сварщики. Нам дали месяц. Там было человек двадцать пять. Вы понимаете, всё закрыто, всё секретно. Гражданская авиация подключены, барокамеры. Мне дали возможность эти двадцать пять человек пропустить через всё. И я уже через десять дней знал, кто уже отсеивался с моей точки зрения, осталось четыре человека. Я ездил по домам с тёщами, с жёнами знакомился. Они уже чувствовали, что это за система. Некоторые отказались – "я не буду". Но четыре осталось.

И о четырёх человеках я Борису Евгеньевичу Патону вечерами звонил, приезжал и говорил, что собой представляет этот человек не только там, но и внутри. Оказывается, он был в восторге от того, что я за это время выворачивал душу наизнанку и показывал, что собой представляет этот человек, который внешне улыбается, а внутри там злость, желчь. И тем более взаимоотношения там с сотрудниками - одного отчислили только поэтому, по моей характеристике. Он, говорят там вообще.

Когда я стал уезжать, он говорит: "Иван Павлович, оставайтесь в Киеве". А я был тогда майором ещё.

Я говорю: "Послушайте, фантастика. Я же занимаюсь космосом, больницу делаю. Ну, что вы?"

- "Ну, ладно. Что нужно?"

Я говорю: "Куда бы я ни пришёл в Москве с моими идеями, все понимают, хорошо. Но когда дело доходит до делать, отказываются, потому что это перечёркивает их деятельность. Какая-то мафия".

Это вопрос о здоровье. В книжке там подробное эссе написано, как Патон меня спасал от того, что меня должны были посадить два-три раза в тюрьму. И у меня собственное конструкторское бюро было и всё решалось. Причём ко мне в очередь стояли. Если кто увольнялся, там два-три человек электронщики лучшие страны были моими сотрудниками. Это единственная служба, которая сегодня работает. Если вы видите, космонавты приземляются, первые, кто открывает люки - это мои реаниматоры, мои сотрудники, которые отвечают за здоровье космонавта и там, и пока его тут не довезут до больницы, или в звёздный городок, и сдают. Это моя работа была.

И мне выпало счастье, что для создания этой больницы для космонавтики, мне нужно было, мне ведь поручили - только вы будете создавать аптечки и всё. Я говорю: "Простите. Неделю назад Королёв сказал, что скоро туда будут по профсоюзным путёвкам посылать много народа. И что? Одними таблетками не выкрутишься. Разрешите мне неделю подумать". И что? Я откажусь от того, чтобы комплектовать аптечки. А у меня тогда отдел уже по дыханию был. Военный отказывается от работы, которую ему сам Королёв поручил.

- "А что вы предлагаете?"

- "Я через неделю вам предложу".

Я пришёл, нарисовал схему. В центре - центр космонавтики, а тут - все институты. По два-три человека от каждого института: глазники, ушники, хирурги, терапевты, акушеры - все. А тогда умные люди были. Обратились к министру, и уже в 1964 году был издан приказ "Секретные люди".

Там с каждого института ездил, отбирал наиболее умных людей по два-три человека, которые были фактически моими сотрудниками. Набралось больше ста человек: доктора, профессора, кандидаты. Те, кто кандидатами не были, через два-три года стали кандидатами и докторами. И они поняли, что я открываю новое направление - космическая медицина.

Например, говорил: "Сегодня сто человек ушло на работу. Сто человек вечером домой не вернулись, они попали в больницу".

Я в институте Склифа вопрос задаю: "С чем у вас поступают люди из этих ста?"

- "Восемьдесят с лишним процентов – аппендицит".

Я задаю институту Вишневского: "Что мне делать, чтобы аппендицита у космонавта там не было?"

Я создал операционную для космической, но сейчас пока рано там делать. Всё есть, в каких условиях. Специальный кинофильм сделан там же в космонавтике. Всё уже есть, создана для космических кораблей. Сейчас оно используется и сейчас: как зубы выдёргивать, как их лечить. Причём стоматологическая укладка от батарейки работает девяносто грамм. А от сети и двадцать семь вольт работает всего двести пятьдесят грамм. Это мечта стоматолога. Но ведь таких бормашин нигде нет. Япония только в 1980-х годах стала что-то нечто выпускать. Вот вам и отношение ко всем делам.

Институт Вишневского говорит: "Ну, чё, аппендицит. Ну, будет, так вырежем".

- "Но у космонавта ты же не вырежешь. Спускать нельзя - помрёт. Операцию делать нельзя – помрёт".

- "Ну, вот вы, а что? Берите терапевта, берите эндокринолога, берите диетолога".

- "Вы дайте мне рекомендацию, что сделать, чтобы у космонавта не было аппендицита".

А когда вышел приказ, хочешь не хочешь, вот вам задание. Так сейчас около пятисот человек уже было в космосе - ни у одного аппендикса не было. Аппендикс есть - аппендицита не было. Работает система. И так по всем показателям.

Одного космонавта туда послали, причём я был категорически против. Но это племянник какого-то члена там был. Вот его надо, чтоб героя получил. А потом все стояли на ушах. Хорошо, что там взлетел потом Союз, его быстро спустили. А после этого, если я уже говорил что-то, то уже никто не выпендривался. Извините, существуют нормы. Если ты тут хулиганишь, не делаешь того, что нужно, в космосе тебе делать пока нечего.

Сборник советов Ивана Неумывакина:

http://poznavatelnoe.tv/neumivakin

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

Здоровье - это настоящее богатство. Как сохранить здоровое тело, избежать травм, вылечить болезни - смотрите на нашем канале Познавательное ТВ  и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv
 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (40 мб)
Видео MP4 640x360 (16 мб)
Видео MP4 320х180 (9 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (355.42 КБ)
FB2 (484.02 КБ)
RTF (101.63 КБ)