Почему США убивают Сирию 6

Простых американцев мало волнует, какие войны и с кем ведёт их государство.
В США усиливается контроль за гражданами и падает уровень жизни. Однако уровень комфорта остаётся ещё слишком высоким, что бы рядовой гражданин задумался о правильности действий правительства.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Тим Керби

Почему США убивают Сирию 6

Видео: http://poznavatelnoe.tv/kirby_usa_sirya_6

 

Собеседники:

Тим Керби (Tim Kirby) - ведущий программы "Чужой", телеканала "Russia Today", http://www.timkirbyrussia.rpod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Очень интересное положение вокруг в Сирии, где уже два года идёт гражданская война. Причём Барак Обама заявляет, что сейчас надо нанести удар по Сирии, потому что местное правительство использует химическое оружие. Хотя Россия заявляет, что это провокация, и что на самом деле Башару Асаду нет смысла бомбить своих же людей их химическим оружием. Твоё мнение, твои мысли обо всём этом, как американца.

 

Тим Керби: Давайте сначала о мнении обычных американцев. Сейчас мы можем больше гордиться американским народом, потому что намного меньше стало лохов, несмотря на то, что сейчас почти везде висят какие-то политические картинки "Нам надо бомбить сирийцев, чтобы спасти сирийцев от сирийцев". Теперь в своём сознании американцы в основном знают, что это бред, что есть какие-то уличные репортажи: какой-то журналист идёт по улице, делает ролик на YouTube. Конечно, есть какие-то зомби, которые думают, что надо бомбить всех. Но также есть немало людей, которые понимают, что это глупо, это бессмысленно, зачем этим заниматься. Поэтому этот раз уже отличается от нападения на Ирак, или от нападения на Афганистан и так далее.

 

Артём Войтенков: США бомбили Югославию, была военная операция в Ираке, США вошли в Афганистан, США принимали участие в ударе по Ливии в комплексе НАТО. Теперь они заявляют, что надо бомбить Сирию. Зачем это всё?

 

Тим Керби: Я стараюсь быть честным человеком, поэтому отвечу, что я не знаю. Но я могу рассказать разные причины. Одна теория, чтобы доллар не обесценивался, потому что у Америки очень большой долг – больше, чем богатств в мире. Говорят всего о 50-60 триллионах, если мы рассматриваем его полностью, если официальный – 16 триллионов, что тоже немало. Поэтому, чтобы поддерживать статус-кво Америки, чтобы у неё был доллар и поэтому контроль над нефтью, чтобы всё это продолжалось – нужна война. Как будто у нас детская площадка. Ведь все говорят, что геополитика – это как детская площадка, где хулиган должен быть жёстким, бить самого робкого, самого слабого ребёнка, чтобы всем остальным было страшно. Вот такая теория существует.

Также люди говорят, что если бы там мог быть какой-то путь через Сирию, то они могли бы сделать трубы, чтобы совсем обойти Россию, чтобы русская нефть не была такой необходимой. Если посмотреть на карту, то мы увидим, что США окружают Иран, Россия и Китай. Вы можете посмотреть в Интернете на Google.Maps, где находятся базы и объекты американской армии. Теперь они хотят системы ПРО в Польше. Они ввели каких-то людей на запад Австралии даже, есть Южная Корея, есть очень много теперь военных баз вокруг Ирана. Поэтому это делает огромное-огромное окружение. Может быть, это будет ещё один гвоздь в этой системе окружения.

 

Артём Войтенков: Что лично ты думаешь по этому поводу?

 

Тим Керби: У меня нет необходимых доказательств, чтобы окончательно решить, что я думаю по этому поводу. Когда у меня нет доказательств, то я предпочитаю не быть наивным и отвечать, что не знаю ничего конкретного.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда вернёмся к войне в Ираке, в Афганистане. Какие настроения были у американцев тогда? Как им объясняли, почему США бомбит Югославию?

 

Тим Керби: Есть ещё одна причина – апатия. Попробую ответить просто.Если бы в Америке сейчас по поводу качества жизни, товаров для дома, стоимости на бензин, продуктов питания, если всё это было в Америке, например, как в 80-х, то всем было бы всё равно. Самая главная причина того, почему люди начинают осознавать происходящее в мире, это потому, что там становится плохо жить.

 

Артём Войтенков: В Америке сейчас становится хуже жить?

 

Тим Керби: Намного хуже, чем раньше.

 

Артём Войтенков: Чем 30 лет назад?

 

Тим Керби: Да. В Америке каждому поколению обещают, что вы будете жить лучше, чем ваши родители. Я точно не живу лучше, чем мои родители. Даже мои родители не живут лучше, чем их родители – поколение Второй мировой войны. Но в целом есть страна индивидуалистов, которые думают только о себе. Да, мы убиваем там, убиваем там, но если мне это выгодно... Также надо понимать, что обычным людям важнее выпуск новой компьютерной игры, чем какие-то войны, потому что у них настрой на развлечения, на себя. Но теперь, всё стало плохо. Многие спрашивают: "Почему мы бедные?", потому что война там и война там, и эти войны не бесплатные.

Момент честности в американских СМИ, когда там была, по-моему, Вторая иракская война, все сказали: ребята, во Второй мировой войне надо было бы увеличить налоги. Даже обычным американцам надо было бы собирать какие-то вещи для войны, а от женщин были нужны почему-то колготки. Я не знаю почему, но был нужен нейлон. Поэтому надо было это собирать. Народ должен был платить за это, отдавать вещи. А люди при Второй иракской войне сказали: мы ничего не делаем для войны, как это может, что у нас огромная война, огромные затраты, а мы живём в Америке как будто их нет. Это может быть тоже огромный фактор.

Также в стране индивидуалистов, когда человек сам подписывает контракт служить в армии – это совсем другое, чем во Вьетнаме, когда они хотели посылать всех. Это совсем другое. Такой фактор, что они хотят в армию, это тоже очень спасает процесс.

О Югославской войне было очень мало новостей. Я это помню, потому что я тогда жил в Америке. Она мало обсуждалась, также как Гаити. Люди уже об этом забыли. Об Ираке и об Афганистане не забывают. Может быть, в русской истории есть события, которые важно, но люди их забыли. Например, Крымская война, о ней мало думают, но это был очень важный момент в российской истории. Однако это не обсуждают.

 

Артём Войтенков: Не очень приглядный для России, поэтому о нём умалчивают.

 

Тим Керби: Может быть. Но в Балканах, Гаити, Сомали. Хотя даже есть фильм о событиях в Сомали. Но в целом это уже вышло из сознания американцев, но Ирак и Афганистан остаются. Есть ещё такая теория: многие знают, что мы убиваем их за нефть, а почему тогда нефть такая дорогая?

 

Артём Войтенков: То есть то, что мы их убиваем – это нормально, но почему нефть при этом не дешевеет...

 

Тим Керби: Нужно понимать, что культура – это практически как человек, жизненный опыт у всех разный, люди по-разному относятся ко всему. Например, когда я был в школе, то у меня было мало друзей. Все "друзья" были предателями. Поэтому каждый раз если возникала драка, то я оказывался один против шестерых. Поэтому я отношусь к нападению очень плохо, потому что я знаю, что такое быть проигравшим.

Когда белокожие нежные дети учатся в элитной школе, играют в компьютерные игры, они не понимаю жестокости. Они не понимают, что такое война, убийства. Например, вчера, я, родитель, увидел фотографию сирийской девочки с отрезанной головой. Всё, мне это всегда вспоминается, когда возникает какой-то фактор, надо успокоиться и не начинать войны, а другие люди этого не понимают.

Поэтому если вы живёте слишком хорошо, вам будет плохо. Я обещаю. В Америке слишком долго было так и люди не понимают, что значит убийства. Для них это только статистика, как когда мы играем в компьютерные игры. Я тоже люблю играть в "Наполеоновские войны", в которой иногда надо посылать 120 русских на смерть. Что делать, если нужно побеждать в битве. Обычный американец смотрит на ситуацию не как один из тех 120-ти русских, которые несут потери и проливают свою кровь.

 

Артём Войтенков: В США прошли какие-то демонстрации у Белого дома с требованием прекратить войну в Сирии.

 

Тим Керби: Да, демонстрации есть, но я хочу развеять миф российских СМИ о том, что это масштабные акции. На самом деле, они не масштабные по количеству людей. Может быть, они масштабные по количеству задействованных городов, но по сравнению с акцией "Occupy Wall Street" ("Захвати Уолл-Стрит") – это вообще ничто, но что-то есть. Поэтому тоже надо намекать, что протестное движение в США есть, просто оно пока небольшое. Но больше всего в Америке люди недовольны своим правительством, и "Occupy Wall Street" тому пример, как большое движение, а не сирийский протест.

 

Артём Войтенков: В Америке положение ухудшается. Почему ты говоришь, что жизнь стала хуже, цены растут или в чём это выражается?

 

Тим Керби: Моя двоюродная сестра двоюродных сестёр рассказывала мне, что наша общая тётя покупает продукты без ГМО в магазине, где всё из огорода, без консервантов, и всё в 4-5 раз дороже. Она спрашивает сестру: "Почему ты тоже там не покупаешь?". – "Мама, у меня 10 долларов в день на то, чтобы прокормить всю семью!". Поэтому она рассказывала, что её жизнь – это сэндвичи с сыром из непонятного американского хлеба и непонятного химического сыра, и суп в банке. Это их ужин почти каждый день.

 

Артём Войтенков: 10 долларов в день – это по-нашему 300 рублей на семью?

 

Тим Керби: Да, по-моему, у них двое или трое детей – я забыл, надо чаще общаться. Опять же, например, белокожим работающим людям поколения моих родителей это было бы тяжело представить. Хотя в нашей семье тоже были проблемы, у нашего поколения, но просто тогда человек мог делать больше. Еда для бедных людей тогда была лучше. Когда я был маленький, мой отец и его друзья не были толстыми – стереотип об американцах. Они были здоровые с рабочими руками, а теперь нет. Поэтому мы видим, что теперь существуют слои, сообщества не только по деньгам, но и по здоровью, потому что теперь надо принадлежать среднему классу или выше, чтобы быть здоровым. Я полуздоровый, потому что я могу покупать вырезку на рынке, но я не могу кушать так, чтобы в еде не было никакого ГМО, никакого кетчупа. Это очень напоминает книгу "Brave New World", я забыл её название по-русски.

 

Артём Войтенков: "О дивный новый мир" Олдос Хаксли.

 

Тим Керби: Да, очень напоминает, что будут слои людей по химическим причинам. Он предсказал то, как мы живём сейчас.

 

Артём Войтенков: Возвращаясь к разговору о Сирии. Почему, по твоему мнению, Барак Обама настаивает на ударе по Сирии? Лично Бараку Обаме это зачем?

 

Тим Керби: Барак Обама – это представитель лоббистов военно-промышленного комплекса и так далее. Обама – лицо, он больше как исполнительный директор, например, трубозавода. Он не может сам сказать: "Вы знаете, у нас столько стали, давайте делать винтовки, мечи, вилки". Он не может, он исполняет какие-то задачи, представляет компанию. Он не может решать. Поэтому всем тем, кто хочет быть менеджером – пожалуйста, не становитесь менеджером, надо быть вождём, потому что вождь решает, а менеджер просто выполняет. Поэтому он менеджер и только лишь представляет чьи-то интересы. К сожалению, не интересы народа, потому что если бы правительство Америки представляло бы интересы американского народа, то всё было бы по-другому, по-моему. Какие могут быть причины удара по Сирии? Военно-промышленный комплекс – многие его обвиняют, нефтяные компании, банки получают от войны много и так далее.

 

Артём Войтенков: Подожди, если мы начнём разбираться, то доллар выпускается ФРС, а она уж его может напечатать, сколько ей заблагорассудится. Получается, дело не в доходе, денег они себе напечатают сколько угодно.

 

Тим Керби: Всегда будет какой-то край, когда-нибудь будет крах. Любая пирамида заканчивается крахом. Пирамида не может долго существовать, это не в их природе. Также как мы, люди, не будем жить вечно, в нашей природе умирать. Пирамиды тоже вымирают. Поэтому когда-нибудь будет гиперинфляция. Поэтому они могут печатать, но инфляция растёт. Вопрос только когда?

 

Артём Войтенков: В Америке тоже есть инфляция доллара?

 

Тим Керби: Да, есть схемы, которые это всё показывают. Также обычные американские журналисты пишут, что цель американского правительства – это делать бред сейчас и откладывать все проблемы  на будущее. "Следующее поколение платит за это". Они отдают обязательства в будущее.

 

Артём Войтенков: Подожди, это журналисты считают или это считают американцы?

 

Тим Керби: Те, кто обращают внимание на это.Потому что есть высказывания: "Почему мы тратим будущее нашего потомства?", потому что знают, что если есть долг – нужно платить. С другой стороны, комфорта меньше. Главная проблема в Америке – это то, что остаётся комфорт. Всё равно всё плохо, но есть комфорт. Нет ничего, что объединяет людей, какое-то движение, потому что американцы настолько разные. Например, как объединить мексиканских эмигрантов, американцев из деревни, городских либералов, таких как я – городских из рабочих семей? Там все слишком разные и их совсем ничего не объединяет. Поэтому пока есть комфорт. Я думаю, что американцы начнут объединяться тогда, когда закончится комфорт. Тогда все будут объединяться, но это будет очень жёстко и дико. Вы помните, когда в Нью-Йорке был ураган – я забыл, как называется. Может быть, это был Сэнди.  Это была полная дикость на несколько недель.

 

Артём Войтенков: А дикость в чём выражалась?

 

Тим Керби: Воровали. Было видео, по-моему, телекомпании NBC, о том, как американцы в мусорных баках на улицах искали еду. Это тоже была полная анархия, как и при урагане Катрин. Просто это было в одном месте, две недели, потом всё наладилось. Когда удобства заканчиваются? Когда в американском "Ашане" не станет дешёвых товаров, то уже всё, что-то будет.

 

Артём Войтенков: Обама, как ты говоришь, менеджер, исполнительный директор, выразил чьё-то желание бомбить Сирию, но почему-то сказал, что это будет решать конгресс, а не я.

 

Тим Керби: По-моему, это как: он старался это сделать, но у него это не получается, поэтому надо обвинять других. В принципе, как всё работает в Америке? Глава армии и всех войск – это президент, но он не может их вести на войну, потому что надо разделить власть. Это теория американской Конституции, что власть должна быть разделена. Поэтому только конгресс может говорить, что мы идём на войну, а исполняющая ветка американского правительства потом выполняет эту задачу конгресса. Поэтому, чтобы всё было легально, конгресс должен вот это. Но в Ливии не было разрешения конгресса, и всё равно была война. Я забыл, по-моему, корейский конфликт тоже не был войной – это было просто какое-то полицейской движение. Поэтому всё не так. Может быть, он просто прячется за бюрократией, чтобы сказать: я как всегда был прав, но конгресс не разрешил.

 

Артём Войтенков: Понятно, личная ответственность – дело тяжёлое.

 

Тим Керби: Опять же, если бы Обама не был таким исполнительным директором, то какие у Обамы есть идеи? Обама, когда он пришёл в офис, был очень известным, у него было какое-то движение. Простите, но много придурков верило в эту очевидную чушь. Но если бы он был настоящим, то он мог бы вести народ за собой. Как все говорят, что в России элита ненавидит Путина, а народ любит.

У Обамы была бы другая ситуация, что половина элиты или может быть нет, но народ как-то любил его. Он мог бы брать народ, делать что-нибудь очень великолепно. Он тоже мог выступать по телевизору, когда он хотел изменить медицинскую систему и говорить: вот видите, это – сволочи, я хочу делать это и это. Потому что он знает, как говорить, но нет. Может быть, русские не знают, но Обама читает все свои речи. Если вы видите, что есть какие-то стеклянные штучки вокруг него, то там просто всё написано. Он будет читать всё, как написано. Даже было несколько моментов, когда он читал странные вещи, потому что они были написаны. Он ничего сам не думает.

Может быть, будет конспирология в том, что я хвалю Путина, но когда Путин читает речь – это видно, это на бумаге, мы видим, что он читает. А когда там нет бумаги, нет таких стеклянных штучек, может быть у него гиперзрение и это стекло где-то далеко, но я очень в этом сомневаюсь. Мне не нравится, что Обаму все хвалят за то, что он может так хорошо говорить, выражать "свои" мысли, которые написаны перед ним.

 

Артём Войтенков: При вторжении США в Ирак Колен Пауэлл тряс пробиркой, что мы нашли в Ираке химическое оружие, поэтому мы идём сносить этот режим. Химического оружия не нашли.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Что в Америке было после этого?

 

Тим Керби: Все об этом знают, не забыли.

 

Артём Войтенков: Как они к этому относятся, что их просто обдурили?

 

Тим Керби: Давайте так. Какая вещь очень русская, часть русской души? Это армия. Сердюков обокрал армию. Все, кто это видел, не будет приставлять к его горлу нож и резать его как свинью. Хотя, если он виноват в воровстве из армии, то он заслужил это. Но мы ничего не будем делать, и в Америке тоже.

Я не знаю, почему это именно так, но есть выражение "Разделяй и властвуй" и в России, и в Америке, и в Евросоюзе. В Евросоюзе видят, что правительство Америки уничтожает европейскую культуру быстрее, чем это могли бы делать фашисты своими концлагерями. Всё равно ничего не делается.

Я обычный человек и это причина, по которой я никогда не говорю, что я смелый. Я трус, как и все вы. Поэтому это причина, по которой нужен вождь. Надо понимать человеческий менталитет. Если бы в какой-то группе людей лидер сказал: "Ты – первый", то да, я пошёл бы первым, но потом-то все будут за мной. Это причина того, что в мире есть ситуация: ожидание, ожидание, ожидание, взрыв действий. Это не так, что мы живём и народ потихоньку делает какое-то злое дело. Нет, надо ждать, ждать, потом взрыв. Поэтому это причина, по которой в Америке можно делать всё, что угодно.

Теперь я увидел видео, что полицейские берут кровь людей для проверки на алкоголь и наркотики без их желания. Всё это происходит, но никто ничего не делает. Какие-то мелкие люди, которые страдают, какие-то журналисты, но масштаба нет. Потому что надо организовать людей. Это поддерживает теорию заговора, что всегда есть чужие силы в любом движении.

Например, есть парк в Москве, в котором много мусора. 10 тысяч москвичей неожиданно собираются и чистят парк. Например, Михаил Задорнов иногда организует молодёжь на уборку парков, они всё убирают, всё делают вместе. Нужны организаторы, силы и, конечно, иногда деньги. Задорнов – человек, которого я уважаю, он очень смешной, у него есть известность. Его сила в известности. Он может организовать ребят, которые сами никогда не будут этого делать, поэтому и нужны организаторы, деньги.

 

Артём Войтенков: Ты говоришь то, что нужно делать для того, чтобы это преодолеть. Один раз американцам наврали, что там химическое оружие, и все поняли, что им наврали.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: И никто даже не возмущался.

 

Тим Керби: Опять потому, что нет каких-то организаторов, и люди были не готовы. Что они будут делать? Они делали "Occupy Wall Street", полиция их била, стреляла резиновыми пулями, разрушила их городки, которые они везде построили. А теперь что?

 

Артём Войтенков: Ты говоришь про "Occupy Wall Street"?

 

Тим Керби: Да, но здесь то же самое. "Occupy Wall Street" – это просто общее американское недовольство правительством. Это не сработало. Я не предлагаю это, я просто говорю, что будет следующим шагом, после того, как это не сработало. Следующий шаг – это убивать. Кто готов быть первым, чтобы пойти к полицейским и быть застреленным?

 

Артём Войтенков: Смелых нет.

 

Тим Керби: Да. Это идиоты на подобии Брейвика, которые ожидают, что если они сделают это преступление, то будет какая-то волна реакции и народ выйдет на улицы. Нет, никогда не будет, потому что это не работает. Чтобы народ что-то сделал, нужна верхушка, которая смогла бы их организовать, мотивировать и обеспечивать.

 

Артём Войтенков: С Россией понятно. Советский Союз проиграл холодную войну, и теперь мы – колония и правительство у нас соответствующее. Кому мы проиграли? Америке, а оказывается США...

 

Тим Керби: Вы можете сказать, что проиграли, но это тоже фактор. Когда человек думает: "Я самый лучший"? Когда уже лень начинается. Раньше американцы были самыми здоровыми, самыми умными, а теперь уже этого нет. У нас был большой пирог и потихоньку мы раздали его по кусочкам, и ничего не осталось – ни начинки, ничего, чуть-чуть хлеба осталось с пирога и всё.

 

Артём Войтенков: 10 долларов в день.

 

Тим Керби: Да. Тоже дикий индивидуализм, что теперь мы идём к глобализации. Есть теория заговора, что на самом деле глобализаторы, очень много таких людей в правительстве, они не смотрят на Америку, они смотрят на мир. Они смотрят на задачи для мира, что если бы мир был одной страной, то у нас были бы азиатские заводы, русские ресурсы, офисы в Евросоюзе, в Америке, рабы для добывания алмазов в Африке. Если человек глобализатор, то всё идёт прекрасно. Везде английский язык, везде уничтожение разных культур. Поэтому если это правда, я не глобализатор, то всё прекрасно. Есть какое-то выражение Троцкого о том, что надо насиловать Россию, всё украсть из России, и использовать это для мировой революции.

 

Артём Войтенков: "Россия станет дровами для мирового пожара".

 

Тим Керби: Вот! Поэтому теория заговора, на самом деле там много глобалистов, что Америка теперь – это троцкистская Америка, которую мы построили, чтобы использовать, сжечь, как на улице, когда гастарбайтеры строят деревянные леса вокруг здания, а после выбросывают их. Вот это Америка такая, если эта теория заговора – правда.

 

Артём Войтенков: Обама в своей какой-то речи сказал, что сейчас будущее не за национальными государствами, а за группировками. Это не подразумевает государства, это промышленные группировки какие-то.

 

Тим Керби: Группировки есть разные. В России это концепция многополярного мира. Интеграция для нас – это свобода. Может быть ещё китайцам, но я не знаю китайцев. Это свобода, мы объединяемся по цивилизациям. Поэтому в русской концепции эта интеграция на самом деле будет укреплять культуру, укреплять различия, может быть, позволяет таким как Китай, чёрная Африка, Южная Америка иметь больше голоса во всём. Но на Западе эта теория в том, что нам надо делать не многополярный мир, а делать интеграцию, чтобы было меньше стран, меньше культур, чтобы потом объединяться в одну большую культуру. Я очень хочу многополярность. Поэтому я поддерживаю интеграцию, но американские ведущие радио, осматривая это сказали бы, что нет, мы не можем, вы уничтожаете всё, вы идёте по пути глобализации, вы русские придурки, сказали бы они.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а американский народ как считает?

 

Тим Керби: Они не думают об этих процессах. Даже как я сказал, американцы не знают, что английский язык везде преподаётся. Как мы видим, везде есть культурный террор. Везде есть какие-то эмигранты, везде культура большинства под угрозой, а в Америке многие боятся, что будет доминация испанского языка. Эта паранойя есть везде.

 

Артём Войтенков: Так значит. Мы тут боимся, что у нас будет... Кстати, у нас уже надписи на казахском, киргизском появляются, я лично видел.

 

Тим Керби: Я верю в евразийство, что русский язык должен быть везде. Пусть, я не за отчуждение других языков, пусть будут какие-то киргизские надписи, но русский язык главный. Всё, конец разговора. Есть хорошее английское слово, называется compartment (перевод - отделение, разделение) – это когда мы делаем ячейки, у каждого своя ячейка, и мы не знаем, что происходит. Зачем? Чтобы контролировать всех в своих ячейках. Это очень часто бывает в Америке, люди не понимают, что происходит в мире. Особенно в моей жизни, я был в своей ячейке. Теперь я вижу больше ячеек, но не все, конечно. По-моему, у китайцев свои ячейки, может быть несколько, я их не могу видеть.  

 

Артём Войтенков: Тогда подытожу разговор. С одной стороны США, действительно, хотят как-то забомбить Сирию, сравнять её с землёй, убрать Башара Асада, но с другой стороны получается, что это не Америка, как страна, а это какая-то часть элиты.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Причём действующая не в интересах американского народа, а действующая в своих глобальных интересах.

 

Тим Керби: Может быть, но проблема в том, что ты спросил моё мнение. Когда у меня нет доказательств, я не говорю что у меня есть мнение.

Также по поводу этой глобализации. Факторы глобализации невозможно доказать, как будто мы в суде, что всё так. Что глобализация могла идти через естественные процессы, что теперь у нас такая технология, где мы можем общаться. США победили в холодную войну. Поэтому это естественно, что какой-то язык как-то становится общим языком. Как в Римской империи, в российской империи. Даже у китайцев, когда китайцы объединились под коммунизмом, надо было выбрать один диалект китайского для всех и можно казать, что это был просто естественный процесс.

То же после Второй мировой войны. У Америки было очень много денег, солнечная Калифорния делала хорошие фильмы, чем привлекала всех. Поэтому это естественный процесс, что люди хотят быть как американцы, потому что американцы вовремя заняли первое место в мире, когда мировые СМИ только начались и заняли эту первую позицию.

Поэтому, когда есть любая теория заговора, я могу в своей голове тоже придумывать причины, как это может существовать естественными процессами. И это причины, по которым я не люблю говорить, что я знаю, что всё так, я знаю, что есть конспирология, теория заговора.

 

Артём Войтенков: Нет, мы не обсуждаем теорию заговора, просто из того, что ты рассказал, получается, что так.

 

Тим Керби: Да, может быть, но я не могу этого доказать в суде.  Как в Америке надо доказать до отсутствия сомнения – это наше выражение. Если человек не может этого сделать, то нельзя верить в эту теорию. Надо просто говорить, что может быть это, наверное, возможно.

 

Артём Войтенков: Тогда возвращаясь к иракской войне. У них химоружие – нападаем. Химоружия не нашли. Всё, доказательств нет.

 

Тим Керби: Я могу точно сказать, что есть очень сомнительные моменты, почему Америка вошла в гражданскую войну, американо-испанскую войну, Первую мировую войну, во Вторую мировую войну (это меньше, но тоже есть теория заговора). Вьетнамскую, Иракскую и так далее. Я считаю, что есть достаточно доказательств, что что-то не так. Может быть это потому, что просто как-то надо продолжать империю. Многие думают, что английская империя рухнула, а я думаю, что она просто изменилась и как-то отступила, но не рухнула. О конце империи даже есть хороший фильм "Зулу" с Майклом Кейном, просто мой любимый фильм. Очень хороший фильм 60-х. Там была война 1860-х годов в Африке против нидерландцев, против африканцев. Дикая война. Везде ведут войны.

 

Артём Войтенков: Ты имеешь в виду Англо-бурскую войну?

 

Тим Керби: Да, англо-бурская, а потом против зулу. Всё это вместе просто анархия. Редко бывают трёхсторонние войны, но там практически было, поэтому это тоже интересная история. Но солдаты, не зная, что там алмазы, думали: "Что мы здесь делаем? Зачем мы здесь? У нас такая огромная империя, а мы отправляем ирландцев туда, чтобы с местными неграми повоевать против других негров, каких-то нидерландцев. Зачем?". Люди говорят, что когда империя заканчивается, возникает какая-то паника, колонии получают какую-то свободу и начинают давить. Может быть сейчас это тоже фактор. К сожалению, я не такой хороший историк. В 50-60-х странах было движение в мусульманских странах "Вaath", это был как бы полусоциализм. Это был Саддам Хусейн.

 

Артём Войтенков: Партия арабского социалистического возрождения (БААС).

 

Тим Керби: Да, по-английски это "Вaath", наш любимый звук [θ]. Все эти режимы тоже рухнули с Америкой, но остаётся только, по-моему, Асад, как один из них. Есть теория, что США хочет хаос, что движение "Вaath" - это плохо, потому что там какой-то порядок. Может быть, плохой порядок, но какой-то порядок, какое-то понимание, что у нас тоже религия, но у нас какой-то социализм, но мы мусульмане. Может быть, они не живут хорошо, но живут как-то стабильно. Если же нужен хаос, то такое движение и такая философия совсем не нужны. Нужны дикие религиозные придурки, которых можно через десять лет обвинить в насилии местного народа.

 

Артём Войтенков: Понятно. И вводить туда войска.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Спасибо, Тим, за разговор. По крайней мере, за такой взгляд изнутри на американцев.

 

Тим Керби: Да, я старался. Просто я хотел сказать, что в конце концов люди везде одинаковые, как я и рассказывал. Не надо обвинять американцев, надо обвинять тех, кто решает делать такие вещи.

 

Текст подготовлен компанией "Орфографика" http://услуги.орфографика.рф

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (603 мб)
Видео MP4 640x360 (228 мб)
Видео MP4 320х180 (120 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (11 мб)
Звук 32kbps MP3 (11 мб)
Звук 64kbps MP3 (20 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (30 мб)

Текст:
EPUB (165.74 КБ)
FB2 (250.64 КБ)
RTF (275.32 КБ)