Пробный шар мировой диктатуры

Изъятие денег в кипрских банках - начало мирового ограбления.
Мировая финансовая система построена на обмане и праве сильного - кто выше, тот поедает нижних.

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Пробный шар мировой диктатуры

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_probniy_shar_diktatura

 

Валентин Катасонов - доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

Дмитрий Еньков - ведущий

 

Дмитрий Еньков: Вот Валентин Юрьевич Катасонов, давайте поприветствуем. Председатель русского экономического общества имени Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук. Передаю микрофон.

 

Валентин Катасонов: Здравствуйте, друзья! Не знаю, как у вас принято обращаться в данной аудитории. На заседаниях русского экономического общества имени Сергея Фёдоровича Шарапова, мы обычно говорим "братья и сёстры". В каждой аудитории свои особенности.

 

Тема моего выступления заявлена. Она звучит достаточно публицистично - "Кипр и грядущая мировая диктатура". Там не хватает ещё одного слова "грядущая мировая диктатура банков". Я, наверное, сейчас предприму попытку, которая навряд ли удастся: изложить в течение часа или полутора часов тему, которая обычно изучается в институте в течение полугода или даже двух семестров - "Банковское дело". Наверное, сегодня можно делать быстрее, потому что жизнь, она создаёт такие информационные шоки, что люди очень быстро начинают понимать: что происходит в мире, что происходит в России, что происходит вокруг. Один из таких информационных шоков - это событие на Кипре в марте 2013-го года. Я не буду повторяться относительно этих событий. Чаще всего эти события характеризуются коротким выражением - "конфискация имущества" или "конфискация депозитов". Иногда даже используется слово "экспроприация", а это уже совсем ассоциируется с событиями 1917-1918 годов в нашей стране.

 

На самом деле хотелось бы сказать, что события на Кипре и вокруг Кипра, они конечно для специалистов, думающих экспертов - не явились неожиданностью, не явились шоком. Надо сказать, что определённые изменения в мировой финансовой системе происходили уже на протяжении целого ряда лет. Но для того, чтобы понять динамику этих изменений, мне хотелось бы хотя бы кратко остановиться на новейшей истории мировой финансовой системы. Я не буду от царя Гороха рассказывать эту историю.

 

В качестве точки отсчёта я возьму начало 90-х годов, окончание Холодной войны. Мир вступил в такую фазу, которую можно охарактеризовать такими словами, как "глобализация", в том числе финансовая глобализация, "экономическая либерализация" и всякие прочие слова, которые обычно связывают с рынком, с демократией, с правами человека. Такая либеральная терминология, которая отражает действительно определённые алгоритмы действий. И надо сказать, что этот период продолжался достаточно недолго. По инерции некоторые ещё продолжают использовать эту лексику.

 

Надо сказать, что в наших высших учебных заведениях по-прежнему говорят про глобализацию, как объективный процесс, про экономическую либерализацию, как наиболее рациональный способ организации экономики и так далее и тому подобное. Как сказал в своё время Джордж Сорос, известный финансовый спекулянт: "Музыка уже давно не играет, а они всё ещё продолжают плясать". Примерно так же можно сказать о той ситуации, которая сложилась в мире: многие продолжают думать, что всё будет идти так же, будут такие же линейные процессы, но не заметили, что проскочили важную точку бифуркации. И такой точкой бифуркации является не какой-то там размытый отрезок времени, а это конкретная временная точка - 11 сентября 2001 года. Это действительно новая фаза развития новейшей истории и, безусловно, новая и новейшая фаза развития мировой финансовой системы.

 

Надо сказать, что в период экономической либерализации и финансовой глобализации, безусловно, финансовые и банковские институты, они серьёзно укрепились. Выстроена была некая вертикаль власти и в этой вертикали власти банки, депозитно-кредитные институты, прочие небанковские финансовые институты - они заняли достаточно высокое место. Формально как бы в этой вертикали власти на самом верху оставались суверенные государства, оставались какие-то институты, типа Организации Объединённых Наций, но, тем не менее, этот процесс возвышения вертикали власти банковских институтов, он был явно виден. Обычно говорят: "А что события в Кипре? Какие-то произойдут частичные изменения в банковской системе этого основного государства. Произойдут какие-то частичные изменения в мировой финансовой банковской системе". На самом деле произойдёт кардинальное изменение структуры финансово-банковского сектора и главное, что произойдёт изменение функций финансово-банковского сектора. Вот это очень важный момент.

 

С 11 сентября 2001 года уже прошло двенадцать лет. За эти двенадцать лет перестройка мировой финансовой системы происходила под несколькими флагами или под несколькими лозунгами.

- Первый лозунг или первый флаг - это борьба с международным терроризмом.

- Второй флаг - это флаг борьбы с коррупцией.

- Третий флаг – это борьба с налоговыми уклонистами.

- Четвёртый флаг – это борьба с отмыванием грязных денег и вообще с организованной преступностью, которая генерирует эти грязные деньги.

 

На самом деле красивые флаги, но за этими флагами скрываются другие цели, другие задачи мировой финансовой олигархии. На самом деле можно сказать, что под этими флагами происходили такие процессы, как демонтаж важнейшего института капитализма - это банковская тайна. Банковская тайна начала демонтироваться очень активно с конца прошлого десятилетия, когда Соединённые Штаты, конкретно министерство юстиции, налоговое ведомство Соединённых Штатов стало долбать швейцарские банки с требованием того, чтобы они выдали информацию по поводу налоговых уклонистов, являющихся резидентами Соединённых Штатов, то есть юридическими или физическими лицами, принадлежащим к юрисдикции Соединённых Штатов. Конечно, наиболее мощным оффшором были именно швейцарские банки, именно благодаря тому, что там наиболее последовательно проводился принцип банковской тайны. Вот после того, как удалось сломить швейцарские банки, после этого пошёл процесс веселее. Сегодня уже после событий на Кипре добивается банковская тайна в таких странах, как Австрия, в таких странах, как Люксембург, в таких странах, как Лихтенштейн.

 

Другой момент тоже очень важный. Нам всё время говорили и продолжают говорить о том, что вот капитализм, частная собственность, конкуренция. Но на самом-то деле банковский сектор, это показал финансовый кризис 2007-2010 годов, - это оазис социализма. Это оазис социализма, где нет конкуренции, где банковские и финансовые институты пользуются мощнейшей поддержкой государства. И далеко за примерами ходить не надо: Великобритания, Соединённые Штаты, Европейский Союз - в общей сложности бросили порядка пяти триллионов долларов из своих бюджетов на то, чтобы спасать крупнейшие банки. Даже есть такое выражение "To big to fail" или " To big to die" - "Слишком большой для того, чтобы умереть", "Слишком большой для того, чтобы потонуть". Формально как бы обоснование такой помощи заключается в том, что: "Вы же смотрите, если это банк, скажем какой-нибудь GoldmanSachs или BankofAmerica пойдёт на дно, он ведь на тот свет с собой утянет очень многих и многих. Поэтому в интересах общества сохранять, защищать и поддерживать даже ценой жертв налогоплательщиков именно эти тонущие финансово-банковские титаники". Так что здесь можно долго говорить об этом, но в общем, это оазис социализма.

 

Хотя, как сказать оазис социализма? Скажем, в Соединённых Штатах на финансовый сектор накануне последнего финансового кризиса приходилось 70-80% всей прибыли американской экономики. То есть на самом деле оазис в нашем представлении это что-то компактное, маленькое. А это действительно очень серьёзный сектор экономики по многим показателям. Так что налогоплательщики спасали банковскую систему. Хотя, конечно, потом государственные политические деятели говорили, что это в последний раз, больше мы не будем идти на такие жертвы.

 

Тут надо сказать: финансово-банковская система, она конструировалась не одно десятилетие и не одно даже столетие. Банки существовали ещё в древнем мире. Чаще их даже называли не банками, а просто какими-то ростовщическими конторами. И те ростовщические конторы, которые существовали ещё даже в Древнем Риме, это были конторы, которые работали за счёт капитала собственника. А вот уже где-то в эпоху буржуазных революций в Европе стали появляться не просто ростовщические конторы, а стали появляться депозитно-кредитные организации. Депозитно-кредитные организации, которые стали работать не столько за счёт собственного капитала, сколько за счёт привлечённых средств. Это особая тема.

 

Появилась система узаконенного легализованного фальшивомонетничества. К сожалению, тут нет первой моей книги, где описывается это узаконенное фальшивомонетничество. Суть этого фальшивомонетничества заключается в том, что на каждый скажем доллар или на каждый фунт, или на каждый рубль депозитов банк может создавать из воздуха десять новых фунтов, десять новых рублей, десять новых долларов. То есть на самом деле боле рентабельного бизнеса, чем депозитно-кредитный бизнес просто в мире не существует. Деньги действительно делаются из воздуха - это не какое-то образное сравнение. Достаточно много цитат серьёзных людей, которые, уходя на заслуженный отдых, скажем, директор Банка Англии так и говорил, он говорил, что деньги банки делают из воздуха. Кейнс тоже намекал, что банки делают деньги из воздуха. Я почему об этом говорю, потому что мои студенты, к сожалению, начитавшись учебников по банковскому делу, не могут понять этих простых истин. Там есть действительно большой раздел, который называется "Банковский или депозитно-кредитный мультипликатор". Но там даются циферки, но не раскрывается экономический смысл. Так же как в любой науке, скажем в физике - физический смысл явления, в экономике тоже – экономический, социальный смысл явления.

 

Велась достаточно продолжительная и кровопролитная война против легализации именно такой системы. Наши предки, видимо были всё-таки умнее и более чуткими людьми, потому что они понимали, что совершается самый настоящий обман. Сегодня мы, как-то даже об этом не задумываемся и понятно, почему студент не задумывается, потому что в учебнике написано "Коммерческий банк – финансовый посредник". Когда к голове звучит фраза "финансовый посредник", складывается впечатление, что кто-то мне дал рубль, а я этот рубль передал кому-то другому, физическому или юридическому лицу, который знает, как более эффективно использовать этот рубль. Это действительно финансовый посредник, но в гражданском праве это называется "заём". А кредит, это кредит. Кредит это такая деятельность, которая позволена только избранным. Поэтому, на то, чтобы Петров дал Сидорову рубль взаймы или миллион взаймы никакой лицензии не надо. А вот для того, чтобы позволить Петрову или Сидорову создавать деньги из воздуха, необходимо предоставить лицензию, вы сами понимаете, что этими вопросами занимается Центральный Банк.

 

Я немножко дольше задержался на этом вопросе, потому что это действительно банковский социализм. Сегодня просто он приобрёл некие новые формы. Мы по инерции начинаем говорить: "Вот, банкиры, ростовщики". Вот я написал двухтомную книгу, которая называется "О проценте ссудном, подсудном, безрассудном. Хрестоматия современных проблем "денежной цивилизации". Там я действительно раскрываю механизмы ростовщичества и показываю, чем это чревато для экономики, и для общества.

 

И смешно, и грустно читать информацию о том, как мировое сообщество собирается бороться с экономическими и финансовыми кризисами. Мировое сообщество говорит о том, что надо изменить какой-то коэффициент, всякие базельские стандарты: "Базель-1", "Базель-2", "Базель-3", "коэффициент достаточности собственного капитала". Но вы меня извините, если стол на трёх ножках, он всё равно будет падать. Если автомобиль на трёх колёсах, он всё равно будет падать. А видимо, кому-то надо, чтобы автомобиль был на трёх колёсах, потому что он будет постоянно биться, и постоянно вы будете обращаться в ремонтную мастерскую и будете кого-то обеспечивать работой.

 

Так вот, все разговоры, образно выражаясь, сегодня по поводу реформирования и совершенствования банковской системы, они сводятся к тому, как нам усовершенствовать автомобиль, у которого изначально должно быть четыре колеса, но одно колесо убрали - рассказывать о том, что водитель должен быть виртуозом, он должен это самое знать, где сбавить, где ускориться, как объезжать эти ямки. Вы знаете, мне все эти разговоры о совершенствовании банковского дела и реформировании финансовой системы напоминают именно разговоры о том, как усовершенствовать вот этот стол, у которого отнимается одна ножка, или автомобиль четырёхколесный, у которого отвинчивается одно колесо.

 

Я обычно своим студентам задаю такой вопрос.

Мы (нам так говорят) находимся в рыночной экономике. У этой рыночной экономики есть другие синонимы: капитализм, конкурентная система, конкурентное предпринимательство - масса всяких слов, но на самом деле мы все прекрасно понимаем, о чём идёт речь.

Я задаю вопрос: "Ребят, какой самый ценный ресурс в этой так называемой рыночной экономике?"

Начинают гадать: "Деньги, земля, золото, нефть".

Я говорю: "Нет. Самый ценный ресурс - это дурак".

Дурак, понимаете? А поскольку от природы людей с умственными отклонениями не так много рождается, то ростовщики организовали конвейерное производство дураков.

 

Я ребятам по секрету говорю: "Ребят, имейте в виду, вы на конвейере. Я вас предупредил". Поэтому, конечно ребята, которые прошли курс "Деньги, кредит, банки" или "Банковское дело", им уже невозможно объяснить, почему банки делают деньги из воздуха.

 

Задаю самые простые вопросы: "Вот вы приходите в банк, вы приносите деньги, это что? Договор хранения или это вы кредитуете банк, или это ещё какая-то форма гражданско-правовых отношений?"

Не могут ответить.

Я говорю: "Ну, ладно. Давайте оставим в стороне теорию".

Они говорят: "Это кредит".

Я говорю: "Хорошо, если вы кредитуете банк, вы, как квалифицированный кредитор должны: а) попросить баланс этого банка".

Вы клали деньги, вы брали баланс банка?"

Я говорю: "Ну вот, давайте. Я вам принёс на занятие баланс банка. Баланс, скажем, "Альфа-банк", давайте разберём".

У них волосы дыбом встают после анализа.

Они говорят: "А кто же несёт деньги в такой банк?". Я говорю: "Да, это банкрот. Это банкрот в чистом виде. Если бы такой баланс был у какого-то целлюлозно-бумажного комбината, его бы немедленно объявили банкротом. А здесь банк Альфа существует и процветает".

 

Но это особая тема. Особая тема - кто и как прикрывает эти банки, они практически все банкроты. Именно потому, что банкроты живут и процветают, поэтому мы и говорим "Банковский социализм". При всём том, что я говорил о ростовщической деятельности банков, сегодня я формулирую достаточно парадоксальный тезис – банки на кредитах сегодня не зарабатывают.

 

- Как так не зарабатывают? Вы же, Валентин Юрьевич говорили.

- Раньше зарабатывали - сейчас не зарабатывают.

Давайте посмотрим, скажем, статистику Соединённых Штатов, банковский сектор американской экономики. Возьмём сводный баланс американской банковской системы и неожиданно вдруг выясняем, что банки не столько кредитуют, сколько инвестируют. Извините, у вас берут деньги и с вашими деньгами они отправляются на финансовые рынки и занимаются спекуляцией. Понятно, что вы своих денег уже не увидите.

 

Примерно та же ситуация была до 1933-го года в Соединённых Штатах, когда наконец они поняли, что как-то надо укрепить этот стол с тремя ножками и приняли закон Сигала Гласа. То есть, есть банки, которые получают деньги клиентов в виде депозитов, они могут давать только кредиты. А вот другие банки могут из разных источников получать деньги и играть на финансовых рынках - это инвестиционные банки или инвестиционные брокеры. Вы сами понимаете, что у банкиров желание действительно получать сверхприбыли. Поэтому в 1999 году конгресс Соединённых Штатов фактически ликвидировал закон Сигала Гласа и опять банки стали совмещать кредитно-инвестиционные операции. Кризис неизбежен при такой ситуации. И он наступил этот кризис в 2000 году - вы знаете, на фондовых рынках Соединённых Шатов лопнул пузырь со всеми отсюда вытекающими последствиями.

 

Сегодня вы, наверное, слышали про так называемые количественные смягчения "quantitative easing". Первая фаза, вторая, третья - фактически банки, Федеральная резервная система накачивают американскую экономику и мировую экономику ликвидностью. Я не буду вдаваться в технические подробности этой операции. Фактически выкупаются мусорные бумаги банков, и в результате этой операции ликвидность попадает в американскую и мировую экономику. Где-то восемьдесят пять – девяносто миллиардов каждый месяц. Денег – просто захлебнуться можно. Нет никакого дефицита. Это только в России есть дефицит денег, а во всём мире дефицита денег нет.

 

Отчасти мы как бы видим другую сторону медали в таком показателе, как учётные ставки или процентные ставки Центральных Банков. В Японии это почти нулевая ставка, в Соединённых Штатах ФРС это 0,25. Короче говоря, такие ставки, что деньги практически раздаются бесплатно.

 

На самом деле всё это прикрывается флагом инвестиционной деятельности. Но вы понимаете, сейчас мир вступил в такую фазу, когда игра идёт ва-банк. Игра идёт ва-банк, деньги куда-то уходят и скорее всего, возвращаться уже не будут. Тут я вам открою страшную тайну, от которой у Бернанке тоже, наверное, начинается дёргаться веко и другие части тела. Во время кризиса 2007-2010 года Федеральная резервная система раздала разным банкам кредитов на шестнадцать триллионов долларов. Я в прошлом году выступал в разных аудиториях и даже с некоторыми депутатами Государственной Думы общался. Я говорю: "Как вы можете подписывать протокол о присоединении России к Всемирной Торговой Организации, если у них есть это страшное оружие под названием "печатный станок", у а нас его нет. Вы тут высчитываете какие-то копейки, говорите о субсидировании сельского хозяйства, субсидировании некоторых отраслей обрабатывающей промышленности, а они триллионами заливают экономику".

 

Схема очень простая. Федеральные резервные банки, входящие в ФРС, они выдают кредиты своим приближённым банкам. Это всего-то одна-две-три дюжины банков. Причём не только американских, не только банки Уолл-стрит, но и скажем, такие европейские банки как Барклайс (Barclays Bank ) или Сантандер (Santander ) или Bank of Scotland, вот такие банки - это тоже клиенты Федеральной резервной системы.

 

На самом деле это, конечно, было страшнейшее не то, что нарушение, а преступление века. Я немножко подробнее расскажу, потому что чувствую по выражению глаз, что некоторые впервые слышат об этом. Просто, не понимая этого контекста, мы не сможем правильно оценить, что мы сегодня в России тут делаем. Иначе говоря, мы с картонным мечом идём против танка. Потому что шестнадцать триллионов долларов имитированных Федеральной резервной системой сметает всё в мире. А у нас картонный меч. А что такое картонный меч? Картонный меч – это Центральный Банк Российской Федерации. Это даже не Центральный Банк, это валютное управление. То есть это некая такая фабрика, которая занимается перекрашивание зелёных долларовых бумажек в национальные цвета. Но фактически наш рубль – это перекрашенная зелёная бумажка. Понятно, что никакой самостоятельной активной политики, поддерживающей национальную экономику, такой институт проводить не может. Но шестнадцать триллионов это круто. Бернанке вызывали несколько раз на ковёр, Бернанке не мог ничего членораздельного сказать.

 

Вы понимаете, мир вступает в такую фазу, когда наглые бангстеры даже не считают необходимым что-то объяснять - сделали и сделали, а вы, дураки не понимаете. Вы не понимаете, как устроен финансово-банковский бизнес, поэтому чего вам объяснять? Вот Бернанке начинает объяснять: "Шестнадцать триллионов это просто-напросто некая сумма кредитов, выданная за период с 2007 по 2010 год". Но извините, я не конспирологической литературой пользуюсь для того, чтобы выступать в аудиториях, я беру официальный документ, который называется "US Government Accounting Office". Это отчёт Счётной палаты Соединённых Штатов об аудите Федеральной резервной системы, где на определённой странице прямо написано, каким банкам и сколько выдано, и на определённый период времени. То есть, ни один кредит не возвращён.

 

Что такое шестнадцать триллионов? На тот момент, когда готовился этот отчёт, а он был опубликован летом 2011-го года, валовой внутренний продукт Соединённых Штатов составлял пятнадцать триллионов долларов (чтобы было понятно, о каких масштабах идёт речь). Мы имеем дело с мошенничеством в особо крупных масштабах, размерах. Безусловно, что это мошенничество будет настолько более эффективным, насколько более, будем так говорить, будет понижен интеллектуальный уровень тех людей, которые, так или иначе, соприкасаются с этой системой. Я просто вижу, как происходит это оболванивание.

 

Мы какими-то своими средствами пытаемся противостоять этому энтропийному процессу. Ваш покорный слуга постоянно выступает в средствах массовой информации. Пишу кое-какие книги, но, к сожалению, тиражи не велики. Да и должен сказать, что я прихожу к студентам в аудиторию, а они уже три года проучились. Вот, скажем, у меня в аудитории двадцать человек. Уже определённая статистическая выборка есть. Где-то пока идут занятия, кивают головой, делают вид, что всё понятно, и соглашаются половина, десять из двадцати. Десять просто сидят, как говорится, в полном отруби, и даже не пытаются делать вид. А это уже сами понимаете не провинциальный ВУЗ, это всё-таки Московский государственный институт международных отношений. Удаётся действительно что-то вложить и удаётся сделать так, что человек уже потом, после моего курса продолжает интересоваться, углубляться в эту тему, ну один, два человека из академической группы. Такая статистика.

 

Поэтому, вы же сами понимаете, почему фигура министра образования и науки является ключевой в нашем Кабинете Министров. Я совершенно серьёзно говорю - не менее важная фигура, чем фигура, скажем министра финансов. Особенно учитывая то, что я скажу ниже, потому что целый ряд функций Министерства финансов переходит к Центральному Банку страны, это тоже очень интересный момент.

 

Про кредитные операции я сказал, что сегодня они не приносят прибыли. Фактически идёт раздача денег под флагом инвестиций или, если кредиты, то кредиты, которые возвращаться е будут. Для чего? Понятно для чего - для скупки активов по всему миру. А для того, чтобы как-то синхронизировать этот процесс, значит, там планируется очередная денежная эмиссия, а в соответствующей стране планируется очередная приватизация.

 

Есть определённые синхронизации. В сентябре началась третья фаза количественных смягчений и тут же объявили о приватизации части Сбербанка. Правда, это не совсем правильно говорить "приватизация Сбербанка", потому что главным акционером Сбербанка является Банк России. А Банк России не является органом государственного управления. Но, тем не менее, всё равно иностранные инвесторы получили хороший кусок Сбербанка в сентябре. Сейчас интересные игры ведутся вокруг Роснефти, это особая тема, пожалуй, не будем сейчас в неё погружаться.

 

Так что я не исключаю, что сейчас такая фаза, когда скупаются остатки стратегически значимых предприятий, активы. После этого вполне вероятно будет установлен некий новый мировой порядок, при котором, собственно говоря, коммерческая прибыль, она не так будет важна. Потому что деньги по большому счёту, я всегда пытаюсь своим студентам объяснить, деньги не являются для мировой финансовой олигархии самоцелью. Для них деньги – это инструмент. Высшей целью является власть. И конечно мировая финансовая олигархия очень близка к тому, чтобы действительно заполучить власть над миром. И дальше возникает вопрос: а как эта мировая элита собирается управлять миром. Вот чуть пониже, мы об этом поговорим.

 

Дальше. Идём по новым процессам и явлениям в сфере банковского мира.

 

Депозиты. Мы говорили об активных операциях, которые в части кредитов стали маргинальными, а в части инвестиций - это деньги, которые идут на скупку стратегически важных активов по всему миру.

 

Депозиты. Казалось бы, для всех шок: на Кипре впервые проведена конфискация депозитов, то есть, замахнулись на священную корову - на частную собственность. Понятно, что в некоторых странах взимался регулярный налог с процента, который держатель депозита получал. Это нормально. Речь идёт о том, что фактически взимается разовый налог, который приравнивается к конфискации. Я сейчас даже не буду обсуждать, почему был выбран Кипр, кем он был выбран, как принималось решение по Кипру. Но мне хотелось бы сказать, что, конечно, это конфискация.

 

Но мы забываем, что такие конфискации были давно. Они несколько по-другому выглядели. Банки не вечны, банки периодически банкротятся. Вот здесь я могу вспомнить нашего банкира, Александра Евгеньевича Лебедева, Национальный резерв ("Национальная резервная корпорация"). Я сейчас даже не буду обсуждать, почему у него такие неприятности, но одна из неприятностей, что Центральный Банк сейчас проводит такую серьёзную глубокую проверку его Национального резерва с его филиальной сетью. Действительно, я десять лет работал в Центральном Банке, могу сказать, что высадка в Национальный резерв четырёхсот проверяющих, это конечно, беспрецедентный случай за всю историю банковского дела Российской Федерации. То есть, человека серьёзно трясут, и, судя по всему, Национальный резерв прикажет долго жить.

 

Возникает вопрос, а какие чувства при этом у Лебедева? А он эти чувства выплеснул в лекцию. Посмотрите в интернете очень интересная лекция, которая называется "Банковская коррупция". Это тоже очень интересная тема, я очень обрадовался, что хоть кто-то эту тему поднял. Понятно, что банкиры её поднимают тогда, когда их загоняют в угол, до этого они всё понимают, но молчат. Так вот, Александр Евгеньевич Лебедев сказал совершенно верно, что он не знает ни одного рыночного банкротства за всю историю банковской системы Российской Федерации. Всё это плановые мероприятия с выводом активов, и так далее. Короче говоря, каждый раз обувают клиентов банка. Это не российское изобретение. Двести лет уже периодически происходят банковские кризисы с такой завидной регулярностью, где-то десять, двенадцать лет, иногда чуть больше, иногда чуть меньше. Возникает вопрос, а почему? Современные деньги - это деньги кредитные, то есть, они попадают в обращение в виде кредитов. Кредит может выдаваться коммерческим банкам от Центрального Банка, а потом коммерческие банки предприятиям реального сектора экономики. Кредиты могут сразу даваться физическим лицам, или домохозяйствам. Кредиты могут выдаваться государству, но вот в этот момент и происходит вброс денег в обращение.

 

Казалось бы, всё понятно, в учебнике прописано, но как всегда, в учебнике главное не сказано о том, что денег в экономике всегда не хватает. Вы улыбнётесь, скажете: "Это же вообще универсальный закон, что денег никому не хватает". Но речь идёт не о том, что денег не хватает по отношению к твоим потребностям. Понятно, что потребности у некоторых людей безграничны. Речь идёт о другом, что денег не хватает по отношению к денежным обязательствам. А денежные обязательства, это, извините, конкретный факт, который документирован, который рассчитан, который может рассматриваться, как предмет судебного рассмотрения.

 

Так вот, смотрите. Предположим, банк, или банки в некой стране выдают в течение года тысячу денежных единиц. Соответственно, в конце кредитного периода получатели кредитов должны вернуть кредиты вместе с процентами. Основную сумму они ещё как-то вернут, потому что, в экономике обращается тысяча единиц. А вот проценты они не вернут при всём желании, потому что, денег-то нет в экономике. Денег только тысяча единиц, а вернуть надо, предположим, полторы тысячи единиц. В конце кредитного периода клиентов надо или убивать, или банкротить, или в рабство. Вот так устроена денежно-кредитная система. Но наши банкиры великодушны. Они говорят: "Не будем мы вас убивать, не будем вас банкротить. Мы вам дадим новый кредит, для рефинансирования ваших обязательств по ранее выданным кредитам". В результате, вы сами понимаете, начинает выстраиваться долговая пирамида.

 

Возникает вопрос: а какой высоты может быть эта долговая пирамида? Может быть, её можно строить, как в Древнем мире, в Вавилоне строили пирамиду? Но там она тоже обвалилась. И здесь она тоже обваливается, но здесь она обваливается по науке. А по науке, это как? Банкиры сами должны пальчиком толкнуть и обвалить, но при этом они готовятся к этому событию, очень серьёзно готовятся. Возникает вопрос: как они вычисляют этот момент времени? Я обычно студентам привожу такой пример, а вот как опытный животновод, который пасёт овец и баранов, определяет, когда ему стричь овец? Вот так и банкир. Он ловит момент, когда пора стричь баранов. А действительно, в узком кругу банкиры всех остальных могут называть баранами и даже ещё покрепче. Так вот, я могу сказать, чем это определяется - лимит обеспечения. Кончается обеспечение, не даст вам банкир больше.

 

Некоторые говорят: "А как давали ипотечные кредиты банки в 2007-2008-ом году, которые были ничем не обеспечены?"

Я говорю: "Как ничем не обеспечены?"

А вы помните, что после этого американские банки получили два триллиона долларов из казны? Это было хорошее обеспечение, и оно было заранее согласовано с банками Уолл-стрит. Так что, не надо говорить. Обеспечение бывает разное: денежное, в виде fixed capital, какие-то твёрдые активы, главное, что всегда обеспечение есть.

 

И вообще надо избавиться от иллюзий, что банкиры белые и пушистые, и заинтересованы в том, чтобы их клиент всегда выполнял обязательства по кредитному договору. Я сам несколько лет работал с кредитными договорами, и понимаю некоторые крючки, которые в этих договорах. Не выполняется какое-то условие, всё - возвращай деньги. Ах, не можешь вернуть деньги - давай обеспечение. А на самом деле профессиональному ростовщику и банкиру выгоднее не аккуратное выполнение денежных обязательств, а получение обеспечения. Потому что обеспечение рассчитывается с дисконтом, он там получит гораздо более высокую норму прибыли. Поэтому, на самом деле экономические кризисы, они специально готовятся банкирами, потому что, для них это просто именины сердца. Это и 29-ый год, это и кризис 2007-2010 года, там говорят, что были какие-то пострадавшие, типа Lehman Brothers. Да Lehman Brothers, извините, просто-напросто, на него сгрузили. Собрались ребята с Уолл-стрит и договорились. У всех - плохих активов куча, грубо говоря, макулатуры. Давай, запланируем Lehman Brothers на затопление, сбросим на него все плохие активы. Вот так вот Lehman Brothers пошёл на дно, но олигархи-то не пошли на дно. Так что, остальные Титаники на плаву. Так что, тут очень много таких интересных нюансов, которые не являются высшей математикой. Каждый человек может освоить эти хитрости банковского финансового мира.

 

Я хочу сказать, что конфискации в банковском мире происходили уже двести лет, как минимум, потому что, каждое банкротство, это конфискация средств клиентов. Чем не конфискация? Другое дело, что здесь, конечно, решение о конфискации уже принимает не владелец банка, а некие вышестоящие инстанции. Вы же знаете историю по Кипру: это же не сам Банк Кипра, или Народный Банк Кипра Laiki приняли решение, что они конфискуют часть депозитов, и таким образом выправят своё финансовое положение. Если бы они принимали решение, они просто бы обанкротили этот банк, предварительно выведя все активы за пределы. А здесь всё это уже планируется. Формально, как бы, планируется в Брюсселе, в Европейской комиссии, во Франкфурте, я имею в виду Европейский Центральный Банк. На самом деле, конечно, в данном случае, идея исходила от Бонна, потому что, Бонн, конечно, устал тянуть за собой всю эту баржу под названием Европейский Союз. Это тоже особая тема.

 

Сейчас я, как бы общими мазками хочу показать, куда идёт мировая банковская система. Понимаете, на Кипре фактически, как кто-то сказал, "тренировались на кошках". Понятно, что банковская система там не ахти какая. Да, конечно, она по отношению к экономике Кипра является гипертрофированно развитой. Активы банковского сектора Кипра в восемь раз превышают валовой внутренний продукт этого островного государства, а в целом по Европейскому Союзу - два с половиной раза. То есть, ребята зарвались, чего это они выстраивают такие кредитные пирамиды?

 

Хочу сказать, что сразу же, буквально в марте эту идею "участия клиентов банка в спасении собственного банка" подхватили в Новой Зеландии. Я помню, где-то несколько лет назад, с одним таким человеком беседовал, достаточно такой успешный был предприниматель, второй уровень олигархата, рвался в первый уровень, но при этом он мне всё время жаловался, как в России ужасно всё.

Я говорю: "А где ты в мире найдёшь уголочек, где было бы по-другому?"

Он говорит: "Вот в Новой Зеландии. Я там был туристом, тихая страна".

И вот я что-то его вспомнил. Новая Зеландия первая после Кипра стала обсуждать вопросы, обсуждать законопроект о том, что клиенты банка будут участвовать в спасении собственного банка.

 

То есть, смотрите, получается много интересного. Банки не приносят никакой прибыли по кредитным операциям, депозитные средства могут конфисковываться, никакой банковской тайны не существует, и так далее, и так далее. Возникает вопрос: а кому же такие банки нужны? Даже люди, которые там прошли этот конвейер, и то у них там инстинкт самосохранения срабатывает - неужели они пойдут пользоваться услугами таких банков? Помню, когда ещё на военной службе был, мне говорили: "Есть убеждение, а есть принуждение". Так что в этом смысле не надо думать, что демократия где-то сохраняется. Будет принуждение. Какое принуждение? Да сколько угодно. Кстати говоря, на Кипре было такое ещё принуждение, кроме конфискации депозитов, как введение запретов на международное движение капитала. Это же тоже священная корова.

 

Я помню, как нас в начале девяностых склоняли в Международном валютном фонде по поводу того, что Россия никак не хочет отменить валютные ограничения, провести валютную либерализацию. Имелась в виду валютная либерализация в части, касающейся капитальных операций. И вы знаете, в середине прошлого десятилетия был принят закон о поправках к закону "О валютном урегулировании и валютном контроле", который практически сделал Россию проходным двором. Капитал сюда заходит, капитал отсюда уходит, в основном это конечно горячие деньги, спекулянты. Мне сказали, что даже мою статью годовой давности опубликовали "Семь мифов об иностранных инвестициях". Это по сути дела, шакалы и мародёры, которые сюда залетают ненадолго, для того, чтобы что-то урвать и умчаться.

 

Кипр продемонстрировал, что валютная либерализация и свободное движение международного капитала - это тоже уже не священная корова. Вы понимаете, что мы живём в мире двойных стандартов. На Кипре это не священная корова, но России, к сожалению, не позволяют пока пойти на то, чтобы ввести какие-то ограничения, запреты на международное движение капитала.

 

Мне часто задают вопрос: а что надо делать, какую модель экономики выстраивать, какая альтернатива?

Я говорю: "Вы знаете, сейчас идёт война. На войне не думают о том, что будут строить люди после окончания войны. А сейчас думают, хотя бы, как минимум об обороне. Так вот в списке самых приоритетных мероприятий, в части, касающейся нашей обороны, - это немедленное введение запретов на свободное движение капитала. Потому что свободное движение капитала, это по сути дела вывод всех финансовых результатов деятельности нашей экономики за пределы российской юрисдикции. Это очень серьёзный вопрос. У меня есть целый список: чего надо делать. Но это, ещё раз повторяю, это не строительство экономики, не домостроительство, потому что, экономика, это домостроительство.

 

Сейчас мы ведём оборону для того, чтобы хотя бы не пустить врага, или выгнать его, а строить мы будем потом. А Кипр как раз и даёт хороший прецедент - можно, оказывается, ввести валютные запреты на движение капитала. Давайте тоже вводить. Я слежу за этим вопросом, он очень такой интересный вопрос. Где-то года три назад, даже четыре года назад, Путину задали вопрос в Давосе, был самый разгар мирового финансового кризиса: "А вы не собираетесь вводить валютные ограничения, как защитную меру против финансового кризиса?"

Путин так пожал плечами: "Мы только недавно ввели этот закон, нет смысла его отменять".

 

Давайте, я вам приведу другой пример. Финансовый кризис Юго-Восточной Азии, 1998-ой год. Кризисом были поражены страны: Малайзия, Таиланд, Япония, Индонезия, и так далее. Там орудовали спекулянты типа Джорджа Сороса. Международный Валютный Фонд дал чёткие инструкции: "Ребята, вот эти правила защиты вы можете использовать, а эти правила нет". Какие можно использовать? Можно использовать валютные резервы, потому что, спекулянты пытаются обвалить национальную денежную единицу. Вот валютные резервы используйте для защиты своих национальных денежных единиц. А Малайзия пошла, совершенно простой очевидный шаг - она ввела запрет на движение капитала. Всё сразу в экономике успокоилось. Но вы не представляете, какой вой начался по всему миру. И премьер-министра тогда обвинили во всех смертных грехах, вообще сделали его маргиналом. Так что это священная корова, но, повторяю, на Кипре на эту священную корову покусились. Мы должны фиксировать все эти моменты.

 

Кипру сказали: "Мы вам дадим десять миллиардов евро для стабилизации вашего финансового сектора, но вы в порядке софинансирования должны изыскать внутренние резервы. Первый внутренний резерв - это депозиты клиентов кипрских банков. А этого оказалось недостаточно. Вы помните, как развивались события.

- Сначала там предлагали ввести конфискационный налог во всех кипрских банках. Там определённая шкала была, но парламентарии Кипра сказали: "Нет, мы не пойдём. Это унижение, это уничтожение Кипра и так далее". Это вот я просто объясняю, как международные организации ведут переговоры.

- После этого начался второй раунд переговоров. С той стороны сказали: "Да нет, мы не будем трогать все банки. Мы только два банка возьмём: Банк Кипра и Laiki, второй банк. И то, мы не будем трогать те депозиты, которые до ста тысяч евро, они застрахованы, система страхования депозитов. А вот то, что сверх, мы действительно будем частично конфисковывать".

 

Естественно, слово "конфисковывать" они не употребляют, а частично конвертировать в акции. Но понятно, что эти акции будут просто, как говорят англичане и американцы, garbage, то есть, это макулатура. И здесь парламентарии на этом втором раунде вроде согласились. Всегда так, сначала шоковая такая терапия, другая сторона говорит "никогда, ни за что". Потом второй раунд, чуть-чуть послабления, сторона соглашается.

 

Дальше третий раунд. Они говорят: "Вы знаете, вот предусматривали, что Кипр должен софинансировать стабилизацию в объёме шести миллиардов евро, - нет, не хватит. Мы тут пересчитали, выясняется, что надо в два раза больше. Поэтому, ребята, вы там ещё подберите объекты для приватизации, и вот у вас ещё золотишко есть четырнадцать тонн, тоже, пожалуйста".

 

Марио Драги, президент Европейского Центрального Банка выступал в начале апреля и говорит: "Вы знаете, конечно, я против того, чтобы Банк Кипра расходовал свой золотой резерв для софинансирования вот этой программы финансовой стабилизации". Вот такой спектакль. Вообще, финансисты - это актёры. Марио Драги говорит: "Впрочем, я не буду вмешиваться. Это внутреннее дело Центрального Банка Кипра". А вопрос-то уже согласован с руководством Центрального Банка. "Впрочем, если Центральный Банк, - сказал Марио Драги - примет решение о продаже этого золота, главное, чтобы доходы от продажи этого золота не растворились в бюджете". Эти деньги должны сразу же пойти на погашение неотложных обязательств Кипра перед держателями, перед европейцами. Золото ещё не подано.

 

Я достаточно долго занимаюсь проблемой золота, и хочу сказать, что любые выступления ведущих информационных агентств по тематике золота надо понимать всегда с точностью до наоборот. Я не утрирую, практически всегда. То есть, если говорят, что золото дешевеет, значит, действительно, спрос на золото быстро растёт. А он практически растёт уже годы и годы. И я не знаю момента, когда бы действительно спрос на золото резко падал. Поэтому, Кипр тут используют, как некоего статиста. Вот, они приняли решение о продаже десяти тонн золота - это сразу обвалило цену на жёлтый металл до планки тысяча четыреста долларов.

 

Уважаемые друзья, надо понять, как устроен мировой рынок золота. На мировом рынке золота есть официальная цена, которая формируется несколькими участниками, их называют золотой фиксинг, это ротшильдовский фиксинг. И есть реальный рынок, на котором операции идут по другим ценам. На этом реальном рынке цена на жёлтый металл уже перевалила далеко за две тысячи долларов за тройскую унцию. Вот это надо иметь в виду. Так что, здесь много спекуляций вокруг Кипра.

 

Ещё мне хотелось бы вот что сказать. А зачем понадобилось вообще спасать банковскую систему Кипра? И как она дожила до такой жизни, что все банки легли на бок? Вот наши олигархи, не только олигархи, и разные клептоманы из государственной власти, они несут свои деньги в Кипрские банки. Кипрские банки эти деньги тут же направляли на покупку греческих долговых бумаг, государственных бумаг. Считалось некоторое время, что это хорошие бумаги, не какой-нибудь garbage. А потом, если вы помните, как всё развивалось, выяснилось, что у Греции фальсифицирована статистика. Что на самом деле долг у неё намного больше. И что на самом деле Греция перебрала в части кредитов и займов. А прежде всего кредиты и займы давал такой банк, как Голдман Сакс (Goldman Sachs). И на самом деле речь идёт не о спасении Кипра, не о спасении Греции, а речь идёт о спасении Голдман Сакс.

 

Вот вы помните, проходила реструктуризация бумаг, долговых бумаг Греции. Реструктуризация очень своеобразная, чтобы вы понимали. Слышите сейчас слово "реструктуризация". Реструктуризация бывает по срокам, бывает пересмотр суммы долга. Обмен, как правило, старых бумаг на новые образцы бумаг.

 

Реструктуризация греческих бумаг происходила примерно по такому принципу. Держателей бумаг теоретически миллионы. Любой человек может держать хотя бы одну долговую бумагу правительства Греции. На самом деле таких миноритарных держателей бумаг никто не спрашивает. Им просто в добровольно-принудительном порядке предлагают поменять старую бумагу на новую. А не поменяешь, потом вообще ничего не получишь. Они всегда вот в таком напряжённом состоянии принимают решения, что им делать. Но при этом есть категория привилегированных кредиторов. То есть, на самом деле расчищали задолженность Греции в интересах привилегированного кредитора. А таким привилегированным кредитором является, прежде всего, американский банк Голдман Сакс. Об этом нигде не пишется. Так что, фактически конфискация была произведена раньше, под названием "реструктуризация греческого долга". И пострадали, в том числе от этой реструктуризации-конфискации кипрские банки.

 

Знаете, мировая финансовая система устроена, как пищевая пирамида: все друг друга кушают. Наверху, естественно, "царь зверей" - Федеральная резервная система, которая на самом деле собирает всю эту питательную биомассу. А так все друг друга кушают. В учебниках говорят: Центральный Банк - это кредитор в последней инстанции. Понятно, что в мире Центральных Банков тоже есть своя иерархия, как иерархия в мире зверей. Так вот, царём зверей является Федеральная резервная система. А внизу, там тоже есть, как бы объекты для поглощения. И самые нижние объекты, как это ни прискорбно звучит, это их иногда, я лично называю лохами. Мы тоже оказались в девяностые годы лохи, когда были наблюдателями этого последовательного процесса под названием "приватизация". Поэтому, конечно, все граждане России оказались лохами. А на международной арене, в момент событий на Кипре, такими лохами прежде всего оказались наши держатели депозитных счетов в кипрских банках. Так что отыгрываются именно на наших.

 

Но тут неожиданно мне прислали один интересный законопроект. Я уже даже забыл, там три автора законопроекта в Государственной Думе. Дух этого законопроекта такой: "Не дадим в обиду наших русских граждан". Значит, если русские граждане, или российские граждане терпят такие издевательства, как на Кипре, мы должны немедленно ставить вопрос ребром, конфисковывать там активы этого государства, или этого юридического лица, которые проводят такое безобразие в отношение наших граждан. Понятно, что не всегда можно всё конфисковать, скажем, даже если собрать все активы Кипра на территории Российской Федерации, то, наверное, хватит на покрытие десяти процентов всех тех претензий, которые потенциально имеют наши держатели в кипрских банках. Правда, нужно сказать, что далеко не все будут какие-то претензии формулировать и оглашать, потому что, конечно, тогда надо будет объяснить, откуда деньги. Но, тем не менее.

 

Идея этих авторов законопроекта сводится к тому, что пока суть да дело, эти граждане получают компенсацию из бюджета. Я не шучу, вот такой законопроект. Вы знаете, что каждый законопроект имеет сопровождение, в том числе бюджетные издержки, по закону. Бюджетных издержек не будет. Вот это я никак не могу понять, как вообще можно вбрасывать такие законопроекты, потому что, две-три таких конфискации зарубежных, и, извините, нашего бюджета не будет.

 

Для справочки.

- Наш бюджет в переводе на валютный эквивалент, порядка четыреста миллиарда долларов.

- Наши активы за рубежом, по разным оценкам составляют от одного до двух триллионов долларов.

 

У меня есть своя методика, я по моей методике считаю, что скорее два триллиона, чем один триллион. Так что, если даже будет частичная конфискация, то мы сразу лишимся своего бюджета, потому что, вот нашлись такие товарищи, которые считают, что надо защищать своих граждан, но в первую очередь, с помощью собственных налогоплательщиков. Я даже статью где-то, на "Русской линии" написал по этому поводу, такую ёрническую. Но на самом деле я затронул одну очень важную тему - по поводу тех конфискаций, которые могут осуществляться в отношении активов, так или иначе принадлежащих российским юридическим и физическим лицам. Это очень серьёзный вопрос. Обычно разговор ведётся о каких активах? Разговор ведётся о таких активах, как, скажем, недвижимость. На самом деле есть у многих наших граждан недвижимость, скажем, в Болгарии. Но я не думаю, что кого-то там на Западе сильно интересует этот объект под названием "Недвижимость в Болгарии". Есть, конечно, серьёзные объекты стоимостью десятки, и даже сотни миллионов долларов и евро. Да, но по моим оценкам такого имущества за границей максимум где-то на 20-25 миллиардов долларов. То, что действительно может подпасть под какую-то конфискацию. А мир сейчас находится в такой ситуации, что сейчас конфискации пойдут, обязательно.

 

Второй компонент наших активов – это капиталы в зарубежных компаниях. Тоже есть у меня кое-какие оценки. Такие капиталы я оцениваю порядка 30-40 миллиардов долларов, это акции, доли в капитале акционерном - 30-40 миллиардов. Тоже, конечно, надо об этом думать, думать, как номинально держателем этих активов, так и думать государством. Хотя очень не простые ситуации, готовых решений нет. Но есть определённый международный опыт, да и наш собственный опыт есть. Могу сказать, зря мы так иногда пренебрежительно относимся к нашему опыту периода 17-22-го годов, очень интересный опыт.

 

Вы знаете, я учился в МГИМО с 67-го по 72-ой год и нам преподавал, в том числе и Николай Николаевич Любимов, профессор. Николай Николаевич Любимов в 22-ом году был советником в советской делегации на Генуэзской конференции, и он нам рассказывал, как советская делегация готовилась к переговорам на Генуэзской конференции. Так что уже 40 лет назад это было, но опыт действительно уникальный, если останется время, поделюсь своими соображениями.

 

Третий уровень активов – это банковские счета. Я так думаю, что реально где-то мы можем выйти на сумму 600-700 миллиардов долларов – это банковские счета. Тоже очень серьёзная тема. Кстати, я когда-то занимался этой темой, потом мне всё стало ясно, и я её бросил. В 2002-ом году у меня вышла книга, которая называлась "Бегство капитала из России". Там я и методологию расчёта масштабов бегства давал и методологию расчёта зарубежных активов, и давал кое-какие свои соображения, естественно, очень пунктирно, как нам всё это дело можно возвращать назад.

 

Но есть ещё четвёртый вид активов, о котором, к сожалению, очень мало говорится. Даже, несмотря на события вокруг Кипра, а также апрельские события, связанные с так называемым Оффшорликс как-то вот эта тема не зазвучала. Я ещё ввёл одно новое понятие Оффшорликс. Оффшорликс – это крупный скандал, который начался 4 апреля 2013-го года. Видите как всё плотненько, как всё концентрировано, сейчас всё будет развиваться с ускорением и очень-очень динамично.

 

Утечка информации. Что за утечка информации? Есть такая организация, называется "Международный консорциум журналистов-расследователей" (ICIJ) или журналистских расследований. Очень интересная организация, если покопаться в интернете, то можно выйти на "маму", учредительницу этой организации, можно выйти на доноров этих организаций: это те же Рокфеллеры, тот же Сорос, те же Ротшильды. Это всё такая плотненькая группа мировой финансовой олигархии. Спрашивается, зачем необходимо было использовать эту эффективную международную журналистскую организацию? Очень интересный вопрос, может быть потом как-то подробнее, но сейчас речь о чём? Что действительно беспрецедентная утечка информации, на 130 тысяч человек конкретно с фамилиями, именами, 120 тысяч оффшорных компаний. В основном это лица и компании, связанные с одной оффшорной зоной - это Британские Виргинские острова. Я думаю, что это действительно некий серьёзный артиллеристский залп, после чего начнётся зачистка большей части мировых оффшоров. Есть разные мнения, некоторые говорят, что все будут зачищены, некоторые говорят, что нет, останется небольшая кучка англосаксонских оффшоров, но это можно обсуждать…

 

Я сейчас о другом хотел сказать, что в оффшорах находится практически большая часть российской экономики, а как-то это забывается. 90-95% крупных, крупнейших российских компаний управляются из оффшоров. Парадоксальная ситуация: физические активы в России, а право собственности и право управления находится в очень невнятных и мутных юрисдикциях. Поэтому я почти уверен, что в ближайшее время могут начаться серьёзные судебные разборки, в результате чего окончательно будут поставлены точки над i. Будет констатировано, что бенефициары этих российских активов – это люди с тёмным и преступным прошлым. Недаром я начал свой рассказ: под какими флагами?

- Флаг борьбы с терроризмом.

- Флаг борьбы с налогами, уклонистами.

- Флаг борьбы с коррупционерами.

- И флаг борьбы с отмыванием грязных денег.

Уж под какую-то из этих статей наши бенефициары (пользователи оффшоров) точно попадут.

 

Теперь давайте посмотрим, а какова цена вопроса? Мы говорили про недвижимость, про акционерные доли, про банковские счета. Формально, конечно, наши компании, имеющие большей частью правовую форму акционерного общества, они недооценены, это и так понятно. Но, что далеко за примерами ходить? Капитализация фондового рынка России примерно один триллион долларов. Даже на примере Роснефти, которая после известной сделки почему-то вдруг не подросла в цене, а наоборот упала, она всего 73 миллиарда долларов. А ExxonMobil, которая имеет ресурсную базу на одну треть меньше, чем новая обновлённая Роснефть, имеет 402 миллиарда долларов, как пример, как иллюстрация. То есть специалисты говорят, что в разы, некоторые говорят, что на порядки, на порядок. То есть я не буду сейчас погружать вас в кухню своих расчётов, с моей точки зрения где-то порядка 25 триллионов долларов реальные активы, которые управляются из оффшоров. Это и есть главный приз наших "друзей".

 

Мы сегодня обсуждали проблему оффшоров, поэтому надо думать именно об этом сценарии. Да, мы можем даже потерять счета в банках, это тяжело, но не смертельно. Достаточно вспомнить нашу историю: 17-ые, 22-ые года и последующие года - много чего теряли, правда потом возвращали. А об этом надо думать, и тут я как раз и вспоминаю лекции Николая Николаевича Любимова, который говорил, как советская делегация готовилась к переговорам. Потому что Запад считал, что Россия у них в кулаке. Запад на Генуэзской конференции в 22-ом году готовился выставить нам свой счёт. А счёт, прежде всего, по каким позициям?

- Счёт по долгам дореволюционного правительства до начала первой мировой войны порядка, если меня не изменяет память, округлённо, - 10 миллиардов золотых рублей.

- Военные кредиты за период 14-ые-17-ые года - там чуть поменьше.

 

Должен сказать, что даже накануне первой мировой войны Россия занимала первое место по внешнему долгу. По сельскому хозяйству, по промышленности - пятое, где-то шестое, где-то четвёртое, по внешнему долгу - первое. Это тема отдельного разговора, потому что мы наступаем на те же грабли, и можем сами не заметить, как тоже получим такой же внешний долг. Мы прекрасно знали накануне Генуэзской конференции, какие требования нам готовят, мы выставили встречные требования. Естественно, что это не на коленке готовилось, несколько месяцев работа с документами:

- Прежде всего, ущерб от интервенции в период 18-22-ой года.

- Плюс к этому невыполненные обязательства наших союзников по Антанте. Например, Англия дожала Россию накануне февральской революции 17-го года и добилась перевода золотого запаса (не всего, но части золотого запаса) на острова туманного Альбиона. Практически этот золотой запас не был нами использован, англичане его требовали в качестве залога для выдачи новых кредитов, а кредиты шли сразу в Америку для строительства предприятий, которые должны были поставлять порох, снаряды и много чего другого.

 

Тут была скрупулёзная работа проведена, и мы выставили счёт в полтора раза превышавший счёт наших бывших союзников. Естественно, что это была немая сцена, как у Гоголя в "Ревизоре". Естественно, что Запад на Генуэзской конференции понял, что Союз, вернее тогда ещё Советская Россия, на поводу у Запада идти не собирается. Хотя ещё была пятая колона, был ещё Троцкий, зарождалась новая оппозиция, но тем не менее уже Советская Россия показывала зубы.

 

Мы часто апеллируем, и часто апеллируем зарубежному опыту. Если даже говорить про подготовку таких требований о компенсации, можно вспомнить недавний прецедент: Греция, которую Германия просто достала. Вы понимаете, какие отношения высокие в ЕС между Грецией и Германией. Потому что Германия, фактически, инициировала подготовку к дефолту Греции. Греция подготовила встречный счёт Германии за ущерб, нанесённый в годы второй мировой войны, они работали целый год над этим. Это зарубежный опыт, и таких прецедентов достаточно много. На самом деле это не является такими уж сложными задачками, тут надо просто собрать команду, действительно дать чёткое техническое задание, и за несколько месяцев мы можем подготовить такие встречные требования господину Чемберлену, как в советское время говорили.

 

Пожалуй, я так закончу на этой ноте, извините, что получилось немножко скомкано, без плана. Но мне почему пришлось без плана, потому что я не очень-то пока чувствую, понимаю уровень подготовленности аудитории, поэтому простите меня те братья, которые считают, что я немножко чрезмерно популярно говорил, и простите те, которые может быть считают, что я чрезмерно заумно говорил, но старался как-то найти золотую середину. Спасибо за внимание.

 

Дмитрий Еньков: Когда мы обсуждали с Валентином Юрьевичем тему сегодняшней встречи, там было несколько тезисов, и там подробности о сделки Роснефти и "Бритиш Петролеум" ("British Petroleum Corp."). Поэтому это пока не вопрос, это продолжение тематики.

 

Валентин Катасонов: Действительно, одним из таких событий последнего месяца или последних двух месяцев наряду в Кипром, наряду с Оффшорликс это конечно нашумевшая сделка - сделка по приобретению активов ТНК-BP нашей корпорацией Роснефть. Но уже эта информация прошла по всем СМИ, назвали эту сделку "сделкой века", оценили её в превосходных степенях. Но профессор Катасонов, как всегда, добавил ложку дёгтя в эту самую бочку, где предполагалось, будет один сплошной мёд. На самом деле мёда там не так много. Обычно говорят так: "Произошло слияние Роснефти и BP". Никакого слияния Роснефти и BP не произошло. Сказали о том, что мы теперь дружим с BP на равных, что по некоторым показателям мы вообще ведущая компания в мире, сравнивая с ExxonMobil, у нас даже запасы балансовые на треть больше, чем у американцев.

 

Я хочу на это сказать, следующее, что это не является симметричной сделкой. А если говорить жёстче, то это колониальная сделка, потому что никакого соединения, сращивания нет. Есть действительно просто приобретение активов ТНК-BP, но в результате этого приобретения (не договаривают) BP получило почти 20% акций Роснефти. Если кто-то изучал историю нефтяных компаний, в частности компаний BP, которые существуют с начала прошлого века, если эта компания куда-то внедряется, оттуда её выковырнуть крайне сложно.

 

Давайте посмотрим, действительно ли они собираются ограничиться долей 20%. Для начала, в обновлённой Роснефти будет 9 директоров в совете директоров. Англия, вернее British Petroleum получает 2 директорских кресла, то есть уже больше 20%. Но, понимаете, среди равных есть особенно равные, я имею в виду, среди равных директоров есть особенно равный директор, а это Роберт Дадли. Фамилия известная, надеюсь, некоторым. Роберт Дадли не просто стал директором British Petroleum, а он согласно указу президента, стал представителем Российской Федерации в Роснефти. Это примерно как, если бы нам Хиллари Клинтон назначили министром иностранных дел Российской Федерации или что-то в этом духе. То есть я до сих пор не могу понять, какой-то театр абсурда с моей точки зрения. Я где-то об этом написал. Они понимают, что останется немного компаний российских, которые действительно выживут, и они рассматривают Роснефть в качестве своеобразного Ноевого ковчега. Но на этом Ноевом ковчеге мест, вы помните, в священном писании в Ноевом ковчеге было 8 человек. В этом Ноевом ковчеге, я думаю, что места не найдётся ни Путину, ни Сечину. Там есть такие акулы, там претендентов более чем достаточно.

 

Я даже хотел сказать о другом, что эта сделка была проведена за счёт кредита, даже двух кредитов. Два кредита синдицированных кредита, один был в конце 2012-го, другой был в феврале 2013-го, то есть расплачивались с хозяевами ТНК-BP. Сначала 50% дали нашим олигархам: Фридман, Виктор Вексельберг и Блаватник, а потом стали расплачиваться с англичанами. А англичане, извините, с голым задом. Почему я говорю? Потому что, надеюсь все помнят, события трёхлетней давности в Мексиканском заливе, катастрофа. Это действительно крупнейшая в нынешнем веке катастрофа, но может быть только Фукусима может быть сопоставима по масштабам техногенных разрушений и последствий.

 

Фактически, BP в одночасье стала банкротом, и непонятно кто кого спасает. Фактически я думаю, что даже не BP дала нам какие-то дополнительные позиции, а скорее мы спасли British Petroleum. Я понимаю, нам объясняют, что British Petroleum фактически став акционером Роснефти осветила, как некоторые говорят эксперты, активы ЮКОСом. Вы знаете, что большая часть активов ЮКОСа в прошлом десятилетии перешли на баланс Роснефти. Естественно, что иностранные инвесторы, они имели свои особые представления о том, что из себя представляли эти события вокруг ЮКОСа, они стали подавать исковые заявления. По некоторым данным общий объём исковых заявлений достигал уже 100 миллиарда долларов. Понятно, что Роснефть ходила под дамокловым мечом этих исковых заявлений и возможных конфискаций.

 

Почему я всё время про конфискации говорю? Потому что такие эксперты, приближенные к власти говорят: "Вы знаете, эта сделка, она политическая или правовая". То что англичане вошли, они фактически, да, они приобрели ворованное, но после того, как англичане приобрели ворованное, оно уже перестаёт быть ворованным, - примерно такая логика.

 

Но я вам хочу сказать, что задолженность обновлённой Роснефти по целому ряду показателей, чистый долг считается по отношению к EBITDA, по отношению к капитализации, она просто банкрот. Такие рейтинговые агентства, как Fitch, Moody's сразу понизили перспективные рейтинги компании Роснефть. Сечин говорил о неком "синергетическом эффекте", что накануне сделки капитализация Роснефти была где-то около 70, вот мы соединимся с ТНК-BP и там будет 100. На сегодняшний день как было 70, так и остаётся, никакого синергетического эффекта нет. А долг с 20 миллиардов увеличился до 70 миллиардов. Тут ещё надо разбираться, у меня просто руки не дошли разбираться, что это за синдикаты кредиторов. С моей точки зрения, конечно, эти кредиторы будут тоже действовать по принципу: "Мы не хотим, чтобы Роснефть аккуратно исполняла свои обязательства". Скорее всего, в кредитных договорах акции заложены в качестве обеспечения, они лучше получат эти акции.

 

Но не успели мы, как говорится, придти в себя от этих событий марта 2013-го года в связи с Роснефтью, началась новая волна. К 1 апреля 2013-го года правительство поручило Росимуществу подготовить дорожные карты по ускоренной приватизации стратегически значимых предприятий. На первом месте в этом списке оказалась Роснефть. Надо иметь в виду, что среди акционеров Роснефти на сегодняшний день кроме British Petroleum и кроме Роснефтегаза, который является 100% государственной компанией, есть ещё Сбербанк, и ещё несколько достаточно неоднозначных инвесторов и акционеров. На заседании правительства в апреле месяце (где-то это заседание проходило во второй декаде апреля) было принято решение о том, что Роснефть продаст ещё около 20,5% своих акций. Таким образом, останется только 50% акций, плюс одна акция. На самом деле то, что планировалось где-то на 2014-ый или 15-ый год предлагается сделать уже сейчас. То есть видите, с каким ускорением всё идёт?! В общем, такая ситуация.

 

И с моей точки зрения, я даже не знаю, сможет ли действительно эта собака на сене под названием British Petroleum получить большую долю. Почему? Потому что тут надо сразу следить за событиями в нескольких точках мира, потому что в этом же апреле неожиданно два штата Луизиана и, по-моему, Техас, сказали о том, что мы устали договариваться с British Petroleum по поводу внесудебного покрытия наших ущербов, и мы подаём дело в суд. А вы сами понимаете, через манипуляцию исковыми заявлениями можно тоже очень даже запросто обанкротить компанию даже British Petroleum. Кстати говоря, за эти три года она уже распродала активов на 43 миллиарда долларов. И конечно то, что она продала свой кусок в ТНК-BP за 28 миллиардов это конечно для них величайшая удача. Так вот из этого куска 28 миллиардов они ещё часть денег затратили на покупку пакета акций Роснефть, то есть они получили некий поплавок.

 

Не знаю, тут, конечно, вокруг да около ходит ExxonMobil, ходит Royal Dutch Shell, ходят другие компании. Но хочу сказать, что ситуация вокруг Роснефти очень напряжённая, её надо мониторить.

 

Дмитрий Еньков: Сейчас многие экономисты, эрудиты, лидеры общественных движений говорят о том, что надо от экономиксизма вернуться к марксизму. Я знаю, что у вас есть свой взгляд на марксизм. Можно в двух словах тезисно сказать о вашем отношении именно к марксизму, во-первых, а во-вторых, так же может быть тезисно, коротко о том, какую экономику вы видите. Должна ли это быть какая-нибудь наука, или как? Ваш подход к экономике.

 

Валентин Катасонов: Спасибо за вопрос, мне этот вопрос действительно очень интересен, потому что, не решив общих вопросов, не можем браться за частности. Даже Роснефть по отношению к этим общим вопросам является частностью.

 

Русско-экономическое общество имени Сергея Фёдоровича Шарапова, прежде всего, апеллирует к русско-экономической мысли. И даже шире: не только к экономической, но и к философской и богословской мысли, которая, с моей точки зрения, достигла больших высот. Мы, как некие беспризорники, воспитаны на каких-то суррогатах, на немецкой классической философии, на английской политэкономии. И когда начинаешь действительно прикасаться к этому наследию, понимаешь, что мы какие-то беспризорники. Или тот самый сын евангельский, который ушёл в страну далече. Нам надо возвращаться в нашу страну.

 

Я хочу сказать следующее. Я достаточно много посмотрел литературы XIX-го века, чего читали наши предки по экономике, какие книги писали. Должен вам сказать, в первой половине XIX-го века литература по экономике была исключительно переводная. На самом деле русский человек чего-то создавал, творил, но не особенно зацикливался на этой, так называемой, науке, её как таковой и не было.

 

Давайте ещё раз вспомним, как нас учили, что такое экономика. Даже удивительно, что сегодня в некоторых учебниках правильно пишется о том, что экономика – это экономические отношения. Мы обычно говорим на бытовом уровне: экономика – это железные дороги, электростанции, это производительные силы. А экономика - это экономические отношения между людьми. Так вот я задаю вопрос, если это отношение между людьми, то, наверное, успех или не успех экономики зависит

- а) от того, какие люди

- и на каких принципах строятся отношения между этими людьми.

То есть на самом деле мы с вами выходим на уровень цивилизационного понимания экономики, вот в чём дело.

 

Должен вам сказать, что не одно поколение студентов, и я себя не исключаю, прошли школу, я бы сказал, протестантского брейнвошинга (brain washing) - промывки мозгов с позиций протестантизма. Марксизм, с моей точки зрения, это тоже определённая разновидность протестантизма. Старшее поколение, наверное, помнит ещё в школе начинали изучать: три источника, три составные части марксизма. Английская политическая экономия, классическая философия Германии, Гегель, Кант, Фихте, Шеллинг. Ну и утописты, среди утопистов Роберт Оуэн, кстати очень интересный человек, французы, Фалье и Сен-Симон. А своих-то нет.

 

Сергей Фёдорович Шарапов один из немногих экономистов, которые сказали, что мы должны опираться на собственную культуру, на собственную религию, на собственные нравы. Мы – народ православный. А если мы народ православный, то соответственно мы совершенно по-другому всё выстраиваем. Протестантизм, как сказал один философ, это внебрачное дитя от блудодеяния католицизма и иудаизма. Поэтому действительно здесь что-то от католицизма, что-то от иудаизма.

 

В этой книге "Религия денег" я как раз продолжаю разговор, который был начат примерно 100 лет назад. Разговор был начат такими немцами, как Макс Вебер. Кто сейчас не знает Макса Вебера "Протестантская этика и дух капитализма". И его коллега, они даже в одном университете преподавали, - Вернер Зомбарт "Еврей и хозяйственная жизнь". Спор их заключался в чём, почему к ним часто сегодня оперируют? К ним апеллируют, потому что они действительно правильно ухватили ту мысль, что духовная сфера первична по отношению к экономике. Для православного человека это очевидная вещь, но то, что протестанты до этого дошли это только честь и хвала им.

 

Православные люди, безусловно, руководствуются священным писанием – Библией. Меня иногда спрашивают: "Валентин Юрьевич, а где про экономику в Библии?". Я говорю: "А вы же помните эту историю, притчу, насчёт безрассудного и благорассудного домостроителя". Экономика как будет в переводе с греческого? Домостроение, домостроительство, домострой. Так я и говорю: "Вот вам про экономику: безрассудный строил экономику, дом на чём? Он строил на песке, а другой строил на камне веры. Всё. Если мы это поймём, тогда и дом получится".

 

Меня иногда дальше могут пытать: "Валентин Юрьевич, ну всё-таки вы уходите от ответа, какая модель?"

Я говорю: "Какая модель?"

Вы знаете, давайте посмотрим на советский период, я в нём немножко пожил, я преподавал в нём, я занимался определённой исследовательской работой. В частности, мне приходилось заниматься сопоставлениями американской и советской экономик. Я неожиданно для себя понял, что Советский Союз по эффективности экономики не уступает американской. Потом уже, когда СССР развалился, когда я продолжал по инерции заниматься этими вещами, я неожиданно нашёл целый ряд американских работ, где была констатация того, что в 70-ые годы они проиграли экономическое соревнование с Советским Союзом.

Я обычно говорю: "От добра, добра не ищут, давайте хотя бы восстановим эту экономику".

Они говорят: "А почему же всё-таки мы проиграли "холодную войну"?"

Я говорю: "Мы её проиграли не по экономическим причинам. Нам постоянно внушают, что у нас была не эффективная экономика. А кто внушает? Те же самые носители марксистской – протестантской идеологии, потому что у них экономика первична".

 

Старшее поколение помнит, это не только в политэкономии, но и в истмате и в философии – базис и надстройка, а в совокупности – общественно-экономическая формация. Базис экономический, а оказывается нравственность, культура, политика, юриспруденция, религия – это оказывается производная от экономики. Вы знаете, даже русский философ Сергий Булгаков написал статью, которая называлась "Карл Маркс, как религиозный тип". Потому что действительно я сейчас перечитываю и видно, что это определённый религиозный тип мышления и мировосприятия.

 

Поэтому с моей точки зрения без религиозных и атеистически настроенных людей нет. Всё равно мы, так или иначе, веруем: кто-то верит в материю, кто-то верит в творца, кто-то верит в человека, разные варианты гуманизма. Но, тем не менее, я считаю, что такие фундаментальные размышления нам необходимы и тогда мы начнём понимать, какое место экономика занимает в системе общественных отношений. И я отнюдь не уничижаю экономику, потому что, скажем, Владимир Соловьёв – известный русский философ в своей работе "Оправдание добра" сказал прямо, чётко, безвариантно: "Экономика – это не наука". Действительно, разве может быть наукой любовь между людьми, взаимопомощь, сочувствие? Это не любовь, это как-то иначе называется.

 

Понимаете, это пошло от немцев, протестантов. Тот же самый Кант, по-моему, говорил, что та не наука, у которой нет математики. И сегодня мы видим, как эту математику пихают туда, куда надо и куда не надо. Я могу много привести примеров таким абсурдов, когда экономику пичкают формулами, всякими регрессиями, экстраполяциями – совершенно ни к делу, ни к месту.

 

Экономика больше, чем наука, это культура, это материальная культура, это очень высоко. К сожалению, эти мысли я только прочитал у дореволюционных авторов, к сожалению, современные учебники об этом не пишут. Поэтому в Русском экономическом обществе мы обсуждаем такие темы. Я специально ухожу от каких-то текущих вопросов, потому что текущие вопросы, они обсуждаются везде. На последних двух заседаниях мы обсуждали вопрос "Творческое наследие Льва Александровича Тихомирова". Это же гениальнейший русский человек, даже его биография сама по себе интересна, уникальна. Это был человек, который бросал бомбы в царей, потом уехал в эмиграцию, написал покаянное письмо Александру III, вернулся и стал таким последователем монархистом. Более последовательным, чем многие те, которые никуда не уезжали, никаких бомб не бросали. И он написал работу "Философская, религиозная основа истории". Я считаю, что любой обществовед экономист ли он, юрист ли он, политолог, он эту работу должен знать. К сожалению, даже люди, отягощённые званиями и степенями, они спрашивают меня: "А кто такой Лев Александрович Тихомиров? Я профессора из МГУ Тихомирова знаю, а кто такой Лев Александрович Тихомиров…". Величайший общественный деятель и мыслитель. Вот мы обсуждали.

 

Я уже не говорю про Сергея Фёдоровича Шарапова. Мои студенты схватились за эту работу "Бумажный рубль" Шарапова. Они говорят: "Валентин Юрьевич, мы только сейчас начинаем что-то понимать, что такое деньги, что такое кредит". А работа-то писалась ещё в 1895-ом году. И более того, я удивился, потому что в Советском Союзе денежно-кредитная система в значительной степени строилась, как я говорю, по чертежам Шарапова. Это интереснейшая действительно наследие Шарапова.

 

Обсуждали мы и философию хозяйства отца Сергия Булгакова. Но тут, конечно, мы в основном говорили о тех разбродах и шатаниях, которые творились в среде русской интеллигенции, особенно та, которая успела немножко приобщиться к марксизму, то есть это уже такая контузия для некоторых оказалась до конца жизни. Я просто хотел бы пригласить, пользуясь случаем, на заседание нашего Русского экономического общества. Потому что вот такой подход оттуда, как говорится, лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии, как сказал поэт. Поэтому мы какие-то вещи современности начинаем лучше понимать, потому что мы сейчас находимся в эпицентре какого-то вихря и естественно, что мы не до конца иногда можем понять какие-то вещи. Поэтому, скажем, лекции Николая Николаевича Любимова, которые он читал 40 лет назад, я хорошо запомнил и как-то вижу, что то, что он говорил, сегодня очень актуально и необходимо это использовать.

 

Вопрос: Я бы хотел спросить, нет ли сейчас в мире последовательного обрушения экономик вокруг России? Дело в том, что в конце прошлого года, фактически, как самостоятельное лицо перестала существовать фирма "Nokia". А корейский конфликт, как у меня впечатление складывается, в действительности цель его не то, что конкретно по КНДР ударить, а обрушить частично экономику Южной Кореи и Японии.

 

Валентин Катасонов: Война и создание военной напряжённости в мире это главные, самые эффективные средства поддержания в какой-то ещё жизнеспособной форме Федеральной резервной системы американского доллара. То есть создание не то, что полосы нестабильности, а создание нестабильности во всём мире за исключением небольших только оазисов, тех оазисов на территории которых находятся печатные станки. Я не знаю, сколько ещё продержится печатный станок под названием ФРС, но думаю, что перенесение печатного станка на другую территорию сопряжено с достаточно большими техническими проблемами. Потому что как ни крути, ни верти, но главным обеспечением американской валюты является не золото, не товарная масса, а авианосцы и бомбардировщики. И поэтому даже Китай не вполне ещё может обеспечить свою валюту именно таким силовым обеспечением. Поэтому мне трудно, конечно, говорить об отдельно взятых странах и об отдельных взятых фирмах, я даже честно не знал, что "Nokia" уже перестала существовать.

 

Вопрос: Не самостоятельное лицо.

 

Валентин Катасонов: То есть её поглотили, да? Я просто не владею такой информацией, я от вас только услышал, так что не хочу прикидываться человеком, который всё знает и всё понимает. А так в целом, конечно, дестабилизация ситуации в мире, как средство. Ведь Америка и накануне второй мировой войны тоже проводила такую политику, но тогда не было межконтинентальных баллистических ракет, поэтому сегодня игра становится более опасной.

 

Я хотел бы ещё пару слов сказать по поводу Китая. С моей точки зрения некоторые переоценивают возможности Китая в ближайшем будущем. Обычно я очень коротко говорю: ещё когда был студентом, 40 лет назад, уже восходила японская звезда. Эта японская звезда держалась где-то четверть века, может быть даже 30 лет. Я помню с каким придыханием говорили о том, как надо изучать опыт японской экономики, как макроэкономики, так и менеджмента в отдельных корпорациях, патернализм, так называемый, корпоративный. И где всё это? Я вам должен сказать, что Япония всё-таки более резистентна к внешним импульсам, потому что как ни крути, но у неё хоть какой-то внутренний рынок есть. У Китая внутреннего рынка до сих пор нет, они не могут выскочить из этой колеи экспортно ориентированной экономики. Поэтому если начнётся глобальный спад экономики, то думаю, что Китай будет очень тяжело переживать, очень тяжело. Тем более, что пузырь недвижимости в китайской экономики, он надулся очень сильно.

 

У меня конечно не хватает фантазии, я не прозорливец, я не имею никаких возможностей к получению какой-то развединформации, поэтому я как бы вслух рассуждаю. Думаю, что Китай вряд ли будет тем лидером, который заместит Соединённые Штаты, тут будут какие-то другие сценарии.

 

Сегодня Соединённые Штаты опираются на три основных своих экспортных продукта. Это так, шутка.

- Первый экспортный продукт - это зелёная бумага.

- Второй - это продукция ВПК.

- А третье - это продукция Голливуда. Это так называемая маскультура, которая и позволяет функционировать этому конвейеру по производству дураков.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv

Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (957 мб)
Видео MP4 640x360 (392 мб)
Видео MP4 320х180 (220 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (46 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (43.03 КБ)
FB2 (139.62 КБ)
RTF (431.7 КБ)