Как валили СССР

Мощные государства, какими были Российская Империя и СССР невозможно было развалить снаружи, поэтому их разрушали, используя внутренние противоречия.
Эти противоречия умышленно создавались как другими странами, так и русской управленческой верхушкой в экономической и социальной областях.


Контейнер

Смотреть
Читать

Андрей Фурсов

Как валили СССР

видео: http://poznavatelnoe.tv/fursov_kak_valili_ussr 

 

Андрей Фурсов ( историк, директор центра русских исследований Московского гуманитарного университета, академик Международной академии наук, Инсбрук, Австрия, http://andreyfursov.ru)

 

Андрей Фурсов: Сегодняшняя наша тема - это советский коммунизм, происхождение, базовые противоречия и причины крушения. 

В прошлом году Советскому Союзу исполнилось девяносто лет. Советского Союза нет уже 21 год, но, тем не менее, и сегодня мы можем повторить фразу Генсека Андропова, которая в точном варианте звучит так (он её сказал, когда стал генсеком): "Мы до сих пор не знаем общества, в котором живём и трудимся". И последние двадцать лет так и не прояснили этого вопроса.

 

Мы сейчас видим, что на краях есть две точки зрения.

 

Одна точка зрения антисоветская, то есть Советский Союз был кошмаром, тоталитаризмом, похожим на гитлеризм. Но тогда непонятно, откуда такие успехи, откуда удивительно светлая музыка 30-х, 40-х, 50-х годов, успехи в освоении космоса? Кроме того, есть еще один показатель, который очень часто забывают: в 60-е годы Советский Союз добился абсолютного результата, который никто не может превзойти и, наверное, не превзойдет: смертность - 6,7 промиле, то есть 6-7 смертей на тысячу. Этот фантастический результат. Это было достигнуто благодаря диспансеризации, медицине и так далее. 

 

Вторая версия - просоветская. В крайнем варианте она звучит так: СССР был почти раем. Конечно, Советский Союз точно не был адом. Но если Советский Союз был раем, то откуда взялась та шпана, которая рушила Советский Союз? Гайдаров, чубайсов, ельциных забросили не с Марса, они выросли в советском обществе, и это означает, что не всё так просто. 

Иными словами, в обоих случаях, и в антисоветском варианте, и в просоветском нет анализа системного развития Советского Союза - Советский Союз как особая система. 

 

Здесь нужно признать, что есть одна объективная сложность в изучении Советского Союза: Советский Союз, советская система, советский коммунизм, как система, возник на пересечении двух потоков исторического развития - русского развития и развития капиталистического Запада. Он возник на их стыке, поэтому теория развития советского коммунизма должна быть на порядок сложнее по своей конструкции, чем, скажем, теория капиталистического общества или теория русской истории. Поскольку современная наука в дисциплинарном плане становится похожа на позднюю схоластику, что, в основном, в современной науке (причём, не только в российской, но и в западной), а также в образовании мировом задают тон специалисты, которые знают всё больше и больше о всё меньшем и меньшем - специалисты "по шестому волоску в левой ноздре", которые занимаются микроскопическими проблемами, ясно, что создание такой теории - штука сложная.

 

Но прежде чем говорить о том, чем была советская система в реальности, нужно поставить другой вопрос: какие противоречия поздней самодержавной России должна была снять любая новая система, чтобы состояться на её месте? 

Вообще, новые системы всегда появляются как снятие противоречий старой. Допустим, мы не знаем ничего про Советский Союз, мы знаем с вами только про позднюю самодержавную Россию. Давайте попробуем вычислить параметры той системы, которая должна была прийти на смену самодержавной системе, и какие противоречия она должна была снять. 

 

Первое противоречие поздней самодержавной России (я вчера вам отчасти об этом сказал) - это противоречие между тенденцией к расширению власти и истончению слоя собственности, который был в руках представителей этой власти. 

 

Этот процесс истончения собственности, он был совершенно очевиден. Однако, с середины 19-го века по мере интеграции России в мировую капиталистическую систему, в стране начинает развиваться капитализм с немалым числом очагов собственности на вещественные факторы производства. И рядом с тенденцией освобождения власти от собственности, то есть воле к бессобственнической власти, начинают развиваться очаги собственности капиталистического типа, тесно связанные с западным капитализмом. 

 

И это развитие вот этих очагов объективно вступало в противоречие с логикой, которая шла с 16-го века - освобождение власти от собственности

Что-то должно было уйти: 

  • − либо новые очаги собственности должны были задавить эту власть и привести к торжеству Запада над Россией, 
  • − либо, напротив, эти очаги должны были быть ликвидированы, и тенденция к олигархизации власти должны была быть устранена. Вот это я, кстати, хочу подчеркнуть особенно. 

Дело в том, что с конца 19-го века власть в России стремительно олигархизируется. Об этом очень хорошо написал отец "черного барона" Врангеля Николай Врангель. У него есть замечательные мемуары, которые я рекомендую всем. Это, на мой взгляд, одна из лучших, в десятки лучших книг о России. Николай Врангель. Мемуары. Называются они "От крепостного права до большевиков". То, как описывает старший Врангель Россию конца 19-го - 20-го века, иногда мне кажется, что это картинка времен "ельцинщины": просто убрать костюмы, убрать немножечко образованных людей - и мы получаем "ельцинскую" Российскую Федерацию. 

 

Иными словами, возникло противоречие, которое должно быть снято таким образом: 

  • − либо капитал задавливает вот эту власть
  • − либо власть очищается от капитала, от собственности и становится бессобственнической. 

Второе противоречие (я вам тоже во вчерашней лекции о нём говорил), оно связано с тем, что создавался небольшой, невысокий по уровню совокупный общественный продукт. И пока потребление верхов соответствовало системе работ, тому уровню хозяйства, который был в России, всё было в порядке. Однако в середине 18-го века все изменилось. Произошла революция потребностей дворянства: дворянство стало жить не по тем потребностям, которые могла удовлетворить местная система, а по потребностям Западной Европы. И вот это противоречие было очень-очень острым. Даже в екатерининское время, всего лишь за правление Екатерины, эксплуатация крестьян, как государственных, так и крепостных, увеличилась в три - три с половиной раза. В 19-в веке этот процесс продолжался. И возникло противоречие: уровень сельского хозяйства позволяет определённый уровень потребления, но элита потребляет всё больше и больше. 

 

Я вам вчера прочёл длинную цитату из работы Михаила Осиповича Меньшикова, который говорил о том, что, если не произойдет никакой смены энергий (он так описал, охарактеризовал революцию), то Россия должна развалиться и стать придатком Запада. 

 

Второе противоречие, которое должна была устранить послесамодержавная система - это противоречие между реальными возможностями местного хозяйства и превышающими его возможности потребления верхов. Я хочу подчеркнуть особо, запомните особенно то, что я скажу. 

 

Новая послесамодержавная система должна была поставить под контроль потребление верхов прежде всего, чтобы они не перевернули систему.

 

И, наконец, третье противоречие - сырьевая специализация России в конце 19-го века и статус великой державы. Это противоречие должно было сняться очень простым способом: либо Россия перестает быть сырьевым придатком Запада, либо она перестает быть великой державой. Что-то одно. 

 

Были и другие противоречия. Они были серьёзными, но по сравнению с этими - более мелкими. Например, противоречие в сельском хозяйстве.

Кто может мне сказать, кто знает, сколько нужно земли на душу населения в Центральной России, чтобы человек мог выживать с земледелия? Сколько на человека нужно в гектарах, какая площадь на человека на одного?

 

Ответ из зала: Шесть соток... Десять соток. 

 

Андрей Фурсов: Шесть соток? Нет. Четыре десятины, то есть четыре гектара. Как вы думаете, сколько было в 1913 году на душу населения в той земледельческой зоне России, где столыпинская реформа потом прошла? Как вы думаете, сколько было на душу населения гектаров? 

 

Ответ из зала: Два гектара... Один... Десять...

 

Андрей Фурсов: 0,4. За период с 1894 года по 1913 год население России выросло аж на сорок миллионов. У нас было аграрное перенаселение. На душу населения, чтобы жить, нужно четыре гектара, а у нас было 0,4 гектара. 

 

Теперь давайте подумаем. Мы столкнулись с ситуацией, когда не хватает реально земли. По какому пути нужно выйти из этого аграрного тупика? Мелкое крестьянское землевладение себя не производит, что делать?

 

Ответ из зала: Вводить крупные землевладения.

 

Андрей Фурсов: Вводить крупные землевладения. Столыпин попытался ввести крупное индивидуальное землевладение. Эта попытка провалилась. Какой еще у нас есть вариант?

 

Ответ из зала: Колхозы.

 

Андрей Фурсов: Крупное коллективное землевладение. То есть колхозы большевики придумывали не от злости на крестьян. Это была единственная возможность решить те проблемы, которые возникли после 1861 года. То есть это противоречие тоже надо было решать. 

 

Но, повторяю, главные противоречия были вот эти. 

И это последнее, третье, противоречие - сырьевая специализация и великодержавный статус - оно упиралось в очень важное внешнее противоречие. Этим противоречием было противоречие России и Великобритании. И об этом имеет смысл сказать подробнее. 

 

С 1820-х годов Россия становится главным конкурентом Великобритании в Евразии. Более того, после Венского конгресса Великобритания и Ротшильды, которые были среди тех, кто обеспечивал этот процесс в финансовом плане, затеяли нечто, что в 20-м веке стали называть мировым правительством. Однако Александр I и Николай I не то, что сорвали эти планы, но они своей позицией не позволили им осуществиться, поэтому, кстати, Романовы стали навечно врагами Ротшильдов. 

 

После Крымской войны начинается интенсивная интеграция России в мировую экономическую систему, и уже в 1884 году Россия получила первую "черную метку". Напомню: в 1884 году в Берлине состоялся Конгресс, где было решено, зафиксировано, что страны, которые имеют огромные ресурсы и не могут сами их освоить, должны открыться внешнему миру. И было сказано, ну, это мы про Африку говорим. Африку вообще никто бы не стал спрашивать. Это была "черная метка" России. Александр II не прореагировал. И тогда Россию решили сажать на золотую иглу, по-другому втягивать. В финансовом плане эту задачу и решил Витте. 

 

Борьба за российские ресурсы, которая началась в 19 веке, продолжалась весь 20-ый век, и некий промежуточный итог – это 1991 год. 

 

В принципе, на рубеже 1910-1920-х годов в период НЭПа, казалось, что поставить русские ресурсы под международный контроль удалось. Если мы вспомним, что во время НЭПа происходило в России, как развивался частный капитал, когда людей назначали капиталистами так же, как и после 1991 года, то, в общем, ситуация, становится понятной. Кстати, я не случайно сказал "Когда во время НЭПа людей назначали капиталистами". 

 

Дело в том, что в 1991 году из российских библиотек исчезла одна книга. Она, к счастью, есть в Интернете. Написал ее тесть Бухарина Ларин (Лурье). Книга называется "Частный капитал в СССР", издана она в 1927 году. И Ларин (Лурье) то ли от простодушия, то ли потому, что считал, что это всё правильно, описал, как во времена НЭПа назначались капиталисты, так же, как и в 90-е годы назначались олигархи. Обратите внимание, что книгу изъяли из библиотек, но она есть в Интернете. Рекомендую всем. Книга 1927-го года. "Частный капитал в СССР". Это просто воспоминание о будущем.

 

В конце 20-х годов команда Сталина, выражавшая интересы большой системы под названием Россия, прервала этот процесс и перешла к тому, что называется строительством социализма в одной отдельно взятой стране. 

 

Таким образом, новая послесамодержавная система должна была решить целый ряд противоречий. Но на пути решения этих задач была сверхзадача, без решения которой не решались все остальные.

 

Россия уже была частью мировой капиталистической системы. Все эти задачи, которые она должна была решить, они должны были освободить власть от собственности. Но как власть освободится от собственности, если изоляционизм невозможен, если Россия уже интегрирована в капиталистическую систему? Решение было только одно - создать системный антикапитализм. То есть власть могла очиститься от собственности и решить все эти проблемы, то есть перестать быть сырьевым придатком, но остаться в мировой системе (нельзя было оставаться крестьянской страной, её бы просто раздавили) можно было, став системным антикапитализмом, то есть капитализмом со знаком "минус". Но это в теории.

 

А в реальности в 1913 году сложилась ситуация патовая: 

  • − у революционеров российских и либералов не было силенок спихнуть царя, 
  • − а у царя не было силёнок раздавить революционеров. 

Патовая ситуация. 

И в этой патовой ситуации начинается Первая мировая война, которую развязал очень такой важный субъект, наднациональный, международный, который сформировался в конце 19-го - начале 20-го века. Этот субъект - Северо-Атлантический, его можно ещё назвать англо-американским истеблишментом. 

 

Я вообще не собирался подробно говорить о корнях Первой мировой войны, но, поскольку у нас сегодня годовщина, я всё-таки скажу несколько слов о механизме возникновения Первой Мировой войны. Мы отвлечёмся буквально на десять минут. Тем более что он у нас по теме, нам нужен.

 

В 1871 году, как вы знаете, Пруссия разгромила Францию, и возник Второй Рейх. 

 

Победа Пруссии была очень странной. Пруссия вообще-то была сильнее Франции, но не настолько, чтобы её вот так вот быстро разгромить. Тем более что имело место предательство французских генералов. 

 

Потом исследования уже показали, что французские, британские и немецкие масоны договорились избавиться от Наполеона III, который стал раздражать англичан тем, что решил вернуться к биметаллической системе: серебряная монета и золотая монета. Англичане от серебряной монеты отказались еще в 1820 -е годы, а Наполеон III очень хотел возврата, это было в интересах государства Франции, и этим Наполеон III решил свою судьбу. Немецкие, французские и британские "братья" договорились, и была одержана победа.

 

Немецкие масонские ложи существовали с середины 18-го века. 

Вообще нужно сказать, что британцы, когда создавали масонскую систему, масонские ложи были двух типов: континентальные и островные.

Ложа в самой Британии. Там принцип был очень простой: wright of wrong ,my country ( "права или не права моя страна") – патриотизм, национализм, британские интересы. Это были островные ложи. 

 

Континентальные ложи были с точностью до наоборот: либерализм, космополитизм. Да, управляли ими одни и те же люди. Это был экспортный и импортный вариант. В Британии мы - патриоты (масоны), а вне Британии мы – либералы, мы – космополиты. Ясно совершенно, что это было средство управления.

 

Такие ложи возникли по всей Европе после 1717 года. Возникли они и в Германии. Но Фридрих II, который понимал, что ему нужно это использовать, он играл во все эти игры в 18-м веке, но он говорил: "Мы должны развивать немецкий патриотизм, наш учитель должен быть патриотом". То есть немцы ждали своего момента. В 1871 году этот момент наступил. И немцы преподнесли британцам очень неприятный сюрприз. 

 

После победы над Францией немецкие ложи вдруг объединились в организацию Geheime Deutschland ("Тайная Германия") и, по сути дела, это был первый и, кстати, единственный раз, когда на национальной основе кто-то британским ложам бросил вызов. Бросил вызов в свое время и Коминтерн, но Коминтерн – это была наднациональная структура. А вот на национальном уровне британцам бросили вызов только немцы.

 

Какое-то время британцы выжидали, пытаясь решить эту проблему. Но когда они поняли, что Германия вдобавок ко всему делает и экономический рывок и под эту суперложу подводится национальная база, вот здесь было решено в 1888 году Германию рушить. Но как можно разрушить Германию? Британцы могли её разрушить только на море, нужно сухопутно было разрушить. И в своё время, в конце 19-го века, наш замечательный геополитик Едрихин (Вандам) написал, что Англия может сокрушить Германию только в случае союза с Россией, и если Россия возьмет на себя три четверти тяжести ведения военных действий. 

 

Значит, задача британцев была своего главного врага Россию - подтянуть к себе, но ясно было, что это сходу это невозможно. И они решили подтянуть Россию к Франции, а французы этого не хотели. И тогда французов должен был уговорить это сделать Папа, потому что Папа очень сильно задолжал Ротшильдам, и это было средство. Папа воздействовал на французов.

 

1892-1893 год. Заключается франко-русский союз, начинаются трения между Россией и Германией, и здесь англичане делают следующий ход (вообще, конечно, англичанам, британцам не поаплодируешь: грамотно они действовали, очень грамотно). Теперь им нужно было доказать французам, что Россия - не такая сильная страна, что может защитить Францию, и что французам надо придвинуться ближе к англичанам. Для этого нужно было создать проблемы России и устроить России поражение. 

 

Русско-японская война решила эти проблемы.

 

Глупость Николая II и хитрость англичан привели Россию к поражению (ну, и деятельность Куропаткина и Витте ), и Франция двинулась к Англии. Возник франко-английский союз. Теперь делом техники было подтянуть сюда Россию, и возникла Антанта. 

 

Таким образом была сформирована площадка для Первой мировой войны. А дальше агентура влияния британцев работала на приближение этой войны. 

 

И потом произошло то, когда Бисмарк сказал после русско-турецкой войны 1877-1878 года, что новая война в Европе начнётся из-за какой-нибудь глупости. Убили Франца Фердинанда, убили его люди из организации "Чёрная рука". Должен сказать, что с 70-х годов Балканы - это была зона действия британской разведки. Британская разведка контролировала прямо или косвенно так называемые террористические организации на территории будущей Югославии, и без британцев ничего бы этого не произошло. 

 

Вообще, нужно сказать, что в истории Великобритании британская разведка играла совершенно фантастическую роль. И на британскую разведку работали очень-очень разные люди. Например, Вальтер Скотт был одним из оперативников британской разведки. 

 

Вообще, нужно сказать, что участие интеллектуалов британских в разведке - это их черта. Грэм Грин, Сомерсет Моэм, Герберт Уэллс, Арнольд Тойнби - это всё британская разведка. То есть интеллектуализм британской разведки - это очень характерная её черта, поэтому не случайно, что аж до самой перестройки в КГБ отдел №1, это был отдел во внешней разведке, который работал против британской разведки. И только с 1985 года отдел №1 стал работать по США, а британцы отошли на второй план. То есть это всё очень и очень серьезная штука. 

 

Если говорить о британской разведке, конечно, здесь нужно сказать, что когда-то её закладывали "венецианцы", но это отдельная тема. 

 

Значит, главное для нашей темы: в конце 19-го века британцы, почувствовав серьезную угрозу со стороны Германии, с одной стороны, начали создавать свой союз, а во-вторых, Сесил Родс, британский империалист, тем не менее, сформулировал задачу создания англо-американского истеблишмента. Причём он говорил, "если надо, то можно и столицу перенести в Вашингтон или Нью-Йорк, но нам нужен англо-американский истеблишмент". 

 

И в 1893 году было создано закрытое общество, которое называется The Group ("Группа")или We ("Мы"), которое, кстати, стоит за Джулианом Ассанжем и за WikiLeaks, судя по всем косвенным признакам. 

 

Это общество существует до сих пор. Затем после смерти Родса возникло общество Милнора. И вот эти общества играли очень большую роль в подготовке Первой мировой войны. 

 

Какие задачи ставил этот субъект? 

 

Первое

Задача номер один, первая задача: взять под контроль оставшиеся мировые ресурсы: Африка и русские ресурсы (это международный англо-американский субъект плюс вкрапления чуть-чуть французов, чуть-чуть бельгийцев). 

 

Второе

Вторая задача: устранить возникшую конкуренцию со стороны Германии и России, не допустить союз между ними и, желательно, уничтожить ту и другую, стравив. 

 

Третье

Взять под контроль мировую финансовую систему посредством взятия под контроль финансов США. Это было сделано в 1913 году, когда была создана Федеральная резервная система. 

 

Четвёртое

Четвертая задача - создание Венеции размером с Европу, то есть ликвидация в Европе национальных государств и создание Евросоюза. Это потом то, что сделает Гитлер. 

 

Кстати, очень интересно, что Ялмар Шахт, когда в 1930-ом году убеждал (уже после Первой мировой войны) европейских банкиров поддержать Гитлера, он говорил им: "Гитлер сломает национальное государство в Европе, и мы получим Венецию размером с Европу". 

 

Вот эта венецианская риторика не случайна, поскольку Венеция - это та матрица, из которой через Ост-Индскую компанию и Британскую империю проросла определенная тенденция. Очень показательно, что, когда в банк Берингов (Беринги - это очень крупная банкирская семья в 18-ом и 19-ом веках, их банк называли "венецианским банком")... Когда в конце 18-го века в британском парламенте шла борьба за и против Ост-Индской компании, те, кто были за Ост-Индскую компанию, они называли себя "венецианской партией". То есть эта риторика Шахта была не случайной. 

 

Пятое

Наконец, пятая задача - развязать войну как лучшее средство решить эти все проблемы. О том, что война будет и какой она будет, многие посвященные люди знали. 

 

Я вам уже рассказывал о том, что будущий диктатор Польши, а в 1914 году социалист Пилсудский, выступая на заседании географического общества в Париже с докладом, сказал, что скоро в Европе будет война: сначала будут сокрушены Германия и Австро-Венгрия, потом Россия. Он ошибся немножечко в очередности. 

 

Таким образом, в начале 20-го века возник внешний субъект, который ставил задачу разрушения нескольких империй, в том числе и Россию. 

 

Кто был членами этого субъекта? 

  1. 1. Это был финансовый капитал.
  2. 2. Это были левые глобалисты-революционеры, которые в своих интересах хотели ломать империи (они полагали, что они буржуинов обманут).
  3. 3. Это были революционеры внутри России, если говорить о России.

То есть такой вот трехголовый Змей Горыныч. 

 

Этот Змей Горыныч завалил, действительно, Российскую империю, хотя здесь не всё так было просто. Я сейчас не буду отвлекаться, но я зафиксирую ваше внимание на роли разведки и контрразведки Генерального штаба Российской империи, которые, поняв, что Россию валят, решили оседлать этот процесс и установили связи с теми большевиками, которые были имперски ориентированы. Это были Сталин и Дзержинский. 

Но для нас сейчас важно то, что задача была решена, Россию развалили и, казалось всё - России больше нет. 

 

Но большая система Россия оказалась в тот момент не по зубам этому международному субъекту, потому что после окончания Первой мировой войны в этом субъекте наступил разлад:

  • − американцы грызлись с англичанами, 
  • − немцы грызлись с англичанами и американцами, 
  • − Ротшильды грызлись с Рокфеллерами.

И в этой ситуации команда Сталина отказалась, свернула проект Мировой революции и перешла к строительству социализма в одной отдельно взятой стране. На это понадобилось четыре года: с 1925 по 1929 год.

 

1929 год - очень важный год в истории 20-го века. 

 

В 1929 году Троцкого высылают из России, из Советского Союза, и становится понятно, что всё: мировой революции не будет. Россия не будет работать на Фининтерн и на левых глобалистов. Хотя Коминтерн оставался внутри страны, но в 1929 году Коминтерн после устранения Бухарина оказался под контролем команды Сталина. 

 

В 1929-ом году в этой ситуации (поскольку ясно: проект мировая революция сорвался, значит, будет проект Вторая мировая война) англосаксы начинают двигать Гитлера.

 

И еще в 1929 году произошло одно крайне важное событие, которое определило неизбежность Второй мировой войны.

 

В 1929-ом году человек, который на весах истории весит столько же, сколько Рузвельт, Черчилль, Гитлер и Муссолини вместе взятые (этого человека звали Монтегю Норман, это был директор Центрального банка Англии с 1921 по 1940 год), он своим решением закрывает Британскую империю от внешнего мира, то есть, прежде всего от Соединенных Штатов Америки. С этого момента разрушение Британской империи становится главной задачей Соединенных Штатов Америки. 

 

В разгар Второй мировой войны Ален Даллас, будущий человек Рокфеллеров и будущий директор ЦРУ, говорил: "Наша главная задача - разгром Британской империи". И Вторая мировая война в этом плане очень интересный процесс.

 

Вместе три страны - СССР, США и Великобритания воюют с Третьим Рейхом, а внутри союза, почти не сговариваясь, но, понимая, чего хочет другой, Рузвельт и Сталин делают все, чтобы сломать Британскую империю. И ломают её.

 

Та система, которая возникла как отрицание самодержавной системы и капитализма одновременно, решила все те задачи, которые должна была решить самодержавная Россия, но не решила: 

  • − Во-первых, к 1937 году был создан военно-промышленный комплекс и Советский Союз обрел автаркию от капиталистической системы в техническом плане. 
  • − Второе: возник господствующий класс без собственности, слой без собственности (номенклатура), потребление которого было поставлено под жесткий контроль. И сломалась эта система только на рубеже 50-60-х годов. 
  • − И, наконец, Советский Союз стал индустриальной державой, а не придатком Запада. 

 

То есть все те проблемы, о которые сломалось самодержавие в 1917 году, в 1937 году были решены, и был заложен фундамент для победы над Гитлером и для рывка в космос.

 

Кстати, здесь я видел такую доску. У вас там висят фотографии разных людей, которые получали премию мира, в том числе человек, тесно связанный с западными спецслужбами, Мартти Ахтисаари, который уничтожал Югославию, он здесь тоже оказался. Но больше всего меня поразили два больших портрета - Гагарин и НиколайII. 

 

Гагарин не мог появиться в империи Николая II. Это был совсем другой вектор: вектор в пустоту. Поэтому появление Гагарина и Николая II рядом - ну, это просто хрень какая-то!

 

Советский Союз решил задачи, которые не решила самодержавная Россия. Но Советский союз возникновением своим, он породил те противоречия, которые лежали в его основе. И эти противоречия активно затикали с 50-х годов. 

 

Что это за противоречия?

 

Я не буду вдаваться в детали, я сейчас объясню тезисно. Если будут вопросы, я отвечу.

 

Первое

Первое противоречие заключается вот в чём. Вопрос: каждая господствующая группа что-то присваивает. Что присваивала номенклатура? Ясно, что у капиталиста есть капитал, у феодала есть собственность. Рабовладелец приходит и говорит: "Твое тело - мое, ты будешь мой раб". Понятно. Что присваивала номенклатура? Чего такого не было у народа, что было у номенклатуры?

 

Ответ из зала: Распределение ресурсов.

 

Андрей Фурсов: Хорошо, а на основе чего распределение ресурсов?

 

Ответ из зала: На основе своей власти.

 

Андрей Фурсов: Вот смотрите, ситуация. Вот мы сейчас здесь сидим. Я выйду. Захожу с братвой такой, с матросами и говорю: "Ребята, всё, что в этой комнате находится материального – это всё наше общее. На двух условиях: 

  • − Вы признаете нас, вошедших, с лентами, организацией высшего типа, и вы можете создавать свои организации, там, ДОСААФы, чего угодно, только в том случае, если у вас будет прописано, что вы признаете нас, КПСС, организацией высшего типа; 
  • − И второе. Вы можете дома, там, с женой, говорить о чём хотите, ругать, как хотите, но официально вы должны поднимать руку и говорить: "Мы строим коммунизм. Это наша цель". И эту цель вам определяем мы - организация высшего типа. 

Что я отнял у вас, сказав, что мы - организация высшего типа, а вы -нет, и если вы вступаете в организацию, то вы присоединяетесь к организации высшего типа, и дальше я определяю ваши цели. Какие факторы производства я у вас отнимаю?

 

Ответ из зала: Свободу выбора.

 

Андрей Фурсов: Я отнимаю у вас социальные и духовные факторы производства, не материальные. 

 

И номенклатура, на самом деле, отчуждала у населения социальные и духовные факторы производства, причем делала она это коллективно.

А вот экономические факторы она потребляла, то есть присваивала, индивидуально. А снятием этого противоречия было иерархически ранжированное потребление.

 

То есть мы все как коллектив, КПСС, коммунистическая номенклатура, у нас нет собственности на материальные факторы производства, это общенародная собственность, а вот на социальные и духовные - у нас есть. И попробуй скажи, что ты не хочешь строить коммунизм - мы с тобой разберёмся по-другому. То есть, ты должен здесь голосовать и поэтому мы всем этим вместе владеем, мы мобилизуемся, поэтому мы сокрушим Гитлера. 

 

Но система работает таким образом. Но система могла, вот это иерархически ранжированное потребление могло работать до тех пор, пока работала подсистема страха. 

 

После смерти Сталина началась эрозия: каждому номенклатурщику хотелось иметь больше, чем ему полагалось по рангу. И с середины 50-х годов начинается эрозия этой системы. 

 

И в советской номенклатуре выделяются две группы:

  • − Одна группа, которая акцентирует значение нематериальных факторов, то есть, грубо говоря, идеологии политики. 
  • − Другая группа - та, которая говорит, что нужно развивать экономические факторы и, естественно, вступать в контакт с Западом. 

Условно эти группы назывались неосталинистами и либералами.

Но советский либеральный номенклатурщик - это не либерал в западном смысле этого слова. Это человек, который просто хочет потреблять больше, чем ему положено по рангу, и чаще ездить на Запад, больше ничего. 

 

И вот эти две тенденции развивались. И на рубеже 70-80-х годов пришли в острое противоречие. Это противоречие достигло остроты. Это первое противоречие

 

Второе

Второе противоречие связано с природой коммунистической власти. 

Дело в том, что власть эта не носит политического характера, это социально-однородная гомогенная власть. И она не может делиться на части. Как только после 1988 года коммунистическая власть начала делиться на исполнительную, судебную и законодательную, она на этом закончилась. То есть эта власть носила социально-гомогенный характер. 

 

Но любая власть должна как-то развиваться. Если она не может делиться качественно, она может только дробиться, сегментироваться. И власть коммунистического начальника от генсека до самого нижнего она типологически была одна и та же. Разница была в объеме. Это был контроль над неким пространством. И это вообще принцип организации власти в России: человек контролирует некое пространство, и он на этом пространстве всевластен. Причем, это не значит, что эта власть хуже или лучше западной - она другая. 

 

Я вам приведу один пример, чтобы понять, что такое русская власть, и, в частности, так сказать, коммунистическая. 

 

В советское время был такой замечательный еженедельник "Футбол. Хоккей". Стоил пять копеек. Его достать было сложно. Нужно было приходить за час до открытия киоска. И то трудно было достать.

Но его продавали в гостинице "Националь", например. А я в это время учился в Московском университете в Институте стран Азии и Африки и ходил мимо. Естественно, можно было заскочить в "Националь" и купить там за пятачок "Футбол-Хоккей". Но! У двери стоял швейцар. 

 

В принципе, швейцар не имел права меня не пустить: я - советский гражданин, я прохожу на советскую, территорию. Но в этой гостинице жили иностранцы, и у швейцара был полный контроль над этим пространством, и в зависимости от настроения, он мог меня пустить, а мог не пропустить.

 

И теперь другой пример. 1994 год. Я живу во Франции и пишу книжку вместе с Иммануилом Валлерстайном (а это была еще докомпьютерная эпоха, я работал на машинке). И вдруг у меня ломается машинка. Я прихожу к Валлерстайну и говорю: "Иммануил, мне нужна машинка". Он говорит: "Сейчас выпишем, всё сделаем".

 

Мне приносят машинку. 

Я говорю: 

  • − А как я выйду? Там сидит негр на выходе и он меня спросит, что это я выношу. 

И Валлерстайн мне говорит: 

  • He is not to ask you questions. He is to answer your questions. То есть, он сидит не для того, чтобы задавать Вам вопросы и не пускать. Он - для того, чтобы отвечать на Ваши вопросы. 

И я прохожу мимо этого негра, не охранника, а, как бы полуохранника, замедляюсь специально, как Семён Семёнович Горбунков в фильме "Бриллиантовая рука", когда он по второму разу пошёл. Смотрю: скажет он мне чего-то или нет. Нет. И я прошел, потому что власть этого человека функциональна, а не содержательна и не тотальна. А швейцар в системе русской власти контролирует пространство.

 

Так вот, коммунистическая власть носила социально-однородный характер, и она могла только дробиться. И по закону однородных систем и больших чисел реально власть должна была где-то стабилизироваться на среднем уровне, то есть на уровне обкомов, ведомств и министерств. Собственно, так оно и произошло потом в 60-е годы, когда, опять же, система ослабла. 

 

Внешне это выглядело, как укрепление регионов против центра. Но очень интересно, что сторонники тенденции к регионализации, они очень тесно сплетались со сторонниками так называемой либерализации и бОльших контактов с Западом. 

 

1956 и 1961 годах произошли два события, которые были страшными ударами по советскому коммунизму. 

 

В 1956 году был развенчан культ Сталина, то есть это был удар идеологический, и был провозглашен курс на мирное сосуществование государств с разной социально-экономической системой. Если называть вещи своими именами, это означает, что номенклатура решила интегрироваться в капиталистическую систему. 

 

В 1961 году произошла ещё более страшная вещь: была принята новая программа КПСС. И там было записано (кроме обычных разговоров насчёт строительства коммунизма) следующее: основная задача Коммунистической партии Советского Союза - это удовлетворение растущих материальных потребностей советских граждан. 

 

То есть, в антикапиталистическую, антирыночную систему внедрялся критерий рыночный и капиталистический, по сути дела. И в результате - население начало оценивать и себя, и номенклатуру с точки зрения этих потребностей. 

 

Потом, население видит, как живёт номенклатура, и у него возникает вопрос: "Ты, что ж, паскуда, свои материальные потребности удовлетворил, а я живу вот в такой халупе и ничего не вижу?! Ты ездишь за границу и у тебя семья отоваривается в двухсотой секции ГУМа по спецраспределению, а я не могу?!" 

 

Номенклатура не была сильно богаче населения, но у нее были другие качественно товары, чем у основной массы населения, и это было проявлением неравенства. 

 

Таким образом, вот эти противоречия, которые были характерны для Советского Союза (любая система движима противоречием), эти противоречия обострились в 60-е годы. А в это время подоспел ещё один процесс, связанный, опять же, с формированием нового международного субъекта. 

 

После окончания Второй мировой войны на Западе возникла новая хищная молодая фракция капиталистического класса - корпоратократия, то есть это были те люди, которые были связаны с транснациональными корпорациями. Если государственно-монополистический капитализм мог худо-бедно сосуществовать с Советским Союзом, враждуя с ним, то корпоратократия носила глобальный, надгосударственный характер и в этом плане совпадала очень хорошо с закрытыми наднациональными структурами. Это, наконец, появился тот слой, который был полностью адекватен закрытым наднациональным структурам - управление и согласование. И эта хищная фракция очень быстро заявила о себе. 

  • − В 1953 году в интересах корпоратократии было свергнуто правительство Мосаддыка в Иране.
  • − В 1954 году свергают правительство Хакобо Арбенса Гусмана в Гватемале
  • − В 1954 году создается первая наднационвальная структура с ориентацией на корпоратократию - Бильдербергский клуб. 
  • − Затем в 1969 году возникнет Римский клуб. 
  • − Трехсторонняя комиссия в 1971-1972-ом. 

И корпоратократия начнет создавать свои структуры. 

Но дело в том, что корпоратократия – это глобальная система, глобальная группа, она расширяется. 

 

Провозгласив в 1956 году курс на сосуществование государств с разным социально-экономическим строем, советская номенклатура начала двигаться в сторону корпоратократии, как это ни парадоксально. 

 

Что этому способствовало? 

  • − Во-первых, курс на мирное сосуществование, о котором я вам говорил;
  • − Во-вторых, активизация с конца 50-х годов продажи советской нефти на мировом рынке. Насер убедил Хрущева, что нужно, что хорошо, если Советский Союз будет по дешёвке продавать много нефти мировом рынке (мы и до этого продавали много нефти, но не в таких объемах). Насер аргументировал это Хрущёву это так: будут рушиться реакционные режимы арабские. И бывший троцкист Хрущёв очень хорошо ухватился за эту идею. 

Арабских режимов реакционных рухнуло всего лишь два: в 1958 году - Ирак, когда начала всходить звезда Саддама Хуссейна, и в 1969 году - Ливия, когда взошла звезда Каддафи. Больше арабских режимов реакционных не рухнуло ни одного, но зато цена на нефть резко понизилась в мире. В результате этого Япония и Германия (ФРГ), которые в 1955 году удовлетворяли свои энергетические нужды за счёт нефти только на семь процентов, в начале 70-х годов уже стали удовлетворять на семьдесят процентов. То есть Советский Союз косвенно сработал на подъем в ФРГ и в Японии. И когда США в 70-е годы полетели вниз, ФРГ и Япония экономически их поддержали. 

 

Наконец, еще одна тенденция, которая работала на движение части номенклатуры в сторону корпоратократии, это потребленческая переориентация номенклатуры, которая получила оформление на ХХII съезде КПСС в 1965 году. 

 

Смотрите, что происходит: часть советской номенклатуры - небольшая, но очень влиятельная, которая завязана на торговлю нефтью (а это значит не только Внешторг, но и КГБ), они начинают вступать в активный контакт с корпоратократией Запада. И в 60-е годы формируется советский сегмент корпоратократии. 

 

Когда мы говорим, что Горбачёв сдал страну - это пятая колонна, эмоционально это абсолютно верно. Но мы должны все-таки дать научное, политэкономическое объяснение. И объяснение это очень простое. 

 

В Советском Союзе в 60-е годы на рубеже 60-70-х годов сформировался советский сегмент корпоратократии, то есть та часть номенклатуры, которая была заинтересована в дальнейшем расширении контактов с Западом. 

 

Нужно сказать, что на Западе это очень хорошо поняли, и с конца 60-х - начала 70-х годов советскую номенклатуру начинают втягивать в процессы мирового управления. 

 

Кто знает, на чём купили советскую номенклатуру? Представьте, мы - буржуины. Нам нужно вот этих лохов включить в диалог. Но мы же не можем их включить по идеологии, у них другая идеология. Что мы можем придумать, чтобы они сели с нами за стол переговоров и мы с ними какие-то вещи стали бы обсуждать?

 

Ответ из зала: Конвергенция.. Товары какие-то... 

 

Андрей Фурсов: Нет. Экология. Экология. Собственно, Римский клуб и втянул советскую номенклатуру в этот диалог по линии экологии. 

 

Вторая линия была: "Давайте вместе управлять миром!". И в середине 70-х годов действительно учащаются контакты. 

 

Есть замечательная фотография, так сказать, провидческая. Косыгин - председатель Совета Министров СССР встречается с канадским премьером. Косыгин сидит (на него напялили индейский головной убор) под портретом английской королевы. На мой взгляд, это символ: вот этих посадили как индейцев, и их будут разводить в напёрстки.

 

В середине 70-х годов создается очень интересный институт, через который пройдут почти все наши герои перестройки и постперестройки: Венский институт международных прикладных исследований (МИПСА). Официально было сказано так: Америка и Советский Союз должны вместе создать такой прикладной институт системных исследований, чтоб мониторить мир, то есть КГБ и ЦРУ. 

 

Люди все-таки материальные существа и, понятно, если, скажем, в Вене и в Париже полковник КГБ получал двести долларов, а полковник ЦРУ - пятьдесят тысяч долларов, то понятно, что нестойкие души в этой ситуации поведут себя очень и очень по-разному. 

 

Так вот, возникает советский сегмент корпоратократии, а потом наступает момент истины. В 1974-1975 годах в результате нефтяного кризиса в Советский Союз приходит сто семьдесят-сто восемьдесят миллиардов долларов, в нынешних деньгах - это триллион. И вот эти доллары, номенклатура - возникает наш Змей Горыныч: номенклатура, часть КГБ и теневики. Часть этих денег идёт, естественно, в народное хозяйство, а часть денег вкладывается в теневой капитал и вкладывается в западную экономику.

 

И здесь у этого небольшого сегмента возникает проблема: а что дальше делать с этими деньгами, как их конвертировать во власть, то есть, если мы конвертируем их во власть, мы их лишаемся. Значит, наоборот, эти деньги нужно конвертировать в собственность, значит, нужно демонтировать советский строй. 

 

И именно в середине 70-х годов возникает группа, которая, по-видимому, ставит задачу демонтажа советского строя, не разрушения СССР (это потом у них перехватили этот процесс), а демонтажа строя. 

 

Знаете, сейчас я с большим интересом читаю мемуары всяких, так сказать, горбачёвских "шестерок" и "героев-прорабов" перестройки. Они пишут про разное, но они сходятся в одном. Они все пишут, что в середине 70-х годов на них снизошло, что строй надо менять. Александр Николаевич Яковлев пишет об этом, что строй надо менять. 

 

В середине 70-х годов. Потому что заинтересованные лица, имён которых, скорее всего, мы никогда не узнаем (они остались в тени), отобрали наиболее коррумпированных, наиболее прожжённых партноменклатурщиков и создали из них команду, ориентированную на будущий демонтаж системы. Естественно, как не взять Горбачева, прозвище которого в Ставропольском крае было "Миша - конвертик", как же не взять такого человека? Как же не взять Шеварнадзе, например?

 

То есть была создана группа, которая должна была демонтировать строй.

 

Были ли смертельными для Советского Союза те противоречия, о которых я вам сказал? Был структурный кризис, но это был не системный кризис. Я сейчас поясню. 

 

Система в своей истории проходит несколько структур, например, капитализм - мануфактурный, индустриальный, постиндустриальный система не меняется. 

 

Структурный кризис – это не конец системы, но в период структурного кризиса любую систему внешним толчком, особенно если у тебя есть пятая колонна, можно столкнуть в системный кризис. 

 

Советский Союз, как показывают сейчас исследования, не был в системном кризисе даже в 1987-1988 году. 

 

Горбачёвская команда пригласила нобелевского лауреата Василия Леонтьева (это русский человек, который в 20-е годы уехал в Штаты и стал нобелевским лауреатом по экономике), они его пригласили на рубеже 1987-1988 года, чтобы он дал оценку советской экономике и подтвердил горбачёвскую схему, что у нас кризис и надо всё менять. 

 

Команда Леонтьева поработала здесь около месяца и Леонтьев сказал: "Ребята, у вас много структурных проблем, но нет ни одной экономической проблемы, из-за которой вы должны менять систему". Ему сказали "спасибо", "до свидания". 

 

А вот у Соединенных Штатов были очень серьезные проблемы. 

19 октября 1987 года в Нью-Йорке обвалился фондовый рынок. В один день индекс Доу Джонса свалился на пятьсот восемь пунктов или 22,3%, то есть это была ситуация аховая. И Алан Гринспен, которого призвали в директора Федеральной резервной системы спасать доллар, сказал: "Да, мы сейчас стабилизируем нашу ситуацию, но нас спасет только чудо". Чудо спасло. Чудо называлось "Горбачёв и развал Советского Союза". 

 

То есть, в 80-е годы США и СССР испытывали оба структурный кризис. Это был не системный кризис ни для тех, ни для других. Но горбачёвская команда превратила структурный кризис в системный, поэтому я определяю горбачёвщину как превращение структурного кризиса в системный. И те средства, которые были выкачены из бывшего социалистического лагеря в 90-е годы, они решили очень многие проблемы Америки и Запада и отодвинули их кризис аж до 2007-2008 года. 

 

Я вам уже говорил, по-моему, в первой лекции, что если в Восточной Европе, включая европейскую часть СССР, в 1989 году за порогом бедности жили четырнадцать миллионов человек, то в 1996 году - уже сто шестьдесят восемь миллионов человек. И в этом отношении и Восточная Европа, и бывший Советский Союз были ограблены. Но, к счастью, сейчас до восточноевропейцев дошло очень многое. 

 

Например, в прошлом году в Берлине были очень модными футболки, на которых было написано: "Верните мне Берлинскую стену, только сделайте ее на два метра выше". 

 

В Румынии сейчас вспоминают времена Чаушеску как лучшие. 

 

Чехам многим стыдно, что они стояли на Вацлавской площади в 1989 году, трясли ключами и говорили: "Русский Иван, уходи домой!". Они получили сейчас то, ту ситуацию ИХ капитализма, от которой они долго-долго уходили. 

 

Возвращаясь к нашей ситуации. Рухнул Советский Союз.

Рухнул он потому, что те структурные противоречия, о которых я вам сказал, они имели место, но они не были смертельными. Но в период структурного кризиса, когда система открыта, ее очень легко завалить. Что и сделала горбачёвская команда с помощью Запада.

 

Запад без пятой колонны, без советского сегмента корпоратократии никогда бы один не завалил Советский Союз. Но и корпоратократия без мирового рынка, без подключения к мировому рынку никогда бы тоже не смогла превратиться в собственника. То есть это процесс двусторонний. 

 

Мы можем говорить эмоционально, что, это - пятая колонна. Да, это пятая колонна, этих людей надо ставить к стенке. Но, если говорить политэкономически, то логика развития глобального капитализма заключалась в том, что в Советском Союзе, причем и по логике развития капитализма, и по логике развития коммунизма, возник этот слой. Знал ли Комитет государственной безопасности об этом слое? Думаю, знал. Проблема была очень простая. Вообще, нужно было срезать просто эту раковую опухоль, но её метастазы были и в советской системе тоже. 

 

Окончательный результат разрушения Советского Союза.

 

Я вам приведу некоторые цифры, которыми мы можем сегодня оперировать. Кто знает, кстати, население России - сколько? 

 

Ответ из зала: Сто сорок. Сто тридцать два. 

 

Андрей Фурсов: Сколько? Сто сорок? Сто сорок, сто тридцать два? Вы знаете, есть демографы, которые говорят, меньше. И мои студенты в двух университетах, где я преподаю, они говорят, что, когда они зарабатывали на переписи, им постоянно говорили, что нужно добавить тридцать процентов. То есть, если это правда и если у нас где-то сто - сто десять - это не есть хорошо, потому что порог численности населения, который может удержать нашу территорию, это семьдесят миллионов. Если нас будет меньше, то эту территорию уже не удержать.

 

Поэтому, когда на Западе говорят, что русских хватит пятьдесят миллионов и пятнадцать миллионов, имеется ввиду то, что русские не должны удержать эту территорию. 

 

Смотрите: сухие цифры, без выводов. 

 

Восемьдесят миллионов в нашей стране - пенсионеры и люди предпенсионеры, правда, многие из них работают, чтобы выжить.

 

Двадцать миллионов - это административно-контрольно-репрессивный аппарат. Это - армия, ЧОП, ФСБ, ФСО, МВД, МЧС, Минюст, прокуратура, наркоконтроль, таможня, налоговые органы, министерства, пенсионные фонды, МИД, бюро адвокатов и так далее и так далее. То есть, это люди, которые ничего не производят, но имеют свою долю в продукте. 

 

Два-три миллиона беспризорников. 

 

Десять процентов городского населения - это дно. 

 

Средний слой - десять - пятнадцать процентов.

 

Ниже черты бедности живут тридцать процентов населения

 

Бедные - сорок - пятьдесят процентов. 

 

Все знают, что такое децильный коэффициент? Для тех, кто не знает: децильный коэффициент - это соотношение десяти самых богатых и десяти самых бедных. 

  • − В СССР он был три с половиной процента;
  • − В Российской Федерации - семнадцать процентов; 
  • − В Москве - двадцать два процента, однако, группа Сулакшина в центре Якунина говорит, что тридцать четыре процента. 

И социальное нездоровье общества. 

 

Зарегистрированных алкоголиков, как вы думаете, сколько? 

Официально - пять миллионов, но, думаю, что больше, потому что не всякий алкоголик побежит регистрироваться. У меня, например, в доме живут три алкоголика незарегистрированных (я живу всего лишь в трехэтажном доме, где восемнадцать семей). 

 

Наркоманов - два миллиона.

 

Психбольных – один миллион. В США, кстати, больше, потому что психические заболевания - это бич развитых стран.

 

Умственно отсталых - 2,4 миллиона (в США существенно больше).

 

Возвращаются болезни, которые ранее уходили.

Это туберкулез - 0,6 миллиона. 

ВИЧ-инфицированные - один миллион (в США намного больше).

 

Абортов у нас делается восемь миллионов в год, из них сто двадцать тысяч на последней стадии, после чего женщина, как правило, уже не может больше рожать.

 

Три - четыре процента российских женщин в возрасте от восемнадцати до двадцати пяти лет выезжают за рубеж для занятий проституцией. 

 

Двенадцать миллионов инвалидов

 

2,4 миллиона состоит на учетах в онкологических диспансерах и двадцать три миллиона гипертоников. 

 

Впрочем, нужно сказать, что картина в США ненамного отличается. Кстати, как вы думаете, какое место в мире занимают США по младенческой смертности? Я сейчас забыл, какое место занимаем. Но у США очень интересное место по младенческой смертности. 

 

Ответ из зала: Первое... Третье..

 

Андрей Фурсов: 49-е, то есть очень место в серединке. 

 

И я недавно прочёл в одной статье, что продолжительность жизни афроамериканца в США такая же, как в Северной Корее. Так что, как Гоголь говорил, есть те, кто почище-с, и те, кто не очень.

 

Иными словами, в свое время наш президент Владимир Владимирович Путин сказал, что разрушение Советского Союза было геополитической катастрофой. Я добавлю.

 

Разрушение Советского Союза было системно-социально-экономической катастрофой, которая выбросила за борт огромную часть населения. 

 

Но есть разница между 90-ми годами и нынешней эпохой. 

В 90-е годы нельзя было рот открыть против либералов - ты получал прозвище "красно-коричневый" тут же. Слово "русский" нельзя было говорить,"российский", "россияне". Сейчас ситуация изменилась. 

 

Я помню, у меня была ситуация, когда я руководил Институтом русской истории, и новый ректор университета, где я тогда работал, предложил мне убрать название "русский" и поменять на "российский". Я ему сказал "дайте письменное указание" - и он сник. 

 

Кроме того в тот момент как раз, когда у нас шли споры, выступил Путин и сказал: "Нам нужно активнее использовать слово "русский". И я свою служебную записку, которую я положил на стол, включил это высказывание нашего президента. 

 

Да, десятилетия изменились. Тем не менее, если взять те противоречия Российской империи, о которых я вам говорил, 1913-ый и взять наш, 2013-ый год - это далекие зеркала. Поэтому я свою большую статью, которую опубликовали в журнале "Однако" в первом и втором номере за этот год, я так и назвал: "Далекие зеркала". 

 

У нас те же противоречия, что у Российской империи: 

  • − сверхпотребление верхов и недопотребление низов
  • − мы - вроде бы великая держава, но мы -сырьевой придаток. 

И противоречия эти, опять же, могут разрешиться только так: 

  • − либо мы становимся реиндустриализированной, неоиндустриальной страной, 
  • − либо мы делаем рывок и, причем делаем его очень быстро. 

 

В феврале 1931 года Сталин сказал: "Мы либо за десять лет пробегаем промышленный путь, который не прошел Запад за сто лет, либо нас сомнут". То же самое можно сейчас сказать. 

 

Я не думаю, что у нас есть больше десяти-двенадцати лет перед крупными, глобальными потрясениями, когда нам придётся защищать свою территорию и право на то, чтобы нас не стерли ластиком истории вообще из истории. 

 

Иными словами, Россия как бы вернулась в 1913-ый год по базовым противоречиям, но, тем не менее, есть оптимизм, если мы сравним нынешнее десятилетие, последнее, и десятилетие 90-х годов. 

 

Как говорил Толкиеновский Гэндальф: "Надежда всегда есть". Но к надежде хорошо бы добавить кольт, автомат Калашникова и готовность порвать противника, как грелку. Спасибо.

 

Если есть вопросы, попробую ответить. Поехали.

 

Вопрос: Великая Депрессия была неким шагом против Рокфеллера или наоборот? 

 

Андрей Фурсов: Был такой замечательный наш философ Александр Александрович Зиновьев. У него была такая картинка: две крысы. Левыми лапами они друг друга душат, а правыми - они ручкуются. Вот это отношения Рокфеллеров и Ротшильдов. Всё значительно сложнее. 

 

В США был кластер финансистов, который работал на Ротшильдов - Морганы, например, а в Великобритании, например, группа Родса, она была связана и с Ротшильдами, и с Рокфеллерами одновременно. 

 

Здесь вот ещё в чём дело, почему такая сложная схема. Ротшильды - это только финансы, а Рокфеллеры - это и финансы, и реальная экономика, поэтому у них интересы переплетаются. Если вы посмотрите на наднациональные структуры, они присутствуют и там, и там. То есть всё сложнее. 

 

Но во время и Первой, и Второй мировых войн Рокфеллеры больше помогали Германии и своим же США, а Ротшильды работали на Великобританию и США и немножечко помогали Гитлеру. 

 

Кстати, Оппенгеймеры - это корпорация De Beers, которая входит в кластер Ротшильдов, она до 1944-го года поставляла Гитлеру технические алмазы. Так что всё в мире переплетёно и очень-очень сложно. 

 

Вопрос: Андрей Ильич, Вы сказали, что можно провести аналогию между 1913 и сейчас. Какие аналогии можно провести с 1922 по 1945 годом, когда Сталин по сути своей восстанавливал суверенитет России? Можно ли в этом плане провести какие-либо аналогии с нашим временем?

И ещё второй вопрос: Вы вчера сказали о том, что у Сталина была личная разведка, очень хорошая. Где можно поподробнее найти об этом?

 

Андрей Фурсов: Поскольку это была хорошая разведка, найти ничего нельзя. Кстати, когда мы говорим "Зорге - великий разведчик". Все разведчики, о которых мы знаем, это провалившиеся разведчики. Разведчики серьёзные - это те, о которых мы не знаем и, скорее всего, никогда не узнаем. 

 

О личной разведке Сталина практически ничего не известно, потому что ее руководитель - был там такой человек Джуга, скорее всего, это был внебрачный сын Сталина. После смерти Сталина он со своей женой исчез из Советского Союза, по-видимому, он уехал в Албанию к Энверу Ходжа, и остальные люди тоже рассосались. 

 

По тому, что я знаю из рассказов, последний прощальный поклон личной разведки Сталина - это участие в заговоре против Хрущёва. Дальше следы теряются, тем более, что и людям этим в середине 60-х годов было очень-очень много лет. И люди эти, ясно совершенно, что не светились, как и должно быть. Но разведка эта была очень и очень эффективная. 

 

И второй вопрос. Во-первых, Сталин стал восстанавливать суверенитет реально с 1925 - 1926-го года. Но дело в том, что эпохи уж очень разные и очень трудно сравнивать. Когда Сталин стал восстанавливать суверенитет в России окончательно, было государство и не было никаких олигархов, которые могли как-то это корректировать, то есть ситуация сейчас совсем другая. Сравнивать не стоит. 

 

Вопрос: Сложнее или проще?

 

Андрей Фурсов: Сейчас ситуация намного сложнее. И мир намного сложнее. 

 

Вопрос: Андрей Ильич, Вы упомянули Зиновьева. Зиновьев говорил о Сталине так, мол, Гитлер - гений, Рузвельт - гений, а Сталин на десять голов выше. В споре об этих личностях оппоненты (либералы) апеллируют к количеству жертв. И такой вопрос: Стариков говорит, что жертв - три с половиной миллиона. Медведев как-то сказал "десятки миллионов". Пожалуйста, прокомментируйте.

 

Андрей Фурсов: Медведев повторяет солженицынское вранье, но дело в том, что Солженицын, как опытный сотрудник НКВД под кличкой "Ветров", он подстраховался. Он написал в книжке "Архипелаг ГУЛАГ": "Это - не научное исследование. Это - импрессионистские впечатления". И ты попробуй теперь пойди зацепи Солженицына.

 

Американцы, подчеркиваю, американцы, в 90-е годы прошерстили архивы и сказали, что реально с 1922 года по 1953 (причем Сталин в 1922 году не был у власти, Сталин реально к власти пришел в 1929 году, а укрепился - в 1939 году, десять этих лет он ходил по лезвию ножа). Будем считать, что он с 1929 по 1953 год был у власти, и запишем ему всё с 1922-го года: четыре с половиной миллиона человек. Из них поставлено к стенке было семьсот пятьдесят шесть или семьсот шестьдесят тысяч. Правда. 

 

В лагере кто-то умирал. Но в лагере не мёрли так люди, как это описывается во многих романах, потому что начальники лагерей отвечали за контингент. Поэтому жертв, естественно, не десятки миллионов было. 

 

Вопрос: А истинные причины репрессии?

 

Андрей Фурсов: Истинные причины репрессий? Это нужно читать целую лекцию. Если у нас будет время около семи часов, я вам просто расскажу механизмы репрессии 1937-го года. Я отвечу на этот вопрос.

 

Но то, что Сталин был на голову выше Рузвельта, Черчилля, естественно, потому что ему пришлось решать такие задачи, которые они не решали. 

 

И очень показательно Черчилль пишет мемуарах: "В Тегеране, когда Сталин входил, все вставали, и я решил: вот он войдет, а я не встану". 

И пишет: "Сталин вошел - и я встал". Всё. Это ответ на вопрос. 

 

Вопрос: Мы сейчас постоянно называем Горбачёва пятой колонной, изменником, предателем. Но как же так получилось - парадокс, что этого предателя привел в большую политику глава Комитета государственной безопасности? И как этого изменника, по сути, не замеченно, принимала английская королева в 1984 году во главе маленькой делегации? Как так получилось. Спасибо.

 

Андрей Фурсов: А это означало, что советская система уже находилась в состоянии эрозии. И Андропов - это фигура весьма неоднозначная, и по нему есть очень-очень много вопросов. 

 

Я не думаю, что Андропов собирался разваливать Советский Союз. Но он точно собирался его модифицировать и интегрировать в мировой рынок как такую мегакорпорацию. Кстати, у Андропова был план разделения Советского Союза на сорок административных единиц вместо республик, типа штатов. 

 

На кого Андропов как руководитель КГБ должен был ориентироваться? На тех людей, на которых вот такая гора компромата. Подобрал этих людей, они начали работать. Потом Андропов умирает, а эти люди - Шеварнадзе, Горбачёв и другие люди с очень узким кругозором, люди, боящиеся всего, и люди, к тому же, алчные и жадные, нашли себе новых хозяев. 

 

Психологически Горбачев был человеком обкомовского уровня. Умер Брежнев, умер Андропов. Он поднимает вверх голову, а там - Рейган, а там английская королева, тем более его ещё пригласили и приняли, посадили за стол, как лакея с хозяевами. Это же человек с лакейской психологией. Так что здесь ничего удивительного нет.

 

Вопрос из зала: Как Вы думаете, почему во время распада Советского Союза Россия не оставила Крым за собой, ведь население было за и возможность была?

 

Андрей Фурсов: Либо ошибка алкоголика Ельцина, либо прямое предательство. Мне трудно сказать точнее. 

 

Вопрос: У нас сейчас в стране идёт как бы разоружение, уничтожение химического оружия, построено несколько заводов на территории России. В эти заводы вкладывали деньги США. Хотелось бы, чтобы Вы прокомментировали.

 

Андрей Фурсов: Я не специалист по вот таким узким военным вопросам. Но я думаю, что здесь может быть и так: в грядущей войне вряд ли химическое оружие будет играть главную роль, и даже ядерное оружие, скорее, не будет. Высокоточное оружие, кроме того - информационные технологии, война в киберпространстве. 

 

Я думаю, что химическое оружие - штука очень устаревающая. Его можно использовать против каких-то примитивных армий, но не в серьёзной современной войне. Лучше я не могу ответить Вам на этот вопрос. 

 

Вопрос: Вы достаточно толково и чётко рассказываете о связях и действиях венецианской системы, которые, можно сказать, две крысы. Я много слышу о ней. Вначале она гробит Германскую и Российскую империю, потом Британскую, потом в один момент США точно так же грохнет, через обвал доллара. Я не могу понять их цели.

 

Андрей Фурсов: Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно читать лекцию. Я Вам просто рекомендую книгу. У нас коллектив авторов, в том числе мы - Елена Георгиевна и еще несколько человек выпустили книгу буквально. Она есть в магазинах, но лучше её в издательствах купить. Я могу даже дать телефон, потому что там это будет дешевле. Называется книга (такая толстая книжка) «De Conspiratione. О Заговоре». У меня там большая монография называется "Капитализм как заговор", у Елены Георгиевны там работа "Мафия, Косово и НАТО".

 

И там ещё есть блестящая работа нашего одного человека "Криптоэкономика алмазного рынка". Это вообще читается как детектив. 

Я Вас просто, чтобы не читать лекцию, направляю к этой работе.

 

Вопрос: Вы говорите, десять - двенадцать лет есть, да? 

 

Андрей Фурсов: Я надеюсь..

 

Вопрос: Да, но, по-моему, немножко не туда смотрим. Дело в том, что в России явно (это очевидно) не сто сорок два миллиона, а, наверное, точно не могу сказать, под сто шестьдесят, просто это часть, которая не считает себя русскими и они - иностранцы, иностранные рабочие. Не будет ли обвала через это?

 

Андрей Фурсов: Я думаю, что вообще исключать ничего нельзя. Я думаю, что всё же не это главная опасность.

 

Вопрос: Почему?

 

Андрей Фурсов: Если исходить из ста сорока миллионов... и двадцать миллионов нелегалов, плохо организованных... Разумеется, их можно использовать. И, вообще, любой инородный элемент - это опасность. Но что-то мне подсказывает, что не отсюда придут серьезные проблемы. 

 

Вопрос: Просто их же будет потом сорок пять - пятьдесят миллионов? 

 

Андрей Фурсов: Это действительно серьёзная проблема, но я даже не знаю, как её на данном этапе решать. Кстати, и европейцы не знают, как её решать. 

 

Вопрос: У меня вопрос по предмету: Первой мировой и Второй мировой. Германия вышла с колоссальными потерями после Первой мировой войны. Понятное дело, что должна была иметь очень большое финансирование с внешней стороны для того, чтобы обеспечить такое технологичное наступление на страны Европы. 

 

Виктор Суворов в своей книжке предполагает, выдвигает предположение, что финансирование шло от Советского Союза, как бы сделать Германию плохой для цели мировой революции, про которую Вы сейчас говорили. Кто все-таки финансировал Германию?

 

Андрей Фурсов: Виктор Суворов, за спиной которого стоит британская спецслужба Ми 6 - лгун, абсолютный совершенно. 

 

Есть целый ряд американских исследований о том, как американские корпорации, прежде всего, General Motors, как они финансировали Гитлера. 

Кроме того, из последних работ есть замечательная работа Хайэма, которая называется Trading with Enemy ("Торгуя с врагом"), где просто показано, сколько было вложено в Третий Рейх американцами. Советский Союз никогда не финансировал Гитлера, это - абсолютная ложь

 

Вопрос: Насколько реально столкнуть Россию и Китай в будущем, как это было два раза с объединенной Европой под эгидой Германии, когда столкнули, чтобы нам не наступить на одни и те же грабли? Что нужно сделать, чтобы этого не произошло?

 

Андрей Фурсов: У меня примитивный ответ. Сделать нужно: надо нам не быть дураками, и китайцам не быть дураками. На данном этапе, я полагаю, нас столкнуть трудно.

 

Вопрос: Что случится с Россией, когда закончатся ресурсы нефть и газ? 

 

Андрей Фурсов: Я думаю не только с Россией, но и с миром случатся очень нехорошие вещи, когда закончатся нефть и газ. Но, поскольку все-таки это не самая такая близкая перспектива, думаю, что есть ближайшие проблемы значительно более серьёзные. Полагаю, что проблема коррупции в России значительно страшнее, чем исчерпание нефти и газа через пятнадцать лет, потому что это будет через пятнадцать - двадцать, а коррупция - вот она. 

Спасибо. На все вопросы остальные - позже.

 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (730 мб)
Видео MP4 640x360 (275 мб)
Видео MP4 320х180 (154 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (32 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (38.32 КБ)
FB2 (122.46 КБ)
RTF (368.17 КБ)