De conspiratione

Представление книги "De conspiratione"
Андрей Фурсов, Елена Пономарёва и другие авторы представляют книгу "De conspiratione" в посольстве Сербии в Москве 11 октября 2013.

Контейнер

Смотреть
Читать

De conspiratione

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fursov_de_conspiratione

  

Славенко Терзич (посол Сербии в России, историк): Добрый день! Для меня огромное удовольствие приветствовать вас в этом зале от имени посольства республики Сербии в Российской Федерации. Презентация новой книги всегда, как говорится, святое дело и это всегда культурное событие. Поэтому мы очень рады, что эта важная книга презентуется сегодня в посольстве республики Сербии в России.

Нам очень радостно приветствовать всех экспертов, учёных, директоров и даже студентов московского университета, которые сегодня здесь собрались. Я приветствую вас всех и ещё раз выражаю свою радость по поводу того, что вы здесь с нами. Наше посольство всегда готово встречаться с вами и разговаривать, обсуждать какие-то вопросы и особенно презентовать такие книги.

Пользуясь случаем, хотел бы особенно поприветствовать его превосходительство посла Черногории в Российской Федерации господина Зорана Йоцовича. Спасибо, что приехали.

Хотел сказать, что мне как историку эта книга показалась очень и очень интересной. Я бы сказал, что это уникальное дело. Может быть, строгие историки как мой друг доктор Никифоров, директор Института  славяноведения, заметили бы это в методологическом смысле, но я начну с самого названия. «De conspiratione. О Заговоре» – такое хорошее название продаст абсолютно любую книгу. Кроме этого, мне кажется, книга касается очень важных, глубоких исторических проблем или как говорит французская школа – проблем долгого течения. 

Это сборник нескольких монографий. Профессор Фурсов начинает почти с начала XVI века до объединения Германии. Это, правда, тогда начинается совсем другая эпоха в истории Европы. Хорошие аналитики по военным вопросам занимаются терроризмом. Никто не может сказать, что это сегодня самые важные проблемы безопасности всего мира. Третья часть – это криптоэкономика или рынок алмазов. Это читается просто как детективный роман. Кто занимается, кто финансирует.

И последнее, может быть нам, как сербам, это самый близкий сердцу вопрос – это Косово. Профессор Елена Понамарёва написала очень хорошую, очень глубокую монографию на тему «Проект “Косово”: мафия, НАТО и большая политика». Мне кажется, что в названии всё сказано. 

Поэтому я ещё раз рад приветствовать вас. Спасибо, что приехали. Всего доброго! 

 

Елена Пономарёва (доктор политических наук, доцент кафедры сравнительной политологии, профессор МГИМО): Спасибо большое, господин посол. Я не погрешу против истины, когда скажу, что сербское посольство для меня стало вторым домом. Я туда так часто стала приезжать. Когда вышла книга, первый, к кому я приехала, – это был Славенко. Подарила ему эту книгу. Ещё даже не прочитав её, посмотрев на название работы, он сказал: «Лена, а давайте сделаем презентацию». То есть это была не наша идея, это была идея господина посла, за что ему огромное спасибо. Потому что это возможность не просто рассказать о наших каких-то произведениях, а возможность побеседовать на тему архиважных, как бы сказал классик, вопросов современности. 

Наша сегодняшняя беседа будет построена таким образом, что каждый автор части книги – книга состоит из четырёх монографий, так она и называется сборник монографий «De conspiratione. О Заговоре» – расскажет немножко о своей части. Передаю слово автору первой монографии, которая называется «Капитализм как Заговор» директору Института системно-стратегического анализа, академику Международной академии наук (Инсбрук, Австрия) Андрею Ильичу Фурсову.

 

Андрей Фурсов (писатель, историк, социолог): Прежде всего, я хотел бы тоже поблагодарить господина посла и наших сербских хозяев за любезное приглашение организовать презентацию книги здесь. Я скажу, во-первых, несколько слов о том, как родился замысел книги в целом, потом о своей части и, поскольку сегодня нет Сергея Горяинова, у него форс-мажорные обстоятельства, который написал про криптоэкономику алмазного рынка, я несколько слов скажу и об этой работе. 

Как вообще возник замысел этой книги? Я не люблю слово «конспирология», но мы просто так назвали книгу – «De conspiratione», чтобы было хлёсткое название. Если бы кто-то лет двадцать тому назад мне сказал, что я буду заниматься криптополитикой, криптоэкономикой – я бы очень удивился, потому что занимался я тогда несколькими вещами. Это логика развития капиталистической системы, логика развития русской истории. Очень многие вещи казались прозрачными. Но чем больше я занимался именно капиталистической системой, тем яснее становилось, что очевидность этой системы мнимая. 

Ведь когда сравнивают капитализм с докапиталистическими системами, подчёркивают, что капитализм ясен, там всё можно просчитать. Производственные отношения – это обмен рабочей силой на овеществлённый труд. Всё можно посчитать в отличие от докапиталистических обществ, которые загадочные, таинственные и так далее. В какой-то момент мне стало совершенно понятно, что именно капитализм является самой загадочной социальной системой, потому что он не тождественен самому себе. 

Самое главное, что капитализм – это не бинарная позиция «капитал-государство», а треугольник. Дело в том, что есть ещё один угол, очень важный, иногда его называют закулисой. Мне это слово не нравится. Я предпочитаю более длинно, но, по-моему, более адекватно – наднациональные структуры согласования и управления мировыми процессами. Именно этот угол в капсистеме самый главный, потому что без него система не смогла бы воспроизвестись. 

То, что называют закулисой, снимает очень важное базовое противоречие капитализма, которое заключается в следующем. Капитализм, как экономическая система – это целостность, это единый мировой рынок без границ. А вот в политическом плане, начиная с Вестфальской системы с 1648-го года, капитализм – это совокупность сумм, мозаика государство. 

Вот это противоречие между национальным и мировым, целостным и суммарным, экономическим и политическим – это одно из важных противоречий капитализма, поскольку у буржуазии, особенно у финансовой буржуазии, всегда есть интересы не в своих странах. Для того чтобы эти интересы реализовать, нужно нарушить законы своей страны и законы чужих стран. Один раз это может прокатить, но два-три и более – это не срабатывает.

Значит, нужна некая система. Эта система должна быть: 

а) наднациональной;

б) закрытой;

в) регулярной.

Здесь-то мы и получаем то, что называется закулисой. Именно с образованием в XVIII веке наднациональных структур согласования и управления, капитализм, как система, приобретает завершённый вид, устойчивый, где эти системы по сути дела снимают базовые противоречия капитализма. Более того именно эти системы воплощают долгосрочные и целостные интересы капиталистической системы в целом, которые далеко не всегда совпадают с сиюминутными интересами. Они далеко не всегда совпадают с интересами того или иного конкретного мирового сегмента, как капиталистического класса и далеко не всегда совпадают с интересами того или иного государства.

Почему я ограничил первую часть, первый том периодом от Генриха VIII до объединения Германии? Именно с Генриха VIII, с английской реформации, на мой взгляд начинается формирование того североатлантического геоисторического субъекта, который создал капиталистическую систему. 

Социальные системы не появляются так, что из одной системы возникает другая, путём филиации. Между двумя социальными системами в период когда одна система разрушена, а другая не возникла, есть исторический субъект. Особенность европейского развития заключается в том, что в длинном VI веке, в том самом, что Бродель называл la longue durue (длительность), возник североатлантический субъект, исторический. Он был по своей схеме возникновения наднациональным: там были англичане, там были венецианцы, там были евреи, там были испанцы. 

Это был общеевропейский, а точнее североатлантический субъект, который выломился из евразийского развития. Заземлился этот процесс в Англии. Специалисты по теории систем прекрасно знают, что генезис системы определяют её функционирование. Этот наднациональный субъект возник при активнейшей роли венецианской и английской разведок. 

Собственно, выживание Англии в VI веке, выживание Елизаветы, а в какой-то исторический момент всё висело на ней. Как сказал один английский историк: умри Елизавета или один из заговоров против неё удайся, то скорее всего мы бы имели католическую испано-английскую империю, а не протестантскую английскую империю. 

Когда новые восходящие классы капиталистической системы столкнулись с проблемой, что нужны наднациональные структуры, выяснилось, что у них своих наднациональных структур нет. Тогда использовалось то, что было под руками: старые структуры наполнили новым содержанием. Прежде всего, это были масоны. Затем очень важную роль сыграли иллюминаты, которые формально существовали всего десять лет, но зато они сформировали повестку дня для всех и системных и антисистемных сил. Под программой Вейсгаупта (Weishaupt) могу подписаться сейчас Рокфеллер и Вартбург с одной стороны и любой революционер, любой радикал типа Наума Хомского с другой. Я не говорю уже про XIX век, про карбонариев и Маркса.

Завершается этот этап франко-прусской войной, которая была выиграна «братьями» Франции, Англии и Германии у империи Наполеона III. Выиграна, потому что Наполеон III стал сильно досаждать англичанам, причём в финансовой сфере. Самый момент победы Германии над Францией оказался очень важным. Дело в том, что в этот момент немецкие ложи, немцы сделали финт. Во-первых, они объединили все свои ложи в одну единую – «Гехайме Дойчланд». Тем самым, бросили вызов английским ложам – островным и континентальным. Вообще нужно сказать, что кроме немцев на уровне наднациональных закрытых структур управления и согласования никто никогда британцам вызов не бросал. Этим моментом, 1871-м годом, я и закончил первую часть.

Вторая часть будет посвящена периоду с 1871-го по 1918-й год. Здесь центральное место будет занимать Первая мировая война, которая на самом деле была единой мировой войной ХХ века. Сначала была 30-летняя война с 1914-го по 1945-й год, а потом Холодная война. В этом плане нужно сказать, что цели, которые ставились в 1913-м году, после того, как была создана ФРС, эти цели реально реализовались только в 1991-м году с разрушением Советского Союза и то не до конца.

Вот собственно этой тематике посвящена моя часть, где более подробно разбирается период до 70-х годов и где есть такое методологическое введение, объясняющее, что такое криптополитика и криптоэкономика и что такое конспироструктуры.

Поскольку наш коллега Сергей Александрович Горяинов не смог сегодня прийти, я вкратце скажу о том, что он написал. Прежде всего, о Сергее Горяинове. Наверное, кто-то из вас видел его первую книгу, которая называется «Алмазы Аллаха: Кто убил Павла Хлебникова?». Книга совершенно потрясающая, в которой очень хорошо показано как реально функционирует мировая система и какую роль играет рынок алмазов. Рынок алмазов – это очень небольшой рынок, но он играет очень важную экспериментальную роль. На нём отрабатываются модели управления сырьевыми рынками.

Дальше Горяинов в этой своей работе «Криптоэкономика мирового алмазного рынка» очень хорошо показывает, как (алмазные рынки – это через Оппенгеймеров, это линия не Рокфеллеров, а Ротшильдов) происходит управление глобальными процессами на конкретном примере этой алмазной экономики. Мне, например, очень интересен был раздел о контактах «Дэ Бирс» (De Beers) и Третьего Рейха, потому что без технических алмазов, которые «Дэ Бирс» поставлял Третьему Рейху аж до конца 1944-го года, Рейх просто воевать бы не мог. Это важный момент. 

С другой стороны, совершенно фантастически интересная интерпретация Горяинова линии якутских алмазов, а затем и алмазной империи Ливаева. Ведь сейчас возникла ситуация, когда «Дэ Бирс» контролирует 40-47% (никто точно не знает) алмазного рынка, Саха (Якутия) – 20-22%, Леваев – тоже 20-22%. При этом, поскольку Леваев действует в значительной степени через Болгарию, в которой нет совершенно никаких алмазов, она в какой-то момент вышла на третье место по экспорту алмазов. Всё это можно прочесть в книге Сергея Александровича Горяинова. Кроме того, он сейчас выпустил расширенный вариант той версии, которая есть у нас «De conspiratione», эта расширенная версия называется «Битва алмазных баронов». Она продаётся в «Библио-Глобусе», там есть некоторые добавки плюс очень интересные фотографии.

Это то, что я хотел сказать по поводу своей работы и по поводу работы Сергея Горяинова.

 

Елена Пономарёва: С нами за столом присутствует человек, без которого книга не появилась бы, не стояла бы здесь. Это издатель, Кирилл Глебович Михайлов, которому я передаю слово. Он расскажет о тех перипетиях, которые сопровождали издание книги. 

 

Кирилл Михайлов (Товарищество научных изданий КМК, avtor-kmk.ru): Спасибо, заслушался я Андрея Ильича. Очень интересно рассказывал. Но я позволю себе сказать про наше маленькое научное издательство. Оно существует чуть больше 20 лет. Базируемся мы в Зоологическом музее Московского университета, я там сам работаю. Конечно, в первую очередь мы выпускаем книжки про животных, про растения, то есть по естественным наукам.

Сам я специалист по паукам. Читаю лекции. Будучи этим летом в Черногории нашёл новые виды пауков для фауны Черногории и опубликовал уже две статьи на эту тему. Так что я тоже как-то причастен к этому вопросу.

В какой-то момент, лет десять или двенадцать тому назад, мы решили попробовать наши силы не только в естественных, но и в гуманитарных науках. Мы затеяли две очень спорные серии. Одна из них называлась «Сфера Евразии» и была посвящена всякого рода евразийским вопросам, начиная от настоящих евразийцев типа Вернадского-младшего и заканчивая историей барона Унгерна. Эта серия потихонечку продолжается. Вторую серию мы затеяли с Андреем Фурсовым, которая на тот момент называлась «Мир. Хаос. Порядок». Мы выпустили где-то около пяти книжек в этой серии. В какой-то момент мы поняли, что дальше продолжать не можем и сделали небольшую паузу. 

После этого нам посчастливилось вернуться к взаимному сотрудничеству, и мы издали эту замечательную книжку «De conspiratione. О Заговоре», которая чудесным образом за три месяца разошлась тиражом в 1000 экземпляров. Правда, что значит «разошлась»? Эти книги взяли и обещали заплатить. Из этого вовсе не следует, что за них заплатят. Но я надеюсь, что какие-то деньги всё-таки удастся вернуть. 

Сейчас запущен в типографию второй тираж, который должен появиться в свет на следующей неделе, во вторник или среду, точно не скажу, будет ещё 1000 экземпляров. Всё это будет доступно через наш интернет-сайт, в магазинах или непосредственно у меня в Зоологическом музее. Телефон мой указан в тех листочках, которых вам всем раздавали. 

Я надеюсь, что это не последняя книга в этой серии. Следующий выпуск будет назван по-другому. Я бы его, конечно, назвал «О Заговоре 2», но это не моего ума дело. Вот, Андрей Ильич, очень красивое название придумал «О Загадке» (De enigma). Я надеюсь, что эта книга в течение ближайшего года появится в свет. 

Вообще в целом мне приятно осознавать, что книги всё-таки кому-то нужны на фоне нынешнего кризиса книжного дела. На самом деле печатаешь книги, печатаешь, а потом ведь довольно много приходится в макулатуру сдавать. Реально платить за хранение гораздо дороже, чем просто их выкинуть. Многие научные книги и даже интересные. На мой взгляд, никто не покупает, поскольку разорвано просто информационное поле. Мало знают.

Поэтому мне и самому приходится, несмотря на то, что я загружен чисто научной работой и преподаванием, какие-то рецензии писать в первую очередь по историко-биологической тематике. Надо создавать, конечно, всяческие информационные поводы, за что я особо благодарен посольству республики Сербия. Так что я очень рад, что всё-таки кому-то книжки нужны, хотя бы некоторые. Может быть, они не так востребованы как мои книжки по паукам, но всё равно приятно. 

 

Елена Пономарёва: Спасибо большое. Теперь передаю слово ещё одному автору Александру Борисовичу Рудакову.

 

Александр Рудаков: В рамках отведённого мне времени я хочу поблагодарить от всей души, от всего сердца за предоставленную возможность и площадку посла республики Сербии господина Славенко Терзича. Огромное вам спасибо. Огромное спасибо Андрею Ильичу Фурсову, потому что без его энтузиазма эта книга, наверное, не вышла бы, потому что всё выстраивалось на его энергетике.

Теперь я хочу сказать о данной работе. Скажу, что эта работа – только первая часть. Вторую часть мы не публиковали, потому что в отрытой печати, при общем допуске к этой информации, на мой взгляд, это было бы нежелательно. Потому что её смогли бы приобрести те самые деструктивные структуры, которые мы пытаемся разрабатывать. Поэтому эта работа – первая часть «Новая реальность: Террор» – была написана совместно с автором Карпенко Вячеславом Ивановичем. К сожалению, он не смог сегодня прийти. Он хороший аналитик. Мой товарищ. Поэтому я очень кратко скажу о данной работе.

Терроризм мы рассматриваем как сферу большого бизнеса, которая инспирируется, направляется, культивируется мировыми или деструктивными центрами и силами, о которых мы даже не догадываемся. О которых только что в очень краткой форме сказал Андрей Ильич Фурсов. Для того чтобы бороться с этими новыми видами сетевых войн и глубоко законспирированными ячейками, которые внедрены и рассажены по всему миру. Работают они по команде. Это скажем в векторы управлении глобальным финансовым потоком. Это инструмент, это оружие. Мощнейшее оружие.

Мы видим сегодня, что по нарастающей этот элемент вошёл в голодную, босую Африку. Почему произошёл теракт в той же самой Кении? Потому что там нашли запасы воды, примерно равные запасам озера Байкал. Потому что там нашли огромные запасы нефти и других полезных ископаемых. Сразу начинается инспирирование, давление на руководство любого государства. Если им нельзя манипулировать, то можно манипулировать с помощью страха.

Вы посмотрите, сегодня ни в одной стране, ни в России – я могу это честно сказать, ни тем более в Сербии – нет жёстких структур, которые в состоянии даже аналитически отследить терроризм. Люди увольняются, они боятся. Боятся служить за деньги, носить погоны. Уходят. Страх – это такое дело. В Дагестане, вы видите, убивают практически через день, каждый день сотрудников. Поэтому нужны новые формы и методы работы в этом информационном поле. 

За терроризмом стоят две мощнейшие структуры, которые всё это финансируют, это Катар и Саудовская Аравия. Разведывательно-информационная составляющая, которая проводит все эти программы, реализуют, это разведки Великобритании и 16 субъектов ОРД США. Ещё немножко помогает им и Грузия, и сателлиты. Но в основном два эти субъекта держат в руках этот ящик Пандоры. Спасибо за внимание.

 

Елена Пономарёва: Спасибо большое. Теперь перейдём к моей части, которая называется «Проект “Косово”: мафия, НАТО и большая политика». Представлюсь, поскольку не все присутствующие знают меня, особенно молодое поколение. Пономарёва Елена Георгиевна, доктор политических наук, профессор МГИМО. Закончила исторический факультет МГУ и этим чрезвычайно горжусь, потому что это, конечно, совсем особая жизнь, особая школа. Это дало мне возможность совершенно по-особому посмотреть на политические проблемы. 

Более того, я полностью уверена, что просто политологов, конечно, не должно быть. Простите за такое резкое утверждение, потому что здесь сидят студенты с моего факультета. На самом деле, знание истории, экономики дают совершенно особый подход к проблемам. 

Собственно, о Балканах и о Косово. Достаточно часто бытует мнение последнее время, что Косово – это уже частный вопрос, но 

это нужно забыть. У меня был в своё время курс даже в МГИМО, который назывался «Балканский кризис». Где-то 5 лет назад мне сказали: «Всё, кризис закончился, курс надо закрывать», то есть нечего разбираться в этих балканских проблемах. На самом деле, балканскими проблемами нужно заниматься и нужно заниматься всерьёз, с точки зрения глобальных изменений и трансформаций. С точки зрения мирополитических сдвигов.

Дело в том, что Балканы в целом и Косово в частности являются примером отработки различного рода технологий по глобальному управлению, по разного рода стратегиям, в частности по стратегии управляемого хаоса; по внедрению технологии цветных революций. Собственно, всё, что имело место на Балканах и в частности в Косово, мы сегодня наблюдаем в различных частях мира. Начиная от оранжевой революции на Украине и заканчивая нынешним сирийским кризисом.

Почему Косово – проект? Потому что никогда без влияния крупных, глобальных игроков не состоялось бы признание «независимости» (я всегда пишу «независимость» применительно к Косово в кавычках) в создании этого государства, которое называется республика Косово. Здесь оказались заинтересованы очень влиятельные силы – это и финансисты, и промышленники, и транснациональные компании, и международный криминал. Терроризм – почему? Что так в этом пятачке сербской земли приглянулось этим игрокам?

Я в своей работе попыталась разобрать опять же в нескольких важных направлениях, потому что, наверное, описать всего того, что связано с Косово не хватит одной книги. В принципе надо отдать должное сербскому правительству, которое издавало и продолжает издавать официальные документы, показывающие то как развивалась ситуация в автономном крае и просто широкая сербская общественность, которая постоянно держит руку на пульсе. Я постаралась понять и посмотреть, что Косово – это действительно серьёзный заговор эпохи глобализации, которые в свою очередь является определённым этапом развития капитализма как системы.

Выделилось здесь несколько таких ярких направлений. Это наркотрафик, то есть Косово важно как территория для крупных игроков мировой политики как транзитная зона. Следующий важный момент – это торговля человеческими органами. Конечно, не всем в мире хватит органов, которые нужно пересадить, но вы эпоху потрясающих сложностей жесточайших конфликтов эта торговля приобретает просто невероятные масштабы. 

В Косово в частности были отработаны технологии, как это поставить на поток. Как на забой скота приводили людей в лагеря, где у них изымали органы. Не нужно утруждать себя трансплантологическим туризмом, не нужно платить баснословные деньги. Можно взять серба, пленного русского, цыгана и удалить всё, что нужно. Это второй момент.

Третий момент – это сращивание косовской мафии, которая является составной единицей албанской мафии с международными мафиозными структурами. Мафия нужна для решения очень многих финансовых и экономических в широком смысле задач, которые стоят перед дядечками с Уолл-стрит и других известных банковских ячеек, сегментов. Это очень важный момент, который показывает значимость Косово с точки зрения даже выращивания мафиозных структур, которые сегодня имеют место.

Следующий важный момент – это отработка разного рода террористических угроз. Недаром сегодня Косово является одной из площадок, где готовят террористов и боевиков, участвующих в разного рода конфликтах. Один из членов сирийской национальной освободительной армии приезжал в Косово и открытым текстом говорил: «Мы приезжаем учиться, нас интересуют очень многие вопросы, ответы на которые мы можем получить у косовских боевиков, которые в своё время учились в закрытых структурах Германии, Великобритании, США». Они – уже такое передаточное звено определённого опыта.

Следующий важный момент – это отработка разного рода демографических и этнорелигиозных моделей управления территориями, потому что то, что имело место на территории Косово, к сожалению, может повториться на территории юга Сербии в Македонии. Речь идёт об искусственном выращивании, поддерживании именно албанской диаспоры и применения разного рода стандартов, которые позволяют им, в конце концов, так активно развиваться, закрепляться на той территории, на которой они проживали или проживают. 

Таким образом, даже эти моменты показывают, что Косово – чрезвычайно значимое место, зона мировой политики. Тот, кто знает, я не говорю «разбирается», тот, кто хотя бы знает об этих процессах, естественно, может посмотреть на мировую ситуацию, на мировые кризисы совсем по-другому. То есть Балканы – это своего рода геополитическое зеркало, в которое не только Россия должна смотреться как государство, но и каждый думающий человек. 

Более того, ситуация, которая возникает сегодня, связанная с научной литературой и с литературой вообще, заставляет тех, кто может писать, писать как можно больше. Почему я это говорю? Дело в том, что совсем недавно мне попалась информация о том, что на территории Хорватии было уничтожено 2,8 миллиона книг, изданных на сербском языке. Тогда это был сербохорватский, конечно, язык. Уничтожались, естественно вы понимает, никуда не направлялось это в Сербию. Это сжигалось, сдавалось в макулатуру, как угодно. То есть та литература, которая была написана на сербохорватском языке, на самом деле, прародителем всех языков, которые идут от сербского – это сербский и хорватский, боснийский язык – в основе своей имеют именно сербский язык. Это наследие утрачено. 

Мы, к сожалению, в нашей стране наблюдаем тоже аналогичную ситуацию, когда многие учебники заставляют переписывать, принимать какие-то решения по поводу того, что учебник может быть использован в курсе 5-летней давности. Например, я не могу включить в программу литературу 60-80-го гг., научную и даже, наверное, и художественную. Поэтому писать нужно.

Что касается Косово, этих проблем, связанных с криминалом, с мафиозными структурами, с деятельностью наркотеррористических картелей – считаю своим долгом и даже не только научным, но и человеческим. Простите за такую излишнюю эмоциональность, но когда я писала и обрабатывала ту литературу, которая у меня имелась, конечно, иногда и волосы дыбом вставали, и руки опускались. Тем не менее, я всё-таки дописала эту книгу. Хотя многое произошло за то время, я закончила работу в августе 2012-го года. 

С того момента произошли достаточно серьёзные политические события. Мы знаем, сейчас идёт переговорный процесс по Косово и те переговоры Ивицы Дачича и Хашима Тачи продолжаются. Конечно, это меняет в корне политическую картину. Но, тем не менее, то, что написано в книге, не утратит, я надеюсь, своей актуальности. 

Презентация нашей книги завершена. Мы будем очень рады вопросам, если у вас они есть, или каким-то мнениям, рассуждениям.

 

Андрей Фефелов (заместитель главного редактора газеты «Завтра»): Можно один общий вопрос? Всё-таки заговор они и моментен цивилизации. Есть ощущение, что он с каждым веком разрастался и разница между тем, что существует, и тем, что кажется, между мнимым и существующим увеличивается. Есть правда в этих словах или всё-таки есть надежда, что со временем эти занавесы падут и мы увидим ясную реальность?

 

Андрей Фурсов: Заговор останется, но дело в том, что вообще в узком смысле слова существовали всегда. Почему мы назвали свою книгу, и я назвал свою часть «Капитализм как Заговор»? Дело в том, что при капитализме, поскольку в отличие от докапиталистического общества, где власть носит сакральный характер, где есть закрытые орденовские структуры, при капитализме внешне всё очень прозрачно. Но именно поэтому господствующие группы, господствующие классы при капитализме каждый раз, как только система становилась более открытой, более демократичной внешне... Например, 1867-й год. Английские работяги получают право голосовать. В это же время реальная власть начинает уходить в тень. То есть чем более демократичным и открытым оказывался фасад буржуазного общества, тем больше реальная власть уходила в тень.

Есть ещё одна вещь. Я уже говорил, когда рассказывал о своей части, о том, что эти коспироструктуры снимают очень важные противоречия капитализма. Но есть ещё одна вещь. Дело в том, что именно при капитализме, и оформляется это в середине XVIII века, появляется возможность того, что я называю проектно-конструкторским подходом к истории. Ни в рабовладельческом обществе, ни в азиатском, ни в античном, таких возможностей не было. 

Что такое проектно-конструкторский подход к истории? Что для этого нужно? Нужны, во-первых, организации, которые осуществляют этот подход. Во-вторых, нужен широкомасштабный объект этого подхода. Попробуйте поманипулировать кастой, полисом или деревней, где люди связаны с малой традицией, где люди очень хорошо знают, что хорошо, а что плохо, и где есть общие коллективные ценности – это одно дело. Но совсем другое дело – это города с середины XVIII века, где живёт атомизированная масса или как говорил Рисмен «одинокая толпа». Вот этим можно манипулировать. Это первое условие Заговора. 

Вторая вещь – это финансы. Именно к середине XVIII века материализуются те изменения, которые произошли в XVII веке. Прежде всего, это создание первых серьёзных банков – банков Баруха в 1613-м году в Англии и создание государственного банка Англии в 1694-м году. Дальше борьба между Великобританией и Францией, начало индустриальной революции и борьба за колонии. Они стали колоссальным стимулом для развития финансовой сферы. 

Наконец последнее, с середины XVIII века огромную самостоятельную роль начинает играть информация, как информационное или психоисторическое оргоружие. Первый пример – это энциклопедия. Французские энциклопедисты создали мощнейшее оружие, которое в течение двух поколений позволило перевербовать на сторону будущей революции значительную часть французской элиты.

Завершая ответ. Именно при капитализме Заговор становится с большой буквы, и он получает мощнейшую политико-экономическую основу, которой в других обществах не было. Что будет после капитализма? Поживём – увидим. Спасибо.

 

Елена Пономарёва: Спасибо всем, кто сегодня пришёл, кто с нами провёл этот вечер, кто, надеюсь, будет читать наши работы. Будем и дальше сотрудничать, обсуждать и бороться. Как у нас есть лозунг с Андреем Ильичом «Без борьбы нет побед». Этого желаю и всем присутствующим. Спасибо большое.

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (385 мб)
Видео MP4 640x360 (154 мб)
Видео MP4 320х180 (85 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (18 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (19.46 КБ)
FB2 (55.17 КБ)
RTF (174.68 КБ)