Уличная поддержка

Почему люди выходят на митинги?
Народное освободительное движение за свободу страны делается народом. Без поддержки людей ни один главнокомандующий воевать не сможет.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Уличная поддержка 

 видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_ulichnaya_podderzka

 

часть из Беседы с Евгением Фёдоровым 23 мая 2013

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-05-23 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (http://poznavatelnoe.tv)

Александр Богомолов (Федеральный патриотический вестник, http://fpvestnik.ru)

Денис Ганич (партия Свободная Россия - Национальный курс http://свободнаяроссия.su

Стелла Куценко (ПатриоТЫ-РФ, vk.com/patrioturf)

 

 

Евгений Фёдоров: Сейчас наше наступление поднимается. Если оно провалится, то враг пойдёт на нас – это 100%. Причём я думаю, что это будет не вопрос выборов. Это будет вопрос ликвидации страны. Там вернут обратно 1999 год, Хасавьюрт, Чечню, теракты, и всё закрутится обратно. Тут даже сомнений нет. 

Для меня, как для политика, очевидно, что в течение 3-4 лет у нас есть возможность решить проблемы суверенитета. Дальше мы откатываемся обратно со страшным скрипом, воплями и потерями людей. Там уже начнут идти совершенно другие процессы. Поэтому за 3-4 года эту проблему надо решить. Но технологически её решить возможно только массовой поддержкой людей.

Если люди это не осознают и не выйдут в поддержку себя, я думаю, что несколько миллионов людей в России через 5-6 лет погибнут просто в этих сирийских сценариях. 

 

Стелла Куценко: Но люди не все верят. Они говорят: хорошо, мы выйдем. И сразу вспоминают, что в марте 1991 года был референдум против развала СССР. Все проголосовали, были митинги, народ выходил тоже. Горбачёв на это просто наплевал и ничего не изменилось.

 

Евгений Фёдоров: Агент США.

 

Стелла Куценко: Сейчас, когда мы им говорим, что нужна поддержка простого народа, нужно поддерживать наш же суверенитет, это нужно нам же. Они говорят: мы выйдем, а что изменится? Не верят. 

 

Артём Войтенков: Ещё в дополнение. Некоторые люди говорят, что когда враги пойдут, я возьму автомат, а с флагом мне не охота. 

 

Евгений Фёдоров: Так всё уже, враги пришли и победили. Автомат брать поздно. Проспал этот человек на счёт автомата. Враг уже пришёл. Когда враг приходил, он автомат не взял. Теперь уже поздно - враг здесь, этот человек уже наполовину раб. С автоматом он опоздал. 

У Горбачёва с Америкой была задача – ликвидация Советского Союза. Он эту задачу выполнит. То, что он на референдум не обратил внимания, так он и документы подделывал. Мы сейчас вскрыли – Лукьянов подделывал документы Съезда. Съезда! 2500 депутатов не просто законодательного, а конституционного органа страны. По-русски говоря, Лукьянов подделывал Конституцию. 

Это же надо уметь подделывать! Это же не справка, даже не закон, а Конституция. Это элемент государственного переворота в чистом виде. Горбачёв, Лукьянов и прочие совершили государственный переворот. Американцы их для этого и направили – совершить государственный переворот. Это их технология победы в войне.

Лидер Советского Союза Горбачёв был врагом. Он работал на иностранное государство, и он ликвидировал страну. Естественно, он не обратил никакого внимания на референдум. Зачем ему это было надо?

 

Сейчас ситуация другая. Путин является лидером национально-освободительного движения. Работа в поддержку этой линии означает освобождение от внешней оккупации. Когда Путину понадобилась народная поддержка, я вам напоминаю, вышло всего 150 тысяч человек на Поклонную гору. Естественно, имея в тылу 150 тысяч, он не мог совершить национально-освободительную революцию. Вообще-то, речь о революции. 

 

Напоминаю, что успешные революции называются революциями, а неуспешные революции – попыткой государственного переворота. Понимаете разницу? Имея 150 тысяч человек идти на национально-освободительную революцию – это глупо. Но это революция не Путина, это революция людей. 

Люди готовы к тому, чтобы их Родина была свободной или нет? Понятно под воздействием пропаганды оккупантов и так далее. Не готовы. Значит, пока люди не будут готовы (готовность демонстрации – это миллионы людей на улицах) на ускорение национально-освободительного движения рассчитывать не приходится. 

 

Стелла Куценко: Хорошо. Если у нас уже будут многомиллионные митинги, что Путин сможет сделать?

 

Евгений Фёдоров: Он начнёт издавать решения, которые при наличии миллионов людей на улицах называются обоснованными решениями, а при их отсутствии – государственным переворотом. 

 

Артём Войтенков: Народ хочет, народ требует.

 

Стелла Куценко: Народ хочет, а у нас законы другие. У нас законы обрубают это. 

 

Артём Войтенков: Не скажите. Например, митинг за честные СМИ. Когда в Пушкинском сквере будет миллион народа, то умолчать о нём будет совершенно невозможно. 

 

Стелла Куценко: Это важно. 

 

Артём Войтенков: Даже сейчас. Ролики и фотографии висят, и народ говорит, что вообще никто из крупных и даже средних СМИ это не осветил. Это уже показатель. Митинги были, но все про них замолчали. 

 

Евгений Фёдоров: Запрещено.

 

Артём Войтенков: Человек уже делает выводы. 

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, что люди, которые вышли на митинг – вообще их вышло много. Если по России, то в наших протестных мероприятиях участвовали десятки тысяч людей. Но я бы назвал это – 300 спартанцев, которые сформировали условия для подхода главных национально-освободительных сил. Их роль гигантская. Это кажется, что немного народу. Подумаешь в Пушкинский вышло 500 тысяч человек, и в прошлый митинг, и в этот. 

На самом деле этот процесс пошёл, в нём 500 тысяч человек, особенно когда у нас сеть, уже 100 городов, – это технология подъёма миллионных освободительных процессов. Дальше вопрос в выборе человека: человек готов за Родину не только выйти, но и вообще разобраться в вопросе (порыться в Интернете, найти эти митинги, найти организаторов, понять суть явлений и процессов, освободиться от пропаганды и телевизора) или не готов? 

Я исхожу из того, что за Родину можно было бы быть и готовым. Путин здесь вообще ни при чём. Мы бьёмся за Родину, за её свободу. Вот за что. Это достаточно серьёзная цель, чтобы люди могли разобраться в этом процессе без СМИ.

 

Александр Богомолов: Приходится иногда бороться со своими гражданами несознательными, которых в эти 20 лет воспитывали, пока они были молодыми. У них в головах ничего нет про Родину.

 

Стелла Куценко: Пропитаны совсем другим.

 

Александр Богомолов: Да, у которых полное потребление в голове. Я сужу по собственному опыту разговора молодёжи. 

 

Евгений Фёдоров: Подождите, а вы на нашем митинге были?

 

Александр Богомолов: А как же!

 

Евгений Фёдоров: Вы видели, что там молодёжь?

 

Александр Богомолов: Молодёжь-то она разная, есть молодёжь сознательная.

 

Евгений Фёдоров: Вы же понимаете, как выглядит митинг, на который вышли пенсионеры, и на который вышла молодёжь? 

 

Александр Богомолов: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: У нас какой митинг?

 

Александр Богомолов: Молодёжь с пенсионерами. 

 

Евгений Фёдоров: Пенсионеров немного. 

 

Александр Богомолов: Немного. Больше молодёжи. 

 

Евгений Фёдоров: Так что, пожалуйста, не надо на нашу молодёжь. Любая молодёжь автоматически растёт за Родину. Дальше их начинает убивать наше телевидение, их патриотизм и так далее. Всех убить не получается, потому что семья спасает. Есть семьи, в которых телевизор запрещён. 

Технологически я вам скажу, для того чтобы решить проблему национально-освободительной революции, достаточно чтобы на улице было несколько миллионов человек. Для нашей страны это проценты населения. Речь идёт не о том, чтобы 140 миллионов вышло. 

Технологически для революции в нашей стране – я говорю по опыту, посмотрите Египет, посмотрите другие процессы – достаточно несколько миллионов. Кроме того вы учтите – у нас Путин, а Путин – основное технологическое движущее звено освободительного процесса. Не эти миллионы будет движущим звеном освободительного процесса – они опора для него, поддержка. 

Технологически это будут делать преобразованные государственные институты, которые сегодня работают на американцев. В условиях этой поддержки снизу и Путина сверху он их заставит изменить свою суть.

 

Стелла Куценко: Так сколько должно выйти народу?

 

Евгений Фёдоров: Несколько миллионов достаточно. 

 

Артём Войтенков: В Москве или по стране? 

 

Евгений Фёдоров: В Москве – миллион.

 

Денис Ганич: Каждый десятый. 

 

Стелла Куценко: Какой может быть следующий шаг тогда?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не следующий шаг. Вы рассматриваете это как акт: вышел миллион, и свершилась национально-освободительная революция. Нет, это не так. Это параллельные процессы. Миллион сразу не выйдет. Вначале по России выйдет десять тысяч, потом выйдет двадцать, потом пятьдесят, потом сто, потом полмиллиона, потом миллион, два, три. 

Параллельно будут идти процессы. Вышло нас десять тысяч – уволили Суркова параллельно, когда мы ещё готовились. Выйдет сто тысяч – уволят Ливанова. Я утрированно говорю. Выйдет пятьсот тысяч – начнётся давление, которое позволит Путину начать вычищать агентов, которых он знает. Они все известны, секретов же нет. Путин начнёт вычислять их и чистить. Это будут параллельные технологические процессы.

Это будут идти параллельные технологические процессы, когда будет нарастать уличная поддержка национально-освободительного движения, что заставит параллельно переформатироваться государственные институты и даже частные. Например, в тех же телевизионных каналах тоже начнётся быстрая трансформация. Сейчас во главе каналов стоят такие же американские агенты, как Сурков. Мы об этом говорили.

 

Вначале перед ними будет формулироваться общественный спрос на их замену, как Суркова. Потом они начнут меняться на таких же агентов, но не настолько засвеченных. Потом начнётся более ускоренная трансформация внутри редакции. В результате те, кто сейчас в редакциях самые тихие замы редакторов, но которые молчат, потому что хотят сохраниться. 

Они же знают, что редакция на американцев работает. Но если они об этом нам с вами скажут, их тут же уволят. Поэтому они молчат. Однако они устанавливают контакты и связи с национально-освободительным движением. То есть будут рассматриваться как замена сегодняшних американских агентов в системе руководства СМИ. Плюс параллельно меняются принципы работы СМИ законом о саморегулировании. 

Совокупность этих фактов приведёт к переформатированию институтов на национальный курс. Фактически произойдёт национализация СМИ. Существует такой термин. Также как национализация бизнеса через другие законы и так далее.

Идут параллельные процессы. Эти процессы трансформации государственных, частных и общественных институтов в национальные, то есть национализация, и есть процесс восстановления суверенитета. Сам по себе он заканчивается изменением Конституции – восстановлением суверенитета в конституционной сфере. К тому времени часть законов уже будет переведена в суверенную сферу. Такой будет процесс.

Улица его поддерживает и сопровождает. Она не является его решающим звеном. Она является его важнейшим элементом поддержки. Поэтому когда выйдет миллион, уже будет всё ясно. Этот миллион уже выйдет на праздник, а вот пятьсот тысяч выйдет на работу. 

 

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
(167 мб)
(61 мб)
(33 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
(5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.08 КБ)
FB2 (21.95 КБ)
RTF (65 КБ)