Путин или пиво

Если не нравится Путин.
Можно найти множество причин, что бы не бороться за свободу своей страны.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Путин или пиво 

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_putin_pivo 

 

часть из Беседы с Евгением Фёдоровым 23 мая 2013

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-05-23 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (http://poznavatelnoe.tv)

Александр Богомолов (Федеральный патриотический вестник, http://fpvestnik.ru)

Денис Ганич (партия Свободная Россия - Национальный курс http://свободнаяроссия.su

 

 

Денис Ганич: Допустим, оппоненты говорят: мы согласны, Россия – колония, Россия в оккупации. Но Путин сидит в Кремле, поэтому он – главный оккупант. 

 

Евгений Фёдоров: И поэтому надо ползти в белой простыне на кладбище, да?

 

Артём Войтенков: Скажут, что Фёдоров нагоняет страху и вообще жить не хочется. Мы – колония!

 

Евгений Фёдоров: Причём тут «страху»? Не смотрите Фёдорова и не надо будет бояться. Но они смотрят,  для того чтобы выступать против освободительного движения. Тогда получается, что это отряд контрнаступления, то есть карательные отряды, в том же Интернете. Вопрос не в Путине, а уж тем более не в Фёдорове. Вопрос в стране. 

Если твоя страна – колония, из тебя делают раба и туземца... Англичане делают это во всех колониях – через какое-то время все жители колонии автоматически деградируют до туземного уровня через всю систему – информационную, образовательную. Если твоя страна – колония, то ты лично собираешься бороться, чтобы освободить её от этого статуса? Ты лично не хочешь быть рабом или хочешь? Это личный вопрос. Путин здесь вообще ни при чём. 

Если человек принимает решение, что он лично, как его дед, не хочет быть рабом и не хочет, чтобы его страна была оккупированной колонией, если он для себя так решил, то дальше он принимает следующее решение: начинать борьбу за её свободу или нет? Если он начинает борьбу за её свободу, то естественно ему надо координироваться свою борьбу.

 

Артём Войтенков: Правильно. В одиночку против страны не повоюешь. 

 

Евгений Фёдоров: Обвинять Путина в том, что он там что-то не сделал, – это всё равно, что обвинять главнокомандующего Советской Армии в том, что он сдал Киев или Смоленск. Это глупо.

 

Денис Ганич: Оппоненты ответят: да, мы будем бороться за свою свободу. Но вы же, национально-освободительное движение, за Путина. Может быть, вы хотите этим поднять рейтинг? 

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы за страну. Каждый из нас принял решение освободить свою Родину. 

 

Денис Ганич: Тогда оппонент скажет: хорошо, за страну, но я не хочу за Путина. 

 

Артём Войтенков: Лозунг же «Родина, Свобода, Путин».

 

Евгений Фёдоров: Поэтому Путин, а кому Путин не нравится, тот дезертир, потому что борьба осуществляется лидером, который может организовать процесс. Не только хочет, но и может. В России на сегодняшний момент нет других координаторов этого процесса. Может быть потом будут, но сегодня других координаторов нет. Если человек взял оружие и вступил в борьбу за свою Родину, то ему нужно с кем-то взаимодействовать. Кто может на сегодняшний день объединить разрозненные, разные отряды освободительного процесса? Единственный человек. 

Пусть мне назовут фамилию. Всё познаётся в сравнении. Как в войну – Сталин многим не нравился, многие были подвержены репрессиям. Факт? Факт. Но люди ведь всё равно за Родину воевали. Нравится, не нравится, но в армии один главнокомандующий. Если ты хочешь сражаться за свою Родину – сражайся в этой армии. Если ты сражаешься не в этой армии, ты автоматически сражаешься в армии врага, ты сражаешься в армии оккупанта. 

Поэтому процесс освободительной борьбы – это не путинская линия. Путин организатор этого процесса, более точное слово – координатор процесса, запущенный людьми, их генетикой, их природой, их предками. Уже когда они вышли на поле боя, конечно, надо найти систему взаимодействия. Мы к Путину пришли через эту вещь, а не от Путин в освободительное движение. Это не движение Путина. Это движение за свободу Родины. 

 

Артём Войтенков: Но так получилось, что во главе стоит Путин.

 

Евгений Фёдоров: Если у вас есть другая кандидатура – назовите. Просто назовите её, и мы обсудим.

 

Александр Богомолов: Люди всегда стараются ответить на вопрос какими-то условностями. «Я знаю, что это колония, и я готов бороться, но я против того, чтобы был у нас такой президент». Когда я их спрашиваю дальше: «А кого ты можешь назвать?» Никого не называют.

 

Евгений Фёдоров: Нет, дальше – и поэтому я пойду на диван пить пиво и свободой Родины заниматься не буду. 

 

Александр Богомолов: Или уеду куда-нибудь.

 

Денис Ганич: Я видел, один человек писал: «Путину я не верю, а за Рогозиным я бы пошёл или за Шойгу». 

 

Евгений Фёдоров: Но Шойгу входит в команду Путина, и Рогозин входит в команду Путина?

 

Артём Войтенков: В общем-то, входят.

 

Евгений Фёдоров: Так и иди.

 

Артём Войтенков: С другой стороны Путин просто не нравится. Мне тоже писали письма: «Да, мы понимаем, мы проиграем войну, страна захвачена, но мы Путину не верим».

 

Евгений Фёдоров: Не верьте, но за Родину воевать... Или учитывая, что я Путину не верю, поэтому я пойду с пивом на диван? 

 

Александр Богомолов: Дайте нам другого руководителя, и мы пойдём. 

 

Артём Войтенков: Дело в том, что освободительное движение, в котором в частности вы принимаете участие, вы говорите, что у нас главнокомандующий Путин.  

 

Евгений Фёдоров: Координатор процесса. Да. 

 

Артём Войтенков: А люди говорят: «Я не верю Путину!  Он – координатор, а я не верю».

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Что следует дальше? Я не буду воевать?

 

Артём Войтенков: Вроде того.

 

Евгений Фёдоров: А причём здесь тогда Путин? Это прикрытие. «Я не хочу воевать, я дезертир, я ленивец, мне плевать на Родину – какой хороший повод, а там и Путин как раз. Нет, я не пойду. Пойду пиво пить». Это так. 

 

Артём Войтенков: Просто люди опасаются, что у нас же уже была одна перестройка...

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю. Опасаться можно всего, что угодно. Если Родина в опасности – ты действуешь. Отговорки не принимаются.

 

Денис Ганич: Люди действительно опасаются. Они поверили Горбачёву, пошли за ним, а страна развалилась. Они думают, может быть, Путин ведёт к такому же процессу и боятся.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому они не будут воевать за Родину, правильно?

 

Александр Богомолов: Очень много пропаганды до этого давали. 

 

Евгений Фёдоров: Это понятно. Концовка-то одинаковая везде – не нравится Путин, не нравится процесс, медленно, поэтому я буду пить пиво. Всё заканчивается этим. «Я не буду драться за свою Родину, потому что мне в ней многое не нравится: цвет Кремля плохой, дороги плохие и Путин не такой. Поэтому я не буду ничего делать».

 

Александр Богомолов: Принцип в этом, да.

 

Евгений Фёдоров: Всё, надо выбирать. Приоритеты надо расставлять: что важнее, что менее важно. 

 

Александр Богомолов: Значит, пиво важнее.

 

Евгений Фёдоров: Если ты не умеешь расставлять приоритеты – поучись у своего деда, который эти приоритеты блестяще расставил во время войны и в отличие от тебя рисковал своей жизнью с точки зрения этих приоритетов. Ему тоже что-то не очень нравилось. 

 

Денис Ганич: Тогда выбора не было.

 

Евгений Фёдоров: Выбор есть всегда. А сейчас есть выбор? Помирать как страна и как нация или нет? Тоже нет.

 

Александр Богомолов: Можно ничего не делать, но через 10 лет совершенно спокойно будут законодательно уничтожать русскоязычное население, и ты ничего не сделаешь, потому что законы и система будут против тебя. 

 

Евгений Фёдоров: Это естественно, это и происходит: закон и система уничтожают российскую нацию, а значит каждого человека. Задача колонизатора – дебилизация (этого никто не скрывает) и перевод в категорию туземца, раба, то есть белые рабы. Но не через 10 лет. Через 10 лет будет уничтожен русский народ, государство само собой будет уничтожено, это понятно, а через 30-40 лет на этой территории просто будут белые рабы, запрещённые к размножению, как это было в Америке ещё в прошлом веке для коренного населения, которое американцам не понравилось.

 

Александр Богомолов: Как у Гитлера было. 

 

Евгений Фёдоров: И у Гитлера было, и у всех оккупантов. Иногда люди задают такой вопрос: я же проголосовал за Путина, поэтому я пошёл пить пиво, а Путин всё сделает. Люди голосовали за Путина как президента, то есть за человека, с набором полномочий. Набор полномочий президента – это набор полномочий гаранта Конституции. Национальный лидер и лидер национально-освободительного движения – это человек, который хочет поменять систему и Конституцию. Голосование за одну должность и за одну систему полномочий и задач. Это важно.

Для чего нам нужно, чтобы люди на улицах поддержали преобразование восстановление суверенитета? Для того чтобы они продемонстрировали волю, воспользовавшись которой Путин мог бы изменить систему. Не обеспечить её гарантией, как гарант Конституции, а наоборот её изменить. Такого голосования не было, как вы заметили.

 

Артём Войтенков: Это называется всенародный референдум. 

 

Евгений Фёдоров: Это будет потом, когда мы будем Конституцию менять, а на этом этапе это уличная поддержка. Она замещает этот элемент желания нации стать свободной, которое должен реализовать Путин, изменив свой формат власти, перестав быть гарантом и став лидером освободительного движения, то есть процесса преобразования.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (117 мб)
Видео MP4 640x360 (48 мб)
Видео MP4 320х180 (25 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (8.17 КБ)
FB2 (19.1 КБ)
RTF (54.65 КБ)