КОБ Путина

Владимир Путин утвердил КОБ - но свою.
Почему Путин, утверждая документ безопасности государства, назвал её "Концепцией Общественной Безопасности"?
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

КОБ Путина

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_kob_putin

 

Часть из "Беседа 25 ноября 2013"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-11-25

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы РФ, eafedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

 

Артём Войтенков: 20 ноября Владимир Путин подписал, утвердил Концепцию Общественной Безопасности в Российской Федерации. Она, в принципе, недостаточно такая, большая, её может сам каждый найти на сайте Кремля или в Интернете. Опять-таки, в Интернете. В Интернете немножко не то будет. 

Штука вся в чём? Что такое предложение как Концепция Общественной Безопасности, она существует давно у нас. Я просто вкратце поясню для тех зрителей, кто не знает. Эта концепция на закате СССР начала разрабатываться и до сих пор она делается, пишется. Это система взглядов на мир определённая. Там приоритеты ведения войны расписаны, нравственность – много, чего там расписано. Кстати, эта Концепция при Ельцине прошла парламентские слушания. Они прямо и открыто говорят, что они тогда работали под Коржаковым, под крылом. 

 

Евгений Фёдоров: Как и я. 

 

Артём Войтенков: Видимо, он их пропихнул в парламент, они прошли парламентские слушания, и потом как-то всё это так свернули. Распространяется концепция в основном через Интернет. Люди сами распространяют, книжки какие-то издают. 

 

Евгений Фёдоров: У Путина она, наверное, всё-таки сильно отличается от той концепции.

 

Артём Войтенков: А вот вы знаете, как бы по сути - не очень. У Путина там с точки зрения государственного деятеля, он о той же самой безопасности и пишет:

- безопасности по военному приоритету, 

- по экономическому приоритету, 

- по идеологическому приоритету. 

Если широкими мазками посмотреть, примерно то же самое получается. 

Путин, знал ли он об этой КОБ (сокращённо). Я думаю, что знал.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно, знал. 

 

Артём Войтенков: Тем более, что на основе КОБ есть партия КПЕ - "Курсом Правды и Единения", с которой в общем-то поддерживает отношения...

 

Евгений Фёдоров: И они нас поддерживают. Элемент национально-освободительного движения. 

 

Артём Войтенков: Ходят на митинги и так далее. 

 

Евгений Фёдоров: Да элемент, в Координационном совете. 

Я, во-первых, хотел бы поздравить наших коллег из КОБа, потому что действительно их идеология, которую они вели двадцать лет, она реализовалась хотя бы частично. Это хорошо. 

Другое дело, что от Концепции... 

 

Мы всё время возвращаемся к главным вещам. 

Специфика российского управления такова, что в России отсутствуют и институты стратегического управления. Даже если президент подписывает какую-то, на его взгляд, интересную бумагу или высказывает интересную позицию, это будет реализовано в законы и планы жизни, только если это согласует США, отвечающее за системное строительство в нашей стране, в том числе за изменение системного характера. 

 

Если мы говорим о национальном курсе, то вопросы, связанные с безопасностью общественной, государственной и так далее, есть вопросы вспомогательного характера. Потому что главный вопрос - это вопрос развития. Концептуально самый главный вопрос - это как нам двигаться, развиваться, чтоб стать лучше, сильнее и счастливее. Но для того, чтобы нам жить на земле и развиваться, нам надо защищаться от внешнего вторжения или внутреннего. 

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Это и есть вопрос безопасности. 

 

Артём Войтенков: Да. 

 

Евгений Фёдоров: То есть как на любой фирме. Берётся директор фирмы, смотрит, сколько мы построили, сколько засадили огурцов, сколько посадили картошки, какой будет доход от этой картошки, огурцов. Последним пунктом идёт: как у нас защита от рэкетиров, если что, или от бандитов, если что, или чтобы не украли в дороге эту картошку. 

 

Артём Войтенков: Чтобы не выкопали.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы не выкопали на полях, да. То есть это важный элемент "не выкопали" или "украли", но он второй после развития, то есть после движения вперёд. 

 

Если Вы посмотрите, в России так устроена система по Конституции, что нет ни одного органа, института или системы, которая занималась бы развитием вообще. Это институциональный вопрос. В Советском Союзе был. Этот институт назывался (высший в стране) Политбюро. Он Генсеков назначал (так, между нами). В России их вообще нет. Это вопрос институтов, то есть Конституции. То есть хорошо ли это Концепция? Очень хорошо, в том числе общественного развития. Приветствую и "за". Она важна, но она не решает главного вопроса - вопроса развития. Вопрос развития - это изменение Конституции, и Путин об этом будет говорить, в том числе на Послании к Федеральному Собранию, как мы знаем, ближайшем. 

 

Артём Войтенков: Тут просто, смотрите, в чём всё дело. Когда человек, вот ему говорят "Путин утвердил Концепцию Общественной Безопасности", человек, который знает, говорит: "Ура! Путин утвердил!" Но потом он идёт в Интернет, смотрит, что это немножко не то. А когда человек не знает, если ему становится интересно (такая маленькая прослойка среди жителей нашей страны), он идёт в Интернет. Первое, что он находит, это вот ту Концепцию Общественной Безопасности, не путинскую, а ту. 

 

Евгений Фёдоров: Очень хорошо. 

 

Артём Войтенков: Потому что она в Интернете очень много и широко. Дальше. Концепция Общественной Безопасности (не путинская) была распространена по стране довольно много. Люди ходили, с чиновниками, с администрацией общаются, говорят "мы кобовцы, Концепция Общественной Безопасности". 

И тут чиновник получает, понимает, что Путин подписал Концепцию Общественной Безопасности. Он что, читать будет? Не будет. Для него это связывается один с другим тут же. Вот эти люди и...

 

Евгений Фёдоров: Нет. Чиновники-то в отличие от людей не из телевизоров узнают эти вещи. Им приходит бумага, циркуляры, решения. Они получат информацию, но эта информация их не касается. Вот сидит чиновник, например, начальник департамента, решающее звено. Он ничего не будет делать иначе как по поручению министра. То есть если он в телевизоре увидел классную вещь, это не для него. Это для разговоров дома за чаем. Для его работы, и он даст поручение своим сотрудникам, только, если ему придёт бумага за подписью его министра.

 

Артём Войтенков: Да. А там написано: Концепция Общественной Безопасности. А к нему вчера приходили люди с Концепцией Общественной Безопасности.

 

Евгений Фёдоров: Ещё неизвестно, что там написано. Вы ещё подождите. Мне понравилось, я тут разговаривал с лесниками, они поехали с Путиным. В Иркутске было заседание лесного Совета или где-то там, в Сибири (недавно, пару месяцев назад). И такое прекрасное было, такое здоровское! И даже бумага была великолепная. Лесники приехали такие довольные: "Ну, наконец, решаются наши проблемы. Там, нам выдают низкие процентные ставки (деньги). Нам решают проблемы таможни, проблемы вывоза кругляка в Китай и так далее".

 

А потом министр промышленности по итогам поручения президента издал бумагу прямо противоположного свойства: как ликвидировать остатки лесной отрасли в Российской Федерации и всё. Так же как (мы уже даже с Вами тут обсуждали), когда Путин нам говорил "надо дорогу Москва-Казань". Вышел замминистра экономики, сказал: "Я отменяю эти все решения Путина. Будет вот так. Денег нет, а вот на это есть". Он не просто "нет", а на это нет, что президент говорит, а на то, что я говорю, - есть. И так везде. 

 

Система власти, она устроена: Вашингтон - органы исполнительной, законодательной власти, то есть законы, которые пишут грантополучатели, МВФ для законов, органы исполнительной власти. И команды выполняются только из Вашингтона. Устные команды президента не выполняются, а письменные тоже не выполняются, если они противоречат системе американского управления и, кстати, Конституции Российской Федерации поэтому. Потому что Конституция Российской Федерации прямо говорит: "Всё, что говорят американцы, надо выполнять, а всё, что остальные – не выполнять". Я немножко перевёл. Вот как это выглядит. 

 

Поэтому сидит такой чиновник, он смотрит "ага, очень хорошо. По телевизору классно говорит президент". А ему от министра приходит прямо противоположное решение. Он прямо противоположное решение реализует, потому что он зарплату получает за это противоположное решение. Такова технология внешнего управления. Он знает, что не от Путина он здесь мэр или губернатор. Он знает, что он мэр или губернатор от системы, связанной с американцами. Естественно, он будет выполнять работу этой системы, а Путин для него есть одна из информационных, к которому надо уважительно относиться, но не обязательно особенно внимательно. 

 

Опять же вопрос. 

Чем отличается президент России от президента Германии?

Кроме технологии выборов, потому что она не влияет на полномочия должностного лица. Вот, чем отличается? Президент России от президента Германии? 

 

Артём Войтенков: Президента России мы знаем, а президента Германии... Я даже не знаю, как его зовут. 

 

Евгений Фёдоров: Даже немцы не все знают, но не в этом дело. С точки зрения полномочий – у них одинаковые, один к одному. Подписывать законы, кадровые назначения, и всё. 

Я Вам скажу, отличаются только одним:

- президент Германии ездит на велосипеде, 

- а президент России - с мигалками на машине и с охраной. 

Знаете почему? Потому что президент России есть в нашем восприятии продолжение какого-то, старой сакральности власти. А немцы, как прагматики. реально смотрят на должностных лиц с точки зрения их реальной власти, без всякой сакральности. Они просто знают, что у президента Германии ни хрена нет полномочий. 

 

Артём Войтенков: Поэтому вот тебе велосипед, да?

 

Евгений Фёдоров: Поэтому нормально, что такой, открытый парень, ездит на велосипеде, всё классно. Недавно его выгнали с работы за то, что его диссертация, шестнадцать страниц были похожи на какую-то другую диссертацию. Полномочия одинаковые. Ментальное отношение другое. Что это означает? Это означает, что, если в России говорит президент какие-то слова, то люди воспринимают это, как такое, важное событие, которое влияет на их жизнь. 

 

Артём Войтенков: Что всё сделают, что он говорит.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но полномочия у него такие же, как у немецкого. Это означает, что, что бы он не говорил, сделают ровно то, что будет приказано Соединёнными Штатами Америки. И если его слова частично совпадут с американскими, часть этих слов будет выполнена. Но не потому что, а потому что они дали план, и по этому плану надо что-то сделать, изменить как-то ситуацию. В этом разница. 

 

Русскому человеку не объяснишь, что такое должностное лицо, что такое полномочия. Ему объясняешь, а он говорит: "А вот же царь Пётр Алексеевич". На этом весь разговор заканчивается. Хотя, ещё раз говорю, абсолютно одинаковые полномочия с немецким. 

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда возвращаясь к этой Концепции. Почему Путин, зная о Концепции, выбрал точно такое же название? Он мог выбрать любое другое. 

 

Евгений Фёдоров: Дал сигнал, неплохой сигнал. Но, во-первых, не он выбрал всё-таки, а те, кто ему готовил, наверное, Совбез. 

 

Артём Войтенков: Но тем не менее он как бы утвердил.

 

Евгений Фёдоров: Подписал, да. 

 

Артём Войтенков: И заголовок он мог любым выбрать. 

 

Евгений Фёдоров: Нормальный дал сигнал. Собирает все силы под знамёна национально-освободительного движения. Я бы это так назвал.

 

Артём Войтенков: Знаете, к чему это привело? К тому, что пошла драка между КОБовцами и сторонниками, так скажем, православного христианства нашего. 

 

Евгений Фёдоров: За славу? 

 

Артём Войтенков: Нет. Дело в том, что КОБ изначально как бы все религии описывает, как управление. Так ещё же интересно: 20 ноября, когда он эту Концепцию внёс в день рождения Патриарха Кирилла. Каким образом нам соединить вот эту КОБ, которые тоже патриоты по большей части, и православное христианство, которые тоже патриоты.

 

Евгений Фёдоров: Все соединятся на фронте борьбы с оккупантом, как это и было. Несмотря на то, что церковь в Советском Союзе преследовалась очень большим гонениям, всё равно церковь была в рядах вооружённых сил, когда они дрались с врагом. Это фактор объединения. Оккупанты, каратели, уничтожители русского народа и государства - вот, кто нас всех объединяет в одно национально-освободительное движение или, если хотите шире, в национально-освободительную борьбу. И тут будут люди разных политических взглядов, нравственных, моральных, каких хотите. Потому что Родина объединяет. А уже здесь, восстановив суверенитет, между собой мы договоримся.

 

Артём Войтенков: Если не подерёмся. 

 

Евгений Фёдоров: Подерёмся, но договоримся. В соответствии с нашими традициями договоримся, как мы умеем.

 

Артём Войтенков: Кстати, я почитал некоторые речи Патриарха Кирилла. Он говорит примерно то же самое, что и Вы, по большому счёту. Не так открыто, но, тем не менее. 

 

Евгений Фёдоров: Просто он говорит правду. Вот и всё. И я говорю правду. 

 

Артём Войтенков: Но он более мягко, конечно, подаёт. 

 

Евгений Фёдоров: Ну, а как Вы хотите? Чтобы он сходу что ли? Скажем, я для этого в Думе и нахожусь, чтобы заниматься национально-освободительным движением. 

 

Артём Войтенков: Но Вы уже давно здесь находитесь. 

 

Евгений Фёдоров: Я говорю о последнем созыве в том числе. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (110 мб)
Видео MP4 640x360 (44 мб)
Видео MP4 320х180 (23 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (10.32 КБ)
FB2 (26.03 КБ)
RTF (107.35 КБ)