Борьба за новые законы

Противодействие законам о национальном бизнесе и саморегулировании СМИ.
Законы о национальном бизнесе и саморегулировании СМИ встречают противодействие в законодательной системе России.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Борьба за новые законы

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_borba_za_novie_zakon 

 

Часть из "Евгений Фёдоров 6 февраля 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-02-06 

 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, eafedorov.ru

Денис Ганич - партия "Национальный курс"

Александр Богомолов - главный редактор сайта Засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Денис Ганич: Широкую общественность очень интересуют два наиважнейших закона, которые были подготовлены (частично изменены). Это законы по поводу статуса национального бизнеса и законы по саморегулированию средств массовой информации. Какова сейчас на данный момент, Евгений Алексеевич, судьба этих законов и стоит ли ожидать их принятия, скажем так, в ближайшем будущем? 

 

Евгений Фёдоров: Закон о статусе национального бизнеса является основным законом, с точки зрения формирования суверенной и национальной экономики по сути своей, потому что на сегодняшний день в России экономика не национальна, она иностранная. 

 

Мы являемся провинцией американской экономической системы по всем показателям: 

- кредитным, 

- инвестиционным, 

- работы банков, 

- работы бизнеса, 

- собственности бизнеса. 

 

В России запрещена крупная частная собственность (национальная, я имею ввиду). Под видом частной собственности у нас понимается иностранно управляемая собственность. Это типичный результат поражения и репарации (контрибуции) на оккупированной территории - вот, что у нас происходит в бизнесе. 

 

Причём провинция колониальная. Мы работаем по законам, учреждённым в Соединённых Штатах Америки, но на них эти законы не распространяются: они только на колонии. 

 

Направление (тренд), к сожалению, усиливается (это отдельный разговор), поэтому для того, чтобы переломить ситуацию, нужно ввести понятие "национального бизнеса" и формировать свою экономическую модель, свою экономическую систему, в том числе со своими экономическими собственниками: крупными, мелкими - какие получатся. Потому что даже крупные собственники в национальной юрисдикции, они абсолютно под контролем национальных законов. 

 

Когда у нас иногда люди говорят "вот, есть богатые и бедные" (я имею в виду очень богатые), то это - ложь. У нас есть иностранные богачи (иностранные собственники), то есть колонизаторы, и есть жители колонии (туземцы), у которых запрещено иметь крупную частную собственность - вот расстановка сил. Конечно, есть конфликт между богатыми и бедными, но это конфликт не между богатыми и бедными. Это конфликт между колонизаторами и колонией (туземцами). 

 

Очень многие говорят: "А вот социальный вопрос вы не решаете". У нас социальный вопрос на втором плане. У нас на первом плане - отношение колонизатора с туземцами, с колонией (туземцы - это стан колонизатора). Вот, где система. Соответственно только колонизатор может быть богатый и соответственно это отношение именно человека, представляющего иностранное государство, с местными жителями - вот, о чём речь. Хотя этот человек может иметь российский паспорт, но он принял в своё время в жизни решение перейти в иностранную юрисдикцию, принять законы иностранные. Я не хочу сказать, что он перешёл в пятую колонну. Он, конечно, не для этого туда пошёл, пятая колонна - это всё-таки политический институт. Он просто, поднимаясь по бизнесу, принял решение изменить гражданство фактическое, и он его изменил. Вот какая логика. Это все понимают, об этом говорил и Путин в последнем послании и в предыдущих. Два послания он уже поднимает вопрос деоффшоризации. 

 

Поскольку у нас на оккупированной территории запрещено говорить русским нормальным языком, нормальными терминами. Мы говорим "национальный бизнес", а Владимир Владимирович говорит "не оффшорный бизнес" - это то же самое. 

 

Можете посмотреть его пресс-коференцию последнюю, где его спросили: "Что Вы понимаете под оффшорами?". 

И он перечислил "всё, что не в России". 

Национальный бизнес - это который в России, а оффшорный бизнес - это который не в России - понятно: это одно и то же. Просто не все могут говорить русским языком, как говорится, в лоб. Некоторые занимают (я имею президента) дипломатические должности, которые должны считаться с мировыми терминологиями тем не менее. А это одно и то же - абсолютно одно и то же. 

 

Закон был дважды поддержан президентом (я вот о чём хочу сказать), причём на двух высших документах страны - послании президента (и в первом и во втором). Это не значит, что он будет принят. Это значит, что он попадает в поле действия "ручного управления" президента и он будет его продавливать. Уверен, что против президента здесь ополчатся все: министерство финансов, министерство экономики, пятая колонна, Соединённые Штаты - вся система. Насколько ему удастся продавить? Не думаю, что удастся продавить быстро, потому что даже в "ручном управлении" этот закон слишком сложен, чтоб его даже в "ручном управлении" можно продавить - он затрагивает слишком много системных вещей. Поэтому в "ручном управлении" у президента сил на продавливание такого рода законов нет. Вот, в "ручном" на что-то есть, а на что-то нет. 

 

Какие-то разовые тактические или публичные законы - у него силы есть, а системные - нет. Поэтому думаю, что за этот закон предстоит серьёзная борьба. Она уже началась. Мы, как говорится, на дальних бюрократических подступах закон (все фракции) внесли - подчёркиваю: представители всех фракций внесли. Закон нам по формальным основаниям вернули, то есть не хотят принимать к рассмотрению. Понятно, что даже если ты хочешь отклонить, лучше не принять к рассмотрению, потому что это же этапы борьбы, как на фронте: лучше подавить в зародыше наступление, чем потом его отбивать, потому что потом второе будет, потом третье. 

 

Поэтому внесли мы (подготовили) новый текст - уже с учётом всех формальных обстоятельств, то есть получили заключение правительства, подписали текст ещё больше депутатов, чем первый. Мы усилили свои позиции. Первое наступление (атака) не получилось. Мы перегруппировались, усилили позиции, подтянули резервы. Сейчас запускаем вторую атаку. Учитывая факторы Олимпийских игр, запускаем сразу после Олимпийских игр. Он уже готов, он уже подписан депутатами, уже зафиксирован и сразу после Олимпийских игр он будет повторно внесён таким образом, что уже бюрократически его не отбить. 

 

Что такое "бюрократическое отбитие"? 

Очень интересно с нашим законом, если вы помните общим по борьбе с сепаратизмом. Когда мы внесли закон, естественно, пятая колонна попыталась его вынести, запустили формальное основание, причём абсолютно нарушив даже конституционные правила, то есть пошли даже на нарушение Конституции, не принимая наш закон. Путин надавил. Неважно, что другой закон был зюгановский (правда, в более мягкой редакции прошёл). Главное: отбить, попытаться сдерживать наше наступление. Мы довольны, что закон наш прошёл. Неважно (ещё раз говорю), что более мягкая редакция - для начала тоже хорошо. Но сам факт, что на бюрократическом уровне даже вопреки законам и Конституции (заключение тогда было) пытались задержать. 

 

Сейчас, конечно, будут такие же попытки. Но я думаю, что на нарушение Конституции, как в том случае, не пойдут. Всё-таки мы уже понимаем, кто в Думе является в большей степени пятой колонной, кто в меньшей степени пятой колонной. Так что после Олимпийских игр продолжится его рассмотрение (этого закона). У нас есть портал депутатского объединения "Российский суверенитет", там размещена вся информации, которую я говорю: этапы, прохождение, заключение правительства - всё там есть. 

 

Денис Ганич: А второй очень важный закон - по средствам саморегулирования СМИ.

 

Евгений Фёдоров: Тоже обратите внимание: фактически сейчас в истории с "Дождём" сработал механизм саморегулирования. Путин де-факто ввёл саморегулирование. Не Путин, а при его лидерстве люди самоорганизовались. То есть в каком-то смысле наш закон сработал уже самим фактом своего появления

 

Вообще надо понимать саму логику депутатского объединения. 

Мы создаём смыслы законодательства. Может, некоторые думают, что, вот, мы внесём закон, он будет принят и страна будет свободная - нет. Мы создаём смыслы законодательства, вокруг которого формируется уже борьба. То есть вокруг узкого НОДа (организационного), формируется широкий НОД. 

 

Типичный пример: когда мы внесли закон, сформировали смыслы, что в области средств массовой информации проблему решить - только общие усилия саморегулирования журналистов и нации. И в данном случае тех, кто распространяет сигналы - это же тоже участники, скажем так, информационного сообщества. Вокруг этого сформировали смыслы и заработали механизмы саморегулирования. В каком-то смысле (процентов на пять) закон уже заработал, не будучи принят. 

 

Конкретно непосредственно текст закона, он находится в Государственной Думе на рассмотрении. Его приняли к рассмотрению, и сейчас идёт уже борьба, собственно, за его принятие или не принятие. Понятно, что в период Олимпийских игр там ничего не произойдёт - положительного (хочу сказать). Отрицательное, конечно, может, потому что сейчас враг силён. Будем маневрировать, будем смотреть, будем вести умную борьбу за свободу в этой области - посмотрим. Но пока он идёт по плану - рассмотрение. Вокруг него складывается ситуация такой, конкретной борьбы. 

 

У нас ведь за каждую запятую идёт борьба, при том, что Дума, как инструмент, является иностранным органом, подчинённым иностранному управлению (то есть законы принимаются в основном американские), но и здесь идёт борьба. На оккупированной территории всегда были партизанские отряды, в том числе (если мы говорим об органе Дума) и в Думе тоже. 

 

Артём Войтенков: О партизанских отрядах. Сколько депутатов подписало внесение закона? 

 

Евгений Фёдоров: Национальный бизнес подписали все фракции, это важно, представители всех фракций: коммунисты, "Единая Россия", "Справедливая Россия", ЛДПР. Второй закон о саморегулировании - был первоначально внесён меньшим составом (он тоже межфракционный), но к нему сейчас идёт присоединение депутатов. 

 

Артём Войтенков: Сколько депутатов уже подписало закон о национальном бизнесе? 

 

Евгений Фёдоров: О национальном бизнесе - человек пятнадцать. 

 

Артём Войтенков: Это мало пока.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Вы не поняли: представители всех фракций. Думский механизм работает не так. Если Вы думаете, что в Думе люди персонально принимают решение, даже во фракциях, то вы ошибаетесь. Для нас это индикатор качества фракций, а не качества людей. Бывают, конечно, люди, которые пойдут против системы, но, как правило, есть очень много способов их, скажем так, остановить. Есть мнение, что они на что-то могут повлиять, например, против системы пошло не один - два человека, а десять - пятнадцать, то на них можно повлиять сильнее таким образом, что они быстренько, скажем так, откажутся от своих планов на восстание. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (165 мб)
Видео MP4 640x360 (61 мб)
Видео MP4 320х180 (33 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.26 КБ)
FB2 (21.5 КБ)
RTF (106.28 КБ)