Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 14 ноября 2015.
Разговор о военной террористической операции в Париже, почему США нужна война Европы с Россией, зачем отделяют Каталонию, почему Ярош ушёл из “Правого сектора”, геополитике присоединения Крыма, победе и поражении “Дня народного единства”, почему растут цены и налоги, как не выполняются указы Путина, почему Россия требует долг с Украины, кому принадлежит российская собственность, почему рухнет рубль, кто распределяет бюджет РФ, как уничтожают экономику, как Путин проиграл пятой колонне и как готовят государственный переворот в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-11-14

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вчера произошла серия терактов во Франции, то есть, какой-то совершенно неслыханный, до этого раньше не было. Там погибло более сотни человек. Вот это с чем связано? Кто это устроил? Действительно ли это боевики ИГИЛ? Или на них просто это списывают?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, хотелось бы высказать сочувствие людям, потому что, в любом случае, это трагедия для большого количества людей. А теперь, давайте проведём анализ.

 

Во-первых, уже официальные французские власти заявили, что это ИГИЛ, то есть, уже известно кто. Поэтому, давайте вообще поймём: а почему ИГИЛ, и в чём эта логика? Вот я смотрю комментарии. Максимально который комментарий приближается к правде, я специально посмотрел, из политиков высокого уровня - это о странной позиции США в связи с ИГИЛ.

 

Давайте за дипломатическими формулировками говорить о правде: ИГИЛ был изначально создан Соединёнными Штатами Америки. Создан приблизительно три года назад совершенно официально, никто этого не скрывал, это всё создавалось под предлогом борьбы с Асадом. Но предлог не важен. Это создавалась террористическая армия США.

 

Для чего она создавалась?

Для того, чтобы держать в страхе, в дисциплине своих союзников, вассалов, своих врагов, и весь мир, включая Россию и Китай. То есть, это есть судьи, если хотите опричнина однополярного мира, вот, что такое ИГИЛ, полностью подчинённый американскому государю. Дальнейшие действия - вот это странное, вдруг появившееся массовое количество организованных, большое количество их всегда было в Европу. А организованных в чёткие такие колонны, в чёткую систему, беженцев, которых там вдруг под миллион. И в которых все знали, внутри заложены были террористы. Что, это кто-то не знал? Об этом как раз говорили многие, потому что это было достаточно очевидно. Понятно, что этот миллион пришёл, и дальше он перешёл к своей собственно функции, на которую он был и подготовлен ещё три года назад Соединёнными Штатами. Он начал вести террористическую карательную операцию против европейских вассалов Соединённых Штатов Америки для того, чтобы те не выпендривались. Почему Франция? Потому что, Франция самая выпендрёжная страна из Европы.

 

Артём Войтенков: А не Германия?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Обратите внимание - Франция. Потому что Германия - страна, которую блокируют американские оккупационные войска. Там несколько сотен американских баз и воинских подразделений. Поэтому Германия, если что, никуда не дёрнется. В Германии был Шрёдер, были какие-то попытки, но учитывая, что там мощнейшая военная инфраструктура Соединённых Штатов Америки, они в принципе за Германию уверены.

 

А вот Франция, которая после де Голля американские войска вывела со своей территории (они же там тоже были), вот там могут быть какие-то шатания. Поэтому, если выбирать для американцев, по кому надо ударить, прежде всего, конечно, по Франции. И больше всего внимания надо уделять Франции. Там всё-таки и имперский дух не подавленный - они же формальные победители Второй мировой войны. Поэтому у них неподавленный имперский дух, и поэтому Францию надо добить. Что мы сейчас собственно и наблюдаем, причём не только через конструкцию терроризма, но и через конструкцию культурного уничтожения - это вот эта история папа-папа, или мама-мама родители, а не мужчина-женщина, это ювеналка, и всё остальное. Кто был во Франции, те знают, что там очень сильно вот это вот давление извне, уничтожающее французские корни, убирающее возможность сопротивляться нации против уничтожения себя самой, и своих культурных кодов. Все, кто был во Франции, все это подчёркивают. В этом плане Франция самая несчастная страна в плане воздействия США - там самый высокий уровень всегда был давления.

 

То есть, мы прямо говорим, что за этим терактом стоят Соединённые Штаты Америки через ИГИЛ, совершенно решая свои конкретные интересы. Это не значит, что они планировали. Так же, как не они планировали непосредственно теракты, допустим, которые были в Москве, или в Беслане. Но они создали армию, которая была насыщена их управляющей агентурой, которые запланировали эти теракты. Поэтому, это напрямую действие Соединённых Штатов Америки в своих интересах.

 

Просто как-то, может быть, кто-то забывает. Что такое ИГИЛ, который это организовал? ИГИЛ - изначально созданная американцами воинская система, обеспеченная оружием исключительно из рук Соединённых Штатов Америки и их союзников. Что, ИГИЛ производит танки, которые у него есть, кстати? Или, может быть, он производит артиллерию? Или, может быть, он производит взрывчатку, или стрелковое оружие? Нет, это всё им привезли Соединённые Штаты Америки и их союзники. Привезли приблизительно за пять лет. И вот эти арсеналы, которые были сформированы американцами в Ираке, и которые были переданы ИГИЛ, и которые являются собственно его базой военного характера. Представьте себе, пуская даже у ИГИЛа несколько десятков бойцов, но они с палками. Что они сделают против Асада и его сотни танков? Ничего. Хоть сколько у них не было бы бойцов. Но когда им американцы предоставили оружие, естественно, они стали силой, стали армией.

 

Второй момент. Всего лишь пару недель назад американцы дополнительно им предоставили пятьдесят тонн оружия и боеприпасов, включая взрывчатку.

У меня вопрос: какая взрывчатка взорвалась в Париже?

Ответ: с очень большой долей вероятности, переданная Соединёнными Штатами Америки ИГИЛу для диверсионных действий, публично и официально сброшенная с самолётов. Это же факт? Факт. То есть, не только передача оружия системе, но и передача непосредственного вооружения для проведения террористической деятельности.

 

Третий момент. Союзники Соединённых Штатов Америки, Саудовская Аравия, Катар, которые открыто заявляют о том, что они поддерживают ИГИЛ. Катар вообще сказал, что он готов ввести войска, для того, чтобы воевать с Асадом в состав ИГИЛ, то есть, легализовать свои воинские части. Раз об этом говорит государство, значит, там уже есть его подразделения, просто они нуждаются в легализации.

 

Тогда что нужно? Вот если бы мы жили в нормальном, не перевёрнутом мире пропаганды, то Франция должна была бы объявить немедленно войну Саудовской Аравии, Катару, и минимум, объявить дипломатический демарш в отношении Соединённых Штатов Америки. Как минимум. То есть, это так устроена система. После чего мировое сообщество должно было отбомбиться, как минимум, на Катаре, который официально заявлял о поддержке ИГИЛ. Понимаете? Но этого не происходит. Это как раз показывает, что мы живём в мире пропаганды, основанной на вранье.

 

И, к сожалению, прогноз такой: Американцы будут добивать Европу, потому что им европейцы нужны в качестве ударной силы против России. До тех пор, пока европейцы не примут решение участвовать в военных действиях против России на территории Украины, количество терактов на территории Европы будет постоянно расти.

 

Не для того они запустили миллион якобы беженцев, в которых десять процентов где-то террористов, или связанных с ними боевиков, чтобы просто закончить на одном теракте в Париже, не для того. Кстати, особенность этого теракта, если вы заметили, это - военное планирование, это чистый классический диверсионный акт. Это не теракт, это диверсионный акт, организованный воинским подразделением. Потому что это шесть точек, это большая численность.

- Это скоординированная система работы.

- Скоординированная поставка оружия, раз так много.

- Скоординированная подготовка.

- Скоординированная организация – это воинское подразделение.

 

То есть, на территории Парижа террористический акт совершила диверсионная, как военный штаб, диверсионная разведывательная группа ИГИЛа под руководством Соединённых Штатов Америки. Вот формат этого действия. И понятно, что таких диверсионно-разведывательных отрядов, мы можем даже подсчитать приблизительно. На миллион беженцев где-то около ста тысяч боевиков, или связанных с ними людей. Это означает порядка десяти тысяч террористов-боевиков, непосредственно владеющих оружием, находится на территории Европы для целей диверсионной работы. Вот в этом было задействовано около ста человек, судя по масштабу явления. И причём, это было первое, то есть, проба, если хотите, для новичков. Это означает, что потенциал диверсионной работы приблизительно около ста, двухсот, на сегодняшний день в Европе такого рода террористических актов. Вот будем их ждать, где они будут выскакивать.

 

Понятно, что и Россия тут не может как бы оказаться в стороне. Тут же очень просто. Почему не складывается международная коалиция? Да потому что, это войска США. Как они будут организовывать международную коалицию против террора, как бы против себя самих? Это было бы глупо абсолютно. Это всё равно, что Российская Федерация предложила организовать международную коалицию для борьбы, например, с четвёртой дивизией, размещённой в городе Тольятти. Это было бы смешно. Вот именно это сейчас и происходит, и все это знают.

 

Поэтому, формально надо объявлять войну Саудовской Аравии и Катару, прямым организаторам и прямой поддержке, и дипломатическими демаршами изолировать Соединённые Штаты Америки - тогда это будет ответ по международному праву на этот теракт. А вот это занудство, и ничегонеделание, которое сейчас будет, понятно, что оно просто умножит количество терактов и в Европе, и в том числе и во Франции.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что американцы будут делать вот эти взрывы, и убийства до тех пор, пока европейцы не втянутся в войну с Россией на территории Украины. Поясните, пожалуйста, как это понимать?

 

Евгений Фёдоров: Связь? Очень просто. Террористическая деятельность давит на власти. Вы понимаете, что такое терроризм? Терроризм - это повод для информационной войны. То есть, повод для того, чтобы информационное сообщество представило этот повод, как побуждение к тому, или иному действию. То есть, тот, кто владеет информационным сообществом, и владеет ответом на цель теракта. Что такое теракт? Теракт может и сплотить людей. Вот фашистская Германия, обстреливая Ленинград в блокаду, она сплачивала людей. Это же тоже теракт. Но, если вы представите это в другом ключе, средства массовой информации представят, то это может разобщить, и создать условия для того, чтобы, допустим, сменялись правительства, чтобы формировались определённые курсы.

 

Если грубо сказать, сейчас к Олланду придут, и скажут: "Подводи политику по войне с Российской Федерацией. Не будешь её подводить, значит, следующий теракт будет направлен таким образом, чтобы ты не прошёл на следующих выборах. Потому что, будет интерпретировано, как твоя абсолютная слабость. Твоя группа, команда, партия на этой базе будет полностью сметена возмущённым французским народом, мы это организуем, мы контролируем у тебя информационное пространство, и через этот механизм ты будешь убран. Если ты будешь подводить дело к войне с Россией, в этом случае мы не будем эту террористическую деятельность направлять на твоё личное благополучие, и твой личный статус. То есть, тем самым ты будешь наш союзник, и мы вместе с тобой будем организовывать вторжение в Российскую Федерацию. Но при этом тебе придётся подвести к этому французское общество, и французские вооружённые силы".

Это обычная конкуренция наций.

 

Как только вы в логику своих рассуждений поставите "конкуренция наций – суть мировой политики всегда", после этого вы небольшой логической цепочкой получите ответы на все дальнейшие события, которые происходят в мире в межгосударственных отношениях. А это конечно, элемент межгосударственных отношений - это внешний терроризм.

 

Артём Войтенков: То есть, американцам нужна война России с Европой, или война России с Украиной. Тут как?

 

Евгений Фёдоров: Американцам нужно уничтожить Россию. Поскольку, сходу это не получилось после сентябрьских событий прошлого года. То есть, какой у них был план?

- Госпереворот в Киеве.

- В России подготовлена Болотная, майдан. Она же была готова на сентябрь месяц, мы же это знаем. То есть, она прошла проверку, на Болотную вышло около ста тысяч человек.

- Инфраструктура была готова.

- Пятая колонна во власти была готова. То есть, всё было подготовлено, они так считали, американцы.

- Дальше сентябрьские события, Киев. Двигается вот этот майдан на Москву.

Тогда же не было ещё ни Крыма, не было Донецка, Луганска. Двигается на Москву.

- Москва падает. На месте руководства в Москве появляется Ходорковский, или Касьянов.

- И дальше - ликвидация Российской Федерации.

Вот какой был план.

 

Когда прошли события в Киеве, то, как вот гладко было на бумаге, но забыли про овраги американские планировщики. События в Киеве, Донецке и Луганске - этот план был остановлен. То есть, благодаря героизму русских солдат, жителей Донецка, Луганска, добровольцев, этот план был остановлен, то есть, фашистское наступление захлебнулось, оно остановилось.

 

Дальше возникло вот это тяжёлое противостояние, в котором Россия предприняла сирийский рейд, который снизил, снял давление, и внёс разброд и шатание в ряды союзников США. То есть, союзники США, в том числе Франция та же, Германия, они в результате вот этого сирийского рейда, они как бы зашатались. Я бы сказал, это был контр рейд, потому что это был рейд в ответ на американские шаги по массовой эмиграции террористов в Европу.

 

Смотрите, как события развивались.

- То есть, американцы решили усилить давление на Москву - запустили миграцию в Европу, причём, готовили её давно уже.

- В ответ Россия - рейд в Сирию.

- Европейское руководство опять заколебалось.

 

И вместо того, чтобы участвовать в американской программе ликвидации Российской Федерации, в том числе, безоговорочно стоять на стороне фашистов в Киеве, а это элемент этой войны. Вот если бы они не выпендривались, не подписывали всякие бумаги, как американцы считали. То, по мнению американцев, они должны были просто сказать: "Киев абсолютно прав, Москва абсолютно не права. Никаких соглашений о прекращении огня. Уничтожить полностью Донецк, Луганск, и дальше уничтожить плохой режим в Москве". Вот какая их логика. На это их союзники не пошли. Сами американцы с этим не справляются, то есть, с войной с Москвой они не справляются. Соответственно, им надо выстроить новую архитектуру работы со своими вассалами, чтобы они не выпендривались, а строго выполняли команды из Вашингтона. Вот сейчас этот процесс выстраивания и происходит. Но я упомянул Сирию, потому что всё это как бы в одном замесе. Потому что, мы же тоже не молчим, Путин же контратакует. Сирия - это контратака, которая удалась. То есть, это рейд по тылам, который дезорганизовал будущее возможное наступление на Российскую Федерацию, как это военным языком получилось.

 

Артём Войтенков: Военно-политическим тогда.

 

Евгений Фёдоров: Да. При этом, само по себе, он всего лишь послал туда один полк авиационный. И ни с каким ИГИЛом один полк не справится просто технически, это Генеральный штаб скажет. Нужно минимум тысячу самолётов, а не пятьдесят летательных аппаратов, понимаете? Поэтому, вот этим демаршем, по сути своей, который не решал проблему кардинально, но он политически расстроил антироссийскую коалицию, которую американцы долго собирали. А теперь им надо следующий шаг. Какой следующий шаг? Обратно привести в чувство своих союзников, вассалов.

 

Артём Войтенков: Взрыв в Париже.

 

Евгений Фёдоров: А что приводит в чувство? Наказание. То есть, если вас ребёнок не слушается, вы его кладёте на лавку, и дубиной бьёте по попе. Правильно? Вот это - дубиной по попе.

 

Артём Войтенков: Так, а почему же тогда именно европейцев? То есть европейцев гонят на войну. Европейцы сами там погибнут. То есть американцам европейцы не нужны.

 

Евгений Фёдоров: Так им и свои не нужны. Они всегда организовывали войны. Вы думаете, что они своих жалели? Это же государство колониального типа, то есть разбойничьего типа. Любой разбойничий рейд - это потеря своих, любой. Даже против беззащитных всё равно могут быть риски. Вот вы представьте, банда решила взять, разбойничий рейд, какой-то завод захватить. А там охрана. Может её в сто раз меньше этой охраны, но кто-то пульнёт, значит, у банды будут потери. Это специфика разбойничьего поведения, разбойничьей методики – своих не жалко. Вон они на две мировые войны. Это же не мы, не Россия две мировые войны сделали, и не Китай, не Индия. Все мировые войны зачинали колониальные державы, либо державы в средние века, которые действовали по принципу колониальному, по типу Тимура и так далее.

 

Артём Войтенков: Но эти-то были далеко в истории. Но две мировые войны чётко развязали американцы, просто они получили максимальную выгоду с этого.

 

Евгений Фёдоров: Выгоду и им не жалко никого было. То есть, что им жалко было сто миллионов людей, которые, например, погибли во Вторую мировую войну? Конечно, нет. И когда ни развязывали, они нисколько с этим не считались. Это разбойники по своему менталитету, люди-разбойники. Что они там жили? Где индейцы? Десять миллионов индейцев уничтожили за двести лет. Это как вообще? Под корень, осталось двести тысяч. То есть там ничего с гуманизмом в головах даже не бродит, и не бродило. Это другой тип цивилизации. Это цивилизация-хищник. Цивилизация-хищник изначально. Как волк не будет жалеть свою жертву никогда, ему в голову не придет её жалеть. Так и здесь.

 

Поэтому всё, что им нужно от европейцев - это строгая вертикаль власти. И если они сказали уничтожить Российскую федерацию, значит, вы должны это делать, а не выпендриваться, не скакать, не вести дурацкие переговоры и всё остальное. Вот, какой сигнал они подали этим терактом. И это будет только продолжаться.

 

Европейские же лидеры знают про эти сто тысяч боевиков, о которых я сейчас сказал. Отлично знают. Они прекрасно понимают, что эти сто тысяч боевиков держат их за горло. Что если ты неправильно будешь вести, то таких терактов будет сотня. И эта сотня сметёт не то, что тебя и твою партию, а вообще поменяет весь политический расклад в твоей стране. Тем более американцы много от них не требуют. Они же не требуют, чтоб прямо сейчас французские войска вошли? Для начала иностранный легион. Там есть методы, которые не публичного характера. А самое главное - чётко займите позицию. Что это вы вдруг начали расследовать и давить по расследованию сожжённому дому в Одессе? С чего вы это делать начали? Это американцы так говорят. Кто вам это разрешал? Вот год вы этого не делали, а тут вдруг заметили, что в Одессе фашисты сожгли людей. А кто вам разрешал это замечать? Чего это у вас за год в мозгах поменялось? Это из-за Сирии, в которой появился русский полк авиационный?

 

Артём Войтенков: Слушайте, как любопытно всё. Да, получается после бомбёжек в Сирии международное сообщество, я не помню из Франции, да?

 

Евгений Фёдоров: Да. Начало требовать расследования.

 

Артём Войтенков: Да, кто-то начал говорить, что давайте проведём это всё более подробно. Мы не верим в то, что они сами себя подожгли.

 

Евгений Фёдоров: Вдруг вскрыли этих стрелков на Майдане, которых до этого вообще: "Какие стрелки? Это могут быть только люди Януковича". Сейчас вдруг вскрыли, что это Парубий организовал и всё остальное. Вскрыли это ведь де-факто. И ясно - американцам это не нравится. То есть они почувствовали, что они не вытаскивают стратегию. Раз не вытаскивают стратегию, что надо сделать? Издать приказ - "Ни шагу назад. Расстреливать заградотряды". Я военным языком говорю. Заградотряды же в Германии появились ещё до того, как они появились в Советском Союзе. Это то же самое. Это форма заградотрядов, но геополитического характера.

 

Самое важное, Артём не в том, что этот теракт произошёл, а в том, что это первый теракт. И все знают, что это первый теракт накануне террористической войны в Европе. Вот, что важно. То есть здесь полная безнадёга.

 

Сейчас представьте, что вы сидите где-то во Франции или в Германии и анализируете, планируете ситуацию. То, что называется, элита страны. Они, конечно, боятся американцев, но у них есть и свой какой-то интерес всегда. Всегда есть национально-освободительное движение, хотя бы внутри. И вот что им сейчас делать? Они прекрасно понимают, что если что, в Берлине десять терактов - не проблема вообще. Потому что из этих десяти тысяч минимум тысячи три смертников, которые подготовлены, как смертники с промытыми мозгами. Вот, что им делать? Тем же немцам или французам, которые там всё это планируют, австрийцам? То есть они понимают, что они накануне процесса. С войной же тоже можно, они же воевали тоже. Для этого им надо сформулировать перед народом, что идёт война, тогда народ поймёт. Раз идёт война, значит, идут боевые действия. Идут боевые действия - надо вступать в армию и защищать своё немецкое или французское отечество. А с кем война?

 

Артём Войтенков: Да, забавно. Война с этими приезжими, которые едут в Европу уже шестьдесят лет, начиная с 1960-х годов.

 

Евгений Фёдоров: Это чушь.Кто их организовал? Кто их вооружил? Значит, война с Соединёнными Штатами Америки? Смогут сейчас европейские лидеры это сказать, с языка снять? Не могут. Мало того, он явно не те лидеры, которые готовы быть лидерами в войне, другой тип людей, это болтуны и демагоги.

 

Артём Войтенков: Которых подбирали Соединённые Штаты.

 

Евгений Фёдоров: Да, театральные демагоги. Ну не может артист, играющий Жукова в театре с мощным голосом, в генеральском мундире, он не может быть Жуковым, понимаете? Не может. Вы не можете его взять из театра: "О! Ты хорошо играешь. Всё, командующий фронтом". Так не бывает. Войну ведут другие люди, другого характера. И эти другие люди, они не у власти ни во Франции, ни в Германии, нигде. Они могут прийти исторически, могут, но для этого должны произойти определённые процессы. Европа к этим процессам пока не готова, но в принципе это путь. Почему мы и говорим - сегодняшнее национально-освободительное движение, оно есть и во Франции, и в Германии, необходимо поднимать восстание против американского владычества. Тогда не будет терроризма. Тогда вы победите, восстановите свою идентичность, и сможете дальше жить, как великий немецкий, французский, итальянский, греческий и все остальные народы. Это единственный путь, который прошли до вас ваши деды, прадеды и прапрадеды.

 

В отношении Греции четыре тысячи лет был этот путь. Это же сколько поколений? Двести поколений! Но они вам всё разжевали. Вот, что надо делать, освобождаться от внешнего управления, и тогда вы будете сами планировать свою судьбу, и тогда вас никто не будет уничтожать, а вы сумеете защититься, как защищались до этого.

 

Артём Войтенков: Но тогда эти, так скажем, повстанцы, которые будут подниматься в Европе, их будут давить, во-первых американцы.

 

Евгений Фёдоров: Карательные подразделения ИГИЛа США.

 

Артём Войтенков: Да и их будут давить сами же государственные власти.

 

Евгений Фёдоров: Формулы, мы любим формулы - карательные подразделения ИГИЛа США. Их будут давить. Тогда называйте вещи своими именами - оккупационные власти Европы. Правильно, будут давить, ну и что? Будет борьба. В этой борьбе национально-освободительное движение победят, как до этого побеждали. Скинут американцев, кстати, с помощью Российской Федерации, если там будут даже просто держать удар. То есть не надо туда появляться. Это же геополитика, то есть баланс. То есть фактически у нас появляется система союзников в Европе, которая борется за свою свободу против американцев, но помогает нам здесь, в тылу их как бы, остаться в живых. Конечно. Вот вокруг этого и будет главная борьба.

 

Я вам скажу, сейчас возникнет очень интересный эффект - эффект обострения террористической активности хунты на Украине, скорее всего.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что после этого теракта часть политиков во Франции, в Германии, в Европе примут решение о том, что надо идти американским путём и не выпендриваться. Что означает, что они снимут то давление, которое они как бы осуществляли на Порошенко для умиротворения ситуации. Что автоматически добавит американцам возможности, развяжет руки для того, чтобы там активизировалась террористическая деятельность режима, против, в том числе Донецка и Луганска. Так устроена геополитика, её формат.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть война в Европе неизбежна. В какой-то форме, но она там будет обязательно?

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, что вчера в Париже произошёл акт войны в виде диверсионной операции американского ИГИЛа на территории европейского континента. Акт войны. То есть, если мы говорим о полномасштабной войне с миллионными потерями, может быть до этого дело и не дойдёт, если, скажем так, национально-освободительное движение в Европе поднимут голову. Они, кстати, очень сильные, особенно в Германии, очень сильные. В Германии сторонников НОДа аналитически мы рассчитывали - очень много. Боюсь называть цифры, но на конечной стадии это будет девяносто процентов, потому что немцы генетически очень не любят американцев, но при этом они их воспринимают, как победителей, которых надо слушаться. У них борется чувство законопослушности, в том числе, перед оккупантом, и в то же время генетическая память, которая требует свободы от интервента. И между этими двумя процессами в головах у немцев и происходит такая определённая борьба. Но заметьте, на стороне американцев там нет ни одного искреннего сторонника. То есть, нет таких, которые бы говорили: "Нами американцы правят и это хорошо". Таких там нет. Если есть, может один, два.

 

Артём Войтенков: Они просто этого не признают и всё. Говорят, что такого факта нет.

 

Евгений Фёдоров: Все это признают. Понимаете, то, что пропаганда об этом не говорит, это не значит, что люди этого не понимают. Я встречался с немецким руфером, который помните, ездил на машине и орал, ругался на американцев? Я думаю, что он отражал общее настроение немецкого сообщества, которое как бы бытовое, которое не выплёскивается на телевизор, но которое реально. Иначе у него не было бы такой популярности. Иначе просто какой-то ненормальный, сказали бы. А так он реально говорил то, что все знают и все думают.

 

Артём Войтенков: Но бояться сказать. А он просто не боялся.

 

Евгений Фёдоров: Да, он не боялся. Боятся сказать в том плане, что считают, что раз нас захватили, то это начальник. То есть, это немецкая черта – следовать закону и вертикали власти. То есть, они понимают, что это начальник-оккупант, они видят его базы оккупанта. Но они считают, что раз так сложилось, раз мы не выдержали военные действия и проиграли в 1945 году, то у начальника есть законное право нами командовать. Это немного другая вещь. В плане продвинутости общественного мнения в Германии, оно на порядок выше, чем в России. В России многие считают, что мы не в оккупации. Многие считают, что мы не внешне управляемая страна. Это же правда. А в Германии как раз все знают, что это внешнее управление, просто они это воспринимают, как факт поражения в войне, как и положено, вот так сложилось, мы не выдержали этот бой. Не выдержали бой, всё, мы не олимпийские чемпионы, мы теперь подчинённые.

 

Артём Войтенков: Правильно, надо было не с нами драться. А так мутузили друг друга, поубивали сколько народу, а в итоге обе страны в проигрыше оказались. А вот то, что Ярош ушёл с поста главы Правого сектора, это следствие вот этих политических игр или что это? Или это такая малозаметная вещь.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Насколько я понимаю, что у Яроша возник очень простой конфликт, о котором достаточно подробно было видно. У него в системе в движении, это же движение, созданное Соединёнными Штатами Америки, естественно они распределяли там деньги.

 

Артём Войтенков: Правый сектор вы имеете в виду на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Да, Правый сектор и вся система организации. Им занимаются лет пятнадцать-двадцать, и финансированием. Мы об этом раньше говорили, ещё до Майдана. И поэтому, это американское движение, американская система. Дальше, на Украине, если вы заметили, в том числе в силу компромисса с европейцами (из-за чего в Европе и теракт в том числе, о чём мы сейчас говорили), началась другая тенденция - успокоение. То есть некоего подавления такого, по крайней мере, вершины фашизма, то есть публичной части фашизма.

 

И в этом случае сам Ярош, у него возник диссонанс. Он либо должен был, что называется, уходить в леса и заниматься партизанской борьбой и с фашистским режимом в Киеве частично, и с Донецком, Луганском и с Россией, либо отойти в сторону. Он решает отойти в сторону. Судя по всему, Правый сектор сейчас американцы будут использовать, как те самые диверсионные отряды. И не случайно, если вы обратите внимание, опять возникли какие-то обстрелы в Донецке, Луганске. Вчера Донецк обстреляли опять, аэропорт опять обстреляли. Это делают же не вооружённые силы Украины, это делают как раз подразделения, которые контролируются США, в том числе по линии Правого сектора, батальоны.

 

Артём Войтенков: Как-то странно. Он ушёл, а они продолжают стрелять. Или он тут уже не важен?

 

Евгений Фёдоров: Так это игра. У них начальство в США. Он просто сам лично, как бы отошёл в сторонку. Вот сейчас у них нет лидеров, и не будет. Потому что, когда вы террористы, вы лидеров засвечиваете, если это не полные дураки, до такой степени, что их потом сажают, уничтожают и так далее. Поэтому, как правило, в терроризме лидеров нет. Это означает, что просто принято решение в США, что Правый сектор переходит в разряд подпольно-террористической организации чистого вида. Вот и всё. Как такая железная рука американцев, которая должна уравновесить давление как бы миротворческое наполовину Европы (оно хитрое миротворческое, но тем не менее), и сложившихся обстоятельств. То есть фактически, это такая мощная подпорка для американских сил на Украине незаконного характера. То есть, если что они потом сделают ещё один госпереворот, если, допустим, Порошенко и олигархи они задрейфят идти на массовую кровь опять.

 

Артём Войтенков: А я вот читал такое мнение, что американцы на Украине, в общем-то, проиграли. Вы сами говорили, что они завязли. То есть они хотели быстро, а быстро не получилось.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И теперь они как бы отступают и Украину сдают.

 

Евгений Фёдоров: Они не могут сдать её. Потому что, если они сдают Украину, они вынуждены будут отступать до Парижа, до Лондона. В войне невозможно прекратить войну, просто уйдя: "Что-то тут у нас не получилось, мы вас тут побомбили, и ладно". В системе войн так не бывает. Потому что если они отступают, здесь Путин – победитель, здесь НОД – победитель в России, здесь реформа Конституции, здесь замена элит, и следующий удар - это уничтожение собственно США. И самое главное здесь - восстановление единого государства. То есть, если слетает фашистский режим Порошенко, открывается прямая дорога к восстановлению единой государственности.

 

Артём Войтенков: России и Украины.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А восстановление единой государственности - это крах стратегического характера США, то есть крах 1991 года. Не тактический, как бы текущий, а стратегический. То есть идёт полный пересмотр мира. На какие позиции? На позиции 1991 года? То есть не только в масштабах России, но и в масштабах влияния России. То есть опять формируется двухполярный мир для начала, а потом, может, многополярный. Или сразу многополярный с мощным российским лидерским поясом. То есть на самом деле восстановление единого государства России и Украины это полная победа в геополитическом понимании этого слова. И это автоматически произойдёт. Понимаете в чём дело? Именно потому, что уже пошла война и пошли жертвы.

 

Артём Войтенков: То есть, если мы объединяемся с Украиной, туда автоматически подтягиваются другие страны поменьше, типа Армении и даже той же Белоруссии.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что вообще никаких вопросов не будет с Арменией или с Белоруссией. И с Грузией не будет. Если американцы уйдут с Украины, они уйдут и с Грузии. Если вы сливаете воду из ванны, она сливается из всех ваших кусочков ванны, а не только из одного места.

 

Они же не просто уйдут. Вы как бы абстрагируйтесь от текущей жизни. Они уйдут с позиций 1991 года. То есть они уйдут геополитически. Это значит, что они не могут держать удар в Грузии, уйдя из Украины. Потому что у них сил не хватило на главное направление фронта. Значит, точно в той же Грузии приедет просто матрос какой-нибудь из Москвы и скажет: "Ребята, что у вас тут за двадцать пять лет было? Что-то вы тут наворотили. Давайте-ка обратно дружить". И всё. И грузины скажут: "Оh, yes! Классно! Теперь мы будем вместе с нашей Абхазией и Осетией. Отлично. В едином государстве Россия. Прекрасно. Все проблемы решены. И мы опять пошли в рост, и вы опять нас защитили. У нас перестала быть миграция. У нас перестали турки жить в Батуми, где они там уже живут больше половины населения и всё остальное".

 

То есть это как принцип домино: в одном месте, в главное фронте вы проиграли - меняется всё пространство. Вот как Германия проиграв на Советском фронте, она проиграла по всему миру, где она вела и в Африке войну, и в Европе, везде. Вот если бы они не проиграли на Советском фронте, они бы там ещё победили. Они же планировали до Америки через Латинскую Америку идти. Помните, у них же были такие планы?

 

Артём Войтенков: Планы-то планами.

 

Евгений Фёдоров: Просто эти планы не были выполнены, потому что они проиграли в главном месте. А на Советском фронте у них было где-то, напоминаю, порядка семидесяти-восьмидесяти процентов сил, то есть, не все силы. Но проиграв в главном месте, они проиграли во всех остальных автоматически. Это сообщающиеся сосуды.

 

Я не побоюсь этого слова, в этом гений Путина. Что, решив вопрос с Крымом, он запустил неизбежную логику событий геополитического значения. В этой логике можно проиграть? Можно. Мы об этом всё время говорим. Но, если ты в этой логике выигрываешь, ты выигрываешь не Крым, ты выигрываешь 1991 год. И то, что сейчас об этом не говорят, это просто об этом не говорят, потому что к этому не пришло время говорить (я говорю на официальном уровне). Но мы людей к этому готовим. И мы как раз хотим, мы знаем, что это получится. Но мы хотим (НОД), чтобы это получилось быстрее и бескровно, то есть с минимальными потерями, поэтому мы людей к этому и подготавливаем.

 

Артём Войтенков: То есть присоединение Крыма - это частичное восстановление СССР.

 

Евгений Фёдоров: Никакого другого смысла в этом нет.

 

Артём Войтенков: А как говорят: "У нас там военная база". Ещё много чего.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас в Батуми неплохая военная база, и что это значит? Босфор и Дарданеллы - там ещё лучше военная база. При чём здесь вообще это? Плохие места в Прибалтике? Там вообще-то была база в Прибалтике ещё больше. Понимаете в чём дело? Баз-то много везде хороших и вообще хороших мест много. А какие прекрасные поля в Африке есть великолепные, где алмазы просто в земле растут, и что? То есть само по себе объяснение, что мы это взяли, потому что там красиво и хорошо, оно не катит в мировом конкурентном сообществе. То есть, взяв Крым, мы автоматически пошли по пути восстановления незаконно разрушенного (ключевое слово "незаконное"), разрушенного Советского Союза. Потому что мы – нация справедливости. Мы – нация правды. Наше госстроительство такое. Я не про людей, я про принципы госстроительства. И с точки зрения нации и правды, аргумент, что нам понравилась база в Крыму, поэтому мы его взяли, нам не катит.

 

Нам катит аргумент, что мы взяли Крым для того, чтобы восстановить справедливость. Но если вы восстанавливаете справедливость, тогда вы её восстанавливаете до конца. То есть вы можете об этом не говорить. То есть Крым для нас - первый шаг по восстановлению справедливости. А справедливость - это границы, незаконно разрушенные вопреки международному праву в 1991 году. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Это вы говорите, объяснение не катит, а причины могут быть всякие разные. Да, но, тем не менее, понятно, что Путин взял этот Крым и теперь, если его отдавать, это всё, отступление полное.

 

Евгений Фёдоров: А вы помните, поднимите наши первые ролики?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Взятие Крыма означает автоматически взятие Киева. Но через период геополитической войны, в котором эта победа должна сформироваться. Нет, можно и проиграть, всегда добавляю - пятьдесят, на пятьдесят, можно проиграть. Но, если победа, то это победа не в Крыму, это победа на всей границе бывшего Советского Союза. Потому что именно эта граница, которая на сегодняшний день у огромного количества граждан России не является святой границей, что уже означает, что поработала двадцать пять лет пропаганда дебилизации. Восстановление - это и есть те границы, за которые наши деды, прадеды клали свои кости, и нам придётся выходить на эти границы, потому что, отдав чуть-чуть, ты отдаёшь всю страну, может, не сразу. Вот отдав Киев в 1991 году незаконно, ты автоматически отдаёшь Москву и Питер с промежутком тридцать лет. Если ты разрешаешь кому-то скушать твою руку, то ты этому разрешаешь скушать весь твой организм. Ты будешь за руку сражаться? Так то же самое.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что касаемо предков. Как раз 10 дней назад был праздник – День народного единства. Я нарочно к вам пришёл попозже, через какой-то промежуток. Вы говорите, что уличные выступления людей они меняют какой-то политический расклад внутри и даже снаружи государства. За этот срок, 10 дней, какие-то изменения произошли?

 

Евгений Фёдоров: Произошло обострение геополитической борьбы в России. А вы не чувствуете? Впервые подписан закон, который мы ещё вносили года два назад о том, что можно конфисковать имущество иностранных государств на территории России. Его ещё тогда называли всякими совами, "закон российских олигархов". Но суть закона: если иностранное государство-агрессор у тебя конфискует имущество твоё, либо твоей экономики, то ты имеешь право конфисковать его имущество на территории России. Этот закон я лично подписывал, вносили года два назад, полтора после того, как начались санкции, и он тогда был отвергнут. Сейчас он был принят уже в редакции, и Владимир Владимирович подписал его не случайно 4 ноября.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день и подписал. Это очень значимый закон, то есть это закон о том, что мы публично сообщили миру: "Мы не будем коровой, к которой можно подходить и отрезать у неё мясо, где понравится и кушать, а мы будем сопротивляться". Это победа и это прямая победа 4 числа, сейчас мы немножко раскроем этот момент.

 

Но есть и поражения, то есть, естественно, интервенты-американцы пошли в атаку: история с дальнобойщиками, история с повышением налогов для бизнеса. Это же сразу пошло – 5-го числа было объявлено, что налоги для бизнеса будут повышаться. 5-го, то есть это сразу пошёл контрудар. Почему так произошло?

 

Что такое 4 ноября? Это победа национально-освободительного движения Российской Федерации в 1612-ом году. Это праздник специально, единственный кстати, созданный Владимиром Путиным в российской системе красных дат календаря, выходных дней, единственный, других праздников он не создал, только этот. То есть он создал праздник победы национально-освободительного движения. Что такое праздники? Праздники - это сигнал в общество, то есть Путин дал всего один сигнал на уровне праздничных сигналов о том, что для него вопрос победы НОДа есть главный вопрос его жизни и его судьбы. Иначе бы он устроил праздник урожая, как красный день календаря, ещё много можно было праздников найти. Он всего дал один сигнал. То есть когда человек принимает такого рода решение, он как бы говорит о том, что для него лично, что является главным приоритетом в его политической жизни, в его работе, поэтому это однозначный посыл. То есть это - праздник национально-освободительного движения.

 

Дальше возникли компромиссы, откуда возник День народного единства? День народного единства – это метод победы НОДа, все объединились и победили. Но назвать "днём народного единства" это всё равно, что назвать День победы днём объединения всех вооружённых сил Советского Союза. Они же все объединились и победили, взяли Берлин, формально так тоже правда. Но чувствуете сразу, какая подмена идёт, не подмена, а отвод от сути, но отвод от сути не имеет суть. То есть для тех, кто пытается не слушать лапшу из телевизора с тупым лицом, а пытается - "Что за праздник? А в чём его суть?" Всё, сразу ответы встают на свои места, потому что НОД – это люди, которые немножко дружат с головой, а не просто хавают то, что им даст телевизор.

 

Это означает, что все, кто вышел 4-го числа, 4-го ноября на Тверскую, которая, напоминаю вам, когда 3 года назад мы штабы НОДа организовывали, мы их организовали, первая наша была акция это мы вышли на Красную площадь в День народного единства, три года назад. Нас было 70 человек, никакой Тверской не было, никаких массовых шествий не было, не было ничего. Вышло 70 человек, есть ролик, мы прошлись по Красной площади, нас тогда пустили, как, например, на Красную площадь не пускают, нас пустили, мы прошли с нашими знамёнами НОДа. С этого момента пошло, это было подхвачено административным ресурсом, потому что понятно, что Тверская – это административный ресурс. Мы, как НОД (он всегда так делает), разведали, за нами пошли главные силы.

 

Так и здесь - пошёл праздник. Следующий год - на следующий год уже Тверская, но там было где-то около 50 тысяч, и там была КПРФ, очень важный момент, который тоже надо отразить. День народного единства, прошлись по Тверской, НОД, естественно, был главный, потому что это праздник НОДа, то есть мы как бы были табличка праздника. То есть табличка всегда занимает меньше места, чем само сооружение. Вот мы были как бы табличка праздника, хотя и тогда НОДа было около 5 тысячи человек, это было год назад.

 

И следующий праздник сейчас.

Очень интересная была организация. Я просто специально прошёлся вдоль всей колоны, очень интересно. За Маяковкой водовозками, большими КАМАЗами тяжёлыми была перекрыта дорога, то есть колона праздничная была сформирована от Маяковки до Охотного ряда. Но за этой колоны было перекрыто движение до Третьего кольца. То четь что это означает? Это означает, что если бы люди пошли на этот праздник, то водовозки бы убрали и сделали то, что сделали во время шествия "Бессмертного полка", когда всю Тверскую предоставили движению. В принципе праздник был рассчитан, я так понимаю, организаторы планировали, что придёт всё-таки народу побольше. Пришло 85 тысяч – это маловато.

 

Я насколько понимаю логика очень простая, мы её прослеживаем.

Если бы пришло больше 100 тысяч, вышел бы Путин. То есть если было бы больше 100 тысяч, то тогда не только был бы подписан тот закон, но и пошли бы другие заложенные им параметры действий:

- снижение процентной ставки,

- запуск российских рублей в экономику,

- прекращение всех разговоров о повышении пенсионного возраста,

- прекращение всех попыток пятой колоны поднять налоги и всё остальное.

Этого не получилось.

 

То есть как всегда, поскольку победа была не убедительна, то есть это была победа – 85, но не убедительная, то, соответственно, она не дошла до конца. То есть не вышел Путин, не подал народу, как он, допустим, на Васильевском спуске выходил, поблагодарил, возглавил то, что процесс освободительный, то есть начал быстрые действия. Он только подписал этот закон и сделал пару решений, направленных на укрепление восстановления суверенитета. Сколько людей вышло – таков и результат. Вышло бы несколько сотен тысяч - был бы очень мощный, быстрый результат. Вышел бы миллион – а митинг был приспособлен взять миллион, потому что так было запланировано. Планировали же это за месяц где-то приблизительно. Так было запланировано, что убрали бы эти водовозки, и люди бы выстроились до Третьего кольца – это больше миллиона человек туда влезает. До Третьего кольца всё было перекрыто вплоть туда по Ленинградке.

 

Это было бы, конечно, масштабное шествие, которое бы автоматически вынесло и Центральный Банк, и чиновников американских в правительстве, и перестроило бы всю страну на победу суверенитета за один день. То есть то, что люди не пошли это они, конечно… Можно сказать, что они не поняли сигнала, которым их вытаскивал Путин в свою поддержку, но это их выбор, и это выбор не в пользу страны. Не буду уж говорить, как раньше говорил, жёстких слов, типа "предательство", но это выбор не в пользу страны. Они дали какую-то силу Путину, но не дали её достаточно, в результате пошли эти процессы. И сейчас мы сразу наблюдаем. Я же не случайно говорю. Наверняка вы будете спрашивать про дальнобойщиков.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это прямая связь. Смотрите, декабрь месяц 2014-го года, то есть года не прошло, слова Владимира Владимировича Путина. Цитирую, в послании Федеральному собранию. Напоминаю для наших слушателей, что посланий всего 12 было за всё время, и это конституционный статус речи. То есть то, что он говорит на послании, это он не говорит на кухне, это он даёт главную постановку задачи, предусмотренную Конституцией. То есть выше, чем послание, он сказать не может, вот о чём, придав своей речи максимальное значение. И по посланию всегда всё это оформляется указами и распоряжениями. То есть всё это оформлено распоряжениями, а не просто так, с подписью и печатью.

 

14 декабря 2012-ый год. "Предлагаю на ближайшие 4 года зафиксировать действующие налоговые условия. К этому вопросу больше не возвращаться. Не менять их". Ну как это ещё можно иначе понять? Нельзя повышать налоги на малый бизнес, на дальнобойщиков и на всё остальное. Правильно? Потом дальше он говорит, что наоборот надо принять решение по облегчению бремени для бизнеса и так далее, то есть на этом его речь не заканчивается, но это абсолютно категорические фразы.

 

Дальше что происходит? Где 4 года? Четыре года не прошло, 4 года же сказал. Выходят правительственные чиновники и говорят: "Давайте повышать на 16% налоги на малый бизнес". Выходят другие правительственные чиновники, с телевизора я просто смотрю и балдею, официальные чиновники высокого уровня министры, замы выходят и говорят: "Дальнобойщикам надо ввести платёж". Понятно, что может быть и надо, но почему сейчас? Почему не пять лет назад, не 10, не через год? Путин вам сказал: "Хотите? Нужно?" Он же не говорит, что вообще нельзя налоги повышать. Только сейчас нельзя, когда санкции нельзя. Нельзя 4 года повышать. Они выходят и говорят: "Надо повышать" - что-то объясняют.

 

С точки зрения, если бы у нас было президентское государство, то есть президент был бы властью, их бы просто взяли и посадили сразу в тюрьму, потому что это называется саботаж. Мы сейчас выйдем из Думы, участковый скажет: "Зачем вы бросили мусор, поднимите". Я не подниму. Он скажет: "Вы не выполнили моё законное требование, я вас сажаю в тюрьму". Это закон, он имеет право. А у президента такого права нет. Но это к вопросу о конституционной реформе, видите, как тут сразу мы выходим. То есть ему надо дать эти полномочия (так за скобками нашего разговора), но с точки зрения, то, что называется уважение к власти и как говорят, у Путина царская власть и так далее. Ребята, это саботаж тогда. Если вы считаете, что у него есть власть, тогда вы саботажники, к вам надо посылать сразу ОМОН. Прямо с телевизора вышел этот какой-то, Старовойтов, тут же ему руки за спину, и в каталажку. Ну, или как минимум уволили с работы. Понимаете в чём дело?

 

То есть мы видим, что это вперёд пошла пятая колона, вперёд пошли американские агенты, вперёд пошли социальные бомбардировки. И это прямая связь с тем, что недостаточно людей четвёртого числа дали сигнал, что они готовы вместе с Путиным поднимать национально-освободительное движение, потому что праздник НОДа. Прямая связь. Это как на войне, у вас только два фронта: вы либо на одном фронте на Красной армии, либо на фронте фашистской Германии. Если вы третья сила, сидите дома, будучи призывного возраста, прячетесь в лесах, то вы либо дезертир, а дезертир есть форма борьбы со своим государством, то есть вы на стороне фашистской Германии. Осознано, не осознано - это ваши проблемы, третьего нет.

 

Нет третьей силы на войне: вы либо с одной стороны, либо с другой стороны. И люди, которые не поддержали Путина 4 ноября, в национально-освободительном движении не поддержали, а не просто так вышли шарики помахать, эти люди объективно сработали на врага. И тут же получили ответную плюху:

- повышение налогов,

- повышение пенсионного возраста,

- повышение тарифов для дальнобойщиков,

- повышение платежей дорог для всех,

- сокращение зарплат здравоохранения, образования,

- секвестр бюджета.

Как из рога изобилия полилось, обратили внимание? Просто как из рога изобилия.

 

Это выбор людей. Где были эти дальнобойщики четвёртого числа? У них была форма подачи метода решения своих проблем. Их не было. Всё, получи гранату.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно всё связано. Вы про народ говорите, а я замечаю то, что народ, он как пирамида. Те, кто больше понимает, но их меньше и тех, кто дальше смотрит, они приходят, они что-то делают. А основная масса - до неё, если с верхушки пирамиды идёт, идёт, расширяется, но медленно. Количество людей, которое приходит, оно же увеличивается ежегодно.

 

Евгений Фёдоров: Усилилось. Мало того, сформировалась НОДовская повестка дня. То есть мы сегодня живём в системе национально-освободительной борьбы даже, если люди этого не понимают и не хотят. Это их проблема то, что они не понимают. Ещё раз говорю. Да, они не вышли четвёртого, но на любой войне у вас не один бой, у них будет возможность выйти весной. Я уверен, что Владимир Владимирович будет организовывать весной.

 

Артём Войтенков: Весной, вы имеете в виду на 9 мая?

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Там либо крымские события. Вы знаете, это же поводы. Вся история – это история поводов. А суть – это расстановка сил. Как в спорте: вы красиво ходите на открытие Олимпиады, у вас красивый костюм, флаг, вы прошли по кругу, все вами любуются. Но это всего лишь антураж главного события из-за чего вы туда приехали - битвы, в которой вы либо проиграли, либо победили. Это всё поводы вокруг главного события. Главное событие – это и битва между национально-освободительным движением России и оккупантами за освобождение нашего Отечества. И вокруг этой битвы раскладываются все остальные антуражи, примочки, флаги, шарики, праздники и всё остальное.

 

Смотрите. Вы не захотели выйти 4 ноября. И 4 ноября дать опору Путину для решения проблемы суверенитета. Хорошо. А бомбёжки-то американские продолжаются, снижение жизненного уровня продолжается. Пятая колона, которую он заранее предупредил, что она будет снижать жизненный уровень, в послании тоже - пошла вперёд. Значит за это время до следующего шанса, который будет месяца через три-четыре ваш жизненный уровень упадёт раза в два. За это время вам расскажут лапшу, что мы 20 раз уже дошли до дна и пошли вверх, вам расскажут лапшу, что у нас уже рост экономики через 15 минут начнётся как ракета, то есть откровенную ахинею несут с утра до вечера. Но вы же понимаете, что это никак на вашем холодильнике и зарплате не скажется, кроме как в отрицательную сторону.

 

Артём Войтенков: Люди надеются.

 

Евгений Фёдоров: Они могут надеяться. Но через три месяца, я вам сразу официально говорю: через три месяца вы будете жить на треть хуже, чем сейчас. Просто потому, что вы дураки, и не вышли 4-го числа в защиту своего Отечества и в поддержку Путина. Давайте вернёмся к нашему разговору через 3-4 месяца. Если вас устроит это падение вашего жизненного уровня, значит через три месяца мы ещё поговорим, и пойдём ещё отложим на три месяца. Мы-то будем бороться.

 

Американцы будут повышать температуру котла российского социального до тех пор, пока вы не догадаетесь, что

- вам надо либо вступить в армию гестапо и уничтожить вашу страну, чего они и хотят этими бомбардировками;

- либо в амию освобождения, в Красную армию, и помочь России освободиться.

Вот два варианта. А дальше всё это - антураж и форма. Например, на будущее, я так понимаю, если вся эта тягомотина дотянется до будущих выборов, до сентября-месяца.

 

Артём Войтенков: Какого года?

 

Евгений Фёдоров: Следующего года. То эта американская борьба будет в форме протестного голосования. То есть их задача будет создать условия, при которых путинская команда (прямая или косвенная) потерпела сокрушительное поражение, и они перехватили бы парламентские органы через своих людей или антипутинских людей, и на этой базе дальше уже начали свержение российского государства. Это план на сентябрь их. Но я думаю, что они пораньше постараются сделать госпереворот, до сентября они ждать не будут.

 

Артём Войтенков: То есть весной.

 

Евгений Фёдоров: Начало, я думаю, попытаются весной. Тут, видите, у них не получается. Я сейчас смотрю сводки социальных опросов, очень интересно. За год число понимающих, что надо участвовать в уличных мероприятиях, возросло вдвое, по опросам. А тех, кто считает, что надо участвовать в мероприятиях в поддержку пятой колоны и интервентов, Навального и так далее, - наоборот упало, буквально раз в 10. То есть люди начинают соображать, что ты не просто должен жить на этой земле, а ты на этой земле должен сражаться за своё Отечество, вот это очень хорошо. То есть вот это подогревание социальное, когда человека увольняют с работы, он начинает как-то немножко думать.

 

Сейчас запретили летать в Египет. В Египет у нас летало официально шесть миллионов человек в год. Эти шесть миллионов человек, у них появилась возможность подумать - почему возрос терроризм. Есть возможность у шести миллионов сделать выбор.

- Пойти в сторону Навального и борьбы с Россией, которую американцы уже готовы, ждут, подготовили всё. Как говорится, английский пароход уже оружие привёз, в 1905-ом году было в первую революцию, Галифакс уже привёз оружие.

- Либо в сторону национально-освободительных сил, Владимира Владимировича Путина, и решить проблему суверенитета. Решив проблему суверенитета, вы решите проблему постоянно подогреваемого социального котла методом социальных бомбардировок.

 

Очень интересно. Вчера мы в Думе обсуждали вопрос бюджета. Просто анекдот.

 

Артём Войтенков: Но его приняли, да?

 

Евгений Фёдоров: И правильно приняли, потому что бюджет это распорядительный документ. Главный распорядительный документ вчерашнего дня это не бюджет, чтоб вы понимали логику. Вот что такое бюджет? Бюджет – это вы у себя дома в семье распределили полученный доход. То есть я понимаю, что у вас сын хотел, чтобы вы ему купили новый портфель, а у вас не хватило денег, вы ему новый портфель не купили и он не доволен. Но вы так решили внутри своей семьи, что нет денег на новый портфель для сына, но зато есть на новый диван, например. То есть весь бюджет это просто сыну купить портфель или новый диван, в этом разница. И на самом деле бюджет, как он написан, он написан в целом достаточно технически. То есть, деньги пришли, их надо распределить. Их распределили правильно. Может там можно критиковать. Условно говоря, на здравоохранение дали на пять процентов меньше, а на образование на три процента меньше. А надо бы на здравоохранение дать на три процента меньше, а на образование на пять. То есть между плохими вещами можно было поиграть.

 

Главный документ другой. Называется формально, если мы говорим о документе, "Направление единой государственной денежно-кредитной политики". Вот это был главный вопрос, он был до бюджета. Так вот по этому вопросу Дума тоже приняла решение. Хотите посмотреть, какое это решение?

 

Артём Войтенков: А что этот документ оглашает?

 

Евгений Фёдоров: Этот документ оглашает, что в Думу внесли на основные направления единой денежно-кредитной политики на 2016 год. И Дума приняла к сведению этот документ. Это значит, что письмо принесла почта, и вы расписались за полученную телеграмму. Дума сработала, как фельдъегерская служба - приняла внесённый документ в Думу, в виде устного доклада с трибуны в том числе. Он и письменный есть большой, и устный. То есть за нас всё это решили в Вашингтоне Соединённые Штаты Америки. А Думу просто проинформировали о своём решении. После чего Дума приняла бюджет на базе этого решения. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А здесь написано, от кого он внесён?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Естественно он вносится от Центрального Банка по технологии определённой. То есть он принимается по указанию Соединённых Штатов Америки через специализированные международные учреждения. Через советников Центрального Банка он пишется.

- В этом документе и прописаны высокие процентные ставки, чтобы было понятно.

- В этом документе и прописано падение курса рубля, все эти свободные курсы и всё остальное.

 

Но Государственная Дума никакого отношения к нему не имеет. И вообще никто в России, никакая власть не имеет. То есть просто срабатывает вертикаль власти, в которой так и быть, туземцев проинформировали о принятом решении, и они расписались - "Приняли к сведению". Мне понравилось, как какая-то фракция, правороссы, решили не принимать к сведению. То есть вышел от них представитель на трибуны и сказал: "А мы не будем принимать к сведению этот документ". И ушли. Это анекдот. То есть к вам почтальон стучит: "Возьмёте конверт?" А вы говорите: "Не буду принимать ваш конверт! Уходите!"

 

Артём Войтенков: То есть это как раз основополагающая штука, которая как раз и определяет распределение бюджета.

 

Евгений Фёдоров: Раньше этого даже не было. Раньше это всё решалось без нас. А сейчас нас проинформировали о принятом в Вашингтоне решении, о том, как мы будем жить.

 

Артём Войтенков: Так хоть проинформировали, уже неплохо. Какие-то подвижки происходят.

 

Евгений Фёдоров: Да, как-то уже сообщили. Если с этих позиций, то вы оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я просто вижу какие-то изменения. Другое дело, что эти изменения могут не привести к хорошему. То есть страна рухнет раньше, чем они приведут к какому-то положительному…

 

Евгений Фёдоров: Да какие это изменения? Это просто нас проинформировали о том, что вы туземцы сиволапые, и вы будет жить так, как мы прикажем в Вашингтоне. Вот и всё. Это наоборот нам ещё сказали, подчеркнули нашу роль сателлитов и исполнителей американской воли. Вот и всё. И публично это сделали с трибуны Государственной Думы.

 

Артём Войтенков: По поводу вот этого закона, который разрешает отнимать зарубежное имущество страны-агрессора, который подписал Путин в День народного единства, это он вышел…

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день.

 

Артём Войтенков: Он, по-моему, работает круглосуточно.

 

Евгений Фёдоров: Возложил цветы к Минину, Пожарскому. И в выходной день подписал закон. Нет, он-то может и работает, а там же чиновники должны были выйти на работу, канцелярия и всё прочее. Это же всё-таки такое дело. То есть специально организовал рабочий день, чтобы подписать этот документ. Это сигнал.

 

Артём Войтенков: Тогда он что позволяет делать? Надо признать, что какая-то страна на нас напала, и тогда мы можем отобрать, принадлежащие её гражданам фабрики, заводы, какие-то торговые сети?

 

Евгений Фёдоров: Её гражданам принадлежит всё. Артём, вы когда-нибудь задумывались, что такое семьсот пятьдесят миллиардов долларов иностранных заимствований?

 

Артём Войтенков: Да как-то это очень много.

 

Евгений Фёдоров: Это официальная цифра. Она на сайте Центрального Банка год назад, сейчас чуть-чуть поменьше. Это означает, что на эту сумму взяты кредиты иностранные, а любой кредит берётся под залоги. Залог раза в два-три больше чем кредит, это общая практика. Это означает, что где-то на полтора-два триллиона долларов мы заложили своё имущество, расположенное на территории России. Это означает, если вы посчитаете всю Россию, что у нас всё абсолютно, что частное, и что чуть больше мелочи, не квартиры, а побольше - заводы, объекты, предприятия, офисы, недвижимости в Москве, - всё является собственностью Соединённых Штатов Америки и их союзников.

 

Артём Войтенков: Это частный долг. Долг частных лиц как бы, не государственный.

 

Евгений Фёдоров: У государства то же самое. Только государство даёт, госкомпания, например. Они не сами идут в залог, их самих в залог нельзя отдать, они дают в залог своё имущество, которое у них. Допустим, у вас госкомпания, у вас сто заводов, предприятий. Вы, когда берёте кредит для своей деятельности, а они берут кредит на двести миллиардов долларов их этих семисот пятидесяти, вы заложили то, что у вас под вами - формально даже это государственное имущество. То есть всё заложено в России. Всё, что есть в России более-менее серьёзного дорогого - всё является собственностью американских кредиторов и их союзников. У нас нет страны.

 

Мало того, по Конституции Россия – единственная страна, у которой недра могут быть в частной собственности (единственная страна в мире!), и эти недра, будучи в частной собственности, естественно, тоже заложены в американских банках, и в английских, и европейских. То есть всё, что мы смогли описать для целей залога, то есть туда пришёл оценщик, американский, не наш. Американцы же дают кредит, соответственно они своих оценщиков присылают или по их поручению. Описал оценщик, всё обвешано, земля, кадастры проведены, зарегистрирована собственность и так далее. Всё, что оценено, всё, что зарегистрировано - всё находится в иностранной собственности.

 

То есть, о чём принял закон Путин? О том, что мы можем это ваше конфисковать, ребята. То есть он принял закон о том, что мы можем конфисковать у стран-агрессоров их сибирские заводы, сибирские и дальневосточные природные ресурсы, офисы, недвижимости в Москве, и всё, всё остальное, что находится у них в залогах.

 

Артём Войтенков: Правильно, вон гостиница Москва тоже, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: И гостиница "Москва" включительно, конечно.

 

Артём Войтенков: Которая рядом с Кремлём. Между Кремлём и Думой.

 

Евгений Фёдоров: Да. Гостиница "Москва", конечно. Вот об этом Путин и подписал закон. То есть он подписал закон о возможной национализации, чисто НОДовский закон, как вы понимаете. Потому что мы-то на всё смотрим через призму суверенитета. То есть, конфискация российского имущества, принадлежащего иностранным интервентам, есть благо. И он закон о благе принял. Очень хорошо. Но мы-то закон вносили раньше, просто раньше не получалось. Хотя это один из тех законов, которые НОД продавливал, и в результате борьбы, где-то двухлетней, нам НОДу в широком смысле, во главе с Путиным, удалось его продавить. Я помню, как на меня орали все, когда мы это внесли. Не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Истерика была такая: "Федоров хочет! Страны-агрессоры! Всё конфисковать, всё отнять". Всё. Сейчас всё приняли и тишина. Всё нормально. Видите, какая роль НОДа? Подготовили - получилось. Подготовили площадку, промяли, пришли основные силы во главе с Путиным, решили проблему. Вот так и будет восстановлен суверенитет.

 

Поэтому я обращаюсь к НОДовцам. У нас двести тысяч актив. Огромная благодарность за ту гигантскую работу и борьбу, которую вы проделали, фактически поменяли страну. Она вышла на логику победы НОДа, уже на завершающую прямую.

 

Артём Войтенков: Да, но я всё-таки вернусь к этому закону. Чтобы он сработал, нужно признать США страной-агрессором. Правильно? А это возможно только при войне.

 

Евгений Фёдоров: Это мы, мы же ребята простые, говорим по-честному. Мы сказали: "Объявить страну-агрессора". А в законе слов "страна-агрессор" нет, который Путин подписал. Всё, то же самое описывается, то есть страны, которые… Там очень сложный язык юридический, писали. Страны, которые принимают решение о том, что право собственности в отношении российских активов на их территории не являются как бы абсолютным.

 

Артём Войтенков: То есть здесь войны не надо. Если они у нас будут отбирать. Они уже начинают это делать потихоньку.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно, санкциями. Причём речь идёт не о том, что они отобрали, допустим, миллион, и мы миллион должны отобрать. О том, что если они отобрали у нас миллион, в Вашингтоне, то мы имеем право отобрать у них вообще всё имущество в России. Более жёсткий написан закон. Потому что они тем самым нарушили право защиты собственности, сняли мораторий по собственности, защищённой собственности.

 

Артём Войтенков: Они давно ввели список Магнитского, и прочие всякие дела?

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да.

 

Артём Войтенков: Уже три года назад было.

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да. Конечно.

 

Артём Войтенков: А мы только сейчас очухались.

 

Евгений Фёдоров: Не очухались, а это борьба была. Вышло восемьдесят пять тысяч человек - и закон подписали. Не вышло бы… Представьте, не вышло бы даже восьмидесяти пяти тысяч. Это мало, конечно, но всё-таки что-то. А не вышло бы и восьмидесяти пяти тысяч, вообще закон бы никто не подписал. Опять бы начали бегать, маневрировать и прятаться. Как три года это и делали. Что, три года назад были менее умные, чем сейчас? Просто тогда сил не было.

 

Артём Войтенков: Так и в Сирию мы вошли сейчас, а можно было и тогда.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы боялись. Нам же сказали, что Сирия это плохо. Видите, в Сирии американцы дошли до ИГИЛа. То есть они формализовали свои войска до античеловеческой армии. Ещё три года назад это были святые борцы за свободу и правду, по официальной терминологии, помните? И как мы со святыми борцами бы дрались? Как можно бомбить святых людей с бородами и взрывчаткой? Как? То есть они дошли. За два года они трансформировались в общественном мнении, после того, как начали взрывать памятники, публично резать людей под камеры. Вот эти голливудские постановки в том числе, когда они организовали.

 

Артём Войтенков: Так это же сами американцы делали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Но они это делали для того, чтобы дать им силы, понимаете? В чём сила ИГИЛ? Не в оружии. Сила ИГИЛ в устрашении. Вот нет у ИГИЛа миллионной армии, чтобы побеждать. Нормальная война – это миллионная армия. Следовательно, вот эти десять, двадцать, тридцать тысяч, которые у них есть, они должны выглядеть, как миллионная устрашающая армия. А чтобы они так выглядели, то есть решали проблемы, поставленные перед ними американцами. То есть американцы не сумели создать их них миллионную группировку просто, хотели, но не смогли. То для этого их надо как бы увеличить. Как, знаете, у вас десять танков, а вы ещё двадцать танков надутых. Надули, поставили и вражеские планировщики понимают: "Так, тут у них тридцать танков, сюда мы наступать не будем". Военная стратегия так устроена.

 

Вообще вся военная стратегия это сплошной обман, потому что там, где ты сильный, ты должен обмануть, что ты слабый, а где ты слабый, ты должен обмануть, что ты сильный. Вот американцы слабые, они должны обмануть. Чтобы обмануть, им надо преувеличить роль. Преувеличить роль – они дали команду, началась резня памятников и людей. Роль они преувеличили, но при этом они поймали себя в ловушку общественного мнения. То есть, да ИГИЛ стали бояться по-настоящему, но при этом им пришлось от него как бы дистанцироваться. То есть они по-прежнему снабжают оружием. Две недели назад – пятьдесят тонн бросили оружия и взрывчатки, официально предоставили ИГИЛу. Но при этом, они как бы говорят: "Это враг, и мы якобы его бомбим".

 

Артём Войтенков: Боеприпасами.

 

Евгений Фёдоров: Да. И мы в эту дырочку влезли. В этот как бы раскол.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А другой раскол в Испании. Там Каталония опять бурчит о своём отделении. То есть у них такой процесс брожения происходит несколько лет. В прошлом году у них было решение о референдуме, у Каталонии, который власть Испания, общей федеральной, признали незаконным. Сейчас у них уже следующий шаг - у них Парламент Каталонии уже проголосовал об отделении. Верховные власти это всё заблокировали.

 

Евгений Фёдоров: Давайте опять посмотрим логику. Просто непредвзятую логику. Вот если бы Испания была, как она до этого была, суверенным государством, что бы Испания сделала?

 

Артём Войтенков: В отношении Каталонии что ли?

 

Евгений Фёдоров: Да. Как только там возникли идеи даже об этом, они об этом говорят уже лет сто, даже двести, туда бы пришли полицейские, всех арестовали, посадили в тюрьму, и на этом все идеи закончились о всех отделениях и разделениях. Потому что испанское государство есть государство, то есть аппарат насилия. Собственно государство это и есть только аппарат насилия. Ничего в государстве нет на самом деле. Всё остальное есть приводные ремни этого насилия. И всё, не было б проблем с этой Каталонией, как её до этого не было двести лет. Она же давно уже бузит там, с первого дня своего появления в составе Испанского Королевства ещё. Теперь почему эти процессы бурлят, и у них появляется какой-то шанс на отделение? По одной простой причине. Опять давайте вернёмся к геополитике.

 

Первое. Есть ли у Испании суверенитет? У Испании суверенитета нет. Что нужно американцам от Испании раз у них нет суверенитета по отношению к США? От Испании американцам надо послушность и участие в операциях. Вот как испанская "Голубая дивизия" участвовала в боях под Сталинградом в Великую отечественную войну, грубо говоря, вот то же самое сейчас нужно от Испании американцам. Что им нужно сделать для того, чтобы Испания их слушалась? Надо, чтобы в Испании жёстко работала карательная вертикаль американской власти в разных формах.

 

На кого в этом случае им надо опираться?

- На терроризм, мы это видим по Парижу.

- И на других врагов Испанского государства.

Принцип "разделяй и властвуй". То есть это означает, что с точки зрения госдепартамента США надо тупо в Испании поддерживать всех, кто пытается давить на испанское государство, то есть ослаблять его. Вот они это тупо и делают. И в чём заключается тупое? Они не позволяют Испании использовать свой аппарат насилия для того, чтоб подавить сепаратизм. Всё просто. То есть они давят на испанские власти – нельзя использовать аппарат насилия, и одновременно как бы поддерживают каталонцев на бунт против испанского государства. И это совершенно логично. Как бы абсолютно логичная позиция американцев по принципу "разделяй и властвуй". То же самое англичане занимались в колониях и у вассалов всегда.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что во Франции там ничего особо не отделяется от Франции, там нужно повзрывать, а в Испании уже есть готовый котёл.

 

Евгений Фёдоров: Да, принцип очень простой. В Испании тоже до этого взрывали, если помните, железную дорогу. Принцип очень простой: вот сидит специалист-планировщик в американском посольстве, и ему надо создать инструменты давления для того, чтобы, когда он, американский посол, пошёл, вызвал к себе французских чиновников, ему было чем с ними оперировать в давлении. То есть, когда ты ведёшь переговоры, и твой партнёр по переговорам сидит на электрическом стуле, а у тебя перед руками кнопка перед ним стоит, и ты так, ведя с ним переговоры, приближаешь палец к кнопке и удаляешь, иногда и поднажмёшь немного, чтоб его так дёрнуло - переговоры идут успешнее. То есть помните - добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом. Вот это вот конкретный механизм манипулирования ситуации в давлении, в данном случае на официальную государственную власть.

 

И дальше этот аналитик в американском посольстве, он просто смотрит карту, допустим, Испании - где точки уязвимости?

- Есть сепаратизмы – отлично, точка уязвимости.

- Что там ещё? Голубые - точка уязвимости, они могут бузить.

- Какие-то процессы, связанные с семьями - точка уязвимости.

- Процессы, связанные с терроризмом – точка уязвимости. В бандсреду. Обязательно в американском посольстве специалист, который всё время контактирует с бандитским подпольем, бандитской средой. В любом государстве.

 

То есть это всё элементы, которые можно использовать для манипулирования вот этой шахматной доской в конкретном государстве Испания. То же самое во Франции. Если во Франции с сепаратизмом, там тоже они ищут сепаратизм, но там сепаратизма меньше, тогда больше внимания уделяется терроризму. Не хватает своего терроризма? Мы привезём. Взяли и сейчас привезли. Всё просто.

 

Артём Войтенков: Вот ещё. Обсуждение долгов Украины. То есть Россия давала ещё, будучи Януковичу, когда его пытались склонить к нашей точке зрения, так скажем, долг в размере трёх миллиардов. Теперь подходит я, так понимаю, конец финансового года, и часть долгов Украины списана кредиторами. А вот этот долг Россия упёрлась и не хочет его как-то отложить, отсрочить.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати она должна его откладывать? Вы давали кому-нибудь в долг?

 

Артём Войтенков: Конечно, приходилось.

 

Евгений Фёдоров: Было такое, что к вам пришёл тот, кто взял у вас деньги в долг, и потом говорит: "Отложи срок денег, когда я тебе должен отдать, иначе я тебе сделаю плохо". Это вообще не кредитор, это рэкетир. Так вот именно так Соединённые Штаты от нас и требуют, причём многократно в официальных заявлениях, что мы должны пойти навстречу Украине, и отложить им выплату долга.

 

Артём Войтенков: А почему? Какая в этом подноготная-то?

 

Евгений Фёдоров: Просто денег жалко, да и всё, американцам.

 

Артём Войтенков: То есть тогда им придётся давать?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Все деньги, которые Киев сегодня может дать России, это все деньги будут реально не поставлены Киевом в качестве репараций и контрибуций Соединённым Штатам Америки и их союзникам по соглашению о евроинтеграции, которая сразу предусматривает мощные выплаты контрибуций Киевом.

 

Вы вообще читали это соглашение? Семьсот листов, в которых сразу, два года назад было записано. Мне даже понравилось, я тут участвовал в передаче, и был прямой мост с Кличко, который тогда ещё не был мэром Киева, а был депутатом, до госпереворота в Киеве, два года назад.

И вот его спрашивает ведущий на НТВ или какой-то передаче при мне: "Вот вы соглашение подписали, а в соглашении записано, что будет падать жизненный уровень на территории Украины".

Кличко говорит: "Да, это действительно. Но это наш выбор".

То есть сразу все знали, что в соглашении. Вы же понимаете, что если где-то падает, то где-то растёт. То есть, если у вас организовано, что у вас начинает снижаться жизненный уровень в одном месте, значит, где-то кто-то на этом получит дивиденды, где-то он поднимется. Соглашение так составлено, что поднимется у американских союзников и Соединённых Штатов Америки. Поэтому это сразу заложено.

 

Теперь, из этих денег, которые американцы заработали на Украине, европейцы заработали на Украине, надо часть возвращать через Киев Москве. С какой стати? Им это не нравится. Они-то рассматривают Москву как своего вассала. Чтобы московский вассал не выпендривался, и быстро отказался от требований по этим деньгам. Кстати по их требованиям мы списали около пятидесяти, по-моему, или даже ста миллиардов долларов вообще-то говоря.

 

Артём Войтенков: Украинского долга.

 

Евгений Фёдоров: Не украинского, а разных долгов через Парижский клуб и через другие инстанции.

 

Артём Войтенков: Там Африке что-то списывали.

 

Евгений Фёдоров: Африке. Это всё по команде США делалось. Мы списали до ста миллиардов долгов, так что в принципе американцы требовали от нас то, что мы делали. То есть они не требовали от нас нового что-то. Они просто нам сказали в очередной раз: "Ещё раз подарите. Вот вы сто миллиардов по нашей команде подарили, кому мы сказали. Вот ещё подарите три". Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А мы тогда почему упёрлись?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что НОД пошёл. То есть Россия взбрыкнула после Крыма, и пошли определённые процессы, в которых Министерство финансов предлагает пойти навстречу американцам, а Путин от них вручную требует, чтоб этого не было. Идёт борьба. И очень интересная, обратите внимание. Как только американцы потребовали нам вернуть долг и Путин сказал: "Не вернём". А там где-то проходила от него позиция на этот счёт, указания или что-то проходило. Тут же Министерство финансов сказало: "Тогда мы два миллиарда переведём Киеву на поддержку наших банков". Помните? Где-то месяц назад. Так что с точки российской исполнительной власти, они как раз американские команды готовы выполнить. Просто им Путин вручную не даёт некоторые команды выполнять. Некоторые. В частности вот эту, потому что она уже набрала большой вес, как бы известность. А так мы уже Киеву компенсировали эти три миллиарда давным-давно.

 

Артём Войтенков: А если мы всё-таки будет настаивать на том, что Украина заплати долг. А Украина, Яценюк там заявляет, что это приведёт к дефолту страны. Дефолт это что? Это когда в стране денег нет, да?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Дефолт это отказ платить по долгам.

 

Артём Войтенков: Происходит потому, что денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Вы можете взять в долг и сказать: "Не хочу отдавать, потому что мне жалко".

 

Артём Войтенков: А что такого страшного будет для Украины?

 

Евгений Фёдоров: Значит, потом не дадут опять.

 

Артём Войтенков: А, по правилам разных фондов международных.

 

Евгений Фёдоров: Вы бы дали человеку, раз деньги берёт в долг и не отдаёт, значит, такому лучше не давать. Это естественная реакция. Поэтому понятно, что объявление Украины, что она кому-то не отдала деньги, это для других кредиторов сигнал, что лучше им не давать, могут не отдать.

 

Артём Войтенков: По-моему, для всех кредиторов сигнал - военный переворот и война на Украине, что туда вообще ничего не надо класть.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Тут ещё формальная сторона вопроса. Есть американские деньги, есть деньги МВФ - это те же, как бы европейско-американские. И МВФ по команде американцев, Лагард и так далее, пытаются выкрутиться, чтоб всё-таки Украине деньги дать. То есть этот дефолт, он же прописан в официальных бумажках. То есть в регламентах международных организаций записано, если страна (то, о чём вы говорите) не отдаёт долги, то ей давать нельзя. Поэтому там надо ещё и бумажки обойти. То есть они-то служат американцам, но при этом надо как бы бумажки так обойти, чтобы соблюсти лицо.

 

Артём Войтенков: Сложно у них. Тем более с учётом того, что на Украине, там, по-моему, вообще денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не стало. Потому что Украина богатая страна, раздета иностранными интервентами. До этого всегда так и было. Посмотрите 1942-1944 год. Вам поднять материалы, сколько с территории Украины немцы вывезли имущества? Там просто тысячи тонн того, миллиарды яиц - есть эти цифры. Просто куриных даже. Чернозём вывозили! Естественно, если ты захватил страну. Вон Советский Союз вспомните. Сколько из Советского Союза повывозили всего после 1991-го года? А на Украине сейчас второй этап грабежа.

 

Артём Войтенков: Почему второй?

 

Евгений Фёдоров: Первый был 1991-ый, в начале 90-х годов.

 

Артём Войтенков: А Европа уже отказалась от идеи взять Украину к себе младшим братом или нет?

 

Евгений Фёдоров: Такого предложения никогда не было.

 

Артём Войтенков: Нет, там же был не равноправный, а какой-то там.

 

Евгений Фёдоров: Планировали брать колонией. Уже взяли. Соглашение о евроинтеграции говорит о колониальном статусе Украины. Де-юре уже взяли и де-факто.

 

Артём Войтенков: Но он же не подписан до конца.

 

Евгений Фёдоров: Всё там подписано. Некоторые статьи отложены, некоторые, там, единый рынок, некоторые отложены, но сама формула уже взята. То есть Украина является колонией Европы. О чём мы говорим? Когда мы восстановим единое государство с Украиной, мы вытащим Украину из колониального рабства. Но для этого Украина ещё должна потерпеть немножко, чтоб сообразить, что они находятся в состоянии оккупации, должны потерять где-то треть населения (по нашим расчётам), и они уже близко к этой цифре потеряли. То есть не только убитыми, но и преступность, беженцы, переселенцы и всё остальное. Мне понравилось по телевизору буквально дня три назад показали интерактивную карту, которую составили шведы "Движение беженцев по миру", не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Такая красивая карта интерактивная, и там было сказано, что каждая точка это автобус. И там прямо видно эти потоки беженцев, как они двигаются. И там огромная волна этих потоков с арабских стран в Европу идёт, и такая же огромная волна идёт с Украины. Об этом не принято говорить, но в этой карте это было зафиксировано. Простые аналитики посчитали по автобусам, показали на карте, что с Украины идёт просто отток миллионов людей. Об этом же нам не говорят, пропаганда.

 

Артём Войтенков: То есть, когда Украина потеряет треть: уедут, убьют, умрут с голоду.

 

Евгений Фёдоров: Да, резко упадёт жизненный уровень.

 

Артём Войтенков: Он уже упал, как вы и говорили.

 

Евгений Фёдоров: Недостаточно. Надо так упал, чтобы проняло до печёнок.

 

Артём Войтенков: Чтоб есть было нечего, тогда включается голова.

 

Евгений Фёдоров: Да, включается голова. Упадёт жизненный уровень. Дальше нам со своей стороны надо дать ответ на их проблемы. В юридическо-международном плане ответ. То есть мы же ответ им ещё не дали. Сидит человек на Украине, он голодает, у него падает жизненный уровень, он понимает, что кирдык. Ему надо ответ - а как выжить? Ему надо этот ответ разжевать. У него есть метод выживания, который ему сказал его дед, бабушка и он это понимает. Он же сам человек-то русский, какой он ещё? У него есть ответ, но этот ответ, он один недостаточен. То есть ему надо, чтобы мы согласились с этим ответом. Потому что это ответ – восстановление единого государства оборонительного взаимной поддержки, взаимной защиты, которое мы всегда и давали. Вот, как Крым вошёл в состав, вернулся в Россию для цели защиты от уничтожения перед лицом госпереворота. Мы же понимаем, как эта технология. Вот это был идеологический ответ на ситуацию.

 

То есть сидит вот этот человек в Киеве, у него хуже с каждым днём. Ему надо ответить на вопрос. Половину ответов он знает по своим дедам и прадедам. То есть восстановление единого государства оборонительного против интервентов означает восстановление моего уровня жизни, прекращение Бабьих Яров, расстрелов, голодовок, грабежей и так далее на оккупированной территории.

 

Но второй ответ. Потому что в 1941-1944 у него была Красная армия, которая к нему стремилась, он её ждал и помогал ей в партизанском отряде. А здесь что? Красной армии-то нет формально. Почему мы и говорим, что эта Красная армия и план заключается в том, что мы здесь, на своей территории должны принять решение о том, что необходимо восстановить международную законность. А международная законность это - 1991 год, госпереворот в Советском Союзе.

 

О чём говорит НОД? Проведите расследование 1991-го года, как вы провели расследование 1953-го года - изменение статуса Крыма. В 1953-ий год залезли.

 

Артём Войтенков: Через год после присоединения.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для того, чтобы объяснить чем. Это же очень важно, объяснить. Это же не работает, если ты не живёшь в правовом поле. То есть расследование 1991-го года - это возврат в правовое поле, из которого мы выскочили в 1991-ом году. Условно говоря, у вас бандиты отняли квартиру, перепродали её двадцать раз, и она ушла куда-то. Но для того, чтоб вы её вернули, вы проводите уголовное расследование. По результатам уголовного расследования вы восстанавливаете права на квартиру. Потом вы начинаете её искать, её владельцев, её восстанавливать. Понимаете, как это устроено. Здесь то же самое.

 

1991 год - мы должны провести у себя решение, как мы провели по Крыму. Лучше их поднять до уровня судебных. Почему? Потому что есть потерпевшие. И Путин об этом в Сочи (вот мы этот вопрос не затрагивали), сказал. Впервые! Вот он поехал в Сочи и сказал: "В 1991 году было двадцать пять миллионов потерпевших по таким-то, таким-то обстоятельствам". И упомянул, что за этим стояли Соединённые Штаты Америки. Это он сказал в Сочи на дискуссии в Валдайском клубе в диалоге, в том числе с американским послом бывшим. То есть он обозначил круг потерпевших. То есть, есть потерпевшие.

 

У потерпевших по международному праву и по национальному праву есть права. Если вы потерпевший, у вас есть права - это главный статус потерпевшего. В чём эти права? Право на правосудие. То есть у вас есть право на правосудие. И по результату правосудия получение каких-то компенсаций, хотя бы моральных. Но раз Путин обозначил "есть двадцать пять миллионов потерпевших", значит, у них он обозначил, что есть двадцать пять миллионов людей, у которых есть право на правосудие. Я логику излагаю его.

 

Следовательно, необходимо, чтобы правоохранительная система расследовала события, в результате которых у них появился статус потерпевшего. Это - событие 1991-го года. Как только будут расследования событий 1991-го года, а они очевидны, госпереворот, появляется международно-правовая основа для восстановления границ 1991-го года.

 

После этого вы можете идти к голодающему киевлянину и объяснять ему: "Ты прав был, когда послушал своего деда, прадеда, прапрадеда, что надо восстанавливать единое защитное государство с Россией, но ты теперь оказывается дважды прав, потому что Россия признала факт незаконных решений 1991-го года, а значит, она в силу юридического статуса согласна на единое государство. И, следовательно, если ты теперь поднимаешь свой голос, правовой голос, пойдёшь в судах, это же решение нашего суда и для киевлянина тоже ответ. Право. Правовое решение. Военное решение – пошёл в Донецкую, Луганскую армию. Пошёл в подполье, в сопротивление, партизанский отряд под Киевом. То ты прав в международном плане. Ты – объект международного права. На твоей стороне международный закон".

 

После чего идёт процесс восстановления без всяких войск, без всяких военных усилий. Просто на одной дипломатической линии. То есть решение Тверского суда в Москве, в центре, потому что тут произошло преступление - субъект преступления Горбачёв совершил преступление на территории подконтрольным центральным округам Москвы. Это не нужно ехать куда-то. Он тут подписывал незаконные указы о ликвидации Советского Союза, советской Конституции, советского правительства и так далее. То есть, как только вы это расследовали, вы автоматически предоставляете правовые аргументы для киевских жителей, восстанавливаете единое государство с Российской Федерацией.

 

Дальше просто.

- Тут же, как только это решение состоялось, Порошенко становится сепаратистом по международному праву.

- И у народа Украины появляется право на борьбу с интервентами и оккупантами.

Всё просто. А сейчас такого права нет из-за нашего Тверского суда и прокуратуры, обращаю внимание. Не просто так нет. И в нарушение команды Путина. Будем называть вещи своими именами. Когда он говорил о двадцати пяти миллионах, это была скрытая команда правоохранительной системе. Это в его стиле. В лоб он не лезет, а всё время даёт советы.

 

Артём Войтенков: Тогда тех, кто советы не понимает, их будут потихоньку отстранять?

 

Евгений Фёдоров: Чистки будут, конечно. Так же, как будут чистки. Я уверен. Мы сейчас даже у себя в НОДе решили сделать табличку – Табличку саботажников. То есть команда Путина, как здесь - "Не менять их". Путин команду дал: "Не менять".

- Дальше - чиновник такой-то принял решение поднять налоговые ставки малому бизнесу. Фамилия чиновника такая-то, подпись такая-то.

- Чиновник такой-то принял решение ввести дополнительные платежи по ЖКХ, тариф на капиталку.

Кстати, тариф на капиталку тоже ввели после команды Путина "Не менять". И самое главное, жили двадцать пять лет без этого тарифа, пожили бы ещё пару лет раз такая напряжённая ситуация. Зачем нарушать приказ Путина-то? Любой ценой, что называется. Записали. Тем более не случайно, единственное, где аж четыре американские консалтинговые компании это в Министерстве по строительству и ЖКХ. То есть это не просто так тарифы выскочили, а это прямая агрессия пятой колонны через органы управления. Запишем.

- Для дальнобойщиков - саботажники. Запишем.

Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: Где-то, неделю назад, или две, писали в новостях, что Минфин предупреждает о падении курса рубля к концу года. И говорили, что там ничего такого страшного. Потом стали писать, что Центробанк напечатает триллион рублей к концу года. Это как-то так разнесено немножко по времени. Это вот что значит?

 

Евгений Фёдоров: Падение курса рубля - об этом и мы говорили, всё очень просто. Нам до конца года надо дополнительно отдать пятьдесят миллиардов долларов. Вообще, если мы посмотрим, как НОДовцы работают на высшем уровне, очень интересно. Вчера было обсуждение бюджета, и вчера был доклад главы Центрального Банка Набиуллиной Эльвиры Сахипзадовны по валютному курсу и по курсу, то, что мы обсуждали – основные направления единой государственной денежно-кредитной политики. Вчера мы обсуждали. И я впервые видел, чтобы председатель Госдумы Нарышкин задал вопрос. Обычно никогда не задаёт, задают из зала фракции, депутаты.

 

Артём Войтенков: Но его дело, в общем-то, вести заседание, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Да, впервые он задал вопрос, на моей памяти. Очень интересно, и вопрос в точку. Он спросил: "В том экспорте капитала, который сегодня есть (а она говорила цифры), сколько занимает возврат долгов, полученных из-за границы российскими компаниями?"

 

Артём Войтенков: То есть, российская компания берёт в долг, да?

 

Евгений Фёдоров: Таких долгов на семьсот пятьдесят миллиардов, мы уже об этом говорили, под залоги и возвращает. Поскольку санкции… Смотрите как. У нас же сейчас не принято говорить о санкциях.

 

Артём Войтенков: Да, заглохла тема.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но что такое, возвращать долги? Это означает, что я бы, если бы не было санкций, перекредитовался, то есть, продлил долг, или переложил его. А поскольку санкции, деньги в Россию давать запрещается, то я просто отдаю, и всё. Понимаете, да? Вот я компания, построился на американские деньги, потому что, российские рубли, мне запрещали на них строиться все двадцать пять лет, завод, какое-то предприятие, я сейчас этот долг отдаю. Так бы я его переложил, и на полученные деньги продолжил бизнес, либо построил ещё один завод, а тут отдал, и всё.

 

И вот этот вопрос Нарышкин и задал. То есть, смотрите. Он одним вопросом поднял вопрос санкций, потому что, они обратно деньги не отдают из-за санкций. И самое главное, Набиуллина ответила правильно, она сказала: "Большая часть, или почти все". То есть, вся проблема, которая есть в экономике, она создана санкциями. Для тех, кто понимает, так всё и поняли. Нарышкин понятно, задавал вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы дать сигнал. И суть этого сигнала фактически - в укоре Центральному Банку, который проводит политику безвозвратной отдачи денег. То есть, деньги отдаются, обратно не получаются в силу отсутствия суверенитета. То есть, фактически он своим вопросом поставил задачу: переложить отдаваемые средства в рубли. А это - позиция НОДа по нулевым процентным ставкам. Потому что, переложить на тех условиях, на которых взяли за рубежом доллары, это значит, дать рублю право, как и доллару, вкладываться в экономику на тех же условиях, а это - нулевые ставки.

 

Артём Войтенков: Как в Америке - ноль, ноль, двадцать пять сотых.

 

Евгений Фёдоров: Круг замкнулся. То есть, очень правильный вопрос, чисто НОДовский вопрос был, и самое главное, редкий. То есть, я впервые такое видел. И в этом плане, конечно, Нарышкин молодец - сразу вскрыл всю подноготную одним вопросом. Тем более, от него так не отмахнёшься, как от рядового депутата, поэтому, Набиуллиной пришлось сказать правду про то, что да, все основные наши проблемы, как она по сути ответила, из-за санкций. Всё, вопрос закрылся. Понимаете, как хитро?

 

Артём Войтенков: Только никто этого не видел.

 

Евгений Фёдоров: Все же отлично понимают, что Нарышкин просто так не будет задавать эти вещи. Это позиция Путина, по сути. Вот как вся система вскрылась. Поэтому, в этом плане блестяще, просто молодец. Это к вашему вопросу. До конца года нам надо отдать пятьдесят миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Долгов.

 

Евгений Фёдоров: Да, из тех семьсот пятидесяти. Безвозвратно, то есть, без перекредитования из-за санкций. Умножьте - пятьдесят, какой у нас курс?

 

Артём Войтенков: Шестьдесят пять, наверное. Я даже не слежу.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, шестьдесят пять. Три триллиона, двадцать пять миллиардов.

 

Артём Войтенков: Рублей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот на такую сумму мы получим до конца года ущерб российской экономике. Вот как вы думаете? Это значит, на эту сумму компании пойдут на биржу, и поменяют рубли на доллары, чтобы отдать их американцам, правильно? Как вы думаете, будет падение курса рубля?

 

Артём Войтенков: Ещё какое.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ.

 

Артём Войтенков: Центробанк и напечатает их, чтобы он падал.

 

Евгений Фёдоров: Не имеет права.

 

Артём Войтенков: А почему не имеет права?

 

Евгений Фёдоров: Вот это вот главный вопрос. Как напечатать? То есть, напечатать через систему перекредитования? Или напечатать через систему раздачи?

 

Артём Войтенков: А какая разница? Возьмёт и напечатает.

 

Евгений Фёдоров: Принципиальная. Потому что, если перекредитование, вы отдаёте на год, два, потом возвращаете. Вы контролируете пространство. Если вы для бюджета, вы просто раскачиваете инфляцию. Но, потом, правда, Эльвира Сахипзадовна сказала публично, что нет, такого нет, чтобы Центральный Банк что-то там напечатал. Но мы все понимаем, что рубль упадёт. Я вам на цифрах показал - такое давление, конечно, рубль не выдержит. И мы об этом заранее предупреждали. Хотя у Центрального Банка эти пятьдесят миллиардов вообще-то есть, даже до сих пор. У него в резервах где-то сто семьдесят миллиардов формально, поэтому, он легко мог бы. Раз он ранее не захотел поддерживать рубль, с какой стати он будет сейчас его поддерживать?

 

Вообще, вся история с рублём, это изначально история с нарушением закона Центрального Банка. Потому что ещё два года назад у нас инфляция была шесть процентов. Дальше Центральный Банк нарушил конституцию о поддержке рубля, отпустил его в свободный курс (с какой-то стати, тоже непонятно, с какой), результатом чего было появление инфляции, формально шестнадцать процентов, на самом деле гораздо больше. И одновременно подняли процентные ставки, вопреки команде Путина, когда Путин дал команду процентную ставку опустить, а Центральный Банк процентную ставку поднял.

 

Но знал ли Путин заранее о том, что такого рода заговор против него будет? У меня к вам вопрос, Артём.

 

Артём Войтенков: Да наверняка.

 

Евгений Фёдоров: Да, есть документальное свидетельство. Читаю. Бумага двухлетней давности. Путин поручил создать Росфинагентство. Два года назад.

 

Артём Войтенков: Что-то такое было, да. И где это Финагентство?

 

Евгений Фёдоров: Дальше читаем. Не просто создать, а Путин внёс закон о Росфинагентстве. Почему мы говорим, что Оксана Дмитриева пятая колонна? Не потому, что она либерал по взглядам, это не имеет значения. Потому что, она чётко работает в американском плане. Я просто взял её статью, чтобы было понятно. То есть, Путин два года назад ("всемогущий" Путин, "царь") вносит закон, который даже принимается в первом чтении "О создании Росфинагентства". В чём суть закона? Валютные резервы Российской Федерации управляются не Центральным Банком, а специальным агентством, Росфинагентством, подчинённым российской власти, в отличие от Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: То есть, он хотел убрать управление валютными резервами из полномочий Центробанка, и передать его государству.

 

Евгений Фёдоров: Передать эти полномочия государству, чтобы государство контролировало размещение валютных резервов. Объёмы резервов два года назад - пятьсот пятьдесят миллиардов. Следите за руками. Которые были на момент, когда он принимал решение. Закон был внесён, и даже был принят в Государственной Думе в первом чтении.

 

Дальше вся королевская американская оккупационная рать заорала в один голос. Просто, чтобы не быть голословным, вот статья Оксаны Дмитриевой, первый зампред Комитета по бюджету на тот период, потом её только удалось Путину снять с этой должности. Вот, процитирую: "Передача средств Росфинагентству является большим злом". 25 января Госдума в первом чтении приняла закон о внесении изменений в Бюджетный кодекс о создании этого Росфинагентства. И вот она орёт: "Сбор подписей. Фракции "Справедливая Россия", ЛДПР, КПРФ проголосовали против данного проекта в первом чтении. В интернете был инициирован сбор (Навальным в том числе) подписей против расхищения средств Стабилизационного фонда". То есть, против валютных резервов. Они заявили (у них же фишка такая "коррупция"): "Росфинагентству ни в коем случае нельзя им давать деньги, потому что, сегодняшний контроль Центрального Банка, это и есть контроль за сохранностью средств". И она орёт, как ненормальная, что ни в коем случае вот эту идею Путина о Росфинагентстве реализовывать не надо. И действительно закон был остановлен.

 

Впервые закон был остановлен, и не прошёл в Государственной Думе второе чтение. И мало того, был снят комитетом, где она была первым зампредом, с рассмотрения. То есть, комитет вынес на пленарку, и пленарка отменила закон, принятый уже в первом чтении. Теперь реакция Путина на неё и на действия пятой колонны: "Российское финансовое агентство, попытка реализации этой идеи, моей (Путинской, это я цитирую уже самого Путина) выявило наличие многих нерешённых проблем. Необходимо рассмотреть альтернативный механизм повышения эффективности управления средствами указанных фондов". Сказал Путин. Перевожу на русский язык - я попытался, я не смог пробить пятую колонну, в том числе, в Государственной Думе, и не смог продавить решение о Росфинагентстве.

 

Теперь смотрим цену вопроса. Итак, два года назад на момент, когда Путин принял решение, чтобы валютные резервы контролировались Росфинагентством, эти резервы были пятьсот пятьдесят миллиардов только по линии ЦБ. Дальше, в соответствии с конституцией, Центральный Банк часть этих денег потратил на поддержку курса рубля. В конституции сказано: "Поддержка рубля – основная задача Центрального Банка", цитирую.

 

Цена, сколько он потратил, любой наш зритель может посмотреть на сайте Центрального Банка - двадцать восемь миллиардов долларов. Из пятисот пятидесяти, следите за руками. То есть, было пятьсот пятьдесят, на функцию, которая единственная конституционная функция ЦБ, потрачено на её реализацию двадцать восемь миллиардов из этих пятисот пятидесяти.

 

Дальше следующая цифра. В результате странных манипуляций, непредусмотренных конституцией - валютные РЕПО, всякие придумки, может, они хорошие, но они не должны отменять главную суть работы Центрального Банка. Потрачено ещё валютных резервов на общую сумму четыреста миллиардов долларов. И под контролем ЦБ осталось где-то сто пятьдесят, плюс потом добавилось двадцать пять - сто семьдесят пять миллиардов долларов. Должно остаться было триста семьдесят два, а осталось сто пятьдесят. То есть, потрачено из валютных резервов четыреста миллиардов, из них по делу - двадцать восемь. Следовательно, триста семьдесят два потрачено неконституционным образом. То есть, ЦБ написал красивые сказки, куда он их потратил, но это значения не имеет. Тебе дали эти деньги для курса рубля, а не для чего-то, не для РЕПО. РЕПО - это косвенная поддержка, как они говорят. А зачем тебе косвенная поддержка? Просто трать, да и всё на валютном рынке. Потому что курс рубля к доллару, это просто предложение и покупка на рынке. У тебя рублей всего в стране шестнадцать триллионов, значит, больше, чем шестнадцать триллионов тебе на рынок предъявить не смогут никогда. Ты же их напечатал только шестнадцать триллионов.

 

Артём Войтенков: А РЕПО это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Это методы косвенного финансирования банков.

 

Артём Войтенков: То есть, деньги банкам. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Зачем-то. Но это как бы твои проблемы с банками. По закону о Центральном Банке и конституции, ты просто тупо должен был потратить на бирже для поддержания курса рубля деньги из этих пятисот пятидесяти миллиардов.

 

Артём Войтенков: Понятно. А он слил всё в банки.

 

Евгений Фёдоров: А он триста семьдесят два слил. То есть, он слил двадцать восемь правильно, и триста семьдесят два нецелевым образом, не так, как это прописано в конституции. Мог ли, допустим, Центральный Банк удержать курс рубля за счёт чисто биржи? Сто процентов мог. Может быть, не двадцать восемь бы потратил. Эти же тоже немножко повлияли на курс, РЕПО и прочие. Ну не двадцать восемь, а потратил он, допустим, пятьдесят. Пятьдесят, это вообще много. Это где-то порядка двадцати процентов всей рублёвой денежной массы страны. Естественно, столько бы на биржу просто не принесли физически. Поэтому, двадцать восемь, это всё, что потрачено целевым образом.

 

А теперь представьте, что если бы Путину удалось создать Росфинагентство, и контролировать эти валютные резервы. Смог бы Центральный Банк так легко спустить четыреста миллиардов?

 

Артём Войтенков: Ему бы тогда не дали бы просто.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Появился бы чиновник, подчинённый Российскому государству, который, ему бы, ЦБ сказал: "Мне нужно срочно столько-то денег". Он бы сказал: "Нет, извините. В конституции написано, что вы можете на биржу. А вы куда хотите? Банкам дать. Извините. Меняйте закон и конституцию, тогда будете давать банкам. Мне команда чтобы поступила по закону". Понимаете, да? То есть, появился бы контролёр расходования средств. Теперь вы понимаете, почему Оксана Дмитриева заранее, за два года готовя, когда американцы готовили против России эти санкции, это всё было заранее подготовлено, так яростно орала против решения Путина о контроле за валютными резервами? Понимаете? Всё просто. Это заранее подготовлена система пятой колонны, которая загодя…

 

Это история, как вот с картами кредитными Visa и MasterCard. Когда Путин внёс закон пять лет назад, американский посол сказал, что нам этот закон не нужен, и Государственная Дума проголосовала против закона Путина. За подписью Путина закон был, то есть, он внёс сам. Изъяв из него положение о кредитных картах национальных. И первое, что сделали американцы во время санкций - ввели санкции против держателей кредитных карт. Помните? То есть, заранее Государственная Дума работала против Российского государства и против Путина, пять лет назад.

 

Сейчас, то же самое она сделала два года назад. Это понятно, что Путин держит дипломатическое лицо при этой всей истории, деликатно это всё называя: "Что выявило наличие многих нерешённых проблем". Главная проблема - пятая колонна. Попытка моя сохранить четыреста миллиардов долларов под контролем России выявила наличие многих нерешённых проблем (я уже добавляю) в лице пятой колонны, контролирующей Государственную Думу в том числе. В том числе, говорящих голов пятой колонны в лице Оксаны Дмитриевой. Вот и всё.

 

И где теперь наши избиратели, наши граждане четвёртого ноября, которые могли бы поддержать Путина и в этой борьбе, его не поддержали. И что результат? Четыреста миллиардов потеряли валютных резервов. Давайте мы опять посчитаем, сколько потерял каждый гражданин России. Я полностью согласен с Оксаной Дмитриевой, со словами "афера тысячелетия". Полностью. Только она в этой афере на стороне аферистов. То есть, она осуществляла заранее подготовку изъятия из российской собственности четырёхсот миллиардов долларов. То есть, она входит в банду Соединённых Штатов Америки по грабежу России. Просто лично входит она. Давайте посчитаем, насколько Оксана Дмитриева с сотоварищами из американского посольства ограбили каждого гражданина России. Итак. Четыреста миллиардов долларов делим… У нас сознательных граждан в России сколько? Сто пятьдесят количество граждан, включая младенцев, работающих, где-то около пятидесяти, сознательных около ста, да?

 

Артём Войтенков: Давайте сто посчитаем.

 

Евгений Фёдоров: Давайте сто. Приблизительно каждого грохнула на четыре тысячи долларов. Умножаем четыре тысячи долларов на рубли - получаем двести шестьдесят тысяч рублей. Так что, уважаемые наши зрители, увидите Оксану Дмитриеву, передайте ей привет, она вас лично грохнула на двести шестьдесят тысяч рублей - афера тысячелетия. Ну, правда, афера тысячелетия - каждого гражданина России грохнуть на двести шестьдесят тысяч рублей. Каждого! Вопреки позиции Путина, подчёркиваю. То есть борьба Путина с Дмитриевой - победила Дмитриева. То есть, грабитель Дмитриева, поддерживающая иностранный грабёж России, сумела победить в активной борьбе Владимира Владимировича Путина, "царя", как некоторые говорят.

 

Артём Войтенков: Ну да, что у него полнота власти, он всё может. А вот очень любопытно, где-то я прочитал на каком-то новостном сайте. Есть, оказывается, у нас в России такой фонд, как "Комитет гражданских инициатив".

 

Евгений Фёдоров: Кудрин – выступающий за досрочные выборы президента.

 

Артём Войтенков: Ну и в том числе.

 

Евгений Фёдоров: И в том, чтобы в этих выборах не участвовал Путин.

 

Артём Войтенков: Он, оказывается, проводит исследование. И этот фонд сказал, что наиболее взрывоопасными являются Московская область, она просто лидер по взрывоопасности не чего-то горючего, а именно людей социального какого-то протеста, Ингушетия, Курганская, Псковская области, где политическое управление, как и в столице, лишено гибкости – это прямо их статья. Кстати, что очень любопытно, я залез на сайт этого фонда у них там русский язык и английский язык, и почти всё переведено на английский язык, все статьи, всё, что они выводят. Я так удивился, думаю, если ты русский фонд, зачем тебе полностью всё переводить на английский, ты же здесь занимаешься гражданскими инициативами.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю это фонд переходного периода. Его задача - организовать переходный период перед приходом к власти Ходорковского, Касьянова или может Саакашвили, потому что, насколько понимаю, американцы рассматривают такой вариант в Россию.

 

Артём Войтенков: Саакашвили в Россию?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А вы что не заметили, как его раскручивали наши СМИ? Вы думаете, что его будет кто-то выбирать? Назначат и всё, а Государственная Дума проголосует, как она проголосовала за Турчинова в Киеве. Верховная рада проголосовала за Турчинова во время госпереворота. И, судя по всему, для этого его здесь американцы и раскручивают. Они же идиоты, им вообще по барабану, что вы тут думаете в России. Они верят Саакашвили - всё. Решили – все идите, все работайте. Задача посла его провести. Вот и всё. А дальше - все остальные фонды. Их задача - создать ситуацию переходного периода для передачи власти. А уже перед Саакашвили поставят задачу ликвидации Российской Федерации, например, или перед Ходорковским или перед Касьяновым. Но с Саакашвили тут надёжнее, он просто чётко настроен, он враг, тут понятно всё. Поэтому я думаю, что они ему, американцы, больше доверяют, чем Касьянову или Ходорковскому в этом плане. Потому что Ходорковский бизнесмен, он может захотеть грабануть всё.

 

Артём Войтенков: Себе.

 

Евгений Фёдоров: Себе, да. Саакашвили, он точно будет землю есть, но ликвидирует врага под названием "русский народ" и "русское государство". Поэтому это как бы всё - переходное положение. Мы немножко с другим, обращаем внимание, столкнулись. И здесь, мне понравилось даже, если вы видели последний фильм Мамонтова про заговор в Иркутске, он впервые назвал. Помните, я в беседе с вами сказал, что в Иркутске был заговор?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Был фильм Мамонтова на "Россия 24", где он подтвердил, что да, в Иркутске был заговор. И фильм был, его показывали, даже в Думе его показывала. То есть действительно в Иркутске был заговор, мы это показали на цифрах. Это не был заговор нового губернатора. Это был заговор против Путина и против российского государства с розыгрышем как бы альтернативного губернатора. То есть та самая история - Каталония и Испания. То есть американцы не любят каталонцев, они просто не любят Испанию. А каталонцы им нужны, как инструмент давления и ликвидации испанского государства в рамках его вертикали власти.

 

Так и здесь. Важно то, что расследование Мамонтова оно подтвердило то, что мы говорили. Появилась очень интересная прослойка. Кто заговорщики? Раз заговор, значит заговорщики. И у Мамонтова в фильме хорошо показаны заговорщики. Это продолжение нашей темы, которую мы раннее обсуждали. И эти заговорщики… Очень интересно. Он вскрыл, что эти заговорщики не только в Иркутске, в Новосибирске и в ряде других городов.

 

Помните, мы всегда говорили, что американцы в своём заговоре будут опираться в России на бизнес? Потому что это люди, у которых деньги, у которых влияние, у которых чиновники на откупе, то есть они могут быть заговорщиками по своему статусу. В России есть бизнес, соответственно, основной - это американский, ну они все американский бизнес. Но есть, скажем так, олигархический, который владеет заводами, производствами, и который, в принципе Путин многому научил, когда посадил Ходорковского, и есть подросший бизнес.

 

Подросший бизнес это, конечно, строительный бизнес. И мы видим, что американский посол разыгрывает строительный бизнес (для этого он летает по всей стране), как основную опору для заговорщиков. А уже потом к нему подтянется олигархический бизнес, когда строительный бизнес пробьёт тему основной системы заговора. И мы видели, что именно эти заговорщики работали по Иркутску, даже по фильму это, Мамонтов даже на это вышел, по Иркутску, по Новосибирску, по Московской области они же будут, по Москве. То есть это основной субъект работы американцев с целью заговора по свержению Путина на первом этапе - строительный бизнес. Это очень интересное наблюдение Мамонтова, я получил его от Мамонтова, как и вы все. Но наш анализ показал детали, что, да, это так, то есть ставка сделана на этот бизнес.

 

Причём Мамонтов сказал только о части. Я потом начал исследовать вопрос. Например, почему в Красноярске прошло руководство, которое не соответствует большинству, которое было избрано, там была избрана "Единая Россия". Выяснилось, что заговорщики из числа строительного бизнеса Красноярска, например. Эта система, она вездесуща. Похоже американцы нащупали слабое место для подготовки заговора – это строительный бизнес Российской Федерации. Это бизнес, связанный с властью. Понятно, что участки не получишь без коммуникаций с властью, без коррупционных коммуникаций. Имеющие мощную систему, соответственно, чиновничество представительства, чтобы работать, имеющие большие деньги.

 

Не случайно, мне понравился недавний доклад, когда Путину докладывали вчера, по-моему, или позавчера, выяснилось, что это единственный вид бизнеса, который в России в условиях санкций наращивает объёмы работы, это очень интересно.

 

Артём Войтенков: По Москве это очень видно, строят просто сумасшедше.

 

Евгений Фёдоров: Американцы закрыли производственный бизнес, и как бы дали команду пятой колоне в правительстве перенаправить деньги туда для своих. Потому что эти деньги транзитом идут на антипутинскую борьбу значит. То есть мы это понимаем. Готовятся протестные голосования и основные заговорщики, которые будут выставлять кандидатуры и фамилии – это строительный бизнес. Если бы мы жили в российском государстве 500 лет назад, царь Иван Грозный давно бы его такого рода бояр, не все же бояре были заговорщиками, вычленил и уже бы в отношении них было применено лобное место на Красной площади, если мы говорим историческим языком.

 

Сегодня мы видим, что внутри заговора это является ядро заговорщиков. Есть факты, что именно эти люди не считают нужным считаться с российским государством. Потому что, допустим, бизнес производственный, он уже как бы научен после путинских действий по Ходорковскому и так далее, в политику не лезем, помните, об этом говорили часто. А это чуть он меньше по объёму, чем олигархический, это же не Дерипаска или Абрамович, но он похоже является опорой для Соединённых Штатов Америки с точки зрения заговора против российского государства. Это просто надо понимать для аналитики, и в дальнейшие действия надо учитывать этот фактор.

 

Артём Войтенков: Как валили Советский Союз? Создали недовольства, ещё по СМИ очень сильно накрутили, что всё плохо, и люди сами пошли, и сами развалили Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Они не сами пошли, они были организованы системно.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Организаторы – это и есть заговорщик, то есть человек, у которого есть минимальные организационные возможности.

 

Артём Войтенков: Так у нас полно таких заговорщиков.

 

Евгений Фёдоров: Но не все будут участвовать. Некоторые боятся Путина и не будут участвовать в заговоре, просто боятся. Вы же понимаете. Вот в Иркутске они протащили не кандидата, которого назначил, подписал Владимир Владимирович. Это впервые, кстати, то есть впервые. Это выпад не против Путина, это выпад против Российской Федерации, Федерального центра, как бы разрушается вертикаль власти общенациональная. Они же понимают, что они засветятся.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Понимают. То есть они пошли на это зная, что они засветятся и, следовательно, имея риски в связи с этим, с засветкой, какие-то. То есть, будет ли на них воздействие государства российского за заговор или не будет – не известно. Но какие-то риски есть, что будет. Правильно? И они пошли на этот заговор. То есть, это значит, что они перешагнули определённую черту, они морально подготовились к борьбе с российской государственностью в будущем. И уже сейчас в мелочах, это мелочь на самом деле она, как говорится, может и рассосаться, но в принципе это такой сигнал, что есть группа, на которую Соединённые Штаты Америки могут опереться и особенно если они её укрепят. То есть дадут им убежище, укрепят их финансово, укрепят их организационно, вплоть до самолётов на запасных аэродромах. Это сигнал и этот сигнал прозвучал. Не просто в Иркутске 5 заговорщиков или 10, а уже система: Иркутск, Новосибирск, Красноярск и Москва, то есть мы видим элемент системы. И раз это элемент системы, значит, кто-то это создавал, кто-то это организовывал. А раз это кто-то организовывал коммуникации, поддержку, значит это уже заговор общероссийского масштаба.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что американцам надо скинуть Путина. Вот чем они и занимаются.

 

Евгений Фёдоров: Да, но речь идёт, они этим занимаются это их работа это понятно. Но где-то они на кого-то опираются в этой работе. И много в России разных элементов и бизнесов много. Мы просто сейчас увидели, наша аналитика показала, что на эту сферу они опираются в большей степени чем на другие. Это нужно для предотвращения госпереворота. Я сейчас вам говорю аналитику, которая понадобится государству. НОД – это же интеллектуальная организация в том числе. Я сейчас это говорю не только вам, я говорю тем НОДовцам, которые находятся во власти, чтобы они учли этот фактор. И я вас уверяю, что многие из них этот фактор учитывают. НОДовцев во власти много, я всегда говорил штабы – это часть НОДа. Значительная часть НОДа находится, главный НОДовец – это Путин, но значительная часть НОДа находится в разных органах власти. Просто они не везде верховодят и в большинстве. У силовиков побольше, в экономике значительно в меньшей степени, в Центральном Банке вообще в подполье, реально, но они есть. Жить-то хотят. Не только же рядовые граждане хотят жить, но и чиновники. Они же все понимают, что начнётся война, начнётся террор американский на территории России - зацепит всех.

 

И, кстати, очень интересный сигнал. По тому же, мы уже это упомянули, сожженному Дому профсоюзов. То есть этот американский агент главный полицейский Одесской области организовал, ну и другие, это сожжение. Он думал, что всё у него в шоколаде, получил свои 30 серебренников. А потом вдруг через год начинают его искать, называют преступником. Он вообще-то на это не рассчитывал.

 

Артём Войтенков: Совет безопасности Европы.

 

Евгений Фёдоров: Да, он на это не рассчитывал. Кстати, в этом и причина, одна из причин теракта, мы говорили, он на это не рассчитывал. То есть это такая история, это такой сигнал. Поэтому и чиновники в России, даже которых устраивает колониальный статус, не все хотят, чтобы Россия была ликвидирована, даже большинство всё-таки не хотят. Потому что понимают, что после ликвидации американцы пройдутся по своим агентам и солдатам, и зачистят их хотя бы как свидетелей.

 

Артём Войтенков: Правильно. А кому они тогда будут нужны? Никому.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поэтому это тоже такой фактор, благодаря которому мы имеем союзнические системы, в том числе и тех, кто работает на американцев в системе власти. И я сейчас говорю для них. Потому что надо всё-таки, война и национально-освободительное движение – это профессиональная борьба, то есть это интеллектуально, с серьёзной аналитикой, с серьёзной наукой. И я сейчас говорю эти факты, я же не только говорю для рядовых граждан, но говорю и для тех, у которых есть возможность повлиять на ситуацию на уровне власти. И они влияют на эту ситуация, я, кстати, им за это тоже благодарен.

 

Важный ещё момент, который мы получили по Иркутску. Это впервые Антон Романов, наш друг поднял этот вопрос, НОДовец, что в Иркутске была рассылка мощная по линии, скажем так, гражданской обороны по подготовке Майдана. Была мощная рассылка. Он написал даже на эту тему заявление в прокуратуру, в следственные органы. То есть несколько сотен тысяч человек получили СМСки. То есть Соединённые Штаты Америки проникли достаточно хорошо в систему информационную. Та же ситуация была в Москве - массовая система рассылки.

 

Артём Войтенков: Выходите на улицу?

 

Евгений Фёдоров: Да, выходите на улицу, Майдан. То есть это означает, что они могут написать всё, что угодно, в том числе враньё. Условно говоря, я сейчас утрирую, например: Владимир Владимирович полетит куда-то далеко на самолёте и не будет его на связи 5 часов. За это время нам вдруг по телевизору, по СМСкам скажут, что что-то произошло в Кремле, что у нас уже новый начальник.

 

Артём Войтенков: А было такое недавно.

 

Евгений Фёдоров: Да. И на этой базе организуют какие-то события. Он где-то приземлится, а тут уже другая реальность. Мы видели - в Иркутске опробовался не только заговор строителей, строительного бизнеса против российской государственности, в Иркутске опробовались и эти технологии современные. То есть, как работает пятая колона в информационном пространстве, в системе связи, каким образом организовать в случае дестабилизации ситуации быстрый сбор людей вокруг этих процессов. То есть это такой важный момент, который тоже надо учитывать для аналитики, в том числе для НОДовцев в органах власти.

 

По Москве. Эта рассылка в Москве о террористах. Не получали? Очень многие в Москве получили СМС рассылку о том, что в Россию проникли террористы, что в Москве террористы и так далее. То есть это была специальная рассылка по дестабилизации российского общества. Многие в Москве получили. То есть мы понимаем, что база данных для американцев это несколько миллионов человек, в том числе по линии интернета.

 

И вообще то, что такие вещи пошли в Иркутске, в Москве это означает, что приближается час Х по версии посла Соединённых Штатов Америки. Потому что он начинает засвечивать вещи, которые в принципе Twitter, который вдруг заблокировал нашего пророссийского блогера, который крупнейший блогер Twitterа, американцами был заблокирован. То есть это означает, что Twitter открыто работает против российского государства. Я сейчас приглашаю НОДовцев вести борьбу с этим. То есть нам надо отключать американский Twitter и формировать российское подразделение Twitterа по российским законам. Иначе в критической ситуации все пророссийские силы в Twitterе будут отключены, а включены только американский спам.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, как это и было, и в той же Ливии, и в странах, и в Египте.

 

Евгений Фёдоров: Это надо учитывать. И в целом под занавес нашего обсуждения я вам скажу. С чем сейчас выступает НОД с какими важными, актуальными вещами.

 

Первое. Мы всегда говорили о том, что нужна конституционная реформа, которая даст автоматически полномочия главе государства. Мне кажется, что ситуация настолько обостряется, особенно после теракта с самолётом возможным, и так далее, что надо переходить к чрезвычайным полномочиям главе государства по борьбе с саботажем. Вопрос о саботаже я уже об этом сказал. То есть я приглашаю тех людей, которые пострадали от этого саботажа – это малый бизнес.

 

Просто одна ремарка. Мы говорили, что пятая колона и саботажники вопреки команде Путина, который категорически запретил это, не менять их, ещё раз подчёркиваю сказал, не менять тарифы и не менять налоговые условия -ввела вот эти налоги дополнительно для малого бизнеса. Малый бизнес это два, они ввели налоги для двух миллионов предприятий с небольшим. Чтобы было понятно, объём этого налога в 6 раз меньше, чем налоги, которые платит один Газпром. Все 2 миллиона 300 которые они ввели, они ввели меньше налогов, чем Газпром в 6 раз. То есть просто увеличение налога Газпрома на 20% означает, что не надо злить 2 миллиона человек, у которых ещё и коллективы. То есть понимаете, что они делают? Они специально бьют в те точки, которые вызовут общественное возмущение. То есть они с этого налогов не получат. Мало того, налоги от этого повышение только уменьшат, потому что там мгновенно люди половина уйдёт в тень, мы же это понимаем.

 

То есть задача не собрать налоги, а задача разозлить два миллиона человек, и против Путина. Понимаете в чём задача? Это чисто работа пятой колоны. Поэтому я как раз приглашаю этих два миллиона предпринимателей влиться в НОД, поднять, хотя бы написать заявление, что мы хотим жить в свободной стране, чтобы в ней не командовали Соединённые Штаты Америки, и не уничтожали российский бизнес. И самое здесь главное – поднять в своей среде лозунг чрезвычайных полномочий главе государства по борьбе с саботажем. Мы говорим о том, что потерпевшие в условиях работы саботажников и пятой колоны должны чётко принять метод защиты своих интересов - это предоставление главе государства Путину чрезвычайных полномочий по борьбе с саботажем. Первое.

 

Второе. В экономике - деколонизация, мы об том говорили.

И третье. Надо выходить на отмену выборов губернаторов.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда пусть народ думает, пусть вступает, если он хочет, пусть пишет какие-то заявления вам или в прокуратуру. Что эти предприниматели мелкого бизнеса могут сделать?

 

Евгений Фёдоров: Они могут участвовать в поддержке Путина в национально-освободительной борьбе. Вообще-то это самая активная часть населения. Это люди, которые пользуются авторитетом у себя в селе, в маленьком районе. Это люди достаточно патриотические по своей основе, потому что они в американских банках деньги не держат, и от Лондона всё-таки не зависят, не тот калибр, как говорится, это не крупный бизнес. И они и есть те мелкие лавочники, говоря языком Германии, заинтересованные в суверенитете страны в первую очередь. И если нам удастся запустить политику низких процентных ставок, о которых постоянно говорит Путин, и количественном смещении, они будут первые, кто получат дивиденды от резкого экономического роста страны. То есть, просто говоря, эти два миллиона человек могут завтра же придти в любой банк, а низкие ставки для всех банков, и в этом любом банке взять кредит под 2% годовых на развитие бизнеса в связи с открывшимся спросом в российском рынке, вызванном, в том числе санкциями.

 

Условно говоря, он выпускал в сельскохозяйственном бизнесе, например, выпускал тонну мяса в год или две тонны мяса в год, а может выпускать 100 тонн или 200 тонн мяса в год, потому что у него всё налажено. Взял кредит, поставил новое увеличение производства. Рынок ты знаешь, спрос у тебя есть, ты знаешь кому продавать, у тебя система отношений есть. Ты просто по принципу бери больше – кидай дальше. То есть одним решением, снижением процентных ставок до нуля, мы автоматически из маленьких предпринимателей-бактерий делаем монстров экономической жизни - два миллиона монстров, которые и есть развитие страны, они главный выигрыш, заинтересанты. То есть на них, для них Путин и пытается пробить суверенитет в Российской Федерации, как потребителей этого суверенитета. А, естественно, они уже передадут этот экономический рост гражданам.

 

То есть они для того, чтобы увеличить в 100 раз производство не только кредит надо взять, надо же рабочих нанять, закупить оборудование, которое кто-то произведёт, то есть дать смежникам производство наладить, увеличить. И это означает общий рост доходов населения Российской Федерации. Запускается экономика спроса. Потому что рост доходов населения означает дополнительный спрос на рынке, то есть надо не 100 тонн мяса уже, а 200 тонн после этого. Это для предпринимателя второй шанс ещё удвоить своё производство уже в перспективе 5-6 лет.

 

И в результате он из маленького предпринимателя, который бегает, не знает как ему закрыть все свои прорехи, найти эти три рубля кому-то расплатиться с налогами, расплатиться с поставщиками, он становится основой российского бизнеса. Растёт с 15% ВВП до 50-70%, как в Европе, там малый бизнес именно эти занимает ниши, или в Китае, например, где его 55, и является основой дальнейшего политического строя Российской Федерации. Потому что он тогда, получив такие доходы, может заказать политический процесс. И тогда он будет действительно вкладываться в политический процесс не как коррупционер.

 

Сегодня, чтобы вас избрали на какую-то должность политическую депутатом или чиновником, реально вы договариваетесь с одним инвестором, это и есть коррупционная связь. То есть он вам дал деньги, вас избрали мэром, например, и вы ему потом всю жизнь отдаёте эти деньги, за счёт коррупции. Это же не подарок. А когда у вас сложился слой предпринимателей, которых сотни предпринимателей в вашем городе, они же все поднялись, то это уже заказ общества, то есть это другая форма уже построения. Хотя конечно надо вообще уходить от этой модели английских выборов коррупционных, и переходить к моделям российских, земских систем построения власти. Но это как бы второй этап.

 

- Мы решаем проблему коррупции в том числе.

- Мы решаем проблему суверенитета его базиса укрепления.

- Мы решаем проблему поддержку политических сил и партий движений и так далее национально-ориентированных.

Потому что сейчас, чтобы вы участвовали в крупных выборах, вам надо взять деньги у американцев, которые вам их подсунут. Потому что даже, если вы берёте от крупного бизнеса деньги, а мелкий вам не даст, они нищие, особенно после бомбардировок социальных, то этот крупный бизнес весь в Америке под контролем, в оффшорах. Поэтому фактически американцы говорят: "Им можно дать деньги, а им нельзя". Если вы перекладываете это на малый бизнес у вас резко растёт суверенитет в политической системе. И после этого выборы будут настоящие, не липа, как сейчас. Договорились с крупной корпорацией, она дала деньги, заказала средства массовой информации. Других туда не пустили, у них же нет денег, всё. Про них никто ничего не знает, какие бы они ни были хорошие. Избрали того, кого назначили в Соединённых Штатах Америки губернатором, например, и всё. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вы описали красивую картинку только её же надо достигать. Люди должны что-то делать ради этого. В первую очередь включить голову, а во вторую…

 

Евгений Фёдоров: Включить голову, поддержать Путина, и влиться в национально-освободительную борьбу. Если кто-то думает, что сидя на диване, играя в танчики, и попивая пивко, или даже трудясь на своём производстве, и в своей семье, но не думая о стране, и не работая на неё чуть-чуть, хоть два часа в месяц, как на Тверской. Можно было найти два часа, и просто прийти на Тверскую, когда пригласил Владимир Владимирович Путин на государственный праздник. Не нашлось два часа. Всё, получи налоги. Всё просто. Так и дальше будет. Ещё хуже для вас будет жизнь. Вас выжгут просто, как калёным железом, как потенциал национально-освободительного движения. А всё-таки маленькие собственники – это потенциал всегда национально-освободительного движения в любой стране. Просто вас выжгут, как калёным железом.

 

Поэтому:

- либо вы победите вместе с Путиным и НОДом интервентов, и станете богатыми, счастливыми, и влиятельными в своём районе, городе, стране,

- либо вас просто уничтожат.

Вот ваш выбор. Выбирайте!

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1270 мб)
Видео MP4 640x360 (503 мб)
Видео MP4 320х180 (279 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (31 мб)
Звук 32kbps MP3 (31 мб)
Звук 64kbps MP3 (59 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (92 мб)

Текст:
EPUB (211.41 КБ)
FB2 (429.16 КБ)
RTF (731.43 КБ)