Евгений Фёдоров 12 сентября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 12 сентября 2015.
Зачем США взорвали 11 сентября башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, зачем укорачивают историю России, почему боевики уничтожают древние храмы, кто сверг Януковича, почему происходят попытки государственных переворотов в Таджикистане и Армении, как Путин будет бороться с ИГИЛ, что будет после выполнения Минских соглашений, чьи указания выполняет Центробанк, театре выборов, почему сделали партийную реформу, и как очень просто разобраться в геополитике.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 12 сентября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-12

 

Собеседники:

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Евгений Фёдоров –  депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, совсем недавно произошла годовщина событий террористических актов – снос башен всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Хотелось бы ваше мнение по этому поводу узнать. Что это было? Кем устроено? Зачем? Кто за этим стоял?

 

Евгений Фёдоров: Если оценивать ситуацию стандартно исторически, то есть по историческим законам, там всё просто и понятно, и чётко видно. Именно поэтому всё время вешают лапшу и пытаются увести от содержательной части законов геополитики. Они брутальные, железобетонные и, по сути, в человеческом обществе они ничем не отличаются от таких же законов в обществе, допустим, зверей, диких зверей в лесу и так далее. Иногда это называется словом дарвинизм, то есть это конкуренция наций, государств. И тот, кто в этой конкуренции выигрывает, где войной, где политикой, где дипломатией, где интригами, где оранжевыми интервенциями, тот и получает право жить за счёт побеждённого, поглощая его в себя, делая его своим элементом, как правило, вассальным слугой, и как бы переходя на новый этап развития. Соответственно, все нации, все племена стремятся стать народами, все народы стремятся стать государствами, все государства стремятся стать империями и их конкуренты, соответственно, тоже пытаются их подавить и сами стать империями на их базе. Вот это простая логика.

 

А теперь с этой логики давайте посмотрим на события этого террористического акта. Сколько там народу погибло? 3,5 тысячи человек. А сколько погибло, например, в первую мировую войну?

 

Артём Войтенков: Гораздо больше.

 

Евгений Фёдоров: Несколько десятков миллионов. А во вторую? Сотни миллионов. А просто в какую-нибудь войну не очень мировую, а просто конкурентную войну, которых было миллион за историю человечества? Тоже везде по 100 тысяч, по миллиону, по 10 миллионов. То есть цифры маленькие 3,5 тысячи человек по отношению к Отечественной войне или даже просто к войне, допустим, гражданской войне в Америке или войне с Мексикой. Просто цифры во много раз меньше. Я о чём хочу сказать? Что само по себе жизнь человека, когда реализуются политические задачи и политические цели, она является просто разменной монетой в этих целях.

 

А теперь посмотрим: чего добились Соединённые Штаты Америки, когда для них якобы случайно случился этот террористический акт? Они сформировали правовую основу американской мировой империи. То есть они получили, взяли, присвоили права, в результате которых были осуществлены вторжения по всему Востоку. И десятками войн: Ливия, Сирия, Египет, где были госперевороты, были уничтожены миллионы человек. Это дало возможность распространить своё влияние.

 

Второе – Афганистан. Появление их в Афганистане позволило им наладить производство тяжёлых наркотиков, которые в свою очередь позволили им нанести серьёзнейший удар по России и по Китаю. В России от этих наркотиков, которые до вторжения американцев в Афганистан вообще не производились, от этих наркотиков в России после этого стало умирать от 100 до 200 тысяч человек в год. То есть там 3,5 тысячи, а здесь по 100, по 200 тысяч только у нас в России в год умирает, как последствие этого террористического акта, то есть это прямая связь явлений. Так устроена геополитика, как шахматная партия: в ней двигаются пешки, двигаются фигуры, результат – такая проекция на жизнь людей.

 

Артём Войтенков: То есть они сдали пешку, чтобы выиграть ферзя?!

 

Евгений Фёдоров: Маленькую пешечку, чтобы выиграть целый ряд доминирования в мире. Потому что вопрос доминирования в конкуренции наций является ключом для всех вопросов. То есть любая война идёт ради доминирования кого-то либо тех, либо других, либо и тех и других, потому что чаще всего так. И не одна война не начинается, если и та и другая сторона не рассчитывает на победу. Потому что, если они на победу не рассчитывают, они просто капитулируют. Какой смысл драться, если ты гарантированно проиграешь, лучше уж ты договоришься и оставишь себе хоть что-то, хоть какую-то перспективу, хоть какое–то имущество, хоть какие-то возможности.

 

То есть что получили американцы? Потратив 3,5 тысячи человек они получили весь мир. Это очень хороший change, который куда более выгоден, чем, если бы они, например, просто тупо бы начали за это же самое в тупую воевать. Не через механизм провокациями с башнями-близнецами, а просто в тупую, как они до этого многократно делали – устроили войну, и в этой бы войне потратили миллион своих солдат. Явно, что цена вопроса измерялась бы такими же показателями, да ещё не известно победили ли. А тут мягко и гарантированно достигли результата.

 

Поэтому отсюда простой вывод, чисто математический. Если вы формулу X*Y=Z, если вы знаете Х и знаете Z, то вы можете знать какое Y, просто обратным отсчётом. Понятно, что этот Y был организован американцами. Не обязательно президентом Америки, потому что там могут быть разные силы тоже задействованы, я на этот счёт просто не владею информацией. Хотя сами американцы считают, что это верховная власть США это организовало. Это могут быть просто некоторые силы, которые сами стоят за президентом Америки, например, олигархи.

 

Что олигархи американские пожалели бы три тысячи человек? Мы по Ходорковскому знаем: когда ему приглянулся офис в Москве на Садовой улице, он просто вырезал дом с жильцами, и заселился в этот дом. И что? То есть ради того, чтобы просто иметь красивый вид из окна. То есть тут явно люди не являются предметом, который вообще требует какого–то серьёзного внимания, когда ты проводишь политику мирового масштаба с точки зрения Соединённых Штатов Америки, да и не только их, это общий подход.

 

Вот вам и главный ответ – это организовано было США для того, чтобы перейти на этап закрепления своей победы над Советским Союзом, и установления мировой военной юридической компоненты мировой империи, которая у них де-факто геополитически сложилась после победы над Советским Союзом.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что это чистая подстава, провокация для достижения своих целей.

 

Евгений Фёдоров: Как и всё остальное. Это жизнь людей, жизнь животных такая же. Чистая подстава и провокация, чтобы скушать баранчика.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Как поступает любой волк, или медведь, или рыбу поймать. На планете Земля биологическая жизнь – основа на жестокой конкуренции. Может быть, где-то есть другие планеты, где другой принцип, но вряд ли. Все виды животных, даже растений, а уж тем более человека, рас, народов произошли из конкурентной борьбы. То есть победители оставляли за собой свой тип строительства физического, психологического, территориального, какого угодно. И дальше они сталкивались с другими победителями, и выигрывал сильнейший. Следующий шаг: сталкивались с другими, выигрывал сильнейший – и так было развитие всего человечества, это основной человеческий закон.

 

Когда у нас запускают… Вы когда-нибудь задумывались (глубокая основа этого вопроса) почему в России День России (день рождения) отмечают в отношении даты, которая была 25 лет назад. Когда-то задумывались?

 

Артём Войтенков: Ну, это чистой воды вражеская пропаганда, я бы сказал.

 

Евгений Фёдоров: Это как бы внешнее содержание. Почему враги, интервенты (мы понимаем, что это интервенты, мы сейчас подойдём к этому), почему они приняли такое решение? Для чего это? На самом деле это же потрясающая глупость. Хорошо, вам сколько-то лет, и представьте, что завтра, например, вы решили вдруг праздновать свой день рождения, что у вас день рождения был пять лет назад. Вы можете себе такое представить? Вы подумали, посовещались, думаете: "Что же это я, буду праздновать день рождения, что я родился, допустим, в 2010-ом году". Здорово, да?

 

Артём Войтенков: Наоборот, несовершеннолетний.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы, тут же оформили свои документы, паспорт сдали обратно в полицию, потому что вам ещё рано паспорт получать, потеряли права имущественные, правильно? Потому что у нас имущественные права наступают с 18-ти лет. И всё у вас поменялось в жизни после этого вашего решения. Когда вы такое решение приняли, для этого должны быть основания, а, скорее всего, такого характера, что вы стали сумасшедшим, потому что иначе вряд ли человек нормальный примет такое решение.

 

И тут наша страна, которой полторы тысячи лет, вдруг такое решение принимает, фиксирует его в конституции, вытаскивает народ на голосование, и он на голосовании утверждает. То есть это не просто ваше решение стать пятилетним, а вы расписались, ваши родственники за это расписались, все так решили, это коллективное.

– Либо мы понимаем, что это коллективное помешательство, что невозможно, потому что по теории вероятности не могут сразу все одновременно сойти с ума просто так, как бы случайно.

– Либо этому предшествовали определённые события.

 

Понятно это событие – поражение наций, то есть капитуляция. После чего вам просто сказали: "Вот так делайте, так и так. Теперь вы приравниваетесь, хорошо, назначаетесь рабом, но поскольку понятие раба вроде нет, поэтому назначаетесь ребёнком". И вот так это всё и зафиксировано.

 

Мы читаем. Сейчас идёт эпопея в Думе, борьба идёт за Преамбулу Конституции. Преамбула – это декларация, это не прямой документ действия, но это декларация нации.

 

Артём Войтенков: Подождите. Дума, уже вносится предложение заменить эту Преамбулу Конституции?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Идёт борьба за то. Мы, группа "Российский суверенитет", национально-освободительное движение, мы проталкиваем эти вопросы суверенитета, а система оккупационная сопротивляется. А что написано в нашей Преамбуле? Наверное, тоже никто не читал, за что голосовали. А там написано, что мы, возрождая российскую государственность 25 лет назад, а до этого её как бы вроде не было. То есть враньё заложено. А как же мы полторы тысячи жили без суверенитета и государственности?

 

Артём Войтенков: Нет, коли мы вернули этот флаг трёхцветный, то имеется в виду, наверное, Царская Россия до 17-го года.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Тогда бы написали, что день рождения России в 16-ом году, как день рождения Петербурга в 1700-ом, при Иване Грозном, при создании Московского царства, при учреждении Киевской Руси полторы тысячи лет назад, то есть как-то вот это бы приняли. Нет! Приняли же решение, что День Рождения 25 лет назад, то есть до этого её не существовало. И тем самым отсекли всю технологию государственного строительства и технологию защиты. Следовательно, отсекли право быть наследниками этого полутора тысячелетнего государства. А, следовательно, подвели к праву, подвели к ситуации к капитуляции полной, то есть ликвидации страны.

 

По сути, у нас заложено в конституцию механизм ликвидации Российской Федерации, если мы внимательно это посмотрим. То есть не просто мы приняли Конституцию, по которой стали внешне управляемые, а мы в неё заложили механизм ликвидации геополитически, с точки зрения геополитических законов. Путём того, что мы туда заложили столько вранья, которое реализуясь на базе этой идеологемы идут следующие, реализуясь, приводят к полной ликвидации.

 

Просто вы теперь считаетесь ребёнком, ребёнок много шалит и поэтому ребёнок подлежит ликвидации. Вот такая логика заложена в нашу Конституцию, потому что мы ясно, что будем шалить, потому что это неправильно, мы сами будем пытаться как-то жить. А дядя старший из Америки, который старше согласно официально нашей идеологии теперь, ему же 300 лет, а нам 25, – он будет командовать. Вначале он будет командовать, потом он будет бить, как он сейчас и делает санкцией и Украина. А потом он скажет: "Нет, этот ребёнок подлежит к полной ликвидации, он неуправляем". Вот так это заложено в нашу Конституцию.

 

Или, допустим, что мы являемся частью какого–то иностранного сообщества для нас – есть старший дядя и дальше это уже прописано в 15 статье, то есть это прямая взаимосвязь явлений. Преамбула Конституции декларирует, что Россия есть недоразвитый ребёнок, прямо в преамбуле написано. А дальше уже в самой Конституции прописан механизм управления этим ребёнком со стороны старшего дяди из Вашингтона. Одно, другое, третье, четвёртое – это технология. Это технология и законы, по которым все на планете Земля, кто не выдерживает конкурентной борьбы, подлежат ликвидации, все. И это касается не только мира людей, но и мира животных тоже. Если ваш кролик не выдерживает конкурентной борьбы своими методами, прячась под камнями, или высокой рождаемостью, или другими технологиями, если у него нет зубов, чтобы справиться с волком, то он подлежит ликвидации, как вид, не только, как личность, если о кролике можно сказать личность, но и как вид, и это касается всего.

 

Если вы у себя, коль у нас лекционный формат разговора, если вы у себя напишете этот ряд тезисов геополитической конкурентной жизни, это простые формулы, – вы легко поймёте и увидите ответы на основные вопросы. Практически на все, на все вопросы. На какие-то мелкие вопросы надо далеко выстраивать логическую цепочку, но вы получите ответы абсолютно на все вопросы.

 

И тогда, когда я говорю, например, смотрите, опять эта история – пенсионеры Московской области были лишены права на проезд в Москве.

Это право на проезд в Москве было лишено почему?

Потому что секвестр бюджета.

А почему секвестр бюджета?

Потому что команда МВФ и потому что американские санкции, то есть искусственное решение внешнего управления.

Следовательно, Соединённые Штаты Америки лишили областных пенсионеров права на проезд в Москве. Цепочка логичная? Технологически логичная цепочка подобна тому, как нападение гитлеровской Германии привело к тому, что Ваню Сидорова в городе Ленинграде убили, потому, что на него упала бомба с немецкого самолёта. Который прилетел, потому что была война с Германией, которую объявила Германия, следовательно, Гитлер убил Ваню в Ленинграде. Понимаете? Связь есть стопроцентная, для любого человека абсолютно понятная.

 

Но после нашей дебилизации 25 летней давности, когда нам, во–первых, лапшу повесили и враньё в Конституции. А дальше начали с утра и до вечера объяснять во всех учебниках, всем школьникам, что жизнь не такая, какая она есть на самом деле. Раз отсекли весь опыт полутора тысячелетний значит можно повесить лапшу, надо с чистого листа повесить абсолютную глупость. И вот это всё дальше выстроили и в результате у людей распалась связь, то есть они как бы ушли на уровень дебилизации более нижестоящего уровня.

 

Что такое дебилизация? Это отсутствие опыта, это отсутствие знаний. До этого им полторы тысячи лет знания накапливали 60 поколений наших дедов и прадедов. Потом эти знания отрезали, библиотеку сожгли, если грубо сказать. Естественно человек оказался в положении того полутора тысячелетнего назад, который ещё не прошёл весь путь госстроительства для целей конкурентной борьбы и не выжил в этом пути, а другие–то прошли. В результате американцы оказались сразу в конкурентном преимуществе, они обогнали нас сразу, соответственно  в 12 раз, хотя им всего 300 лет.

 

То есть это так срабатывает технологичная схема, и она совершенно чётко выстраивается: если ты теряешь знания, ты теряешь лидерство. Теряешь лидерство – ты исчезаешь с планеты Земля, твоё место занимают другие. Потому что места у нас мало на Земле, поэтому американцы и говорят: "Мы уже Сибирь присмотрели" – совершенно открыто. Англичане говорят: "Мы Урал присмотрели". Уже все присмотрели на нашей территории, потому что знают, что скоро этот ребёнок исчезнет. Ему дали время пожить 25 лет, он дебилизовался, и сейчас он исчезает. И это так устроена жизнь, она так была всегда и до нас, и мы многих так прижали, скажем так, кто с нами слишком жёстко воевал.

 

Сколько, не в форме народов, а в форме выше, в форме империи, сколько Российская империя уничтожила империй в войнах беспрерывных? Что делал у нас с утра до вечера великий полководец Суворов, Ушаков, Кутузов? Долбал с утра до вечера, долбал чужие империи. Такие же, которые тоже хотели жить, у которых тоже были свои планы, они тоже хотели доминировать на всей планете Земля. Где они? Где Османская империя? Где Австро-венгерская? Где Шведская, которую Пётр I добил, хотя она была сильнее на порядок, мы же понимаем по Полтаве и так далее. Где они все? Где кролик Вася, которого съел волк? Он не справился, он не смог выжить, не смог приспособиться к конкурентной борьбе, его скушали, нету кролика, волк довольный, у волка появились дети, и волков стала стая.

 

Вот так это устроено в жизни, и так было всегда. Это и есть суть существования человечества, и не только его, но и вообще биологического материала на планете Земля. Всё биологическое, оно так живёт в конкурентной борьбе, и только в ней оно и происходит: оно в ней рождается, оно в ней совершенствуется. То есть парадокс в том, что эта беспрерывная конкурентная борьба приводит к развитию человечества, потому что именно в этой борьбе, как в спорте, если вы не участвуете в соревнованиях международных или в олимпийских, вы перестаёте расти, как спортсмен. Правильно? Ну, зачем вам? В дворовой команде вы поиграли, здоровье приобрели и всё. А это напряжение сил, когда вам надо победить соседний район, потом соседний город, как спортсмену, потом соседнюю область, а потом соседнюю страну, а потом другую страну, а потом другой континент – это вас и тащит, заставляет вас раскручиваться, становиться сильнее, сильнее, сильнее и сильнее и наконец, вы достигаете планку своего потолка. И на этой планке своего потолка вы, сколько смогли, достигли, а, допустим, какой–то мексиканец оказался сильнее, он вас победил. Вот всё, потолок установился. То же самое в отношениях международными нациями. Проигравшему спортсмену – маленькая пенсия и плохое здоровье, а проигравшей нации – смерть. Вот и вся разница.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо, тогда вопрос по армянскому электромайдану. Сейчас началась вторая серия этого действа. Первая серия успешно была затушена, загашена, сейчас опять, то же самое возбудилось там. Причём, что забавно, протестующие устроили, перекрыли опять проспект Баграмяна, их опять разогнали, и опять всех отпустили.

 

Евгений Фёдоров: Мы же тут в национально–освободительном движении действуем на основе, на научной основе. Смотрите, мы специально проводили исследование "Противодействие совершению цветных революций". Это научное исследование, закончилось буквально только что, в котором как раз и прорабатываются механизмы, как и где разворачиваются цветные революции. В разных странах: Египет, Сирия, Ливия, начало Армении, – то есть это всё здесь проходит.

 

Технология следующая. Почему не получались цветные революции 100, 200, 300 лет назад? Они же дешёвые, дешевле, чем, ну зачем Наполеону было на Россию направлять полумиллионную армию, держать миллионную армию, если он мог в принципе в тысячу раз дешевле решить свои проблемы в России путём, допустим, механизма оранжевых интервенций. Да очень просто, потому что уровень суверенитета страны был достаточно высок, чтобы эти вирусы подавлялись. А как они подавлялись? Они подавлялись всегда силой.

 

И эти исследования показывают, что везде, где цветная революция не подавляется в зародыше силой, она везде побеждает. Потому что сам факт не подавления её в зародыше силой, это как вам вирус попал в организм. Если у вас сразу не настроена иммунная система и вирус не был подавлен с первого дня, а вирусы вам попадают в организм каждый день тысячами, то дальше вы в другую стадию переходите. Как называется эта стадия у людей?

 

Артём Войтенков: Сопли из носа.

 

Евгений Фёдоров: Болезнь. То есть вы переходите в стадию болезнь. А стадия болезнь это уже другая история, это надо лечить и это надо контратаковать. Лечение – это контратака. А первичная защита иммунная организма – это не контратака, это просто автоматически они не проникли к вам, не попали в ваш организм, максимум на пол миллиметра. Так и здесь, если государство сильное, оно автоматически подавляет проникновение этих оранжевых технологий, и методами оранжевых технологий со стороны интервентов.

 

Если государство слабое, оно переходит на стадию болезни и, по сути, оно обречено. То есть если ему не помогут другие сторонние доктора, то есть другие сторонние государства, оно погибнет – это уже гарантированный результат. Поэтому мы и говорим, если Армения не пересмотрит систему отношений, в том числе с Россией на стандартно суверенно независимую систему, то она уже точно погибнет. Она уже болеет. Вирус оранжевой интервенции американцев в неё проник, ею был пропущен с силу её слабости государственного организма не суверенного, и он там уже спокойно развивается, размножается и средства внутренние уже не помогут. То есть Армения сама с этим уже не справится – это надо чётко сказать.

 

Да, американцам потребуется какое–то время. Выпускают, почему этих? Они нарушили закон?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Представьте, что я сейчас пойду, нарушу закон, украду велосипед у пацана – меня посадят в тюрьму. Ну, или хотя бы дадут подписку о невыезде. Правильно? Обязаны сделать. Там люди нарушают закон не первый раз, рецидив, и их выпускают. Они соответственно получают свою премию в американской посольстве за то, что они сидели 2 часа в околодке, это же отдельно оплачивается, мы же это помним здесь по Навальному, и по компании. И они в другой раз, довольные,  хотят чтобы их ещё раз взяли, потому что им надо поправить материальное состояние, жена требует.

"Молодец, – говорит – принёс, слушай, а нам ещё надо кондиционер купить, давай–ка ещё иди".

 

Артём Войтенков: Посиди.

 

Евгений Фёдоров: Да. И так это вся система будет работать, пока не изменится сама логика. Поэтому я уверен, что в этой системе Армения обречена через какое–то время, через несколько лет, например. То есть они будут долбать, потом будет провокация, потом кого–то убьют случайно, задавят полицейским автобусом в процессе мирного вывоза сидельцев на 2 часа, ещё что-то придумают. И дальше процесс уже пойдёт. Появятся американские, так называемые, неизвестные снайперы, как их любит описывать Стариков, которые появились, например, в Киеве, и о которых тоже большая тайна. Обратите внимание, сейчас вас спросить, исходя из средств массовой информации: "А кто сверг Януковича в Киеве?" Вы ответите?

 

Артём Войтенков: Майдан.

 

Евгений Фёдоров: Майдан, да. Интересно, да, но когда Януковича свергали Майдана не было.

 

Артём Войтенков: Почему? Он же стоял там на площади.

 

Евгений Фёдоров: Он там стоял, потом было заключено соглашение, утверждённое европейскими послами, после которого Янукович убрал из Киева полицию, а Майдан ушёл с улиц. И Янукович сидел в своём кабинете под охраной двух охранников. Я же говорю правду. Причём всё это произошло накануне свержения Януковича. Видите, год прошёл, а вы уже забыли даже полтора, а вы уже забыли, а это же легко поднять в хронологии это же никто её не скрывает, это же всё видно, то есть тут нет секретов. А кто же его сверг? Кто угрожал его жизни? От кого он бежал? 50 солдат спецподразделения США, типа как у нас был, я в Афгане служил, мусульманский батальон назывался, который штурмовал дворец Амина.

 

Был такой Амин в Афганистане, который был просоветский политик, но Советский Союз ему не доверял, потому что считал, что он интригует и за спиной СССР ведёт переговоры с США. И был направлен в Афганистан спецподразделение КГБ, его называли мусульманский батальон, это спец, действительно очень подготовленные солдаты наши, офицеры все. Которые непосредственно, там произошла очень такая история: этого Амина, КГБ дало команду и его отравили, но там был советский врач, который был там по линии не КГБ, соответственно, а другой линии, он его спас, Амина. И тогда было принято решение – туда прилетел мусульманский батальон, который штурмовал дворец Амина, и путём скоротечного боя застрелил Амина и всё правительство.

 

После чего был посажен другой просоветский лидер Кормаль, привезённый из Чехии, где он в это время почему–то там где-то был и после этого уже были введены войска, советские войска в Афганистан. Это известная история, никто её никогда не скрывал. Это технология была, то есть это была технология. Точно такую технологию использует США – один к одному. Такой же батальон, только он, наверное, не мусульманский, а как бы назвали батальон неизвестных снайперов, то есть не батальон на самом деле, там было меньше, до роты, меньше роты. Когда американцы с помощью дипломатов Польши расчистили площадку, появилось спецподразделение, и дурака Януковича должны были поставить к стенке, но его, помните, что Путин сказал – "Мы его спасли".

 

Артём Войтенков: То есть его должны были застрелить вообще?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, конечно, да. О чём Янукович сам и сказал. В своём первом интервью он так и сказал: "Да, меня должны были убить". Ему это сказали его собственные генералы, которые сказали: "Мы вас убьём". Там возник какой–то разговор накануне этих пятидесяти, всё. Дальше Путин Владимир Владимирович помог ему оттуда сбежать, из своего кабинета, я имею в виду в данном случае, он просто сбежал из своего кабинета. А этот кабинет заняли вооружённые солдаты Соединённых Штатов Америки, посланные из США.

 

Смотрите, как работает пропаганда. Про Майдан, даже про полицию, про Беркут все знают, а про главное событие госпереворота – никто не знает. Мы уже находимся в среде не нашей, то есть в среде ложной, следовательно, во враждебной среде, которую контролирует враг. Который нам одну информацию даёт, а другую не даёт. Это просто на примере вашей реакции.

 

Артём Войтенков: Не зря же они Майдан устраивали, всю эту показуху.

 

Евгений Фёдоров: Это всё спектакль. Вначале на Майдане были бабушки, потом бабушек заменили на боевиков, в том числе подготовленных за рубежом, в том числе не граждан Украины частично. А потом показным характером, то есть обманули называется, всех вывели, а дурака Януковича обманули, введя 50 бойцов США, которые его должны были убить, и которые его и свергли физически. То есть они входили в одну дверь, а он выбегал в другое окно и убегал от 50 человек боевиков американских. Госпереворот это – эти 50 человек. Вот это всё – антураж. И то же самое про Армению – это всё антураж. 90% событий произойдёт не на улицах, не на проспекте Баграмяна. Это всё публичный антураж, да ещё и встроенный в систему переговоров с Путиным. А переговоры о его капитуляции естественно, потому что это всё элемент, это как матрёшка.

 

Это не только давление. Зачем на Армению давят? Зачем вообще американцам там госпереворот? Вообще Армения для Америки нормальная страна, там огромная диаспора в Штатах, достаточно влиятельная, зачем давят? Они давят на Армению только из-за Путина, из-за России. Они ликвидируют главного геополитического врага, он в Москве. У этого врага есть перед ним некий пояс обороны, редуты: на дальних подступах, на ближних подступах. Этот пояс обороны на дальних подступах это в том числе и Армения.

 

Пик геополитической войны с Российской Империей, например, Крымская война. В Крыму высадились войска. Эскадра была под Санкт-Петербургом, хотела обстреливать Санкт-Петербург. Эскадра обстреляла Дальний Восток, и эскадра обстреляла Сибирь – на севере в Архангельск ушла и так далее, английская. Где Дальний Восток и где Крым? Но для того, чтобы достигнуть цели здесь, надо сшить давление по всему периметру обороны, к которому относится Армения, к которому относится и Сирия.

 

Сейчас основная борьба возникнет в Сирии. Я так понимаю, что Владимир Владимирович летит в Нью-Йорк на сессию Ассамблеи ООН пытаться перехватить инициативу вокруг Сирии. Это такой вопрос, который надо отдельно обсудить, потому что это сегодня главная попытка его, Путина контрнаступления. Потому что в России мы везде проигрываем по полным фронтам, а где-то в одном месте пытаемся контратаковать. Это сирийский вопрос, если хотите, мы это обсудим.

 

Артём Войтенков: Да, давайте.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим с позиции конкуренции наций. Раньше колониальные войска создавали карательные подразделения и карательные войска. Например, сипайское восстание в Индии подавлялось просто английскими солдатами, плюс местными вооружёнными частями. Мы бы это в нашей истории назвали бы полицаями, или бандеровцами, или ещё как-то. То есть, на территории Индии были полицаи, английские бандеровцы, которые работали и служили оккупантам, и английские командиры, и часть английских войск небольшая. То же самое и на территории России. Так вот, в рамках вот этой конкурентной борьбы американцы создали свои подразделения мировых полицаев – к ним относится Аль-Каида.

 

Вот я лично, когда был в Афганистане, мы вели войну с Аль-Каидой. Это американское подразделение, они и не скрывали, что это их подразделение, они давали им оружие, стингеры, финансировали, организовывали, базы формировали и так далее. То есть, Советский Союз имел дело уже с пришедшими подразделениями Аль-Каиды на территорию Афганистана, а основное ядро было за границами. На территории Пакистана были базы подготовки, куда Советский Союз дотянуться не мог в силу, скажем так, правил того времени. Поэтому, мы как бы били по верхней части айсберга, которая проникала внутрь Афганистана, и с ними собственно шла вся операция, и с караванами. Этот метод, который американцы отработали.

 

И дальше они этот метод пролонгировали, и создали вот этот ИГИЛ. Почему они его создали? Да никто и не скрывает. Три, пять лет назад этот самый ИГИЛ получал от американцев оружие, инструкторов, деньги, политическое прикрытие. Раскручивали они его под предлогом борьбы с Асадом, что является глупостью. Вы видели последние репортажи в Сирии про вот эти города?

 

Артём Войтенков: Которые уничтожают?

 

Евгений Фёдоров: Уничтоженные, разбомблённые.

 

Артём Войтенков: Вот эти древние постройки? Да.

 

Евгений Фёдоров: Даже не древние. Просто города. В городах ни одного человека нет. Американцы говорят: "Там живёт оппозиция. Она воюет с Асадом, и ей надо помочь". Там вообще ни одного человека нет. То есть, понятно, что это ложь от начала и до конца. И ложь эта пробивает нас, потому что, мы сами живём во лжи (мы об этом говорили): во лжи конституции, во лжи 91–го года, поэтому, она влияет и на нас тоже. Поэтому американцы выстроили систему лжи.

 

Они создали этот ИГИЛ. В ИГИЛе где-то пятьдесят тысяч человек. Средства массовой информации американские умножают мощь ИГИЛа, то есть, его демонизируют, делают вид, что он сильнее, примерно раз в двадцать. То есть, они искусственно создали как бы большую мощь ИГИЛа. Это военный термин. Это кстати тоже показывает, что ИГИЛ, это их подразделение воинское. Это военный термин, который заключается в том, что вы иногда демонстрируете, что у вас… Видели, наверное, военные фильмы, где деревянные танки делают, или танки, или пехота ходят двадцать пять раз взад–вперёд, чтобы враг подумал, что много, и соответственно, на своих картах отметил много советских солдат, и соответственно против них либо выстроил соответствующее подразделение, либо отложил, допустим, планы по нападению, по атаке, потому что не перевесит. Генштабы считают же возможности. Так и здесь. Американцы говорят, что их, типа, под миллион, но они так не говорят, это так выглядит. На самом деле их пятьдесят тысяч. Пятьдесят тысяч – это вообще ничего. Посмотрите, с точки зрения военной конструкции. У нас российских добровольцев вместе с шахтёрами на Донбассе больше. Асад, конечно бы справился с пятьюдесятью тысячами за две недели.

 

Артём Войтенков: Тем более, что у них нет ни тяжёлого вооружения, ни…

 

Евгений Фёдоров: Им запрещено. Посмотрите, как они делают, раскручивают вот эту вот липу ИГИЛа, вот эти съёмки зверств. Вот у вас там взвод солдат, а вам надо сделать, что их батальон. Значит, что вы делаете? Что делали наши великие полководцы? Каждый солдат должен разжечь по костру. Враг смотрит: "Блин, да их тут море". Считается, что у каждого костра сидит двадцать солдат. Соответственно, все Генштабы методику имеют: тысяча костров, значит там двадцать тысяч солдат. А их всего тысяча. Вот это та же история. Значит, надо, чтобы заметили.

 

Как пустить волну? Только технологиями шоуменов. Когда у вас в фильме идёт массовое убийство, вурдалаки режут, сдирают с людей кожу, вас привлекает это, это приём режиссёра. Вот это, то же самое. Снимают эти казни. Молодцы, немецкая разведка показала, что съёмка идёт в Голливуде. То есть, идёт в павильоне, который может быть только в Голливуде, по одной причине не просто высокое качество съёмки операторов, аппаратуры, которую нельзя в полевых условиях, даже за любые деньги наладить. То есть, это действительно профессионально работают режиссёры, которые явно не с калашами бегали по утрам, понимаете? И самое главное, вам не нужно это делать в павильоне где-нибудь в пустыне, потому что, павильон могут замочить какой-нибудь бомбардировкой. Это всё можно сделать в Голливуде, где снималось множество фильмов такого же типа. То есть, когда вы тысячу фильмов сняли, где льются потоки крови, что вам не снять тысячу первый?

 

Артём Войтенков: Коротенький.

 

Евгений Фёдоров: На пять минут. И там показан же был ролик, когда камера отъезжает, видно свой материал, внутренний, и там эти, после трагических ситуаций, когда резали горло, они хохочут, голову обратно присоединили, и пошли пить кофе. Тут стоит столик с кофе, всё в порядке.

 

Артём Войтенков: Американцы любят такие вещи делать. Как высадки на Луну там снять, ещё что–нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Это всё усиливает коэффициент. То есть, там реально они нашли только пятьдесят тысяч человек, а коэффициент усилен до огромных масштабов. Воевать–то надо с пятьюдесятью тысячами. Асад бы их замочил. Асаду нельзя. Значит, его пытаются сдержать, в том числе, и в переговорах с пятой колонной в России – Асад, туда не лезь. И Асад полез туда только позавчера. Обратите внимание, на сводки с фронта. Он год не вёл войну с ИГИЛ, под давлением американцев, и поэтому, они год его не трогали. Обратите внимание – они начали его трогать только со вчерашнего дня.

 

Артём Войтенков: А чем они могли ему угрожать? Что мы опять к тебе приплывём большим флотом, или там какие-то другие завязки?

 

Евгений Фёдоров: Асада, бомбить? Они могут и ядерную бомбу бросить, они же идиоты, бросили уже один раз. Они назвали его врагом, всё, можно бомбу бросить. Если  надо, бросят. Как это чем?

 

Артём Войтенков: Посмотрите, если те же самые американцы говорят: "О, ИГИЛ такой страшный". Тут возникает добрый Асад: "А я спасу американцев, я разбомблю этот ИГИЛ, а то американцев пугают".

 

Евгений Фёдоров: Нет, это парадоксальная логика, но очень хорошо о ней сказал наш Министр иностранных дел, сославшись на Госсекретаря США, то есть, на официально абсолютно лицо. Они говорят, что

если вы в России будете помогать Асаду, то спонсоры ИГИЛа увеличат спонсирование ИГИЛа. А это создаст контр продуктивное развитие ИГИЛа, то есть, ИГИЛ будет очень большой, увеличит поток беженцев в Европу, и всё остальное.

Это официальная логика, можете найти его, и поставить в наш ролик. Поскольку мы живём во вранье, то естественно, свойство вранья, оно с каждым днём, если его не разоблачить, оно всё время как бы дебилизуется. То есть, просто с каждым днём оно становится всё дебильнее, дебильнее и дебильнее. И мы сейчас это и наблюдаем.

 

Артём Войтенков: То есть, не лечите болезнь, а то, вот если будете лечить, она вдруг начнёт увеличиваться.

 

Евгений Фёдоров: Это не болезнь, это наши войска – я вам перевожу. Эти наши войска направлены не только против вашего Асада, но и против наших европейских союзников. Если вы эти войска будете мочить, то мы, спонсоры, будем увеличивать их финансирование, и будем очень сильно недовольны.

 

Артём Войтенков: Это не ложь тогда, это он правду сказал. Вы же перевели.

 

Евгений Фёдоров: По сути, он сказал правду. Я тоже говорю – он сказал правду. Да, вы правильно подняли вопрос про Пальмиру, и другие ценности. Тут тоже всё просто. Посмотрите стратегически. Вот мы с этого наш разговор начали.

 

России двадцать пять лет по американской терминологии. Америке – триста. А как Америка будет управлять Европой в тысячелетнем американском рейхе? То есть, не в текущем ключе, а в будущем. Они же на будущее смотрят. Вот как Гитлер, он не планировал тысячу лет воевать. Он планировал захватить за год, блицкригом, а потом тысячу лет править тысячелетним рейхом, помните? У него был такой план. Так и у американцев. То есть, надо отделять текущую позицию их со стратегической задачей.

 

Стратегическая задача – это американская сверхнация, тысячелетний американский рейх. Тысячелетний американский рейх, естественно, не только силой может управлять, но он должен управлять и авторитетом, как Рим. Для этого вот эти Колизеи строили, чтобы был авторитет, а не только легионы. Это понятно, очевидная вещь. Соответственно, чтобы американцы управляли тысячелетним миром американским, им нужно иметь фактор уважения. А какой может быть фактор уважения, если им триста лет? Потому что, в каждом народе, у каждого человека, все понимают, что твой старший товарищ, отец, дед, он тебя умнее, потому что, опытнее. Ну, правильно? Это с молоком матери. Это даже в мире животных все понимают, что матёрого волка надо слушаться не только потому, что у него когти и зубы, а потому, что он матёрый. Это понимают щенки, но, если что, он и лапой даст. Так и здесь.

 

Следовательно, это проблема стратегическая – проблема построения тысячелетнего американского рейха. Она реальная проблема, и её надо решить. Как её решить? Ну как вы будете управлять землями, если англичане в три раза старше их, французы в три, итальянцы вообще в четыре. Греки, отсюда в том числе и элемент кризиса, им вообще четыре тысячи лет. Как? Значит, надо стереть эту память. Для русских просто там: дали команду, приняли конституцию, что им двадцать пять лет, и тем более их скоро кончат, через пару лет, всё тут понятно. А другим? А своим?

 

Артём Войтенков: Что ж они будут все памятники архитектуры уничтожать, что ли, по миру?

 

Евгений Фёдоров: Естественно! Именно поэтому, обратите внимание, приход американцев в Афганистан к чему привёл? К уничтожению памятников в Афганистане. Помните, вырезали статую Будды, и так далее? Это тогда впервые был опробован этот механизм. Приход американцев в Сирию – уничтожение исторических памятников в Сирии. В будущем, не сейчас, будут уничтожены все основные древние памятники, чтобы стереть память человечества. Империя, возглавляемая народом, которому триста лет, не может быть эта империи старше этого народа, хотя бы в мозгах, то есть, в памяти человечества. Не может быть. Этот народ должен быть старшим над всеми, и для этого его подразделения, а ИГИЛ, это подразделение США, эту функцию тоже выполняют. Плюс – такое публичное уничтожение памятников повышает уровень их демонизации. То есть, опять же, коэффициент умножения:

– режут людей в Голливуде – коэффициент демонизации,

– уничтожение памятников – коэффициент демонизации.

Они уничтожают целые города культурного наследия, а весь мир ничего не может сделать? Это же демонизация, значит, они сильнее всего мира, так?

 

Артём Войтенков: Кстати, в Египте, когда был переворот, они же тоже музей разгромили. Хотя, казалось бы, при чём здесь музей?

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть, потому что, американцы, они не терпят ничего, что их авторитетнее, старше, следовательно, и как бы мудрее в историческом плане. И Гитлер так. Почему он книги жёг? Он жёг память, которая есть основа конкурентного сопротивления. Потому что, только опираясь на память своих поколений, можете не то что даже, иметь механизмы сопротивления, и борьбы в конкуренции, но и смыслы конкурентной борьбы. Если вам двадцать пять лет, то вам особо и смысла нет, вы просто как ребёнок, ищете приёмную семью и всё. Психологически, понимаете?

 

Артём Войтенков: Я помню, так и было в девяностые: Америка стала нашим старшим братом, другом, отцом родным.

 

Евгений Фёдоров: Да, приёмная семья. Поэтому, всё – вы ребёнок, у вас приёмная семья. От вас никогда никто не ожидает, что вы будете лидером какого-то будущего клана, семьи, извините за эти термины, и так далее. Вы встраиваетесь сразу – в этом логика нашей конституции. И такая же логика работает здесь и у ИГИЛа.

 

Теперь, что хочет Путин? Конечно, очень сильный ход, я вам так скажу. Но я бы так сказал, что этот ход демонстрирующий огромную слабость внутри страны, потому что, не получается внутри страны решить проблему.

– Народ – спит, не понимает.

– Элиты – хорошо хоть не идут на майдан, то есть, нет раскола, боятся Путина. Но и нет поддержки на его ход на суверенитет.

 

Соответственно, ему приходится компенсировать это внешними возможностями, где у него просто больше полномочий, как у главы государства, там полномочия у президента зарубежные, а не внутренние. Соответственно, каков его ход? Он хочет объединить мир перед лицом слабого противника. Он-то знает, что там пятьдесят тысяч, и все это знают, просто говорить об этом нельзя. Король-то голый. Пятьдесят тысяч задавить – пару месяцев.

 

Артём Войтенков: Подождите, а вот Лавров сказал, что Россия не будет вступать в коалиции по поводу борьбы с ИГИЛом, мы типа вот, сами по себе.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, американцы давят. Вы подождите, кроме того, Лавров не будет ничего говорить раньше, чем командующий. Я же вам говорю, почему Владимир Владимирович едет туда, в Нью-Йорк. То есть, он предлагает решить эту проблему. Но решение этой проблемы делают США нашими главными врагами, о чём американцы говорят.

 

Артём Войтенков: То есть, Путин хочет собрать государства мира для борьбы вот с этим вот, якобы, ИГИЛом. Да? Так?

 

Евгений Фёдоров: Это так называется. Никто там не будет воевать с ИГИЛом, потому что боятся американцев. Все же знают позицию американцев. Как только Путин и Лавров заговорили об этом в предварительном характере, как только Асад начал кого–то там мочить, тут же не только американцы выступили против. Посмотрите, министр иностранных дел Германии вдруг. Где у Германии беженцы толпами идут оттуда, а министр иностранных дел сегодня выступил: "Нет, России не надо помогать Асаду уничтожить ИГИЛ?

 

Артём Войтенков: Правильно, оттуда же беженцы идут.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Чем больше войны, тем больше беженцев.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. То есть, это американцы чётко имеют позицию: ИГИЛ – священная корова. Потом, тоже один интересный момент, смотрите.

 

ИГИЛ – там пятьдесят тысяч.

Американцы говорят: "Мы их бомбим".

Ну, бомбят, или не бомбят, это никто не знает, потому что они бомбят по пустым площадям на самом деле. То есть, это просто часть спектакля. Лётчикам говорят: "Ваша задача, полететь, отбомбиться на пустой сопке, и доложить". Это часть спектакля.

 

А где не спектакль? Удары стран НАТО, например, Турции, по курдам, у которых где-то тридцать тысяч бойцов, которые могли бы вместе с Асадом ликвидировать ИГИЛ. Объявляется ИГИЛ главным врагом, а бомбят почему–то противника этого врага – курдов. Это как? Дальше. Сегодня, смотрю – беспилотники США бомбят войска Асада.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Вы можете в интернете это найти. У нас тоже пропаганда пытается сразу закрыть это, но вы найдёте это. То есть, в интернете полностью скрыть информацию нельзя. Можно скрыть её внешнюю публичную сторону, то есть, чтобы крупные издания не формировали. А если вы целенаправленно ищете, вы найдёте. Я попрошу на наших ресурсах это разместить.

 

Значит, беспилотники США бомбят войска Асада, причём, есть погибшие, и так далее. То есть, бьют по врагам ИГИЛа, причём физически, военным путём, и здесь и здесь. ИГИЛ прикрывают. Путину не разрешают решать проблему ИГИЛа, и в том числе союзники США, которые формально как бы терпят от этого. Это всё тоже спектакль. Это всё спектакль американской постановки по борьбе за тысячелетний американский рейх, понимаете? Это всё элементы этого спектакля.

 

И в этом спектакле Путин как бы нашёл слабое место. Какое? Которое традиционно у России всегда. Вот англичане, и наши враги с Запада накручивали, накручивали, накручивали, потом появлялся Суворов с пятью тысячами солдат, и решал проблему. Понимаете? И всё это оказывалось фантомом. Вот это та же история. Путин пытается, опираясь на исторический опыт, решить эту проблему фантома. Это как в своё время удар по Гитлеру создал для Советского Союза положение, что он союзник англичан, основатель послевоенного мирового устройства, через Ялтинскую конференцию, и через Потсдамскую конференцию.

 

Артём Войтенков: Не понял.

 

Евгений Фёдоров: Кто создавал гитлеровский режим?

 

Артём Войтенков: Ну, кто? Англичане с американцами.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Для чего?

 

Артём Войтенков: Для войны с Советским Союзом.

 

Евгений Фёдоров: И для формирования мирового устройства путём подавления этого самого Гитлера. Но они не рассчитывали, что Гитлер вырвется из–под них, и нападёт на Англию, и так далее. Правильно?

 

Артём Войтенков: Может, в какой–то степени рассчитывали.

 

Евгений Фёдоров: Они рассчитывали, что поможет подавить Францию, которая им мешала, хотя Франция их союзник. Я думаю, про Францию они всё понимали. Англичане наверняка всё это понимали. То есть, они для этого создавали гитлеровский нацистский режим, как механизм, инструмент, своего мирового господства.  Американцы. Понимаете, да?

 

Артём Войтенков: И СССР они так же создавали.

 

Евгений Фёдоров: Это жизнь. В жизни происходит такого рода борьба. Как инструмент своего мирового господства. Этот же инструмент в виде ИГИЛ американцы и создают. То есть, они пытаются создать вот этот свой инструмент ИГИЛ – решение геополитческих проблем  своего господства, доминирования. Появляется Путин, который говорит: "Я, блин, замочу этих пятьдесят тысяч придурков".

 

Артём Войтенков: Что-то пока не вышло.

 

Евгений Фёдоров: А ещё не начал. Это он едет только об этом говорить.

 

Артём Войтенков: Подождите, так он приедет, скажет: "Я с ними разделаюсь". Ну и что? Американцам это не понравится. Соответственно, они начнут предпринимать какие-то действия.

 

Евгений Фёдоров: Они и сейчас предпринимают. Они увеличат социальные бомбардировки, они поднимут курс рубля, дадут команду Центральному Банку. Да, конечно, а как? Это и есть конкурентная борьба. Это форма конкурентной борьбы в сегодняшних условиях.

 

Артём Войтенков: А зачем Путину ехать тогда туда, если это можно сделать никуда не ехамши, если все знают, что их там пятьдесят тысяч? Все государства, которые в этом замешаны, или не замешаны.

 

Евгений Фёдоров: Боятся говорить. А потому что, Путину надо здесь проявить лидерство. Американцы создают антироссийскую коалицию. А Путину надо создать антиамериканскую коалицию, желательно с частью вассалов США и их союзников. То есть, расколоть американскую коалицию на базе борьбы с ИГИЛом. То есть, что Путин говорит?

– "Ребята, вам ИГИЛ наносит вред?"

Они говорят: "Наносит".

Согласно официальной версии. Хотя беженцев в Европе не больше, чем в прошлом году, или в позапрошлом. И их значительно меньше, чем в девяностые годы из Советского Союза. Поэтому, сама история с беженцами – это пропаганда. Это отдельный разговор. То есть, там видно, как это всё специально создаётся. То есть, берётся там тысяча беженцев, из них формируется колонна, она идёт по дорогам, и её все фотографируют. А эта тысяча. Что такое тысяча? Деревня. Это ничто. Понимаете, это сам по себе фантом. Это всё один фантом, на него другой фантом, на него третий фантом. И все эти совокупные фантомы, и каждый на их базе решает свои проблемы.

 

Появляется Путин и протыкает этот фантом иголкой в виде поставки Асаду критических военных материалов и техники. Сейчас пошлют туда Буки 2, то есть, современное оружие, для того, чтобы Асад проткнул. Потому что расчёт Генштаба показывает – Асад задавит эти пятьдесят тысяч, если ему разрешить. И в этом плане Путин пошёл ва-банк. В месте, которое американцы в этой системе вранья назвать, как бы открыто, в лоб сказать "ты наш здесь враг" – не могут. Потому что они публично объявили, что "ИГИЛ это враг человечества". Поэтому теперь, если они скажут, что ИГИЛ это друг человечества – они как бы не могут так сказать.

 

Артём Войтенков: Министерство правды – они всё могут сказать, но через какое–то время.

 

Евгений Фёдоров: Нужно пару лет хотя бы, чтобы сказать, что это уже не ИГИЛ, а бигил, который победил ИГИЛ. Придумать какую-то историю. ИГИЛ же тоже аббревиатуру они придумали для того, чтобы как бы отойти от своих поставок вооружения ИГИЛу. То есть, до этого там были другие какие-то.

 

Артём Войтенков: Аль-Каида.

 

Евгений Фёдоров: Да, Аль-Каида и прочее. Они сказали: "Теперь это не Аль-Каида, хрен с ней, теперь это ИГИЛ, и ИГИЛ, это наш враг". Хотя это, то же самое.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что переименование Аль-Каиды в ИГИЛ – это просто обычный рекламный трюк. Как какой-то товар каждые пять лет переназывают.

 

Евгений Фёдоров: Да, и с целью как бы показать дистанцию с США. Потому что, особенно подразделения там были другие, Ан-Насра, то есть, другие воинские части, которые были там на этой территории, которые создавали США. Они вошли в этот ИГИЛ – создали этот ИГИЛ, и теперь как бы вроде они не американские. Условно говоря, то это была американская армия, а теперь вдруг она переименовалась, и стала антиамериканской. И они на этом историю стоят, потому что, они не могут сказать, что ИГИЛ их друг. Если они скажут, что ИГИЛ их друг, значит, они несут ответственность за проблемы Европы, и у них возникают проблемы, которые им придётся усиленно решать. А тут они как бы выстроили этого врага. Путин их на этом поймал за одно место, и сейчас пытается эту карту разыграть.

 

Артём Войтенков: И поэтому наши самолёты летят в Сирию, да?

 

Евгений Фёдоров: И поэтому в Сирию идут поставки нашего оружия. Самолёты и всегда летали, просто теперь их заметили.

 

Артём Войтенков: Да, но Болгария закрыла тогда.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, заметили, потому что, американцы начали блокировать путинский план. А суть путинского плана – усилить Асада до такой степени экспертами и оружием, чтобы Асад решил проблему пятидесяти тысяч ИГИЛовцев.

 

Артём Войтенков: Наверняка наши расчёты там тоже будут. Советники.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, как всегда. Теперь посмотрите, если Путин с Асадом решают проблему ИГИЛа, что это означает?

– Восстанавливается территориальная целостность Сирии – раз.

– Сирия становится сильным государством в союзе с Ираном – два. То есть, возникает коалиция Иран–Сирия–Россия.

– Автоматически идёт перехват всей системы управления на Ближнем Востоке. То есть, сюда начинает подтягиваться Египет, который уже в Москву летает, как к себе на работу. Американцы же не получили там госпереворот до конца. Они его сначала получили, потом их там сбросили военные, помните, да?

 

Артём Войтенков: Там что-то постоянно…

 

Евгений Фёдоров: Подтягивается эта конструкция. Подтягивается конструкция остальных, значительной части других стран Африки. Американские союзники оказываются в изоляции, либо их вообще добивают. Я думаю, Саудовскую Аравию можно и добить, она  в военном отношении ничтожна. Там очень много оружия…

 

Артём Войтенков: Нет, подождите, Саудовскую Аравию американцы так просто не отдадут.

 

Евгений Фёдоров: Так они так просто и Россию не отдадут. Вы не поняли, что мы вступили в период гибридной Третьей мировой войны? Всё уже на столе лежит. Помните, как Советский Союз исключили из Лиги наций? Накануне Великой Отечественной войны Советский Союз был исключён из Лиги наций, считайте, из ООН. И что? Это не помешало потом быть союзниками. Это мгновенно. Знаете, когда идёт дело в серьёзную кровь, там болтовня меняется за пятнадцать минут на прямо противоположную. Язык же без костей. Вот, цель Путина. То есть, он решает проблему в этом регионе, пользуясь уязвимостью американцев в конструкции ИГИЛа. Он как бы спаситель мира в плане освобождение культурных ценностей, и прекращение потоков беженцев в Европу, формально. И это позволяет ему расколоть американскую колониальную коалицию. Вот собственно в чём замысел в отношении этого ИГИЛа. Причём, для нас это просто, да – поставки техники. Плюс, идёт самая главная интрига – отвлекается ситуация на Донбассе. Это отдельная интрига сегодняшнего дня. Если хотите, мы её тоже обсудим.

 

Артём Войтенков: Давайте. Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, всё взаимосвязано. Как на шахматной доске у вас: правая пешка на доске взаимосвязана с левой пешкой на доске тем, что она участвует в общем замысле. То есть, вы не можете на шахматной доске играть тремя шахматистами против трёх шахматистов, разделив доску на кусочки.

 

На Донбассе. Смотрите, на Донбассе нас, конечно, поймали за горло так называемыми минскими соглашениями. Согласно минским соглашениям территория партизанских республик Донецка и Луганска должна быть ликвидирована к новому году. Это зафиксировано официально. Американцы и все остальные так и говорят: "Ребята, у вас цигель, цигель, ай лю–лю, осталось три месяца у вас, ребята. Через три месяца вы должны выполнить минские соглашения". Разговор про то, что мы не выполним минские соглашения, потому что сторона хунты фашисткой не выполнила свою часть соглашений, предварительного характера, не отменяет зафиксированных в соглашении дат. В соглашении сказано: "К новому году войска фашисткой хунты должны стоять на границе с Россией и занимать территорию Донецкой и Луганской республики". Там по-русски это написано. Это освящается Олландом, это освящается Меркель и госдепартаментом США.

 

Артём Войтенков: Ну это же и Путин, по–моему, подписал. Или участвовал в этих переговорах.

 

Евгений Фёдоров: Он это не подписывал. Это подписали руководители Луганской и Донецкой республики. Кстати, вопреки своим Конституциям, но это отдельный разговор, потому что они не имели право.

 

Артём Войтенков: А у них есть там Конституции?

 

Евгений Фёдоров: Да, а вы что забыли? У них есть Конституция, и президенты этих республик избраны по этой Конституции. И по этой Конституции они должны защищать свои избранные республики, а они их ликвидировали до нового года на бумаге, пока. То есть там возникает абсолютный цугцванг. Я так понимаю, американцы пошли на эту подпись, как в своё время Янукович говорил: "Я отдам вам власть, но только через три месяца". Вот такая  же была логика, когда он говорил: "Я подписываю, вот тогда иду на выборы и тогда я полностью власть отдаю, а сейчас пока Яценюк будет премьер–министром". Помните? Вот так. То есть это путь отступления. И мы этим путём отступления шли, когда Донецкая и Луганская республика выписали минские соглашения. Это сам по себе путь капитуляции был, но растянутый на определённое время. И выигрыш подписантов оттуда был в том, что как бы не сразу они ликвидировались, когда был Дебальцево и всё остальное, а к новому году, то есть через полгода относительно того периода времени. Вот в чём была логика. Но логика–то заканчивается, три месяца-то и всё. К новому году Донецк и Луганск должен быть ликвидирован, иначе Россия нарушила как бы освящённые ей обязательства.

 

Артём Войтенков: А Россия здесь при чём? Донецк и Луганск нарушил.

 

Евгений Фёдоров: Донецк и Луганск нарушил, но Россия же взяла на себя обязательства, с точки зрения американцев, – надавить на Донецк и Луганск, чтобы они капитулировали до нового года.

 

Артём Войтенков: Ну, это не записано в соглашении, что Россия обязуется проверить.

 

Евгений Фёдоров: Это понимается. Нет, мы, конечно, можем сказать, что хата не моя, и в Минске Владимир Владимирович был просто поговорить с Лукашенко.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Можем сказать, да. Но учитывая, что банкуют, инициатива в руках американцев, то не важно, что мы скажем, они интерпретируют это, по любому по-своему. Понимаете, да? По любому они скажут, что Россия виновата и по любому они скажут: "Ну тогда мы, допустим, поставляем раз вот так вот, раз вас Донецк и Луганск не слушается, тогда мы поставляем в Киев тяжёлое вооружение, не знаю, вплоть до ядерного оружия тактического и подавляем эти территории". Вот какая возникает у них логика. Но на самом деле это просто логика отсроченного решения проблемы. И сами минские соглашения отсрочили решение проблемы для каждой стороны по своим соображениям.

 

Артём Войтенков: То есть мы сдадимся, но попозже.

 

Евгений Фёдоров: Да. Так и написали: "Мы сдадимся, но к новому году, а до нового года мы не можем сдаться, до нового года мы не хотим, только после нового года". Вот какая конструкция в Донецке. Отсюда, если вы посмотрите, идёт, как борьба.

Песков говорит: "Да можно эти соглашения продлить лет на 100".

Украинские власти: "Ни в коем случае".

Там Кучма что-то брякнул: "Давайте чуть-чуть продлим".

Ему Порошенко: "Цыц, не вздумай, никакого продления. К новому году вы должны сдать Донецк и Луганск иначе вы не пацаны".

 

Сдача Донецка и Луганска, все это понимают – это спецподразделение силовой зачистки, то есть это пулемёты на улицах и расстрелы миллионов людей. Это тоже очевидная вещь, потому что никто на Украине, в Киеве  не скрывает этого. Это как история со сдачей русской эмиграции после Великой Отечественной войны, Второй мировой войны, Советский Союз, когда окружали казаков и отвозили.

 

Артём Войтенков: Их даже англичане выдали и отправили в СССР, сказали: "Нам вы не нать, разбирайтесь сами".

 

Евгений Фёдоров: Да. Это тоже та же история. То есть тут это все тоже понимают. Но поскольку мы же не играем, у нас же раскол во власти, у нас нет суверенитета, то та часть, которая пятая колона, она всерьёз пытается выполнить минские соглашения и обеспечить капитуляцию. Отсюда эти странные события – Пургина уволили незаконно. Незаконно это значит нарушение регламента парламента. Потому что он возглавлял парламент, а в регламенте было написано: "Этот вопрос можно ставить в повестку дня только за две недели". Там много чего было написано. Его взяли за ночь уволили. То есть это всё незаконно, очевидно, незаконно, потому что пятая колона в России пытается организовать капитуляцию, то есть выполнение минских соглашений – капитуляция Донецка и Луганска. Для этого была сменена три раза власть даже там, а капитуляция не получается, потому что вооружённый народ во главе с командирами полевыми, их там несколько десятков тысяч, но он сильнее чем 20 человек в Министерстве государственной безопасности, которая, собственно говоря, и производит зачистки патриотов в Донецке. Просто один взвод может МГБ.

 

Как отношения Жукова и Берии. Кто сильнее? Красная армия или МГБ? Всегда Красная Армия сильнее. Просто она не консолидирована и не политизирована. Но если дело доходит до дела, то она всегда сильнее, потому что у неё танки и самолёты, Генштаб и стратегические возможности. Но, когда система работает, то МГБ сильнее, потому что они могут посадить любого генерала. В кадровом смысле это сильнее, а в системном смысле конечно вооружённые солдаты, которые там, они сильнее. Условно говоря, если там пережмут те же коллаборационисты в Донецке пережмут, какой-нибудь взвод или батальон восстанет и задавит МГБ за полчаса. Просто три танка придут и проедут по штаб-квартире МГБ и всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что изменяется, если выполняются минские соглашения к новому году? Что там происходит?

 

Евгений Фёдоров: Как? Ликвидируется Донецк и Луганск. Они входят в состав Украины полностью. Снимается. Ну и понятно, что где-то миллиона 2 уходят в Россию вместе с отступающей армией в этом случае, как это и принято. А миллиона 2 остаются на месте. Где-то несколько сотен тысяч вырезается, а остальных берут на заметку и давят в течение всей их жизни. Кого–то потом посадят, кого-то позже, кого-то что-то. То есть идёт террористическое выжигание всего подполья. По сути, задача – полностью очистить территорию. Потом на эту территорию привезут беженцев, как мне понравилось, беженцев из Ливии почему–то привезли в Литву.

 

Артём Войтенков: А, уже начали привозить?

 

Евгений Фёдоров: Да уже. Чтобы заместить литовцев, которые не лояльны, там много русских и так далее. Здесь будет та же история. И это для этой территории. А дальше формируется тут же следующий объект наступления – это Крым. То есть просто на волне победы говорят: "Крым тоже отдайте нам". Формируются провокации на границе с Крымом, параллельно за Крымом или параллельно с Крымом идёт провокация на компенсацию за понесённые потери Украины в виде Ростова–на–Дону, Белгорода и так далее. Американцы для этого там устроили госпереворот.

 

Артём Войтенков: В смысле? Какие потери в Украине в Ростове–на–Дону?

 

Евгений Фёдоров: Морально–политические потери агрессора. Оформляется в виде решений инициативных групп в Ростове-на-Дону, о том, что Ростов-на-Дону хотел бы входить в Европейский Союз в составе Украины.

 

Параллельно с этим активизируются, вы же понимаете, что сдача Донецка и Луганска означает резкую активизацию пятой колонны здесь в Москве на базе патриотической компоненты, и параллельно с этим идёт главное вторжение в Москву. Как бы эти все процессы будут, как на шахматной доске – заработает всё поле. А на этом поле и Москва, и Питер, и Екатеринбург.

Артём, это же всё просто – если вы наврали один раз, значит, вы наврёте ещё сто.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что доброе слово и пистолет, оно лучше работает, чем доброе слово. Вы наврёте сто. Если вы наврали, что Киев не русский город, один раз, вы бы у своего деда бы спросили или прадеда (мысленно): "Является ли город Киев Отечеством, не важно русский не русский, за которое надо сражаться насмерть?" Что бы он вам ответил?

 

Артём Войтенков: Ответил, что надо бы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Почему ответил? Он же воевал.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, он бы и ответил так, то есть для него это азбука. То есть для него азбука, что и Киев и Вильнюс – это русские города, ну Отечество, не будем говорить русские, это Отечество, за которое надо сражаться. Так же как и Москва, так же как и Псков, так же как и Владивосток, правильно? То есть, для него нет разницы между Владивостоком и Ригой, Псковом и Киевом, правильно? Почему для него нет? Потому что для него это всё Отечество.

 

А теперь представьте себе ситуацию. У вас есть, допустим, машина в собственности, пришли бандиты рэкетиры, машину отняли, вас выгнали взашей и машину угнали. Это незаконно?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Незаконно. То есть вы будете добиваться возврата вашей машины. Правильно? И когда вы её возвратите, всё будет законно, закон восторжествует. Так?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То же самое и с Ригой или с Киевом. Если Киев и Рига отторгнуты от вашего Отечества незаконно, то, следовательно, решение о незаконном отторжении ничтожно. Как только вы докажете юридически, что эта машина ваша, с этого момента начинается процесс её возврата. Понимаете?

 

Вы пришли в полицию и сказали: "А у меня угнали машину".

А полицейский: "А документы есть?"

Вы: "Документы? Вот документы".

– "Всё, понял теперь мы начинаем процесс по возврату вашей машины".

Может он и будет долго, может никогда, но процесс пойдёт.

 

Здесь та же история: Рига, Киев незаконно отторгнуты от нашего Отечества? Незаконно. Это Отечество утверждено по результатам Второй мировой войны, за которое заплачено 100 миллионов жизней. Именно поэтому мы не можем ссылаться на 17–ый год и Польшу. Потому что после 17–го года произошла Вторая мировая война, которая изменила мировые границы на новые общепризнанные. То есть это общепризнанные мировые границы. И когда мы говорим о слове Отечество, то есть, какая машина вам принадлежит? У вас две машины: одна, на которой вы ездите, а одну у вас угнали – обе ваши. Эта общепризнанность определяется 1945–1991годами. Всё, что дальше происходит – это незаконное изъятие машины, которая подлежит возврату, и фиксирование факта незаконного изъятия.

 

Именно этого мы от прокуратуры поэтому добиваемся – добиваемся зафиксировать факт незаконности 1991-го года, который создаёт для вас права на возврат вашего Отечества. А для психологической работы с людьми вы начинаете воспринимать эти города, как свои временно отторгнутые сепаратистами. Вот отсюда сепаратизм Киева или сепаратизм Прибалтийских республик – это сепаратистские режимы с точки зрения международного права. Почему мы и требуем зафиксировать юридически эту основу, потому что тогда у вас возникает вся остальная следственная часть.

 

У вас в школах уже ученикам не говорят, что Киев это не русский город и плевать, что там происходит, об этом говорят в школах. А в школах говорят: "Да, Киев – наше Отечество, временно захваченное врагом, уважаемые ученики третьего класса. Может быть, когда вы вырастете, жизнь поменяется и у врагов обратно удастся это всё отобрать, как отобрал, допустим, Китай у англичан Гонконг, например". Меняется вся идеологема вашего функционирования. Если вы отказываетесь от стандартного, не случайно 25 лет нашему государству, чтобы всё это отсечь. Если вы отказываетесь от этой идеологемы, то значит, вы обязательно потеряете и другие города, и Ростов. Потому что вам скажут: "Есть бумага, что Екатеринбург, Россель подписал, Уральская республика тоже не ваша. Но если вы согласились с бумагой незаконной Грибаускайте, значит, вы с Россельской согласитесь".  Правильно? А статус-то одинаковый: и то и то незаконное.

 

Артём Войтенков: Не совсем. Екатеринбург – это область, а Украина всё-таки была республикой.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Это ваше Отечество.

 

Артём Войтенков: Уровни разные.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас говорим о правовой основе – это ваше Отечество.

 

Артём Войтенков: Вот, я и говорю, в правовой основе это же разные уровни.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас есть республики. Республика Татарстан вас устроит? Шаймиевская бумага подойдёт?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: То есть, это вам всё напишут. Россель же сказал: "Это республика". То есть вам дадут бумагу, на которой будет написано: "Пункт №1 – Мы теперь республика. Пункт №2 – Пошли вон". Вас так устроит? То есть вас призывают в военкомат, враг напал на Екатеринбург, а вы приходите в военкомат и говорите: "У меня есть бумага за подписью Росселя какого-то, по которому теперь это не моё Отечество. Так что вы меня туда направлять в военкомат не имеете право. Пусть враг режет там людей, всё это не наши люди,  это чужие, вот бумага от Росселя".

И это то же самое.

 

Понятие "Отечество" это не игры политиков и не игры фальсификаторов, это глубинная основа. Это всё равно, что у вас есть дети, а утром пришла бумага, что дети не ваши. И вы такие говорите: "Ну, раз не наши, ну всё, пошёл вон". Вы можете такое себе представить?

 

Артём Войтенков: Такое происходит в Европе уже.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос не в том, что происходит, такое может быть, потому что вашего ребёнка бандиты могут продать, проиграть в карты. Проблема в вашем отношении к этому, я же о другом спросил. То есть это прекратит ваше восприятие вашего ребёнка, как вашу семью?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Не прекратит. А почему–то по отношению к Риге или Киеву прекратило. Понимаете? Это есть извращение, это есть враньё. То есть мы сейчас говорим о морально психологической основе российского общества.

– Если мы отказываемся от идеологемы защиты нашей территории, под которой мы понимаем территорию 45–91 годов, другой у нас нет.

– Либо законным путём изменённую.

Законным – вот это ключ. Это как с машиной. У вас машину если угнали, то она остаётся вашей. А если вы её продали или подарили, она не ваша. Но это ваше решение законное. То есть вы пошли к нотариусу и там, нотариус для чего, оформили. Нотариус посмотрел вы в своём уме или нет, сказал: "Ну ладно, подписываю".

 

Та же самая процедура в отношении изменения границ послевоенных. Если это законное изменение границы, никаких вопросов. Если бы Рига вышла, и Вильнюс, и Киев из нашего Отечества из общего законно, всё – вопросов бы не было. Но поскольку они вышли незаконно, то их решение ничтожно – это прямой аналог. И, следовательно, на них распространяется понятие "Родины" и "Отечество"  временно, но это уже детали. Вашего ребёнка похитили на три дня, на неделю. Он остаётся вашим ребёнком просто вы предпринимаете действия, чтобы он к вам вернулся – то же самое.

 

То есть понятие Отечество распространяется на всех. То есть я же не говорю, что в состав России, потому что Россия сама вышла из этого Отечества. Я говорю об общем понятии – Отечество. А на понятии Отечество базируется менталитет населения Советского Союза. То есть тому же украинскому солдату, который сейчас служит хунте, если вы ему объясните, что он служит сепаратистам незаконно, соответственно, создавшим сепаратистское государство незаконно, то, естественно, 90% это же люди такие же как мы с вами, они перейдут на вашу сторону. Потому что они не захотят служить сепаратистам и идти против воли своего деда, прадеда, и всех 60 поколений предков, которые жили до него на этой земле.

 

Артём Войтенков: Они хотят просто жить, а не воевать. Что им воевать – так им это меньше всего надо.

 

Евгений Фёдоров: Опять вернёмся в начало нашего разговора, это и есть механизм конкуренции наций. Если вы отказываетесь защищать своё Отечество, вы подлежите ликвидации, как нация, не как человек. Если группа зверей откажется защищать себя. Допустим, пришли волки, начали резать.

– "Да режьте".

Соседа?

– "Та…"

Другого?

– "Та…"

– Ой, меня начали? Ну и хрен с вами.

Так и будет. Если такое решение какая–то нация примет, такое пацифистское, оно просто исчезнет, будет зачищено и на его месте будет другая нация, которая такое решение не приняла. Это всё просто.

 

Я же вам говорю, если мы приняли это решение. Полторы тысячи лет мы жили, потом старушка сказала: "Надоело жить, устала, завтра умру". Это выбор старушки. Это называется суицидальный выбор. Такое возможно? Возможно, но это маловероятно, то есть я не считаю, что мы дозрели до вопроса суицида.

 

Артём Войтенков: Все жить хотят.

 

Евгений Фёдоров: Ну, если хотят жить, значит живите по правилам, потому что без правил вы погибните. То есть тогда лишение вашей жизни будет происходить не по вашей воле Человек, принявший решение о суициде, он лишается жизни по воле, иногда эвтаназии, если просит. Если по воле, я не исключаю, что да, русская нация по воле приняла решение умереть. Но если мы такое решение не приняли, то, значит, мы должны оборонять свою территорию, и эта территория 45–91 годов подчёркиваю, другой у нас нет. Либо изменённая законным порядком, а такого не было, нигде не было изменённого на территории законным порядком.

 

Следовательно, отдайте угнанную машину, ребята, либо хотя бы поставьте в розыск: ослабнут американцы – машина вернётся. Потому что вы знаете, что бандит ездит на вашей машине, но он с охраной и силён, подожду. Потом смотрите, уже бандитов другие бандиты завалили. Ну-ка где моя машина? Здесь та же история.

 

Вы спрашиваете, что будет на Украине потом, когда американцы захватят Донецк и Луганск. Они будут ликвидировать Российскую Федерацию. То есть для них это просто движение к Москве. Что сделал Гитлер после захвата Киева? Он пошёл на Москву. Это – то же самое будет, это обычная историческая дорога. Если вы не защищаете своё Отечество, вы подлежите ликвидации. Так же, как больное животное. Вы больны, а больное животное подлежит в мире зверей первой смерти, и ликвидация начинается с больных животных, то есть не защищающих себя, потому что это психическая болезнь.

 

Артём Войтенков: А как Новороссия, Украина связана с Сирией, ИГИЛом? Вы хотели эту связь рассказать.

 

Евгений Фёдоров: Новороссия на Украине, насколько я понимаю, судя по высказываниям, и Пескова в том числе, – сложился нейтралитет сил, сложилось затишье на фронтах.

 

Артём Войтенков: Так они постоянно обстреливают друг друга – ничего себе затишье.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Это и есть затишье. Великую Отечественную войну посмотрите – были же целые месяцы, кварталы затишья, полугодия затишья. Было же.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, что не происходит изменений.

 

Евгений Фёдоров: Да, не происходит изменений.

 

Артём Войтенков: Просто позиционная стрельба

 

Евгений Фёдоров: Да. Обстрелы – это бои местного значения. Вызвано это расстановкой сил. То есть у Путина не хватает сил на национально–освободительное движение, не хватает сил опереться на народ. То есть он понимает, что народ не готов защищать своё отечество. А под Отечеством мы понимаем, ещё раз говорю, не американское толкование нашего Отечества, а историческое толкование нашего Отечества, а это очень важная вещь. И соответственно, возник баланс. То же самое – вчера было заседание Центрального Банка. Там одна сторона – это люди Путина, требовали ставку снизить. Вообще даже официально – Белоусов публично сказал – 4 %. А другая сторона – ставку поднять. Мне понравилось, я в нашей сети посмотрел и специально выписал. Видите, как всё связано – наш Центральный Банк с Сирией. "Президент Российской Федерации. Госсовет 15 сентября 2014 года. Банку России. Проработать вопросы снижения уровня процентных ставок". Команда Президента, явно прямая, я цитирую – найдёте в интернете. 18 сентября 2014 года. Напоминаю, что с тех пор ставка поднялась процентов на 60.

 

Артём Войтенков: Подождите, почему на 60? Она же была там что-то 8…

 

Евгений Фёдоров: На момент этого совещания была 6,5.

 

Артём Войтенков: Так, а сейчас она…

 

Евгений Фёдоров: А сейчас она 11, а была 17. То есть она поднялась до 17, и сейчас 11. То есть Путин сказал, цитирую – "снижение уровня процентной ставки". А Центральный Банк после этого её поднял. Понятно, да? К вопросу о власти. Другое решение, другое законодательное, как бы указательный акт. Читаем: "Международный валютный фонд. Заявление по итогам визита сотрудников МВФ в сентябре 2014 года". То есть это 18 сентября указание – это тоже сентябрьское указание, тоже 2014 года. То есть одновременно в ЦБ поступило два указания. Смотрите. "Международный валютный фонд, сентябрь 2014 года, Центральному банку Российской Федерации, в скобочках "Банку России" (я цитирую): "Следует дополнительно ужесточить процентные ставки по своим операциям, а также перейти на полностью гибкий обменный курс". Тогда его ещё не было, он тогда не был гибким. То есть тогда Центральный Банк курс ещё держал. Он и не объявил о гибком курсе, помните? Это 2014 год. То есть поступило два документа на стол Центрального Банка.

– Один документ от Путина, ещё раз процитирую: "Снижение уровня процентных ставок".

– А другой документ от МВФ: "Процентные ставки поднять, курс рубля опустить".

Что выполнил Центральный Банк?

 

Артём Войтенков: Ну да, не путинское указание.

 

Евгений Фёдоров: То есть он не придумал этот свободный курс. Исполнил свободный курс. Он не придумал высокие ставки. Он исполнил. Он вообще не может ничего придумать, у него по Конституции не предусмотрено мозгов, то есть права управления по своему усмотрению. У него по Конституции только функция исполнения. Но эта функция исполнения выстроена на МВФ, а не на Путина. Вот конкретный пример. И эта борьба продолжается. И вот последняя борьба была вчера, где путинские люди, естественно, которые опираются на его указания и публично об этом говорят.

Белоусов говорит: "Снижайте ставку". Белоусов говорит: "4 процента".

То есть Путин сказал "снижайте", а Белоусов уже озвучил до какого. Ясно, что это решение Путина о цифрах.

А МВФ говорит: "Ставку поднимайте".

 

И для этого там работает Oliver Wyman, внутри Центрального Банка, который отслеживает. Вот как Белоусов – от Путина, так Oliver Wyman, американские граждане – от МВФ, от Соединённых Штатов Америки. Они сидят все практически в одном помещении, в одном месте, и одни отслеживают волю Путина, другие отслеживают волю МВФ. И вчера это столкновение – это паритет сил, то есть бои местного значения. В результате боёв местного значения ставка не снизилась, как требовал Путин, и не повысилась, как требовал МВФ. Но в целом это проигрыш, потому что удавка на экономике затянута, удавка на гражданах России затянута.

 

Мне понравилась речь Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной, которая открыто и говорит: "По нашим расчётам, минимум до 2018 года будет каждый день хуже, хуже и хуже. А там, может быть, будет лучше, чуть–чуть, а может, нет, потому что очень далеко".

Никто ничего не скрывает. То есть сам по себе факт нейтралитета сил на площадке ЦБ означает поражение Путина, потому что в этом вопросе мы отступаем.

 

Теперь вопрос Донбасса.

Паритет сил и баланс сил на Донбассе в целом тоже означает как бы тактическое поражение, но стратегический нейтралитет. То есть стратегически мы, испытывая баланс сил, то есть, не побеждая и не проигрывая на Донбассе, мы как бы стратегически продолжаем держать удар. Может быть, через полгода, через год что-то произойдёт в Европе и снизится давление на Россию, тогда это развяжет нам руки для наступления. Потому что мы не говорим ни ДА и ни НЕТ, и мы не запускаем проект, так называемый 1991–го года, то есть проект освобождения всей Украины. Но в целом это, конечно. То, что война продлилась там Великая Отечественная четыре года, а не три – это же плохо. Это новые города потери, это новые потери людей и так далее. Но вот это специфика. Да, мы находимся сейчас в состоянии формальных боёв местного значения, расстановки одинаковых сил, но реально – это наша огромная потеря, то есть мы ничего от этого не выигрываем, только проигрываем.

 

Теперь ИГИЛ.

И поэтому Путин пытается за пределами зоны, которую он не может пробить, то есть враги здесь сильны, здесь сильны. Вот блокада Ленинграда, она же была много лет. А почему? Потому что не было сил от неё освободиться. Но при этом в период блокады Ленинграда удалось решить проблемы:

– защиты и обороны Москвы – отбили врага, Сталинградской битвы (это же всё было в период блокады);

– Курской битвы (это всё было в период блокады);

– и других битв.

То есть там не получалось – получается в другом месте.

 

В России нигде не получается, потому что народ не готов защищать своё Отечество – я честно говорю, я это говорю предметно. Потому что мы видим, что граждане России не сформировали свою позицию по национально–освободительному движению, то есть они не определились, что Россия должна быть освобождена. А раз они не определились, значит, они не готовы ни к каким шагам по освободительному процессу, который запускает Путин. Это та история, которую он говорил в фильме "Крым. Путь домой": "Я не включился, пока не понял, что народ хочет". Народ не хочет – значит, я не включусь. Здесь сегодня та же история: народ не готов, он ещё не испытал страдания, которые включили бы его мозги. Соответственно, мы надеемся, что этот перелом в сознании произойдёт. И когда он произойдёт, начнётся фаза наступления. Если он не произойдёт, фазы наступления не будет, будут оборонительные бои: и в Центральном Банке, и на Донбассе, и в той же Армении. Это же они везде по всему фронту идут – и в Таджикистане, и везде. Это всё форма оборонительная: враг наступает – мы его отбиваем, но не наступаем – вот такая логика.

 

Артём Войтенков: В Таджикистане – вы имеете в виду попытку государственного переворота?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. И в Армении. Везде.

 

Артём Войтенков: То есть это тоже чисто американская история.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, конечно. Это всё – кольцо врагов. Это вот та история: Крымская война, английская эскадра во Владивостоке, в Архангельске, в Балтийском море. То же самое, всё как всегда. Мир – это железная дорога.

 

Артём Войтенков: Не свернёшь.

 

Евгений Фёдоров: Не свернёшь. Ты едешь либо туда, либо обратно. Обратно – отступаешь, туда – наступаешь. И это правда: туда – мы наступаем, а обратно – отступаем. Вправо, влево – ничего нет. И это азбука.

 

Вообще геополитика – это потрясающе простая наука, просто потрясающе. Математика в миллион раз сложнее. То есть геополитику выучить, её законы – ну вообще их не учат, это BIOS, то есть младенец с ними рождается, потому что он, уже родившись, понимает, что сиська мамы – хорошо, а ремень – плохо. Вот он рождается с этим. Так и здесь. То есть то, что нам за 25 лет так дебилизировали население профессиональные пропагандисты, – это, конечно, уже такой фактор очень качественной работы со стороны оккупантов. Всё очень просто, вскрыть это очень легко. Чтобы быть понимающим человеком в геополитике, никаких институтов вообще кончать не надо, можно даже не уметь читать и писать, даже лучше не уметь читать и писать.

 

Артём Войтенков: Мозги чище будут.

 

Евгений Фёдоров: Чище, не нагружены всякой чушью. Просто надо посмотреть на мир животных и понять, что эти правила везде. Только человек ещё накрутил на них всякую чушь надстрочную, а суть такая же, как с котом, или с мышкой, или с собачкой – всё одинаково. Поэтому всё тут просто: не получается здесь, 1941 год, поэтому десант там. Вот, условно говоря, – налёт на Берлин советской авиации в период битвы под Москвой. Соответственно, Путин (я понимаю отлично логику) пытается хотя бы там раздолбать вот эту коалицию, которую американцы создали из числа вассалов и идиотов. Потому что коалиция же против их интересов направлена, и он пытается это доказать им. И для этого в ООН поедет рисковать. Потому что это же риски – поехать в логово врага, всё–таки риски определённые, я не считаю, что они фатальные, но определённые риски есть.

Технология вот такая: он готов помочь Асаду уничтожить этот полтинник, в принципе слабый в военном отношении, просто уничтожить его, и тем самым проткнуть вот этот огромный пузырь мифов, на которых американцы строят часть своей власти по отношению к европейским вассалам.

 

Артём Войтенков: Хорошо, американцы это тоже прекрасно понимают, и…

 

Евгений Фёдоров: Поэтому они сопротивляются, как могут.

 

Артём Войтенков: Противодействие будет внутри страны нашей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но мы исходим из того, что внутри страны у них уже всё находится на максимуме, то есть рычаг передвинут на максимум. Сильнее внутри страны они пятую колонну не включат, пока, пока не произошёл второй этап – обнищание населения, когда возникают риски. Но пока они сильнее пятую колонну не включат. Следовательно, мы тут как бы не теряем, и так враг уже полностью обнажился.

 

Они что могут ещё сделать? Они могут ужесточить политику санкционную – отключить от SWIFT, но это, я считаю, пойдёт только на пользу, потому что это очень сильно ударит социально, причём одномоментно, но зато пойдёт на пользу в том плане, что быстрее произойдёт пробуждение людей.

 

Артём Войтенков: А почему это ударит социально? SWIFT – это же международная система расчётов?

 

Евгений Фёдоров: А вы в курсе, что для того чтобы построить дом, расчёты проводятся через американцев?

 

Артём Войтенков: А у нас же сейчас эти центры перенесены в Россию – нет? Или там всё равно идёт?

 

Евгений Фёдоров: Вся система расчётов идёт через американцев, все ваши банки. Нет, если вы в магазине за наличку покупаете – это ваше. Поэтому ЦБ наличку и держит, не пускает её развития, всего 15 триллионов. А расчёты в экономике – все идут через американцев, основные. Перекрытие SWIFT означает просто отключить воду и электричество в вашем доме, то есть у вас дома взяли и отключили воду и электричество путём перерезки проводов. Котельная ваша, дом ваш, а электричества и воды нет, потому что все провода перерезаны, они в руках американцев, это внешняя система.

 

Артём Войтенков: Ну, так мы свои провода натянем.

 

Евгений Фёдоров: Вот это и пытается Путин сделать! Так попробуй натянуть! Мы с вами неоднократно это обсуждали. Помните, например, закон о национальной платёжной системе? У всех в руках есть эти карточки.

 

Артём Войтенков: Банковские обычные?

 

Евгений Фёдоров: Да. Я вам сейчас даже покажу свою зарплатную. Обычная зарплатная карточка. И у всех они в руках есть, ну или где-то там. На них зарплаты. Вот таких сто миллионов штук.

 

Артём Войтенков: У вас Visa, я смотрю.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да. Это зарплатная карточка депутата.

 

Артём Войтенков: Американская система.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Депутата. Это не я эту карточку придумал, это мне туда начисляют зарплату. Сто миллионов карточек таких в стране, сто миллионов, то есть это не шутка. И все расчёты проходят под контролем или через Соединённые Штаты Америки. И в том числе мои, и всех депутатов, и чиновников, и министров, и каждого человека. Понимал ли это Путин, когда готовился к сегодняшнему обострению? Конечно, понимал. Именно поэтому он лично, еще, будучи представителем Правительства, внёс закон о национальной платёжной системе, где прописал главу о национальной платёжной карте. Лично внёс. То есть за его подписью, Владимира Владимировича Путина, был внесён проект закона. Он поступил в Государственную Думу. Это было лет пять назад, то есть заранее. В Государственной Думе.

 

Тогда как раз WikiLeaks гремел. WikiLeaks опубликовал переписку Госдепартамента с посольством США в Москве, где посол США написал, что Путин вносит такой–то закон, готовит его (тогда ещё готовили его по линии правительства внутри, в недрах правительства, а Путин возглавлял правительство тогда), и американцы против этого закона. Посол написал почему: что не смогут контролировать, потеряют деньги и так далее. И просил Госдепартамент разрешить этот закон в России не принимать. А он уже внесён Путиным в Думу. Дальше поступило указание Госдепартамента в Государственную Думу Российской Федерации, где из закона Путина изъяли главу о национальных платёжных картах, и эту главу выкинули в мусорное ведро, и закон, естественно, без этих карт был принят, у него убрали самый главный элемент этого закона, то есть он стал пустышкой, и всё. И дальше, когда американцы начали санкции, первое, с чего они начали – ударили по картам. Правда, на несколько дней, если вы помните. Первое – они блокировали карты.

 

Артём Войтенков: Больше шума было, потом всё обратно…

 

Евгений Фёдоров: Потому что договорились с ними. Мы же сдались. Я понимаю Владимира Владимировича, как бы повели себя граждане России, когда бы они оказались без зарплаты, и без возможностей, и с заблокированными счетами. Вот как в своё время при Гайдаре, помните, заморожены были счёта на Сбербанке, вернее, просто обесценились деньги на Сбербанке. Это была нервная же обстановка.

 

Артём Войтенков: Конечно. А тут и будешь нервным: деньги есть, а ты их взять не можешь.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. И это можно сделать за один день, да за секунду. И естественно, мы капитулировали. А как вы думаете, почему эти минские соглашения? Ложимся под американцев, весь Центральный Банк под их дудку скачет, и всё остальное. Потому что они управляют процессом, им есть чем пугать. Это было нейтрализовано… Вот блокада Ленинграда: люди голодают, миллион человек погибло от голода, но они понимают, что это враг и что они, голодая, защищают своё Отечество, и готовы голодать, защищая своё Отечество. Они же не бегут на окопы немцев, не сдаются в плен, не пытаются свергнуть власть. Но для них это понятная вещь, хотя гигантский голод и проблемы социальные. Мы бы сейчас назвали – социальные бомбардировки.

 

А вот у меня вопрос: а в России если завтра произойдёт резкое обнищание населения? Допустим, отключат эти карточки, начнётся голод и всё остальное. Потому что это же всё дезорганизует систему торговли: в магазин же у вас никто не повезёт товар бесплатно. А если у вас нет расчётов, то у вас товар не повезут. А товарных запасов у вас в магазине максимум на неделю, всё. То есть это не просто лишение вас доступа к деньгам, а это вы пришли в магазин в крупном городе, а там ничего нет. То есть, готово ли население терпеть, где-то даже гибнуть из-за этого? На Донбассе несколько сот человек погибло от голода – это факт. Вот если люди не понимают, что отечество в оккупации, если они живут в иллюзиях вранья. Если они сейчас этого не понимают, то с какой стати они будут это понимать, когда им отключат свет, газ, карточки и магазины?

 

Артём Войтенков: Им ещё объяснят, что это воровская шайка Путина тырит ваши деньги.

 

Евгений Фёдоров: Я про это же. Отсюда и вопрос: готовы ли мы к обострению ситуации с учётом неготовности российского населения чисто с точки зрения знаний, информации? Может, они и готовы были бы, всё-таки они сыновья своих отцов, дедов, которые готовы были всегда, но они даже не знают эту информацию. Вот меня бесит, когда люди не идут на национально–освободительную борьбу, я честно вам скажу. Потому что я считаю что это полный дебилизм, что они туда не идут – не к Фёдорову, а в борьбу. То есть они не понимают, где они живут, они находятся в системе вранья. Важный фактор, который приходится учитывать Владимиру Владимировичу Путину. То есть он понимает, что население не готово к серьёзным испытаниям, вызванным сопротивлением России Соединённым Штатам Америки. Потому что если бы оно было готово, оно бы знало, а опросы показывают, что оно не знает правды, а значит оно не готово, оно живёт в обстановке вранья, иллюзий. Почему мы и говорим: хотя бы заявление подпишите о том, что вы хотите жить в суверенной стране. Хотя бы.

 

Артём Войтенков: В прокуратору.

 

Евгений Фёдоров: Зачем в прокуратуру? В органы власти – мы так написали. Мы им распорядимся здесь. Хотя бы напишите это. Хотя бы. Потому что оккупационный статус  он же был зафиксирован в письменной форме каждым человеком России, потому что в 1993 году на референдуме люди расписывались за бюллетени. Помните?

 

Артём Войтенков: Расписывались, да.

 

Евгений Фёдоров: А расписывались – это документ, то есть они подписались, и на любом заявлении, если бы вы поменяли своё решение, должна быть подпись. То есть вы женились, поменяли своё решение – пишете заявление о разводе, то есть на заявление о женитьбе – заявление о разводе, на заявление о покупке машины письменное – заявление о продаже машины. Поэтому заявив о статусе колониальном страны, они должны хотя бы подписаться, проявить позицию такого же уровня по отмене этого решения и принятию другого решения – это же азбука. Они этого не делают – значит, они не готовы, а уж тем более они не готовы будут рисковать, и они во всём обвинят Путина и кого угодно. Как вот эта история с московскими областными пенсионерами: "Это же не американцы права лишили на проезд в Москве, это же Путин, наверное, там или кто–то другой". Вот это так и работает, то есть это глупость, и эту глупость надо преодолеть, то есть её надо осмыслить, то есть надо осознать взаимосвязь явлений, и тогда у тебя получится.

 

Между прочим, это не только вопрос осознания порядочности выбора, это чисто даже материальный вопрос. Вот Центральный Банк (мы же не случайно говорили об этом) за два года, выполняя команду МВФ (я её зачитал), кинул рубль, а в Конституции записано (это, кстати, антиконституционное указание было МВФ и всё равно Центральный Банк его выполнил), что валютные резервы существуют только для поддержания курса рубля, всё. Так прямо там и написано.

 

Объём валютных резервов на 2014 год, когда были эти указания, были 550 миллиардов (мы об этом говорили в своё время).

Сегодня, со слов Белоусова, резервы ЦБ, потому что на счетах 300, но из них половина резервы Правительства, а ЦБ управляет только своими резервами. Так вот было 550 миллиардов валютных резервов ЦБ, а у Правительства резервы – это резервы бюджета, это другой хозяин у этих денег. Было 550, а стало 150, то есть разница 400.

 

Но что такое поддержание курса рубля?

Это выкуп рублей, избыточных на бирже. То есть это покупка одного товара на другой товар: рублей на доллары. То есть мы знаем точно, сколько потрачено денег на покупку рублей, чтобы поддержать курс. Потрачено 28 миллиардов долларов, а исчезло 400 (550 – стало 150). То есть исчезло 370 миллиардов. 370 миллиардов для каждого гражданина России: для младенца – это 4 тысячи долларов, а для человека работающего (понятно, что младенцы не зарабатывают) – это где-то порядка 10–12 тысяч долларов. То есть это решение ЦБ, выполняющее указание МВФ, каждого работоспособного гражданина России лишило порядка 10 тысяч долларов. Хоть 10 тысяч долларов – достаточное, я уже не знаю, как сказать, основание, чтобы заявление написать, что нам это не нравится? Ну, достаточное или нет? Блин, даже это не срабатывает. Ну что тут сделаешь? Ну, даже это.

 

- У людей воруют прямо на их глазах, потому что рубль – это у каждого в кармане.

- Начинаются процессы: пенсионерам запрещают ездить

- У людей сокращаются зарплаты.

А всё официально: на Правительстве обсуждается вопрос секвестра в бюджете уже третий за год – это же всё сказывается на зарплатах, всё это сокращается. Нет, хоть кол на голове теши: "Нет, не буду писать заявление о свободе своего Отечества. Нравится, хочу остаться рабом, как я решил в 1993 году".

Ну что тут сделаешь? Я не знаю.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что закон Путина. Путин внёс закон, а посол американский сказал, что его надо как-то вырезать. Всё это вырезали, партии проголосовали. То есть получается,  и вы это неоднократно говорили, что американцы рулят Думой и всеми партиями. Но Дума это одно, это Единая Россия плюс ещё ЛДПР, Справедливая Россия. А сейчас много всяких мелких партий зарегистрированных, когда снизили планку. А с ними что? Они все честные, сами по себе? Или тоже на каждую партию есть хозяин определенный?

 

Евгений Фёдоров: У нас система власти устроена на оккупированной территории. Как она работает? Мы ранее уже обсуждали эти механизмы. То есть идет общая команда МВФ. Кстати, до этого мы обсуждали по закону национальной платёжной системы и карточки, это просто как пример. Просто WikiLeaks показал, как работает технология принятия законов. Она в отношении всех так законов. То есть тысячи законов принимаются по этой схеме или не принимаются, или корректируются. То есть просто WikiLeaks вскрыл один механизм.

 

Мало того этот закон даже, чем для нас важен этот пример? Что WikiLeaks вскрыл этот механизм до принятия закона в Думе. И в Думе, когда этот закон принимали, вычёркивая волю Путина из закона (вычёркивая!), знали, что это делают по команде США. Об этом было сказано с трибуны. Потому что иногда депутаты говорят, что мы не знали,  так бывает. А об этом было сказано одним депутатом Багаряковым, за что его потом из Думы и выгнали, с трибуны было сказано во время принятия закона. Он говорил: "Вы сейчас голосуете за закон по приказу США. Вы осознаёте, что вы это делаете сознательно, исполняя внешнее американское указание?" И депутаты проголосовали осознавая. Это важно. То есть это абсолютно сознательная позиция депутатов Государственной Думы голосовать за законы, разработанные оккупантом. Здесь было чётко сказано с трибуны в момент принятия закона. Но так законы все устроены. То есть все законы американские, не один какой-то. И именно в этом их и сила.

 

То есть они эту силу (тогда они ещё с нами не воевали) и подготавливали, свою позицию. А сила их в том, что они всю систему вот так контролируют. Вы думаете, почему тот же Центральный Банк скачет под их дудку? Потому что там такая же ситуация в Госдуме. То есть депутаты Госдумы ничем не отличаются от чиновников Центрального Банка. То есть и депутаты Госдумы выполняют приказы Соединённых Штатов Америки. На примере этого закона мы видели, как шестерёнки работают. И в Центральном Банке так же шестерёнки работают, и в правительственных министерствах и ведомствах так же шестерёнки работают.

 

Это шестерёнки в целом установлены Конституцией. То есть это конституционный механизм, защищённый всем законодательством, правоохранительной системой, тюрьмами, репрессивным аппаратом. Всё обеспечивает работу этой системы. И против системы никто не пойдёт. Потому что пойти против системы, значит, попасть в тюрьму. Это же понятно. Поэтому мы, когда ругаем Центральный Банк, мы понимаем, что там тоже есть раскол, там есть путинские силы (Белоусов там их представляет), там есть коллаборационисты, и возглавляет их там Симоновский и соответственно его мощная интеллектуальная команда в лице граждан США из Oliver Wyman. Идёт борьба, только она идёт на подковёрном уровне, потому что публично нельзя говорить.

 

Путин же ничего не сказал публично, когда американцы прилюдно его закон послали в Государственной Думе? Не сказал, потому что нельзя. Потому что это сакральность власти. Тогда он потерял бы вообще возможности влиять на ситуации те, которые у него есть. У него какие-то есть. Я же не говорю, что у него нет власти. У него просто её меньше, чем у американцев в России. И учитывая его личный авторитет, я бы сказал, что у него власти в десять раз больше, чем ему положено, как английской должности с названием "Президент". Сравните с Президентом, допустим, Германии или с Президентом Греции. Сравните. Или с Президентом Италии.

 

Артём Войтенков: Страна разная всё-таки по размеру.

 

Евгений Фёдоров: Должность-то одинаковая. Конструкция одинаковая власти и юридическая правовая система-то одинаковая. Какая разница, какая страна? Конструкция-то такая же, она так и работает. И её привезли такой с английским словом. Такую и привезли. То есть не Путин выбирал эту должность. Он когда пришёл на эту должность, она уже была сформирована американцами под себя.

 

Пример с этим законом, он ещё, в каком смысле хороший? Являются ли в Думе депутаты патриоты? Я уверен, что больше половины патриоты. Просто внутренний патриотизм, он находится в рамках закона. Если ты по закону должен обслуживать американцев, то будешь ты патриотом - это твоё личное дело, на кухне. А на работе ты будешь обслуживать американцев. Если ты не согласен с этой системой, тогда не иди во власть. Такие люди во власть не идут и соответственно они вообще на неё никак не влияют даже в том манёвре, который существует. Какой-то манёвр есть внутренний, но он небольшой по отношению к американскому манёвру. То есть пропорции разные.

 

Американцы влияют процентов на семьдесят, на восемьдесят. Процентов на двадцать влияет национальная власть. Это тоже определённый механизм влияния. Он важен, он может где-то подстроить, кому-то помочь. Он не может поменять систему, патриот, но он может сделать пару полезных дел, что тоже неплохо. Но самая главная проблема в системе. Потому что система все эти дела полезные, как яйца трактором проедет, и не то что всмятку, а в блин раскатает. В этом вопрос. А руководящие указания из Америки по ухудшению жизни России работают просто сейчас как пулемёт. Вон на следующей неделе будем принимать американское указание по отмене двадцати пяти триллионов рублей гособязательств в отношении ближайших трёх лет. У нас бюджет трёхлетний.

 

То есть, когда принимается бюджет государственный, она берёт на себя обязательства от имени государства перед вами как гражданами на три года в материальном смысле. То есть, прописаны ваши обязательства по вашему здравоохранению, образованию, по оборонке, по регионам, по медицине - прописаны на три года в качестве решения. И если вам написано, что вам в следующем году должны дать на медицину триллион, например, то это обязательство, которое можно пересмотреть, но для этого надо принять специальные решения о пересмотре позже. Это называется секвестр. А так у нас заложено. Так вот, Дума, проведя три секвестра потом решила: "А чего мы вообще эти обязательства правим? Давайте вообще откажемся от них". И суть сегодняшнего проекта бюджета, внесённого правительством, по-моему, вчера, который будут принимать на этой неделе - отказаться вообще от обязательств под предлогом того, что нам сложно всё это считать.

 

То есть вы написали расписку народу: "Народ, обязуемся перед тобой, что мы тебя будем содержать. Столько-то денег будем на здравоохранение отдавать, столько-то на образование, на медицину, на полицейских и так далее".

Потом подумали, сказали: "Что-то не хотим мы".

И на этой расписке - "Отказываюсь от расписки".

Всё, пошли вон. Вот, что будет принято в пятницу. И будет принято, конечно, будет принято, естественно. Потому что сработают механизмы внешнего управления. Они и работали, они и продолжают работать. И этот секвестр прямо заложен не только в сентябрьском 2014 года, но и в указании МВФ, которое было два с половиной месяца назад. И в его исполнение в бюджет и вносится. И партии здесь вообще ни при чём.

 

Партии это кадровые отделы. Потому что в партии просто подбирают будущих сотрудников государственных органов в области публичной деятельности представительских органов власти. Это просто кадровые отделы и они отбирают людей, которые готовы в органах власти заниматься этой работой.

 

Есть люди, которые идут в кадры. Говорит: "Я, хорошая секретарша".

Кадровое агентство говорит: "Иди вот в эту фирму. Будешь секретаршей. Вот тебе зарплата сорок тысяч". Всё понятно.

Другой: "Я водитель".

Кадровое агентство говорит: "Отлично. Будешь водителем на Камазе. Справишься?"

- "Да".

– "Иди на Камаз. Зарплата у тебя сорок пять тысяч".

Третий говорит: "А я военный".

– "Всё, отлично. Иди в военное училище. Закончишь, вот туда".

Это кадровое агентство.

 

А здесь - представительские органы власти.

- "Какая твоя работа? Твоя работа будет - красиво говорить, проводить избирательные кампании. То есть иметь навыки менеджера  по медийным процессам, рекламщиком быть хорошим, потому что надо размещать в рекламном пространстве. Вот твоя работа"

- "А законы мне надо писать?"

- "Нет, такой задачи нет. Если ты умеешь писать законы?"

- "Умею".

- "Тогда ты нам не подходишь. Потому что, если ты будешь писать законы в Государственной Думе, ты будешь мешать системе. То есть законы у нас пишут американцы по Конституции. Они эти законы будут сюда слать, а ты будешь эти законы, не дай Бог читать. Ещё и какие-то поправки писать, ты будешь им мешать".

 

Представляете, каждую поправку надо отклонить, это же время - три минуты в Госдуме, это мешает процессу. Если ты грамотный специалист по написанию законов, ты будешь волей или неволей, ты будешь заниматься саботажнической деятельностью по отношению к внешнему управлению страной. Потому что твою поправку три минуты рассматривать. Твой закон полчаса рассматривать. Ты не нужен такой. Вон Фёдоров вносит закон, Дума его обсуждает целый час. За этот час можно принять пять американских законов, понимаете?

 

Артём Войтенков: И пойти домой.

 

Евгений Фёдоров: И пойти домой, а тут мешают. В этом проблема. Мало того, мне понравилось, вчера смотрю, уже в Думе начались предложения: "Давайте поменяем регламент. Вообще не будем у депутатов законы принимать. Надоели". Официально. Почитайте. "Давайте в Думе поменяем регламент" - предлагают. Потому что надоели депутаты со своими законами, мешают. Мешают управлять страной по линии Вашингтона. Я официально говорю. Вот уже публично это сказано, будет рассматриваться. Там сказано: "Можно внести только закон, который имеет это, это, это". Что реально невозможно. То есть короче, просто нельзя.

 

Артём Войтенков: То есть депутатов предлагается лишить права вносить законы.

 

Евгений Фёдоров: Да, что логично. Потому что системе их законы не нужны. Право депутатов вносить законы это скорее такой атавизм фиктивного свойства. Вот артист в театре играет Цезаря. Цезарь это вообще император. И вот у него есть атавизм, он может выпускать бумаги с надписью "Цезарь". Но это же не для этого его учили в Театральном институте, чтобы он управлял Римской Империей, правильно? Поэтому то, что он какие-то бумаги может выпускать, бумаги с проектами, конечно, это в принципе отвлекает его от главной работы - хорошо играть в театре свою роль. Если он певец, хорошо петь. И пока это была фикция, которая помогала ему вжиться в роль, это было вроде неплохо. Но когда ужесточилась система управления в театре, новый режиссёр пришёл и сказал: "Так, слушайте. Достали вы со своими. Перерывы на курение отменяю, перерывы на кофе отменяю. Всякую чушь вам писать запрещаю". Вот это мы сейчас и наблюдаем, что на самом деле правильно - это и есть правда.

 

То же самое выборы. Выборы – это ложь, потому что выборы сделаны в 1993 году. И в 1991 в результате поражения Советского Союза сформирована система назначения власти по линии США. И здесь предоставлено вот это право на выборы через партийную систему для цели спускания театрального пара. То есть это зрелище, это не хлеб - хлеба и зрелищ, это спектакль. И этот спектакль, я, кстати, не говорю, что на выборы не надо ходить, например, просто относиться к ним надо, как евро песня эта - и каждый может на Евровидении послать СМС-ку и соответственно кто-то там победит из числа певцов.

 

Артём Войтенков: Вы в это верите?

 

Евгений Фёдоров: Я говорю, как это утроено. То есть вы смотрите телевизор, вам нравится певец. Вы посылаете СМС-ку, вы за него проголосовали. То же самое, система выборов. Но людям же многим нравится смотреть это Евровидение? Нравится. В театр ходить нравится? Нравится. В кино ходить нравится? Нравится. Но это не связано с властью.

 

То есть если вы хотите, чтоб у вас улучшилась жизнь, в их кино улучшения жизни не ищите, или в театре - не ищите. Нормальные люди там не ищут. Вы можете, конечно, пойти в театр на спектакль с Цезарем и написать ему слёзную жалобу: "Прошу, уважаемый Цезарь, ты же император и диктатор, улучшить мою жизнь". Можете так сделать? Можете.

 

Артём Войтенков: А он тоже ответ напишет.

 

Евгений Фёдоров: Он вам напишет ответ, но это будет глупость сама по себе. Мало того, он может даже искренне вам сочувствовать. И в своём ответе он может максимально к вам как бы войти в положение, но это никак не связано с улучшением вашей жизни вообще. Это по другой кафедре. Вот, как это устроено. Та же история с выборами. Ходить на выборы - это хорошо, приятно, но это шоу. И побеждают там шоумены, лучше всего подающие представительскую функцию.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть лучше всего рекламу, лучше всего административный ресурс, лучше всего говорящий. Но говорить тоже можете, как хотите. Говорить всё равно говорите не вы, а как бы система, которая вас предоставляет.  Ваши слова можно как угодно переиначить. Вы говорите "Хорошо", а вам могут так коряво поставить, что никто этого не поймёт. То есть рупор - это средства массовой информации.

 

Вот кто участвовал в ток-шоу на телевизоре, там просто подбирают людей, и они там хлопают в нужное время за сто рублей и некоторые даже говорят, рассказывают, как они живут с курицей. Но это шоу. И отбирает что сказать, кто скажет, как хлопать и когда хлопать - режиссёр. И этот режиссёр, у него всё прописано - у него это шоу: у него Цезарь не по-настоящему, у него депутаты не по-настоящему с самого начала. Причём парадокс в том, что в принципе сам по себе статус депутата всегда такой. Это ложь даже не англосаксонского типа, это ложь в принципе технологии представительской демократии, которая появилась с момента первой Государственной Думы, введённая российским царём по требованию иностранных организаций. А не просто так. Вы думаете, чего вдруг царь решил так?

 

Артём Войтенков: Ограничить свои полномочия.

 

Евгений Фёдоров: Ограничил свои полномочия и придумал эту историю. Англичане продвинули этот вопрос. То есть изначально они понимали, что это такое отвлекалово липового свойства, но само по себе. То есть советский Парламент, Верховный Совет был такой же только честнее. Знаете, почему? Потому что в отличие от сегодняшнего Парламента, я смотрю, депутаты говорят: "Мы решили. Мы то решение приняли. Мы такой закон". Советские парламентарии открыто говорили: "Мы приняли решение во исполнение решения ЦК КПСС и Политбюро". Как бы честно, понимаете? То есть там честности было больше на порядок.

 

Да, они говорили: "Мы выполняем решение. Мы просто чиновники, которым повезло. Я из доярки, я из колхозника. Меня избрали в Верховный Совет Советского Союза по квоте доярок, по квоте сталеваров".

Помните, как было?

- "Но я понимаю. Я именно представитель народа, и как мне скажет партия ЦК КПСС, я так и голосую. Я честно об этом говорю, и я на выборах обязуюсь говорить".

 

А депутаты же на выборах не обязуются, они же врут. Они же не говорят, что "я честно буду выполнять приказы Соединённых Штатов Америки". Вы слышали хоть одного депутата, который бы на выборы вышел и сказал: "Я честно буду выполнять приказы США.  До последней капли крови служить вашингтонскому начальству".

Вы такое слышали?

 

Артём Войтенков: Нет, конечно.

 

Евгений Фёдоров: И это знают все. Технология-то работает оттуда. Вот на примере этого закона просто вскрылось. То есть это враньё. Вот сегодняшняя система, как только мы начали врать в 1991 году, вся иерархия вранья выстроилась от начала и до конца. Все врут сутра до вечера. Ясно, что в этой обстановки тотального вранья невозможно наладить нормальные процессы. То есть пока американцы соглашались, чтоб мы чего-то тут шевелились, они управляли нами, как хотели, скажем так, не сильно во вред, так откровенно. Разрешали и зарплаты поднять за последние пятнадцать лет, и то сделать, и это сделать.

 

Как только они объявили нас своими врагами, всё - вся система пошла на ликвидацию. Сегодня ты не просто врун, ты сегодня - участник ликвидации страны. Это другая история. И конечно, они доведут до ликвидации. Этого мальчонку двадцатипяти летнего, который не осознаёт, кто он, где он, в каком мире. Кончено они его приведут на смерть. Это же понятно. Если этот мальчонка не осознает, что он не мальчонка, а вообще-то он древнейший дед полутора тысячелетний дед, выигравший просто сотни войн с этими самыми, которые сейчас тащат его на этот убой. И с англичанами, и с французами, и с немцами, и все, кто на него нападал, всех этот дед мочил. И вот сейчас его убедили в том, что он мальчонка, и поэтому он готов помереть. Что это такое?

 

Артём Войтенков: Вы говорите про парламентские партии. А сейчас же много не парламентских, причём таких патриотических.

 

Евгений Фёдоров: Эти непарламентские партии - это так называемая партийная реформа. Обращаю ваше внимание, партийная реформа была запущена после Болотной площади. Что такое Болотная площадь? Вообще американцы рассчитывали Путина скинуть после второго срока. Первый срок они считали, что он нормальный. Второй срок они его возненавидели, запретили ему идти на третий срок. Потому что не проблема была подправить в законах и идти на третий срок, не вопрос. И он пошёл, выполнил эту их позицию, потому что не мог не выполнить. Потому что система была под них, как и сейчас. То есть можно было отключить и свифты, и карточки, и управление, и всё, что хотите. Это понятно было. То есть риски были гигантские, народ и тогда не был готов, как и сейчас. Сейчас мы хотя б открыто об этом говорим, а тогда даже и открыто не было постановки вопроса о том, что Россия в оккупации. Поэтому они его тогда отжали, после чего они не планировали, что он вернётся на выборы. У них такой задачи не было. По их плану они даже устроили реформу Конституции, продлили срок Президента.

 

Артём Войтенков: С четырёх до шести.

 

Евгений Фёдоров: С четырёх до шести. Обратите внимание - ни одна либеральная газетёнка не квакнула против.

 

Артём Войтенков: Да, я так удивился.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это их решение. Это решение Соединённых Штатов Америки. И они приняли это решение не для Путина, которому они не доверяли. Они это решение приняли для своего переходного Президента, который должен был, как Горбачёв, уже ликвидировать. То есть они шли по пути Советского Союза - ликвидация СССР. И их человек должен был ликвидировать Российскую Федерацию. Для этого он должен был получить большое время на полномочия, потому что за четыре года они понимали, он не успеет. А уже будет всё понятно. Потому что люди уже могут понять через два-три года, что их ведут к ликвидации. Они же тогда всё это планировали, санкции и всё остальное. И если бы у их Президента было бы не шесть лет, а четыре года, он мог бы не успеть, и потом был бы уже народный бунт, и вместо него избрали бы патриота. Например, Путина. И они это всё просчитали у себя в Госдепартаменте и решили, что надо увеличить срок. Дали команду - здесь увеличили срок Президента, они вели своего человека.

 

Здесь Путин их просто, это называется военная хитрость, - надул. Они были уверены, что он не пойдёт. Я общался с командой очень высокопоставленных людей. Все были уверены, что не будет такого. В крайнем случае, будет Путин-Медведев, у них будет конфликт, и американцы на этом конфликте сыграют со своими силами.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, что и Медведев, и Путин пошли бы на выборы?

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это, в крайнем случае.

 

Артём Войтенков: А Медведев не пошёл.

 

Евгений Фёдоров: Медведев не пошёл. Поступил просто как порядочный человек, насколько я понимаю. Неожиданно для американцев, просто реально. Даже неожиданно для своего окружения, я вам секрет скажу. Не пошёл.

 

Артём Войтенков: У него окружение такое, надо сказать.

 

Евгений Фёдоров: Какое дали, такое есть. Не пошёл. В результате освободилась дорога для Путина, и он пошёл. Но американцы на это не рассчитывали. Естественно, у них возникло возмущение. Это возмущение выразилось в том, что они дали команду Навальному, Болотной, всей своей кампании - устроили Болотную площадь. Планировалось, что после Болотной площади будет капитуляция Путина, потому что Болотную площадь должны были поддержать, как в истории с Януковичем, окружение, которое за четыре года уже достаточно от Путина оторвалось, и олигархи, и генералы должны были продаться. Вот,  что планировалось.

 

Артём Войтенков: То есть Майдан такой.

 

Евгений Фёдоров: Да, у нас. И в принципе на площади набралось тысяч сто человек уже. То есть они шли к этому делу быстро, а вы не забывайте, у них коэффициент, как с ИГИЛом - двадцать. Если они набрали сто тысяч, они могут представить, что это два миллиона. У них так утроена система информационного распространения.

 

Артём Войтенков: Болотную тогда раскручивали, будь здоров.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Не сложилось. То есть каким-то чудом, у них не получилось. Но в процессе борьбы с их вторжением, а это было откровенное вторжение, атака, то есть, если мы говорим о войне современного типа, считайте, что это Блицкриг, танковый Блицкриг был. Так вот, не получилось, то есть захлебнулось это вторжение. Но в рамках борьбы с этим вторжением были сделаны некие кадровые изменения тех, кто это организовал. Вы это заметили.

- То есть были внутренние чистки произведены Путиным частично, как он смог это сделать. Это раз.

- Второе - пошли как бы на уступки, как бы отступили. Как Янукович сделал, он же тоже шёл на уступки интервентов. То есть договорились о выборах губернаторов. А что такое выборы губернаторов для американцев? Привозишь кеш, и губернатор твой. То есть у них есть свой ресурс.

 

Вот идут выборы. Выборы - там административный ресурс, средства массовой информации, поддержка людей. Есть отдельный ресурс – деньги. И у них этих денег, они печатают, сколько хочешь. Поэтому выборы - это их технология. Они на этой технологии имеют заведомые сразу возможности, дополнительные козыря.  И поэтому они везде их проталкивают. Поэтому возникли выборы губернаторов. А это дополнительный фактор нестабильности. Даже не потому, чтоб получилась победа, а потому что они обязаны отчитываться перед американским посольством. В американском посольстве ладно, поумнее сидят люди.

А в Госдепартаменте сидят дуболомы. И они говорят: "Мы от России требуем бунтов против Путина".

Им объясняет тут от Теффта: "У нас бунт ещё не готов. У нас такая специфика. Путин сильно задавил".

А там в Америке: "Нам плевать! Асада давим, Каддафи давим, того давим. И у вас чтоб завтра быстро были".

Поэтому что-то будет обязательно, даже и бессмысленно, но будет обязательно.

 

Артём Войтенков: Для отчётности.

 

Евгений Фёдоров: Для отчётности, конечно. То есть не получилось скинуть Путина и запустить фигура ликвидаторов, тогда хотя бы давайте мы проведём реформы для того, чтобы подготовить вторую волну наступления на Россию. И в рамках второй волны: выборы губернаторов, вот эта система выборов, и так называемая партийная реформа.

 

В чём партийная реформа? Появление семидесяти партий. То есть снизили барьеры по партиям. Для чего? Вся эту шушера, она имеет любое количество денег. Но эти деньги нуждаются в инструментах. Инструменты, я имею в виду пятая колонна - это партийная система в политике. Это как для того, чтобы вы могли заниматься бизнесом, не знаю, нефтью торговать, вам надо иметь акционерное общество, которое будет на бирже торговать нефтью. У вас может быть сколько угодно нефти, но если у вас нет акционерного общества, вы на этой нефти не заработаете. Нужно создавать это общество. Создаёте общество, значит, вам нужен офис, бухгалтерия и всё остальное. Хотя для нефти это, в общем-то, не нужно ничего. Но вам для денег – нужно.

 

Тут – то же самое. Если вы участвуете в политических процессах, вам нужны на шахматной доске фигуры юридического характера. Эти фигуры могут быть наполнены властью и сильные, могут быть слабые, но они должны быть, это уже второй вопрос – оболочки. Вот эти оболочки, это и есть партии. И под эти партии американцы, собственно говоря, и запустили в Россию партийную реформу. Для чего? Для того, чтобы своим пятидесяти партиям (денег у них, они могут и все сто партий создать) дать вот эти права, которые в определённых обстоятельствах, эта оболочка будет наполнена деньгами, наполнена административным ресурсом национал предателей во власти в том числе, и в бизнесе. То есть не просто деньгами, а ещё раскручена частью поддержки. И как таран уже пробьёт Путина и ликвидирует Российское государство.

 

И никто особо не стеснялся. Мал того, некоторые из них, тот же "Парнас", они довели до второй стадии. Вторая стадия - это участие в выборах без сбора подписей. Потому что опыт показывает, когда борются с оккупантами, они же на подлецов опираются. А подлецы, когда занимаются какой-то работой, что делают? Воруют. Поэтому собрать подписи для американцев по России это нереальная задача. Просто нереальная. У них нет нормальных людей. То есть честный человек, порядочный, он не будет делать. А кто пойдёт в служение этим оккупантам? Конечно, нечестные. А что делают нечестные? Сразу воруют и подделывают подписи. И мы это видим по Новосибирску, по Рязани и так далее, где "Парнас" шёл, везде воруют и всё. Ничего не сделаешь. Такая специфика работы с таким контингентом. Не получается. Даже бедный посол этот в мыле летает по всей стране, лично организовывает, лично деньги выдаёт, чтобы меньше было цепочки воровства. Потому что он не понимает, где воруют. Там же пока дойдут деньги, тут украли, тут украли, а до сборщика подписей дошло три копейки, и он на три копейки подделал их. И всё. Свои - из трёх копеек две украл, на одну подделал. Вот так это работает. Поэтому он лично начинает метаться по стране, раздавать деньги, чтобы сократить цепочку воров. Всё равно не получается.

 

А если это масштаб общероссийский, то надо сборы подписей по всей России, это просто нереально для них – всё растащат. Отсюда им необходимость закрепиться. Поэтому они  в закон записали, что если хотя бы один депутат в регионе прошёл, то после этого сбор подписей на российском уровне не нужен. И "Парнас" такую историю проделал. Они прошли во Владимире, получили это право, и сейчас "Парнас" имеет такие же права, как и допустим, "Единая Россия" на следующие выборы. То есть право не собирать подписи.

 

Артём Войтенков: Вот оказывается, в чём дело-то.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вы думаете. Всё это одно.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно. А мы слышим про эти законы, что они принимаются. А оказывается - подноготная то вот она, вот настоящие причины. А как бы людям это не объясняют.

 

Евгений Фёдоров: Потому что люди не пытаются узнать о своей стране что-то. Они не пытаются изучить технологию управления извне, они не пытаются понять причины сегодняшних и вообще всех событий, которые происходили. Потому что события последних двадцати пяти лет по своим корням ничем не отличаются от событий последних ста лет или двухсот, или тысячи.

 

Артём Войтенков: По корням да, но по технологии.

 

Евгений Фёдоров: Это вы легко. Вы, зная корни, зная теорию национально-освободительной борьбы и теорию конкуренции нации, которая простая. Эта вся теория простая, просто на уровне кошки с собакой. Зная, как ведут себя кошка с собакой, вы знаете, как ведут себя государство и нация. Этого достаточно. Но ей надо вникнуть. Надо обратить на это внимание. То есть надо посмотреть на свою кошку с собакой. Посмотреть, какая у них система отношений, из чего она складывается, из чего это проистекает. И тогда вы… Надо любить свою Родину, тогда вы её поймёте. И поймёте, как всё устроено. А так это всё легко, не сложно. Так и здесь.

 

То есть дальше возникает история. Понятно, что "Парнаса" одного мало, потому что одной фигуры на доске, хоть и сильной, не достаточно. Поэтому была запущена система. Отсюда возникла система. Причём некоторые системы в открытую работают. Например,  партия Прохорова, за которую была просто настоящая борьба. Когда национальные силы боролись с пятой колонной за конкретную оболочку под названием "Партия Прохорова", помните?

 

В чистом виде была борьба. Было две команды. Одна команда была национальных сил, другая команда коллаборационистов, которых продвигал Прохоров. И была борьба. Вначале была партия нейтральная - её перехватили коллаборационисты и Прохоров возглавил. Потом была борьба и партию обратно перехватили сторонники, скажем национальной ориентации. И партию хотя бы нейтрализовали, как партию врагов. То есть это просто пример, как за деревню ведёт сражение на войне две армии: то эти штурмуют, то эти, то эти взяли - деревня по пять раз переходила из рук в руки. Это – то  же самое. То есть партии, как оболочки, по пять раз из рук в руки переходят. То есть не обязательно даже у вас партия, даже если она говорит о патриотических вещах, потом она может, произошёл переворот, который был заранее заложен, вдруг неожиданно какие-то странные фигуры начали себя странно вести. Партийные документы оказались у других. Съезд принял какое-то непонятное решение. Сплошь и рядом такое происходит. Помните, мы одно время сотрудничали с движением "Россия"? Помните?

 

Артём Войтенков: Вроде, да.

 

Евгений Фёдоров: Вместе сидели с ними в офисе в НОДе. Потом пришёл туда господин Селезнёв. О нём не буду говорить ничего плохого, потому что он умер. Бывший председатель Государственной Думы. Движение "Россия" перехватил и из национально-освободительного движения её вывел. Просто, как пример. То есть борьба, она и с нами шла, как пример. То есть эту фигуру перетащили, отправили в другое место. Просто, как пример. И в партийной системе такая же заруба идёт с утра до вечера. То есть, идёт борьба за эти институты, за эти инструменты.

 

Сегодня это порядка семидесяти партий, и система борьбы в них собственно и продолжается. Есть партии мимикрирующего характера. То есть мы заранее знаем, что это американские закладки. Например, в своё время мы сцепились, так называемая партия "Дело". Это олигарх американский Бабкин, он же владелец Ростсельмаша. Ростсельмаш – это ростовское предприятие сельскохозяйственное. Он и сам организовал, и возглавляет партию "Дело", которая говорит сутра до вечера, что мы жуткие патриоты. Мы же не дети, понимаем, что если американский олигарх возглавляет партию, что бы она ни говорила – команда и под угрозой, если что (а он и без угрозы сделает), лишение всего имущества, она тут же передаётся нужным людям, тому же Касьянову, условно говоря. Это же очевидные вещи. Нет, лапшу вешают, что мы патриоты.

 

То есть слова - это болтовня. У вас гитлеровский танк вышел, фашисты, орёт на русском языке: "Я хороший! Я освободитель!" Это то же самое. Хотя это не значит, что он стреляет немедленно. Он может, приедет к вашему штабу и хочет стрелять там, а не на передовой. Вот это та же история. И таких там несколько партий. По-моему, экологическая какая-то партия.

 

Артём Войтенков: О, это сразу. Это уже понятно, кто.

 

Евгений Фёдоров: Вот их американцы где-то порядка десятка либо своих партий типа "Парнаса", либо подготовленные к своим типа партии "Дело", или экологических - создали. И десять партий в их распоряжении - это большая сила. Они для этого эту реформу и провели. Для этого эта реформа. Потому что эти десять партий, они сейчас будут думать, как их, чтоб они вскочили, вскрылись и так далее.

 

Правда, когда Путин пошёл в наступление, им сейчас здорово подрезали. На этих выборах их, откровенно говоря, не пустили, народ не пустил. То есть ворам разрешили своровать деньги, в результате подписей не было, и в результате им не удалось заставить принять фальшивые подписи. В результате их поснимали в пяти регионах. Но всё равно "Парнас" остался.

 

Артём Войтенков: Да. А остальные партии? У нас же, если их семьдесят, десять американские точно. А остальные шестьдесят чьи?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Они же это сделали для себя. Поэтому, что остальное - их не волнует. А остальные, соответственно, парламентские четыре, и остальные - это разные силы создали свои юридические лица для ведения борьбы на политическом формате. Есть некоторые патриотические заранее,  допустим, партия "Родина", например, условно говоря. А есть, которые заранее готовятся для перехода в стан национал предателей, типа партии "Дело". А есть, их там около пятидесяти, те, которых мы не знаем. Может, они и хорошие. Мы не знаем. Это собрались люди, у которых есть деньги, как правило, и они приняли решение, поручили, создали партию. И на всякий случай она лежит в резерве. И когда начнутся избирательные кампании, у них будет некий ресурс, который они потом могут использовать, а могут и не использовать.

 

Я вам напоминаю, что допустим, когда мы в своё время создавали  ещё путинский блок первый в 1999 году, то ситуация была такая. Путин тогда начал и национальные силы постепенно перехватывать инициативу, был создан первый путинский блок. И он был создан из семи партий на тот момент, включая ту, которую я вёл. Я вёл Движение в поддержку независимых депутатов, которое независимо от американского управления. Это как бы про, не хочу сказать НОД, но про национальный курс. Это вот наша сегодняшняя партия, которую мы на всякий случай в резерве тоже держим. То есть мы её не используем, но мы её держим в резерве на тот случай, если понадобится, как инструмент. Вот мы такие же. В этом плане и у НОДа есть этот инструмент. Среди семидесяти инструментов, у НОДа тоже свой есть, на всякий случай. Может быть это и не потребуется. Если это потребуется, то потребуется когда другие, допустим, перебегут на сторону врага. Мало ли, что может произойти. Резерв он всегда заначка.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому мы это подготовили. Но тогда, в 1999 году было Движение в поддержку независимых депутатов, независимых от американского управления естественно. То есть как бы проекция будущего НОДа. И когда Путину понадобилась эта непосредственно юридическая основа для того, чтобы он начал национально-освободительную борьбу. Ещё начало её, он ещё не Президент, он ещё был исполняющий обязанности Председателя правительства, потом Председатель правительства. Вот для этих целей мы тогда и предоставили в его распоряжение эту организацию нашу, и она сыграла. По этой квоте прошли многие путинские люди тогда. Это был ещё 1999 год. Я всё-таки политикой двадцать пять лет занимаюсь, я достаточно уже имею опыт, как в эти шахматы играют на рабочем уровне.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что все партии, они все чьи-то. То есть у каждой партии есть какой-то хозяин. Это может быть олигарх, какие-то просто люди с деньгами, могут быть какие-то силы политического плана.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Естественно. Что такое партия? Партия – это большинство регионов России должно быть. Это чётко подготовленные документы в этих регионах. Это во всех регионах финансисты и юристы, потому что это не просто документ, а это барьер. То есть, просто человек партию не создаст. И сто человек партию не создадут. Должна быть достаточно слаженная система и команда, на которой может быть сформирована партия.

 

Вот наша партия "Национальный курс" сформировалась на базе НОДа. Те, кто хотел, конечно. Мы им объяснили, что эта партия носит внутри эшелонный характер. То есть не на передовой. И часть людей сказали: "Да, мы понимаем. Мы хотим помочь". И они участвовали в создании партии "Национальный курс", как пример. И за счёт этого ресурса, мы сумели её создать. Не бывает партий случайных. Все обязательно имеют какую-то логику создания или хозяина. Потому что хозяину проще – дал. Партии, если её будут создавать за деньги, миллионов двести рублей дал, и всё тебе создали. Но за эти двести рублей можно же и партию купить, а можно завод построить. То есть это человек решает. Это не просто так. Раз - создал партию. Это определённое напряжение сил или определённое решение, скажем так, которое могло быть и другим.

 

Артём Войтенков: То есть у всех партий есть хозяева.

 

Евгений Фёдоров: А как иначе?

 

Артём Войтенков: Парламентских, не парламентских.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Сами по себе партии это будущие пешки, которые ещё не стоят на доске. Они там лежат и лежат, может, они и не встанут на доску.

Но если вас пригласили играть уважаемый олигарх, то вас спросят: "А у вас есть чем?"

- "Да, у меня как раз есть пешка. Я её подготовил".

А если вас пригласят, а пешки у вас нет, вам придётся эту пешку покупать у другого, а он цену загонит, если это у олигарха.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Спасибо вам большое за такое объяснение. Теперь стало больше понятно и в нашей жизни, и в международной жизни, что куда движется, и чего будет. В общем, ничего хорошего.

 

Евгений Фёдоров: Нет, всё будет хорошо, если мы сработаем стандартно – то есть, признаем факт оккупации и примем решение, направленное на снятие внешнего управления и восстановление суверенитета. Стандартное решение. Но это надо пройти через голову, то есть люди должны прийти к этому. И мы даже иногда говорим в НОДе, я вон сейчас ездил в Нижний Новгород и говорил: "Не уговаривайте никого". Потому что люди сами должны прийти в НОД, не в результате уговоров, иди, помоги Отечеству. Нет. Они должны дойти до этого. И когда они до этого дойдут, они тогда уже придут в национально-освободительную борьбу.

 

То есть люди должны принять своё решение. А дальше уже, приняв своё решение, они решат: хороший Фёдоров или плохой. Если скажут, что я плохой, мне не жалко. Главное - ты иди к суверенитету. Иди с тем, кто хороший, если такие есть. Я просто в организационном смысле кроме нашего НОДа, кроме нашей системы штабов просто вижу, что других нет. Потому что парадокс заключается в том, что если ты принимаешь решение бороться за свободу своего Отечества, то проблема хорошего или плохого человека для тебя отступает на второй план. И ты согласен сражаться в Красной Армии, даже если тебе не нравится вон тот боец в рыжих ботинках и вот этот командир на сером коне.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина, Марина Березнёва, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ – образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс–деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1370 мб)
Видео MP4 640x360 (542 мб)
Видео MP4 320х180 (300 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (32 мб)
Звук 32kbps MP3 (32 мб)
Звук 64kbps MP3 (63 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (95 мб)

Текст:
EPUB (221.72 КБ)
FB2 (445.55 КБ)
RTF (778.61 КБ)