Евгений Фёдоров 6 февраля 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 6 февраля 2015.
Разговор о бунтах Испании и Греции против Евросоюза, усилении Китая под драку США и России, ценах на нефть, зависимости инфляции от ключевой ставки, антикризисном плане правительства, разведке Путина в Государственной Думе и подготовке пятой колонной государственного переворота в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 6 февраля 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-02-06

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Я бы начал с Европы. Вы всегда говорите, что за уличными выступлениями всегда стоят американцы. Ну, за большими…

 

Евгений Фёдоров: Организованными.

 

Артём Войтенков: Да. С одной стороны в Европе уже достаточно много времени, просто нам это не показывают СМИ, а в интернете это где-то проскакивает, причём из Европы тоже народ присылает. В общем, там проходят митинги против исламизации и этих приезжих, причём они с каждым разом всё больше и больше и больше.

 

И в Европе, в Кёльне (это Германия) недавно прошёл митинг против экстремистских движений, пропагандирующих нетерпимость и ксенофобию. Акция проходила под лозунгами "Нет расизму", протестующие выразили своё возмущение деятельностью этих антиисламских организаций, которые за чистку Европы от приезжих. Участие более 15 тысяч человек - так пишут.

 

Вот здесь уличное выступление, здесь уличное выступление против. Кто за кем может стоять и зачем это всё делается?

 

Евгений Фёдоров: За организованными большими выступлениями всегда стоят две группы.

- Либо группа суверенитета и национальная, скажет так, группа буржуазия власти, по-разному.

- Либо внешняя система, если мы говорим о крупных организованных, имеющих мировое резонансное значение.

 

Потому что если группа имеет только значение внутри страны, условно говоря, борьба за пятна застройки, - тогда понятно, есть желающие получить пятно застройки, а есть желающие, чтобы он не получил, а получил сам, например, это другая история.

 

Если такого рода характер, политический, тогда две силы, и мы их и наблюдаем. А смотрите, как в России:

- провела пятая колона митинг - митинг проводит власть,

- провела пятая колона митинг - митинг проводит власть.

Правильно? Заметили?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Болотная – парк Победы, парк Победы – Болотная, Навальный – власть, то есть это обычная история. То есть это политический фронт, на котором есть красные и белые: одна армия, другая армия и между ними идёт борьба на улицах. Что ж вас тут удивляет?

 

Артём Войтенков: Да, но меня удивляет то, что вы говорите, что в Европе за всем стоят американцы.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А здесь кто тогда? С одной стороны американцы…

 

Евгений Фёдоров: Национальные силы. В Европе есть НОД и официальный НОД, в смысле, конкретные граждане, которые понимают вопрос освобождения совершенно правильно. Кстати, например, в Германии это очень мощные силы национально-освободительного движения. Они на последних выборах подтянулись на третью позицию, то есть это очень серьёзная вещь, так же как и во Франции, Ле Пен, например.

 

Есть силы, которые обслуживают оккупационную машину, оккупационный режим и, которые считаются официальной властью, та же Меркель.

 

Артём Войтенков: Получается тогда, с одной стороны, эти антиисламисты - это как бы за Европу, типа освободительного движения с каким-то оттенком.

 

Евгений Фёдоров: Они против американцев. Смотрите, вот эти ребята, которые за эту редакцию и как бы на этой волне организовали спектакль под названием "Четырёхмиллионный митинг во Франции", которого не было в Париже. Это как бы линия, которую продавливали США, и они сразу её пытались оседлать, сразу создав мировое правительство против России.

 

А им начали противостоять силы национального характера. В России это митинг в Чечне, как бы зеркально в Грозном тоже миллион человек. То есть не тоже, а больше чем там, четыре там, конечно, не было. Мы видели, как эти картинки выглядели. Кстати, немецкое издание показало, что это всё был фальшивый спектакль. Это же не в России журналисты заметили, приехали, что там было 10 тысяч человек, которые махали из стенки дома, как будто миллионная толпа их приветствовала. То есть была чисто театральная постановка.

 

Это заметили немецкие журналисты и во всём мире об этом сообщили, показав фотографии с такого ракурса, где видно, что это была просто, как мы смотрим какой-нибудь фильм и там красивые интерьеры, дома, квартиры, города, а если приедете на съёмочную площадку, это просто деревянные декорации на маленьком пятачке, на которых разыгрываются сцены, где герои и которые просто бутафория. Вот там та же история была и это показал немецкий журнал, разоблачил. Национальные силы в Германии, которые вскрыли чистую утку, которая была сформирована Меркель, которая туда поехала, Олландом и всеми остальными. Поэтому идёт борьба.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда выборы в Греции. Там победили ребята, которые вообще хотят выйти из Евросоюза, по крайней мере грозят это сделать.

 

Евгений Фёдоров: Национальные силы.

 

Артём Войтенков: Да. Отказаться от евро. Это что? Это опять игра? Или действительно это так?

 

Евгений Фёдоров: В любой истории есть игра и действительно так. Хотят ли греки быть рабами и холуями? Нет. Но в отличие от граждан России греки понимают слова "рабы" и "холуи" уже в политическом контексте. То есть в виде организационных вещей, вытекающих на выборы. То есть для них совершено понятная вещь. Сегодня как раз, я видел, прошёл митинг против европейского Центрального Банка и ФРГ.

 

Артём Войтенков: В Греции?

 

Евгений Фёдоров: В Греции. Который многотысячный и люди совершенно чётко понимают, что ими командуют из-за рубежа в интересах ухудшения их жизни. И они не хотят этого, то есть они не хотят быть внешнеуправляемой страной, не хотят быть холуями, не хотят быть рабами. Но в отличие от России это интерпретировалось уже в политическую партию. То есть дошло до выборов и эта партия на выборах вместе с союзниками, взяла большинство. Вот ситуация, которая сложилась в Греции.

 

А дальше эту партию:

- Либо она окажется бутафорской, верхушку перекупят, так бывает, не обязательно сразу победа достигается.

- Либо они дожимают свой вопрос и вытаскивают Грецию из Евросоюза.

 

Артём Войтенков: А им хуже не будет, что они Грецию из Евросоюза вытащат?

 

Евгений Фёдоров: Свободному всегда лучше, чем рабу.

 

Артём Войтенков: Знаете, домашняя кошка ест хорошо или собака. А свободная собака ходит по помойке собирает объедки. Если Греция отделится от Евросоюза, ей же сразу станет плохо в каком-то смысле.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Кто вам такое сказал?

 

Артём Войтенков: Ну, потому что это отделение.

 

Евгений Фёдоров: Это когда как. Десять лет назад, пятнадцать лет назад Евросоюз переваривал огромную добычу, которой с ней поделились американцы в виде ликвидированного Советского Союза. То есть это была вакханалия налётчиков, осваивающих награбленные ресурсы на огромной стране. Вот что это было.

 

Артём Войтенков: Гораздо больше, чем вся Европа в несколько раз.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, и которую она имела, им никогда не иметь такого в жизни. За счёт военного приза нашего они решали свои проблемы, доставалось Евросоюзу половина, отсюда и евро появилось и сам Евросоюз, кстати, на этой волне появился, так бы его не было, не было бы оснований. По сути, Евросоюз появился, как механизм распределения репараций, контрибуций и военной добычи, полученной с территории СССР. То есть надо же распределять между собой - вот для этого появился механизм распределения. И на этом механизме появилась его власть, кстати, во многом, как, допустим, в ДНР и ЛНР, если вы обратите внимание. Власть появилась на механизме гуманитарной помощи из России, то есть схожие политические процессы.

 

И дальше Европейский Союз поделился этим имуществом и этими возможностями со своими частями, в том числе с Грецией, и дал возможность Греции резко пойти в рост, и Греция пошла в рост. Как только уменьшился колониальный сбор с территории Советского Союза всего, в том числе с России, уменьшились возможности Брюсселя. Уменьшились возможности Брюсселя, он начал зажимать кого? Периферию, в том числе Грецию. И у Греции смысла быть в Евросоюзе не стало. То есть, если до этого смысл был понятен, надо было поделить огромное богатство, бабло, отнятое у других народов. А теперь бабло заканчивается, богатства заканчиваются, делить нечего особенно, и возникает эффект, когда старшие кушают младших. То есть в Германии привыкли жить хорошо, во Франции жить привыкли хорошо. Значит им надо жить теперь хорошо, раз нельзя взять из-за рубежа хорошую жизнь, значит, её надо взять за счёт внутреннего расслоения. И они начинают закручивать эти режимы экономии якобы для Греции, для Испании, для Португалии и всех остальных.

 

Естественно одно дело ты грек или испанец, который делит богатства чужие, халявные, и тебе достаётся хоть маленький кусочек, но достаётся. А другое дело, что теперь ты жертва - ты должен кормить этих самых ребят из Берлина и Парижа. Это вообще другая история, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Греки это, как прагматичная нация, иначе бы они умерли давно. Они это сообразили и начинают перестраивать свою политику. И как только в Европейском Союзе уменьшается объём доходов из-за рубежа до уровня произведённого самим Европейским Союзом, то есть нечего делить дополнительного, нет дополнительного дележа, то нет смысла оставаться больше в Греции. Как только она выходит из такого, особенно если начинает вниз идти потребление в Евросоюзе, они сразу становятся свободными и сразу они, как минимум, смогут жить по средствам, которых у них в принципе достаточно. То есть в Греции, конечно, нет нефти и газа, но, во всяком случае, Греция, с точки зрения возможности явно не беднее чем Германия, или Англия, или Франция. А чем она беднее? Климат там чуть-чуть получше, значит сельское хозяйство всё-таки получше, туризм там не хуже, а на самом деле получше. Тогда что нужно Греции от Евросоюза?

 

Артём Войтенков: Да, в данном случае уже мало что.

 

Евгений Фёдоров: Да, то есть они после этого уже, как свободный субъект, договариваются. Договариваются с другими странами с тем же Евросоюзом, европейскими странами, с Америкой, с африканскими странами (у Греции очень хорошее положение), с Турцией, с Россией, с Китаем и со всеми остальными. Но договариваются уже на равных. Их уровень жизни зафиксировался на уровне их свободы, а Европейского Союза уровень будет продолжать падать. А зачем Греции делить с Европейским Союзом это падение? Не нужно. Поэтому греки молодцы и испанцы сейчас отскочат от Европейского Союза, но не сразу, через политический цикл.

 

И англичане занервничали. Обратили внимание? Начали англичане скакать. Потому что нет халявы, халява закончилась советская в Евросоюзе, соответственно и смысл Евросоюза исчез или исчезает. А раз исчезает смысл, зачем там находиться? Единственное, что их туда ещё загоняет НАТО и спецслужбы, это типа как с Стросс-Каном, но это спецоперации, они работать долго тоже не могут. Они могут работать один избирательный цикл, обманывать людей, а потом люди через цикл разберутся, что их обманывают методами спецслужб США и Германии, и тоже это переварят.

 

Артём Войтенков: Как раз хотел ещё про Испанию спросить. Там же тоже выступления по поводу политики, по поводу того, что у них снижается жизненный уровень. Испанское правительство тоже начинает подрезать свои расходы. Я так понимаю, что там пенсии начинают уменьшаться, какие-то социальные выплаты, ещё чего-то. Испанцам это не нравится. Но другой вопрос: откуда они это возьмут? Хорошо, они отделятся от Евросоюза, промышленность всё равно в Азию уехала.

 

Евгений Фёдоров: Какое-то у вас такое рассуждение. Есть люди. Люди работают, и они, как и везде. Ничем Испания не хуже, чем Германия, или Франция: такие же люди, так же работают. Такие же заводы, такое же сельское хозяйство. Только в отличие от Германии получше, потому что юг. Всё то же самое. То есть, как минимум, они изначально от природных условий должны жить на одинаковом уровне, правильно? Изначально.

 

Артём Войтенков: В Испании четверть трудоспособного населения безработные.

 

Евгений Фёдоров: Стало. Потому что, они создали из Испании, Евросоюз же не просто зарабатывает на провинции. Это же в формах каких идёт? Под давлением Германии Испания стала безработной страной для чего? Чтобы покупать немецкие товары. То есть, это форма эксплуатации Испании, как и Греции. Как только Испания отделяется от Евросоюза, она сразу меняет уровень занятости, и всё. Находит свою нишу в мировом разделении труда. Перестаёт выполнять приказы Брюсселя - поэтому находит. Потому что, сейчас ей запрещают найти. Им сейчас знаете, какое разделение труда сказали? Будете пенсионеров из Англии содержать. Вот для них, для Испании разделение труда нашли.

 

Артём Войтенков: В смысле, что они туда отдыхать будут приезжать?

 

Евгений Фёдоров: Жить. А вы будете строить им города, и там будут пенсионеры в этих городах отдыхать. Вот разделение Испании в рамках Евросоюза. Это же дохода Испании не приносит, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Кроме какого-то туристического. В принципе, промышленность это не поднимает. Просто даёт дополнительно туристический доход, согласен. Но и так пенсионеры поедут.

 

Артём Войтенков: Они и так с Англии едут туда.

 

Евгений Фёдоров: А зачем Евросоюз? Зачем создавать общие правила, по которым ты обслуживаешь богатые и главные страны, которые за счёт этих правил живут за твой счёт? Ну, зачем? Ты отсоединяешься, и как минимум, ты становишься с ними на равных. А став на равных, ты, как минимум, перестаёшь их обслуживать. Переставая их обслуживать, ты, как минимум, получаешь дополнительные возможности для себя, решаешь свои проблемы, в том числе, проблемы безработицы.

 

Артём Войтенков: Но, много рабочих мест сразу не возникнет на пустом месте. То есть, их надо чем-то занимать, надо строить…

 

Евгений Фёдоров: А кто говорит, сразу? Я не говорил - сразу. Просто возникнут рабочие места, потому что Испания начнёт решать проблему безработицы. А сейчас ей запрещают решать проблему безработицы из Брюсселя. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Даже так?

 

Евгений Фёдоров: А как? Вы думаете, ни с того, ни с сего появилась четверть безработных? Вот, не было, не было, не было, а потом появилось?

 

Артём Войтенков: Нет, там постепенно всё это шло.

 

Евгений Фёдоров: Постепенно, потому что из Брюсселя командовали: "Тут закрыть, тут закрыть, тут закрыть". Через рейтинговые агентства, через прямые команды Брюсселя, через финансирование Европейского Союза - деньги собирали, часть отдавали. Через эмиссию, через разделение труда, которое Брюссель видел по отношению к Испании.

 

Артём Войтенков: Да, но, с одной стороны получается тогда: рабочие места закрывают, а этим людям выплачивают социальные пособия. Это же всё равно расходы, это деньги.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Но выплачивает-то социальное пособие Испанское Государство.

 

Артём Войтенков: А оно берёт в долг.

 

Евгений Фёдоров: У кого?

 

Артём Войтенков: Да у них долг тоже государственный.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Это всё маскировка системы отношений. Долг, не долг - это маскировка системы отношений. Берёт долг в Европейском Банке, которому Испания должна. Конечно. То есть, напечатанные пустые бумажки евро.

 

Артём Войтенков: Понятно, то есть, для европейских стран, получается - отделение от Евросоюза, это благо в какой-то степени.

 

Евгений Фёдоров: Не для всех. Для барина освобождение рабов - это недостаток. А для раба освобождение от барина - это благо. Да. То есть, в зависимости от их системы отношений. А система отношений такова, что периферия Европейского Союза и Восточной Европы работает на главные страны Европы, и на США.

 

Артём Войтенков: А Францию здесь как воспринимать? Как главную?

 

Евгений Фёдоров: Как главную страну Европы, и одновременно, как вассал США. То есть, это многоступенчатая система.

США командует Европой через узлы контроля:

- Это Германия, мы видим.

- Это Франция.

- Это Польша.

 

Через них осуществляются прямые команды Европы. И за это они, эти страны, получают дополнительный доход. То есть, как бы американцы же понимают, что со своими надо делиться, приближёнными, исполнителями - надо им побольше давать возможностей, чем нижним исполнителям. Вот, они и делятся. Поэтому, Германия, Франция получше живёт за счёт Испании и Португалии.

 

Артём Войтенков: А Польша что-то похуже.

 

Евгений Фёдоров: Нет, в Польше хороший рост экономический. Она самая динамичная страна Европы, она не перешла на евро, если кто не знает, работает на злотых. И она напрямую является как бы форпостом США и Англии. Как, кстати, и была исторически.

 

Артём Войтенков: Ну да, чуть что, сразу поляки начинают ездить на майдан, ещё куда-то.

 

Евгений Фёдоров: Да, такая вот база, конечно.

 

Артём Войтенков: Как всегда, тех же самых славян использовать в войне друг с другом.

 

Евгений Фёдоров: Просто, в материальном мире, Артём, не бывает халявы. Если у вас что-то есть материальное, то это материальное откуда-то к вам пришло. Если вы живёте хуже, значит, кто-то живёт за ваш счёт лучше. Если вы живёте среднего уровня, на который можете претендовать в силу своего труда, или возможности, не обязательно труда, потенциала, и так далее. И если вы этот потенциал не используете, значит, кто-то сделал так, чтобы этот потенциал использовал кто-то другой. В данном случае - Германия и Франция.

 

Артём Войтенков: Вот, кстати, к вопросу о Германии и Греции. Министр финансов Германии сказал, что мы Греции не будем долги прощать, если они как-то посмеют что-то своё делать. То же самое сказал, по-моему, некто из Евросоюза, какой-то чиновник. То есть, Евросоюз, он не хочет Грецию отпускать, грозит там всяческими карами. Им же тоже будет непросто отделиться, так вот выйти и сказать: "А, с завтрашнего дня мы не Евросоюз, всё".

 

Евгений Фёдоров: Нет, я же не говорю, что они завтра отделятся. Просто у них идёт система. Возможно, через цикл выборов они отделятся. Пока может быть, и не отделятся. Пока Евросоюз силён.

 

Артём Войтенков: Ага, то есть, сейчас пока это просто расшатывание.

 

Евгений Фёдоров: Предварительное расшатывание, и попытка, скажем так, сепаратных переговоров с Евросоюзом. Пока. Но, они будут, скорее всего, безуспешны, и тогда Греции придётся выходить: объявлять дефолт по европейским обязательствам, и всё. Объявили дефолт - вышли из Европы. Если к тому времени Россия запустит путинский золотой рубль, значит, взяли кредиты в России, и всё, сразу все проблемы решились. Или в Китае, который сейчас запускает золотой юань, аккуратно. Самый хитрый Китай сейчас. Из всей сегодняшней войны, кризиса, больше всех выиграет Китай.

 

Артём Войтенков: Правильно, у него же там не идут боевые действия.

 

Евгений Фёдоров: Боевые действия не идут. Россия взяла на себя американскую агрессию. У американцев нет сил, сразу воевать с несколькими странами, понятно. Тем более, такой монстр Путин, на него надо все силы сосредоточить. Американцы даже с Кубой начали договариваться, чтобы перебросить даже мелкие политические силы с Кубы на Россию, на давление на неё. Это обычная тактика. То есть, вести войну на много фронтов невозможно, на два фронта даже. Поэтому, сосредотачиваются на одном, здесь добьют, потом на другое.

 

Они планируют добить Россию в этом году. После этого переброситься на Китай. Китай этим пользуется, пока с ними не начали войну. Там в Гонконге они пытаются, но у них не получается, нет масштаба. Соответственно, Китай этим пользуется. Что он делает? Для меня, как экономиста, важны циферки. Месяц назад Китай снизил процентные ставки с восьми или девяти, как у нас. Мы подняли до семнадцати, а он снизил до двух с половиной.

 

Артём Войтенов: Ух ты.

 

Евгений Фёдоров: Как вы думаете, какая после этого в Китае стала инфляция?

 

Артём Войтенков: Очень маленькая.

 

Евгений Фёдоров: Два с половиной. Мгновенно. То есть, он снижает процентные ставки. А три дня назад Китай следующий шаг совершает, блестящий (как бы они все из одного): он снижает обязательную норму регулирования.

 

Чтобы было понятно, как это работает, даже вот, нарисую.

Самое главное - кредит на выходе. Кредит на выходе у нас сейчас от тридцати до ста, стал после последних решений ЦБ. Кредит на выходе формируется из двух тем, из двух систем.

- Первая система - это процентные ставки Центрального Банка, или Госбанка, как в Китае. У нас сейчас это пятнадцать стало.

- И второй - это нормы регулирования. В том числе Базель-3. Это целый набор мер - собственные средства банков, резервные фонды, которые он обязан держать на финансировании, и так далее. Суть которых, что из тех денег, которые есть у банка, сколько он может давать на инвестиции, а сколько не имеет права давать, даже, если они у него есть, у него зарегулированная ситуация, и на каких условиях.

 

Нормы регулирования в России самые высокие в мире. Это что означает? Особенно, после последних решений ЦБ? Это означает, что к пятнадцати процентам, которые даёт ЦБ, добавляется ещё 15%-80% дополнительных вещей, связанных с нормами регулирования банковской системы. Так вот, Китай три дня назад, или четыре дня назад снизил нормы регулирования за счёт сокращения необходимых резервов собственных средств банков.

 

Артём Войтенков: То есть, проще стало.

 

Евгений Фёдоров: Что теперь в Китае происходит? В Китае происходит, вот эта вот цифра стала не как у нас, пятнадцать, а два и семь. Она была два и четыре, потом чуть-чуть они подняли, аккуратно делают - два и семь. Нормы регулирования они снизили, они тоже имеют определённый скользящий характер. Снизили, в результате китайский кредит на выходе у них составляет сейчас порядка шести процентов.

- Шесть процентов китайского кредита на выходе.

- У нас на выходе от тридцати до ста процентов.

- Американцы дают, и в России давали до кризиса, а сейчас дают в Китай кредит по ставке около четырёх процентов.

Вот вам главные цифры человечества. То есть, шесть процентов уже стало сопоставимо с четырьмя, и что это происходит? Перекладка кредитов в долларах, в кредиты в юани. А до решения трёх дней назад, эта цифра была семь процентов.

 

Артём Войтенков: Они, наверное, ещё её подпустят.

 

Евгений Фёдоров: Они аккуратно, конечно, минимум, догонят до четырёх через месяц, два, три, четыре. Что это будет означать? Это будет означать, что гигантские деньги, которые… А китайская экономика, так же, как и российская, я вам цифры покажу. То есть в России одна четвёртая часть - это рубли сейчас. Три четвёртых части - это доллары в российской экономике. У нас сейчас так. И соответственно, задача Центрального Банка - увеличить объёмы долларов в российской экономике, уменьшить объём рублей.

 

В китайской экономике те же близкие пропорции были, и теперь эти пропорции меняются в сторону юаня. То есть, Китай чистит свою экономику от доллара за счёт замещения юанем доллара по тем же ставкам. Это на самом деле, для инвестора, для банка, вообще всё равно - доллары, рубли, юани. Главное- цена денег и доступ к деньгам.

 

Так вот, эта чистка что означает? Что пустые бумажки под названием "доллары", никому не нужные, собираются в пароходы, наличка, а которые не наличка, по системе СВИФТ через банковскую систему отправляется в Америку. Поступает на счета ФРС, и ФРС вынужден эти деньги списывать, уничтожать. Естественно, за это не получая ничего, бесплатно. То есть, идёт удар по платёжной системе Соединённых Штатов Америки в объёмах замещаемого доллара.

 

По нашим расчётам Китай в этом году выгонит из Китая порядка триллиона долларов. И половину из этой суммы он уже выгнал. То есть, в мировом балансе, балансе ФРС минус триллион долларов, плюс где-то полтриллиона долларов из России, которые Россия выкупила за счёт мер действия Центрального Банка Российской Федерации. То есть, мы частично, как бы выкупили те доллары, которые слил Китай в море, и поддержали Америку. Мы сейчас её поддерживаем очень активно. Но, всё равно, это удар по платёжному балансу США. То есть, разница всё-таки есть, и США сейчас будут эту проблему как-то решать за счёт наращивания внутреннего долга, либо за счёт повышения эксплуатации России. Будет ли повышение эксплуатации России, сейчас увидим по мерам правительства.

 

Артём Войтенков: Да, интересно как с Китаем получается. То есть, под шумок, пока большие дерутся, он…

 

Евгений Фёдоров: Тихонько, по процентику, по два процентика, по три процентика начинает выгонять. Так же делал в своё время де Голль. Если вы помните, когда доллар носил другой характер, золотой, де Голль собрал доллары пустые, такие же, как и сейчас, на пароход, отправил в Америку. За что де Голля сместили с должности.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Совершили оранжевую интервенцию под названием "Студенческая весна", что-то такое. Исторические события они всегда одинаковые. И везде идёт борьба за деньги. Если у вас стреляет система Град под Луганском, значит, точно делят бабло.

 

Артём Войтенков: Какая у вас связь получается.

 

Евгений Фёдоров: А как? Вот так, жизнь.

 

Артём Войтенков: Где Луганск, а где Китай, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А бабло, оно везде циркулирует. Вот вам, пожалуйста.

 

Артём Войтенков: Кстати, много было шума вокруг обложки журнала "Экономист" за январь 2015-го года, мировой журнал. Там было всё на китайском, неожиданно, и народ там картинки расшифровывал. Но, тем не менее, это, в общем-то, явный сигнал, что Китай идёт, усиливается.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Он усиливается, потому что, американцы не могут его сдерживать сейчас, будучи заняты Россией. Условно говоря, представьте себе: идёт Первая Мировая война, Германия воюет на два фронта.

 

Артём Войтенков: И во Второй на два фронта, и в Первой на два фронта.

 

Евгений Фёдоров: Во Второй они разделили: они вначале один фронт подавили, потом второй - Францию захватили, потом начали войну. То есть, их научило что-то. Тем не менее, Германия воюет на два фронта. Ясно, что если они воюют на одном фронте, то на другом фронте у них нет сил контролировать ситуацию.

 

Артём Войтенков: Сложнее, по крайней мере.

 

Евгений Фёдоров: Как правило, нет, потому что, войска требуют полного сосредоточения. Тут начала наступление российская армия, тут же они сняли давление на Париж. Мы же это знаем по истории. Здесь та же история. То есть, американцы, получив этот урок, понимают, что они воевать на два фронта, по России и Китаю, не могут, и они выбрали главного врага. Главный враг для них Россия. Не экономически, а политически. Потому что, Россия - отмороженная страна с точки зрения суверенитета генетического. То есть, то, что она не борется за суверенитет, только в силу непонимания людей, что они являются вассалами, рабами США. А когда-то же они это поймут, правду же нельзя вечно держать. И поэтому они понимают, что Россия является…

 

Россия просто не была колонией, поэтому, она просто не приемлет для себя роль колонии. А Китай был, и поэтому, китайские руководители, они всегда задним числом… Во-первых, конечно, им не нравится быть колонией, но они задним числом помнят, что если что, то мы знаем, как договариваться, чтобы остаться в живых. И американцы это тоже понимают. И поэтому, они как бы сейчас на Китай не давят. Закончат, по их плану, ликвидацию Российской Федерации, займутся Китаем. Да ещё дадут им какой-нибудь огузок России на Дальнем Востоке, как бы в рамках того, чтобы договариваться с ними.

 

Артём Войтенков: Ну да, не маленький, Может, уже и обещают чего-то.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов обещают. Причём, говорят об этом уже полгода назад. Полгода уже американцы Китаю обещают пол России, если Китай будет играть по американским правилам. А к этим правилам относится, в том числе, это статус эксплуатируемого Китая.

 

Артём Войтенков: А вот тут другое, я прочитал, что Саудовская Аравия говорит, что она может сократить добычу нефти, что вероятнее всего приведёт к росту мировых цен на неё, если власти России откажутся от дальнейшей поддержки сирийского правительства, которое борется с ИГИЛом, боевиками, которые поддерживаются из Америки. Те же самые договоры.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу так. Мой анализ по Саудовской Аравии. В Саудовской Аравии вопрос цен на нефть - это вопрос политики, не экономики.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: В Саудовской Аравии умер король, у короля были договорённости со Штатами. И вообще он с ними, верно, служил, потому что он там давно правил, и при нём Саудовская Аравия расцвела благодаря политике сотрудничества с американцами. То есть это не просто подчинённые, а он понимал результат этого.

 

Ну, были у него нефть и газ, но что толку от них. А приехали, разбурили, создали супердержаву в экономическом плане Саудовскую Аравию - американские деньги. Кстати, Советский Союз мог бы тоже это сделать, но он по этому пути не пошёл, он вообще недооценивал деньги, бабло, Советский Союз. Но это русский менталитет - для нас деньги не является таким важным идолом, как для англосаксов, то есть разное восприятие денег. И поэтому эту зону перехватили американцы: они туда вкачали инвестиций. Им жалко напечатать что ли? Построили гигантскую индустрию нефти и собственно создали Саудовскую Аравию, как богатейшую страну мира.

 

Потом Аравия начала падать, я хочу сказать, роль Саудовской Аравии в добычи нефти сократилась в 3 раза за последние где-то 10 с чем-то лет. Но, тем не менее, они создали. Они из нищих бедуинов пустыни, которые ничем не отличались от Судана, Эфиопия, создали богатейшее государство. Руководство Саудовской Аравии понимало, что союз с американцами при всех издержках, сложностях, он приносит результат. Тем более американцам плевать было на характер этого режима, там же и женщин камнями до сих пор прибивают.

 

Артём Войтенков: Никакой демократии вообще просто.

 

Евгений Фёдоров: Американцам плевать на это. Союзник он и союзник - вот так там сложилось. Но пришло новое поколение. Ну как новое? Там новому королю - на 10 лет он младше старого, но, тем не менее, новое поколение.

 

Первый этап перестать быть вассалом это иметь двух господ – это первый этап.

А второй этап – отказаться от обоих. Но Саудовская Аравия государство маленькое, слабое, то есть такой мешок с деньгами, который в принципе любой, кто посильнее, может взять. Это, кстати, Кувейт показал и Садам, поэтому им всем нужна крыша. И вот они в этой геополитической игре сейчас начинают часть ставок делать на Китай, новые власти Саудовской Аравии.

 

А что такое часть ставок на Китай? Та же история с деньгами, Китай начал печатать юани: снижать процентные ставки, печатать юани. Значит у Китая появились альтернативные инвестиционные механизмы. То есть Китай сейчас может допечатать тот самый триллион долларов, но в юанях, который он отправил в Америку в виде юаней. Этот триллион долларов он может, например, в том числе направить на месторождение Саудовской Аравии. Следовательно, Китай уже не так заинтересован в низких ценах на нефть. То есть у него появляется возможность печатать пустые бумажки и получать за них реальный продукт.

 

И новое руководство Саудовской Аравии начинает вести переговоры с Китаем. Как только исчезла политическая мотивация, цены поползли вверх, вот и всё. Мой прогноз, что они дальше будут расти вверх. Что не является обязательно хорошо, потому что если это произойдёт слишком быстро, то в России не созреют условия для победы национально-освободительного движения и скидывания олигархов.

 

Артём Войтенков: Подождите, а зачем Китаю дорогая нефть? Он же заинтересован в дешёвой нефти, ему как мировой фабрике…

 

Евгений Фёдоров: Правильно, но только в том случае, если он – страна третьего мира. То есть страна недоразвитая, как говорят американцы про Китай и Россию. А недоразвитые страны от развитых, чем отличаются? Одним - процентными ставками. Как только Китай переместился из категории страны потребителя инвестиций, а процентные ставки большие – это потребители инвестиций.

 

Артём Войтенков: Понятно, у себя взять не могу, значит возьму там.

 

Евгений Фёдоров: Возьму там, соответственно получу над собой управление оттуда. Потому что деньги не дадут просто, а дадут под задачи, под управление, под свою стратегию. Как только Китай начал снижать ставки, он сразу стал Америкой номер 2, или Англией номер 2, или Евросоюзом номер 2 с точки зрения производства бабла. И начал пустые бумажки юани частично (он же их печатает, сколько хочешь, у него вообще Госбанк в отличие от России), начинает вкладывать. Соответственно он на пустые бумажки стоимостью ноль, получает нефть. Какая ему разница, какая цена этой нефти?

 

Артём Войтенков: Есть же определённый предел печатанья юаней.

 

Евгений Фёдоров: Нет, предел печатанья юаней есть ровно такой, сколько экономика Китая и других стран его берёт - это единственный предел. То есть печать вы можете, сколько хотите, вы просто не дадите эти деньги в экономику, вам же надо как-то туда передать. Представьте, что вы Центральный Банк, вы напечатали, у вас подвалы забиты юанями или рублями в России и что? Как-то между подвалом вашего банка и экономикой должен существовать коммуникации поступления туда денег. Правильно?

 

Артём Войтенков: Кредит тот же самый.

 

Евгений Фёдоров: Через низкую процентную ставку, об этом и речь. То есть, снижая ставку, вы открываете шлюзы поступления этих ваших денег пустых, бесплатно напечатанных в подвале, в экономику страны. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вы даёте её через кредит, бывает и через государство, как Советский Союз. В этом случае государство расширяет функцию эмиссии, не банки. Это плохая функция, потому что инвестиционные деньги это не те деньги, которые на жизнь, они имеют разный характер. Я считаю, что абсолютно правильно, нет вариантов, Советский Союз его нет, нет этой модели, нет вариантов, когда бы это смешивалось. То есть у вас через банки поступает в экономику страны, так и через банки Китая это поступает. Если у вас возьмёт эти деньги Саудовская Аравия даже на высокую нефть в виде инвестиций, так вам отлично.

 

Артём Войтенков: А зачем Саудовской Аравии брать деньги в виде инвестиций, если у них у самих денег выше крыши?

 

Евгений Фёдоров: Потому что Саудовской Аравии нужно покупать всё это за границей, что они там в этой инвестиции осуществляют.

 

Артём Войтенков: Им всё надо за границей покупать кроме нефти, в общем-то.

 

Евгений Фёдоров: Да. Кроме результата. Поэтому им тоже нужны инвестиции.

 

Артём Войтенков: Но они же продают нефть, им сразу деньги. Всё, деньги потрачены на что-то.

 

Евгений Фёдоров: Большая часть так. Но при этом им надо держать платёжный баланс.

 

Артём Войтенков: Вот это я совсем не понимаю, ну ладно. А, разница между доходом и расходом.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для них это без разницы - юани брать или доллары. Они просто переходят на юани и всё. То есть, смотрите, ещё раз попытаюсь. Раз вы не понимаете, значит и многие не понимают.

Вы, например, Китай. У вас в подвалах ваш Госзнак напечатал сколько хочешь.

 

Артём Войтенков: Это я понял.

 

Евгений Фёдоров: Причём только четверть в подвалах, а три четверти на компьютерных счетах, то есть вообще бесплатно, совсем. Сколько стоит циферка в компьютере? Вы напечатали, допустим, один триллион юаней. Эта бумажка стоимостью один триллион, она у вас лежит в подвале - куда вам её девать? На сегодняшний день вы её как даёте?

- Вы даёте частично через бюджет страны в виде госрасходов.

- Большую часть через банки своей страны - внутрь Китая.

А у вас этих бумажек по триллиону напечатано много. А дальше что? Всё вроде бы далее закрутилось, двигается, всё хорошо. Ставки ниже шести не снижаются, если вы снизите ниже шести, вы ещё туда десяток триллионов вольёте.

 

Но ниже шести вы не можете снижать ставки в силу определённых причин, в том числе политических отношений с американцами, - вы не можете догнать их цену кредита по политическим соображениям, вы не хотите с ними ссориться. А у вас эти бумажки в подвалах лежат. Теперь вы представьте, вы нашли способ этот триллион юаней направить в Саудовскую Аравию, взамен вы получили на триллион нефть.

 

Артём Войтенков: Хорошо.

 

Евгений Фёдоров: То есть, вы на халяву получили на триллион нефти.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Форма, по которой вы отправили Саудовской Аравии деньги не важно: это может быть на счета экспортёров, это может быть на счетах компании ваших партнёров, это могут быть инвестиции, это более предпочтительная форма, она более долгосрочная. Вам без разницы. У вас получилась дырка, куда вы слили один триллион. За этот триллион вы получили бесплатную нефть. Вот для чего вам это надо, понимаете?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, американцы, мне понравилось, в прошлом году были переговоры, так называемые по ВТО, в которых Россия, по-моему, не участвовала или участвовала "под дурака", то есть сидели статистами. Суть этих переговоров: изменить формы мировых расчётов (усовершенствовать) в мировой торговле. Такая глупая, бухгалтерская тема. А в чём суть? Да очень просто. В рамках гигантской мировой торговли всех со всеми было принято решение на ВТО дополнительно зарезервировать порядка одного или двух триллионов долларов. По правилам. Условно говоря, вы продаёте бананы из Эквадора в Африку, а Африка вам взамен продаёт уголь в Эквадор, и у вас взаимная торговля. По решению ВТО было принято: чтобы повысить надёжность этой торговли, и те и другие должны иметь определённые резервы. В чём резервы?

 

Артём Войтенков: В долларах?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вот триллион долларов американцы напечатали и туда, это к тем 17 триллионам, которые госдолг США. И этот триллион, куда поступил в результате? В бюджет Соединённых Штатов Америки. То есть, где Эквадор, Африка, переговоры они были где-то в Индийском океане на одном из островов - где? Вроде нигде, вообще не пойми. Нет. Станок в Америке триллион напечатал, американцы довольные триллион получили. Молодцы дипломаты, провели хорошие переговоры на островах. Прекрасно? Прекрасно. Россия, кстати, тоже туда вложилась немножечко, в части, нашей части торговли. У нас, конечно, мировая торговля не ахти, но всё-таки какая-то есть.

 

Артём Войтенков: Так, понятно.

 

Евгений Фёдоров: Вот так это работает. И Китай претендует на мировую валюту, снижая процентные ставки, и мы претендуем на мировую валюту, снижая процентные ставки. Но не бывает такого, что если кто-то радуется и получает, как мы только что вычислили, на один триллион халявной нефти. Чтобы кто-то получил на миллион халявной нефти и это все были довольны, потому что это возникло ниоткуда. Деньги ниоткуда напечатать можно, а нефть нельзя. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Значит, кто потерял?

 

Артём Войтенков: Кто-то потерял.

 

Евгений Фёдоров: Как вы думаете, кто?

 

Артём Войтенков: С одной стороны американцы, потому что их доллары не взяли.

 

Евгений Фёдоров: Так.

 

Артём Войтенков: А с другой стороны мы ещё и потеряли.

 

Евгений Фёдоров: Евросоюз ещё.

 

Артём Войтенков: Евросоюз.

 

Евгений Фёдоров: Потому что их евро не взяли. И англичане, потому что их фунты не взяли. И швейцарцы, потому что их франки не взяли. То есть Китай этот триллион хапнул, скажем, так, во всей этой каше, не с кого-то, а, как ни парадоксально, только почему-то с союзников США и с них самих.

 

А результат этого процесса – рост цен на нефть, но не сильный рост, Китаю большой не нужен, потому что там возникают балансы между экономической частью и чисто торговой частью. Потому что всё это взвешивают, считают и так далее. Поэтому они начинают там подталкивать рост цен чуть-чуть. Саудиты тоже от роста цен начинают выигрывать в этой ситуации. Проигрывает США - вот прямая связь политики с экономикой.

 

Артём Войтенков: Да, а почему тогда Саудовская Аравия предлагала, чтобы Россия отказалась от поддержки Сирии? Зачем им это?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это просьба американцев - раз. Во-вторых, Сирия - это форпост России в этом регионе. Сегодня Сирия молчит и защищается, а через 10 лет что будет? Сирия будет управлять процессами.

Вот представьте: Соединённые Штаты Америки - однополярный мир рухнул. Что произойдёт?

 

Артём Войтенков: Мы, Китай, Индия, Бразилия.

 

Евгений Фёдоров: Но это понятно. В этом регионе, что произойдёт, где Саудовская Аравия, Сирия. Давайте просто на пальцах. Исчезают авианосцы США, которые там шастают, как у себя дома, пачками. Так? Их нет, нет Америки, нет авианосцев, исчезают американские базы, Евросоюз либо в распаде, либо находится в серьёзной склоке он не игрок.

Игроки появляются отдельные:

- отдельно Италия, которая на Эфиопию давно смотрит,

- отдельно Греция, которая тоже имеет свои интересы,

- отдельно Турция, она резко усиливается, кстати.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть возникает совершенно новый расклад игроков. Кто такая Сирия в этом раскладе?

 

Артём Войтенков: Никто.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас Сирия никто. А в этом случае Сирия - это представитель ядерной державы России. Штаты улетают и Россия становится победителем. То есть в Ялтинской конференции участвуют в такой как бы, одна Россия, в балансах этих. При мощных, сильных партнёрах, каждый из которых слабее России, каждый из которых слабее, но при этом вместе они сильнее. То есть вот такой складывается новый пасьянс. И в этом заваренном новом пасьянсе, что сделают все эти ребята в первую очередь? Скушают Саудовскую Аравию.

 

Артём Войтенков: А ну, да, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Потому что халява такая, такое бабло, и так бесплатно, и так без прикрытия.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Придётся специальный договор мировых держав по обеспечению статуса саудитов. И во всей этой игре враг саудитов - Сирия, у которой есть чёткая линия по саудитам, у которых есть понимание региональных проблем, и которая становится мощной региональной державой. Которая контролирует, после того, как американский каток прошёл по Ираку, то есть возникает ось: Сирия, Иран, которая закатывает всю эту площадку в противовес Турции. А если ещё и с Турцией договорятся, то это вообще появляется вторая Османская империя.

 

Артём Войтенков: То есть наше влияние в Сирии не желательно, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, никому не желательно.

 

Артём Войтенков: И Китаю.

 

Евгений Фёдоров: Китаю в Сирии? В принципе Китай в этой ситуации претендует на державу номер один в экономике: Россия номер один в политике, Китай в экономике. И Китаю тоже, наверное, это не очень надо в этой ситуации будет.

 

Вообще, слушайте, кому нужен человек мощный, авторитетный, с оружием в руках, который ходит по коридорам и там чайку попьет, и здесь кофейку нальют, - не откажешь. Ну, кому он нужен? Так и Россия не нужна нигде никому, и вообще никакой сильный игрок не нужен.

 

Артём Войтенков: К разговору о нефти. На американских нефтеперерабатывающих заводах начались забастовки. Потому что цена на нефть падает, соответственно доходы уменьшаются, там начинаются увольнения, снижение зарплаты и там, по-моему, 9 предприятий уже бастовало и к ним ещё хотят присоединиться. Получается, что американцы снижением цен на нефть, они же гробят и свою нефтеперерабатывающую промышленность. Этот момент, когда они идут по краю, он уже наступил, перевал или ещё нет?

 

Евгений Фёдоров: Представьте, что вы большая торговая сеть в большом городе. У вас 100 магазинов, а ещё у вас у конкурентов 500 магазинов, но вы самые большие. Какой ваш будет главный метод, который запрещён российским законодательством сразу же.

 

Артём Войтенков: Снижение цен и скупка конкурентов.

 

Евгений Фёдоров: Да, снижение цен вопреки экономическим интересам текущего дня.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы берёте кредит и на этот кредит (потому что вам же компенсировать надо низкие цены закупки) снижаете цены, выжигаете всё вокруг низкими ценами, и потом всё это скупаете - обычный метод. Так поступают американцы с саудитами. Низкими ценами всё выжечь, перехватить управление, скупить, вернуться в рынок. Кстати, саудиты, я не случайно сказал, в три раза уменьшили свою долю за 10 лет в производстве нефти. Естественно, им хочется вернуть хотя бы часть потерянных позиций, и американцам тоже, по политическим соображениям - удар по России. Китай они отложили, они понимают, что Китай на этом выигрывает, но они этот вопрос просто отложили на год. "То есть мы эту проблему скушаем через год" - сказали американцы.

 

Артём Войтенков: Но получается тогда, что своим нефтяным компаниям они должны как-то это компенсировать, возместить.

 

Евгений Фёдоров: Да, правильно. А почему вы думаете, российское правительство увеличило сборы с населения в интересах США и Центральный Банк?

 

Артём Войтенков: Какие сборы увеличила?

 

Евгений Фёдоров: Бюджетное правило, выкуп доллара, кризис в стране, жёсткая отдача кредита, в которой можно не отдавать по российскому законодательству. Только в прошлом году дополнительно, а дополнительно это значит, не перекредитовались как было бы, а дополнительно, просто с нуля отдали 120 миллиардов долларов. Просто взяли с нуля отдали 120 миллиардов, а могли бы не отдавать. Без кризиса не отдавали бы перекредитовавшись, то есть деньги не отдавали, а взяли, пролонгировав кредиты. А в условиях кризиса по 416 статье можно было бы не отдавать, потому что это обстоятельства непреодолимой силы, форс-мажор.

 

Нет, команда жёсткая - "отдавать", за счёт нас с вами, за счёт каждого младенца в России, потому что это цена. И 120 миллиардов бахнули на эту, передали американцам. В этом году тоже 130 миллиардов планируют передать, часть уже начинают - выплаты в первом квартале пошли. Что вы думаете цены улетают? Поэтому и улетают. Зачем это? Мы должны где-то 700 миллиардов были. Вот 700 миллиардов американцам и даём для того, чтобы они просубсидировали свои проблемы в нефтяной и другой промышленности. Они все проблемы решают за счёт колоний, как всегда, в том числе усиление эксплуатации колонии решается за деньги колонии.

 

Артём Войтенков: А почему же тогда Центробанк ставку снизил? Было 17…

 

Евгений Фёдоров: На 2 процента?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Путин давит. Но это не существенно.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Они бы не снизили, если бы это было существенно.

 

Артём Войтенков: Большой разницы это не даёт.

 

Евгений Фёдоров: Он занудничает, Белоусов, это помощник президента, который давит на них по поводу ставки, звонит каждый день. Помните даже, Белоусов говорит: "Ставка будет снижаться". Центральный Банк на следующий день: "Нет, ставка не будет снижаться". То есть послали президента и помощника, по-русски говоря. Но те давят, а какая реакция самая главная? Вообще-то я поднял специально, ни разу я не слышал, чтобы Госдепартамент проявил свою позицию по поводу ставки рубля в России.

 

Артём Войтенков: Да, вроде не было такого.

 

Евгений Фёдоров: А сейчас проявил, впервые за 20 лет. Нет, ставку всегда контролировал МВФ. А стоило ЦБ снизить ставку на два процента – прорезался голос Госдепартамента, который сказал: "Это шаг в неправильном направлении, ребята из Центрального Банка. Поднимите!" То есть госдепартамент пригрозил Эльвире Сахипзадовне американской тюрьмой, я перевожу на русский язык, если она будет продолжать выполнять приказы Путина о снижении ставки. Такого не было! Еще раз говорю.

 

Госдепартамент вписывался по политическим вопросам, по Навальному - это часто. А по поводу ставки и процентной ставки Центрального банка – впервые. То есть впервые в МВФ доложили, что Москва не выполняет его приказы, хоть немножко, но не выполняет. МВФ дает команду повышать ставки, а она тут чуть-чуть снизила. Тогда появился главный хозяин, босс, который говорит: "Вы что не слушаете моего мальчика МВФ? Я вас в тюрьму посажу, Эльвира Сахипзадовна".

 

Вот что означают политические слова Госдепартамента. Это не экономический орган, политический. Ему подчиняется по так называемой 15-й статье - внешняя система управления Россией. Это я взял то самое Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5, Москва, где говорится об обязательности. Тут общепризнанные принципы норм международного права судьи расшифровывают, что это такое и как их понимать. Говорится о том, что решения специализированных международных учреждений являются обязательными. Непосредственно действующими и обязательными для определения смысла, содержания, применения закона о деятельности исполнительной власти и местного самоуправления, и обеспечиваются правосудием - вот это главная фраза.

 

То есть по 15-й статье – просто судьи Верховного суда русским языком разъясняют, за что будут сажать в тюрьму, – если будете нарушать указы и общепризнанные принципы и нормы, то есть американские указания. То есть Госдепартамент разъясняет работникам банка, что к ним будет применено правосудие, в том числе российское, если они будут продолжать снижать процентную ставку в Центральном Банке, выполняя команды Путина. Вот и все. Вот для чего это было сделано.

 

Артём Войтенков: Да, интересно получается.

 

Евгений Фёдоров: Ну а как? Система работает. ЦК КПСС и Политбюро в лице Госдепартамента США действует. Окрик дали, чтобы тут не выпендривались. А то вздумали – Путина слушаться.

 

Артём Войтенков: Проще было бы Путина не пустить на выборы.

 

Евгений Фёдоров: Нет, слушайте, когда пускали на выборы, Путин был один, а сейчас оказался другой.

 

Артём Войтенков: В смысле?

 

Евгений Фёдоров: В их понимании.

 

Артём Войтенков: Он, что, был свой?

 

Евгений Фёдоров: Он не был свой, но, по крайней мере, тогда они не рассматривали его как человека, который ставит задачу ликвидировать США и однополярный мир. А тут оказалось, что такая задача у него есть. Не важно – в силу объективных обстоятельств или личных решений. Так бывает. Вы назначили Сидорова начальником отдела, а Сидоров вдруг оказался не таким, каким вы думали, когда назначали. Вы решили его уволить. Вот так и с Путиным.

 

Артём Войтенков: Неугодных людей-то обычно проще увольняют: они в катастрофы попадают, что-то с ними происходит...

 

Евгений Фёдоров: Это тоже происходит, обязательно. И были покушения на Путина. За них, правда, выпускают сразу всех, если вы заметили: судили-судили, потом выпустили.

 

Артём Войтенков: На Украине… А, он оказался командиром батальона чего-то...

 

Евгений Фёдоров: Уже все нормально, уже готовит новое покушение.

 

Артём Войтенков: Ну, оттуда далеко пока.

 

Евгений Фёдоров: А это вам неизвестно.

 

Артём Войтенков: А с другой стороны – отмена электричек. Я как прочитал новость, думаю: да что за ерунда! А электрички тоже отменяют для того, чтобы создать недовольство.

 

Евгений Фёдоров: Как мы говорили с вами, у посла американского Теффта (John Francis Tefft) есть план. По этому плану есть тысяча пунктов.

В этих пунктах:

- Процентные ставки, изложенные в редакции МВФ от сентябрьских указаний. Можете найти разместить. Эти указания носят обязательный характер для российской системы управления, и за нарушение это сажают в тюрьму.

- Дальше – реформа ни с того ни с сего на ровном месте врачей в Москве. Кстати, учителей тоже.

- Дальше – безработица, вытекающая из первого пункта, которая сейчас пойдет.

Недавно разговаривал с банкиром. Он говорит: "У нас филиалы по всей Российской Федерации. В конце прошлого года люди пошли и поменяли всё в доллары и евро".

 

Артём Войтенков: То есть рубли сдали и купили доллары.

 

Евгений Фёдоров: Да. Когда Центральный банк грохнул рубль. "А сейчас, – говорит, – я вижу, они приходят и по мелочи начинают менять обратно".

 

Артём Войтенков: Потихонечку, потихонечку.

 

Евгений Фёдоров: И я его спрашиваю:

- Ну ты же видел, сколько ты им дал?

В филиалах это видно. В Москве трудно. А где-то там, в маленьком городке все прозрачно.

 – Вот ты видел, сколько ты им дал?

- Да, – говорит, – мы знаем, сколько мы им дали.

- Вот по мелочи, сдавая, когда они поменяют все обратно?

Он говорит:

- Приблизительно через два-три месяца.

То есть через два-три месяца у людей кончатся деньги, у среднего класса.

 

Артём Войтенков: То есть в мае где-то?

 

Евгений Фёдоров: Да, кончатся деньги. Не на что просто будет жить. Я понимаю, что можно просто уйти на нижний уровень жизни: отказаться от дорогой машины, которая требует денег, поменять квартиру на более дешевую. Сам факт: у среднего класса деньги кончатся приблизительно через два-три месяца. То же самое: через два-три месяца пошла безработица, потому что та же РЖД, которую вы упомянули, вообще прекратила финансировать закупки. А что это такое? Не только РЖД, все прекратили. Что такое "прекратила закупки РЖД"? Вагоны, рельсы, шпалы... Заводы все остановились. Их продукции нет другого потребителя. Малый бизнес шпалы не покупает.

 

Артём Войтенков: Ну, это да.

 

Евгений Фёдоров: Если уже РЖД – ноль, значит ноль производства шпал. Ноль производства шпал – ноль производства предприятий, которые их производят. Или рельсы, или вагоны.

Артём Войтенков: А кто еще прекратил закупки кроме РЖД?

 

Евгений Фёдоров: Все госзаккомпании, в разной степени. Некоторые оставили небольшой зазор. В принципе, прекратили все. Полная остановка. Она просто не сразу сработала.

 

Артём Войтенков: Ну понятно, что большие предприятия...

 

Евгений Фёдоров: Пока они там переработают какие-то товарные запасы, предыдущие какие-то закончатся контракты, подчистят все... Но все равно, два-три месяца – пошла массовая безработица. Это все рукотворно.

 

Сама история с правительственным антикризисным планом... В антикризисном плане 60 пунктов. Конкретных. Ни одного антикризисного пункта. Вот что такое антикризисный пункт? Вот такой-то пункт, если его выполнишь, – кризиса не будет, или он уменьшится. Ни одного! Какие там пункты?

- 50 миллиардов дать безработным, которые появятся. На три-шесть месяцев. И что, это решит проблемы? Нет.

 

Артём Войтенков: Это сгладит.

 

Евгений Фёдоров: 10 миллиардов дать малому бизнесу. Малый бизнес потерял почти триллион на кредитах, ему взамен дают десять миллиардов. Это просто похоронные, и то не для малого бизнеса, а для тех, кто распределяет деньги. Так, чуть-чуть, чтобы сразу в ноль не уходить по взяткам. Но это же смешно. Это нет денег! Это ничего! Триллион банкам.

У меня вопрос: в какой стране банкам деньги дает бюджет?

 

Артём Войтенков: А по-моему, в Америке тоже давали во время кризисов.

 

Евгений Фёдоров: ФРС!

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Центральный банк! А тут бюджет! То есть от вас как от бюджетополучателя (пенсионеры, врачи) деньги взяли и дали банкам, которые должны кормиться из Центрального Банка. Не из бюджета страны, не от пенсионеров, а из Центрального Банка - это разные источники, разные объемы. Потому что Центральный банк располагает деньгами в десятки раз больше, чем бюджет.

Вот сейчас возникли кризисные явления в Европе. Что делает Европа? Европа проводит политику количественного смягчения. Слышали?

 

Артём Войтенков: Ну да, просто тупо печатают евро.

 

Евгений Фёдоров: Напечатали полтора триллиона евро в виде кредита для банков – не в виде бюджета, а в виде кредита для банков. Так же и Америка.

 

Что делает Россия? Ставки повышает, а деньги вытаскивает из бюджета, снижая расходы на граждан. В бюджете только граждане. Принципиально другая методика, абсолютно другая! И все это обосновывается тем, что там живут цивилизованные люди, а тут живут недочеловеки, недоразвитые.

 

Это как в детском саду. Чем можно объяснить, что ребенку ложку давать можно, а вилку нельзя? Ребенок вилкой глаз проткнет. Вот так и нам. Чешскому или португальскому банку можно дать деньги по нулевым ставкам, чтоб он в России потратил их, а российскому нельзя. Почему? Потому что чешский банк развитый, ему вилку дать можно, а в России живут дебилы недоразвитые, им вилки давать нельзя. Вот такое простое объяснение. И оно касается антикризисных мер, якобы. Это никаких антикризисных мер.

 

Весь план правительства – я здесь согласен даже с Кудриным, который сказал, что это меры обезболивания. Весь план правительства – это меры обезболивания в процессе ликвидации российской экономики и государства. То есть это изначально план врага, прописанный в плане Теффта. Но для того чтобы не взбунтовались... Представьте, этих безработных выгнали сейчас, им не дали на шесть месяцев пособия... Они же прямо сейчас прибегут в Москву, обозленные.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы они не прибежали сейчас в Москву, а прибежали через шесть месяцев, когда их накачает пропаганда, когда все будет организовано Навальным. Вот для этого этот план и существует.

 

А что вы не решите проблемы безработицы? Почему вы просто не дадите, как в Европе или Америке, низкие ставки от Центрального Банка? Сам, кстати, план должен быть не от правительства, а от государства, потому что главную скрипку в нем Центральный Банк, а не правительство играет, в той же Америке, Европе, политика количественного смягчения и так далее. Напечатали, дали – у вас подъем экономики, у вас о безработице вообще забыли, наоборот, у вас людей не хватает, вы их собираете по всему миру. Почему так не сделать, как это делают сорок стран мира? Вот у меня в руках ставки Центральных Банков мира, некоторых.

 

Артём Войтенков: Интересно.

 

Евгений Фёдоров: Можно разместить. И соответственно инфляция.

 

Артём Войтенков: Озвучьте некоторые.

 

Евгений Фёдоров: Пожалуйста!

- Европа: ставка 0,05. А Европа – это 25 стран еврозоны. Значит, 0,05 ставка, инфляция – 0,02. Пять сотых процента, по отношению к нам, это значит не в 30 раз – 300 раз! То есть в Европе ставка в триста раз ниже, чем в России. В триста!

- Япония – 0,1, инфляция – 2,2. 0,1 – это десятая часть процента.

- США – 0,25, инфляция – 1,3.

- Швейцария – 0,25, инфляция – минус 0,01. То есть дефляция.

- Англия – 0,5, инфляция – 0,5.

- Канада – 1, инфляция – 2,2.

- Австралия – 2,5, инфляция – 2,3.

- Китай стал – 2,7. Стал, а был как у нас – инфляция сразу стала 2,5.

Весь мир делится на страны: 40 стран, у которых развито. Все эти страны, у которых низкий процент, называют развитыми.

 

Артём Войтенков: А вообще весело. Это надо нашим экономистам показывать, которые по телевизору выступают и рассказывают, что "Центробанк поднимает ставку в связи с инфляцией". Так все же взаимосвязано, наоборот, да...

 

Евгений Фёдоров: Нет ни одного случая. Инфляция – это экономическая вещь, то есть процесс. Он результат определенного экономического процесса. А ставка – это решение Центральных Банков или правительств.

 

Я смотрю вчера пропагандистские наши каналы, которые якобы государственные, а на самом деле антигосударственные. И там, в "Реплике", по-моему "Вести-24", говорят: "Вы представляете, дебилы в Европе. Выступил Олланд и сказал, что Европейский Центральный Банк завтра снизит процентную ставку". Потом другой пример привели:

- А вот в Турции выступил председатель правительства, или кто-то там, и сказал, что завтра наш турецкий банк снизит процентную ставку. Представляете, какие они там дебилы? Какая же у них независимость Европейского Банка, если за день ему говорит глава одного из государств Европы, что ставка будет снижена, и она после этого снижается. А в России не так, в России настоящий независимый Центральный Банк. Типа, делает что хочет.

 

Извините, нам нужно, чтобы у нас был высокий уровень жизни или нам нужен какой-то непонятный фетиш под названием независимый Центральный Банк?

А официальная пропаганда говорит, что у нас хорошо, Центральный Банк независимый, это хорошо. Что тут хорошего? Ну что это за такие мозги? Вот в Европе он зависимый, в Турции зависим, в Америке зависим, а в России независим. И что тут хорошего? Вот вам инфляция будет в этом году двойная, вот вам остановка производства, безработица и все остальное. Это вам причины независимого от России, надо сказать, Центрального Банка. От кого-то же он зависит.

 

Артём Войтенков: Ну понятно, что он не сам по себе.

 

Евгений Фёдоров: Зависит от МВФ, от США, от Госдепартамента, который может давать ему команды. Вот Олланд сказал, что завтра наш Центральный Банк снизит процентные ставки. А МВФ сказал России: "А завтра российский Центральный Банк ставки повысит". И российский Центральный Банк ставки повысил, а европейский ставки снизил. Вот вам к вопросу о суверенитете - от кого кто зависит.

 

Артём Войтенков: Так вот этот отказ от электричек, это тоже план Теффта?

 

Евгений Фёдоров: Да, вот это все входит в этот план. Отказ от электричек, безработица, инфляция, падение жизненного уровня, непонятные реформы на голом месте врачей. Какие-то новые инициативы - каждый день придумывают инициативы, как долбануть.

- То говорят, надо повысить пенсионный возраст.

- То говорят давайте будем давить на граждан, чтобы они нам быстрее отдавали долги, для этого им запретим ездить на машинах.

То еще чего-то. То есть постоянно идут инициативы по ухудшению жизни. Это все из этого плана, включая электрички. Вот сейчас посмотрим на всесилие главы государства, который просто наорал на них чуть ли не матом.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Пока из трехсот сорока отмененных электричек поехало сорок.

 

Артём Войтенков: А я читал – двести уже.

 

Евгений Фёдоров: Сегодня утром было сорок. Сказать они могут все что хотите. Посмотрим, кто главнее.

 

Артём Войтенков: Да, кстати, интересно проверить – на электричках.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим. Я думаю, что приказ Путина, как и все его предыдущие приказы, выполнен не будет. Хотя он очень грозно там.

 

Артём Войтенков: По поводу законопроектов. Правительство, оказывается, предлагает запретить в России выращивание и разведение генетически модифицированных растений и животных. Это законопроект, вынесенный правительством. Но самое смешное, что где-то месяца два назад вы вносили такой же проект, было решение профильного комитета и Госдумы отклонить. Сказали, что у нас и так всё хорошо, и от ГМО никто не помер, и всё замечательно. Зачем тогда правительство вносит этот законопроект? Поясните, пожалуйста, суть этой игры.

 

Евгений Фёдоров: Всё понятно. Мы – это группа "Российский суверенитет". Наша задача в политике – это задача передового отряда из разведчиков, то есть мы единственная группа, которая проталкивает национальное законодательство. Просто система работает на внешнее управление. Как сказал МВФ, в соответствии с решениями, Конституцией и судов, так и будет. Но есть так называемое понятие "путинские законы", то есть некоторые законы, очевидные в основном, которые систему не меняют, но которые двигаются в сторону суверенитета – закон Димы Яковлева, имущество чиновников за рубежом, дата-центры в России, ГМО и так далее. Вот эти законы, чтобы они пошли, надо чтобы кто-то пробил дырку. Вот мы пробиваем эту дырку.

 

Эффективность депутатского объединения "Российский суверенитет" в силу этого просто удивительная. Это процентов семьдесят у нас принимаемых законов. За исключением парочки это всё законы, которые со страшными воплями отклоняются, а потом принимаются. Давайте посмотрим, что было за последние полтора-два года.

Очень сильно возражали по нашей поправке по закону Димы Яковлева о запрете – прошла.

 

Артём Войтенков: Но прошла именно в том законе. Его не вносили повторно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они в виде поправки. Был скандал, вопли были, задержки закона, но, тем не менее, прошли.

Дальше: дата-центры - тоже скандальный закон, крики, вопли, "мы не можем справиться, как это можно облако в России разместить, оно должно быть в Америке, под контролем Агентства национальной безопасности США". Тем не менее, закон прошёл.

 

Артём Войтенков: Но пока ещё не работает, насколько я понимаю?

 

Евгений Фёдоров: Нет, он принят, просто у него этапы введения в жизнь. В этом году заканчивается главный этап, то есть все базы данных должны перейти в Россию.

 

Артём Войтенков: А когда, в какое время?

 

Евгений Фёдоров: Осенью этого года. Значит, тоже наш закон.

 

Третье – закон о счетах чиновников за рубежом, о запрете чиновникам иметь за рубежом счета и вести бизнес. Наш закон, мы его внесли, нам на него наорали, чуть ли не из Единой России обещали исключить. Потом Единая Россия внесла сама такой закон, но липовый, Путин расшифровал, внёс свой закон. Представляете, какая бы драка шла вокруг этого закона? И, в конце концов, он был принят в редакции, на две трети отражающей нашу позицию. То есть это уже в редакции как бы президентской. То есть мы подготовили почву, провели идею, пробили ситуацию, и дальше пошла, как бы подтянулась главная артиллерия в лице Путина и пробила закон. Так, это закон имущества.

 

Четвёртое − закон в Уголовный кодекс о борьбе с сепаратизмом. Мы его внесли, были вопли, крики, отклонения, потом в редакции коммунистов его приняли. Нам без разницы в какой редакции. Самое важное − а чего тогда отклоняли? Хотите – отклоняйте. Так, сепаратизм.

 

Дальше. Вот этот закон, о котором вы говорите, о ГМО. Полностью сто процентов нашу редакцию просто тупо через два месяца повторили, и сейчас будут принимать. ГМО.

 

Дальше. СМИ иностранные агенты – вопли, крики, два раза мы вносили, тяжёлый был закон. В результате приняли в редакции, что иностранным владельцам запрещено иметь средства массовой информации в России. Приняли.

 

И так далее, это я ещё только часть называю. Если мы говорим о статистике, мы говорим, что тот наш главный закон, который подчиняет Центральный Банк России российской власти, – он тоже будет принят. Только для этого надо, чтобы созрели все условия, как и здесь.

 

Артём Войтенков: Какие условия здесь созрели? Что изменилось через два месяца по ГМО, по тому же самому?

 

Евгений Фёдоров: Расстановка сил. Подтянулся Путин. То есть сложилось "за − против", баланс. Когда закон мы не вносили, баланса не было, не было понятно, кто "за", кто "против". Мы внесли закон, сложилось "за – против", обозначились позиции врагов, по ним ударила артиллерия Путина, враги отступили.

 

Артём Войтенков: Ваши законопроекты просто выявляют противодействие - кто противодействует.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, потому что если Путин сразу внесёт, он может столкнуться с непреодолимым противодействием, блицкриг может не получиться. А второй раз - это он уже теряет, не хорошо в политическом плане. А нас не жалко.

 

Артём Войтенков: Вот теперь я понял весь смысл этой игры.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас мы пошли с новыми сериями законов. Требуем, чтобы Центральный Банк можно было проверять органам, чтобы в Российской Федерации кому-либо можно было проверять Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Сейчас пока нельзя?

 

Евгений Фёдоров: Никому. Центральный Банк говорит: "Нас можно проверять Счётной палатой". Но сам орган Счётной палаты, результаты его проверок – направление, если нарушения, материалов в прокуратуру. А прокуратуре нельзя. То есть смысл? Проверили? Проверили. Результат? Ошибок, нарушений - сто листов. Ну, ладно. Мусорная корзина где поблизости? Туда киньте, и всё.

 

Понятно, что когда есть орган, который по закону не подлежит никаким проверкам, то даже если там очень хорошие люди, им плевать на эти законы. Всё равно проверять нельзя, всё равно нельзя наказывать за нарушения. Раз нельзя проверять, нельзя наказывать, поэтому делай, что хочешь. А если этот орган ещё и подчиняется другим... Если иностранцам можно, а российским органам проверять вообще нельзя, потому что Центральный Банк можно проверять иностранным компаниям, МВФ (потому что Центральный Банк есть филиал МВФ − депозитарий), а в России никому нельзя, − понятно, что это, считайте, иностранное посольство.

 

Артём Войтенков: Заведующее всеми вашими деньгами.

 

Евгений Фёдоров: Да. У каждого в кармане деньги, судьба которых зависит от Вашингтона. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Но просто не все это понимают, далеко не все.

 

Евгений Фёдоров: В Греции, видите, уже сообразили. Может, и у нас сообразят.

 

Артём Войтенков: В связи с ухудшением по плану американского посла, с ухудшением жизни…

 

Евгений Фёдоров: Будет ухудшаться дальше, да. Народ не понял. Это идёт процесс обучения людей. Знаете, ученика сажают на лавку и бьют хлыстом, бьют, бьют, бьют, спрашивают: "Ты понял?"

- "Не понял!"

Ещё бьют, бьют. "Не понял?"

- "Не понял!"

Ещё: "Теперь понял?"

Когда уже там мясо висит: "Ладно, теперь понял".

Вот обучают народ. Так же, как и на Донбассе - обучают методом расстрела. Вначале расстреливают каждого тысячного, потом каждого сотого.

 

Артём Войтенков: С Донбассом… Я вот как-то всё это в голове крутил, всю эту Новороссию. Получается как? Если на Украине происходит переворот, если Донбасс не поднимается – Новороссии нет. Ну, как бы единая Украина получается. Что Украина тогда делает? Обстреливает российскую границу и российские сёла. Что она в принципе и начала сначала делать. Вот после переворота они же там на танках поехали, таможенные посты стали бомбардировать. А потом заварилась вся эта каша в Новороссии, им стало просто не до России, надо вот с этими разбираться. Получается, Новороссия − очень хороший буфер для слива вот этой наступательной волны, которая пошла от американцев. Большой вопрос: как она появилась, каким образом? Всё ли там народные волнения и народные изъявления, либо это уже чёткая геополитика и расчёт?

 

Евгений Фёдоров: Новороссия появилась, как результат иностранной интервенции Соединённых Штатов Америки методом государственного переворота. Кстати, Путин заговорил о том, что на Украине войска НАТО обстреливают Новороссию, а не кто-то. Он же сказал − "иностранный легион НАТО". Наши-то СМИ говорят по-прежнему, что это украинская армия, им же запрещено слушать Путина нашим СМИ. Он сказал же недавно, что это войска НАТО. Я вообще по Новороссии… Я с самой логикой наших граждан многих, я с ней не согласен, потому что эта логика есть результат двадцатилетнего вранья и пропаганды. Почему в России считают, что Луганск – это не русский город? Вот Тамбов − русский город? А Луганск? А Йошкар-Ола?

 

Артём Войтенков: Я в Советском Союзе родился. Для меня это всё Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Так вот, это Россия. Нам пропаганда сказала – почему? Потому что был государственный переворот незаконный в Советском Союзе, и после которого нам телевизор сказал, что Луганск – это уже не Россия. Значит, враг луганский может вешать, снасиловать, расстреливать − это для вас всё равно что Африка. Вот что сказал нам телевизор, правильно? И люди поверили. Многие в России поверили.

 

Вот их спрашиваешь: "А если фашисты будут расстреливать людей на улицах, например, Воронежа?

Скажет: "Тогда я пойду воевать".

- "А если на улицах Луганска?"

- "А плевать, потому что это Африка".

 

Это что такое вообще? Это всерьёз можно говорить о здравом смысле в головах у этих людей наших? Что Луганск, что Донбасс, что Славянск, что Ростов-на-Дону, что Тамбов – это всё русские города. То, что произошёл госпереворот, − нам просто телевизор про это сказал. Я о чём хочу сказать? Что это просто вопрос пропаганды. Пропаганда нам говорит, что это чужая территория. Так точно так завтра американцы, в том числе украинскими карательными частями, вторгнутся и будут резать людей на улицах, например, Воронежа. Что нам скажет телевизор?

 

Он скажет: "Нет, Воронеж уже не Россия. Вы просто не в курсе. Вчера приняла решение какая-нибудь там сельская дума, воронежская какая-нибудь там, на улице такой-то, что это уже не Россия. Поэтому расслабьтесь, это уже заграница".

И всё, Россия не будет защищать Воронеж – да? Вот по этой логике.

 

Артём Войтенков: Нет, ну это вы так предполагаете.

 

Евгений Фёдоров: А как? Так и будет. А вы думаете, когда американцы нападут на Воронеж, они будут вам рассказывать, что они напали на Россию? Нет, они скажут: "Да Воронеж – это независимая территория, они вчера приняли решение, видите, сельским сходом (якобы) и теперь мы просто помогаем им защищаться".

 

Артём Войтенков: Но они ж сами не нападут, они поляков пошлют.

 

Евгений Фёдоров: Да какая вам разница? Войска НАТО. Вас устраивает такой термин? Это всё равно, что говорить о том, что на Москву наступала не гитлеровская военная машина, а военная машина гитлеровского блока.

 

Артём Войтенков: Так и есть.

 

Евгений Фёдоров: Так блока или гитлеровской Германии?

 

Артём Войтенков: Блока, там же все шли, вся Европа по сути.

 

Евгений Фёдоров: Вот об этом и речь. Какая разница? Поляки там идут, там и американцы идут, кстати, там все идут. Это война интервента.

Пока у нас в головах у людей не будет понимания, что война идёт с ними, что цель войны – их личная ликвидация, не получится на территории Украины и на территории России защититься от иностранной интервенции.

Не получится. И ещё есть один вывод из этого: на Донбассе война будет вечно, и убиты будут миллионы людей, если не войдёт в голову необходимость силами России (при помощи, конечно) освобождать всю территорию Украины от фашистских захватчиков и войск НАТО. Я понимаю, это очень непопулярно то, что я сейчас говорю. Потому что в головах у людей забили, что Киев и Тамбов – это разные государства, разные народы, разные страны. Но это неправда. Это забили враньё 91-го года. А юридически, если мы примем решение, что в 91-м году был совершён госпереворот незаконный, то вся эта территория есть наше Отечество.

 

Артём Войтенков: Но это мы откатываемся достаточно далеко в прошлое, сейчас юридически всё-таки Украина − другое государство.

 

Евгений Фёдоров: А почему вы так решили? На основе чего вы так решили?

 

Артём Войтенков: Мы можем долго обсуждать − законно, незаконно, но…

 

Евгений Фёдоров: Я же другое спросил: на основе чего решили, конкретно?

 

Артём Войтенков: Ну, есть же правительство в Киеве, и было, и там свои выборы, и своя государственность какая-то, хоть какая-никакая.

 

Евгений Фёдоров: Но это всё незаконные решения. Это все решения незаконные.

 

Артём Войтенков: Ну, кто сильнее, тот и прав. Какая законность там?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Но, тем не менее, это незаконно. А раз это незаконно, то это даёт нам основание требовать освобождения всей территории Украины. Это не даёт основания присоединять Украину, потому что Украина − такая же территория, как и Россия, незаконно образованная на территории бывшего СССР.

 

Артём Войтенков: Это верно, с одной стороны. С другой стороны, если наши танки поедут на Украину – что тогда будет?

 

Евгений Фёдоров: Всё будет нормально.

 

Артём Войтенков: Да ну? Всё НАТО поднимется в борьбе со страшными русскими. И Европу накачивают сейчас по-страшному. Недаром там такие вопли - "наши бомбардировщики летают".

 

Евгений Фёдоров: Какое НАТО? С кем поднимутся? О чём вы говорите? Англосаксонская цивилизация – цивилизация бандитов.

 

Артём Войтенков: Правильно, поэтому они пошлют поляков, венгров, ещё кого-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, никаких поляков, венгров никто никуда не пошлёт. Объясняю. Цивилизация бандитов – это цивилизация или группы, которые признают только бандитов или силу. Это что значит? Что если вы овца, то вас положено резать. А если вы такой же по силе человек, как бандит, то с вами положено договариваться. Россия демонстрирует овцеводство, она демонстрирует слабость, она демонстрирует отступление, она демонстрирует внешнее управление, она всё время выискивает, чтобы её спасли, помогли, чтобы отменили санкции.

 

Как только вы скажете: "Всё, я отменяю акт о капитуляции 91-го года, и я провожу референдумы на всей территории. Хотите вы остаться в составе единой большой Руси, России, Советского Союза − это второй вопрос", − с этого момента всё отпадёт. Бандиты понимают только силу. Они на нас сегодня не напали по одной причине: они знают, что мы сильные. Они знают, что мы слабые, потому что мы всё время заискиваем и сдаёмся, но при этом в случае чего мы достаточно сильные, чтобы отбить любое вторжение. Да какая им разница, вы отбиваете вторжение гипотетически от Воронежа или вы отбиваете вторжение от Львова или Киева? Никакой. Для них - никакой. У вас есть ядерное оружие, вы прикрываете всю территорию. Вы не признаёте 91-й год, и на этом основании вы восстанавливаете свой суверенитет. Вот и всё. Ровно, как только Россия даже не сделает, а объявит об этом, на следующий день прекратятся санкции и прекратятся бомбёжки.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: А потому что для бандитского мира англосаксонского всё встанет на свои места: Россия вернула себе суверенитет, вместе с суверенитетом она вернула свою историческую территорию и прекратила политику отступления и капитуляции. Всё ясно. Всё, с нами надо разговаривать. Что сделает НАТО? Танки введёт? Против ядерной державы? А почему сегодня не ввели?

 

Артём Войтенков: Вы же не будете стрелять атомными бомбами по танковому соединению где-то на Украине.

 

Евгений Фёдоров: А Путин сказал, по кому мы будем стрелять ядерными бомбами. Что сказал Владимир Владимирович недельку назад?

 

Артём Войтенков: Ну, по-моему, про Германию.

 

Евгений Фёдоров: Он сказал, что (он это им сказал, не нам) на территории Украины воюют подразделения НАТО, иностранный легион. А дальше читаем российскую военную доктрину. А что там написано? Не то что российское ядерное оружие должно быть применено в случае нападения на Россию, а то, что оно должно быть применено против агрессора. А кто у нас агрессор?

 

Артём Войтенков: НАТО.

 

Евгений Фёдоров: НАТО. А где штабы НАТО?

 

Артём Войтенков: В Европе в том числе.

 

Евгений Фёдоров: Правильно - Берлин, Париж, Брюссель, Нью-Йорк, Вашингтон. О каком вообще ядерном оружии на Украине вы говорите? Штабы НАТО не на Украине. Штабы НАТО и центр управления НАТО в этих государствах. Вот вам и ответ. Мы защищаем свою свободу и своё Отечество. И это единственный способ, за который нас будут уважать. Во всех остальных случаях нас просто будут ликвидировать. Метод бандитского разговора один: они привязывают человека к стулу, затыкают ему рот, берут паяльник и дальше ведут с ним переговоры "на равных". Вот сейчас они такие переговоры ведут с Россией: заткнули рот, обрезали деньги, включили пятую колонну на полную мощность и ведут переговоры.

 

Надо зачистку пятой колонны, надо послать их подальше, надо отменить акт о капитуляции 91-го года – с этого момента начнутся переговоры на равных, а не переговоры привязанного к стулу человека с кляпом во рту с убийцей и насильником. Мало того, в армии есть такой термин – зона поражения. Вот пока мы не пройдём этот путь, нас будут долбать. Как только мы его прошли, с нами будут разговаривать. То есть расстрел Донбасса и Луганска не остановится никогда, пока не будет взят Киев.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Но если вы хотите, если вы так боитесь за то, что туда войдёт российская армия, просто помогите Донецку и Луганску – закройте ядерным зонтиком территорию Украины, решите юридически правовой вопрос, открыто и честно, вот как с Крымом. Честно скажите: мы единое государственное пространство (кстати, Путин эти слова уже сказал) и мы будем договариваться о едином государстве. Может быть, в этом государстве не Москва будет главная, может, Киев будет главный, но мы будем об этом договариваться. Потому что мы не признаём 91-й год. А для этого и нужно уголовное дело по 91-му году, которым мы занимаемся. С этого момента с вами начнут разговоры, реальные, а не сегодняшняя болтовня, в которой мы изображаем из себя трусов, которые бегают и скачут по кочкам.

 

Артём Войтенков: С другой стороны, война на Украине в Европе американцам же очень выгодна. Вот они стравливают Россию с тем же самым Евросоюзом.

 

Евгений Фёдоров: Как?

 

Артём Войтенков: На Украине. Если мы идём освобождать украинцев.

 

Евгений Фёдоров: Давайте так. СССР был враг США? Почему США не уничтожили СССР?

 

Артём Войтенков: Видимо, где-то не смогли, а где-то и не стали.

 

Евгений Фёдоров: СССР был враг США?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Почему США не уничтожили СССР?

 

Артём Войтенков: Уничтожили. СССР-то нет уже.

 

Евгений Фёдоров: Уничтожили, да, но не военным путём. Почему не уничтожили военным путём, не вторглись в СССР и не уничтожили? Потому что для этого у них не было сил военных. А сейчас что поменялось? И логика та же. Раз сейчас ничего не поменялось, значит, и сейчас не уничтожат. А будут договариваться на равных. Снимут корону и будут договариваться. А сейчас не надо договариваться, потому что Россия ползает под ногами и вымаливает прощение. И о чём здесь разговаривать? Надо давить, давить, давить Россию, пока не додавят. Вот и будут давить. В том числе через электрички.

 

Артём Войтенков: Да, как-то, с одной стороны, вы и правильно говорите, а с другой стороны - всякие резкие действия могут привести к очень большой войне, которая всем нужна, и американцам в том числе.

 

Евгений Фёдоров: Нет, американцам не нужна война, в которой будет ликвидирован Вашингтон и Нью-Йорк.

 

Артём Войтенков: Правильно, поэтому пусть она в Европе будет.

 

Евгений Фёдоров: Не будет война в Европе. Ещё раз говорю, вы же только что сказали − НАТО. НАТО не в Европе. НАТО в Вашингтоне.

 

Артём Войтенков: Ну, отвертятся от НАТО, скажут – это не мы.

 

Евгений Фёдоров: А кто? Польские войска?

 

Артём Войтенков: Ну, венгры там…

 

Евгений Фёдоров: Все двадцать пять польских танков?

 

Артём Войтенков: Да, и румынских тоже.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это уже смешно.

 

Артём Войтенков: Может, смешно, а для бумажки пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Для какой бумажки? Польша пойдёт, для того чтобы Варшава была ликвидирована российским ядерным оружием?

 

Артём Войтенков: Кто их знает.

 

Евгений Фёдоров: Пойдёт или нет?

 

Артём Войтенков: Заставят – пойдут. Мало ли что.

 

Евгений Фёдоров: Умереть заставить нельзя.

 

Артём Войтенков: Те же самые батальоны, которые погибают на Донбассе, они же тоже там умирают, однако, их же туда…

 

Евгений Фёдоров: Подождите, они умирают за родину. Батальоны наёмников и НАТО?

 

Артём Войтенков: А украинские военные части?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но современная война – это не военные части. Конечно, у американцев много войск вот таких вот, вторжение, сотни тысяч. Современная война – это ядерное оружие и стратегические силы. Вот это и есть козырь. Давайте тогда выкинем ядерное оружие и будем только…

 

Артём Войтенков: Его-то не надо как раз.

 

Евгений Фёдоров: Тогда, раз оно есть, значит, пользуйтесь им. Вы играете в карты, у вас полная колода козырей. Но по каким-то вашим соображениям, я вообще не пойму каким, вы для себя решили, что козырями в этой игре пользоваться нельзя. Так вы проиграете всегда.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Ну, так вот сейчас. Так и играйте! Ещё раз: отмените 91-й год. Не присоединяйте Украину. Отмените 91-й год и начните переговоры о едином государстве. Кроме того, это позволит вам помочь населению Украины освободиться от фашистов.

 

Артём Войтенков: Так получается - проблема Украины на самом деле кроется в Москве. В Москве, в России, происходит вот это решение по 91-му году. А дальше вопрос: брать украинцев и как? Вы с нами или не с нами?

 

Евгений Фёдоров: Не так. Не потому что в Москве, а потому что территориально события госпереворота были в московской юрисдикции. То есть территория Москвы, но эта территория была общая - Советского Союза. Выясняется и принимается решение об отмене капитуляции 91-го года и дальше запускается процесс формирования единого государства путём референдума народов. И дальше народы на референдуме принимают решение.

 

Артём Войтенков: Ну, в России такой референдум можно провести.

 

Евгений Фёдоров: И на Украине можно.

 

Артём Войтенков: Но это должна Украина решать. И её государственные органы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. На Украине нет национальной власти. Украина захвачена интервентом, оккупантом. Согласно международным нормам, вы должны помочь освободить территорию Украины от оккупанта, после чего проводите референдум, конечно.

 

Артём Войтенков: Тогда скажут: это вы оккупанты − пришли, провели незаконный референдум.

 

Евгений Фёдоров: Да говорить можно что угодно, говорите, что хотите. Говорите. Кто же против? Говорите, можете говорить, что хотите. Мы восстанавливаем мировой порядок, утверждённый и никем не отменённый на Ялтинской конференции, вот и всё. В том числе территориальный порядок единого государства.

 

Артём Войтенков: Да, но эти все решения, опять-таки, могут привести к большой войне.

 

Евгений Фёдоров: Или нет. И просто мы ничего не будем делать − может это привести к большой войне, или нет. И что? Что поменялось?

 

Артём Войтенков: Ну, если мы ничего не будем делать, мы помрём просто-напросто.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поскольку что-то может привести к большой войне - пойдите и застрелитесь в подворотне. Это точно не приведёт к большой войне, потому что вас не будет, как её субъекта. Вот это от нас и требуют сейчас. Идите, застрелитесь, и тогда не будет никакой большой войны. Так и нас не будет.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Я в одном с вами согласен - у войны свои законы, и плевали эти законы на мнения политиков, и плевали они на довоенные расклады. Эти законы реализуются по своим правилам и стандартам. И раз войну начав, она началась, мы находимся в состоянии войны:

- Либо вы в ней побеждаете, используя все силы, а не левый мизинец на Донбассе, все силы.

- Либо вы в ней погибаете.

 

Серединки в войне нет. До войны есть серединка − компромиссы, переговоры. Во время войны серединки нет. Вы не сможете никогда договориться с американцами в условиях отступления. Никогда.

 

- Либо вы признаёте, что Советский Союз жив, потому что он незаконно ликвидирован.

- Либо вы окончательно подлежите ликвидации, как сам Советский Союз.

Просто разбито на пару этапов - вот и всё. И этот второй этап наступил. Но если кто-то думает здесь, что этот второй этап будет безболезненным расходом по новым мелким квартирам, типа: Москва отдельно, Питер отдельно, Татарстан отдельно − он ошибается. Это будет месть, это будет миллион убитых человек только в Москве и полное распыление всего населения в виде беженцев по всему миру.

 

Артём Войтенков: Понятно, что если Россию разделить на несколько государств, то там будет гражданская война по всем границам за всё: за воды, за вышки – за всё.

 

Евгений Фёдоров: Вот так и будет. Это такой же, кстати, выбор был у наших дедов и прадедов. То есть у вас: либо умереть, либо отстоять своё Отечество. Какое Отечество? Не вот эту липу, которую нам подсунули с телевизора, пропаганда американская, а то, которое реальное, которое создано нашими дедами за кровь, пот полторы тысячи лет. Вот его и придётся отстаивать. Это жизнь, она так устроена.

 

И сегодня идёт процесс воспитания русской нации, возвращения её к истокам миропорядка, нормального. То есть, дубиной, обрезая кости, вот этими дубинами обучают нас обратно, как школьников, иметь здравый смысл. Понять, что существует не только семья и квартира, но ещё и государство и общество, и внимание на общество надо уделять не меньше, чем на семью, и квартиру, и на работу. Вот что происходит. И для десятков тысяч добровольцев на Донбассе, русских, это абсолютно очевидная вещь. Но эти добровольцы ничем не отличаются от остальных ста сорока пяти миллионов жителей России, ничем. Только одним: они немножко подумали. Значит, это обучение заставит подумать остальных. А значит, заставит прийти к этой мысли, как и этих добровольцев. А мы, как политики, должны дать формат решения этой проблемы профессионально. Мы его даём, это называется НОД − Национально-освободительное движение.

 

И для нас только важно: когда сидение на мучениях и испытаниях не приведёт к восстановлению здравого смысла в башке у массы людей, и они не помогут национальному лидеру Путину осуществить процесс освобождения. Вот и всё.

 

И когда говорят мне: "А где, а что нам делать, что от нас зависит?" Вот 21-го числа Путин проводит очередное мероприятие (с его согласия). На Площади Революции 21февраля опять смотр сил. Вот вы говорите - электрички отменили, зарплаты упали, безработица, пенсия, доходы, инфляция, и прочее. 21-го придёте? Если придёт полмиллиона, или миллион человек на улицу, по приглашению, кстати, с согласия и приглашения Путина.

 

Артём Войтенков: Никто про это не знает.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблема. Объясняю - это проблема коммуникации врага, который естественно, про это не скажет. Вот, придёте, значит, ровно на следующий день будет выброшена пятая колонна из Центрального Банка и из правительства, нулевые ставки, запуск экономики страны, отмена кризиса, резкий рост зарплат, и восстановление не только экономического, но и оборонного потенциала России, потому что, это связано одно с другим. Завтра же. Не придёте - дальше терпите. Вот, терпите дальше, пока вас будут стегать. Понятно, через пару месяцев Путин опять организует что-нибудь, пригласит, как он всё время это делает. Но это будет хуже на порядок уже, ситуация, через пару месяцев.

 

Артём Войтенков: Ну, вот тогда может, придут.

 

Евгений Фёдоров: Не придёте тогда, ещё через пару месяцев, когда будет катастрофа. Когда жрать будет нечего. Мы это называем "картофельный суверенитет". Для того, чтобы вы посадили картошку в Москве сейчас весной, вам надо взять кредит в банке, который связан с иностранными банками, и с иностранными кредиторами, потому что, российский не даёт. То есть, чиновник в Вашингтоне запрещает сейчас сажать картошку. И в мерах антикризисных правительства нет ни одного пункта, который позволяет решить эту проблему. Это значит, что поля не будут засеяны. Это значит, что к зиме будет голод. Но это выбор людей. Потому что, чтобы голода не было, надо поднять задницы, и прийти 21-го числа сейчас. До этого 4 ноября пытались, и так далее. Вот, не придёте - глодайте, это ваш выбор. То, что там кто-то чего-то не знает, - это ваши проблемы. Узнайте, это касается вашей жизни. Проявите, блин, инициативу в познании.

 

Артём Войтенков: Вы требуете невозможного от большой части населения. Не только российское, вообще любое население любой страны не заглядывает далеко в будущее. Никогда.

 

Евгений Фёдоров: В Греции уже заглянули.

 

Артём Войтенков: Греция, она вот такая вот.

 

Евгений Фёдоров: Население там есть?

 

Артём Войтенков: Какое-то есть.

 

Евгений Фёдоров: Заглянули.

 

Артём Войтенков: Их просто уже мутузят достаточно давно.

 

Евгений Фёдоров: Значит, нас надо помутузить.

 

Артём Войтенков: Вот.

 

Евгений Фёдоров: Но их мутузят мягко, а нас посильнее будут. За нас сразу взялись, как следует. Сразу начали шкуры со спины драть. Просто, эффект образования, как бы интенсивнее.

 

Артём Войтенков: Возможно. Но я так понимаю, что количество людей на подобные мероприятия, оно просто показывает не то, что, смотрите, они вышли, а насколько вот эта мысль, она…

 

Евгений Фёдоров: Вышли за Путина. В данном случае ещё выходят под предлогом защиты Отечества от майдана. Это совершенно конкретный предлог за Путина выйти на улицы Москвы, чтобы его поддержать, и отбить вражеское вторжение. Понятнее некуда.

 

Артём Войтенков: Сейчас уже да. Сейчас уже становится понятно.

 

Евгений Фёдоров: Не за мир, труд, май, как до этого. Сейчас вот выходите просто тупо защитить себя и своих детей. Нет, не выходите, ну вообще идиоты, я ничего не могу сказать.

 

Артём Войтенков: Просто многие будут говорить: "А что вот я выйду на площадь, там постою, что от этого изменится?"

 

Евгений Фёдоров: Ничего не изменится, иди, помирай, да и всё. Тебе говорят: "Не хочешь помирать, выйди". Ничего не изменится? Иди, помирай. Тогда не проси зарплату, пенсию, тогда не проси, чтобы тебя не выгоняли с работы, и не проси, чтобы не было инфляции. Это твой выбор. Ничего не изменится. Просто ты помрёшь, вот и всё.

 

Артём Войтенков: Не, люди механизма не понимают. Вот, он вышел на площадь, что от этого изменилось? Что где сработало, какая шестерёнка там?

 

Евгений Фёдоров: Вот что сработало, когда вышли на площадь полмиллиона человек, здесь, на Красную площадь, для целей ликвидации Советского Союза? Сработала шестерёнка, и Советский Союз был ликвидирован незаконным образом. Здесь тоже сработает политическая шестерёнка, Путин укрепит свою власть, опираясь на народ, конкретно на массы, зачистит пятую колонну, которую он сейчас не имеет права зачищать. Она поставлена вне его, и подчиняется напрямую, и мы будем жить на второй день в другом государстве, суверенном. После этого конечно, потребуется ещё референдумом оформить суверенитет, и так далее. Но, по сути, вопрос будет решён. Вот и всё, что изменится.

 

Артём Войтенков: То есть, количество людей, оно как бы показывает, и объясняет, как твоя мысль, твоя идея проходит в общество. Если людей много приходит, значит, её поддерживают. Если мало приходит, значит, её не поддерживают.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, которые приходят за тебя, за свою страну, за суверенитет, и готовы за неё сражаться. Потому что, это не диванные войска, и не рейтинги. Это реально вышли люди, которые, понятно, что в критической ситуации из них будут сформированы отряды физической поддержки и борьбы с интервентом. Это же понятно. Это вот, какой смысл в парадах? Вот зачем парады нужны?

 

Артём Войтенков: Ну да. Укреплять боевой дух.

 

Евгений Фёдоров: Они же бензин жгут. Ездят по Красной площади, бензин жгут, да? Они как раз и есть сила. Не обязательно силу применять, её можно показать. Вообще, армия воюет редко. Армия в основном показывает силу.

 

Артём Войтенков: На учениях.

 

Евгений Фёдоров: На учениях, на парадах. Это вот такая демонстрация силы. Эта сила, её показав, ослабит пятую колонны, усилит Путина, и позволит ему эту пятую колонну распустить, разогнать. Вот и всё. Вот для чего эта демонстрация силы нужна.

 

Артём Войтенков: Это типа парада, да? Показ армии.

 

Евгений Фёдоров: Это типа парада политических сил. Да, конечно, сознательных политических сил, которые не хотят умирать, люди. Ну, сделайте это. Слушайте, в Чечне догадались уже миллион человек выйти.

 

Артём Войтенков: Там не миллион, там меньше. Там сколько-то тысяч.

 

Евгений Фёдоров: Сказали миллион. В Чечне, в Грозном там живёт полмиллиона человек вообще. Больше, чем население города вышло. Догадались. Нет, в Москве говорят: "Как же так? Мы выйдем не туда". Там уже догадались люди.

 

Артём Войтенков: Ну, Москва не Чечня. Вы не сравнивайте.

 

Евгений Фёдоров: Тут тупее народ, что ли?

 

Артём Войтенков: Тут он зажравшийся, если честно. Пусть на меня не обижаются, но в Москве народ, очень разбалованный большими зарплатами, высоким уровнем жизни, и как бы пока не ухудшится, всё будет до фени.

 

Евгений Фёдоров: В Москве надо, чтобы вышло полмиллиона, миллион человек, но если выйдет пять-десять в провинции, этого тоже будет достаточно.

 

Артём Войтенков: То есть, это переломит.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Это как бы уравновесит предательскую Москву.

 

Артём Войтенков: Понятно. Ну, хорошо. Будем надеяться, что так и будет. Хотя, по-моему, так не будет. По крайней мере, в этот раз точно.

 

Евгений Фёдоров: Если в этот раз не будет, значит, терпите дальше. Но не выпендривайтесь. Я вот тут хожу каждый день на работу, тут стоят внизу женщины с плакатом по поводу ипотеки.

 

Артём Войтенков: Долларовая ипотека, да?

 

Евгений Фёдоров: Валютная ипотека. Стоят, жалуются чего-то. Ну, во-первых, они не там стоят, потому что, надо идти в Верховный суд. Во-вторых, у людей проблемы, но вот они будут 21-го числа с этими проблемами?

 

Артём Войтенков: Кто-то, возможно, будет, кто больше понимает. А кто меньше понимает, не будут.

 

Евгений Фёдоров: Вот, хорошо, ладно, будет.

- Итак, пришли ипотечники, до которых допёрло, что кирдык, что из квартиры выгоняют. Ну, их там сто тысяч, не мало.

- Пришли отменённые электрички, до которых допёрло, что кирдык, что на работу уже ездить нельзя. Сколько-то тоже.

- Пришли выгнанные врачи-учителя, до которых допёрло, что пятая колонна их просто выживет со свету.

Вот вам и набралось полмиллиона.

 

Артём Войтенков: Врачи, учителя бастовали против действующей власти. Действующая власть, это кто? Это Путин. Ну, все же знают, что Путин - это власть везде. Если у вас плохо подметают двор, это Путин виноват.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Значит, дебилизм лечится только голодом.

 

Артём Войтенков: Ну да, видимо. И не только голодом. Ещё более жестокими средствами.

 

Евгений Фёдоров: Террористическими актами, которые будут сопровождать. Я думаю, через два месяца, через три, у нас уже пойдут и теракты. Потому что, американцы же засылают сюда. Сейчас ФСБ работает, оно перехватило уже кучу этих террористов. Кстати, молодцы, я даже не ожидал, эффективно. Но, всё равно, всех не перехватишь.

 

Артём Войтенков: Конечно, всё не проверишь.

 

Евгений Фёдоров: Думайте. Ну, хотите помирать в дебилизме, это ваше право. Никто не будет вас спасать. И за вас не будут проблемы решать ни Путин, ни депутаты. Вот за проблемы людей, которых выгоняют с работы, надувают с ипотекой, не будут решать. Коллаборационисты ваши проблемы решать не будут. Ваши проблемы будете решать только вы сами, с помощью поддержки Путина, как национального лидера. Вот это единственный метод решения проблем. А не болтаться тут, и дурака валять с плакатиками не там, и не вовремя, и не в том месте.

 

Вот мы сейчас работаем, изучаем пособие врага. Вы знаете, что в Москве американцы уже на квартиры завезли несколько десятков тысяч боевиков. Уже в течение нескольких месяцев они тут живут, дурака валяют, команду не получают выйти на улицы, потому что, Навальный не может на улице зацепиться, чтобы подтянулись боевики. И вот у них такие, я специально автора убрал.

 

Артём Войтенков: Книжка называется "Государственный переворот".

 

Евгений Фёдоров: Практическое пособие.

 

Артём Войтенков: А это книжка достаточно старая, она то ли шестидесятых, то ли семидесятых годов.

 

Евгений Фёдоров: Я же говорю - теоретическое пособие. Смотрите, какая толстенная. И таких книжек десятки. Где подробно расписано, как будут захватывать улицу, как будет организовано недовольство людей. В данном случае, как у нас дело с Центральным Банком, электричкой, реформой врачей, и так далее. И главный элемент государственного переворота, это не майдан. Майдан - вспомогательная театральная часть.

 

Главный элемент государственного переворота - это пятая колонна во власти. Иногда спрашивают, когда начнётся в России чистка пятой колонны? Это объективный процесс. Начнётся, когда сложится расстановка сил, и когда будет определённый толчок, повод. До этого чистки всегда были повод: убийство Кирова, покушение на царя, ещё какие-то такого рода поводы, которые срабатывали, как механизм запуска чистки. Уверен, что чистка будет и в России. Потому что, американцы планируют Россию уничтожить, а это означает, они пойдут до конца. Война началась, и придётся чистить.

 

Антимайдан - это совершенно конкретная политическая терминология, показывающая, что на страну напали, и возможность человека лично принять участие в защиту своего Отечества. Выйти, в данном случае 21-го числа на уличную акцию против иностранных интервентов.

 

Но самая главная часть госпереворота находится не на улице. Она находится в кабинетах чиновников, это называется пятая колонна. Пример с Украиной, когда к Януковичу приходит его зам, и начальник пограничной службы, главнокомандующий, говорит: "Я тебя собью, если ты не будешь выполнять приказы американцев". И вообще, кабинет Януковича штурмовали пятьдесят боевиков с оружием. В это время в распоряжении Януковича формально была стопятидесятитысячная армия, тридцать две тысячи Беркута, несколько сотен тысяч милиционеров. То есть, понятно, что несопоставимые силы. То есть, это всё исчезло, потому что, предательство - пятая колонна.

 

Снижение жизненного уровня, и раскрутка населения - пятая колонна, как сейчас, Центральный Банк. То есть, это главные элементы. Попытаются сейчас сосредоточить внимание только на уличных событиях, оставив пятую колонну во власти, как бы незаметной. Наша задача, НОДа, выбить пятую колонну из власти, потому что, они являются механизмом госпереворота. Вообще, без майдана госпереворот можно сделать? Можно. Это называется дворцовый военный. А вот без пятой колонны майдан и госпереворот сделать нельзя. Потому что, государство всегда сильнее. Поэтому, и самое главное, придётся зачищать пятую колонну в средствах массовой информации. Не случайно Путин говорит, что во главе российских СМИ стоят агенты ЦРУ. Это не случайно.

 

Артём Войтенков: Ну да, он давно сказал про это. И эти агенты до сих пор продолжают там рулить.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, ничего не поменялось, потому что, власти нет. Вот, выход на улицу позволит выйти за формат антимайдана, и дать полномочия президенту. Но, для этого надо выйти, чтобы не меньше полумиллиона, миллион человек в Москве.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина, Марина Березнёва

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
( мб)
Видео MP4 640x360 (563 мб)
Видео MP4 320х180 (307 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (47 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (71 мб)

Текст:
EPUB (407.79 КБ)
FB2 (661.68 КБ)
RTF (565.95 КБ)