Беседа 17 июля 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 17 июля 2014.
Разговор о санкциях против России, аварии в московском метро, увольнении Александра Дугина, начале оранжевой революции в России, технологиях оранжевых переворотов, пятой колонне в СМИ и власти, русских дураках, проекте "Новороссия" и поготовке майдана в Санкт-Петербурге.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 17 июля 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-07-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова – Народное Освободительное Движение

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Артём Войтенков: Вопрос несколько такой, может быть, запоздалый, но тем не менее. Французский банк BNP Paribas признан виновным в нарушении санкций США в отношении Судана, Кубы и Ирана. Заплатит американским властям штраф в размере девяти миллиардов долларов. Это не первый случай. Британская банковская группа заплатила почти два миллиарда долларов в 2012-ом году, чтобы снять обвинения в работе со странами, находящимися под санкциями США. Также швейцарский банк Credit Suisse признал себя виновным в сокрытии данных об американских налогоплательщиках, и заплатил более двух с половиной миллиардов долларов штрафа.

Почему американцы штрафуют все эти банки?

 

Евгений Фёдоров: Дисциплину повышают. Всё понятно. Существует, как его Путин называет - однополярный мир. Историческое название однополярного мира – это колониальный мир с одной метрополией.

 

Если ещё сто лет назад было семь-восемь метрополий с колониями. Допустим, у той же Англии полмира было в составе английской империи, английской государственности, то сейчас только одна - Соединённые Штаты Америки. И все страны: либо вассалы, либо колонии. Европа - вассалы. То есть, это означает, что США их не эксплуатируют, но управляют, то есть, командуют, верховодят, есть такой хороший наш термин. И Франция не исключение. То есть, американцы определяют, кто будет во Франции президент. Помните историю со Стросс-Каном? Американцы определяют, по каким правилам будет функционировать Франция. Это во времена де Голля, когда был Советский Союз, де Голль мог взбрыкивать. А сейчас никто там не может даже и пошевелиться. Американцы формируют информационную политику французских СМИ. Да это видно и по сегодняшней ситуации с теми же санкциями. Ну, не хочет Европа, в том числе Франция, вводить санкции против России. Ну, не хочет. Но, приказ есть приказ.

 

Артём Войтенков: И Германия брыкается.

 

Евгений Фёдоров: Да. Приказ есть приказ. Приказы выполняются, а не обсуждаются. Причём, они не говорят, что они не выполнят приказ. Они затягивают выполнение приказа, обратите внимание. Если кто-то начинает затягивать выполнение приказа, что делает хороший начальник? Наказывает. Вот Францию наказывают - демонстративно, открыто и нагло: и по президенту Стросс-Кану, и по банкам. Чётко говорят: кто в доме хозяин, для того, чтобы не брыкались. И в том числе это связано и с санкциями в отношении России. Потому что, повышают дисциплину внутри колониального мира однополярного, среди своих вассалов, путём кнута. В данном случае это - кнут.

 

Мария Катосонова: Что касается санкций. Сегодня ночью Соединённые Штаты ввели санкции против Газпромбанка, Внешэкономбанка и банка Роснефти. Повлияет это как-то на внешнюю политику России, и на внутреннюю политику России?

 

Евгений Фёдоров: Уже скакнул доллар с евро. Евро превысил 47 после этого. Роснефть грохнулась на шесть процентов после этого на рынке.

 

Артём Войтенков: В смысле, акции?

 

Евгений Фёдоров: Да. Это всё из-за санкций. Мы об этом всегда и говорили. То есть, те, кто думают, что это история такая короткая, Вот я смотрел слова Матвиенко, она говорит: "Ой, надо потерпеть месячишко, и всё рассосётся".

 

Ничего не рассосётся. Это стратегическая война. Стратегическая война США на уничтожение русского государства и русского народа. Естественно, поэтапно – долгосрочная эта война. Эта война началась в сорок пятом году по их терминологии, по нашей - с Фултонской речи. Но они награждали медалями за эту войну с сорок пятого года. И эта война для США просто меняет формы. В 91-м году победили Советский Союз, а сейчас выждали одно поколение, и приступили к ликвидации тех государств, которые на территории Советского Союза. А главное - к ликвидации русского народа. Поэтапно. И мы видим, что на Украине русских уже физически уничтожают тысячами. Даже десятками тысяч в рамках этой карательной войны Соединённых Штатов Америки против России.

 

Просто не видеть эти факты, это значит, не отвечать на вопросы борьбы. То есть, если ты неправильно определяешь ситуацию, то потом ты неправильно выстраиваешь, естественно, защиту, получаешь поражение. А поражение для нас, это, худший вариант – это ликвидация нашего народа. Реальный вариант – это гигантские потери в людях, возможно даже, сопоставимые с потерями в Великой Отечественной Войне. То есть, предыдущей войны с англосаксонским миром, по сути своей. Хотя США тогда были союзники, но при этом они, естественно, вели свою игру. И Путин правильно сегодня сказал, что они циничны. Естественно циничны, потому что, человечество в конкурентной борьбе было всегда циничным. Бывало, что прятались за красивыми фразами, или откладывали решение.

 

Но суть-то вопроса - конкуренция наций, война наций за выживание:

- Победителю достаётся всё.

- Проигравший исчезает с политической, с этнической арены.

 

Это обычная история. И санкции – элемент этой борьбы. То есть, американцы последовательно (мы об этом всегда и говорили, НОД говорил) будут наращивать, потому что, они пошли ва-банк. Либо, они нас уничтожают, либо, мы терпением (даже не нападением), терпением, не отступлением, приводим к ликвидации американского мира, американской однополярной колониальной империи и к американской государственности. Именно поэтому они и говорят, что это вопросы их национальной безопасности. Они правильно говорят. Было ли для Гитлера вопросом национальной безопасности Германии, допустим, наступление на Сталинград?

 

Артём Войтенков: Да, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов. Германии. Хотя, где Сталинград и где Берлин? Вот это - то же самое. Для США сегодня санкции, война на Украине против русских и украинцев, это всё - национальная безопасность. Потому что, их мир – не Америка. Вот обычно конкуренция наций, мир это когда одно государство воюет с другим государством. Американский мир – это весь колониальный мир. Весь. Куда входят все. Это другая форма. И они защищать будут этот мир в каждой точке планеты Земля. А уж тем более, против Путина и России, которая восстала и реально может победить. То есть, одно дело, восстаёт какая-нибудь там Венесуэла, от которой в принципе ничего и не зависит. Поэтому, сто процентов американцы будут биться до последнего украинца, русского, уничтожать русскую государственность.

 

И в этом нет ничего исторически странного. Я напоминаю, что Россия в своей истории конкурентной уничтожила девять империй: Австрийскую, Немецкую, Швецкую империю (Карла помните?), Польско-Литовскую, многие-многие другие. То есть, это способ существования человечества. В нём ничего хитрого нет.

 

Наш прогноз.

Санкции будут только усиливаться. Никаких шансов, что это закончится типа через пару месяцев, как Валентина Ивановна сказала, а даже через пару лет - нет. Будет только закручивание гаек. Потому что, вопрос не в Украине. Вопрос в однополярном мире. И эти санкции, даже по времени совпали, обратите внимание, с окончанием визита Путина по созданию альтернативы Соединённым Штатам Америки в лице стран БРИКС, которые создают, формируют национально-освободительное движение против американской метрополии. Это же видно. Альтернативная валюта, альтернативная экономика. То есть, идёт сколачивание национально-освободительного движения мирового.

 

Ну как вы думаете, американцы будут на это реагировать? Ну да, от этих санкций они чего-то там потеряют - три копейки. Но они, потеряв три копейки, сохранят свою государственность, свои гигантские сверхприбыли, и свою американскую империю. Понятно, что три копейки в этой ситуации ничего не значат. Вот, к вопросу о санкциях. Поэтому, ждём только усиления.

 

И ещё.

Решить проблему с санкциями в России очень легко - достаточно отказаться от её статуса колониальной, недоразвитой страны, в плане экономики. То есть, в плане экономики мы считаемся развивающимся миром. Ну, пора уже за полторы тысячи лет перейти из развивающихся в развитые.

 

Артём Войтенков: Развивающимися мы стали как-то последние лет триста.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Мы развивающимися назначены были в 91-м году. Терминология, причём, признанная в России, я подчёркиваю. Я говорю о том, что у нас является официальной позицией. Признанная в России терминология, что мы развивающиеся, то есть, недоразвитые (это же одно и то же) - с 91-го года. А развивающиеся от развитых отличаются институтами. А институты – это политическая воля. То есть, развивающиеся – это не движение истории и созревания. За полторы тысячи лет давно можно созреть. Это именно институты назначенные - статус страны.

 

Чем отличаются институты страны развивающейся от развитых?

Конкретным набором институтов. Я их могу перечислить, прямо по пальцам.

 

- Национальная валюта вводится через биржу, соответственно путём покупки иностранной валюты, доллара и евро. У развивающихся так происходит, у развитых этого нет.

 

- Наличие международных валютных резервов. Инвестиционный механизм идёт в стране через банковскую систему, а не через иностранцев. Вот, что сейчас за санкции? В чём суть этих санкций, которые американцы объявили, среди других? Они сказали: "Мы вам денег не дадим". Суть санкций в отношении банков, прямо, открыто американцы написали. У них подробно в этот раз санкции, они проработали на сотнях листов: "Мы вам не дадим денег" Так они нам наши деньги дают.

 

То есть, система работает так.

А) Мы деньги собираем в стране, отправляем в Америку.

Б) Америка часть денег нам возвращает в виде инвестиций.

 

И вот сейчас американцы сказали: "Мы вам эти деньги, ваши же, не дадим".

Так давайте примем решение глубинного характера - откажемся от того, чтобы давать деньги американцам. Оставим их себе - и тогда нам плевать на эти санкции. Всё очень просто. Мы сверхизбыточная страна по ресурсам, плюс наш рынок импорта - половина всей товарной массы страны. То есть, мы можем легко вообще отказаться от каких-либо американских денег. А это вообще ключевой вопрос.

 

- Следующий пункт. Наличие национального бизнеса. В России нет национального бизнеса. И у развивающихся стран нет национального бизнеса. Это специфика. Там есть особенность по Китаю, но общую картину это не меняет. Кроме государственного, конечно. Подчёркиваю, государственный бизнес - это отдельная история. То есть, частного национального бизнеса. Значит, его надо создать. Это та программа деоффшоризации, о которой говорил Путин, и которую никто не собирается выполнять. Потому что у него нет для полномочий - добиваться выполнения своих указаний. Опять же, возвращаемся к вопросу конституции.

 

То есть, мы можем очень легко решить проблему. Мы должны просто изменить принципы. Это можно сделать за один день. Но для этого надо иметь политическую волю. И для этого надо ликвидировать пятую колонну в стране в политике и экономике. В данном случае, в Центральном Банке, в министерстве финансов, в министерстве экономики, и в целом - в правительстве России. Всё. Это решение одного дня.

 

Мария Катасонова: Каким образом можно ликвидировать пятую колонну?

 

Евгений Фёдоров: Маша, вы сразу про ликвидацию.

 

Пятую колонну ликвидировать можно только одним путём.

Решениями человека, которого называют национальным лидером, который узурпирует в этом случае власть, потому что, он по должности, если мы говорим о президенте, не имеет право этого делать. Которое, в свою очередь, возможно, если ему это право даст народ. То есть, уличные действия. Или референдум - более мирный процесс.

 

То есть, если народ даёт право такое, то, в этом случае, один из начальников страны, в данном случае я говорю, естественно, о Путине, принимает решение и ликвидирует. Об этом даже уже Михалков заговорил. Что, кстати, характерно. Что необходимо убрать девяносто процентов элит, заменить их и так далее. Но это политическая часть вопроса. Вы спросили, как зачистить.

 

Бывает, и военным путём. Вот в Донецке, Луганске зачищают с помощью оружия. То есть, разные пути есть.

 

Важно сейчас задачу поставить. Вот задача – изменить принципы экономического устройства страны на развитые.

 

Какой результат?

- Нечувствительность санкций. Потому что не мы будем деньги у них просить: "Дайте нам, пожалуйста, денежку, потому что нам хочется кушать". До этого всё отдали, а теперь – "дайте нам немножечко обратно". А они будут у нас просить деньги. Мы будем источником, поскольку, мы богатая страна, источником инвестиций. То есть, мы будем объявлять санкции американцам. Мы вам денег не дадим, американцы, или кто-то, если вы не будете делать то-то. Логика вообще развернётся на другую сторону.

- И, как бесплатный бонус - двадцатичетырёхкратный рост экономики страны.

 

То есть, нечувствительность к вторжению и плюс двадцатичетыпёхкратный рост, что само по себе где-то десятикратный рост зарплат и доходов.

 

Мария Катасонова: Но на данном этапе, в связи с принятие нового витка санкций, и далее они будут ужесточаться, уже было неоднократно это заявлено, изменится ли внутренняя и внешняя политика России?

 

Евгений Фёдоров: Вот, вообще всё упирается в абсолютно прагматическую реальность. То есть, как описывать сегодняшнюю ситуацию - честно, правду. Если вы не будете признавать, что Россия является оккупированным государством, и не будете признавать, что Россия в экономике является колонией, то в этом случае, вы не ответите на вопрос, вы не сможете решить проблему. Потому что, если вы признаёте, что Россия внешне управляемое, оккупированное государство, то для этого вам придётся решить задачу взятия на себя управления, взятия на национальном уровне штурвала страны.

 

Что такое внешне управляемое государство, которым мы являемся с 91-го года? Это значит - за нас решения принимают в Америке, и институты, созданные американцами. В области экономики - МВФ. В данном случае, вот это вся история с процентными ставками, международными резервами - это всё МВФ. То есть, нам надо принять решение, что нам МВФ не начальник. А начальник у нас Сидоров, или кто-то внутри национальных институтов: президент, правительство, кто хотите. Вот, когда такое решение в стране будет принято, что не Обама начальник, а внутри страны кто-то: избранный чиновник, избранный политик, или назначенный чиновник. Вот с этого момента у вас появится право делать те или другие вещи.

 

В данном случае, вещи очевидные: ввести изменения в стране под названием формирование развитой национальной экономики. Всё. Не развивающаяся, не недоразвитая, как нам подсовывают, и мы сами так себя называем, я говорю про официальные власти, а развитые. Вот очень простая вещь. Как только это произойдёт, как только в России будет просто человек сидеть, может быть, не гениальный, просто, сориентированный на Россию, допустим, в правительстве - сразу всё, эта машина заработает в обратную сторону. То есть, вместо того, чтобы ежедневно принимались сотни решений против нас, будут приниматься ежедневно сотни решений за нас. И быстро, быстро будут рассасываться абсолютно нереальные, и кажущиеся незыблемыми, глыбы проблем. Просто, они как снег - раз и растаяли. Для этого достаточно, чтобы госаппарат начал работать на Россию. А сейчас он работает на Америку с 91-го года. В этом и суть оккупированной территории. В этом и суть страны – вассала, или страны-колонии, что наше государство работает на иностранцев, как система.

 

Артём Войтенков: Хорошо, что вы это объясняете. А большинству людей это преподносится, как одни дураки: там, во власти одни дураки.

 

Евгений Фёдоров: Для нас это выглядит, как дураки. Для человека, который живёт где-то у себя внизу, он смотрит наверх: у него тарифы повышают, у него пенсию отнимают. Он же не понимает, что пенсию отнимают потому, что это МВФ приказало переслать его пенсию в Америку. И он думает: "Вот надо мной какие идиоты сидят. Приказы принимают, по которым я хуже живу".

 

Потому что, он мир не воспринимает с позиции, как бы сверху. Он воспринимает позицию "на себя". Для него его начальник, председатель правительства, министр и есть дурак. Ну, не эти люди, а кто-то там, над ним сидящий чиновник. Так для человека. А на самом деле, это не дураки, это умные люди, которые просто работают на других.

 

А вот сидит теперь такой же низкий, маленький человек в Америке, пенсионер, и он наоборот, говорит: "Какие у меня умные люди!"

Сегодня добавили пенсию, решили проблему кризиса. Смотрите, жильё там вот сейчас начали покупать, двадцать процентов уже в год начинается рост. То есть, попёрло. Для него начальство в Америке - молодцы, хорошие ребята. А для нас… Мы же не понимаем, что там другая система работает. Но это надо разбираться людям. Хочешь хорошо жить, или просто жить сегодня уже – разберись. Не так сложно.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда вопрос отчасти, но это чисто мои подозрения, по поводу вот этой аварии в метро, которая была недавно. Как бы, техника ломается - это понятно. Тем более, при такой дурацкой системе управления, как сейчас, когда существует заказчик, подрядчики, субподрядчики, ещё не пойми кто. Каждый старается на этом наварить, а не сделать так, чтобы метро ходило исправно. Это не в их интересах. В их интересах деньги зарабатывать. Но, что меня насторожило? Авария произошла на перегоне между Славянским Бульваром и Парком Победы. Есть параллельная ветка, голубая, по которой это всё как бы можно объехать дальше. То есть, если бы это произошло где-то в центре, то вся ветка бы встала. А здесь очень хорошо так вот, в таком месте, где удобно, можно поток пустить транспортный…

 

Евгений Фёдоров: Если вы о мистических вещах, то, добавьте ещё сюда: до этого было предательство Славянска, при всём при том. Я понимаю, что вынужденное, под давлением врага, но тем не менее. А это - Славянский бульвар.

 

Артём Войтенков: Да, кстати. Я не учёл.

 

Евгений Фёдоров: Исторические параллели по датам. Тоже очень интересные.

 

Артём Войтенков: А в чём по датам?

 

Евгений Фёдоров: Потом посмотрите, исследователи многие говорят. Вообще говоря, некая вещь, которая говорит о том, что фактор рукотворности какой-то не исключён.

 

Артём Войтенков: Я сегодня читал, что там возможно бросили какой-то предмет.

 

Мария Катасонова: Там нашли обломки странные.

 

Артём Войтенков: Типа, лом. Можно же положить на рельсы, да?

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами здесь не разберёмся. Надо, чтобы специалисты разбирались в области безопасности. Причём, скорее всего, если это теракт, вам не скажут. То есть, при всех прочих, вам не скажут по одной простой причине, что сегодняшняя российская государственная конструкция базируется на принципе закапывания головы в песок.

 

Недавно я читал статью - идёт такой разрыв между внешней политикой, которую проводит Путин, и внутренней политикой. Это не случайно. У него нет прав на внутреннюю политику реально, по конституции. На внешнюю есть большие права, чем на внутреннюю. Происходит разрыв какого характера? Мы как бы всеми способами задавливаем любую идеологию, или информацию, о том, что мы являемся внешнеуправляемой страной, то есть, не мы принимаем решения. Людям, которые об этом говорят, им категорически запрещено идти на телевидение. Весь НОД об этом говорит. Это сто пятьдесят тысяч человек уже, членов НОДа. Запрещён выход на телевидение, полная блокировка этой информации, выстраивание информационного пространства, чтобы об этом нельзя было сказать.

 

Государственный аппарат весь выстроен и просто закрывает, как только начинают говорить о фактах, связанных с внешним управлением, закрывают шторку, и всё - разговор невозможен. То есть, явно идёт всеми силами, причём, на каком-то, я бы даже сказал, последнем издыхании, потому что, настолько очевидные факты, тысячи фактов внешнего управления, что это трудно уже скрывать. Но, тем не менее, всеми силами, просто зашориваются, не пускают эту информацию. Сознательная государственная политика обмана. А значит, и нет возможности решить эти проблемы.

 

Вот вы же не случайно упомянули метро и назвали слово система. То есть, понятно, что люди ошибаются - вы правы. Может ошибиться стрелочник. Я в прямом смысле. Там сейчас сказали, что два стрелочника ошиблись.

 

Артём Войтенков: На них всё и повесят.

 

Евгений Фёдоров: Да. Может ошибиться машинист, может ошибиться даже начальник станции. Там же есть станции в этом метрополитене. Могут они ошибиться? Конечно. Могут, да.

 

Но, что такое система?

Система в области безопасности, это когда у вас специальные люди, обученные безопасности. То есть, не стрелочники, не машинист с улицы, а человек, который закончил соответствующий институт, потом имеет двадцать лет опыта в сфере безопасности, знает уязвимости.

 

Он продумывает механизмы, чтобы безопасность отладить.

Что это значит? Он рассчитывает на дурака. Он изначально закладывает в свои расчёты, что стрелочник будет дурак. Дурак стрелочник - ясно. Над стрелочником надо поставить систему контроля для этого. То есть, дурак стрелочник, и от этого ничего не должно произойти, потому что, контроль должен поймать это. Это как типа ОТК. Токарь может ошибиться, но есть ОТК, который проверяет эту деталь, смотрит, нет ли ошибки. Это касается всех узлов.

 

Мало того, система безопасности многоуровневая. Мало того, она сама по себе должна включать альтернативные механизмы, типа, объезд по соседним линиям, какие-то специальные меры проверок, и даже не проверок, организаций.

 

Безопасность – это элемент стратегического планирования.

 

Вот представьте себе, что вы архитектор, и строитель, и, допустим, электрик. И вот, архитектор запроектировал дом, в котором слабые стены, слабый фундамент, низкое сечение электропроводки, и чего-то ещё. После этого, в этот дом зашёл электрик, устроил короткое замыкание, может, дурак даже электрик зашёл, не важно. И в результате короткого замыкания вместо того, чтобы сработали автоматы защиты, дом сгорел. Это чья ошибка? Вот, то, что дом сгорел, это ошибка электрика, да? Который устроил замыкание. Но, реальная-то ошибка проектировщика, который не предусмотрел такой вариант событий. И заложил низкое сечение, для экономии, как вы сказали.

 

Артём Войтенков: Пожарную систему подешевле.

 

Евгений Фёдоров: Да. И для экономии низкое сечение электропроводки, из-за этого произошло возгорание. Для экономии. Потому что, маленький провод стоит дешевле, чем большой. А медный дороже, чем алюминиевый. Вот это, то же самое касается всего, в том числе и метро. А метро – это перевозки десятков миллионов людей. Это сверхопасная вещь. Там вопросы безопасности должны быть в десять порядков больше, чем при строительстве дома, которое мы сейчас с вами обсудили. У нас сейчас идёт следственное действие. Следственные действия говорят "плохой стрелочник" – поймали. Максимум, начальника станции зацепят. А где же проектировщики, планировщики, которые должны были всё это просчитать? У них нет ответственности? А теперь мы смотрим - а кто они? Вот, следователи не задаются этим вопросом - кто архитектор. А мы зададимся. И открываем. А кто же архитектор московского метро? Американские специалисты.

 

Артём Войтенков: Да ну?

 

Евгений Фёдоров: Мак-Кинли.

 

Артём Войтенков: Его же давно строили-то?

 

Евгений Фёдоров: Строили метро давно, но вопросы современной архитектуры и безопасности - а там вся начинка уже другая. В советское время были советские. С советских времён всё поменялось. То есть, добавилось в два раза больше ещё туннелей. Раз. Новых. Во-вторых, в старых туннелях поменяли всё.

 

Артём Войтенков: А вообще, Славянский бульвар новая станция?

 

Евгений Фёдоров: Пять лет назад введённая. Но даже не в этом дело. В старых туннелях поменяли всё. То есть, архитектура, это тот самый архитектор. А что такое архитектор? Вы когда-нибудь общались с архитектором? С ним очень сложно говорить, поверьте.

 

Архитектор приходит и говорит:

- "Вот здесь вот надо, мы посчитали, расчёт, здесь вам надо вложить сто тысяч долларов в укрепление фундамента за счёт дополнительных тридцати свай".

Вы ему говорите:

- "На кой мне эти сваи? Они где-то там внизу, в земле зарыты. Я лучше на сто тысяч куплю мебельный гарнитур".

Архитектор вам так настойчиво:

- "Надо, потому что вот, сваи".

Вы говорите:

- "Идите вы вон со своими сваями"

И для дома - даже дом может стоять без этих свай. А где-то, допустим, землетрясение небольшое, и он рухнул. Или нагрузка оказалась снеговая повышенная. Не сегодня, на пятый год. И он рухнул. Понимаете, что это такое. Так вот, за это отвечали американцы. То есть, в Москве, и вообще, в правительстве в целом, в стране, на такую работу, стратегическую привлекают исключительно иностранцев. Везде.

- Центральный банк – американцы.

Экономика страны - это тоже архитектура и стратегия.

- Правительство – американцы.

- Министерства и ведомства – американцы.

 

Недавно одно из министерств провело тендер, так называемый, консультацию. А стратегия – консультация. То есть, американцы формируют стратегию, а реализуют её через консультантов. То есть, просто через американских граждан, которые в России отвечают, как надо всё построить: вот увеличивать сваи в десять раз, или не увеличивать. Хотя это не видно. Так вот, из всех четырёх привлечённых - все четыре иностранные. И все четыре, не поверите - американские. В мире много стран, сто пятьдесят, сто шестьдесят две крупных. А вот только американские четыре компании выиграли тендер почему-то.

 

Артём Войтенков: На метро?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это министерство строительства и коммунального хозяйства. Которое, тоже, кстати, отвечает частично и за транспортную часть, как бы прилегающие к транспорту вещи, например. В других министерствах то же самое. То есть, как-то странно. Вам не кажется, что тут есть какая-то логика в событиях? Если уж ты привлекаешь компанию, и ты почему-то не можешь привлечь российскую, но почему-то у тебя только американские компании выскакивают везде.

 

Артём Войтенков: Так они умнее. А наши глупые.

 

Евгений Фёдоров: Ясное дело, у них же триста лет государственности. Конечно, там же ума-то уже сколько накопилось. А у нас каких-то полторы тысячи. А у китайцев всего пять. Ясно, они идиоты, за пять тысяч лет ты сможешь быть развитым человеком, обществом или государством? Конечно, нет. Это понятное дело. Так это касается и конкретно метро. Конкретно компания, и не только она, кстати, - Мак-Кинли, которая и отвечала за стратегию развития московского метро. Даже за это получила, они много раз получали, но последний тендер они выиграли, по-моему двести сорок или двести тридцать миллионов рублей. То есть, они за деньги это делают, тоже не просто так. А что это означает? Это означает, что не налажена система безопасности многоуровневого характера, рассчитанная даже не на одного дурака, а может на пять дураков. Учитывая, что это десятки миллионов людей доверяют свои жизни в день. Естественно, там и безопасность должна быть адекватной. Условно говоря, дать на безопасность не сто миллионов, как они запланировали, а десять миллиардов. Надо, значит надо.

 

Это вот тот разговор с архитектором. Как только он приходит и говорит: "Эти сваи стоят столько-то". Он специалист.

Но, если этот ваш архитектор, ему:

- Во-первых, вы по барабану,

- Во-вторых, вообще ему на всё наплевать, только деньги хапнуть.

- И, в-третьих, он ещё подчиняется человеку, или системе, которая является вашим врагом.

 

А американцы наши враги, они же сами об этом заявили. Они санкции нам объявляют, они давят.

Что такое логика врага? Чем у нас хуже, тем у них лучше.

Это не значит, что они организовали диверсию. Я не об этом. Это значит, что премию этот Мак-Кинли или какой-нибудь орден получит за нашу аварию в метро, если что. То есть, не накажут его там. Если мы, допустим, найдём, что он виноват.

Американцы скажут:

- "Из России прислали бумагу, что ты виноват, в России убили людей. Какие-то там".

Они выкинут бумагу, скажут:

- "Молодец, ты хороший парень".

Другая мотивация. Ещё раз - я не говорю о том, что организовано. Я говорю о том, что другое отношение к делу.

 

Или, допустим, возьмите российскую компанию, которая, если что - сядет в тюрьму. Какой Мак-Кинли сядет? Никакая тюрьма ему не грозит. Даже этот фактор есть, хотя бы страха, который заставляет архитектора вам запланировать дополнительно не сто свай, а может двести.

А если он ни за что не отвечает, а вы ему скажете:

- "А мне денег жалко".

Скажет:

- "Да идите вы, и не нужны эти сваи, делать, а мне плевать".

Печать поставил и поехал себе в Америку.

 

Вот это, то же самое. Поэтому, планировщики, стратеги у нас как бы делают вид, что они не отвечают. Это и есть архитекторы в государственном строительстве. И эти архитекторы государственного строительства строят всю систему здания. Что у вас в комнате сделать, как обои поклеить, это вы - тактика. А чтобы эта комната была в здании, и чтобы это здание не рухнуло, как система, от ветра, например, это - стратегия. Так вот, стратегии американские, у которых мотивация не направлена на обеспечение безопасности в России и в Москве. И они создали такое метро, спроектировали, организовали, распределили функции между безопасностью и другими секторами, что надёжность снижена в десятки раз по отношению к необходимой реальности, с точки зрения вот этого объекта, метро, с его безопасностью, людьми и так далее. И вот вам результат.

 

Кстати, там умалчивается. Все сейчас говорят об этой трагедии. Вчера, или сегодня, погиб ещё один человек в метро. На прошлой неделе ещё двое. Вообще-то говоря там за несколько месяцев, погибших набирается больше, чем в этой трагедии. Об этом же не говорят. То есть, этот вопрос безопасности, он не просто авария, как бы. Там безопасность ниже, чем реально нужно, просто в десятки раз. Это видно уже по ежедневной работе этого объекта, метро. Так это чистая стратегия. Это у/ppже накапливается проблематика. То есть, создана такая стратегическая линия управления метрополитеном, что там мы знаем, что каждую неделю будет кто-то погибать. Мы просто это уже знаем. Что это такое? За это стратегия отвечает. А вы видите, чтобы о ней говорили в расследовании? Нет. Они за кадром. Дом рухнул, а архитектор не виноват. Вот, что мы не наблюдаем.

А почему не виноват?

Потому, что придётся отвечать.

А почему вы наняли американских архитекторов? И не только здесь. У нас вон, на Красной площади американские архитекторы почему-то строят вместо гостиницы Россия чего-то. Даже там. То есть, везде.

 

А это вопрос к мэрии Москвы:

- "А почему у вас массово идёт поддержка стратегии, не направленная на интересы граждан Российской Федерации, включая безопасность личную?"

А это уже - элементы пятой колонны. Вот вам простая взаимосвязь.

 

Почему американцы здесь гадят, я понимаю - они враги.

А почему наши их привлекают гадить? Значит, это наши – не наши.

А это уже вопрос конституции и оккупационной системы страны. Вот вам диалектика связи. Но, чтобы эту диалектику понять, надо иметь мозги, то есть, понимать логику государственного управления.

 

Артём Войтенков: Да, но никто же про это не говорит. Вот сколько новостей было про аварию в метро, ля-ля, трагедия. А вот про это - никто ничего не говорит.

 

Евгений Фёдоров: Потому что пропаганда прикрывает всю эту историю. Сила американцев, как и любой державы оккупантов, в том, что она имеет систему контроля. Это так же, как в метро. Вот система защиты граждан, у них она на нуле. А вот система защиты себя, у них она выстроена блестяще. То есть, если происходит что-то в метро - виноват стрелочник, но не американская компания-консультант.

 

Мы, естественно, НОД, сказали, показали эту цепочку. Так посмотрите - на меня там набросились с криками. То им говорят, что вы про стрелочника говорите, который виноват. Мы им объяснили почему, что есть ещё планировщики, которые за своей подписью дали такой план, который привёл к аварии. А нам: "Ой, так нельзя". Правильно, идёт прикрытие, информационное прикрытие, вбрасываются деньги на это прикрытие. Это и есть пятая колонна, она стабильна, она систему держит.

 

Артём Войтенков: После того, что вы объяснили, я уже почти уверен, что это рукотворная авария. Уж очень хорошо всё совпадает: Славянск, Парк Победы.

 

Евгений Фёдоров: Символично всё. Между Парком Победы и Славянском. Всё очень символично.

 

Артём Войтенков: Да. А поезд с рельс спустить - там не надо взрывчатки.

 

Евгений Фёдоров: Так же, как и ракету завалить. Много сил для этого не надо. Что мы и наблюдаем. Просто я бы отделял эти вопросы. Вопросы стратегии и вопросы человеческой воли конкретного характера: террористической или какой-то. Это называется не терроризм, это называется диверсия. Допуск диверсии к объекту, это тоже вопрос стратегии. Потому что, если у вас зоны безопасности, вы диверсию в объект не пустите. А если у вас всё нараспашку, так у вас любой диверсант туда зайдёт и побросает, что хотите. Проблем нет с этим. А диверсант пойдёт туда за двадцать тысяч долларов. Вот цена вопроса.

 

Артём Войтенков: За двадцать тысяч долларов ему вообще все пути откроют. Будет там гулять, как угодно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, сам диверсант рискнёт, потому что это тоже риск - вдруг милиционер участковый заметит, что он тащит туда чего-то. Двадцать тысяч долларов. Мало того, это будет, может даже не профессиональный диверсант. Какой-нибудь Правый сектор. Вот и всё.

Я не знаю ничего. Просто, как пример.

 

Для того и делаются зоны безопасности, перехваты безопасности - это всё продумывается в стратегии. А продумывают американцы. А им это не надо сто лет, это как минимум. А если надо, они очень чувствительны подрулить там, где надо. Вспомните вот эти странные истории с техникой военной. Это всё из этой сферы. Когда вдруг самолёты Саддама, американские, вдруг отключились в воздухе все с какой-то стати. Вообще, вся техника отключилась. Или наш спутник летал-летал, потом вдруг у него вышла из строя батарея. А чья батарея? Батарея изготовлена в странах НАТО. С какой стати она вышла из строя в нужный момент? И у нас сейчас отсутствуют вообще спутники, которые наблюдают за ядерной угрозой в России. Их же нет. А зачем в спутник надо было закладывать батарею НАТО?

 

Артём Войтенков: Да. Дураки же.

 

Евгений Фёдоров: Вот только дураки. Это не планировщики, которые консультируют наши министерства обороны с ельцинских времён. Это дураки. Всё понятно. Насколько я понимаю, никто тоже этого не скажет: всё-таки, в московском метро была диверсия. То есть, подбросили на железнодорожные пути какой-то костыль, или какую-то железяку.

 

Артём Войтенков: Лом просто бросили потолще.

 

Евгений Фёдоров: Да, что-то подбросили, из-за чего поезд наехал, подскочил, ударился вверх и закупорил проезд и дальше уже вмялся в эту закупорку.

 

Но, ещё раз говорю, это всё:

- Во-первых, американские эксперты должны были, или любые эксперты, которые создают стратегию, предусмотреть и просчитать. То есть, варианты при которых…

- Во-вторых, по-другому должна быть выстроена логистика метрополитена, чтобы туда нельзя было пронести лом. А реально в метрополитен любой может пронести лом. Вот вы можете пронести лом, или любой человек? Может.

 

Артём Войтенков: Да легко.

 

Евгений Фёдоров: Дать денег какому-нибудь отморозку хороших, на семью. Да даже и он сбежит оттуда. Милиционеру, чтобы тот отвернулся. Камеру заклеили жвачкой, заскочил в этот самый проход, бросил эту свою железяку, и убежал обратно. Всё.

 

Это как в своё время, помните, в Чечне говорили: идут боевики, на постах у ГАИ выдают деньги, чтобы их пропустили. Помните, было такое в девяностые годы, и во время чеченской компании. То же самое. То есть, это не сложно всё сделать при заранее подготовленной ситуации.

Я думаю, что поэтому отсюда и Славянский Бульвар с Парком Победы, и дата, и всё остальное.

 

Мария Катасонова: Кстати, на самом деле, эта версия имеет место быть. Если посмотреть на фотографии, которые были сделаны, там вообще возникает много вопросов. Если это просто там стрелочники ошиблись…

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами не технические специалисты. Технические специалисты отработают.

 

Мария Катасонова: Но они же не скажут правду.

 

Евгений Фёдоров: Не скажут. Но мы специалисты в области политического контроля. И мы говорим о том, что есть заказ на такого рода действия. И мы говорим - да, такой заказ есть. Он подготовлен. В нём участвует, в том числе, и мэрия Москвы, которая создаёт условия для такого заказа. А это и есть элемент работы пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, я ещё хотел про Александра Дугина уточнить. Он после своей знаменитой речи, которую все обсуждают, и кто-то называет это истерикой, кто-то говорит, что Дугин молодец, правильно сказал. Его из МГУ отчислили. Мало того. Что его оттуда выгнали, выгнали доцента социологического факультета Добренькова.

 

Евгений Фёдоров: Добренькова, который его начальник.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю - потому, что именно Добреньков возглавлял соцфак, Дугин там работал.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Потому что Добреньков возглавлял соцфак и был в МГУ площадкой для патриотической работы. Само МГУ – некоторые говорят "либеральный клуб". На самом деле это абсолютно внешне управляемая система с точки зрения США. И на этом фоне проводить честную политику на одном факультете – это только Добреньков мог себе позволить с его авторитетом, с его жизненной ситуацией.

 

Я хочу сказать – у него были жизненные трагедии личные, в результате которых он принял для себя решение служить Отечеству, то, что называется "до конца". Несмотря на зарплату, выговоры и увольнения – он и служил до конца, пока его не выгнали. Он не слушал требования, команды, приказы, чтобы он прекратил бороться. Или давать на площадке МГУ альтернативу той площадке пятой колонны, которая там серьёзно присутствует. В результате – его убрали. Это поражение национально-освободительного движения в этом конкретном формате. Изгнание Добренькова – и не только его: пошли кеглями Дугин и другие.

 

Артём Войтенков: Но это произошло после слов Дугина. Нашли к чему зацепиться? Или это просто случайность.

 

Евгений Фёдоров: Это, как сейчас с санкциями. Это произошло после того, как Путин поехал и с китайцами, индийцами и другими договорился о новой экономической системе. И объединение для борьбы с американским колониальным миром, т.е. о мировом национально-освободительном движении. Только они договорились, поставили подпись – тут же начались санкции по России нового характера. Это всё – связанные вещи всегда. Повод же нужен – вот он повод.

 

Кто-то кому-то там позвонил и сказал: "Всё, больше терпеть нельзя".

И Дугина выгнали вместе с Добреньковым.

 

Артём Войтенков: Вопрос – почему Добреньков так долго в МГУ находился?

 

Евгений Фёдоров: Потому, что Добреньков имеет личный огромный авторитет. У него авторитет не меньше, чем у Садовничего.

 

Артём Войтенков: Нынешнего ректора МГУ (ред.: ректор МГУ - Садовничий Виктор Антонович).

 

Евгений Фёдоров: Не меньше. Он имеет личный авторитет, и на каком-то этапе – дожали. Сейчас идёт перегруппировка сил, усиление пятой колонны вообще в России.

 

Я просто вижу по системе:

- Путин поставил вопрос, допустим, бороться с иностранными агентами, закон проводил. Сейчас же этого нет.

- Его указания по деоффшоризации (а это борьба с пятой колонной в бизнесе) – полностью проигнорированы.

 

Понятно, что концентрация на Украине, но произошло на этом фронте внутри страны очень серьёзное отступление. И оно проявляется во многих деталях, в том числе ситуация в МГУ. Наступает пятая колонна.

 

Я вообще хочу сказать.

Мы сейчас проводили анализ с экспертами. С точки зрения Соединённых Штатов Америки в России началась оранжевая революция или интервенция. И началась она приблизительно месяц назад.

 

Мария Катасонова: С какого момента?

 

Евгений Фёдоров: С момента запуска решений по Санкт-Петербургу. Объясняю: уже понятно, что американцы начинают атаку на Россию с удара по Санкт-Петербургу. Первый удар будет оттуда – в сентябре месяце во время выборов губернатора.

 

Артём Войтенков: То есть – они хотят поставить там своего губернатора?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Им не нужен свой губернатор. Им нужна Россия, а не какой-то там Санкт-Петербург.

 

Они рассчитали, что в Санкт-Петербурге более слабая позиция – уязвимое место. Любое наступление идёт там, где слабее. Почему слабее? Потому что традиционно оппозиционный город. Если баланс оппозиции в Москве процентов тридцать, то в Питере под сорок (потенциальный). Расстановка сил, либеральные взгляды… Питер же город трёх революций. Это не случайно.

 

Артём Войтенков: Он более западный.

 

Евгений Фёдоров: Менталитет формируется определённый. Там крепче позиции, плацдарм, база.

Во-вторых, символически крупный город, город Путина. То есть это удар по Путину через Питер – это, как удар по России через Украину. Американцы это понимают.

 

Недели две-три назад, посол США проводил закрытую встречу в одном из театров в Москве. Где он открыто сказал, что первый удар мы нанесём в Питере в сентябре во время выборов.

 

Дальше уже пошло: я знаю, там американцы через пятую колонну продавливают, чтобы там была Дмитриева.

 

Артём Войтенков: Что значит "удар"? В чём это будет выражаться?

 

Мария Катасонова: Фактически Майдан будет в Питере. Начнётся.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это начинается раскачка.

Вот говорят оранжевая революция. Правильнее сказать – интервенция. Революция как бы внутри процесса, а интервенция – извне процесса.

Когда мы говорим об оранжевой интервенции, то это - форма вторжения. Вот как десант, как вторжение иностранных войск в военной обстановке.

 

И форма вторжения. Как и любое вторжение, происходит там, где слабее, там, где лучше подготовлено. И американцы концентрируют свои силы под оранжевую интервенцию на определённых участках. У них тоже есть участки наступления. И они выбрали в качестве такого участка Санкт-Петербург. И процесс запущен. Процесс поддавливается.

 

Вообще вся эта история с досрочными выборами в Питере, она не случайна – идёт поддавливание процесса.

- С одной стороны пятая колонна в России подыгрывает как бы.

- А с другой стороны – идёт давление как бы через улицу.

 

Это всё совместные вещи. Они выбрали это относительно слабое звено и начинают атаку здесь.

Что это значит?

 

1. Дадут на питерские выборы денег столько, сколько смогут освоить все кандидаты. Естественно, кандидатам дают всем, кроме Полтавченко. Они получат предложение получить любое количество денег. Причём, им не скажут "меняйте идеологию".

- "Делайте что хотите. Вот вам просто мешки. Делайте, что хотите".

Это первый фактор.

 

2. Второй фактор. Они направят в Питер ту подготовленную молодёжь, боевиков, которая подготовлена на Украине. Причём, при необходимости выдадут им российские паспорта. Общий объём подготовленных американцами боевиков для России составляет от пятидесяти до ста тысяч человек. Теперь тысяч на базе Украины. Естественно, вы их ничем не отличите. Приходят люди. Которые русские в чистом виде. Вы их не отличите. И такие люди в Питер приедут, поселятся на съёмных квартирах в массовом числе. И их задача будет – осуществить провокации, при необходимости вплоть до военных.

Что это означает? Террористическая деятельность.

 

Как вы понимаете. Для подготовленного американцами Правого сектора проблемы с террористической деятельностью нет никакой. У них нет моральных ограничителей. Выдать им в Питере автоматы, чтобы они там из машины кого-то обстреляли – вообще не проблема.

Эта компонента.

 

Пятьдесят, сто тысяч – это мирная компонента. Как мирная? При необходимости взяли дубины и всё – тоже не проблема.

 

3. Параллельно пятая колонна, которая подыгрывает. Что сегодняшнее появление Дмитриевой в Питере? Конечно, это работа пятой колонны. Как и Навального в Москве в своё время. Это – работа пятой колонны, которая работает через верхушку. Её же продавливают сверху – из Москвы. Это же не снизу. Снизу она барьер не прошла. Но это как примеры. Даже если она по какой-то причине сойдёт с дистанции, американцам есть на кого заменить.

 

Они начали нападение. Это прямой ответ:

- На БРИКС.

- На создание антиамериканской коалиции освободительного мирового движения.

-на наступление на Украине, если сейчас удалось отбить интервентов в Донецке, Луганске (в текущем ключе).

 

Идёт другая форма вторжения в Россию. Просто та – военная, а эта – как бы не военная. Но это оранжевая интервенция – она везде одинаковая. Тот же посол США, который в Россию сейчас назначен – вообще специалист по этим революциям. По успешным! Он лично провёл таких революций уже две: в Грузии и на Украине. Успешных, т.е. с заменой президентов. Поэтому для него эта технология просто отработана (лично для него). Американцы двадцать интервенций провели такого типа, но он лично – провёл три. Именно они определили Питер, как главную базу вторжения.

 

Дальше задача.

Воткнуть в Питер – запустить там нестабильность, раскачать ситуацию. Если удастся – вытащить на второй тур ситуацию.

- Второй тур – это просто вооружённое восстание будет, это уже понятно.

- Если не будет второго тура, то будет мощное уличное давление: провокации, драки. Будет система дестабилизации – это уже понятно, очевидно.

 

Почему я и говорю, что (вы можете даже в ролике поставить в заголовок) – оранжевая интервенция против России началась.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, правильно мы понимаем, - Соединённые Штаты сделали ставку не на Москву в качестве протестов (внутренних протестов), а на Питер.

 

Евгений Фёдоров: Они сделали ставку на ряд точек: Питер, Калининград…

 

Мария Катасонова: Если в двенадцатом году они так массово через Москву пытались это всё провести, то сейчас будут то же самое делать через Питер.

 

Евгений Фёдоров: В принципе – да. Можно сказать и то же самое. Только с новыми технологиями. Во-первых появился украинский фактор. А украинский фактор это – сто тысяч человек с промытыми мозгами. Это же пропаганда там сейчас работает – из людей делают зверей. У них появилось усиление позиции.

 

Многие люди сейчас смотрят и многие радуются победам на Украине. Там нет побед. Там есть тактические успехи. Там нет побед.

 

Ещё полгода назад рядом с нами была хотя бы нейтральная страна. Сейчас рядом с нами страна, в которой больше сорока миллионов населения абсолютно военно враждебное России. Какая же это победа? Причём с русским населением. Страна, которая может служить прекрасной базой (этого полгода назад ещё не было) для вторжения в Россию оранжевых интервентов. То есть оранжевого типа, современного. Это изменилось коренным образом – баланс сил вокруг России. Мы получили гигантское поражение в геополитическом смысле. То есть, вчера у нас не было врага, а сегодня у нас враг такой же, как мы. По сути – это победа пятой колонны в чистом виде. Вот у нас пятая колонна победила политически. Там она победила военным путём и дальше оттуда – вторжение в Россию. Это очень сильное изменение ситуации.

 

Когда были московские события, этого не было. Там были какие-то люди из Прибалтики, с той же Украины, со всего мира, но они не имели базы вторжения. Сейчас у них гигантская база вторжения. Это принципиальное изменение ситуации.

 

Мы, правда, тоже получше готовы, чем тогда, но всё равно это означает, что в Питере будет настоящая полномасштабная уличная битва. Не хочу сказать война, но это будет полномасштабная уличная битва. И мы можем об этом заранее сказать. И она будет уже в сентябре. Это не значит, что американцы там выиграют всю Россию. Но это означает, что этой битвой они создают плацдарм для уже вторжения в Москву в следующем году.

 

Артём Войтенков: Даже, если они там проиграют, но всё равно – пошуметь они там хорошо пошумят.

 

Евгений Фёдоров: Они, конечно, проиграют. Но надо знать политическую систему. С точки зрения формальной: выборы губернатора – конечно, они не изберут там американца. Но их задача такой и не стоит. Их задача – запустить дестабилизацию.

 

Мы можем изложить сто вещей. Например, они объявят, что выборы там сфальсифицированы. Железно. Что бы ни произошло – они объявят, что выборы сфальсифицированы. Они организуют беспорядки, ссылаясь либо на это, либо на что-то другое.

 

Уже их набор, поскольку это третья революция для посла успешная (ред.: посла США), мы просто видим, что предыдущие – то же самое.

- Это будет мощная работа пятой колонны.

- Это будет странное поведение полицейских в Питере.

- Странное поведение городских чиновников, глав районов, например, которые (вдруг окажется) при, будучи подчинёнными губернатору, будут воевать против него. И это будет найдено: система, следы и т.д. Прикрывать вот эти системы вторжения.

 

Произойдёт набор странных историй. Но они странные истории, если прятать голову в песок, и как у нас давится курс, что ничего не происходит, что нет конкуренции, что ничего такого нет.

А если смотреть в конкурентном плане (мировая конкуренция), то будут совершенно логичные вещи:

- Происходит вторжение в Россию.

- Цель – уничтожение русского народа и государства.

 

А дальше это вторжение разбивается на элементы и этапы. И первый из них этап – это Санкт-Петербург. Это уже понятно. Именно поэтому, я думаю, что НОД объявит мобилизацию программы поддержки нашего отделения в Санкт-Петербурге нодовское, которое сейчас будет подниматься на защиту своего города от иностранных интервентов.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, вы сказали, что и полиция начнёт действовать.

 

Евгений Фёдоров: Странно.

 

Мария Катасонова: Но понятно. Что они действуют по приказу.

 

Евгений Фёдоров: Полиция разная: какая-то странная, какая-то не странная. Начнут появляться какие-то странности.

 

Артём Войтенков: Как в Киеве они делали. Никто приказа не давал наступать.

 

Мария Катасонова: Я вот к этому клоню – в Киеве очень странно действовала полиция. В итоге, когда они уже решили плевать на приказы, было поздно. Неужели эта история никого не научит ничему?

 

Евгений Фёдоров: Давайте, Маша, ответим на ваш вопрос. Трагедия в Киеве произошла несколько месяцев назад. Она закончилась в марте месяце. Хоть кто-то в России проводил анализ? Обратили внимание? Хоть одно ток-шоу.

 

Мария Катасонова: Вы проводили.

 

Евгений Фёдоров: Я – понятно. Я говорю про официальные ресурсы: СМИ, власть.

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Вообще! Происходит гигантская катастрофа, результатом которой смерть десятков тысяч людей, и никого. Хоть одно ток-шоу по проведению анализа. Пускай, ток-шоу, понятно, глупость. Но ничего. Очевидно абсолютно, что в России прикрывается анализ ситуации на Украине – он не пускается. Кем не пускается? Теми же, кто готовит такой сценарий и в Москве, в России, и в Питере. То есть пятой колонной во власти, которая достаточно имеет сил, чтобы заблокировать даже анализ этой ситуации. А нас блокируют информационно. НОД анализ проводит – это очевидные вещи. Но нас блокируют, нас не пускают с этим анализом в СМИ. Наших активистов блокируют информационно в регионах, когда они эти лозунги поднимают. То есть не дают это даже обсуждать.

 

Что такое главное в оранжевой интервенции?

Главное в оранжевой интервенции не боевики.

Главное в оранжевой интервенции – технология работы пятой колонны во власти.

 

Как чиновники, генералы, бизнесмены, редактора СМИ вдруг начинают менять свою позицию. Буквально, в течение одного дня, они разворачивают свою позицию и начинают проводить другую позицию - не такую, как они проводили только что, и какую обещали, например, какому-то сотруднику из правительства или ещё откуда-то. Вот этот переворот. И технология подготовки этого поворота: как идут коммуникации, которые заставляют чиновника предать свою Родину в конкретный момент, в конкретном плане.

 

И второй момент. План, который формируется в Соединённых Штатах Америки и где сто пунктов мелких предательств, в совокупности приводящих к результату. Чиновник же не выходит на главную площадь: "Я предаю". Хотя на Украине и это было. Вспомните историю с начальником пограничной службы, который заявил, что он собьет главнокомандующего, если тот не выполнит приказы США. Там было и открытое предательство. Но большинство предательств (99%) всё-таки было скрытое.

- Например, ему (генералу) нужно защищать какой-то объект, а он не вышел. Говорит: "Я проспал".

Ну, проспал. Не поймёшь. Может выговор ему объявят. Вроде он предательство не совершил. Но он вписан в план предательства. И его "проспал" есть элемент этого плана: он "проспал" в нужно время, в нужном месте, и это место и время было захвачено специально подготовленным отрядом, который знал, что он "проспит".

 

Вот это – технология. Её никто не анализирует. Её запрещено анализировать. А это значит. что её запускают (сто процентов) у нас те же люди. Анализ этой технологии и есть метод борьбы с оранжевыми интервентами - анализ, которого не производится. И уж тем более, к нему не готово ни общество, ни государственные чиновники, ни полиция, вообще никто. Раз не анализируют, то, естественно, готовности нет. Если бы анализировали, то была бы готовность, понимание, что "проспал" не случайно, что надо на всякий случай предупредить двух генералов: один предаст, а другой выйдет вовремя.

 

Методы борьбы, потому что перевес сил есть.

Очень важная компонента в этом предательстве – скрытность технологии.

Которая на самом деле не скрытная, а запрещено её изучать и анализировать.

 

Артём Войтенков: Замалчивают.

 

Евгений Фёдоров: Сознательно замалчивают. Как только начали замалчивать технологию иностранной интервенции на Украине, это означает. Что в России готовится то же самое. Сам по себе факт замалчивания есть первый этап подготовки.

 

Артём Войтенков: Какие ещё города кроме Питера?

 

Евгений Фёдоров: Удар будет по Питеру. Вспомогательные удары: Калининград, Дальний Восток, Кавказ (через терроризм), Крым – вот основные точки, которые американцы выбрали. Москва, конечно, попытаются тоже. Пытаются на Урале, кстати, они хорошую базу создали в Екатеринбурге (американцы), базу вторжения.

 

Артём Войтенков: И всё это будет одновременно в сентябре.

 

Евгений Фёдоров: Всё будет согласовано. Конечно.

 

Мария Катасонова: Не даст силам, которые будут пытаться противостоять, национально-освободительным силам сконцентрироваться в каком-то одном месте, чтобы задушить это всё.

 

Евгений Фёдоров: Задача – чтобы национально-освободительные силы не стали системой. Силы-то есть, но они не имеют доступа к системе принятия решений в государстве. Там Путин, но решения принимает не Путин в государстве. В государстве решения принимают чиновники второго уровня. А эти чиновники второго эшелона управляются со стороны США технологически. Поэтому команды Путина они просто не пропускают вниз. Мы это видим повсеместно – та же деоффшоризация. Они напрямую работают на американцев, чиновники как бы второго эшелона, через разные механизмы. Почему они на них работают? Потому, что американцы их продвинули на эту кадровую должность и подобрали, в том числе по взглядам либеральным, например. Потому что они интегрированы в систему через угрозы и коррупцию. В отношении их имеются компрометирующие материалы и американцы предоставляют индульгенцию: защищают и прикрывают. И если они не будут обслуживать американцев, то сядут в тюрьму – их в России посадят в тюрьму не только милиционеры пятой колонны, но и честные милиционеры (полицейские). А как? Ему дали материал о коррупции чиновника – он обязан его посадить. Да ещё и денег дали, чтобы посадил. Что не посадить в такой ситуации? А вот сам материал по коррупции был основанием, чтобы этого чиновника на эту должность назначили. Вот эти технологии.

 

Дети за рубежом. Представьте – арестовали ребёнка за рубежом, где-нибудь в Лондоне на учёбе. Это удар посильнее будет, чем арест замка. Замок, конечно, жалко, но можно пережить.

А вот арест ребёнка, которому, допустим, угрожает:

- если в Америке арестовали, то смертная казнь;

- если в Лондоне, то пожизненное заключение.

Это совсем другая история – этого чиновника можно брать тёпленьким.

 

Есть целый набор методов, с помощью которых идёт эта работа. Они есть главный элемент оранжевой революции. Не боевики, пускай их даже сто тысяч. Главный элемент оранжевой революции – пятая колонна во власти.

Они будут дозировано предавать страну, поэтапно предавать страну по плану, разработанному в Соединённых Штатах Америки, ответственный за который – посол США Джон Теффт.

 

Задача, которую американцы ставят вокруг игры выборов мэра Питера – запустить идеологему (отработать) свержения Путина: схему, по которой потом можно будет работать со всеми гражданами России. Отработанную схему, отработанную на телевизор, в публичной сфере. И которая позволит уже на следующем этапе (следующий год или чуть позже) уже поджечь всю страну. Это именно десант: десант и захват плацдарма – так военным языком. Плацдарм он не решает вопросов войны, но он решает вопрос подготовки уже к генеральному наступлению. Для этого и Питер.

 

Мы очень серьёзно рассматриваем ситуацию в Питере. Это не значит, что в Питере победят. Такой задачи нет – победить и сделать Питер свободным от Путина. Нет.

 

Есть задача – начать наступление через Питер.

 

Артём Войтенков: Понятно.

Теперь с вопросом Украины хотелось бы немножко разобраться. А точнее даже с Крымом. Насколько я понимаю, основная задача (вы объясняли уже это несколько раз), что разжечь войну самое главное. И получается, образование вот этой Новороссии очень хорошо туда подходит. То есть, если бы даже там не возникли протестные движения, их бы всё равно организовали сами американцы, и сами бы всё этот дело направили, и сами стычки сделали, и вперёд. Это первый вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Они это делают через пятую колонну в России, да.

 

Артём Войтенков: Второй вопрос. Присоединение к России Крыма. Как я уже сейчас вижу, получается, что Крым американцы отдали, по большому счёту, спокойно, чтобы там создать точку напряжённости.

 

Евгений Фёдоров: В принципе, да. Ловушка.

 

Артём Войтенков: С одной стороны они у себя принимают закон, что мы присоединение Крыма вообще не считаем законным и наши самолёты и суда могут там плавать, как хотят, и летать над Крымом, как хотят. Нам, в общем-то, по барабану всё. А с другой стороны мы видим, что сейчас в Крым стягиваются наши войска с хорошим вооружением. То есть, специально создаётся вот такой очаг там.

 

Евгений Фёдоров: Он был создан, конечно. Он был создан специально такой очаг. При его создании огромное количество людей действовало искренне, но там конечно, на мой взгляд, были и планировщики из США, которые не стали, скажем так, вставлять палки в колёса этому процессу. Одно то, что разрешили вывести людей на улицы Москвы, уже показывает американский след.

 

Артём Войтенков: Да? А все говорят, что вот Путину надо вывести, - он вывел при присоединении Крыма.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Путин, конечно, может сколько-то вывести. Но, во-первых, ему слово даже для этого не дадут, чтобы он даже кого-то вывел. Нет коммуникаций. Коммуникации в руках американцев. Средства массовой информации, коммуникации в интернете, - они их контролируют. Они планировщики в этих вопросах. Поэтому, вышли-то искренние люди.

 

Артём Войтенков: Ну да, проголосовали искренние.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но на манипуляцию как бы дали этот ресурс - конечнАртём Войтенково с согласия американцев. Они не возражали.

 

Артём Войтенков: Да, но получается тогда, что присоединение Крыма все расценивают, как победу России и победу Путина. А на самом деле, это, в общем-то, не победа. В тактическом смысле, да, - это победа. Но, в более дальнейшем развитии получается, что там ещё не известно.

 

Евгений Фёдоров: Всё зависит от того, о чём вы говорите.

- Если вы говорите о войне на оборону России - это поражение.

- А если в войне на наступление - это победа.

 

Артём Войтенков: Да, но сейчас мы имеем две.

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите, Артём. Для анализа это делается очень просто. Берёте обратный отсчёт. Берёте технологию обратного отсчёта, аналитическую. Делаете обратный отсчёт. Какой вы видите мир, допустим, через пять лет? И от этой даты отсчитываете технологию, что нужно для этого сделать. Если вы мир через пять лет видите свободным, как его видит Путин:  свободный от американцев, от однополярного мира. Он об этом публично многократно заявил, и он это делает. Но делает и при этом видит, иначе бы не делал. То, в этом случае, Крым – это победа. Почему? Она мобилизует через поражение, через удары по России, тактические, она мобилизует Россию. Может быть, это и не получится, но это мобилизует Россию. То есть, создаёт условия напряжения, точку напряжения, в которой не обязательно Россия проиграет. А может, это единственный способ мобилизовать её. Как бы он ещё зачистил пятую колонну, если бы в России не начались эти проблемы? Никак.

 

Артём Войтенков: А он её и не зачистил.

 

Евгений Фёдоров: Пока. Ещё пока мы говорим слово пока.

 

Артём Войтенков: Как-то времени уже прошло.

 

Евгений Фёдоров: А военный путь зачистки вы его не считаете? А военный путь зачистки возможен только в условиях осадного положения, например.

 

Артём Войтенков: То есть, это даёт большие полномочия.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. То есть, ещё пока рано об этом говорить. Мы только в начале. То есть, пока произошла ситуация, если виртуально, как и всегда в истории происходило: на нас напали, но, обычно в истории мы в результате победили.

 

Но, между напали и победили, проходит тяжёлый путь испытаний с очень большими рисками, жертвами, и не обязательно светящей в окно победы. То есть, в подсознании в неё верят. Верили в победу в 41-м году до того, как у Москвы отбили врага? Не обязательно. Многие не верили. То есть, вот так посмотрите на ситуацию.

Поэтому, да, это как бы, многослойный пирог с точки зрения планировщиков:

- То есть, тактически – победили.

- Средне тактически - проиграли, вы правы.

- А долгосрочно, стратегически - это может стать основой для дальнейшей победы.

 

Артём Войтенков: Или поражения.

 

Евгений Фёдоров: Мы ускорили события. Вот кто ускорил события? Поскольку, первый удар был за американцами, то ускорили события они. То есть, они создали ситуацию с Крымом и запустили вот этот маховик. Они же дали команду возмутиться тем, что Янукович что-то не подписал, и запустили процесс. Совершенно официально. Поэтому, игра их. Они сделали шаг. Первыми белыми были американские фигуры. Они сделали первый шаг этой пешкой на доске. И дальше уже началась партия. А дальше, как говорил Наполеон - "война план покажет".

 

Мы можем знать одно: мы вступили в войну. И для нас важно (НОДу) сказать гражданам честно и открыто:

- "Вы находитесь в состоянии войны, в государстве, которое воюет. А значит, вы должны сделать выбор, и должны предпринять действия, адекватные вашему положению. Если вы эти действия не предпринимаете, вы проигрываете войну".

Вот о чём речь. Но напали на нас, конечно.

 

Новороссия. Само по себе, проект Новороссия - ничего плохого нет. Это хорошо. Важно - этот проект конечный, или проект промежуточный? Вот в чём вопрос.

 

1. Если этот проект конечный, то это - сепаратизм, расчленение Украины, и мы говорим о том, что пятая колонна в России проводит проект под названием "конечный проект Новороссия". Не сама Новороссия, а вот "конечный проект Новороссия". То есть, это сепаратизм, это расчленение Украины, это война, это НАТО в Харькове. Вот задача пятой колонны в России. И это формирование враждебной страны Украины для цели вторжения в Российскую Федерацию. Вот технология пятой колонны в России под названием "Новороссия".

 

2. А теперь, Новороссия – хорошо. Новороссия, это промежуточный этап, первая база сопротивления против иностранных интервентов, партизанская республика. Но цель сопротивления - освобождение всей территории даже не Украины, а всего бывшего Советского Союза. Почему Стрелков и пишет на бумагах, что он военный руководитель народно-освободительного движения. Потому что нет рядом даже никакого сепаратизма и местничества. Это - отражение вторжения на территорию Украины.

 

Как бы две силы сошлись: силы национально-освободительного движения, путинская в том числе, и силы пятой колонны как бы сошлись на слове "Новороссия":

- Но для одних это этап для освобождении Родины.

- А для других это конечный проект, который должен похоронить Путина.

 

Мария Катасонова: Просто Артём сказал то, что американцам выгодно очень -  военные действия на Юго-востоке Украины. В том контексте, который Артём сказал, я считаю, это немножко неправильно. Конечно, военные действия, это всегда плохо. Но, если бы они не дали отпор, то НАТОвские базы могли бы появиться не в Харькове, а в Донецке.

 

Евгений Фёдоров: Артём сказал "военные действия". Кто осуществил военные действия? Что, Донецк напал на Киев?

 

Мария Катасонова: Нет, Артём сказал не то, кто начал. Он сказал, вот эти действия продолжаются, то это плохо.

 

Евгений Фёдоров: Если вы говорите, что военные действия, то вы говорите, имея в виду, что их начал кто-то. Они не возникли с неба, они кем-то начаты. Их начали американцы. Они вторглись и в Киев, и в Донецк. А дальше были ответные действия. Это другая совершенно логика. То есть, военные действия на территории Украины американцы ведут. Не донецкие.

 

Мария Катасонова: Я с вами в этом не спорю. Просто, в том контексте, в котором сказал Артём, мне очень сильно резануло слух.

 

Евгений Фёдоров: Значит, мы этот момент разъяснили.

 

Мария Катасонова: Да, просто людям разъяснить, чтобы люди не обижались.

 

Евгений Фёдоров: Речь идёт об американцах. Речь идёт о военных действиях Соединённых Штатов Америки на территории Украины силами пятой колонны интервентов и карателей из числа местного населения. И коллаборационистов  во власти.

 

Артём Войтенков: А Порошенко, почему поляки охраняют?

 

Евгений Фёдоров: Поляки. Вчера я общался с ними. Там, вообще-то говоря, только румын положили около двухсот человек. А вы говорите про поляков. Там в полном масштабе воюет НАТОвская армия. Там зелёные человечки - НАТОвская  армия.

 

Мария Катасонова: А сегодня ещё прислали технику.

 

Евгений Фёдоров: Это НАТОвцы. Это война Соединённых Штатов Америки с Россией на территории Украины. Это продолжение войны с Советским Союзом. Почему мы и говорим, что Стрелков - это народное освободительное движение всей территории СССР, России в том числе. Он умирает там, его солдаты, для того, чтобы не было бомбёжек Москвы, это однозначно. Как это в истории многократно и было.

 

А пятая колонна, мы же всё-таки, политическую компоненту смотрим, задача её - подрезать у Стрелкова сухожилия: не дать ему техники, перекрыть границу, а самое главное, выбить из-под него идеологическую основу. То есть, воткнуть туда проект сепаратизма для того, чтобы убрать из голов людей желание умирать за свою Родину.

- Потому что, за сепаратизм никто умирать не будет.

- А за освобождение от иностранных интервентов, то есть, бойцы Отечественной войны, - конечно, будут. Это наш дух, это наша суть русского человека. И мы так делали всегда. Вот за это идёт борьба.

 

Если пятой колонне в России, в том числе в Москве, удастся переломить дух, подсунув эти идеи сепаратизма, куда вкачиваются гигантские деньги. Одно совещание депутатов Госдумы в Москве, где разрабатывалась идеологема Новороссии (было несколько дней назад) чего стоит. Это же большие деньги и огромная организация. Это сверху только команда может быть на это. То есть пишутся целые учебники истории Новороссии, выступают профессора, говорят о том, что Украина это страна, в которой есть плохие украинцы и хорошие русские. Это всё оттуда. Американцы словами Правого сектора говорят, что есть хорошие украинцы и плохие русские ("ватники"). А наши в Москве говорят: "Есть хорошие русские и плохие украинцы".

Нет русских и украинцев. Это - один народ. Это изначально ложь. И на этой лжи строится государственная политика. Пишутся тома истории, учебники, программы, вкачиваются гигантские деньги. Это пятая колонна в чистом виде.

 

Но теперь какой практический вывод? Сегодня да, на Украине произошло что? Тактическая победа. Отбили иностранных интервентов. Будем уже говорить об этом чётко. Наступление американцев на территории Украины против партизанских республик Новороссии сорвалось, провалилось. Было убито огромное количество наёмников. Я говорю, румын около двухсот по данным. Причём, румыны были в своей форме - в чёрной, даже не стали переодеваться. Это говорят местные жители. Когда Грады накрыли как бы украинскую колонну, это была румынская. Часть колонны были румыны. Там же поляки. Там войска НАТО в полном объёме воюют. Поэтому и охрана. Нет такого должностного лица Порошенко. Кого охраняли немцы в Великую Отечественную войну? Кто охранял в Великую Отечественную войну бургомистра Киева?

 

Артём Войтенков: Немцы.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, немецкая комендатура. Хотя, бургомистр был украинец, житель Киева. То есть, он не немец был. Он был житель Киева, а охраняли его немецкие солдаты. Всё правильно. Так и должно быть. По-другому не может быть. Потому что, нет такой фигуры, как Порошенко, как самостоятельная фигура. Это Маньчжоу-Го, Пу И. Вот он такой Пу И. Кто он такой? Вообще никто. Там всё делали японцы, я про Монголию говорю, там всё делали японцы. Я про Монголию говорю - Манчьжоу-Го. Какой это Порошенко? Это Пу И, у которого вообще нет никакой власти. Максимум, ему слугам разрешено чего-то наливать и ему пишут американцы речи, всё.

Поэтому, это - обычное вторжение обычных иностранных интервентов.

Мы постоянно об этом говорим. И опять же, вернёмся к сегодняшней вещи. Всё-таки, у нас практическое обсуждение. Не только теоретическое, но и практическое.

 

Итак. Произошла победа. Что делать дальше? То есть, силы народно-освободительного движения Украины, силы ополченцев Отечественной войны, сопротивления победили в конкретной битве за Донецк и Луганск. Дальше возникает вопрос: с точки зрения Новороссии и пятой колонны в России, они должны зарыться в землю и праздновать победу.

 

Артём Войтенков: До следующего авиационного удара.

 

Евгений Фёдоров: Да. А с точки зрения Стрелкова и народно-освободительного движения?

 

Мария Катасонова: Идти дальше, освобождать всю оккупированную территорию.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вплоть до станции Чоп. Вот так.

 

Артём Войтенков: Станция Чоп, это где?

 

Евгений Фёдоров: Это на границе с Венгрией. Вот так. Так устроена система. Вроде бы, какая ерунда - Новороссия, или Отечественная война. В чём разница? Война одна и та же. Солдаты одни и те же, автоматы одни и те же, Грады те же. А вообще другая логика. И от того, как сейчас пойдут события, и мы поймём - кто управляет сутью процесса.

 

Артём Войтенков: Кто управляет Новороссией. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Да, если зароются в землю - всё понятно. Если начинают наступление и сбрасывают интервентов, значит, руководит основным процессом, люди (ну, под руководством Путина, конечно, идеологически) национально-освободительного движения. Всё просто. Причём, это просто видно: перейдут они в наступление, или нет.

 

Мария Катасонова: Обещали перейти.

 

Артём Войтенков: Ну, увидим. Обещать-то можно много чего.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, попробуйте, перейдите, когда вам режут запястья. Когда перекрывают границу, когда перехватывают добровольцев из России и судят их за статью наёмничество, о чём я говорил, и всё остальное. Попробуйте. Это такая история не простая. Это настоящая война, в которой главная проблема России - пятая колонна в России. И вообще, Украины тоже. Поэтому, эта борьба, когда закончится, она не на полях сражений закончится. Она в тиши кабинетов ведётся. Кто верховодит: чиновник из пятой колонны, или люди Путина? Вот вопрос, главный для нас.

 

Мария Катасонова: Очень была такая показательная история с тем, что буквально вчера нашу границу пересекли порядка двадцати военнослужащих Украины. Это обычные люди, призывники, которых забрали там на несколько недель, дали оружие и сказали, что если ты не будешь воевать, убьют твою семью, твоих родителей. И очень показательно то, что когда они попросили помощь, когда они подошли с белым флагом к границе России, наши не просто оказали им первую медицинскую помощь, они отвезли их в госпиталь, там провели сложные операции. Ваша оценка этих действий? Это ведь уникальная, мне кажется, черта русского народа, русского человека.

 

Евгений Фёдоров: Русский народ-то само собой. Но вообще-то решение принимал совершенно конкретный командир. Я вам скажу, командир, который принял это решение их вылечить - это сторонник народно-освободительного движения.

 

Мария Катасонова: Нет, я имею в виду то, что если бы аналогичная ситуация была наоборот, мне кажется, наших солдат бы просто расстреляли.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Когда решением суда, вот у меня на столе где-то есть, выдаются активисты антимайдана украинским властям, для целей расстрела, это что? Решение русского народа?

 

Мария Катасонова: Но это не аналогичные ситуации.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, их же не русский народ отправил в госпиталь, а командир. Правильно?

 

Мария Катасонова: Но наши, когда подошли к ним, они не добили их.

 

Евгений Фёдоров: Это умный командир, а главное - патриотический и  понимающий логику событий. В сумме это выглядит, как решение русского народа, я с вами согласен. Но, конкретное решение было командира, который в данном случае интуитивно принял абсолютно правильное решение. Почему? Потому что, мы не с Украиной воюем и не с украинскими солдатами. Мы воюем с американскими интервентами, которые завербовали, в том числе, путём промывки мозгов, это и есть спецпропаганда, украинских парней. А украинский и русский одно и то же. И нам эти солдаты, вылеченные, будут потом воевать в наших рядах.

 

Мария Катасонова: Вот к основному вопросу подошли. Очень многие патриотически настроенные блоггеры, эксперты, они называют то, что сейчас происходит на юго-востоке, они называют это не Отечественной войной, а гражданской войной.

 

Евгений Фёдоров: Гражданская война – термин из пятой колонны. Потому что, гражданская война подразумевает мотивацию, в которой отсутствует иностранный интервент. То есть, если вам человек говорит,(а я видел по телевизору многие ведущие, он - сознательно, многие - не сознательно. Понимаете, если по телевизору диктор что-то говорит, то ему обычно кто-то это написал. Потому что, знаю, как работает телевидение. Кто ходит, знают. У них такой суфлёр, в котором редактор всё пишет. Там диктор ничего не придумывает.

 

Артём Войтенков: Да, перед ним экран просто стоит.

 

Евгений Фёдоров: Так вот, редактор, когда пишет гражданская война, этот редактор работает на американцев, на пятую колонну. Потому что, он врёт. Это враньё. Это не гражданская война. То есть, она выглядит, как гражданская война, но это война с иностранными захватчиками интервентами. Которые, интервенты опираются, в том числе, на местные кадры, это понятно. Они всегда опирались. Но это - иностранная интервенция, её основа.

 

Поэтому, когда слова "гражданская война", это как раз, очень просто. Как вот в НОДе - очень легко решить. Мы, наверное, единственная организация, штабы НОДа, у которой нет вообще проблем  с точки зрения оценки ситуации.

 

Если ты, политик, например, считаешь, что Россия страна, управляемая из-за рубежа, значит, ты изначально НОДовец. То есть, ты понимаешь события, ты реалист, и значит, ты НОДовец. Там может возникать, активный, неактивный, но ты правильно понимаешь ситуацию.

 

Если говоришь, что не управляется из-за рубежа, значит, ты - пятая колонна. Но я говорю, не из числа людей, которые не разбираются, а те, которые хоть немножко специалисты: чиновники, депутаты, политики. Он хоть чуть–чуть должны понимать процессы. А не просто, знаете, дворник вышел, он вообще не понимает о чём речь. Такие тоже есть. Вот очень просто. Так и здесь.

 

Если ты говоришь, что это гражданская война, ты - пятая колонна.

Если ты говоришь, что Отечественная война, что народное освободительное движение, и так далее, ты - народное или национально-освободительное движение. Ты на стороне России. Всё просто.

 

Поэтому, НОДы всегда и побеждают, потому, что в них легче с точки зрения свой-чужой. Всё можно легко распотрошить эти все обёрточки, как в капусте, и там понятно - кто.

 

Артём Войтенков: Они все говорят, что это гражданская война.

 

Евгений Фёдоров: Пятая колонна говорит. Это организованная пятая колонна.

 

Мария Катасонова: Многие не говорят, что это гражданская война.

 

Артём Войтенков: А что говорят?

 

Мария Катасонова: Кто-то говорит, что это просто война. Кто-то говорит Отечественная война.

 

Артём Войтенков: Ты имеешь в виду из телевизора?

 

Мария Катасонова: Да, по телевизору я где-то слышу гражданская война, где-то слышу просто война.

 

Артём Войтенков: Отечественная война - слышишь?

 

Мария Катасонова: Отечественной война - нет. Но всё равно, просто война и гражданская война, это тоже по-разному звучит.

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите.

На самом деле очень легко узнать, кто пятая колонна.

- Если слова "гражданская война" для специалистов, значит, пятая колонна.

- Если слова "армия Украины бомбит", например, Донецк, значит, пятая колонна.

Не обязательно человек пятая колонна. Команда поступила, и идёт система манипулирования. Значит, пятая колонна. Всё очень просто.

 

- Если он говорит "ополчение, движение сопротивления", значит, народно-освободительное движение.

- "Отечественная война" - народно-освободительное движение.

 

Мария Катасонова: А если "каратели"?

 

Евгений Фёдоров: Каратели – нейтральный термин. Каратели кого?

 

Мария Катасонова: Просто каратели.  Карательная операция.

 

Евгений Фёдоров: Карательная операция – это правда, просто она не отвечает на вопрос. Это из другого немножко.

 

Мария Катасонова: Просто часто говорят именно "карательная операция".

 

Евгений Фёдоров: Говорят, потому что, боятся другое сказать. Ну, как бы, не понимают люди, и тогда выбирают нейтральный термин. "Карательная операция" – нейтральный термин.

 

Артём Войтенков: Ты же не можешь сказать по первому каналу, что американские солдаты, американские военные бомбят русских людей.

 

Евгений Фёдоров: Многие журналисты, редактора понимают о чём я говорю, и они пытаются уклониться от линии. То есть, они не называют вещи своими именами. Потому что, абсолютные враги, они просто говорят, что это там, допустим, сепаратисты, террористы. Это понятно. Нейтральный термин – "ополченец". Но если ваш редактор говорит "ополченец, которого бомбит украинская армия", этот редактор работает на пятую колонну.

 

Объясняю почему. Потому что, украинская армия, как и русская, итальянская, французская, это легальный термин, то есть, законные войска. Слово украинские законные войска. И по отношению к этому слову "ополченец" – это незаконное формирование. То есть, он изначально закладывает вам в мозг идеологему, то есть, пропаганду, что незаконные вооружённые формирования ополченцев ведут войну с законными войсками Украины. Плохие ребята с хорошими.

 

Мария Катасонова: А если говорят ополчение ЛНР, ДНР. То есть, ополчение определённого государства, пускай самопровозглашённого.

 

Евгений Фёдоров: Это нейтральный термин. То есть, это уход от ответа.

 

Мария Катасонова: Но они же уже признают в таком случае, получается, и ЛНР и ДНР. Ведь раньше даже такого не было. Раньше говорили область. Потом говорили, что самопровозглашённая ЛНР.

 

Евгений Фёдоров: Согласен. Это нейтральный термин с окраской небольшой в сторону как бы народно-освободительного движения. Но это нюансы.

 

Мария Катасонова: Но борьба значит идёт?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А кто вам сказал, что нет? Если бы борьбы не было, России бы давно не было. Конечно, борьба идёт. Идёт борьба на всех уровнях. На всех этажах. Идёт борьба, в том числе, за правду.

 

У американцев и англосаксов всегда сильна пропаганда, исторически, как у всех бандитов. Поэтому, борьба за правду в России, это форма борьбы с Соединёнными Штатами Америки или с Англией. Это наша форма конкурентной борьбы с этими нациями. Борьба за правду.

 

Мария Катасонова: Они увидели угрозу. Их последнее собрание (я не помню только НАТО, не НАТО), но только уделили вопросу российской пропаганды отдельную тему. И они очень были взволнованы тем, что Россия начала как-то более уверенно стоять в информационном пространстве.

 

Евгений Фёдоров: Это может значить только одно. В-первых, это официальная  позиция США, был официальный сленг. И означает только одно – призыв усилить войну против России.

То есть, командующий США сказал:

- "Так, почему вы не побеждаете?"

Ему генералы доложили.

Он сказал:

- "Значит, усильте работу".

Это эзоповым языком он сказал. Вот и всё. То есть, он дал команду мобилизоваться и усилить обстрелы Донецка, Луганска и давление на Россию, назвав это, что она побеждает в информационной войне. Ну, это ясно, как любой командир.

Докладывает командир:

- "На нас наступают, мы отступаем, враг побеждает".

Вот так и сказали - враг побеждает. В данном случае, мы для них враг. Вот и всё. Соответственно, дайте больше денег, сил, оружия, для того, чтобы эту победу нейтрализовать.

 

Артём Войтенков: Так они у себя и приняли уже, по-моему, в третьем чтении этот закон, 722.

 

Мария Катасонова: По этому же закону сейчас Внешэкономбанк, Газпромбанк, Роснефть - это всё по этому закону.

 

Евгений Фёдоров: Идёт борьба. Вот, смотрите, вокруг санкций, ещё раз обратим внимание, это всё очень простая вещь.

 

Все санкции направлены против реально пятой колонны, в том числе и в экономике. И даже механизмы санкций.

Американцы говорят:

- "Мы не дадим вам деньги на инвестиции".

То есть, американцы признают, и это правда, что в России денег своих на инвестиции нет. А почему нет? Потому что, у нас недоразвитая экономика и мы внешнеуправляемая страна, в которой нет института национальных инвестиций. Но Россия богатая страна? А почему в ней нет денег?

 

Артём Войтенков: Дураки, потому что. Дураки и дороги.

 

Евгений Фёдоров: Полторы тысячи лет не были дураками, а тут стали. Чтобы стать богатыми, надо, чтобы как бы не были дураками. Дурак не может быть богатым. Значит, система. Какая система? Система колониальной эксплуатации и внешнего управления. Поэтому дураки. Ясно, какой умный будет подчиняться дяде зарубежному, и отдавать ему всё своё? Поэтому дураки.

 

Но, чтобы решить эту проблему, надо сделать простую вещь - надо просто отказаться выполнять американские команды в области экономики.

- То есть, национализировать Центральный Банк,

- национализировать рубль,

- запустить по низким процентным ставкам внутренние инвестиции и сформировать национальный бизнес, как элемент аристократии страны.

Всё.

 

Такие простые вещи. Их можно сделать за один день. С этого момента американцы не могут нам. Короче, деньги их нам не нужны - мы напечатаем сами. Нам не надо, как Стариков говорит, чтобы их печатала печатная машинка Англии или США. У нас своя печатная машинка их напечатает для нас.  С нулевой инфляцией. Всё просто.

 

Мы что, печатать деньги не умеем, что ли? Зачем тогда нам доллары, если мы можем сами печатать свои деньги? Всё просто. Ничего нет в мире сложного.

И все страны делятся на две категории:

- Если ты колония, то деньги тебе печатают иностранцы.

- Если ты суверенная страна, ты печатаешь сам.

 

Артём Войтенков: Но мы же вроде как сами печатаем?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Нам печатают американцы, потому что, мы рубль выводим на рынок только через биржу. То есть, обмениваем напечатанный рубль на американский доллар путём покупки доллара, то есть, в обмен на ресурсы.

 

Мария Катасонова: То есть, чтобы напечатать рубль, нам нужно сначала заплатить за него реальными ресурсами.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы выпустить в оборот рубль, чтобы он у вас в кармане появился, вам нужно, чтобы Центральный Банк этот рубль поменял на доллар за реальные ресурсы. Потому что, чтобы поменять на доллар, он этот доллар должен купить. А доллар покупается только за реальные ресурсы: за проданную нефть, газ и так далее, Так устроена биржа.

 

Артём Войтенков: А это где-то написано в каком-нибудь законе? Или это такое, по умолчанию?

 

Евгений Фёдоров: Это написано в конституции через статус Центрального Банка, статус национальной валюты и это прописано в законе о Центральном Банке подробно, конечно.

 

Артём Войтенков: В конституции написано, что Центральный Банк сам по себе. А вот именно, что он деньги, а вот это уже в законе о ЦБ.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, конечно.

 

Артём Войтенков: Что эмиссия Центробанка должна быть обеспечена зарубежными активами и так далее.

 

Евгений Фёдоров: В этой проблеме нет экономики. Это политика. Эта проблема решается очень просто.

- 1. С завтрашнего дня принимаем решение о прекращении выплаты дани, что означает отказ от валютных резервов.

- 2. ЦБ снижает процентную ставку с семи с половиной до нуля.

- 3. Отказ от Базеля-3 и ввод системы управления, аналогично как во Франции, в Германии, в Италии и так далее по поддержке национальной экономики.

- 4. Учреждение института национального бизнеса, как института. Государство гарантирует частную собственность национальную и институт национальной частной собственности. Сейчас его просто нет, как института.

 

Вот, набор простых решений. Эти все решения можно принять за один день.

 

- 5. И ещё пятый пункт. Науки это касается. Это переход в области науки, переход на рынок технологий, но это более сложно.

 

Вот эти четыре решения можно принять за один день. И ровно на следующий день у вас конвейер экономики страны заработает не наружу: вывоз капитала, а потом просьба: "Дайте немножечко денег, чтобы мы тут могли чуть-чуть покушать". А вся система заработает вовнутрь страны, закачается внутрь.

 

Артём Войтенков: Кто ж нам даст это сделать?

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите, что Путин делает. Он, опираясь на политическую власть совместную с Китаем, Индией, Бразилией и другими, поднимает национально-освободительное восстание мировое народов, против американской метрополии (однополярного мира) в том числе в области экономики. Там главное решение какое? Это ввод так называемого "пула валют" (ред.: пул валютных резервов БРИКС. Пул в первоначальном объеме 100 миллиардов долларов). Ввод "пула валют" это антидоллар. Вот есть доллар, а есть антидоллар. Но, понятно, чтобы были национальные валюты, они должны быть сильны. Каждая национальная валюта у нас по отношению к доллару не тянет. Поэтому, совместный "пул валют", как антидоллар. Этот "пул валют" из ста миллиардов, которые они сейчас создали. Сто миллиардов - это приблизительно где-то пять-десять процентов национальных резервов всего лишь. То есть, небольшая часть.

 

Артём Войтенков: Чьих?

 

Евгений Фёдоров: Стран-учредителей. Вот, когда из пяти процентов, но их ещё нет, это только объявили, будет сто процентов, вот с этого момента доллар прекратит существование.

 

Что означает? Это означает, что когда из пяти будет сто - пять триллионов долларов будут отменены, как национальные резервы, отданы Соединённым Штатам Америки, чтобы те вернули обратно денежки, что означает дефолт США. Они естественно ничего не вернут, они же не дураки. И означает крах американской империи. То есть, Путин ударил в солнечное сплетение.

 

Другое дело, что этот удар, он только замахнулся, потому что, пять процентов, это только замах.

- Вот, сейчас ждём удар в Питере.

- Удар по Китаю в Уйгурском районе, там у американцев сильные позиции в террористической среде.

- Удар по Индии, с точки зрения отношений с Пакистаном.

- Удар по Бразилии в экономике.

- Удар по России в Питере через оранжевую революцию, на Украине через бомбардировки, заговор против Путина и оранжевая интервенция.

 

Это всё - защита Соединёнными Штатами Америки своего колониального мира. Вот то, что происходит, в системе - это ответ американцев на восстание России и Китая, и других стран. Вот по-русски сказать, это историческая терминология.

 

Артём Войтенков: Вот, хорошо, что вы увя/pзали одно с другим. Потому что, у многих людей с позиция, с подачи наших СМИ, это всё - какие-то разнородные события из разных областей: здесь экономика, здесь война, здесь политика, здесь ещё что-то, здесь майдан.

 

Евгений Фёдоров: Это важная часть власти США на оккупированных территориях. Конечно, они будут работать на них, это понятно.

 

Артём Войтенков: А всё это выливается просто в одну систему, которая действует по разным направлениям.

 

Евгений Фёдоров: Причём, она действует так миллионы лет человеческой эволюции. Это обычная конкуренция наций, разбитая на элементы, вот и всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Спасибо вам за беседу.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо

 

Мария Катасонова: Спасибо большое.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1300 мб)
Видео MP4 640x360 (499 мб)
Видео MP4 320х180 (270 мб)

Звук:
(22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (44 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (47.14 КБ)
FB2 (166.25 КБ)
RTF (494.43 КБ)