Беседа 23 апреля 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 23 апреля 2014.
Разговор об обвинении Виктора Цоя как агента ЦРУ, визите директора ЦРУ на Украину, причине американского вторжения на Украину, народном восстании на Украине, геополитическом капкане США, подготовке московского майдана, расколе российской элиты и поднимающемся русском бунте.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 23 апреля 2014
видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-04-23

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вы на прошлой неделе высказались по достаточно известному певцу Виктору Цою. Это певец времён перестройки. Он и начинал петь уже в разваливающемся Советском Союзе, в девяностые годы.

 

Евгений Фёдоров: Это у вас как повод для разговора? Такой вопрос.

 

Артём Войтенков: Да. Так вы на него наехали, обвинив его в сотрудничестве с западными спецслужбами.

 

Евгений Фёдоров: Не наехал. Давайте вернёмся к подлиннику. Есть ролик, можно всегда посмотреть. В то время действовала программа работы иностранных спецслужб в культурной среде Советского Союза, наряду с другими пунктами. То есть, не только в культурной среде. Для целей ликвидации Советского Союза. Напоминаю, что это была война между СССР и Соединёнными Штатами Америки и их союзниками и соответственно, с союзниками СССР.

 

В рамках этой войны, американцы что сделали?

Они сумели организовать приход агента Горбачёва, своего. Причём, есть информация, что Горбачёв был агент США с молодости, за счёт определённых компроматов на его родственников в период Великой Отечественной Войны. Напоминаю - воюющей державы, то есть, врага Советского Союза (о США – ред). То есть тогда ещё, есть информация, его вербанули. Или полувербанули, или вербанули каких-то его родственников.

 

И понятно, что они вели не только Горбачёва к власти. То есть, изначально они взяли несколько молодых людей, или относительно молодых, американская разведка. Как и советская, кстати, разведка в Америке тоже. То есть, это обычный принцип. И вели, пока у них с Горбачёвым не удалось. Они расчистили ему дорогу, убрали конкурентов - странный скандал с Романовым. Совершенно не советский скандал, что якобы Романов на свадьбу дочери (причём, это ложь) брал тарелки из Эрмитажа, и так далее.

 

Артём Войтенков: Поясните, для тех, кто не знает, кто такой Романов.

 

Евгений Фёдоров: Романов, это главный конкурент был Горбачёва в случае чего? В случае назначения на место Генсека. Убрали Романова (чистили дорогу) не советскими методами. Советскими методами сказали бы, что Романов нарушил марксизм-ленинизм какой-то. А его обвинили, это совершенно не советский тип, что он якобы (чего не было) использовал посуду из Эрмитажа для свадьбы своей дочери, что вообще не советский компромат, сам по себе. То есть, понятно, что там даже видно определённым образом рука американцев в этом скандале. И не только это.

 

То есть, он чистили дорогу и сумели, рассчитав. Например, та же Кондолиза Райз, она руководила направлением по изучению Советского Союза на научном уровне - называлось кремленолог, и институты были. И они сумели это организовать. В рамках этой системной работы. Напоминаю, раз война, то значит, на это тратились огромные деньги - десятки миллиардов долларов ежегодно на политическую работу в Советском Союзе. Другое дело, что Советский Союз прикрывался КГБ, партийными органами, и как бы, не пускали внешние механизмы, как сейчас пускают. То есть, пятая колонна работала не теми методами, как сейчас.

 

Но культурная среда для них была - метод проникнуть на территорию Советского Союза.

- Потому что, это само по себе, будоражащая население вещь.

- Кроме того, сама культура, это основа русской государственности. То есть, в этом плане для нас культура важнее, чем, например, для англичан, или немцев, или французов. Для целей госстроительства важнее. И поэтому американцы это прекрасно понимали, и до них англичане, и они старались бить в культурную среду. И для этого они работали, и все это знали. Напоминаю, в КГБ был отдел, который противодействовал работе спецслужб в области культуры.

 

Ну, если отдел создают, вы понимаете, что такое отдел. Это огромное количество сотрудников. Понятно, что это был существенный фактор. То есть, все понимали, что это существенный фактор. И в ЦРУ были мощные подразделения, которые работали в сфере культуры.

 

И мне, как раз, тот разговор был о чём, что бывшие работники наших КГБ, они просто рассказали о методах работы в этой среде, приведя пример с Цоем, как пример. То есть, не только он один. Это метод был. То есть, этот метод подразумевал, в том числе и работу втёмную. Например, берётся очень хороший артист, он прекрасно воспринимается людьми, харизматичный, умеет петь. И ему, допустим, формируют тексты, которые могли бы направить его слушателей, которых он и так завоевал как артист, в направлении, например, бунта.

 

Я прошу прощения, Глазьев (звонок телефона).

 

Евгений Фёдоров: Да, здравствуйте.

Звонок: Приёмная Глазьева Сергея Юрьевича.

Евгений Фёдоров: Слушаю. Я могу вам, кстати, по двойке позвонить. Позвонить?

Звонок: Сергей Юрьевич находится в удалённом доступе.

Евгений Фёдоров: Он не у вас в кабинете, понял. Всё хорошо, я жду тогда.

Звонок: Будьте на линии, пожалуйста.

Евгений Фёдоров: Да. На линии. Всё, я на связи, держу телефон в руках. Спасибо. Конечно, Спасибо.

 

Евгений Фёдоров: Не могут дозвониться до меня. Так, о чем мы там говорили?

 

Артём Войтенков: Мы говорили о том, что целый отдел работал, и могли использовать певцов втёмную.

 

Евгений Фёдоров: Да. В том числе могли и использовать втёмную, например, подавая им песни, которые на гранты ЦРУ писали специалисты в Штатах. Причём, специалисты по русской культуре, в том числе и мигранты из Советского Союза. В этом плане наиболее серьёзная школа была в Голливуде, которая в том числе и занималась песнями. И тогда наши специалисты установили - это их работа, отделы целые, не то, что один работал. Установили связь между Центральным Разведуправлением, заказанными в культурной среде материалами, песнями, например, и исполнением этих песен для целей в системе, скажем, формирования протестной среды, которую потом можно было бы направить, и манипулировать в рамках ликвидации Советского Союза.

 

Это кстати, очень сильно напоминает киевские события сейчас вот. Может для кого-то это будет понятнее методика. Потому что в Киеве очень много людей, которых эмоционально завели не на враждебности к России, не за то, чтобы Украина стала вассалом Германии и Америки. А просто эмоционально завели на определённых механизмах, и принципах. И вот тогда это тоже использовалось при прикрытии Горбачёва, который сознательно вёл страну к ликвидации.

 

Просто, если мы с вами начинаем поднимать в рамках уголовного дела госпереворот, который ликвидировал Советский Союз организованный Соединёнными Штатами Америки, то мы должны как взрослые люди понимать и методы этого госпереворота, как он работал: как это реально крутилось, каковы системы взаимоотношений. Чтобы было понятно, что пятая колонна, это не только белоленточники, и не только Минэкономики, Минфин, Центральный Банк и Министерство образования, например. Это и средства массовой информации и мощная работа в культурной среде. И кстати, мы это видим.

 

Обратите внимание, на кого сегодня опираются белоленточники в Москве. На организованных ими артистов, например, из культурной среды. То есть, это метод, который американцы опробовали тогда на разных, в том числе и разных исполнителях песен. Этот метод используется и сейчас, до сих пор идёт очень мощная работа, только уже теперь на системе грантополучателей. Тогда втёмную многих использовали, а сегодня уже воткрытую, через систему грантополучателей.

 

И вообще я хочу сказать, дальнейший мостик, когда у нас в России, в культурной среде сейчас происходят странные события. Ну, например, вдруг начинается - все московские театры (двадцать театров) вдруг решено, чтобы они прекратили быть русскими театрами, а начали быть театрами как бы по принципу собаки Павлова, реактивного принципа. Чтобы реагировали на какие-то текущие события, не имея школы культурного строительства. Это тоже работа пятой колонны в Москве. Или, например, когда здесь вот, чтобы было понятно, это связь времён.

 

Понимая, что вообще: политика - это наука. А в науке надо разбираться. То есть, наука любит профессионалов, любая наука. Или, например, когда тот же Политехнический музей, в нём вдруг исчезает экспозиция о мощной истории инженерного творчества в России. Россия источник огромного количества инженерных достижений. И вдруг, эта экспозиция исчезает, вместо неё появляются какие-то стеклянные потолки, и какой-то спектакль о каких-то науках.

 

Артём Войтенков: Институт Гайдара там ещё появляется.

 

Евгений Фёдоров: Да. Самая главная задача этих театров, которые создают сегодня на базе исторических театров, тем самым уничтожая исторически. Вот что такое культура? Культура, это опыт поколений, спрессованных в культурную среду. А это школы, это история, это школы, которые из поколения в поколение передают опыт национального культурного строительства. Вот, что такое. Называют его ещё иногда, классический театр. Нам взамен дают зрелища, заменяющие (причём, это ещё и поддерживает государство, пятая колонна, это финансируют по линии культурной среды), замещающая культурное строительство на манипулирование и, знаете, как с лягушками: электричество дали, лапка дёрнулась. Вот это совершенно другая логика, задача которой - увести от системы стратегического построения культурного пространства, на котором стоит русская нация и её государственность. Поэтому, это не простые вещи. И всё же это же за гранты.

 

Всем этим кто занимался в культурной среде, в российской среде, уже сейчас? Сорос, Институт Открытого Общества, Британский Совет. Это все органы, специально разрушающие русскую культуру на территории России, как пятая колонна. Для того, чтобы выдернуть из нас память. А на базе памяти, через культуру, строится государственное строительство русских. Вот для чего это делается. И начиналось это всё тогда - при Горбачёве. Поэтому, просто Цой, это как пример этого, который мы должны интерполировать на сегодняшний день.

- И тогда мы понимаем, почему на митингах белоленточников участвуют деятели культуры, понимая механизм.

- Понимаем, почему Сорос вкачал огромные деньги, допустим, в структуру разрушения русской культуры в России.

- Понимаем, почему он финансировал учебники истории, по которым учатся наши дети, которые полностью отвергают, что у России есть история.

- Понимаем, почему в России празднуют день России в отношении даты, по которой двадцать лет с небольшим, тем самым отвергая полутора тысячелетнюю историю российского государства.

Это всё не случайные вещи. То есть, это всё надо понимать. И надо понимать, почему, например, за моей спиной находится наш флаг России, триколор, который был в своё время в 45-ом году брошен, как штандарт гитлеровской армии.

 

Артём Войтенков: Подождите, а почему?

 

Евгений Фёдоров: У мавзолея, в День Победы. Потому что, этот штандарт носили подразделения гитлеровской армии, власовские части. То есть, это надо понимать. Вроде бы, подумаешь, ерунда - спел чего-нибудь, песенку весёлую, сыграл спектакль, подумаешь, половой акт в спектакле устроили, в классическом театре. Подумаешь, ерунда. Ничего подобного. Это - технология, в которую вкладывают огромные деньги. Потому что, американцы умеют работать этими технологиями, разрушать своих конкурентов, создавая из них паралич в государственном строительстве. И тем самым, только таким образом они могут их заставить быть рабами, вассалами и колониями. Это всё единая система. И нам это всё придётся изучать. Если русские любят Россию, они должны понимать политические методы, с помощью которых их опускают ниже любого вида.

 

Или эта история, когда вдруг жена олигарха организовала в Парке Культуры Горького вот эту странную историю под названием "Гараж". То есть, эти вещи, они все не случайны, они идут массово. Они массово пытаются уничтожить именно систему последовательного, полуторатысячелетнего государственного строительства в области культуры. Вот для чего всё это делается. А начиналось всё тогда.

 

Поэтому, для умных людей это важно. А по поводу реакции, посмотрите даже на мои слова. Понятно, что их выдернули, как-то разменяли и вообще мне приписали, что я говорил, что Цой агент. Если бы Цой был агентом ЦРУ, я бы так и сказал, можете мне поверить. Но я-то понимаю разницу. Потому что, как специалист, я понимаю разницу между человеком, за которым. Вот мне по телевизору, понравилось, какой-то из каналов, первый, по-моему, сказал: "Оказывается, есть разница между агентом ЦРУ, и человеком, за которым стоят агенты ЦРУ". Разницу понимаете? Вы прокурор, или вы человек, с которым прокурор беседует? Это зеркальная разница, то есть, противоположные понятия. Если вы агент, то понятно, сознательно на кого-то работаете. Если за вами стоит кто-то, то он вами манипулирует - он совершенно по-другому всё это делает.

 

Смотрите, даже здесь как интересно произошло. Я слов про Цоя агента не произносил. Эти слова были придуманы. И дальше возникает интересная история. Вдруг, огромное количество средств массовой информации, одновременно, по команде, ссылаясь, не друг на друга. Если бы друг на друга, можно было бы сложить на глупость. Подумаешь, как бы сослался. Нет, как бы ссылаясь на меня. То есть, прямо обманывая людей. А там же работают профессионалы всё-таки, в СМИ. Это же не бабушка, которая услышала что-то и тут же сказала. То есть, это сознательная система, организация.

 

Организация, которой был дан такой толчок, урок:

- Так, мы показываем свою власть. Мы можем в любое время дать команду и сто средств массовой информации в России будут говорить враньё по любому поводу, который мы назовём" И тем самым, создавая массовостью вранья, как бы мнение. То есть, поскольку альтернативного мнения нет, то массовое враньё становится мнением.

 

Это - форма, в чистом виде, информационной войны. Называется эта форма контратака и контратака на базе вранья. Я понимаю, что у нас средства массовой информации не умеют не врать, но они вот как раз на этой истории чётко продемонстрировали враньё. И всё бы было хорошо, если бы не закон, который Государственная Дума приняла недавно. За такого рода враньё наказывают. До миллиона рублей штраф, и, по-моему, 240 часов исправительных работ для тех журналистов, которые сознательно, а ясно, что раз они ссылаются на меня, на текст, которого нет, - сознательно врут. Мы чётко говорим: НТВ, "Московский комсомолец", "Эхо". Эхо мне вообще понравилось. Оно потом интересно сказало даже: "Фёдоров отказался от своих слов… которых не говорил". Ну, это же надо так придумать? Действительно не говорил. Как же можно отказаться от того, что не говорил? И это так напрямую, так всё это всерьёз. А дальше сработали уже вообще странные, вы слышали: кто-то на дуэль вызвал.

 

Я вот хочу сказать, пользуясь случаем, под камеру: "Вы со своими шоу-методиками, раскрутки для лохушек, вы, пожалуйста, в светлое имя Цоя не лезьте. Если вам не нравится Цой, пожалуйста, не надо его имя использовать для такого шоу-раскручивания и пиара самого себя".

 

Вот это к вопросу о тех, кто хочет использовать такого рода методы раскручивания. Дальше тоже интересно. Кучерена подключился к этой теме. Вот письмо, кстати, сегодня у нас какое число уже?

 

Артём Войтенков: 23-е

 

Евгений Фёдоров: 23-е. Так и не пришло, нет письма. Он там письмо обещал мне прислать. Нет письма. Мало того, я вообще-то обратился к нему сразу, и говорю:

- "Подключайтесь. Вы беспокоитесь за имя Цоя. Вот конкретные средства массовой информации. Мы их сняли, скопировали, взяли, сняли информацию, установленным законным методом с интернета. То есть, мы запускаем уголовное дело по клевете против Цоя. Вы беспокоились за имя Цоя. Вы будете участвовать в уголовном деле в отношении клеветников Цоя? Или ваша любовь к Цою, это просто пиар ход, якобы, любовь к Цою?"

 

Вот тоже интересный вопрос. Пусть отвечают, раз такие любители.

 

Звонок. Вассерман.

Евгений Фёдоров: Алё. Пытаюсь там в Минске кое-что подвинуть, но не получается там подвинуть. Тогда прошу прощения, с понедельника я в вашем распоряжении.

Звонок: Тогда – в конце мая.

Евгений Фёдоров: Понял. В вашем распоряжении, с понедельника в конце мая, как скажете. Спасибо большое. Извините. Да. Извините.

 

Евгений Фёдоров: Опять сбили.

Хорошо. Вы любите Цоя, вы хотите защитить его честь, вот у вас конкретный, прекрасный способ. Мы провели всю предварительную работу. Мы сняли конкретное враньё, запущенное против Цоя конкретными НТВ, "Московским Комсомольцем", "Эхо", и ещё десятками, которых мы отразили. Мало того, мы даже разместили, на моём сайте есть письмо, где это всё перечисляется. Вот вам конкретный способ побороться за честное имя Цоя. Вот против конкретных клеветников из НТВ, МК, Эхо и других. Посмотрим, насколько это пиар, а насколько вы действительно заинтересованы в том, чтобы не было честное имя певца Цоя употреблено вот в этом контексте "Цой - агент ЦРУ".

 

Артём Войтенков: Смотрите. Меня в этой истории очень удивило то, что большое количество СМИ, причём, таких даже центральных каналов, они вот это всё сказали. Вы же на протяжении наших с вами бесед, вы же подобные вещи говорите постоянно: что Дума - это депутаты ходят на работу, руки поднимают, работают. Вы много чего говорите про нашу жизнь, про наше государство то, что для журналистов это будет какая интересная тема. Но, тем не менее, ничего этого не показывают. А именно вот эти ваши слова по Цою, они везде так, раз. Причём, не ваши слова, а уже как бы обработанные.

 

Евгений Фёдоров: Придуманные. Причём, внаглую, в открытую. Если вы, может быть, заметили другое: НОД, это на сегодняшний день, мощнейшая организация в России. Если мы, допустим, сравниваем уличную активность НОДа, например, с Единой Россией. Выше у НОДа она в три раза. Притом, что в Единой России полтора миллиона членов вообще-то говоря, официальных. И это организация, у которой двести штабов, у которой огромное количество людей, которые борются за свободу своей Родины. И о ней запрещается говорить в средствах массовой информации. То есть, пятой колонне не просто сделать такой мощный цензурный запрет, чтобы это не пошло.

 

Смотрите дальше. Понятно, что идут процессы. На Украине - мощнейшие процессы, которые прямо сказываются на позиции людей в России. Нам запрещается проводить митинги в связи с Украиной, в связи с тем, что в Донецке, Луганске сейчас происходит. Когда была история с Крымом, да, можно было. И тогда участвовали, был действительно мощный народный подъём. Хотя и он был там прижат существенно, мы это знаем, там нюансы есть. Но, тем не менее, он был. По крайней мере, там триста тысяч людей на улицы вышло в разных городах России. В том числе, в Москве порядка восьмидесяти-ста тысяч. Этого, конечно, мало для такого события, но всё-таки, кто-то вышел.

 

И пятую колонну это конечно сильно испугало, они почувствовали, что Путин получает власть от народа. Потому что, вышли-то по его обращению. И сегодня нам вообще запрещено проводить митинги. Это пятая колонна работает, как бы в параллель с президентом, пытаясь его купировать. Путина я имею в виду. Или, например, наш запрет о том, что НОДу нельзя собираться в Москве больше, чем пятьсот человек на разрешённые митинги. Это тоже интересная история. Вот пятьсот можно, а больше пятисот нельзя. Хотя мы и пять, и десять и двадцать тысяч готовы выйти со сторонниками НОДа, то есть, за освобождение нашей Родины, за изменение конституции на суверенную, и так далее. То есть, идёт механизм придавливания. То есть, нас поддерживает Путин, но система пятой колонны, которая работает через институты, придавливает. И в том числе, она придавливает СМИ. Но им полностью замалчивать тему нельзя.

 

Значит, что надо сделать? Надо попытаться выдернуть какой-то глупый контекст. Потому что, история с Цоем, с их обвинениями Цоя, что он агент ЦРУ, подчёркиваю, это - конкретная функция: агент, это связь и так далее. Для профессионала слово "агент", это совершенно чёткое явление. Так вот, обвинение ложное в том, что он агент, это как раз попытка ударить как-то по НОДу, дискредитировать подходы, отвлечь от главной темы, которая там звучит: это уголовное дело по Горбачёву, по госперевороту в рамках Советского Союза, И в целом отвлечь от идеологии НОДа, направленной на восстановление суверенитета. Кстати, неудачное, потому, что, мы видим, что, как с Крымом у американцев не получилось, так и с этой дискредитацией через придуманную историю с Цоем, которая выеденного яйца не стоит. Тоже не получилось. Но в целом, вы посмотрите наше телевидение - оно вообще о серьёзных вещах умеет разговаривать?

 

Артём Войтенков: Я его уже не смотрю лет десять.

 

Евгений Фёдоров: Вот если бы вы посмотрели, наши зрители подтвердят: там в принципе не умеют говорить о серьёзных вещах. Этот формат американцы на российском телевидении запретили в принципе. То есть, этот орган, система. Сейчас вот от театров требуют, чтобы театры не говорили о серьёзных вещах. Вот эта реформа театров в Москве, например. То есть, это форма, в которой они требуют, чтобы телевидение было полностью рассчитано на болванов. То есть, они должны просто создавать жвачку на всякой ерунде, и серьёзные вещи не обсуждать.

 

И это нигде не обсуждаются серьёзные вещи. У нас нет ни одного органа во власти, который бы обсуждал серьёзные вещи, потому что, серьёзные вещи нуждаются в системе обсуждений. И когда Путин пытается выносить серьёзные вещи, его мгновенно нивелируют и выдёргивают из его даже контекста какую-то мелочь: шутки, прибаутки, второстепенные истории, движения стульев, но не суть.

 

Поэтому, мы на самом деле ни с чем удивительным не столкнулись. Молчать совсем нельзя о Фёдорове и о НОДе. Ну, прежде всего о НОДе, о Фёдорове в контексте. А что говорить? Попытаться всякую чушь придумывать. Вот мы видим, как попытка придумать чушь была раскручена на огромных количествах СМИ. Правда, поскольку всё-таки, они уголовный кодекс России и путинский закон, а это было принято в том числе, под давлением Путина, это один из его ручных законов. Они всё-таки законы читают. Представьте, этого закона бы не было. А он принят-то недавно. Да о том, что Цой агент и это говорил Фёдоров, сказало бы не сто средств массовой информации, а сказали бы все до одного, двадцать раз с утра до вечера. Понимаете, как работает путинский, хоть и ручной, точечный, но закон. Он сдерживает эту агрессивную пятую колонну. И в целом, конечно, мы, запустив уголовный процесс, мы, конечно, поймали пятую колонну за лживые языки.

 

Артём Войтенков: Вы запустили уголовный процесс по Цою?

 

Евгений Фёдоров: Уголовный процесс по их обвинению Цоя, что Цой является агентом ЦРУ.

 

Артём Войтенков: То есть, вы уже подали заявление в суд?

 

Евгений Фёдоров: Мы подали заявление в Министерство Внутренних Дел, потому что, это подследственность Министерства Внутренних дел. Дело в том, что уголовный процесс, это не суд. Суд, это гражданский процесс, а уголовный, это - клевета в отношении конкретного лица, Цоя. И именно об этом говорил и Кучерена. Пожалуйста, почему-то он не хочет присоединяться, я не знаю. Жду. Может, не успел. То есть, мы подали именно на уголовный процесс. То есть, мы рассчитываем, что те клеветники из пятой колонны, которые использовали метод, как бы в связи с Цоем, для того, чтобы ударить по НОДу, понесут наказание уголовного характера: штраф до миллиона, исправительные работы. То есть, возьмут метлу корреспонденты НТВ, "Московского Комсомольца", "Эха", и пойдут мести двор. Вот что мы ожидаем. И там они в рамках метения двора подумают, по-прежнему они готовы бескорыстно и глупо (потому что, когда ты врёшь вопреки закону тотально, это уже глупость) работать на пятую колонну и уничтожать Россию, наше Отечество, или прикусят свои лживые языки. Пусть подумают. Метла – очень хороший оздоровитель для языков.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Я, собственно говоря, так и подумал, что вот этот ход, это попытка ударить по вам и очернение. Что вот, смотрите, Фёдоров какую ерунду несёт про Цоя, ну и всё, остальное, что он говорит, это тоже, знаем, слышали мы такое.

 

Евгений Фёдоров: Это называется информационная борьба. Проблема в том, что у них уже не получается в этой борьбе побеждать. Проблема в том, что у них уже не срабатывает.

 

На мой взгляд, национально- освободительное движение, а это не движение Фёдорова, и даже не движение наших штабов. Это движение объективного характера России, которая начинает осознавать себя вассалом, управляемым извне, и которой естественно это не нравится. И само по себе, то, что оно тронулось, это движение, что мы открыто об этом говорим, это уже поражение Соединённых Штатов Америки и интервентов на территории России, само по себе. Они уже не сумели отладить пропагандистскую машину, так, как она должна работать, бесперебойно, чётко, выдёргивая всех людей, которые против.

 

Я думаю, что с учётом Крыма, особенно Украины, которые завтра эти события не закончатся – это события длинного хода. А это означает, что боль на Украине, это вот как та самая боль для того самого человека, которому постоянно подпаливают одно место огнём, и который из-за этого вынужден быстрее думать, действовать, и соображать. И это всё раскручивает и ускоряет события национально-освободительного движения в России. Просто ускоряет. И если хотите, проводит такое воспитание. Ну, думали раньше, в Крыму, ещё до референдума за два месяца, что Крым, это русская земля, что там интервенты, что хунта собирается уничтожать жителей Крыма? Не думали. Прошло два месяца, и девяносто процентов людей пришло на референдум и проголосовало. Естественно, чтобы прийти, надо подумать. Они же не по дороге, не зная о чём, ходили. Они произвели мыслительный процесс. То есть, они сопоставили свою связь, историю, Крым, проанализировали это, включая бабушек, дедушек, включая столетних стариков, которые шли на референдум, их родственники несли. И это всё анализ, который бы им в голову не пришло делать пару месяцев назад. Понимаете?

 

Вот накануне этого анализа стоит сейчас и Россия: все сто сорок миллионов граждан России. Они должны будут пропустить через себя статус страны, как колонии. Свой статус, как вассала, раба иностранного государства, Соединённых Штатов Америки, и своё желание освободиться, и свою Родину от статуса колонии освободить, и себя от статуса раба, которым помыкают из Вашингтона. Это люди должны пропустить через себя. Это информационный процесс. И вот этот процесс сегодня и запускается. И его пытаются отвлечь, задолбить контратаками через Цоя, выбить и так далее. Вот вокруг чего идёт борьба.

 

Артём Войтенков: На самом деле, они вам больше рекламы сделали (мне так кажется).

 

Евгений Фёдоров: Как и с Крымом. Американцы ошиблись с Крымом. Они думали, что Россия промолчит, что Путин побоится принять (признать). Но на самом деле главная роль-то была жителей Крыма, которые сообразили, что они хотят жить, и хотят жить свободно, а не в оккупации США. И вдруг прошёл процесс быстрой самокристаллизации общества. Не понятно. Настолько быстрый, что никто даже не понял. И два миллиона человек вдруг сообразили, что они хотят быть свободными и жить в России. Это вообще, это - чудо. Если хотите, это - русское чудо.

 

Вон Венето (Veneto) за референдум бьётся двести лет. Венеция хочет от кого-то отделяться. От Италии.

 

Артём Войтенков: Да там постоянно кто-то в Европе, и Квебек, кстати, в Канаде, тоже хочет отделяться.

 

Евгений Фёдоров: Уже лет сто.

 

Артём Войтенков: Ну, типа того.

 

Евгений Фёдоров: Тут за две неделю прошёл процесс полного переосмысления места себя, своей территории, своей семьи в исторических событиях. Людей. Это дорогого стоит. Это, конечно, никакие американцы на это рассчитывать не могли. Такое не может быть. Это вообще - чудо. Вот то, что произошло в Крыму, в плане переформатирования людей (в головах), которых вчера ещё дороги строили, рыбу ловили, туристов принимали - вообще не думали о политике вообще, как у нас. У нас же тоже никто не думает о ней в большинстве случаев. Вдруг у них произошло понимание их места в истории. Это - чудо.

 

Артём Войтенков: Ну, я бы не сказал, что это - такое чудо, просто их эта украинская власть достала - вот и всё. Никакого чуда.

 

 

Евгений Фёдоров: Да я понимаю. Но если вас кто-то достаёт, это не значит, что вы принимаете решение, что вам делать. Надо сопоставить...

 

Артём Войтенков: Нет, почему? Достало уже вот-вот - всё.

 

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Надо сопоставить это с необходимостью встать, пойти на избирательный участок, взять бюллетень и проголосовать за определённую формулировку. Это - мыслительный процесс. Он, конечно, не длинный. Это - не изучение физики фундаментальной, правильно, согласен с вами. Но это - мыслительный процесс, о котором вчера этот человек даже не думал. Вот такой же процесс предстоит и России. И чем быстрее она его пройдёт, тем быстрее она освободится от внешнего управления, тем быстрее она станет свободной, а, значит, богатой и счастливой. Вот простая вещь. Именно об этом и говорит НОД. Он поднимает людей на мыслительный процесс, результатом которого происходит восстановление свободы твоего Отечества и твоей личной.

 

Артём Войтенков: Коль мы про Украину заговорили, объясните тогда, почему вот этот главный ЦРУшник оказался на Украине. Это же история всплыла, что он по чужому паспорту приехал туда. То есть глава управления ЦРУ приехал аж на Украину, причём под чужим именем. Зачем?

 

Евгений Фёдоров: Если вы просто возьмёте любой учебник истории и посмотрите на события с исторических законов, там вы найдёте ответы. Я даже не говорю про российскую историю - любую историю, любой страны. Давайте просто скажем историческим языком, а в этом плане он самый правдивый язык, то есть скажем правду: что происходит на Украине.

 

На Украине происходит переход от фазы "холодной" оккупации 91-го года к фазе военной, вооружённой оккупации.

Что это означает?

Это означает, что оккупанты Украины, как и России, кстати, и всей территории бывшего Советского Союза, ставшие оккупантами в результате поражения Советского Союза (то есть победа над Советским Союзом в 91-ом году), они увидели, что у них начинает создаваться условие, когда Россия может вырваться (и Украина, и весь, следовательно, бывший Советский Союз, а, значит, и весь мир) из оккупации. То есть начинается процесс национально-освободительного движения. По-русски говоря, двести штабов, которые в России, и двадцать штабов, которые на Украине, по-настоящему испугали американцев, потому что они знали, что единственный, кому они проигрывали...

 

Американцы - это наследники англосаксов (англичан). Англичане на колониальных империях живут (не за свой счёт, а за чужой счёт) всю свою историю. Они по-другому жить не умеют. Вот как не умеет (есть профессия) наездник без лошадей скакать. Ну, не умеет, он - наездник, он только на лошадях умеет. Вот так англосаксы не умеют без колонии жить, обеспечивать свои повседневные нужды. У них в принципе такое нет. Они могут совершенствовать механизмы колониального управления. Они могут улучшить системы колониального сбора, улучшать система сбора дани и всё остальное, но без колонии они жить не умеют и никогда не жили. И американцы сегодняшние потребляют 50% мирового материального продукта, производя восемь. 42% мирового продукта - это колониальный сбор. Как они без них проживут? Они без них не проживут ни дня. Поэтому для них это - тысячелетняя практика подавления колоний.

 

И вот они увидят, что начинается бунт. Этот бунт идёт со стороны России. В этот бунт втягиваются Китай, Индия (Путин же всех объехал), ЮАР - в целом страны БРИКС. Латинская Америка вообще полыхает. То есть идёт процесс, который они в своём историческом сознании понимают, что им смертушка пришла (колониальные империи). Они обязаны бороться. И они будут бороться. Как бороться? Стандартно, как всегда боролись митрополии с восстанием в колониях: подавляют вооружённым путём, подавляют карательными операциями.

Сегодня на Украине (а это удар по России прежде всего) именно такая карательная операция. То есть они на каком-то этапе чувствуют, что их пятая колонна. А Янукович - это их пятая колонна, мы же это понимаем.

 

Артём Войтенков: Ну, это явно, да.

 

Евгений Фёдоров: И все их правительства - пятая колонна, и Верховная Рада - пятая колонна, которую они создали, манипулируя политическими процессами. И весь бизнес украинский - пятая колонна, все эти олигархи. И они видят, что не срабатывает. Да, они контролируют ситуацию. Даже Янукович подписал все бумаги по их команде о передаче власти. Ну, не срабатывает. Что Путина этим не возьмёшь.

 

Артём Войтенков: Он не подписал последнюю.

 

Евгений Фёдоров: Он подписал бумаги о плане передачи власти, кроме одного - о выборах и всё. И выборы он готов был подписать. Путин был прав, когда говорил. Он был готов в принципе сказать: "Хорошо, вот выборы президента". Но если бы Яценюк и Турчинов взяли бы власть легитимно от Януковича, они бы не могли пойти на кровь, потому что их бы сдерживала правовая система. А американцам-то нужна кровь, именно поэтому они Яценюку дали команду взять власть нелегитимно, то есть хунтой, военным путём. Потому что во всех абсолютно уголовных кодексах всех стран это - античеловеческое, антигосударственное преступление - за это везде положены смертные казни.

 

Яценюк поставил себя:

- либо его вешают на рее американцы или, там, укол смерти ему вкачивают, как государственному преступнику,

- либо он будет стоять с ними, как бандит, повязанный кровью, до конца - вот что они сделали с Яценюком.

 

То есть они, передав эту власть, запустили механизм уничтожения украинского народа. Им не нужна Украина. Это немцам нужна Украина как колония. Причём немцы уже нападают за сто лет третий раз, то есть очень нужна - мы это видим. Им нужна Россия как возмутитель вертикали колониальной власти, американской империи. И поэтому никакого замирения на Украине они не допустят (американцы). Они не для того всё это делали, чтоб там был мир и спокойствие, пусть даже их, "оранжевое". Им нужна война, причём против России. То есть это просто - подскок против России.

 

Да, Россия отыграла в Крыму. Возникло восстание в восточных областях, на которое американцы не рассчитывали. Не даром они подавляли там олигархами всё и так далее (своими агентами). Возник процесс, который они не сумели проконтролировать. Как этот процесс называется? Отечественная война.

 

Вот давайте исторически, просто историческими терминами использовать и так, как это было всегда.

Итак, оккупанты 91-го года перешли к военно-террористической фазе. Говоря языком Гитлера - начали вешать людей. Начало подниматься народное движение сопротивления (национально-освободительная борьба) в форме начала Отечественной войны. В некоторых местах (Луганск, Донецк) оно приобрело вооружённый характер, то есть появились вооружённые партизанские отряды. Типично партизанский отряд в Луганске, в чистом виде. Так он там был, извините, и во время гитлеровской оккупации. То есть это типичная ситуация, абсолютно исторически описанная, многократно обеспеченная и проверенная в историческом ключе. Вот что там происходит.

 

Они пытаются подавить это карательными операциями. Сам захват Украины военным путём, то есть обеспечивал работу хунты Госдепартамент. Никто не стесняется. Нуланд открыто говорила (напоминаю, это - помощник президента США), что "мы туда вкачали пять миллиардов".

 

Артём Войтенков: Да. Причём давно уже говорили.

 

Евгений Фёдоров: Давно. Это только государственных. Умножьте ещё на частные типа Сорос. Смело умножьте где-то в несколько десятков раз.

 

Артём Войтенков: Прямо десятков.

 

Евгений Фёдоров: Десятков. Государство всегда аккуратно финансируют. Кто им мешает профинансировать неаккуратно? Добавьте сюда деньги олигархов, которые они дали командой под угрозой арестов, как Фирташу, например, чтобы те финансировали пятую колонну на территории Украины. Естественно, в десятки раз, в несколько десятков раз, а не просто в десятки раз. Это только госрасходы пять миллиардов. Понятно, что они просто устроили на Украине механизма вооружённого вторжения. Привезли туда.

 

(Звонок на мобильный телефон). Ну, извиняюсь. Что же все звонят?

Звонок: (Звонок на стационарный телефон). Алло! Да. Отлично. Четверг. Да, 15 мая в 13.00 я у вас. Большое спасибо.

 

Звонок: Алло! Слушай, ну, возьми Михаила - он бездельничает, стоит у Думы, да езжай с ним, куда хочешь.

 

Евгений Фёдоров: Извиняюсь. Вот почему они все после семи начинают звонить, вот скажите?

 

Артём Войтенков: Они думают, что рабочий день закончился. Ну, в общем-то, правильно думают.

 

Евгений Фёдоров: Так и звонить, значит, надо по делам. Все одновременно. На чём мы опять остановились?

 

Артём Войтенков: На народной войне на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Давайте оценим ситуацию. Почему американцы сейчас напали на Украину? Во-первых, они увидели, что надо срочно подавить в зародыше восстание Путина (честно скажем) - первый вопрос. И это надо сделать, как можно быстрее, пока у них мощная пятая колонна в Москве. Если бы не было мощной пятой колонны в Москве, они бы не стали экспериментировать. Это подобно тому, как Гитлер или, допустим, Наполеон: прежде, чем нападать (они же - не идиоты. Что? Гитлер хотел покончить жизнь самоубийством? Вряд ли), они просчитали ситуацию. Им доложили генералы. Там была доля риска, но в целом они понимали, что они на порядок сильнее Советского Союза. Например, Гитлер, он понимал.

 

Потому что вы не учитываете факторы танков. Вы учитываете факторы психологии, внезапности, то есть целый набор факторов, исходя из которых Гитлер, как умный человек, (я не считаю, что он - дурак, как некоторые говорят) просчитал, что должно быть. Что Советский Союз должен был сдаться. Не военной мощи Германии, а идеи евроинтеграции, если хотите. Вот сейчас бы это так и назвали.

 

И гитлеровские войска вступили со словами: "Мы несём европейскую свободу. Мы боремся с коммунизмом". Помните, как это было? И Гитлер считал, что он сильнее и сможет победить, так же, как Наполеон. Что считал Наполеон? "Я захватываю Москву - и царь со мной договаривается". Помните, какая была позиция Наполеона? Когда началась война, он начал царю письма писать: "Вы не правильно воюете". Это разные мозги. Они рассчитывали, что всё будет хорошо. Поверьте: ни один человек не пойдёт на войну, не считая, что он в ней победит - ни один человек.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Есть единственный вид войн, когда так бывает, когда люди идут, не считая, что победят. Знаете, какие? Отечественные войны. Но отечественные войны не характерны для Германии или Франции, или Англии - не характерны. Их менталитет не подразумевает формат отечественных войн. Только русский менталитет подразумевает формат отечественных. Что это означает? Это означает, что в начале войны, с точки зрения расстановки сил, ты слабее на порядки, а в конце войны ты побеждаешь и непонятно, каким чудом. То есть происходит полное переформатирование начальных условий вооружённого конфликта.

 

Поэтому когда американцы сегодня приняли решение вторгнуться на Украину, они, конечно, рассматривали ситуацию, что Россия из-за пятой колонны слаба, у Путина не получится и они смогут блиц-кригом через Украиной войти в Москву. Вот какая была их логика. И Крым, а потом и восток Украины сбил их логику, запустив русскую логику отечественной войны.

 

Госдепартамент - это госпереворот, мы это обсудили.

А ЦРУ - это каратель, это карательные подразделения. Это всё равно, что на оккупированную территорию Украины Гитлером приехал бы гауляйтер Кох (это политическое руководство). Кстати гауляйтер Кох (нем. Koch) в сегодняшней терминологии, это совершенно конкретный персонаж.

 

Напоминаю вам, что Яценюк, как только пришёл к власти, и Тягнибок, первое, что они сделали? Подписали договор (юридический документ), в соответствии с которым на территории Украины устанавливается иностранное правительство бывшего премьер-министра Бельгии (то есть иностранный гражданин), который называется ассоциация. То есть правительство Украины, потому что его сфера действия - только Украина задача которого резко снизить жизненный уровень жителей Украины, уничтожить часть населения Украины. То есть решить политические и экономические вопросы: снизить пенсии, зарплаты, поднять тарифы, увеличить дань, которую украинцы выплачивают своим немецким колонизаторам.

 

Причём властью этого человека (об этом же не говорят), он имеет право командовать самим Яценюком (то есть Яценюк подписал бумагу, что у него есть начальник), Тягнибоком с Верховной Радой, политической и военной системой страны. Вот, что подписано в этом документе. Это первый документ, подписанный Яценюком. Это в чистом виде колониальная сдача страны. Собственно, для этого Яценюка туда и отправили, чтобы он такого рода документ подписал.

 

Артём Войтенков: Вообще, как интересно. В 17-ом Временное правительство подписало указ номер один, по-моему, он назвался, который разваливал армию: честь не надо было отдавать, приказам подчиняться, солдатские сборы какие-то ещё устраивал. И тут прям точно всё: Яценюк подписывает, что "отдаю всю власть дяде".

 

Евгений Фёдоров: Потому что школа такая. Потому что школа американского, английского, немецкого (в целом, европейцы пользуются общей школой) колониального управления и захвата власти. То есть появляется назначенный военной хунтой Яценюк, который тут же подписывает документ, что Украина - колония, что в ней устанавливается иностранный гауляйтер - руководитель. Тут же приезжает уже глава ЦРУ для того, чтобы организовать карательную операцию против повстанцев (он же для этого приезжал). Обычная историческая технология.

 

Артём Войтенков: Зачем такой большой дядя будет приезжать на Украину? У него что - уже подчинённые не справляются. Если бы зам там приехал. Что он приехал лично он сам разгребать это всё?

 

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, конечно, не справляются. Почему не справляются? Потому что Украина - это не Сирия, куда он не ездил (пока).

 

Артём Войтенков: Ну, да, в Сирию пока не ездил.

 

Евгений Фёдоров: Да. Украина рядом имеет мощную Россию. Это - другие исторические традиции. Конечно, их пропагандой удалось заболванить огромное число жителей Украины. Не каждый сейчас на Украине человек...

 

Допустим, возьмите, сейчас из "Правого сектора" какого-нибудь парня в Киеве или депутата Верховной Рады и скажите ему: "Ты - власовец, работаешь на интервента. Твоя цель - уничтожить твою страну. Причём официально. Мало того, ты требуешь, чтобы твоё правительство признало, что ты являешься недоразвитым (халуем, я добавляю)... Ну, в документе написано (43-ий пункт). "На Украине живут недоразвитые люди, ты - в том числе". И ты это требуешь подписать от твоего правительства.

 

И вот этот из "Правого сектора" молодчик, он вообще почешет, скажет: "Ё-моё, я, правда, требую с палкой железной в руках, чтобы моё правительство подписало бумагу, что я - недоразвитый?"

 

Может, у него по-другому мозги начнут работать, если начнёт свои собственные бумаги читать. Или депутаты Верховной Рады.

Когда мы говорим о том, что это - интервенты, что это предатели своей Родины - не каждый из них это поймёт сейчас. Через годик, два поймут, потому что, когда у них жизненный уровень упадёт вообще до скотского состояния. В чём и является задача этого оккупационного правительства во главе с бывшим бельгийцем. В этом его задача - опустить жизнь. Они начнут по-другому мыслить: и депутаты Верховной Рады (вот эти сегодняшние перебежчики), бойцы "Правого сектора", и многие другие. Но это будет потом. А сегодня они манипулируются пропагандистской машиной.

 

И, тем не менее, несмотря на это не справляется пропагандистская машина - появляется восстание. Американцы понимают, что восстание надо подавить немедленно любой ценой. Когда это восстание захватит ещё Харьков, Одессу и всех остальных - будет поздно его подавлять. Они не смогут его подавить просто без ввода НАТОвских солдат. А НАТОвские солдаты не будут введены, потому что есть Янукович (хоть он - и предатель и пятая колонна, но он в России сидит) и российская армия. То есть это - не вариант. Значит, надо подавить немедленно. Именно из-за этого форс-мажора и приехал глава ЦРУ. Он приехал с гигантскими полномочиями каратель диктата, диктатора-карателя, генерал-карателя (я бы так его назвал) задача которого мобилизовать все силы на Украине для подавления восстания на востоке. Мало того, он не сам по себе приехал. У него есть карательные американские части. Нам по телевизору показали красивых триста человек командиров этих частей (американских военнослужащих), которым придано из Сирии двадцать тысяч боевиков.

 

Артём Войтенков: Вы имеет в виду вот эти частные Blackwater или нет?

 

Евгений Фёдоров: Болтовня (частные). Это - американские военнослужащие. Назвать вы можете, хоть как хотите. Мы хотя бы говорим, что наши вежливые люди в Крыму, что они - наши вежливые люди в Крыму и они в дела не вмешивались только обеспечивали референдум.

 

Американцы прислали просто своих солдат, которых они взяли и сказали: "Это - Blackwater, или это - наёмники".

Это - обычные американские военнослужащие. Им придали двадцать тысяч боевиков из Сирии - головорезов, которые перебили уже сто двадцать тысяч сирийцев, которым убить человека - это всё равно, что сосиску съесть (просто психологически). И вот это и есть ударная сила подавителей восстания на востоке. Но команду им может дать только ЦРУ. Им не может дать команду "Правый сектор" (вот этим боевикам).

 

Артём Войтенков: Ну, понятно.

 

Евгений Фёдоров: Им не может дать команду Яценюк, Тягнибок. Это не его люди. Эти люди даже украинского языка не знают. Как он им команду даст? Им команду может дать только Центральное разведуправление. Для этого он туда и приехал: организовать взаимодействие между военными карателями США на территории Украины с местными полицаями-предателями - вот задача.

 

А на территорию Украины, между прочим, приезжало периодически высшее руководство: и Геббельс приезжал, и Геринг приезжал на территорию Украины во время оккупации Советского Союза. Это обычная практика для цели координации карательных отрядов. Были же визиты. Гитлер туда не приезжал никогда (на территорию Украины). Он дальше "Вервольфа" не ездил. А высшее руководство (генералы) в области службы безопасности гитлеровской Германии приезжали. Что вас удивляет?

 

Артём Войтенков: Меня удивляет то, что, если он лично сам приехал, то, значит, это дело большой важности, которое он не может уже передать кому-то из подчинённых. Надо лично всё это контролировать.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Вопрос национальной безопасности США и смерти американского государства - достаточно важный вопрос?

 

Артём Войтенков: Ну, в общем-то, да.

 

Евгений Фёдоров: Если американцы проигрывают Украину (они же это понимают)... Из-за Крыма ситуация так сложилась. То есть это не игра. Это Сирия ещё полуигра, а это уже всё. Если они проигрывают Украину, на которую они напали, они проигрывают автоматически БРИКС и отдают инициативу национально-освободительному мировому движению против американской империи, что лишает их доллара.

 

Представляете: американские граждане, некоторые из которых в пятом поколении вообще работать не умеют, прекращают им вдруг выдавать государство деньги и обеспечивать экономику и машина государственная перестаёт их обеспечивать. Это бунт, это восстание в Америке: отделение штатов и ликвидация американской государственности. Вот простая цепочка.

 

И теперь вопрос: поедет глава Центрального разведуправления, ближайший человек к Обаме. Который скрыл, кстати, Обамовские личные дела, когда того шла избирательная кампания. Это же очень близкий к нему человек. Даже ценой нарушения закона, его прямая креатура. Конечно он поедет, потому что речь идёт о жизни государства Соединённых Штатов Америки и лично Обамы. Конечно, поедет. Он и поехал, потому что в заднице загорелось из-за поражения на Украине.

 

Вот эти несколько тысяч человек в Луганске, в Донецке перевернули всю американскую машину наступления на Россию, даже сами того, может, не понимая. Они же не воспринимают себя как герои-панфиловцы, которые стоят, защищая Москву. Они выступают за то, чтобы их не уничтожили нацисты, чтобы их не повесили каратели, чтобы их детей не расстреляли на улицах украинских городов интервенты - вот за что они выступают. На самом деле-то они выступают за русский мир, они выступают за Москву. Это - герои Москвы. Это - герои России. И Украины и России. Потому что это триста спартанцев....

 

Посмотрите, действительно ребята, которые стояли в Мелитополе, по-моему, когда несколько сотен человек в течение шести часов стояли под камнями тысячной озверевшей толпы - просто, безоружные. Их просто убивали, пробивали им головы, раненых уносили - они стояли. Это разве не демонстрация духа - русского духа сопротивления иностранному интервенту? Так же, как до этого Беркут, кстати, в Киеве. Вот с этим столкнулись американцы, вот это они не могут понять.

 

Интервенты в России с этим сталкиваются каждую интервенцию. Гитлер не мог этого понять - почему люди умирают за свою Родину, хотя можно не умирать. Блокадный Ленинград - чего вы там умираете? Почему вы не сдадите город? Гитлер это не понимал. Это потом мы прочитали в бумагах, что он бы всех уничтожил жителей Ленинграда. А почему ленинградцы? Они же этих бумаг не читали, но они же понимали, что этим всё закончится. Это было не понять ни для Гитлера, ни для Наполеона, ни для кого, ни для многочисленных интервентов, которые ступали на русскую землю. В этом их ошибка, и эту ошибку попытались исправить на высшем уровне, послав туда инкогнито главу ЦРУ - вот и всё. Потому что они не хотят динамики событий, которая приведёт к тому, что Обаму и его самого повесит какой-нибудь Нюрнбергский трибунал в какой-то период истории, в результате распада американской государственности, через поворот исторический. Это они защищали свои жизни, поэтому они там.

 

Артём Войтенков: То есть, если в Сирии американцы смогли откататься без больших для себя последствий, то с Украиной они уже откатиться не могут.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Они поняли в геополитический капкан.

В этом капкане

- Либо они побеждают, вырезав население Украины (физически) и задача их - заставить Россию молчать при этом. То есть задача их в России: манипулируя пятой колонной, Россию заставить молчать.

- Либо произойдёт ликвидация американской государственности. Как собственно исторически всё время и было. Та же гитлеровская Германия - последний пример.

 

То есть обычная история, обыкновенное, стандартное развитие ситуации исторического характера. Дальше вопрос: кто кого?

Здесь в Москве решается весь вопрос - кто кого: пятая колонна победит Путина или Путин победит пятую колонну.

О чём он, кстати, в своём послании и сказал. Вопрос решается так. Дальше методы работы пятой колонны можем их отдельно обсудить.

 

Мы как-то хотели, допустим, законодательство опубликовать из числа пятой колонны. Допустим, на прошлой неделе такие законы. У нас пятая колонна каждый день проводит законы. Это как раз та история, про которую Путин говорил, что пятая колонна в России принимает решения, направленыые на ухудшение жизненного уровня граждан России. Например, на прошлой неделе приняли решение очередное о том, что грохнуть малый бизнес, введя на него налоги на недвижимость, там где упрощёнка. Которая раньше налогам не подлежала. Соответственно, это двести миллиардов, которые обрушат малый бизнес. В условиях кризиса это очень вовремя, чтобы он вышел на улицу против Путина. Понятно для чего это делается правительством и министерством, которое эти законы продавливает. Тогда это Минфин был.

 

Сегодня, например, приняли решение, уже другое министерство его пролоббировало о том, что все садоводческие товарищества должны быть переформатированы на новый формат. Это значит, что везде пройдут опять склоки и дрязги. А представляете, сколько этих товариществ? Сотни тысяч. И вот теперь везде пройдут, на ровном месте совершенно, сотни тысяч собраний, на которых будут склоки по избранию новых руководителей, по новой меже, по новым процессам.

 

Артём Войтенков: Новые бумажки нужны будут: ездить, оформлять.

 

Евгений Фёдоров: Представляете? Ясно, что на этом тоже можно выкружить несколько сотен тысяч недовольных, а где-то их втянуть. Автобус же оплатят - подвезти куда-нибудь и так далее. То есть, это ежедневные решения. Если кто-то думает, что это где-то отдалённо, это - ежедневный режим. Про Центральный Банк я вообще молчу: он каждый день принимает решения, для того, чтобы ухудшить жизнь граждан России. То есть, это ежедневные решения. Вот эта пятая колонна в Центральном Банке, в Минэкономики, в Министерстве Образования, в Минфине. Вот она, главная проблема России.

 

Артём Войтенков: Слушайте, я сегодня даже слышал по радио, хотят изменить способы автостраховки для всех. Что-то там повысить, как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Люди сидят и с утра до вечера придумывают гадости для российского народа. Понимаете?

 

Артём Войтенков: И причём, от Центробанка шло.

 

Евгений Фёдоров: Гадости для российского народа пытаются придумать. Задача этих всех гадостей - создать московский майдан против Путина. Наша задача - быстрее поднять народ на изменение конституции и на чистку пятой колонны. Вот наша задача. Если мы это сделаем как можно быстрее, то мы автоматически не только вычистим пятую колонну, мы создадим условия для гигантского экономического роста в России, и персонального экономического благополучия каждого человека и его счастья, потому что, просто нами не будут помыкать всякие ублюдки из-за границы. Которые то МВФом называются, то Госдепартаментом, то Хугарвестом, то кем только они ни называются. Просто толпа идиотов и ублюдков. Но, заграничных граждан, подчёркиваю,

 

Для них это обычная история усмирения хищником жертвы. Для них Россия - жертва. Это хищник англосаксонский, усмиряет свою жертву в России. Всё. Это герои. Входит стая хищников, и усмиряют жертву, чтобы жертва кормила этих хищников. Для них это обычная жизненная формула. Для чего? Волк иначе не может жить, иначе, как набрасываясь на других животных, вы понимаете, это его смысл существования. Так и англосаксы. У них без этого не выстраивается колониального мира, а без этого они не могут жить. Они по-другому не умеют жить кроме, как кушать или жить за счёт колоний, в том числе в России. Поэтому, они борются за свою жизнь. Если Россия перестанет быть жертвой, у них разрушится мир. Англосаксонский мир разрушится. Жертва перестала быть жертвой, кормить тебя.

 

Артём Войтенков: И автоматически тянет: если один отказывается платить, то тут же все другие начинают отваливаться.

 

Евгений Фёдоров: В этом и логика: сразу Китай перестаёт финансировать США и Индия, Бразилия и все остальные. Вы посмотрите, что индийцы об американцах говорят, которые их просто давят (индийцев американцы). Их ненавидят все. Колонии всегда ненавидят метрополию. Но искусство управления метрополии заключается в том, что, несмотря на эту ненависть, где-то разруливать, где-то войска, где-то подавлять, где-то интервенция. Методами. Им же важно, чтобы колонии на них работали. Это главный метод. Именно поэтому они ставят задачу перед своими политическими властями Украины, России.

 

Олбрайт давно поставила задачу: в пять раз сократить население России, и Украины, кстати тоже. Давно уже стоит задача - пятнадцать лет. И у Гитлера была такая же задача. Да все методики одинаковые. Мир-то не поменялся, какой он был, такой и остался.

 

Артём Войтенков: Да, по большому счёту, на примере сегодняшних событий на Украине, понимаешь, что происходило в России в семнадцатом году. Прямо вот-вот, один в один.

 

Евгений Фёдоров: В семнадцатом вообще один в один. Но на самом деле и в сорок первом. Только там немножко другие методы, но надежды Гитлера были на это, на то, что Советский Союз испугается Германского Вермахта, германского давления и германской идеи евроинтеграции. Интеграции в ключе. Это же потом разобрались, что Гитлер хочет из Советского Союза сделать колонию и уничтожить СССР.

 

Потом начали вдруг читать Майн Кампф, где это было сразу записано. Но читать-то стали после войны, а не до. Так у Олбрайт, у руководства американцев это уже давно написано. Майн Кампф уже написан. Американский Майн Кампф написан, опубликован, и является руководством к действию для Соединённых Штатов Америки.

 

Артём Войтенков: И доложен с высокой трибуны.

 

Евгений Фёдоров: И доложен на территории России. Обама уже давно заявил, что американцы сверх нация, что европейцы, это цивилизованные народы, а русские это недоразвитые люди. Даже в документ не постеснялся это вписать сорок третьим пунктом. Недоразвитые люди обязаны содержать цивилизованные народы, а уж тем более сверхнацию. Так и Гитлер то же самое. Что поменялось? Ничего. Отношения между хищниками и их жертвами никогда не меняются. И не будут меняться. Это вечная жизнь конкурирующих наций, у которой каждая своя роль в системе. Англосаксонская нация – нация хищников. Русская цивилизация, это мирная цивилизация, главная задача которой сохранить себя от иностранного интервента, от хищника. Вот роль взаимоотношений в историческом конкурентном ключе.

И для этого главный вопрос сегодня, либо, мы пятую колонну, либо, пятая колонна нас.

 

Артём Войтенков: А вот, визит вице-президента США на Украину. С ЦРУшником вы объяснили. Он приехал по чужому паспорту, но не вышло - его раскрыли. То есть, это было как бы шито-крыто, предполагалось, что не будет обнародовано.

 

Евгений Фёдоров: В обще он не особо стеснялся, потому как до него… Ну может быть, боялся теракта, поэтому паспорт он взял не для того, чтобы скрыть свой визит. Он просто не хотел: теракты могли бы быть или ещё что. Чисто вот этот был момент безопасности. Подобно тому, как Обама, допустим, в Афганистан летает внезапно, чтобы никто не знал. Они же не считают, что надо церемониться с недоразвитыми народами. У них такой мысли нет. Вы просто поймите психологию американцев. Они себя считают сверхнацией. Ну, какой человек их сверхнации, цивилизованного народа, будет беспокоиться, чего о нём думают туземцы.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому, у них нет комплекса беспокойства на этот счёт. Поэтому, не было такого особо скрытного визита в этом плане. Он мог бы сделать действительно скрытный визит. Мы же понимаем. Мог бы. Маску бы одел.

 

Артём Войтенков: Балаклаву                                                                     

 

Евгений Фёдоров: Да, балаклаву, и всё, например. Поэтому, там другие причины. Байден, другое дело. Он приехал, он как раз и есть, это Обама, это высшее руководство США, он приехал отлаживать политический механизм. Не карательный механизм, как ЦРУ, а политический. Он отвечает за политику. То есть, он приехал проконтролировать гауляйтера. Это высшее руководство гитлеровской Германии послало контролёра за своим гауляйтером. Напоминаю, он, по-моему, тогда назывался Кох, на территории оккупированной гитлеровской тогда Германии, сейчас США вместе с Германией.

 

Он разруливал политические вопросы. Соответственно, он дал команды Турчинову, Яценюку, дал команды правительственным европейским чиновникам, которые сейчас обживаются в Киеве, чтобы управлять оккупированной территорией Украины. Вот кому он давал команды. Разруливал отношения с Европой, потому что Европа является вассалами США, но у них тоже свой интерес, они тоже хотят пограбить колонию как бы, под себя. То есть, это вот его была задача. Он для этого туда и ездил. Они просто осваивают оккупированную территорию, что один, что второй: один военными методами, другой политическими.

 

Артём Войтенков: Как-то слишком уж явно.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, они хапнули большой мощный кусок, колонию, и теперь просто тупо её обрабатывают. Почему явно? А чего им стесняться? Кого стесняться? Туземцев стесняться? Недоразвитых? Вы их менталитет возьмите. Они сверхнация, чего им стесняться тут кого-то. На них работают восемьдесят процентов мира. Почему я говорю, что американцам не нужна Украина. У них весь мир, зачем им какая-то маленькая Украина для Америки. Им нужна Россия.

 

Им территория Украины нужна не для того, чтобы они её грабили, в отличие от немцев (немцам для того, чтобы пограбить). А для того, чтобы сформировать следующий этап, наступление на Москву. Вот для чего он туда и приезжал. И один и второй. Им надо не двадцать тысяч для этого боевиков, а двести тысяч. Их же надо смотреть: где их разместить, где базы, где что, куда их разместят, в какие танки. Им нужно из местного населения вербануть тысяч сто, из националистов, просто наёмников набрать. У них там много разной работы.

 

Им надо готовиться к решительному, главному и последнему наступлению на Россию. Для них это последний бой. Последняя война, как и для нас. Если мы войну проигрываем, мы проигрываем тысячелетнюю русскую государственность, и русскую нацию, и русский менталитет, и русских людей, потому что, они просто вырежут девяносто процентов населения и всё.

- Поэтому, для нас это священная будущая Отечественная война.

- А для интервентов это мощный плацдарм для второго этапа наступления. Уже на Москву, на главного возмутителя спокойствия в американской колониальной империи.

 

Артём Войтенков: А полёты нашего СУ-24 вокруг американского эсминца, это к чему отнести? К политике?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, там было два момента.

Во-первых, это люди, которые летают на самолётах, это лётчики. Которые, может быть, мы с вами тут политинформации обсуждаем, а они это подкоркой чувствуют: что, где и как. Потому что, как правило, у венного человека другое отношение к Родине. Более конкретное. Даже, несмотря на то, что этого военного человека двадцать лет учили Родину не любить. Это после указа Горбачёва о ликвидации политорганов в советской армии реально, пятая колонна в России пыталась из военных сделать предателей своего Отечества. Но, тем не менее, военный человек, это всегда особая вещь. Я думаю, что это первый фактор.

 

И конечно, я думаю, генералы дали на это добро. И просто показали, что мы не собираемся сдавать свою страну без боя. Это важно. И я напоминаю, что в результате восемнадцать матросов на этом корабле попросили их перевести (в Америке это можно) в другие места службы, потому что здесь, хрен его знает, вдруг этот самолёт бомбой даст.

 

Артём Войтенков: При следующем заходе.

 

Евгений Фёдоров: Американская армия не собирается воевать. Это единственная армия, которая не умеет воевать, она умеет только присутствовать. Каждый американский военнослужащий, а их кстати меньше чем в России, сухопутных, например, хотя Америка больше в три раза по численности.

 

Артём Войтенков: Она другими способами…

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. Каждый военнослужащий, это считайте политик. То есть, это политический фактор. Приехал военнослужащий, вокруг него сразу взводы охраны из местных туземцев. А он такой вот, белая кость, барон, сверхнация. И поэтому конечно, посыл, что ты сверхчеловек, когда над тобой летает самолёт, который явно не слушается твоего начальства в Вашингтоне, - он не стыкуется. Поэтому, от греха подальше, восемнадцать человек, по-моему, написали, попросили перевести в другое место, где их воспринимают как белых сверхлюдей, перед которыми надо падать ниц и целовать им ноги.

 

Артём Войтенков: Чем же тогда дело кончится? Американцы завязли на Украине. Но они там готовятся.

 

Евгений Фёдоров: Пока ещё события, нельзя сказать, что завязли. Мы это скажем через несколько месяцев. Пока у них ещё есть возможность или попытка сделать блиц-криг, то есть, попросту говоря, плюнуть на всё. Посадить в танки вот эти двадцать тысяч боевиков, которым плевать вообще: они ни украинского, ни русского не знают. Разведчики от них уже там были, их даже поймали, самооборона в Славянске, ещё где-то. У нас даже фотографии есть. Посадить в танки, и эти танки должны полностью проутюжить, просто расстрелять народ, как это и привыкли собственно, каратели.

 

Артём Войтенков: Где? В Донецке и Луганске?

 

Евгений Фёдоров: Сделать. И Донецк, и Луганск полностью уничтожить физически, чтобы там не было ни одного человека. Просто, приехать с танками, с самолётами, с системами Град, о которых говорили. Просто зачистить эти территории, чтобы никто, ни в Китае, ни в Москве, ни в Венесуэле, нигде, даже помыслить не мог поднять руку на немецкого, а сейчас американского солдата-интервента.

 

Артём Войтенков: Но если они начинают там всех утюжить, это мы же сразу обращаемся в ООН, ещё куда-то, в международные организации.

 

Евгений Фёдоров: Много бумаг в ООН напишем, очень много. Посадим сто машинисток, они будут писать огромное количество бумаг. Завалим ООН бумагами. Там пройти дипломаты не смогут - всё будет в наших бумагах возмущённых.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, это же не обязательно бумаги. Показать.

 

Евгений Фёдоров: Это вопрос их оценки силы пятой колонны в Москве. Если они посчитают, что они могут на это пойти, и пятая колонна парализует Путина. А пока пятая колонна работает. Я же не случайно говорю: НОДу например, запрещено проводить митинги в поддержку Украины. Это же не случайные вещи. Так просто такие запреты не бывают. Это значит, что мощь пятой колонны сильна, олигархов сильна: это же бизнес манипулируется, пятая колонна во власти. Ну, как и на Украине - там же тоже пятая колонна сдавала власть.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому, она в Москве не слабее. И борьба идёт в Кремле, а не на улицах Москвы. Борьба идёт в Кремле: за сдачу Украины или не сдачу Украины. Пока в Москве они не победят, они физически Донецк и Славянск, и другие не уничтожат. Пока. Как только они получают сигнал из Москвы, что победили, всё: наёмники на танках вперёд.

 

Артём Войтенков: А как мы поймём? Вернее, кто в Москве победил, это какие-то такие игры. Отчасти видно по законам, что Путин подписал закон о национальной стратегии недавно. Там такой уход в сторону от мировых стандартов. Заявление такое.

 

Евгений Фёдоров: Это заявление, которое ни к чему не приведёт. Потому что, ещё раз говорю: систему это не меняет. Система, она на то и система, что даже один, два, сто законов. А сто уже невозможно в ручном управления – её не поменяют. Поэтому, этот закон хороший был пять лет назад, когда я его видел. С тех пор из него всё повыдёргивали, теперь это пустышка очередная.

 

Артём Войтенков: Вон как, понятно.

 

Евгений Фёдоров: Я не буду в детали вдаваться. Если надо, отдельный ролик посвятим. Это пустышка уже стала.

 

Артём Войтенков: Смысл уже понятен. О чем разговаривать, если уже пустышка.

 

Евгений Фёдоров: Повычёркивали, повыдёргивали, и всё, кстати, по прямому приказу из Вашингтона. Потому что, этот закон был на особом контроле у США. Всегда.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Кто получается воюет? Получается: воюет Путин и его ближайшее окружение против этой системы.

 

Евгений Фёдоров: Да, против системы власти в Российской Федерации, прежде всего. И герои на Украине, которые, вообще не имея никакой поддержки, сами лично решили умереть за Родину. Вот сами лично встали в посты, решили за Родину умереть. Это чисто русская история, когда русские люди решили почему-то умереть за Родину. И на этом ломались все машины интервентов. Сталкивались с количеством людей, которых в сотни, в тысячи раз меньше, чем интервентов. Но которые, по-другому относятся к событиям. И даже к своей собственной жизни. И решили, что Родина важнее меня. Это не понять англичанам, американцам, это не понять. И Гитлер это не мог понять.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, получается, то, что выговорите: пятая колонна сильнее Путина. Тогда получается, кто кого победит, если пятая колонна сильнее.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, это же война. В войне кто кого победит.

 

Артём Войтенков: Победит тот, у кого перевес.

 

Евгений Фёдоров: Если победит пятая колонна в Москве, это значит, что в России будет убито просто огромное количество, миллионы людей. Рассеяны по всему миру и убиты. Вот что это означает, как это было и в Великую Отечественную Войну. Всё одинаково. Но это следствие.

 

А так, победит ли Путина пятая колонна?

Я вам скажу: борьба будет нешуточная. И риск такой есть.

Но теперь я уже подхожу с вопросом геополитических объективных законов: думаю, что нет. Потому что, Россия сегодня находится не в худшем состоянии по сравнению с предыдущими годами.

 

Я вам напоминаю, допустим, 1612-й год Кремль интервентам польским открыла вообще русская знать, бояре, приняли решение. Это потом их, с какой-то стати простил Пожарский, и назвал их заложниками. Какие они заложники? Я вот тоже сейчас напишу письмо депутатам Верховной Рады, и спрошу: "Вы заложники или интервенты?" Пусть ответят. Какие они заложники? Они открыли сами ворота Кремля.

 

Артём Войтенков: Да у нас знать, элита всегда была прозападная. Вот всю нашу историю возьми на пятьсот лет, и глубже, и она всегда была прозападной.

 

Евгений Фёдоров: Потому что в конкурентной тяжёлой борьбе, это - наша уязвимость. В этом я с вами согласен. Но, тем не менее, вот эта борьба идёт. Обратите внимание: раскол в элите. Посмотрите, например раскол вокруг национальной платёжной системы. Просто на конкретных вещах это было бы лучше понятно.

 

Когда ещё три года назад НОД только поднимался, его ещё не было заметно в плане штабов, организационной стороны. Мы тогда уже говорили публично. И например, когда я беседовал с Навальным три года назад, было сказано, что вот мы сейчас принимаем закон о национальной платёжной системе, который мы принимаем по команде США. Тот ролик посмотрело шесть миллионов человек, кстати. Только сейчас они поняли о чём речь, многие. Вот сейчас, когда конкретно пошли санкции.

 

А тогда-то для специалистов это было всё тогда понятно.

- Вот, был посол США, он приказал принять определённый закон.

- У Путина была другая точка зрения, он внёс другой закон.

Победил посол США. Публично, открыто и понятно: кто главный в стране и кто главный в Думе. Это было ещё в тот созыв, в прошлый.

 

Потом зачистили противников Соединённых Штатов Америки, ещё двести человек, ну мы это уже обсуждали. Выгнали Багарякова, который выскочил вдруг на трибуну и сказал: "Почему наш командир в США, а я считал, что наш командир не в США, а я думал, что в Кремле".

Ему: "Пшёл вон из Думы".

И всё, нет Багарякова. Чтобы было понятно, кто командир в Госдуме. Вот это мы тогда ещё, три года назад обсуждали. И шесть миллионов просмотров, это значит, что люди тогда это видели. Другое дело, что они это не восприняли. Это сейчас уже понятно, пятая колонна. А тогда они не восприняли. Но это же было тогда понятно. Механизмы же не поменялись.

 

И вот конкретно, тогда посол провёл свою редакцию закона, победив Путина. И сегодня они за счёт этого закона, который тогда посол провёл, объявили нам санкции. В результате окружение Путина раскололось Часть людей, во главе с Ковальчуком (я имею в виду окружение из бизнеса, то есть, высокие люди) сказали, мы вообще откажемся от доллара. Почему они так сказали? Потому что им санкции объявили.

 

А теперь посмотрите законодательство в области банковского дела. Многие может не понимают. Подумаешь, Ковальчук отказался использовать доллар в расчётах своего банка. С точки зрения нормативов Российской Федерации, законов и инструкций Центрального Банка, этот банк на следующий день после этого заявления подлежал закрытию, отзыву лицензии. То, что его не закрыл Центральный Банк, это нарушение инструкции. Он сто банков уже закрыл. Этот банк он должен был немедленно закрыть. Потому что, без доллара невозможна работа банков. Это по инструкциям Центрального Банка. Но он же не закрыл этот банк. Потому что Путин там открыл вклад, Иванов открыл вклад.

 

Артём Войтенков: Так просто не закроешь уже.

 

Евгений Фёдоров: Чисто по политическим соображениям. Это означает, что возник клин.

- Часть людей на высоком уровне, во власти говорят: "Мы за то, чтобы отказаться от доллара". И тем самым улучшить российскую экономику, в двадцать раз, потому что, это снижение процентных ставок и запуск национальных механизмов: от дани отказались. Естественно, она у нас остаётся.

- И часть людей, во главе с Центральным Банком, которые боятся Путина, открывшего там вклад, которые просто затаились, и которые кончат этот банк, если Путин не победит. То есть, уже вопрос встал на острие ножа: кто кого.

 

Пятая колонна в России кончает сторонников не то что национального курса, а таких - более менее национального. Путин-то, сторонник национального курса, а эти люди вдруг сообразили, что желательно жить в национальном курсе, иначе нас кончат американцы. И откровенной пятой колонны в Центральном Банке. Смотрим.

 

Вот вам конкретная схватка. Это схватка не где-то: не на улицах, не в Луганске на баррикадах. Это схватка здесь, в Кремле. Это люди Кремля. Естественно, часть людей тут же поддержала Путина и Ковальчука: тот же, допустим, глава ВЭБа и так далее, Костин об этом говорил. А часть остались вместе с Центральным Банком и пятой колонной. И они сейчас ждут, чтобы нанести удары по Путину и по той части, которая решила перейти на сторону национального курса. Такая простая вещь.

 

Артём Войтенков: Как мы поймём, кто побеждает? И кто где за кого? Потому что, это вы вот сейчас переводите, рассказываете, а простой человек, ему говорят: вот Центробанк то сделал, Ковальчук то сделал, Банк России то сделал. Не понятно.

 

Евгений Фёдоров: Окончательно простой человек поймёт, когда он пойдёт в кассу, ему дадут в десять раз больше денег в качестве заработной платы, чем он получал сейчас, а потом он пойдёт в магазин, и увидит цены меньше, чем сейчас. Вот тогда будет окончательно понятно, что в России победил национальный курс.

 

Артём Войтенков: А если всё будет наоборот, тогда чего? И он поймёт, что всё пошло прахом.

 

Евгений Фёдоров: А если к нему в дом постучит бандит с дубиной, который будет при этом называться каким-нибудь красивым словом, что европейский интегратор, или поборник демократии.

 

Артём Войтенков: Общество открытых дверей.

 

Евгений Фёдоров: Да, который зайдёт к нему в квартиру и убьёт его детей, и что-то сделает с ним, тогда он поймёт, что он проиграл.

 

Артём Войтенков: Так уже поздно тогда будет что-то делать. Как мы поймём во время драки?

 

Евгений Фёдоров: Вы же вопрос поставили, когда поймут.

 

Артём Войтенков: Как?

 

Евгений Фёдоров: Как понять? Включить мозги.

 

Артём Войтенков: Это сложно.

 

Евгений Фёдоров: Как в Крыму. Что сложного? Смогли же мозги в Крыму включиться до того, как к ним пришли резать.

 

Артём Войтенков: Там пришёл человек…

 

Евгений Фёдоров: Нет, Человек с дубиной пришёл, но он её ещё не достал. Там не было пролито крови. Но они догадались. Не стали ждать, когда их зарежут.

 

Артём Войтенков: Ну, у них Киев так достаточно близко.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Куда ближе, чем от Москвы.

 

Артём Войтенков: Ближе.

 

Евгений Фёдоров: Сильно?

 

Артём Войтенков: Не сильно. Раза в два.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. На таком же расстоянии. Вон карта. То есть, это вопрос просто людей, когда они перестанут хотеть быть рабами и холуями. Вот и всё. Всё просто. Он перестал быть хотеть им, и мир поменялся: и он стал уважаемым человеком во всём мире. К нему стали серьёзно относиться. У него стали сразу счастье, богатая зарплата, богатая страна. В эту страну захотел поехать опять каждый третий немец, как в своё время переехал в Россию жить. Англичане захотели здесь жить, французы, не один Депардье, а вся толпа. Сразу всё поменяется, очень мгновенно, потому что потенциально мы, конечно, самые богатые и сильные.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Проблема-то, всё-таки в механизмах. Но для этого надо постараться. Пойти и… Вот мы вчера только провели, нет, в понедельник, позавчера, провели заседание Координационного Совета, где утвердили план реформирования конституции Российской Федерации. План можно реализовать за несколько месяцев, а можно реализовать за несколько лет.

 

Суть плана следующая.

Мы вносим поправки в конституцию, для этого надо собрать девяносто подписей депутатов о внесении поправок в конституцию, в тринадцатую и пятнадцатую статью.

 

Пятнадцатая - это колониальная статья о том, что Россия является подчинённым государством для иностранных государств. О том, что иностранные указания для нас являются основополагающими для всей системы государственного строительства, для всех законов, и всего остального.

И тринадцатая, которая запрещает нам вырабатывать самостоятельно стратегию: запрет на идеологию для государственной работы, в том числе и для законотворчества. То есть, нельзя писать законы для себя. Можно только брать законы (по пятнадцатой статье) из-за границы, которые придуманы для нас, как колонии. То есть, не те же, как за границей, а специально нам придуманные в качестве указания. Выполнять указания из-за границы.

 

Артём Войтенков: Подождите, в конституции, по-моему, такого нет, что мы только законы должны из-за границы брать. Впрямую не написано.

 

Евгений Фёдоров: В прямую написано: иностранные нормы для нас являются обязательными.

 

Артём Войтенков: Это же не то, что законы.

 

Евгений Фёдоров: А что же это такое? Конституция это основа государственного строительства. Если в конституции написано, что иностранные нормы для вас закон, то все остальные нормы внутри страны, включая законы страны, указы президента, постановления правительства, они должны быть во исполнение конституции. Условно говоря, пришла вам бумага, на которой написано иностранная норма, за подписью чиновника из США, какого-то. И вы обязаны эту бумагу исполнить, по конституции. Это для вас – закон. То есть, обязательные указания, которые вы обязаны исполнить. В том числе, если вы делаете законы нижнего уровня, то есть, национальные законы и всё остальное.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Это прямо записано в конституции. Это не просто поправка, а поправка о том, что Россия принимает решение перестать быть колонией и вассалом иностранного государства, победителя. Это акт об отмене акта о капитуляции, извините за тавтологию, 91-го года. Вот о чём речь. И отменить этот акт может только референдум.

 

Чтобы провести референдум,

- Надо девяносто человек депутатов подписать проект поправок в конституцию. - - Одновременно, депутатское объединений Российский Суверенитет должно подготовить закон о Конституционном Собрании, это обязательный элемент процедуры.

- Конституционное Собрание должно быть проведено, собрано. Мы предложили, что конституционное собрание опирается на две линии. Это президент, который его организует и вносит проекты, и муниципалитеты. То есть, это максимальное народное представительство.

- Конституционное собрание принимает эти и другие поправки. Потому что, оно имеет право дополнять поправки и многое менять.

- И дальше оно уже выносит на референдум изменения в конституцию. Мы эту процедуру позавчера запустили. То есть, мы уже.

 

Артём Войтенков: Долгие ходы достаточно. Пока это всё пройдёт

 

Евгений Фёдоров: Знаете, если народ поддержит эти действия, эти ходы можно сделать буквально за несколько дней. Что, мы не умеем быстро законы принимать, если надо? Если американцам надо, закон принимается за один день. А тут для Росси-то постараться можно?

 

Артём Войтенков: Но если система вся американская

 

Евгений Фёдоров: Да. Поэтому, уравновесить американскую систему может только массовая поддержка людей, народа. Отсюда и НОД. Решить проблему можно только через поддержку людей. Вот как с Крымом. Вышли люди, поддержали Путина, Путин принял Крым в состав России. Правильно? То есть, в Крыму люди проголосовали референдум, а тут была уличная поддержка. Не было бы людей на Красной площади, Путин бы Крым не принял. Потому что, у него для этого не было бы прав и возможностей, сил, как говорят. Его бы тут же пятая колонна скрутила, там же в Кремле. А поскольку народ, хоть и не сильно, тридцать тысяч маловато, честно говоря, но поддержал, у него были развязаны руки.

 

Здесь та же история: будет народ на улицах за свою свободу, значит, будет принята конституция. Будет принята конституция, я имею в виду референдум, и сделать это можно быстро. Можно даже успеть к этому единому дню голосования, который будет сейчас.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, осенью, в сентябре?

 

Евгений Фёдоров: Да. Если не успеем, то к следующему. Можно специально провести день голосования. Это как только буде расстановка сил. А расстановка сил у нас откуда исходит? Из двух вещей.

- Борьба Путина с пятой колонной

- и третий фактор - иностранная интервенция.

Иностранная интервенция происходит на Украине. Поэтому, фактор Украины толкает нас, прежде всего через улицу, через массовую поддержку людей к свободе, к освободительному процессу.

Принятие конституции, в которой мы освобождаемся от внешнего управления - это и есть технология, юридическая компонента свободы. Всё просто.

 

Артём Войтенков: Давайте назовём её не конституция. А то это слова иностранные, Конституция, канализация. Может, назовём как у немцев, главным законом?

 

Евгений Фёдоров: Я с вами согласен. Для меня, знаете, для кого-то ехать, а для кого-то шашечки. Я реалист и прагматик. Я считаю, что самое главное - ехать. Для меня главное, вот эти пункты: тринадцатый, пятнадцатый. То, что конституция никуда не годится, и название её глупое, не российское - это сто процентов. Названия какие-то: муниципалитеты, мэры. Иностранные оккупанты, которые, не стесняясь нас, назвали так. Взяли и сказали. Как Гитлер ваших градоначальников называли? Бургомистрами. Ну, Гитлер же, это немцы, а мы-то англичане: будет у вас мэр и сити-мэнеджер. Как прикажете барин, всё.

Вот это всё надо чистить. Надо убирать из преамбулы ссылку о том, что Россия с какой-то стати является чьим-то подчинённым сегментом, какой-то чужой цивилизации.

 

Артём Войтенков: Там написано общемировой.

 

Евгений Фёдоров: Да, вот есть серьёзные ребята в Вашингтоне, а тут какие-то не пойми кто, ковыряются. Из грязи только вылезли. Да конечно, они какие-то. Ну ладно, разрешаем быть вам, внизу там стойте в краюшке. Это убрать.

Убрать Центральный Банк, который является сборщиком дани, обслуживает иностранного данеполучателя и ликвидатора российской экономики. У него две функции, то есть, карательная в экономической сфере, и сборщика дани.

 

Там много что надо. Убрать тезис о том, что, кстати, единственная конституция в мире, которая содержит тезис... Это же надо придумать такое. Украинская на порядок сувереннее, чем российская. Единственная конституция в мире, которая содержит тезис о том, что природные ресурсы могут быть в частной собственности, что означает в иностранной собственности.

 

Артём Войтенков: По сути, да.

 

Евгений Фёдоров: У нас другой нет. У нас вся иностранная. То есть, это в чистом виде изъяли природные ресурсы из российской юрисдикции с какой-то стати, по конституции. Это всё важные вещи. Но они для меня, как прагматика, являются следствием первого решения. Если мы отказываемся от главного, иностранного управления в госстроительстве. То есть, отказываемся от статуса вассала-колонии, мы спокойно, через то же конституционное собрание почистим все остальные аспекты конституции. Которые будут следствием.

 

Тут главное решить главную проблему. Если вы решаете главную проблему, это акт о подчинении иностранному государству, под названием США, вы другие вопросы, в том числе и конституционные, решите автоматически. У вас заработает национальная система госстроительства. Тогда новые люди придут во власть, высшую, конституционного значения рядом с Путиным, и они начнут это всё убирать, чистить, и замещать.

 

Артём Войтенков: То есть, вы запускаете механизм, тоже слово иностранное. То есть, вообще закона о Конституционном Собрании, его сейчас до сих пор нет.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Хотя обязан был быть.

 

Артём Войтенков: То есть, вы должны сначала сделать вот это, то есть отладить закон о Конституционном Собрании, собрать само собрание, на референдуме поменять конституцию пока пару пунктов.

 

Евгений Фёдоров: Это всё аппаратный административный аспект, это всё не сложно. Поработают несколько тысяч чиновников на телефонах и на бумагах. Это всё не так сложно. У нас огромная госмашина.

 

Артём Войтенков: Это понятно. То есть, вы сначала, в первый год меняете два пункта. В следующий год…

 

Евгений Фёдоров: Мы запускаем. Это может быть и сразу. Мы запускаем процесс. Но на уровне конституционного собрания к этим двум пунктам могут присоединиться и другие, о которых мы с вами говорим.

 

Артём Войтенков: Это вообще всю конституцию надо менять просто. По большому счёту, ту выбрасывать.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Чтобы поменять всю конституцию, надо изменить главный пункт об иностранном подчинении. Он откроет механизм изменения всей конституции. Здесь вы правы. Я согласен, что не должно быть названия "конституция" Должно быть, как в Российской Империи писалось "Свод основных законов". То есть, основной закон. Но мы это даже не затрагиваем, чтобы не лезть во все эти споры.

 

Артём Войтенков: Споры начнутся, да. Как назвать…

 

Евгений Фёдоров: Надо взять главный вопрос. Главный вопрос, это тринадцатая, пятнадцатая статьи. И вот их и надо двигать. Именно к ним относятся слова Путина о необходимости при определённых условиях изменения конституции.

 

Но закон о Конституционном Собрании, который будет вноситься, это параллельно будет со сбором подписей по поправкам в саму конституцию. Потому что, закон о Конституционном Собрании потребуется, когда пройдут поправки в саму конституцию. То есть, у нас этот параллельные процессы должны быть. А это две трети голосов Думы и Совета Федераций. За это ещё придётся побороться в том числе штабам НОДа, улицей, митингами и всему остальному.

 

И конечно, Украина нам здесь здорово поможет. Потому что, когда ты сам, твои родственники дерутся уже военным путём за свободу своей Родины, то есть, Отечественная война, уж поверьте, все эти игры на бумаге, под названием законы, Конституционное Собрание, поправки - это всё становится бледным и совершенно не сложным, с точки зрения реальной проливающейся крови русских людей, которые бьются за свободу своего Отечества. Вот по сравнению с героями в Луганске, уж сходить на референдум, поставить галочку, и чиновнику обзвонить по телефону, и собрать Конституционное Собрание, это просто ерунда. Мелочь. Потому что, там люди бьются за нашу свободу, умирая. Вот вчера были похороны.

 

Артём Войтенков: Да, но, тем не менее, это тоже важная часть. Вот это.

 

Евгений Фёдоров: Это самая важная часть. Но, политически, на фоне умирающих за свободу России людей, это как бы десятикратное предательство это не сделать быстро и эффективно. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Тем не менее, такое же будет, вы же сами понимаете.

 

Евгений Фёдоров: Будет борьба, да. Но им будет сложнее бороться с нами в условиях, когда в Луганске, в Донецке, демонстрируют флаг борьбы за своё Отечество, пятой колонне здесь, в России, будет сложнее противостоять и Путину, и национально- освободительному движению снизу. Просто сложнее на фоне героических примеров борьбы наших сегодняшних русских людей против иностранных интервентов. То есть, они там против иностранных интервентов кладут свои жизни, а тут какие-то чинуши пытаются остановить волю народа по освобождению своего Отечества. Понимаете разницу?

 

Артём Войтенков: Главное, чтобы народ это понял.

 

Евгений Фёдоров: Те ребята, из Донецка, они могут и в Москву подъехать, если что. При каких-то обстоятельствах, поговорить с чинушами.

 

Артём Войтенков: Ну как поговорить? Он же не пойдёт в кабинет, и не будет таскать его за грудки.

 

Евгений Фёдоров: Не скажите. Процессы могут по-разному обернуться. Реально по-разному. Это вы недооцениваете события.

 

Артём Войтенков: Возможно.

 

Евгений Фёдоров: Вот я вам говорю, как человек, который занимается политикой и изучал её. События в России могут развернуться в такой бунт за суверенитет против иностранного интервента и пятой колонны, что тут мало никому не покажется. Это для чинуши будет легче и быстрее тихо слить, и передать власть Путину и нации, чем пытаться тут изображать из себя героя, который борется с национально-освободительным движением и против изменения конституции. Понимаете? Это очень быстро.

 

Вообще надо понимать, что такое война. Я просто знаю, что такое война, участвовал в боевых действиях. Это очень плохая вещь. Я самый большой ненавистник войны. Но я понимаю, насколько она меняет принципы отношений между людьми и меняет принципы принятия решений. Поэтому, если мы, не дай Бог, затянем с изменениями внутри страны на суверенный лад, и в это время на Украине развернётся настоящая Отечественная война, полномасштабная, с участием сотен тысяч людей, то просто, извините меня, сюда заедет одна дивизия повстанческой Украинской Армии в Москву, и решит эту проблему. И она решит их не методами уговаривания чиновников, вот поверьте мне. Причём, я думаю, что половина этой дивизии будут как раз, добровольцы из России. Так если сказать.

 

Артём Войтенков: Ну, добровольцы зайти в кабинет чиновника, и кого-нибудь…

 

Евгений Фёдоров: Я вам говорю, что запускается процесс. Мы вот так красиво здесь говорим: национально-освободительное движение, отечественная война. Просто дикая воля, дикая власть русского менталитета, русского мира поднимается, и горе тому, который окажется на его пути. Какой бы это ни был министр: образования, экономики, или кто-то ещё. Просто с ним не будут разговаривать. Вместе с Центральным Банком просто снесут к чёртовой матери. А Центральный Банк, как в своё время французы Бастилию, разнесут Центральный Банк, как Бастилию, просто на память. И никто их не остановит. Никакая милиция. Никто. Это не шутки.

 

На Украине запускается военная компонента НОДа. Артём, вы ещё не поняли, что это такое. Какая мощь, если хотите, землетрясение поднимается. На Украине - здесь, московское землетрясение. У нас ещё думают, на Украине далеко, восемьсот километров. Это здесь поднимается. Это здесь поднимается просто железная народная рука по уничтожению пятой колонны. И если эта пятая колонна не успеет вовремя слинять, сегодня рано, завтра поздно, это будет физическое уничтожение. Это не шутка. Это будет физическое уничтожение. Это будет реальное физическое уничтожение предателей. И не дай Бог кому-то, может кто-то будет и невиновен, к сожалению, попасть под эту горячую руку народа, вооружённого народа, обращаю ваше внимание. Почувствовавшего, что такое победа над интервентом, пятой колонной и оккупантом, там, на Украине. Русского народа.

 

Артём Войтенков: Так, сейчас я чувствую, что вот эти ваши слова опять перевернут, извратят, и скажут, что Фёдоров грозил чиновникам.

 

Евгений Фёдоров: Я чиновникам не грозил. Я рассказываю о политическом процессе. Как этот процесс работает в мире, исторически. То, что я сейчас сказал, вы найдёте в любом учебнике истории.

 

Артём Войтенков: Это понятно, да, когда разъярённый народ уже сносил все эти дворцы, и вытаскивал оттуда всех и просто убивал на площади и вешал.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Если бы там на Украине ту же федерализацию или русский язык сделали, понятно, что хунте это не надо. Они хунте это не разрешат. Но если бы сделали раньше, там не было бы сегодняшних событий, восстания. Здесь та же история.

 

Идёт выстраивание национально-освободительного процесса, который упёрся сегодня в пятую колонну и бюрократические препоны. Но это не значит, что он подавится, этот процесс. Он бы может быть и придержался, если бы не было украинских военных событий. Но, в условиях украинских военных событий, этот процесс уйдёт в вооружённые отряды Украины, и с Украины вернётся в Москву. То есть, парадокс заключается в том, что, либо донецкие шахтёры через Киев придут в Москву, либо сирийские, американские солдаты, американская карательная армия, через Донецк, опять же придёт в Москву сюда, на майдан, и опять же уничтожит, но уже сторонников национального курса и Путина. Вот так стоит вопрос.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1360 мб)
Видео MP4 640x360 (513 мб)
Видео MP4 320х180 (278 мб)

Звук:
(22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (43 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (49.1 КБ)
FB2 (170.76 КБ)
RTF (508.53 КБ)