Беседа 9 апреля 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 9 апреля 2014.
Разговор о восстании против американо-немецких захватчиках на юго-востоке Украины, предательстве народа России, нарушении Центробанком Конституции РФ, угрозах санкций со стороны Европы и США, и об артистах-депутатах Государственной Думы.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Федоров

Евгений Федоров 9 апреля 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-04-09

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://www.rusnod.ru/

Денис Ганич - партия "Национальный курс"

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас на Украине происходит новая волна действий. Я бы назвал её обратной волной. Если поначалу Майдан захватывал Украину, то сейчас идёт обратное действие. То есть, сначала Крым отошёл к России. Сейчас Луганск, Донецк, Харьков. Там происходит примерно то, что и происходило на Майдане в конце 2013-го, начале 2014-го года. А сейчас происходит обратное. То есть, эти области примерно такими же действиями хотят присоединиться к России или как-то отойти под её защиту. Я так понимаю, что вы объясняли это, как новый вид боевых действий при ядерном оружии. Действий боевиками…

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, стандартный. Как он был, даже не до ядерного оружия, а до так называемых призывных армий. А призывные армии существуют всего сто пятьдесят, двести лет. А до этого человечество десятки тысяч лет воевало теми частями, которые сейчас называют наёмники, иностранные начальники, какие-то фирмы. Раньше это слово ландскнехты было. (прим.ред ландскнехты — самостоятельные отряды наёмников из разных европейских стран) 

 

Сейчас  вот эта американская фирма, которая как бы туда поставляет вооружённые силы, которые состоят из американских военнослужащих, но при этом они говорят: "Мы вот три копейки получили от кого-то по формальному контракту". То есть, такая армия, вот вам рубль и имеете право всех резать. Понятно, что невозможно дать… Если у военнослужащего есть полномочия резать, то есть, нарушать закон, это государство. То есть, функция не в том, что ему платят зарплату военнослужащего, или наняли как бы, что одно и то же, какая разница. А функция в том, что ему разрешили убивать людей. Если ему разрешили убивать людей, значит, он находится в юридической конструкции государства, которое его туда послало. В данном случае Соединённые Штаты Америки.

 

То есть, мы можем юридически сказать: на территории Украины действуют войска интервентов в лице Соединённых Штатов Америки и Германии, современного типа. То есть, исторически современного типа. Не призывная армия. То есть, действуют не люди  призванные на государственную службу из молодёжи, а именно профессионалы подготовленные и названные, которые являются нерегулярными частями США и Германии.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Наши нерегулярные части делают то же самое, насколько я понимаю.

 

Евгений Фёдоров: Не делают. Там нет вооружённых сил. Там нет граждан Российской Федерации. Если вы заглянете, недавно туда даже депутаты Верховной Рады пошли в эти захваченные здания в Донецке, в Луганске. Они там не нашли ни одного гражданина не Украины.

 

Артём Войтенков: Подождите, они же там не проверяли паспорта у всех.

 

Евгений Фёдоров: Проверяли. Он же сказал: "Я специально ходил и узнавал". Тягнибок специально ходил и узнавал. Это депутат, зампред правительства, узнавал. Он же по людям прошёлся, у всех спросил. Там же видно, кто осуществляет функцию защиты, охраны. Нельзя охранять так, чтобы тебя не видели. Он прошёл. Там все граждане Украины.

 

Артём Войтенков: Ему прямо все предъявили паспорта?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю все, у кого он спросил, предъявили паспорта. Он бы не говорил, если бы не знал. Он сказал все. То есть, он всех обошёл в здании за несколько часов, всех спросил, со всеми поговорил. Понятно, кто гражданин Украины. Наверное, спросил, с какого ты места, кто-то показал паспорта. Ну, видно, что гражданин Украины. Кроме того, граждане России не очень знают детали украинского языка. То есть, там есть вещи, по которым это очевидно и понятно.  С другой стороны никто и не скрывает, что на территории Украины, в том числе на территории этих субъектов, где подавляются эти восстания, действуют иностранные солдаты. Так можно наёмником назвать солдата любой армии.

 

Артём Войтенков: Ну да, он же за деньги.

 

Евгений Фёдоров: Он за паёк, да. Форму ему выдало государство, как бы наёмник. То есть, это лукавые слова. А суть простая: американские солдаты выполняют карательные функции на территории Украины. Как они выполняют  на территории Сирии, до этого, Ливии, Ирана, и всех остальных. Ничего не поменялось. Работает американская армия вторжения, которая по очереди вторгается в разные государства, на разные территории. Она вторглась на территорию Украины. Давайте вернёмся к началу вопроса. Изначально никто не скрывал, что Яценюк – кандидатура, назначенная США. Они это сказали заранее. То есть, не сейчас мы это узнали, из каких-то там источников. А заранее официальные лица США сказали: "Мы хотим, чтобы у вас был Яценюк".

Сказали? Сказали.

Мало того, официальные лица вытащили Януковича и сказали: "Подпиши бумагу, чтобы был Яценюк".

Янукович публично ему сказал: "Тебя хотят назначить американцы. Я готов подписать, потому что я их боюсь".

Он сказал об этом? Сказал.

 

Дальше. Яценюк мог взять власть легально? Мог. Не взял. Почему? Потому что, взятие власти легально, для американцев, нарушает их планы. По одной простой причине. Ему давали всю полноту власти. Потому что, взятой легально властью нельзя использовать механизм террора и подавления. Потому что ты обязан находиться в рамках закона. Если ты получил власть легально, значит, ты должен выполнять так же легально законы. Ты можешь быть проамериканский, пронемецкий, но ты должен выполнять законодательство. Пока ты переделаешь законодательство, это пройдут годы.

 

Для американцев этих лет нет. Им нужно срочно решать вопрос. Какой вопрос? Вот тут расхождение между американцами и немцами. Немцев устроил бы Яценюк, как официальный глава Украины, потому что, он готов был выполнять все их условия. А какие перед немцами условия? Точно такие же, какие немцы ставили, когда осуществляли интервенцию на территории Украины за последние сто лет уже третий раз. То есть, сокращение численности населения, и об этом говорила госсекретарь США (официальные документы есть), что они планируют сократить населения России, Украины и всей бывшей территории Советского Союза в пять раз. Было такое? Эти слова были. А до этого руководство Англии, союзников США, слова были? Были. То есть, эти слова заложены в план. Так же, как заложены были в план Барбаросса, и в планы гитлеровской Германии - сокращение населения. Методы другие. Потому что, Гитлер использовал методы газовых камер. У американцев методы: стерилизация, беженцы, то есть, изгонять население, замещать населением с других территорий. Методы другие. Но, англосаксы более хитрые в историческом государственном строительстве, чем немцы. Но, тем не менее, это чёткая позиция, она была заявлена, и она реализуется.

 

Дальше. Организацию государственного переворота взяли на себя непосредственно американское посольство и граждане США. То есть, Центральное Разведуправление, которое направило туда специалистов, которые этих переворотов сделало уже десятки, и которые просто организовали этот государственный переворот. С помощью своих солдат, которых они туда направили, и через пятую колонну в пограничных службах провезли даже на самолётах. В военно-транспортной авиации, например, Польши, были замечены перевозка солдат иностранной армии на территорию Украины. То есть, это в чистом виде иностранная интервенция. Она в чистом виде как бы в историческом ключе, но она не на танках впрямую, но разницы-то никакой. Главное - результат достигнут.

 

В результате Яценюк получил власть госпереворотом, и теперь у него обратного хода нет. Иначе ему Гаага и расстрел. Потому что, он совершил высочайшее преступление с точки зрения любого государства. Кстати, по-любому, его кончат, но теперь у него нет вариантов, отказаться в момент приказа США. Он не сможет, как бы сбежать, свинтить, потому что, он совершил госпреступление. Его будут преследовать, если он кинет американцев, как преследовали, например, Гитлера после войны, или ещё кого-нибудь. Поэтому, он будет идти до конца. В том числе, он готов погрузить руки в кровь, потому что у него нет вариантов: либо, его расстреляют в Гааге, либо, он сам будет расстреливать по приказу США, людей. Потом они его, правда, тоже кончат, но не сразу. У него как бы есть какой-то манёвр в течение года-двух, как-то сманеврировать в этом вопросе. Всё очень просто и стандартно в историческом ключе.

 

Дальше. Что сделал Яценюк, как только пришёл к государственной власти? Обратите внимание. Ровно сделал то же самое, что сделало, назначенное например, Сталиным финское правительство: подписало документ о вводе войск и внешнем управлении. Напоминаю, это события 39-го года. Например.

 

Так вот, он сделал что? Он тут же подписал с Германией и Европейским Союзом документ, в соответствии с которым в Киеве устанавливается власть иностранного правительства, возглавляемая иностранными гражданами. Это документ "О Евроинтеграции" он называется, но назвать можно как угодно.

 

Артём Войтенков: Это то, что не подписал Янукович в своё время. Да?

 

Евгений Фёдоров: Янукович не подписал большой документ. А Яценюк подписал часть этого документа. Первую главу Яценюк пока не подписал, потому что она содержит слишком откровенные слова. А вот вторую часть он подписал. Так вот, второй частью устанавливается иностранное правительство. Возглавляет это правительство датчанин. Фамилию можете потом разместить, у меня где-то справочка была. Который осуществляет функцию стратегического управления Украиной, то есть, экономикой, социальной сферой, то есть, сокращение населения.

 

Кстати, почему немцы, американцы, ставят вопрос сокращения населения Украины? По одной причине. Это конкурентная борьба наций. Они же понимают, что сегодня такая ситуация, а через двадцать лет по-другому выстроится. А надо решить стратегический вопрос, которому сотни лет. Если население этой территории сокращено, значит, эта территория никогда не поднимется. И никогда не будет участвовать в бунтах каких-то, в освободительных движениях и так далее. Это логичный ход со стороны и Гитлера, и Обамы сейчас.  Вот эти задачи сейчас и выполняет даже не Яценюк, а иностранный глава правительства, который сейчас пока временный, потом немцы заменят его на другого главу правительства, уже постоянного. Так прописано в договоре. И сегодня Украиной управляет именно он. То, что у него не берут интервью каждый день и не спрашивают, какие он даст указания, это только говорит о том, что там очень хорошо работает пропаганда. В том числе, в российских СМИ, которая не показывает главные вещи, главную суть событий.

 

Всё, что сделал Яценюк за всё это время, он сделал только одно: он подписал документ о сдаче Украины. Всё. Иностранному управлению во главе с иностранными чиновниками. На языке Германии, это он подписал рабочий документ гауляйтеру, так вот если. И после этого у него появился уже начальник у самого Яценюка в лице датского чиновника, который сидит в Киеве, у которого есть свой кабинет, свой кабинет министров и он теперь командует этим же Яценюком. То есть, холуй привёл к власти хозяина, и теперь ему доложил: "Всё в порядке. Мы всё сделали". Вот что произошло. Это обычное историческое событие. В нём нет ничего нового, никакой новизны. Так делали всегда все интервенты, все оккупанты. На той же территории Украины это третий раз за сто лет. Всё, то же самое.

 

Денис Ганич: Вы сказали у Америки и Германии разные подходы. В чём разница?

 

Евгений Фёдоров: Германии нужны деньги, Германии нужен чернозём, Германии нужно добавить своё население за счёт населения Украины и России, то есть, усилить свой национальный состав, укрепить его. И Германии нужна колония, эксплуатация просто. Для Германии это обычное колониальное решение. Они так в документе и прописали. Задачи вот этого правительства, иностранного - усиление эксплуатации Украины. Причём, для Германии Украина не является людьми цивилизованными. То есть, они не признают Украину, как равное государство. Они рассматривают Украину, как обычную колонию, которая должна обслуживать Германию. Это значит, что жители Украины должны жить впроголодь. Они должны только не умирать, чтобы работать могли и обслуживать Германию и всё. Они не рассматривают их никогда как равных, или которые могут быть какими-то партнёрами. Они так эту политику и проводят.

 

Соединённые Штаты Америки, у них другая задача. Кроме задачи общего мирового контроля, который тут чуть-чуть усилился, они ещё дали кость своим вассалам в Европе. Кость - тоже немаловажная вещь. Сказали: "Вот, вы можете сейчас осваивать Украину и получить с неё какие-то дивиденды" Их главная задача – защитить однополярный мир, американскую империю. Чтобы защитить американскую империю, им нужно ликвидировать Российскую Федерацию. Сейчас это без вариантов.

 

Это означает, что захват власти в Киеве для Германии и Америки - это единый порыв, единое решение. А дальнейшее распоряжение территорией - немножко разные подходы:

- Германия готова согласиться с мирной Украиной в рабском состоянии.

- Америке нужна война.

 

Им нужна военная территория Украины для целей вторжения в Россию. Не гражданская, а война на территории оккупированной. Это нельзя назвать гражданской войной. Потому что, гражданская война подразумевает равенство сторон. Если с одной стороны интервент, а мы это обсудили, а с другой стороны местное население, это не гражданская война. Это война с интервентом для одних людей и для других - это карательная война. Для США и Германии это карательная война.

 

Артём Войтенков: Но, если их взгляды и устремления так различаются, в первом шаге они совпадают по Украине, США и Германии, а во втором шаге они различаются. Причём, они же это прекрасно понимают. Что немцы, что американцы это понимают. То есть, кто кого хочет переиграть?

 

Евгений Фёдоров: Никто не переигрывает. Давайте посмотрим систему отношений американцев с вассалами. Система отношений господина с вассалом везде одинаковая. Эта конструкция, она не является какой-то особенной по отношению Германии и США. И суть этой конструкции такая: вассал выполняет приказы господина, но господин учитывает интересы вассала.

 

Господин, всегда американцы в голове держат, а вот всё-таки, надо какую-то кость вассалу дать.

- Ему надо дать уровень жизни - они разрешают им немножко заработать.

- Ему надо дать систему поддержки реализации их интересов, чтобы вассал не восстал против господина. То есть, это определённая система манипулирования.

 

И в этом плане Германия выполняет приказы США конечно же. Но при этом, у неё есть свой интерес внутри, который США частично удовлетворяет. То, что они дальше расходятся, это не является принципиальным. То есть, немцы будут просить Америку успокоить ситуацию на территории Украины.

А Америка будет немцам говорить: "Ну не сейчас. Вот возьмём Москву, тогда успокоим".

Вот будет какой диалог.

"Но Москва, это уже наша - скажут американцы - Вас мы туда не пустим, Москва  это уже наше".

 

Вот какая логика. Это, по сути, считайте, что собралась в каком-то смысле банда. Историческая, потому что ей тысяча лет, банда англосаксов, которые реализуют свою обычную политику бандитизма на планете Земля с целью обеспечить своё доминирование уровня жизни. На этом принципе англичане строили свои империи последнюю тысячу лет. И вообще, и немцы строили, и французы. Они никогда не жили по средствам. Не было ни одного дня, чтобы Англия или Франция, или Германия, жили по средствам. То есть, за счёт своего труда. Они всегда жили за счёт эксплуатации других народов и стран. Они по-другому не умеют. Это как волк не может жить, сея зерно, собирая его и выпекая пирожки. Он не может так, не умеет. Он может только грызть барана, или напасть на корову. Это - то же самое.

 

Артём Войтенков: Мало того, даже маленькие Нидерланды тоже были колониальной империей, и свою последнюю колонию они потеряли только после Второй Мировой войны в двадцатом веке.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. И теперь они входят в вассальный американский мир и живут за счёт подачек с американского стола. Поэтому, они достаточно надёжные слуги американцев. При этом они потеряли чувство собственного достоинства, у них есть начальник. То есть, у них внутреннее противоречие. С одной стороны я как бы вынужден выполнять приказы США, потому что, они меня подкармливают, я питаюсь объедками с их стола. А с другой стороны я, конечно, помню свою историю, что я когда-то верховодил и сам гонял этих рабов и туземцев. А теперь я стал как бы посерединке между туземцами и сверхнацией, как говорит Обама. Это их напрягает. Но, в балансах интересов американцы вторую сторону дожимают за счёт манипулирования властями во Франции, в Нидерландах и других.

 

Мы видим, как во Франции Стросс-Кана например. Не нравится президент, скинули, поставили другого. Или Берлускони в Италии - назначили американцы другого. То есть, вот эти факторы, они сочетаются. Это сложная конструкция отношений, но при этом европейцы получают свои деньги, ненавидят американцев, но им служат в силу того, что у них в балансе интересов не хватает сил для того, чтобы принять решение, что чувство собственной значимости для них важнее царских объедков с обамовского стола. Вот я бы так сказал.

 

Денис Ганич: А вот ещё такой момент. Год-полтора назад мы говорили о том, что восстание мирового национально-освободительного движения могут поднять Китай или Германия.

 

Евгений Фёдоров: Мы просчитали, Китай, Германия и Россия.

 

Денис Ганич: Да. Возможно, это сделать Германии или Китаю?

 

Евгений Фёдоров: И России. Мы тогда говорили о России.

 

Денис Ганич: То есть, получилось в итоге, что подняла восстание Россия.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, в России есть несколько факторов, почему оказалась Россия. Я бы не сказал, что подняла, я бы сказал,  оказалась. То есть, то, что готов был терпеть Китай в силу того, что его конечно за тысячу лет колониального прошлого ухайдокали. Просто там они не готовы быть лидерами процесса исторически. Да у них другие немножко подходы. Они всё-таки, нация выжидания. Они считают, мы подождём. Мы так сыграем, вот как со Сноуденом, чтобы вместо нас ответил кто-то другой. Мы подбросим проблемы, перекинем через границу. Это у них такая ситуация есть.

 

Россия исторически в этом плане более не гибкая. То есть, для нас всё-таки, понятие свобода, независимость, государственное строительство, основанное на равенстве и свободе - для нас является фактором внутреннего устройства, в том числе человеческого. Мы же не случайно, когда обсуждали вопрос, что такое англосаксы, Россия и Китай, мы говорили, что англосаксы – это исторические бандиты. То есть, живущие за счёт других. Из этого очень много вещей следует на самом деле. Это не то, что вот бандиты и бандиты. Нет. Из этого следуют технологии госстроительства, отношения с другими нациями, хорошая мощная пропаганда, потому что, бандит должен  не только убивать, но и пугать. А пугать, значит, мощная государственная пропагандистская машина - элемент госстроительства англосаксов. России никогда это не требовалось.

 

В России система равенства приводила к обратной стороне медали. Какая обратная сторона? Во-первых, равномерное развитие территорий. То есть, как, Россия приходит в Афганистан, строит. Америка приходит в Афганистан, ломает и делает наркотики. Это разная логика подхода. Нас всё время упрекали, что Россия кормила окраины. Помните же, было, всё время об этом говорили. Но она не кормила окраины. Она на окраинах создавала такой же уровень жизни, как в центре. Потому что, мы рассматриваем мир, как равный. Потому что, у нас другое отношение к государственному строительству.

 

Мы не можем строить государство, не то что, не хотим, может и хотели бы жить за другой счёт, но не умеем. Мы не можем. Это противоречит нашей внутренней природе: природе русского человека,  природе государственного строительства на территории России, как сбор наций, сразу сто сорок народов. В отличие от англосаксов, где одна нация по крови, а остальные все туземцы. Или такая же нация, которую надо задавить, подавить. То есть, бандит с бандитом выясняет отношения на этих, на стрелке. Это другая логика.

 

Поэтому Россия по-другому строит и систему мира. Из-за этого она оказалась в лидерах процесса. Не то, что хотел кто-то в России оказаться, пойти вперёд, открыть тельняшку: "Стреляйте, гады". Нет. Вот в этой давней каше межгосударственных, межнациональных отношений, нас как бы вытолкнуло вперёд. Китайцы тихо-тихо свинтили, откупились где-то, где-то уступили больше, чем хотели бы, чем мы бы. Немцы, те пока не готовы были просто поднять флаг восстания. Они же пытались. Меркель там вдруг заговорила: "Что это вы меня слушаете?" Ещё что-то начало происходить. Но они не созрели для этого процесса, слишком сильная оказалась зависимость. Россия оказалась, как бы впереди процесса. Она оказалась зачинщиком. Если вот сейчас говорить украинско-бандеровским языком, зачинщиком восстания против Соединённых Штатов Америки.

 

А когда ещё и Путин на Валдае сказал, что он сторонник идентичности – всё! Он просто стал мировым национальным лидером тех людей, которые выступают за нормальную жизнь. За то, чтобы у них была семья, чтобы их не уничтожили в этих разборках гомосексуальных, родитель один-два. Чтобы у них не отнимали детей. То есть, просто нормальные люди увидели лидерство в этом процессе, и руководителя конечно тоже. Поэтому сложилась ситуация, когда мы оказались вытолкнуты в лидеры.

 

Вот сейчас мы можем наблюдать эти процессы в том же Киеве, в Донецке, в Харькове. Когда нормальные люди, там, работал таксистом, рабочим, офис-менеджером, и вот как-то он, сам для себя непонятным образом пришёл на этот митинг, его кто-то сзади толкнул, он оказался на трибуне, потом оказался лидером. Потом его схватили, посадили, увезли в тюрьму. Понятно, да? Вот так происходит, в каком-то смысле и с Россией. Но это её историческая, если хотите, роль, второй полюс, нравственности.

 

У бандитов нет нравственности. Отсюда логика. А что такое американская, английская пропаганда? Это тотальное враньё. Бороться враньём мы не можем. У нас, конечно, тоже врут постоянно СМИ, потому что они пятая колонна. То есть, наша природа государственного строительства тысячелетняя не позволяет использовать метод вранья, как тотальный, как постоянно действующий. Поэтому, мы не можем наладить контр пропаганду. Мы не можем действовать точно так же сильно, как действуют американцы в области СМИ, и в области машины пропаганды. Просто, это не наша природа. Мы сильнее в других вещах. Мы сильнее в строительстве армейском. То есть, у нас сильнее открыто забрало. Мы сильнее в плане духовном, нравственном. Это у нас сильная сторона. Но мы не можем прекрасно врать для того, чтобы противопоставить американскому вранью, наше враньё. Это не получается у нас и не получится, и пытаться не надо. То есть, не надо пытаться продублировать машину вранья, я так считаю. Надо усиливать те места, где мы сильнее. А мы сильнее, прежде всего, в лидерстве по нормальному отношению к жизни, в культуре, в системе государственного строительства, направленного на поддержание уровня жизни и качества жизни и комфорта всех людей и всех народов, с которыми мы связаны. Всё-таки, действовать придётся здесь. Врать не получится.

 

Артём Войтенков: Я только – за. Только, почему-то большинство политиков не придерживается этой точки зрения.

 

Евгений Фёдоров: Каких? Где?

 

Артём Войтенков: Мировых. Любой политик, это, в общем-то…

 

Евгений Фёдоров: Не так. Не придерживается этой точки зрения политики, представляющие один миллион человечества англосаксонской расы. Это чуть больше десяти процентов человечества. То есть, из числа политиков это может быть один из десяти политиков. Просто они сейчас верховодят. Бандиты оказались как бы в мировом масштабе у власти. Они верховодят, как американская империя. Но это не много. Это жизнь так сложилась. Вот, в Киеве бандиты захватили власть, и в мире бандиты захватили власть. Это правда. Метод бандитов - у них хороший метод. Не удалось с ними справиться нормальным хлеборобам.

 

Артём Войтенков: Ну да, вот они хлеборобов ещё перережут, и будет вообще хорошо.

 

Евгений Фёдоров: И что дальше? Кормить-то, кто их будет?

 

Артём Войтенков: Не, ну часть оставят.

 

Евгений Фёдоров: Да, они так и делают постоянно, исторически. Поэтому, на Украине мы и видим элемент этого процесса. Мы начали с другого. Для американцев Украина, это движение на Москву. То есть, для них Киев есть просто промежуточная инстанция перед атакой вторжения на Москву. Это означает, что они готовят вторжение на Москву, как мы и говорили, ориентировочно в следующем году.

 

Технология абсолютно такая же, Путин о ней говорил.

- Пятая колонна во власти.

- Недовольство людей, сознательно спровоцированное национал-предателями, которые работают в Центральном Банке, в Министерстве Финансов, в Министерстве Экономики, в правительстве. И задача которых, подготовить недовольство людей. И Путин об этом говорил в послании. Но, это же тоже, наши СМИ не заметили эту часть послания, да? Не заметили. А это - технология.

- И следующий этап, после того, как территория будет подготовлена пятой колонной, Ливановым, Улюкаевым, Симоновским в Центральном Банке, и всеми остальными, сюда придут уже, поэтапно, интервенты в лице иностранных тех же самых солдат, как и в Киеве, пятой колонны, средств массовой информации и всего остального. То, что сегодня СМИ как бы немножко изменили риторику и стали чуть лучше, это, скорее они мимикрировали, просто подстроились под этот план. Зачем им нужно, чтобы их Путин вручную, как бы, скинул? Например, первый канал. Ну, зачем им нужно, чтобы их вручную Путин скинул, или НТВ, или ВГТРК? Поэтому, они немножко мимикрировали. Они по-прежнему врут. Иногда нас спрашивают: "Почему мы говорим, что они врут?" Потому что они, по-прежнему, освещая избирательную кампанию Украины, например, называют кандидатов в президенты. Понятно, что не может быть кандидатов в президенты в условиях военной хунты на оккупированной территории, в отсутствии СМИ. Это просто формальное назначение американского Порошенко, оформленного через новые бумаги.

 

Они вон избирательную комиссию наполовину зачистили, выгнав из неё людей. Тоже наши СМИ об этом не говорят. Людей, которые не готовы были подделывать протоколы в открытую. Поэтому, они просто честно пришли к члену избирательной комиссии и сказали: "Ты готов подписывать протокол? Мы уже его написали, в принципе к 24-му числу, можешь уже сейчас расписываться"

Он сказал: "Ну, я вроде как боюсь, вдруг, что не так. Как-то уж откровенно так".

- "Ну, тогда пошёл вон отсюда".

 

Вот они сократили численность в  половину от этой избирательной комиссии. Остальные готовы. Сзади стоит уже на всякий случай, мужик с дубиной, причём, не из Правого сектора, а из числа американских солдат. Которые базируются в так называемой самообороне майдана. Правый сектор, это идеологические отряды, а оборона майдана – это в чистом виде американские наёмники, солдаты. Всё. Стоит этот человек с дубиной. Если он передумает и решит не подписать, дубиной по голове. Вот и всё.

 

Поэтому, никаких выборов не может быть. Но наши-то СМИ об этом не говорят. Они там всерьёз обсуждают каких-то кандидатов, программы. Ну, сказали бы правду, вот, путчисты готовят всякую чушь. Нет, не говорят. Или поехал министр иностранных дел Украины, они говорят: "Министр иностранных дел".

 

Какой министр иностранных дел? Его никто не назначал законным путём. А это хунта назначила, какого-то там гаврика. Почему так не сказать?  Назначенный хунтой министр иностранных дел в кавычках, что-то там сказал в Вашингтоне. Так бы и сказали. От них же не требуются действия. От них требуется просто правда. Я что-то неправду говорю? Правда. Никто как бы с этим и не спорит. То есть, это очевидная правда. Почему не говорят? У меня вопрос.

 

Артём Войтенков: Потому что, как вы сами сказали, СМИ  у нас является пятой колонной. То, что они говорят частично правду об Украине, о событиях на Украине, о тех самых боевиках, оружие показывают. Не всё, правда, но что-то показывают.

 

Евгений Фёдоров: Чуть-чуть говорят, молодцы, в этой части молодцы

 

Артём Войтенков: Какие молодцы? Они на самом деле работают на столкновение России с Украиной. На Украине другое говорят.

 

Евгений Фёдоров: Это тоже. Я просто о другом. СМИ должны говорить правду. Они сейчас чуть-чуть правду приоткрыли в части того, что украинский народ борется с оккупантом, с интервентом - это правда. Это уже неплохо, я так считаю. То, что они пытаются столкнуть - согласен, Потому что, они как пятая колонна и пытаются. То, что они ровно через год, когда здесь будет вторжение, вдруг все окрасятся в антироссийские тона, и будут на Путина так же наезжать, как и наезжали пару лет назад и жёстче - тоже сто процентов. Никаких сомнений в этом нет. То есть, мы просто знаем, что это произойдёт. И у нас не получится защитить себя и страну, не решив проблему пятой колонны, в том числе, в области СМИ. Не получится.

 

Нам не получится решить проблему уровня жизни, не решив проблему пятой колонны. Путин это понимает. Он об этом говорил в послании. Просто люди его не поддержали. Потому что, когда он в послании спросил: "Мы готовы, как до сих пор (до послания) оставаться рабами и холуями иностранных государств, чтобы они нас неизвестно куда вели? Или не готовы?"

 

Люди вышли, конечно, на улицу. Напоминаю, на Красной площади митинги запрещены. То есть, иногда у нас спрашивают, почему Путин мне лично не скажет? Он сказал по телевизору. В специальном послании. Никогда до этого не было. То есть, высший уровень подачи информации. Он сам вышел на Красную площадь, на которой он устроил митинг, которые на Красной площади запрещены, вообще-то говоря. Чего ещё? Как ещё сказать сильнее? Дальше, это просто Путин должен ходить по очереди по квартирам и бить дубиной по голове.  Это нереально просто.

 

Артём Войтенков: Вот мы же говорили, что политики не говорят всю правду. Путин не может всю правду сказать. Народ ждёт, когда Путин лично скажет, что вся наша государственная структура является пятой колонной. Мы же в прошлый раз обсуждали это. А народ ждёт, что Путин лично скажет по телевизору, хотя бы по Первому каналу 10 минут, что мы проиграли холодную войну, мы являемся проигравшим государством, и захваченным им, и пятая колонна у нас сидит во власти и представляет, собственно говоря, всю власть. То есть, народ, не привык мудрствовать, большинство народа. Им нужно, чтобы сказали честно, прямо, и в открытую. Тогда, после этого…

 

Мария Катасонова: А Евгения Алексеевича им мало? Евгений Алексеевич говорил…

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич не Путин. Евгений Алексеевич просто депутат. Депутатов у нас много. Путин у нас один.

 

Мария Катасонова: Многие люди, которые мне не верили, что Путин на такое способен, после его речи сказали, что он реально сказал, он реально обратился, он реально призвал.

 

Артём Войтенков: Эти люди - ты с ними общаешься.

 

Мария Катасонова: Ну, да, пагубное влияние.

 

Артём Войтенков: Ты им что-то объясняешь. А большинство людей не общаются в таких кругах. Им нужно, чтобы им сказали чётко: глава государства, царь, наш, русский.

 

Мария Катасонова: Сейчас нам процитируют царя.

 

Артём Войтенков: Сказал, что ребята, пошли воевать.

 

Мария Катасонова: Денис, говорил же он такое? Говорил.

 

Артём Войтенков: Он сказал, это понятно вам, да?

 

Мария Катасонова: Он сказал пятая колонна. Будет в экономической сфере всё расшатываться.

 

Артём Войтенков: Маша, людям надо сказать, повесим этого, этого и этого.

 

Евгений Фёдоров: Не имеет права кого-то повесить. Вы же не имеете. А почему люди считают, что Путин имеет право?

 

Артём Войтенков: А вот люди так считают.

 

Евгений Фёдоров: Значит, они жертвы пропаганды. Я не знаю, как ещё сильнее можно сказать. Вот. Давайте посмотрим.

 

Цитирую:

" Мы явно столкнёмся и с внешним противодействием, но мы должны для себя решить, готовы ли мы последовательно отстаивать свои национальные интересы или будем вечно их сдавать, отступать неизвестно куда. Некоторые западные политики уже стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем. Хотелось бы знать, что они имеют в виду: действия некоей пятой колонны – разного рода "национал-предателей" – или рассчитывают, что смогут ухудшить социально-экономическое положение России и тем самым спровоцировать недовольство людей? " (прим.ред Обращение Президента Российской Федерации 18 марта 2014 года http://www.kremlin.ru/news/20603 )

 

То есть, Путин сказал  абсолютно. Куда прямее-то? Мы дальше будем сдавать свои интересы? Он сказал по-русски. Он сказал, что Россия сдаёт свои национальные интересы, понятно по тексту, с 91-го года.

 

Артём Войтенков: Это вам понятно по тексту. Но…

 

Евгений Фёдоров: Так написано. Дальше он спросил у народа. Вопрос, к кому он обратился? Мы готовы и дальше, вечно их сдавать? То есть, дальше, вечно их сдавать. И отступать неизвестно куда? Или, вы, народ, не хотите этого? Вопрос был? Народ ничего не сказал, типа, нам это всё не важно.

 

Артём Войтенков: Слушайте, вы десять минут искали этот отрывок в речи Путина. Народу нужно, чтобы было кратко, ёмко и понятно. А когда это в огромной речи, это всё расплывается. Вы же сами в армии служили. Вы же знаете, что подчинённым надо приказы отдавать…

 

Евгений Фёдоров: Артём, ещё раз, какие приказы? Он же президент. Это должность американцев. По характеру, по конституции. Даже иностранное слово. Какие приказы? Точно так приказы можете вы отдавать. Или вот Маша может отдавать приказы. Полномочия для приказов одинаковы у вас. Хотите, отдавайте. А я посмотрю, как эти приказы будут исполняться.

 

Артём Войтенков: Я не Верховный главнокомандующий, в отличие от Путина.

 

Евгений Фёдоров: А  Верховный главнокомандующий может только отдавать приказы военнослужащим в рамках законов. То есть, чтобы  военнослужащие переехали с одной части в другую воинскую часть. Например.

 

Артём Войтенков: Это всё понятно. Эта речь Путина, я, когда услышал её, я сам, честно говоря, удивился, что Путин у нас от достаточно обтекаемых фраз, непонятных большинству населения, кстати, перешёл уже к таким открытым речам. Но, тем не менее, большинству населения это всё равно непонятно.

 

Евгений Фёдоров: А оно и никогда не поймёт. Давайте сделаем откровенный вывод. Население никогда и не поймёт.

 

Артём Войтенков: Ну, населению надо в три предложения чтобы всё было  чётко и ясно.

 

Евгений Фёдоров: Три предложения как делаются? Берётся средство массовой информации и зачитывается. Вот как я сейчас зачитал. СМИ это сделали? Речь была две недели назад или три. Вы с тех пор эту фразу где-то видели, чтобы её цитировали?

 

Артём Войтенков: Но они её как-то, показывали, по-моему, отдельно вырезали. Не было?

 

Евгений Фёдоров: Ни разу. Я не видел нигде, чтобы её хоть раз процитировали. Один раз показали в прямом эфире, и с этого момента… Другие, по Крыму, обсуждали. Эту - никогда. Потому что, эту запрещено обсуждать.

 

Артём Войтенков: Это ещё раз доказывает, то, что…

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз доказывает то, о чём он сказал. Что внутри России существует пятая колонна национал-предателей, которые подчиняются иностранным политикам. Вот, он ровно это и сказал. И эти национал-предатели имеют задачу снижать жизненный уровень. Отсюда и падение курса рубля. Всё правильно, он про это и сказал. Дальше он спросил у народа: "Вы согласны со всей этой историей? Если не согласны, я вас вызываю к себе в Кремль, на Красную площадь. Придите и скажите, что вы не согласны. И я национал-предателям скажу, видите, народ со мной, а не с вами".

 

А народ что? Пришёл, но чуть-чуть. Сколько там пришло? Восемьдесят или семьдесят тысяч в Москве. Ну что это такое? То есть, происходит высочайшее событие страны, единственное обращение за всю тринадцатилетнюю историю президента, в виде внеочередного обращения, то есть, конституционно высочайший статус, которое действительно люди собирались и смотрели, они шли на телевизор, чтобы всё это увидеть. И ничего не происходит. Народ поковырял в носу, как интересно.

 

Сегодня просто, когда говорят у Путина восемьдесят процентов рейтинга, что правда, это не тот рейтинг. Это рейтинг, как на футбольном матче у футболистов. Там, знаете, люди орут, пиво пьют, спорят между собой. А это не рейтинг, который формирует действия. Это просто рейтинг телевизионного характера. Да, действительно, какой крутой Путин, как он всё здорово сделал. О, как здорово. Ну ладно. Запасаемся поп-корном. Посмотрим, что он ещё сделает.

 

Где люди, которые вышли на улицу и ответили на вопрос: "Мы по-прежнему будем холуями и рабами, или нет? Мы тварь дрожащая, или мы граждане великой страны, наследники великих предков?"

Шиш - ответ был. Вот, скажем честно, ответ – шиш. Отсюда и дальнейшие действия.

 

Мы сейчас обсуждаем восточную Украину. Это - следующий этап, который требует высочайшей консолидации нации. Где на улицах митинги людей в поддержку убиваемых уже русских на Украине? Украинцы и русские это одно и то же. Где они? Нет их. Народ предал Украину. Давайте честно скажем. Народ предал Украину.

 

Да, Путину удалось за счёт своего, откровенно говоря, административного ресурса, не исходя из полномочий президента, гаранта конституции, а исходя из потенциала национального лидера, который может на кого-то наорать, вручную кем-то поуправлять, он проблему Крыма решил,  защитил там людей. Если бы он это не сделал, на Украине уже бы сейчас было десятки тысяч убитых просто. Потому что американцам дорога уже была бы открыта. Так они чего-то боятся. Так они говорят, блин, ё-моё, придумали эту историю с выборами из-за этого, чтобы чуть-чуть легитимность дать своей агентуре. Так вроде обещали войска ввести.

 

Одно дело, бла-бла-бла, войска введём, другое дело - реально в Крыму проблему решили. Для них это был шок, для американцев. Но, очевидно, что нет народной поддержки для того, чтобы двигаться дальше в плане укрепления суверенитета. В плане прекращения сдачи национальных интересов, и в плане решения, готовы мы по-прежнему быть рабами и холуями, или готовы восстановить суверенитет нашей страны? Не готовы.

 

Да, всплеск был. Крым – это победа. Но, эта победа не привела к тотальному восстановлению суверенитета. А дальше мы с вами рассматриваем динамику событий, как они будут. Не с точки зрения русского человека, который сопереживает. А с точки зрения аналитика, русского, французского, немецкого, любого. Что аналитик скажет?

 

На территории Украины живут русские люди. Они такие же, как и в России. На самом деле, то, что нам повесили лапшу с 91-го года, якобы мы разные государства, ещё что-то - понятно, что в чистом виде американская оккупационная пропаганда. Это такая же Россия абсолютно. Что Киев, что Москва - то же самое. А значит, внутренний стержень реакции такой же. Психология реакции такая же. Психология реакции, в том числе, долго запрягают – быстро едут, вот эти все пословицы.

 

Какая психология реакции? Я смотрю, что на Украине, несмотря на то, что Россия предала Украину, будет национальное восстание постепенно набирать обороты. Американцам и карателям не удастся свернуть голову.

- Да, они посадили сейчас несколько тысяч человек. По внешним оценкам, около десяти тысяч.

- Да, они разместили в Киеве двадцать тысяч боевиков-карателей, которых свезли из Сирии. Головорезов, которым убить человека, что выкурить сигарету. Это правда.

 

Но этот террор не приведёт к подавлению национального восстания на территории Украины. Хотя, может быть, Украина – последняя территория, которая была готова к восстанию ещё полгода назад. Россия-то продвинута в этом плане, но та логика уничтожения, которая там запущена интервентами (как и до этого в предыдущих случаях), она приведёт к этому результату. Вот в этом плане ни немцы, ни американцы, ни англичане, ни французы, они не понимают русского человека. Они не понимают, что русский человек, это не тот человек, которого можно запугать. То есть, человека отдельного можно. Это означает, что на Украине поднимается, при предательстве России, и средства массовой информации в России тоже этот вопрос будут замалчивать и предавать, - поднимается военная компонента национально-освободительной войны. Объективная. Не потому, что постарались активисты НОДа, хотя они постарались тоже, а потому что, это объективный процесс. Эта дубина будет постепенно развиваться. Будут сформированы партизанские отряды. Начнётся военная компонента, которая в нашей истории всегда называется Отечественная война, на Украине, которая неизбежно затронет процессы в России. То есть, Россия не сможет.

 

Я понимаю, что у нас очень много пятой колонны, и многие думают, что нам удастся кинуть Украину. Я уверен, что в мозгах есть такое. Мы сейчас замолчим, сделаем вид, что в Донецке и Луганске ничего не происходит, кинем Украину. Авось пронесёт, и дядюшка Сэм нам простит, и сохранит наше имущество, и не будет дожимать санкции, например.

 

Нет. Не получится. Запущен объективный механизм. И либо этот механизм вышибает пятую колонну из России, либо, пятая колонна в России подстраивается и преобразуется в этом механизме. И мы видим, что сейчас идёт уже определённая процедура подавления. Я уже говорил о том, что СМИ получает команду  им запрещено говорить об Украине, кроме отдельных центральных, но они идут по отдельному плану у американцев. Потому что, полностью ясно, что этот процесс замолчать нельзя. Национально-освободительное движение в России запрещено - в той же Москве больше пятисот человек проводить мероприятия, митинги. Это конкретный механизм мягкого ограничения.

 

Средствам массовой информации вообще запрещено упоминать национально-освободительное движение, мы это обсуждали. То есть, идут процессы, когда пятая колонна, давя и на Путина, вверху и на национально-освободительное движение внизу, проводит свою политику, цель которой подготовить американскую интервенцию на территории России. Американцы отлично понимают, что им нужно эту проблему России решить. Потому что, если они решат проблему России, они решат и проблему украинского партизанского движения. Которое из России не поддерживается, но которое существует по объективным показателям. Потому что, не хотят русские люди быть откровенными рабами. Не хотят. Это не свойственно их натуре. И эти процессы мы сейчас видим, как там развиваются на Украине. Но это объективный взгляд, аналитический.

 

И я считаю, что американские политики здесь ошибаются, как и французские и немецкие, думая, что они террористической деятельностью и карательными операциями смогут подавить дух русского сопротивления.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, а можете в связи с этим дать такие практические советы? Мы видим то, что сегодня Аваков.

 

Евгений Фёдоров: Министр внутренних дел путчистов.

 

Мария Катасонова: Да. Министр внутренних дел путчистов дал приказ и сказал, что в течение сорока восьми часов будут зачищены все митинги, все центры сопротивления на Юго-Востоке. Вот людям, которые стоят за правду, которые стоят за свою свободу, вот им как действовать? Не у всех же есть оружие. Не все же взяли склад с оружием. Их будут зачищать силовыми средствами.

 

Евгений Фёдоров: Вы смотрите на ситуацию в тактике. А я говорю о стратегических вещах. Сегодня нет оружия, через полгода будет.

 

Мария Катасонова: Но через полгода уже некому будет взять.

 

Евгений Фёдоров: Это вам кажется.

 

Мария Катасонова: Ну, смотрите, сейчас вот их зачистят…

 

Евгений Фёдоров: Не так. На Украине живёт больше сорока миллионов человек. Причём, на всей Украине. В восточных областях живёт половина, скажем так, двадцать миллионов. Их убить нельзя. Да, пересажают тысяч двадцать. Будут зачистки. Но, во-первых, до двадцать четвёртого числа американцы террор массовый на Украине устроить не могут. У них нет для этого необходимой легитимности, и действует решение Путина и Совета Федераций о вводе войск, в случае геноцида. Поэтому, они пытаются оттянуть террор до двадцать четвёртого числа. Понятно, что двадцать четвёртое мая – липовая дата, но они пытаются как бы удерживать своих. Поэтому сегодня министр внутренних дел путчистов, это скорее больше пугает, чем действует. Потому что, он боится запустить процесс. Но, процесс-то вообще-то не от него зависит. Боевики же не его подчинённые. Боевики – американские подчинённые. Это зависит от гауляйтера, а не от Авакова и тем более, не от Яценюка. А те не дадут боевиков пока. Поэтому, это - скорее давление.

 

Мария Катасонова: Но посадить-то посадят?

 

Евгений Фёдоров: Попытаются посадить, да. Но я думаю, что сейчас пойдёт вторая волна на Украине освобождения из тюрем политических заключённых, сторонников свободной Украины, свободной Руси. Кстати, наши СМИ тоже говорят, что это сепаратисты. Заметили?

 

Мария Катасонова: Значит, смотря какие. Потому что, очень многие, например, устраивают прямые трансляции и показывают всё-таки правду.

 

Евгений Фёдоров: Да, показывают правду, но за кадром называют сепаратистами. То есть, это тоже чёткая система пятой колонны. Её надо сейчас смотреть, где и кто обязательно. На Украине происходит объективный процесс защиты от иностранной интервенции, характерный для всех русских территорий. Даже в условиях предательства России и российского народа. Потому что, даже слов сочувствия на улицах у российского народа не нашлось. НОД проводит пикеты и митинги, но понятно, что это недостаточно по численности вещи. Проводит по всей России. То есть, предательство налицо. И это не значит, что на Украине не будет национально-освободительного движения и не будет отечественной войны. Это просто значит, что война будет на порядок в более тяжёлых условиях, что интервенты и каратели будут на порядок сильнее, чем, если бы это движение и отечественную войну поддержала Россия. И понятно почему.

 

Потому что, если Россия запускает процесс поддержки национально-освободительной борьбы Украины, России придётся чистить Россию. Меняется вся конструкция в России, причём, военным путём. А это совсем другой разворот. Это, с одной стороны очень тяжёлый разворот для России. Я не сторонник национально-освободительного движения именно военным путём, например. Потому что, я знаю, что такое война. Но это приведёт к объективному процессу очень быстрого преобразования России военным путём в сторону суверенитета. Это вряд ли кому-то в России из сознательных людей может понравиться в принципе. Но это объективная вещь, которая может оказаться запущенной.

 

В этом и парадокс Украины. Подпалили бомбу под русским миром. И теперь нет вариантов иначе, как восстановление суверенитета и в России тоже. И оттянуть этот процесс невозможно. Можно делать вид, оттягивать, но он всё равно пойдёт ускоренными методами через какое-то время. То есть, фактически, Украина запустит процесс национально-освободительной борьбы в России, причём такой, победного характера. И, к сожалению, этот процесс может вылиться в Отечественную войну, как на территории России, так и на территории Украины. К сожалению. Хорошо, что Отечественная, но, к сожалению, что война.

 

Артём Войтенков: А почему в России-то получится война? На Украине понятно.

 

Евгений Фёдоров: То же самое.

 

Мария Катасонова: В Росси устроят такой же майдан?

 

Евгений Фёдоров: Нет, просто, Россия и Украина, это то же самое. Это в бумагах НАТО и в бумагах Российской оккупационной конституции это разные государства. А с точки зрения природы и сознания людей, хотя бы части людей, здесь не надо многих.

 

Мария Катасонова: Нужен же повод хотя бы.

 

Евгений Фёдоров: Уничтожение, убийство людей, вам мало повода?

 

Мария Катасонова: То есть, народ выйдет на улицы?

 

Евгений Фёдоров: На каком-то этапе и народ выйдет на улицы. На каком-то этапе запущен будет процесс необратимого характера. В России запущен будет майдан.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы хотите сказать, что (вы и раньше говорили) будет такой же удар, какой был в Киеве.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но проблема в том, что американцы не могут отказаться от этого удара. То есть, они запустят майдан в Москве не потому, что хотят, они этого хотят, но они уже не могут это планировать. Как бы, это уже следствие событий на Украине будет. Их жизнь заставляет идти в Россию. Они до этого шли сюда сознательно, мы об этом говорили. Но теперь у них нет вариантов, кроме как идти в Россию.

 

Артём Войтенков: То есть, своим вмешательством и военным переворотом на Украине они себя поставили в очень узкие рамки.

 

Евгений Фёдоров: Выбрали дорогу и пойдут до конца. Дальше вопрос. В движении до конца, какова будет реакция России? Исторически, если срабатывает русский дух, который всегда срабатывал, и которого сейчас нет. На Красной площади мы его не увидели, когда Путин вызвал, к сожалению. Потому что, тогда бы это было всё мирно и спокойно. Исторически, произойдёт с элементами военной или террористической компоненты для поднятия духа российского народа.

 

То есть, американцы начнут здесь террор, потому что, им без него никак. Им куда-то надо будет направить энергию, в том числе своих боевиков, Кроме того, их вот эти все гауляйтеры и боевики там не очень-то и будут слушаться. То есть, они будут слушаться, но в плане движения на Россию их будет не удержать. Они организуют в России Майдан, террористическую компоненту майдана. Кроме того, беженцы и жертвы на Украине тоже закрутят процессы в России. Это сейчас, как бы народ не очень понимает. А когда будут по улицам Москвы ходить просто обозлённые беженцы из Украины в больших количествах, очень сильно будут меняться мозги. И это приведёт к определённым объективным процессам.

 

Но я не хочу, поскольку, я официальное лицо, говорить о деталях, но я просто понимаю, что приведёт к объективным процессам, что ускорит процесс национально-освободительного движения в России в фазе Отечественной войны, что приведёт не просто к преобразованию, как хотел бы, допустим, Путин, как он об этом говорил в послании. И как хотело бы большинство людей. А приведёт к военной компоненте преобразований. Это ничего хорошего в этом нет.

 

Артём Войтенков: Военная компонента, вы имеете в виду ввод армии, например, как было в 91-м, да?

 

Евгений Фёдоров: Чьей армии?

 

Артём Войтенков: Нет, применение военных сил, скажем, расстрел из танков. Это? Или что?

 

Евгений Фёдоров: Нет, я не думаю, что будут армии. Просто на территории России, в том числе в Москве, возникнет ситуация террористического характера, которая затронет всех.

 

Артём Войтенков: В принципе, какие?

 

Евгений Фёдоров: Которые затронут всех. Американцы не смогут решить проблему террористической и карательной операции на Украине, не вторгнувшись в Москву. Понятно? Не смогут. То есть, на Украине будет постоянное партизанское движение, элемент отечественной войны, и для подавления этого партизанского движения, американцам придётся наступать на Российскую Федерацию. Как бы здесь у нас не закрывали глаза и не говорили, что, мы не видим, что происходит в Луганске и в Донецке, мы не ничего не понимаем, и знать не хотим.

 

Интересный сюжет, связанный с санкциями. Вы так и не задали вопрос.

 

Артём Войтенков: А что? Вы же прошлый раз всё объяснили. Что это всё. Американцы не пережимают.

 

Евгений Фёдоров: Это с одной стороны. А теперь посмотрите, прошло уже время, как все технологии работают. То есть, американцы объявили санкции в отношении того же банка России. Что произошло? Произошёл раскол в верхнем эшелоне чиновников и влиятельных людей. Заметили?

 

Мария Катасонова: Да.

 

Евгений Фёдоров: С одной стороны Путин, который открыл в банке "Россия" счёт. Ковальчук, владелец банка "Россия" - это верхний эшелон. Я знаю, что у нас многие не любят верхний эшелон. Тем не менее, Ковальчук, Костин, глава ВТБ и некоторые другие, Сбербанк и другие, которые оказались вместе с Путиным. С другой стороны - Центральный Банк, Министерство Финансов, Министерство Экономики, и скажем так, пятая колонна во власти. И это произошло, как реакция на санкции. Что предлагает Ковальчук, который никогда на телевизор не вылазил? Сейчас он вышел и сказал: "Предлагаю отказаться от доллара".

Вот, не было проблемы, вот она появилась.

 

Артём Войтенков: То, что банк "Россия" будет вести расчёты в рублях.

 

Евгений Фёдоров: Понятно почему. Потому что, как только американцы объявили санкции банку "Россия", автоматическое решение пятой колонны Центрального Банка - лишить банк "Россия" лицензии. Потому что, банк "Россия" по инструкции Центрального Банка не может теперь быть банком. Он не может выполнять функции, предусмотренные для банка в Российской Федерации.

 

То есть, сложилась ситуация, при которой кто-то должен победить.

- Либо Центральный Банк должен зачистить банк "Россия".

- Либо банк Россия вместе с Путиным должен политически передавить Центральный Банк.

 

То есть, заставить Центральный Банк работать не на американцев. Потому что, по их указаниям он должен ликвидировать банк "Россия". Для этого Путин там открыл счёт. То есть, он практически включился в ручное управление против Центрального Банка. Дальше, эта ближайшая команда выдвигает идею отказа от доллара. Не только, кстати, в расчётах. На самом деле, отказавшись от доллара в расчётах, придётся отказаться от доллара в международных резервах, что и есть главный вопрос экономики. Если мы откажемся от доллара в международных резервах, мы автоматически запускаем национальный механизм внутренних инвестиций. Международные резервы - вы заметили, их нет у суверенных стран. У вассалов, Греция, Германия, Франция, есть. Они есть только у колоний. Это специфика колоний. Колония, значит, международные резервы.

 

Артём Войтенков: Причём, вот в той стране, которая не имеет собственного международного резерва. Мы же где свои международные резервы держим?

 

Евгений Фёдоров: В Америке.

 

Артём Войтенков: В Америке все страны держат либо в Европе, либо в Америке.

 

Евгений Фёдоров: Сам институт таков, что у Германии нет международных резервов, у Франции, и так далее. Почему? Потому что, они не нужны для суверенной экономики. То есть, если вы видите страну с международными резервами - это колония. Это первый признак. Сразу мажете лоб зелёнкой, это колония, всё вопросов нет. Так вот, фактически, стоит вопрос об этом: отказ от международных резервов.

 

Вот почему отказ от международных резервов, большое благо для России? Потому что, отказ от международных резервов запускает механизм внутренних инвестиций. То есть, вынуждены снижать процентные ставки и запускать рубли не через биржу на эмиссию, как покупка доллара и евро, а внутрь страны. То есть, автоматически, это отказ от выплаты дани и поддержка национальной экономики, автоматическая.  Но это дожжен быть другой ЦБ с другими принципами работы.

 

Фактически, Путин пытается вот этих самых национал-предателей, которые хотят ухудшить социально-экономическое положение… Внутри экономики, то есть, во власти, он пытается их выдавить. Если бы были люди на улице, три миллиона, а не семьдесят- восемьдесят тысяч, он бы быстрее всё решил. А так ему приходится маневрировать, поскольку у него мало сил и недостаточно деятельной национальной поддержки. Он пытается их выдвинуть оттуда.

 

Кроме того, произошёл раскол в высшем эшелоне. И фактически, в высшем эшелоне сформировалась группа, которая ставит свою задачу, жить на территории России. А следовательно, формировать национальные институты, институт национального бизнеса, потому что, без этого не получается, такого института нет. И фактически запускается процесс формирования, как это историческое название, русского дворянства. То есть, это исторический процесс, когда формируется группа людей, имеющая определённую власть, деньги, и имеющая корни на национальной территории. У нас таких сейчас нет, этого института нет. То есть, фактически, санкции спровоцировали укрепление суверенитета России вот в этом верхнем эшелоне власти.

 

Артём Войтенков: Ну, зачем же американцы такое делают тогда?

 

Евгений Фёдоров: У них просто вариантов нет.

 

Артём Войтенков: Ну как нет? Они могли бы такое не давить.

 

Евгений Фёдоров: Что значит не давить. А зачем Гитлер напал на Советский Союз, зная, что проиграет?

 

Артём Войтенков: Это большой вопрос.

 

Евгений Фёдоров: А Наполеон, зачем напал на Россию, зная, что проиграет? Потому что, срабатывает не та реакция, на которую они рассчитывают. Потому что, в понятии американца и англичанина, Ковальчук должен был побежать, как например Азаров сделал, председатель правительства на Украине, и всячески сдаваться и договариваться, чтобы его не трогали за долю малую или ещё что-то. А люди взяли и среагировали не так.

 

Путин. Не было бы поддержки Путина, Ковальчук конечно так не сделал бы, вы же понимаете. Из-за этого среагировали по-другому. Это означает, что стратегическая линия Путина именно на это - на формирование национальной экономики, национальных капиталов, и национального дворянства по своей сути, то есть, на суверенитет страны. И Ковальчуки, а тем более Костин, они же там рядом, они понимают логику. И поэтому они сделали эту ставку, хотя Ковальчуки вынужденно. То есть, они не побежали к американцам договариваться, а они предложили Путину изменить всю систему страны в области экономики, чтобы американцы были не нужны, как элемент внутреннего устройства и экономического в том числе.

 

Если мы идём по этому пути, к чему этот приведёт? Потому что, иногда говорят, что мы ухудшим жизненный уровень. Как мы можем ухудшить жизненный уровень, имея такую богатую страну? Это приведёт к тому, что мы выходим на отказ от выплаты дани, на формирование инвестиций внутренних. Внутренние инвестиции это пятнадцать-двадцать процентов экономического роста в год. Это индустриализация. Если вы даёте российскому бизнесу низкие процентные ставки, то есть, деньги по низким ставкам, он начинает строить заводы. У нас очень мощный потенциал просто людей в бизнесе, которые, дайте нам денег, мы всё сделаем. Правильно? И запускается процесс индустриализации. Об этом и речь.

 

Когда спорят между собой Улюкаев, Симоновский в Центральном Банке, и Ковальчук, и Путин и Костин - они спорят об этом. Что будет дальше? Дальше мы будем по-прежнему, как Путин сказал, сдавать национальные интересы, или мы будем формировать национальную суверенную экономику, и значит политику. Вот как стоит вопрос. Просто не все это поняли.

 

Артём Войтенков: Смотрите, как нам американцы помогли.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Интервенты вообще России сильно помогают решать проблемы. Мы же опять вернулись к этой формуле. Россия в вечных оборонительных войнах, то есть, на неё нападают, увеличила свою территорию в десять раз. Правильно. Это технология государственно строительства по сути своей. Ну, не было бы этих, интервенты же не идиоты, но они всё время так поступают. Это вот исторически, форма конкурентной борьбы. Да помогают, пока помогают. Именно поэтому американцы приостановили дальнейшие санкции. Но, если эти санкции последуют дальше, это будет просто счастье. Это будет как раз возможность Путину сломать голову пятой колонне. Прежде всего в экономической части.

 

Артём Войтенков: Слушайте, они же не дураки, чтобы мы прекратили выплату дани им же.

 

Евгений Фёдоров: Нет, а дальше варианты. А много ли у них вариантов? Если они чувствуют, что теряют лидерство, им надо как-то реагировать на ситуацию. Либо, внезапный ядерный удар, о котором Путин говорил в прошлом послании. Он же о нём тоже говорил. Американский внезапный ядерный удар. Либо, механизмы манипулирования пятой колонной. Вообще, понятие санкций. Для чего американцы вообще санкции объявили? Смысл санкций? Вы подумали об этом? Смысл санкций, которые объявили по требованию США их союзниками.

 

Артём Войтенков: Припугнуть.

 

Евгений Фёдоров: Это слова. Для чего они это делают?

 

Мария Катасонова: Чтобы здесь начали действовать активнее.

 

Евгений Фёдоров: Кто?

 

Мария Катасонова: Национал-предатели.

 

Евгений Фёдоров: Санкции против пятой колонны. Они фактически спрашивают у Ковальчука: "Ты пятая колонна? Идёшь с нами договариваться? Или ты нам враг?" Он им сказал: "Я вам враг, ребята". Потому что, Путин с ним поговорил. А Путин сказал: "Скажи им, что ты враг".

 

Мария Катасонова:  На днях они сказали, что введут новые санкции против всей верхушки во власти.

 

Евгений Фёдоров: Но вы заметили - не в бизнесе. Потому что в бизнесе они испугались. Реакция Ковальчука для них была неожиданная. То есть, идёт опробование инструментов. А во власти… Власть у нас не решает ничего.  Я знаю, санкции  против Совета Государственной Думы. Это просто смешно. Ну, ввели бы против уборщицы в Государственной Думе санкции. Реакция, та же самая будет. Ну, и что? Ну да, это несчастные люди, ну, есть у них там домики за рубежом. Но это же копейки. У бизнеса – другое дело.

 

Артём Войтенков: Да. Но там же идут контракты.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрите - украинские депутаты, они же несчастные. Вы думаете, российские счастливые? Несчастные, просто как мячи их пинают, то так, то сяк. То Янукович их там: ходил, оплеухи раздавал. То сейчас дубиной раздаёт Правый сектор. Потом американский интервент этот, Оборона Майдана дубинами плюхают. Они же там несчастные бедолаги. Подрались недавно.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, и наших такое ждёт?

 

Евгений Фёдоров: А чем отличаются? Конечно. На Украине депутаты посерьёзнее, там у всех бизнес, они как бы другой статус имеют. То есть, депутат украинской Рады более статусный человек, чем депутат Госдумы или член Совета Федераций в России. У них нет этих органов. Потому что, у них один орган, а не два, как у нас. То есть, уже полномочия рассредоточены. И, во-вторых, у них не было барьеров по имуществу. То есть, там обычно, олигарх, значит депутат автоматически. У нас за десять лет путинских реформ эту часть как бы отжали. У нас депутаты, это…

 

Артём Войтенков: Работники.

 

Евгений Фёдоров: Ну, работники артистического жанра такие. Нанятые артисты.

 

Артём Войтенков: По поднятию рук? И голосованию?

 

Евгений Фёдоров: Про голосование само собой. Нанятые артисты в плане реализации своей позиции. То есть, не у них в головах происходит рождение предложений. А просто вот, режиссёр написал вот тут, должен вот это делать, вот это и вот это. Вот логика. Но это конституционная логика. То есть, если в Думу приходят другие партии, логика нисколько не меняется. Надо менять конституцию, тогда поменяется логика органа власти. А так, это задача другая. То есть, смотришь газету "Ищу работу", предложения по работе. Требуются десять артистов для Думы. Как-то партии их подбирают для того, чтобы они… Зарплата триста тысяч рублей.

 

Артём Войтенков: Многие соглашаются, судя по тому, что кабинеты в Думе не пустуют.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это конституционный вопрос. Поэтому, это бессмысленная история с этими санкциями для депутатов, просто смешно. Бизнес – другое дело. Потому что бизнес, там трогают конструкцию, содержательную часть, а депутаты, чушь какая-то.

 

Артём Войтенков: Получается, что американцы просто пугают тех же депутатов. Да? И ту же пятую колонну.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это просто пустышка. Им надо что-то делать и они выдали как бы пустой звон.

 

Артём Войтенков: Подождите, а зачем что-то делать? Они бы и не делали тогда ничего. Зачем пустозвонить-то, если все понимают, что это пустозвонство, как бы люди, принимающие решения. Не народ, который это всё обсуждает.

 

Евгений Фёдоров: Просто им на что-то надо реагировать. Как-то надо реагировать.

 

Артём Войтенков: А вон эсминец второй приплывёт сейчас в Чёрное море.

 

Евгений Фёдоров: Это да. Это и есть главный элемент реакции, но как-то надо отреагировать. Вот в этой сфере решили отреагировать таким образом. Кроме того, там есть какой-то смысл. Значит, эти люди не будут ездить по заграницам, не будут там сорить деньгами, красиво выглядеть, и тем самым создавать привлекательный образ России.

 

Артём Войтенков: Так это же опять нам хорошо, что они не поедут за границу, с нашими деньгами.

 

Евгений Фёдоров: Для американцев это хорошо, потому что, как бы, Россию будут меньше знать, меньше источников информации. Есть там определённые плюсы, мелкие, но есть.

 

Артём Войтенков: Уж очень какие-то мелкие. Как-то так.

 

Евгений Фёдоров: Нет, всё-таки, когда депутат что-то там говорит в Страсбурге, к нему походят какие-то журналисты, они его слушают. А тут меньше будут.

 

Артём Войтенков: А потом ничего не показывают.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не получается. Не показывают по основному телевидению. Но всё равно где-то, да показывают.

 

Артём Войтенков: Нет, ну конечно что-то там происходит. Но всё равно получается картинка такая, что американский разъярённый пёс, он просто показывает своё лицо. Что он не милая собачка, а что он такой бульдог с такими клыками.

 

Евгений Фёдоров: Так всегда и происходит у интервентов.

 

Артём Войтенков: И все просто понимают, что это большая собака, она всех сожрёт и надо её просто прибить и всё. Вот что сейчас происходит.

 

Евгений Фёдоров: А чтобы объединиться, надо организоваться по линии, которую предложил Путин: по линии БРИКС, по линии Дальнего Востока. Он уже формирует эти системы. Фактически, он поднимает мировое национально-освободительное движение против американской империи.

 

Артём Войтенков: Да. Но американцы просто сами себя обнажили. Они же нас победили в 91-м году, точнее раньше, другими способами. А сейчас они идут чисто военными, которые видны уже.

 

Евгений Фёдоров: Это логично. Они не могут контролировать ситуацию, как они контролировали десять лет назад.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, сформировалась подсознательная пока коалиция против американской империи. Потому что, тогда они на коне, блиц-кригами всё захватили. А теперь они не могут уже контролировать процессы так жёстко, как контролировали раньше. И у них возникает пробой. Отсюда и мировой кризис. Вы думаете, им нужен мировой кризис, который пошёл с 2008-го года?

 

Артём Войтенков: Да понятное дело, нет.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, любая империя имеет уязвимости. Вот сейчас складывается уязвимость для американской империи. И несмотря на то, что они по-прежнему господствуют в военном смысле, в идеологическом смысле, в информационном, они уже начинают получать вот эти проколы, проигрывать, как правильно говорила в Конгрессе Хиллари Клинтон, проигрывать информационные войны. В том числе конкретным объектам  Российской Федерации, созданным Путиным, тому же Russia Today. Она же об этом говорила. То есть, они всё понимают. У них нет такого доминирования на фронте, как было до этого. И начинаются проблемы. Эти проблемы ещё не сложились в отступление, но они подготавливают это отступление.

 

И если хотите, интервенция на Украину, это не интервенция наступательного характера. Это интервенция оборонительного характера. Американцы ввели туда войска. Это как гитлеровская Германия взяла ввела войска на каком-то этапе в Италию. Вы думаете, от этого гитлеровская Германия окрепла, что ввела войска в Италию?

 

Артём Войтенков: Наоборот, хуже стала.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, на это потребуются войска, усилия, сложности. Союзники заколебались, потому что увидели, что может быть союзниками условно, конечно. Это шаг вынужденного характера. А не шаг в целом такого наступательного движения вперёд. Хотя конечно в нём есть и возможность победить. Иначе его бы не было.

 

Артём Войтенков: Хорошо, давайте к банкам немножко вернёмся. Я когда готовился к съёмке, раскладывал штативы, вы обсуждали с помощниками о том, что вы хотите. Новые законы, и в том числе дело по Центральному Банку, что он не выполняет свои конституционные обязанности. Я так понимаю, вы хотите подать в суд на Центральный Банк?

 

Евгений Фёдоров: НОД хочет подать в суд. Скажем так. У нас действующее депутатское объединение "Российский суверенитет", представители всех фракций. Оно уже готовит законы, двигается вперёд, разрабатывает … Кстати будем сейчас обсуждать. Какого числа у нас координационный совет?

 

Мария Катасонова: Двадцать первого числа.

 

Евгений Фёдоров: Двадцать первого апреля будем обсуждать с другими партиями уже закон о конституционном собрании и поправки в конституцию. То есть, мы готовим главное решение страны о восстановлении суверенитета. Естественно, путём референдума по конституции. Этот процесс идёт. И в том числе депутатское объединение обрабатывает и вопросы, связанные с атаками на нас тех самых, как Путин говорит, национал-предателей, которые действуют с целью ухудшения социально-экономического положения.

 

Это не просто так, а специальные решения. И в чём логика? То, что Центральный Банк снизил курс рубля (чтобы все понимали), он прямо нарушил конституцию, в которой у него только одна функция: это поддержка рубля в Российской Федерации. Он прямо нарушил конституцию. Прямо нарушил закон о ЦБ, где говорится, что у него функция поддержки рубля и функция борьбы с инфляцией. Потому что, он тем самым спровоцировал инфляцию, и ещё, к тому же нарушил указание президента о снижении процентных ставок, он их наоборот поднял. Прямо противоположно действует.

 

Так действовать жёстко, антинародно, антинационально, Центральный Банк может не только в силу команд Соединённых Штатов, которые, кстати, заложены например, в тот же МВФ, и его статус заложен в закон о Центральном Банке. Центральный Банк обязан выполнять приказы МВФ по закону. По конституции заложено в пятнадцатой статье, но и в законах это прописано. Поэтому, не только в силу приказов, но и в силу того, что у нас нет этих международных резервов, как резервов. У нас есть фонд выплаты дани в объёме полтриллиона долларов, которые Центральный Банк использовать для цели резервов не может. То есть, вообще по конституции, это называется Международные резервы для поддержания курса рубля. То сеть, у ЦБ эта функция есть, и вот у него деньги. Но, чтобы наши зрители понимали, Центральный Банк формально, на бумаге имеет полтриллиона долларов. Это в два раза больше, чем наличная денежная масса страны вообще, рублёвая. Это по курсу один к тридцати. То есть, если все придут отнесут свои рубли по какой-то причине на обмен, в обменные пункты, то достаточно только половину потратить будет резервов, и в России нет ни одного рубля наличного. Вообще. Естественно, курс остался непоколебим. Один к тридцати.

 

То, что Центральный Банк снизил этот курс, он, кроме общего указания, это сделал, потому что, у него отсутствуют международные резервы. Потому что, они связанные в американских ценных бумагах, которые мы взять не можем. Понятно, потому что, это фонд выплаты дани. В результате мы будем судиться с Центральным Банком, причём, это будет коллективный иск. Депутатский отдельно, и отдельно коллективный иск по неисполнению Центральным Банком закона, конституции. Указания президента он не обязан исполнять, но тем не менее. То есть, по прямому нарушению Центральным Банком закона о себе и конституции Российской Федерации. Это не просто нарушение, а нарушение, приведшее каждого гражданина России к определённым материальным потерям. Условно говоря, у вас вчера в кармане денег было тридцать тысяч рублей, например, а сегодня, у вас, чтобы то же самое купить, вам надо иметь тридцать пять тысяч рублей. То есть, у вас взяли, отняли десять процентов ваших денег с какой-то стати. Взяли вас ограбили. Почему ограбили? Не просто ограбили, что мы привыкли уже, а нарушив закон. То есть, не потрудились внести в закон изменения, разрешающее вас грабить. Следовательно, подставили с точки зрения судебной системы. Мы такой коллективный иск направим.

 

Кроме того, мы подготовили проект закона, исключающий закон о Центробанке указаний о выполнении приказов МВФ. Кроме того, у нас Центральный Банк очень хитрый, поэтому он интерпретировал свою позицию, что он не является органом власти, но его приказы почему-то обязательны к исполнению.

 

Артём Войтенков: Я читал закон о Центробанке: если он издаёт какой-то Указ, то почему-то мы все, граждане, должны его выполнить.

 

Евгений Фёдоров: Да. У нас есть такой закон, который называется "О международных договорах Российской Федерации", в котором сказано, что если ты орган власти, то ты обязан регистрировать договора в Министерстве иностранных дел. Центральный Банк заключил договора, в том числе с МВФ, с международными станциями по выполнению их приказов, но договора не регистрирует, сославшись на то, что он не является органом власти Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: А зачем тогда договора? При чём здесь договора, если он не орган власти?

 

Евгений Фёдоров: Договора можете и вы заключить. Просто если вы орган власти, вы свои договора должны регистрировать соответствующим образом. Если вы не орган власти, то заключайте с кем хотите.

 

Вот он заключает договора, которые определяют его политику, эти договора не регистрирует – тем самым мы даже не знаем, что там за договора. Система регистрации предоставляет информацию, о чём они заключили договор.

 

Мы направляем в Конституционный Суд запрос – почему Центральный Банк нарушает Конституцию, в которой сказано, что он орган власти, хоть и отделённый от Правительства и Президента и других органов власти. А если он орган власти, он обязан выполнять закон Российской Федерации, по которому органы власти должны регистрировать договора. Он считает, что он не орган власти для этих целей, и, соответственно, никому не отчитывается по исполнению иностранных указаний по линии договорных отношений, и договора не регистрирует.

 

Соответственно, мы в Конституционный Суд. Пусть Конституционный Суд рассмотрит обязан ли Центральный Банк. По сути Конституционный Суд ответит на вопрос – Центральный Банк орган власти или нет?

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, Центробанк всё равно нарушил Конституцию и закон о себе, когда не удержал курс рубля.

 

Евгений Фёдоров: Это – отдельная тема. То, что он нарушил закон, мы направляем в Верховный суд и суды Российской Федерации жалобы граждан, которые в результате действий Центробанка понесли личный ущерб. А история, связанная с международными договорами, это история государственного строительства. Эта история решается через Конституционный Суд, не через Верховный Суд, и через изменение закона, где мы будем вносить дополнительный закон о международных договорах, специально прописав там Центральный Банк. Потому что в законе сказано, что все органы власти у нас регистрируются, а в Конституции сказано, что Центральный Банк является тоже органом власти. А Центральный Банк говорит: "Мы не считаем себя органом власти и поэтому мы не хотим у вас регистрироваться в вашем государстве Россия. Мы не считаем ваше российское государство как орган, в котором нужно нам регистрироваться".

 

Артём Войтенков: Откручиваются.

 

Евгений Фёдоров: Они считают себя ближе к ФРС, чем к России, с точки зрения государственности: там они регистрируют договора, а у нас – не регистрируют.

 

Артём Войтенков: Первый вопрос – Центробанк не выполнил конституцию, хотя он должен был, когда рубль падает, брать деньги из международных резервов. И покупкой рубля на международной бирже, или там, где он курс определяет…

 

Евгений Фёдоров: Автоматически держать курс: один к тридцати.

 

Артём Войтенков: Но он этого не сделал.

 

Евгений Фёдоров: Не сделал сознательно. Либо в отсутствие резервов. Если в силу отсутствия резервов, это – политика сознательного обмана. Мы тогда должны нации сказать, что это не резервы, а это фонд дани, и в этом случае у нас резервов нет.

 

Артём Войтенков: В любом случае – он нарушил.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Таким образом пострадали и простые люди тоже, каждый. А люди могут подавать заявление в следственные органы? Каждый человек лично.

 

Евгений Фёдоров: Каждый человек лично может подавать, как минимум, заявление материального характера в суд по месту жительства либо этого человека, скажем, Тверская область, город Тверь, тверской суд, либо по месту нахождения Центрального Банка. Поскольку удобно по месту нахождения своему, то зачем ему в Москву ездить, и лучше там. И это – прямое его право. Мы на портале НОД подготовим соответствующие материалы этих заявлений, обращений, как подавать. И штабы НОДа подключатся к этой работе. Будем подавать заявления по месту нахождения штабов на Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что чем больше будет таких заявлений, тем будет лучше для общего освобождения. Потому что отвертеться от этого будет очень сложно. Отвертеться от вашей группы депутатов не так уж сложно – замылить это дело.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Тут будет сложнее, потому что будут разные суды: тверской, тамбовский и так далее. Разные судьи, соответственно. И есть судьи – сторонники НОДа. Тоже это понимаем. Соответственно они поддержат этот очевидный иск.

 

Артём Войтенков: А писать как, что я сообщаю о том, что Центральный Банк Российской Федерации нарушил Конституцию Российской Федерации такой-то пункт.

 

Евгений Фёдоров: Конкретно человек пишет, что мне нанесён лично материальный ущерб в сумме там десять тысяч рублей. Будет образец у нас на Портале, чтобы нам устно не обсуждать. И обращаюсь с тем, чтобы мне Центральный Банк эти деньги выплатил, и чтобы в отношении него были приняты обеспечительные меры, чтобы Центральный Банк не нарушал законодательство Российской Федерации и не снижал курс рубля, который у меня в кармане.

 

Артём Войтенков: Так это надо документально подтвердить, что тебе нанесён ущерб. Как? Каким образом?

 

Евгений Фёдоров: Путём расчёта. Человек считает: у него в кармане было тридцать тысяч, стало тридцать пять – ущерб пять тысяч рублей.

 

Артём Войтенков: Это юридически сложно объяснить.

 

Евгений Фёдоров: Там всё будет прописано. Он говорит: "У меня было в кармане тридцать тысяч, я хотел купить то-то то-то, поменять на доллары для цели поездки куда-то. В результате этого обмена я лишился возможности либо поездки, не смог поменять (денег не хватило). Либо, если я поменял, понёс убыток в сумме десять процентов". Это чисто материальный иск.

 

Артём Войтенков: Прошу вернуть мне эти деньги. Не прошу, а требую.

 

Евгений Фёдоров: Требую. Чтобы суд присудил Центробанку возврат мне этих денег.

 

Артём Войтенков: А он вернёт?

 

Евгений Фёдоров: Если суд примет такое решение, то Центральный Банк обязан.

 

Артём Войтенков: Как интересно. Так это можно денег получить.

 

Евгений Фёдоров: Он прямо закон нарушил. Если бы он прямо закон не нарушил, это нельзя было бы сделать. Поскольку он прямо нарушил закон – есть такое право.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что судьи будут всячески отверчиваться. Местный судья районного или областного суда он же не будет принуждать Центробанк, он же понимает что это такое.

 

Евгений Фёдоров: Разные судьи есть. Вообще это его право. Он же принимает иски, чтобы российское государство выплатило. А чем Центральный Банк хуже российского государства? У нас тысячи исков, удовлетворённых судами, по отношению к российскому государству по разным убыткам, невыплатам. Такого много. Мало того, в бюджете страны даже для целей Правительства предусмотрен резерв два миллиарда рублей для этих выплат.

 

Артём Войтенков: То есть, уже и деньги подготовлены.

 

Евгений Фёдоров: Для Правительства. В данном случае – иск не к Правительству, а к Центробанку.

 

Артём Войтенков: Там деньги тоже есть.

 

Евгений Фёдоров: Ясно. Там денег не меньше, чем у Правительства, я думаю во много раз больше.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Можно писать заяву.

 

Мария Катасонова: Кстати, когда собирались документы для выставления всех исков, о которых Евгений Алексеевич говорит, и в Центральный Банк писали запрос, чтобы предоставили определённые документы, от Центрального Банка были грубые отписки. Говорят, что ищите на сайте официальном.

 

Евгений Фёдоров: Была определённая подготовительная борьба – обычная вещь. Центральный Банк отлично понимает. Обратите внимание вопрос Набиуллина и Центральный Банк. Набиуллина, когда шла в Центральный Банк (она человек Путина), она обещала снизить процентные ставки. Не вводить Базель-3. А Базель-3 приводит к краху банков, это отдельная история. Введение Базель-3 направлено на стагнацию национальной экономики – это тоже по указанию МВФ. Она обещала: публично, и в прессе, и Путину. Несмотря на эту её позицию, эти решения Центральным Банком были приняты, т.е. явно, что она этой позицией сопротивлялась.

 

Чтобы было понятно – глава Центрального Банка не диктатор Центрального Банка. Это – должностное лицо. Как в государстве есть Президент – чиновник, председатель Правительства – чиновник, а в Центральном Банке есть глава. Глава Центрального Банка, занимая позицию пропутинскую о национализации политики Центрального Банка, её реализовать там не может. Потому что он действует на основе законов, как и президент, международных соглашений, Конституции Российской Федерации.

 

Поэтому, когда Набиуллина туда пришла, она там спряталась, вместо неё вышел Симоновский и сказал, что всё будет, как при американцах. И всё, и он главный там.

 

У нас некоторые иногда думают, если человек начальник конторы, то он главный в конторе, или он и есть контора. Ничего подобного. Там тоже есть своя система. В Центральном Банке увольняется главный юрист Голубев именно потому, что он назаключал договора, по которым у Центрального Банка нет технологической возможности выполнять приказы Путина и Набиуллиной, соответственно.

 

Та же история с международным резервом. Чтобы ни у кого, и у Путина, не возникло желания эти международные резервы использовать для поддержания рубля. Чтобы было понятно, что это не просто ослабление рубля.

 

Посмотрим последствия.

Допустим, вы Лукойл, продали нефть на 100 долларов. У вас рубль ослаб, значит, вы заплатили меньше своим работникам в России, заплатили меньше налогов в казну, и больше денег оставили за рубежом, где вы продали нефть.

Автоматически – казна потеряла и граждане потеряли.

Вот вам пример.

 

Следовательно, потеря казны – это потеря налогов. В структуре доходов страны экспорт нефтепродуктов – больше половины доходов даёт. Внутри страны производство немного увеличило выплаты налогов, за счёт этого, но его мало относительно экспорта. В целом – страна проиграла.

 

Например, инвестиции.

Российские предприятия должны иностранным инвесторам 700 миллиардов долларов. Они взяли 700 миллиардов по курсу один к тридцати, а отдавать надо по курсу один к тридцати пяти, на 100 миллиардов больше. Где они возьмут эти 100 миллиардов? Они же их в рублях зарабатывают. Они возьмут с граждан России, с населения, с экономики страны. Это ещё выплата только по одному акту снижения американцам, включая американский бюджет, в сумме 100-150 миллиардов долларов.

 

Понятно, почему он снижается? Он снижается, чтобы обеспечить американскую программу увеличения выплаты дани. Чтобы было понятно – почему он это делает. Не потому, что нет резервов, а потому, что это – специальное указание МВФ для этого существует. Сюда же направлено Базель-3, чтобы снизить национальную экономическую активность.

 

Центральный Банк прямо проводит иностранные указания для деградации страны. Как раз то, что Путин сказал, что для ухудшения социально-экономического положения по команде иностранных политиков с целью спровоцировать в том числе и недовольства людей. выплата дани плюс недовольство людей. Центробанк работает абсолютно жёстко, как пятая колонна, как институт национал-предателей.

 

Артём Войтенков: Тем не менее они подставились опять.

 

Евгений Фёдоров: А что такое подставились?

 

Артём Войтенков: Нарушили конституцию. Вы хотите на них в суд подать.

 

Евгений Фёдоров: Вплоть до того, что даже плевали они на оккупационную конституцию, которая для американцев якобы недостаточно оккупационная.

 

Артём Войтенков: Их действия становятся всё более явными.

 

Евгений Фёдоров: Вы правы. Так и было. И тоже гитлеровская армия, когда вступила на территорию СССР, она не для всех была в начале абсолютной тотальной угрозой. А когда начали вешать людей и расстреливать, тогда люди сами сообразили – кто это пришёл. Не европейские интеграторы, а это пришли каратели немецкие с целью уничтожения этого населения. Так на Украине сейчас будет, и у нас. Конечно. Это процессы формирования информации. Люди начинают понимать – с кем они имеют дело. Не с пропагандистскими флажками, которые американцы умеют делать, а с реальной задачей, которую ставят перед собой интервенты и оккупанты.

 

Артём Войтенков: Вопрос только порога: когда большинство населения сообразит.

 

Евгений Фёдоров: Пока даже Путин пинает, но люди пока не соображают. На Украине – сообразиле.

 

Артём Войтенков: На Украине, кстати, да. Я в Крыму был. Общий уровень понимания выше. Потому, что их жизнь заставила.

 

Евгений Фёдоров: Правильно: жизнь заставила понять. Та самая история произошла, когда мы говорили: разбегись, долбанись головой о стенку. Если сам не можешь, к тебе придёт американец или американский солдат и долбанёт тебя дубиной. Там эффект будет такой же. Если хочешь не ждать его, тогда сам долбанись.

 

Артём Войтенков: Тут куда уже? Тут Центробанк начинает.

 

Евгений Фёдоров: Люди-то проснутся. Проблема в том, что они проснутся, потеряв много чего.

 

Артём Войтенков: А по-другому люди не просыпаются. Они просыпаются, когда понимают, что их убивают.

 

Евгений Фёдоров: Попытаться вытащить за волосы и заставить за страну сражаться. Пытается, хоть флажком. Пока не получается.

 

Артём Войтенков: Когда будут убивать, тогда получится.

 

Мария Катасонова: Хорошая перспектива.

 

Артём Войтенков: Всегда так было.

 

Евгений Фёдоров: Человеколюб.

 

Мария Катасонова: Причём, вас будут убивать первыми.

 

Евгений Фёдоров: Не факт. Убивают первыми, как правило, своих. Посмотрите по Януковичу, по Асаду.

 

Мария Катасонова: Хорошо, одними из первых.

 

Артём Войтенков: Почему своих в первую очередь?

 

Евгений Фёдоров: Потому, что вы враг и всё с вами понятно. Вас убить – спровоцировать волну людей, которые понимают, что произошло, т.е. мобилизация произойдёт. А если своих, то нормально по-тихому удавили, убрали плохих своих на хороших своих.

 

Артём Войтенков: На более верных и более правильных.

 

Евгений Фёдоров: Решительных, энергичных, системных, мотивированных. В Донецке американцам не удастся выбить сейчас, и в Луганске не удастся.

 

Мария Катасонова: У них там есть оружие.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Не в оружии дело. Не получается у них. Американцы их сдерживают. Хотя американцы им дали команду попытаться решить вопрос желательно без крови в течение недели. Обратите внимание, Керри открыто им сказал, что я буду встречаться в России с Лавровым через неделю. Почему через неделю? До этого развернулся за полдня, а тут через неделю буду встречаться с ним – открыто сказал.

 

Для чего? Для того, чтобы получить козыри. Он хочет встретиться, когда на территории Украины будут зачищены партизанские отряды сопротивления. И типа сказать Иванову "вот видите, там всё хорошо". А Иванов что хочет? Он хочет вытащить этих ребят на переговорный стол. Как это американцы всегда и делают: на Асада наезжают и говорят "а вот за столом оппозиция". Которая никогда и не была. В основном, у них оппозиция собирается из эмигрантов где-то там из дальних, а иногда вообще из посторонних людей.

 

Такая же и здесь попытка. Поэтому, в принципе надо продержаться до переговоров. Тогда возникает другая площадка общения. Дальше возникает плато стабилизации положения. Я имею в виду партизан, жителей Луганска, Донецка. Плато общения возникает до выборов, до 24-го числа, как минимум. Возникает плато общения, после чего идёт такое позиционирование противостояния – замирает ситуация. А после 24-го уже у американцев могут быть развязаны руки. Могут и не быть развязаны. Там тоже – как сложится.

 

Эти выборы по принципу картинка Голливуда, которую планируют американцы сделать, она, конечно, вряд ли вдохновит весь мир. Ясно, что это глупость.

 

Артём Войтенков: Народ поверит, скажут – вот выбрали. Вы говорите о том, что эти волнения на Юго-Востоке Украины изменяют политический баланс.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Если наши будут там держаться, то у американцев будет меньше козырей на руках.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения переговоров и ближайшего времени. А стратегически это – Отечественная война. Люди, защищаясь и стоя там на смерть. Там в Луганске некоторые вызвали священников и подготовились умирать, мы же видим. Это русский человек. Англичанин, француз так не может себя вести.

 

Эти люди: десяток, двадцать – они как раз переламывают ситуацию на Украине, как они и раньше всегда делали. Их дед делал то же самое на самом деле, который взял и помер в окопе под Москвой, или под Смоленском, вместо того, чтобы сбежать. Процесс за пущен. Причём, на Украине запущен объективный процесс Отечественной войны. Не рукотворный процесс. Бывает там, что события происходят по воле. А это уже идёт генетика русского человека. Невозможно уже их оттуда выбить.

 

Артём Войтенков: Понятно. Костёр разожгли – уже не потушить.

 

Евгений Фёдоров: Русского сопротивления. Не просто костёр. Во Франции это невозможно. В России – возможно. И в этом проблема заключается. Возникает костёр русского сопротивления. Да, они не смогут переломить интервенцию США. Но они смогут запустить процесс, который через 2-3 года переломит интервенцию США. Он уже пошёл, мы видим, он объективен. И это – герои. Такие же герои, как умирали в Брестской крепости. Вот конкретно героев надо фотографии взять, разместить у нас на Портале и написать "Этих людей вы предали – граждане России".

 

Мария Катасонова: Своим молчанием и бездействием?

 

Евгений Фёдоров: Прямым предательством. Тем, что даже не пошли с флажком на площадь в их поддержку, хотя бы.

 

Артём Войтенков: За эти слова вы получите от народа такую порцию…

 

Евгений Фёдоров: Я же по факту говорю. Вот люди, вот конкретные глаза. Посмотрите в глаза людей, которых вы предали. Они за вас там умирают. Эти люди в Донецке, Луганске готовы умирать (пока готовы), а кто-то и умер уже в застенках – за нас! За тех людей, сытых, довольных с пивом, с телевизором, которые живут в России, которые предали себя, не выйдя просто с флажком в поддержку Путина и в поддержку тех людей, которые за них умирают.

Это – в чистом виде обжорство и предательство.

 

Мария Катасонова: Готовьтесь, Евгений Алексеевич. Вы правы, абсолютно. Просто люди, я боюсь, не поймут.

 

Евгений Фёдоров: Я же не иду на выборы. Я имею право.

 

Артём Войтенков: Можете говорить всю правду. Не хотите никуда избираться, не будете льстить избирателям, как-то подмазывать.

 

Евгений Фёдоров: Играть в эту историю с театром политическим.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Приятно, когда политик говорит правду.

 

Мария Катасонова: Спасибо большое, Евгений Алексеевич.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо вам.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1330 мб)
Видео MP4 640x360 (504 мб)
Видео MP4 320х180 (274 мб)

Звук:
(21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (43 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (46.27 КБ)
FB2 (170.87 КБ)
RTF (477.63 КБ)