Военное поражение Украины

Украина сдалась немецко-американским захватчикам.
Несмотря на своенравие Януковича, Украина следует прописанному для неё плану - стать непосредственной колонией Запада.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Федоров Военное поражение Украины

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-02-22

22 февраля 2014

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, eafedorov.ru

Александр Богомолов - главный редактор сайта ЗаСвободу.рф

Олег Храпов - партия Национальный курс

Руслан Самойлов - Народное Освободительное Движение

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Александр Богомолов: Евгений Алексеевич, от того, что происходит сейчас на Украине, публичные унижения пытки, казни наших солдат - мы можем говорить о том, что наших русских братьев режут?

 

Евгений Фёдоров: Не русских братьев, а просто, что на Украине начинается геноцид русского народа.

 

Александр Богомолов: Не начинается, а начался. Дугин сейчас, мы смотрели Россия24, он в прямом эфире говорит, что, ребята, началась война. Реально началась.

 

Евгений Фёдоров: Нет, война и геноцид – разные вещи. Начинается геноцид русского народа. Он, как бы, и не останавливался двадцать лет, только форма менялась. Переходит к горячей фазе. Идёт вопрос о ликвидации вообще понятия русской нации на земле. Я думаю, что пару лет, даже меньше, и этот вопрос встанет в России в полный рост. Это всё российские события. У нас думают, что это украинские события.

 

Само по себе то, что начали делить, что есть Украина (окраина, Русь) и Россия, и там разные народы как бы живут - уже само по себе есть обман. Его забивают двадцать лет. Это называется - уничтожать русский народ по частям. Начали с украинской части, Русь. Сейчас перешли уже от холодной оккупации в горячую. То есть, там, в чистом виде вооружённые силы иностранных государств, в лице боевиков, как бы их внешняя компонента, внутренняя - там чисто иностранцы. Вопрос, когда появятся там форма НАТО, ну это может быть полгода-год. Просто сейчас они не в форме НАТО, будут ходить в форме. Вот и вся разница, те же самые.

 

Артём Войтенков: Сейчас уже ходят в камуфляже и в касках армейских.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, это и есть - иностранное государство ввело войска, вооружённые силы на территорию Украины. До этого Украина была в оккупации. Сейчас она перешла в вооружённую оккупацию. То есть, абсолютно те же события, которые мы многократно там же и наблюдали. Мир, какой был, он такой же всегда и остаётся.

 

Для нас второй вопрос.

- Понятно, что мы предали Украину, не рассматривая это как один народ. Это в головах, надо понимать.

- Второй удар по России.

Я думаю, что эта вся вооружённая сила вторгнется в Россию. Дальше возникают варианты, на которые я смогу, как аналитик, ответить через несколько недель.

 

То ли они начнут блицкригом попытаются. То есть, условно говоря, перегруппируют силы, перебросят их с Украины в Россию, в ближайшие пару месяцев, скажем, к лету.

 

Александр Богомолов: В Москву или в ближайшие области?

 

Евгений Фёдоров: В Москву пойдут. Эта вся колонна пойдёт на Москву. Понятно это будет через пару недель. То ли они всё-таки возьмут паузу на год, и наступление на Москву будет в следующем году.

 

Александр Богомолов: Но они будут дожимать население? Для чего им паузу на год?

 

Евгений Фёдоров: Им надо в Москве подготовить пятую колонну, получше.

 

Александр Богомолов: Ну, усиливаться за это время.

 

Евгений Фёдоров: Давайте так. Как будет выглядеть наступление? Механизм интервенции Соединённых Штатов, как они его отработали многократно, он выглядит очень просто.

 

Пятая колонна мощная, которая принимает наступающие части. То есть, наличие пятой колонны – обязательный фактор наступления. На Майдане и всё остальное, это бутафория. Она вооружённая, но на самом деле заранее подготовлена мощная пятая колонна. Заранее всё готово сдаться. Но, для сдачи чиновников, для сдачи политиков им нужен повод. Повод, вот, пожалуйста, это вооружённая компонента силы. Но само по себе, если бы украинская власть не была пятой колонной само по себе заранее подготовленной, они бы просто отбили бы ещё три месяца назад, без разговоров. И сейчас бы могли отбить. Потому что понятно, что государство всегда сильнее, даже вооружённых террористов. В России-то отбили в девяностые годы, в начале двухтысячных, Путин отбил. Так и там могли отбить. Просто наличие пятой колонны - обязательный фактор.

 

И то, что они будут наступать сейчас на Россию, - обязательный фактор, пятая колонна в Москве. Просто без этого не может быть наступление. Есть ли пятая колонна в Москве? По линии СМИ мы видим, что есть. Потому что СМИ запрещено говорить правду и нашим, в том числе: и Вестям, и Первому каналу. Они же не говорят, что это интервенция.

 

Александр Богомолов: Слова интервенция боятся.

 

Евгений Фёдоров: Категорически. Мало того. Я вообще человек подцензурный в России, но на некоторых СМИ пробиваюсь. Так вот, со словом интервенция, я никуда не мог даже пробиться за эти несколько недель. Вообще никуда. То есть, американцы всё обзвонили. Просто мне уже даже говорили некоторые работники редакций (мы же там имеем контакты), что всё обзвонили американцы. Слово интервенция категорически запрещено.

 

Александр Богомолов: Это вам говорили руководители каналов?

 

Евгений Фёдоров: Сотрудники. Как бы утечка информации. Категорически запрещено. В одном месте я только успел сказать это на Мире и то, потому, что там не знали, что я это буду говорить.

 

Александр Богомолов: Просто не успели позвонить.

 

Евгений Фёдоров: Как бы, да. Второстепенный относительно канал и поэтому так и произошло. Так же как в своё время. Вот обратите внимание.

 

Не так часто Обама просит президента или председателя правительства России о личной просьбе. Вот нет такого. Я знаю только один случай. Знаете какой? Это когда в Осетии, они просили не употреблять слова "геноцид осетинского народа" Потому что, в политике есть слова, которые включают определённый механизм - красная кнопка. Нажал эту кнопку и события пошли в другой системе. Так вот запрет на слова: "Интервенция, оккупация, вооружённая оккупация, Отечественное сопротивление или Отечественная война, как сейчас на Украине она складывается. Не просто война, а Отечественная война" - эти слова запрещены. И это - личная просьба президента США для всех. И любой журналист, достаточно высокопоставленный, редактор главный, знает об этой просьбе. Ему заранее всё это довели.

 

Это что означает? Это означает, что те же средства массовой информации, они будут сдавать Россию. То есть, они создадут такую же историю, что это группка каких-то там раскольников-радикалов. И вот эта группа раскольников-радикалов перевернёт всю Россию и вырежет несколько миллионов человек потом, как выяснится по итогам. Потому что, на Украине погибнет сейчас десятки тысяч, это очевидно. Естественно, это будет сейчас замалчиваться. Уже бандиты начали останавливать просто... Вы же поймите, что в этих условиях, сюда ещё приедет бандитизм со всего мира. Они будут просто останавливать автобусы на дорогах и грабить, как у нас было в девяностые годы то же.

 

Артём Войтенков: Давайте разберёмся. Мы с вами два дня назад беседовали, и тогда начиналась антитеррористическая операция. Вроде как хорошо. Значит, правительство и власть давит вот эту вот пятую колонну. Разрешили Беркуту и МВД пользоваться огнестрельным оружием, правда, в ответ. А потом, на следующий день резко сказали, что нет, мы отходим, террористическая операция сворачивается.

 

Евгений Фёдоров: Я скажу. В чём американцы, интервенты переиграли? Двенадцать депутатов перекупили.

 

Александр Богомолов: В Раде?

 

Евгений Фёдоров: Да. Вся система пошла в другую сторону. Они знали, что они их перекупят. Я так понимаю, что американцы заранее со многими договорились. Просто, было время Ч, или ждали определённых обстоятельств, или баланса, когда они смогут добавить к своей пятой колонне в Раде, которая действует официально. Сорок или сорок пять процентов официально - депутаты из пятой колонны. Из пятой колонны, потому что, они выступают за колониальный статус Украины официально, на бумаге. Я поэтому тут ничего не придумываю. И там была часть, которая маневрировала. Их взяли в нужный момент просто. Как бы, команду им дали, они легализовались и всё. Ясно, что с ними заранее переговоры вели.

 

Мало того, скажу, что сейчас у меня сто процентов уверенность, что в Государственной Думе России идут такие же ходататели, которые сейчас будут уже вербовать депутатов под государственный переворот уже в России, под интервенцию. Потому что, если у вас власть по конституции является колониальной, то её не трудно и перевербовать. Потому что, для этого фактически люди, которые во власти находятся, они изначально отобраны под пятую колонну. Изначально. Отбор прошли. И дальше вопрос перевербовки - не сложный, под оккупанта, сам по себе. Просто поговорить с ним надо. Сейчас такие переговоры будут идти в Государственной Думе в России, с чиновниками, с министрами. В средствах массовой информации они, как мы видим, идут тотально. То есть, в России сейчас готовят абсолютно такой же сценарий.

 

Так же будет во власти раскол:

- С одной стороны Путин,

- С другой стороны - большинство власти, которые будут осуществлять функцию сдачи страны.

Но, в чём отличие России от Украины? На Украине русским есть куда бежать.

 

Артём Войтенков: В Россию.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы сейчас увидим, будут просто миллионы беженцев. Есть куда бежать.

 

Александр Богомолов: Так народ уже спрашивает, звонит, пишет: "Куда бежать?"

 

Евгений Фёдоров: В НОДе я уже знаю, в регионах, в Брянске, и в других, уже создали пункты, где члены НОДа уже принимают людей в семьи, беженцев. Это понятно. Ещё раз - с Украины есть куда бежать: и русским и украинцам, потому что будет зачистка всего населения Украины. А Россия будет последняя инстанция. Из России бежать некуда. Только в тайгу, если, к бабушке Агафье. Здесь всё на порядок жёстче будет, более жестоко. Это будут реально миллионы людей погибших. И это само по себе вызвано...

 

Меня всё время критикуют и ругают - почему я говорю, что русский народ предал, что люди предали в 91-м, в 93-м. Я же это не просто так говорю, я же не чтобы обидеть, извините, я это говорю для того, чтобы включить определённые красные кнопки, смыслы. Потому что, люди же этого не понимают, обижаются. А это не случайно. И церковь это понимает.

 

Для того, чтобы исправить ситуацию, главная проблема в России – предательство. Нет предательства народа - нет потери страны. И вообще, вопрос предательства сегодня для нас, это вопрос потери инстинкта самосохранения. То есть, мы уже переходим из стадии, когда мы оккупированная колония, обслуживающая иностранное государство, к стадии, когда это иностранное государство приняло решение, как в своё время Гитлер, о ликвидации нас.

 

Если ещё до вчерашнего дня мы говорили НОД – это сообщество людей, которые выступают за суверенитет и изменение статуса страны на суверенный, то есть, освобождение Родины. Сегодня НОД, это может быть единственная организации в России, судя по СМИ и по общественному мнению, которая выступает за сохранение жизни людей, живущих на этой земле. Понимаете разницу уже? Которая, единственная выступает за включение инстинкта самосохранения. Потому что, за двадцать лет этот инстинкт через предательство выключили. Почему мы и говорим, что слово предательство является ключевым.

 

Не случайно, в церкви тоже есть понятие покаяния, это же люди живут в тысячелетней истории, они же понимают, как включаются человеческие механизмы. Если ты совершил акт предательства, то, чтобы ты потом изменил свою позицию, ты должен покаяться и тогда ты поймёшь и будешь открыт к новому построению.

А иначе:

- нет покаяния – нет понимания,

- нет понимания – в сегодняшних условиях для Росси отсутствуют инстинкты самосохранения.

 

Сегодня это означает - персональная смерть людей. Причём в короткий срок. Я думаю, что уже через год-два уже мы можем просто увидеть, как будет кара за предательство. Массовая кара. Миллионы людей будут терять свои жизни из-за того, что они тогда, да и сейчас. Мы же понимаем, на Украине что произошло. Россия предала Украину. Что там говорить.

 

Я вот сегодня утром ехал, смотрю телевизор. Специально на Олимпийские Игры не поехал, честно вам скажу. Что-то вот меня держало, туда не ехать. Хотя и сам участвовал в законе по Олимпийским Играм, и приглашение и так далее. Смотрю, там люди сегодня машут флагами, радуются, кричат. Вот это называется – протанцевали свою страну. Понятно, что Украина и Россия одно и то же. Предав Украину, предали Россию. Не когда-то, в 91-м, 93-м, а сейчас. За это придётся отвечать. И, я думаю, ещё мы-то может, отобьёмся от горячей оккупации, естественно, через большие жертвы, это уже очевидно. Мы может быть, ещё и отобьёмся, но это будет кара за предательство народа своей страны. Вот те потери, которые сейчас несём, мы будем нести в ближайшие год-два. И на Украине такие же потери за это же.

 

Артём Войтенков: Кстати, давайте разберёмся, что с Украиной произошло. Было три министра иностранных дел. Они туда прилетели, а потом новость была, что они типа улетели. На самом деле, они не улетели, они там остались.

 

Евгений Фёдоров: Давайте говорить с позиции исторических законов и здравого смысла. Не как нам лапшу вешает наш телевизор. Ещё раз одно отступление. Я смотрю, например, те же Вести 24, которые вроде бы начали про Украину хорошо показывать, потому что, в Америке про Украину не показывают. Начали показывать, и смотрю, они дают опрос: "Кто являются участники майдана?" Ну, внизу, хорошо хоть написали, что опрос проведён на деньги Соединённых Штатов Америки. Хоть про это написали. Ясно, что всё это липа. Просто иностранные боевики, а опрос как бы это дело маскирует. Я говорю про наши средства массовой информации.

 

Про министров. Там-то всё понятно. С одной стороны, три министра, переговорщики от армии вторжения. С другой стороны три предателя в спину, называется: Лукин, Сурков, Зурабов.

 

Александр Богомолов: Лукин не подписал соглашение. Соглашение вчерашнее, которое там подписывали, Лукин его не подписал. Отказался подписывать.

 

Евгений Фёдоров: Ну, хорошо, хоть более-менее, человек порядочный оказался, хотя изначально его разыграли под эту карту. Но не всё же у американцев получается значит, и в кадровой политике.

 

Александр Богомолов: Я лично считал, что Лукин слабая фигура. Оказалось…

 

Олег Храпов: Хороший аргумент придумал, что не с кем подписывать. Не понимает субъектов, с кем общаться.

 

Евгений Фёдоров: Так тоже бывает. Просто догадался. Кто-то же буде отвечать за кровь в России. Я вот о чём.

 

Артём Войтенков: А что там, какой документ подписывали?

 

Евгений Фёдоров: Документ о капитуляции Украины перед иностранными интервентами.

 

Артём Войтенков: Но, это по-другому называется.

 

Александр Богомолов: Это соглашение между властями Украины, и якобы, оппозицией, о конце боевых действий. Что в течение двадцати четырёх часов чтобы они все сдали незарегистрированное оружие, и прочее и прочее.

 

Евгений Фёдоров: Соглашение не об этом. Соглашение о том, чтобы сдать оружие, потому что его никто не сдаст. Как армия вторжения может сдать оружие? Оно у них зарегистрировано, скажут. Это - соглашение о капитуляции украинской государственности перед лицом, в данном случае, вооружённого интервента. Потому что пришёл интервент вооружённый интервент, с оружием в руках, который потребовал капитуляции, и страна приняла решение – акт о капитуляции. Вот этот самый акт о безоговорочной капитуляции, который в своё время подписали с нашей стороны Жуков, а со стороны Германии командующий германской армией на тот период. Вот такой акт о капитуляции. Давайте вещи называть своими именами. Сколько можно слушать наши СМИ и вслед за ними враньём заниматься и пропагандистскую ложь вешать на уши?

 

Артём Войтенков: Вот этот, как бы договор между Януковичем и так называемой оппозицией?

 

Евгений Фёдоров: Да - акт о капитуляции. Поймали: сзади его держали наша пятая колонна российская, спереди представители оккупационных сил, на улице вооружённые люди - акт о капитуляции. О выводе всех государственных подразделений из Киева, сдаче Киева, и всё, как положено по европейской традиции, с выносом ключей от города на красной подушечке к армии вторжения.

 

Артём Войтенков: А почему это произошло именно вчера? Почему Янукович долго сопротивлялся, а именно вчера сломался?

 

Евгений Фёдоров: Я же не знаю, кто конкретно на вчерашний день его конкретно предал. Значит, на вчерашний день число предателей превысило планку баланса. Вот и всё.

 

Александр Богомолов: По России 24 тебе сегодня ясно сказали, что двадцать первого февраля, двадцать второго февраля. Двадцать второго июня началась война. Число двадцать два.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, даже не в этом дело. Окончание Олимпийских Игр. Им надо было успеть под Олимпийские Игры. Мы о чём раньше говорили? Олимпийские Игры прикрывали. Пока русский народ в Олимпийских Играх плясал и радовался, и не обращал внимание на смерть тысяч людей (понятно, что там не восемьдесят человек погибло, а уже под тысячу, это очевидные вещи), то пожалуйста - в это время лишили половины Родины, скажем так. Второй половины, раз такие плясуны, лишат через годик-два.

 

Руслан Самойлов: А Министерство Обороны Украины в какой ситуации?

 

Евгений Фёдоров: Капитулейшен. Там сразу были иностранные агенты. Посмотрите одну историю с десантниками. Десантники поехали в Киев на автобусе, попали в аварию, и в связи с аварией, вернулись в места дислокации. В исторической науке это называется - попали в засаду. Потом вернулись в места дислокации. Ну, это всё было куплено заранее. Технология какая?

 

Как работают американские силы вторжения, или немецкие? Посмотрите первые дни войны Великой Отечественной. Там же всё это подробно наш кинематограф описывает. Заранее всё закупили, всех организовали, всех подтащили: расставили генералов, расставили своих людей, в Думу даже, в Верховную Раду набили половину своих агентов. Это вообще - куда это смотрели люди, как говорится. И дальше осталось только дать команду и капитулировать перед страшной угрозой вооружённого вторжения. Всё.

 

Руслан Самойлов: Неужели ни одного патриота у них в армии на Украине нет?

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю - армию на Украине чистили двадцать. Откуда там будут патриоты? Кстати, как и российскую армию чистили для этого двадцать лет. Вы просто не думайте, что в России ситуация другая. Иногда нас спрашивают, а что Россия… Абсолютно, то же самое. Единственно, что истерика пятой колонны в России слабее сейчас. Так это вопрос времени. Почему я говорю сейчас и через год? Потому что, через год, истерику они развернут такого же уровня. Агенты все такие же здесь, как и там.

 

Олег Храпов: Вопрос практического плана, главное, получается, действия НОДа в сложившейся ситуации?

 

Евгений Фёдоров: Национально-освободительное движение приобретает функцию не столько движения на восстановление суверенитета, я уже говорил, сколько функцию защиты своего Отечества. Потому что, все остальные кинут. Технология очень простая. Если считают, что Россия не оккупирована, значит, уже кинули. Дальше осталась дорожка как это "кинули" перейдёт к подписанию документов, или в голосование, или в какое-то решение непосредственного человека.

 

Если считают наши, что на Украине не Отечественная война, что там не интервенция, что там не вторжение иностранных войск, значит, уже кинули. Это простой такой режим, по которому вы можете посмотреть. СМИ так говорит? Всё - уже кинули. Это же СМИ, если конечно не произойдёт радикальная чистка за полгода, а вряд ли она произойдёт. Значит, ровно через год, сто процентов, будет работать в оккупационной системе прямо этот же Первый канал, Российский канал и всё остальное.

 

 Олег Храпов:Вы сказали, что либо блицкриг, либо год будут подтягивать пятую колонну, накачивать. Чтобы блицкрига не было, может национально-освободительное движение нужно сейчас, не откладывая в долгий ящик?

 

Евгений Фёдоров: Национально-освободительное движение – движение политическое, не военное. Военную функцию должны выполнять органы государства. Их выполнять будет Путин. И он это делает. Вообще, он не случайно поднял вопрос. Я так понимаю, что он рассчитал, что ситуация вторжения будет где-то к семнадцатому, восемнадцатому, девятнадцатому годам.

 

Александр Богомолов: Наверняка он знал, что они не будут сидеть и ждать.

 

Евгений Фёдоров: Любая война, она заранее понятна: сосредотачиваются силы, подводятся… Это понятно. То есть, силовая компонента на государстве всегда. Вы же понимаете, что два-три-сто человек, они не сделают то, что сделает один Беркут. Это же ясно. Поэтому, на Украине сдали Беркут вначале. Чтобы сдать Украину, надо было сдать Беркут. Они его и сдали. Государство сдало.

 

Руслан Самойлов: Каким образом?

 

Евгений Фёдоров: Вначале заводили против него уголовные дела за то, что он пытался защитить законное пространство, то есть, выполнить свою функцию. А потом просто дали команду в конце: уходите, и всё. Сейчас дадут команду распуститься и трибуналы оккупантов. Будут уже просто Беркут сейчас судить. По одному будут вылавливать и сейчас начнётся судебный процесс над Беркутом, за то, что они стояли и не сдавались.

 

Артём Войтенков: Это как было в семнадцатом году, когда офицеров расстреливали рабоче-крестьянские патрули.

 

Олег Храпов: Неспроста в Прибалтике этот маразматический процесс запустили, над нашими спецназовцами. Они здесь живут, и они их задним числом, на расстоянии судили. Я думаю, неспроста это было.

 

Евгений Фёдоров: Нет, ну вся эта система скоординирована. На нас напали, ещё раз говорю, американцы с немцами. Вот я так понимаю, что в системе союзнических отношений Германии и США, Украина – приз Германии, часть Украины. Потому что, Румынии отдадут Одессу, мы это говорили. Везде, где исторически технология работает, она работает всегда. То есть, она сто лет работала, пятьдесят и сейчас. Поэтому, я думаю, что Украину они разделят между союзниками Соединённых Штатов Америки, главная из которых, конечно, Германия.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, Украина уже всё, проиграна, или нет?

 

Евгений Фёдоров: Как, на мой взгляд, будут происходить события на Украине. На Украине в Киеве сейчас начнут издавать как бы бумаги от новой украинской власти, которые подписывать будет какой-нибудь председатель новой Верховной Рады, которого изберут - самого отмороженного из пятой колонны. И под эти бумаги будут требовать сдачи уже собственно Одессы, Крыма. Не случайно и там и там этот процесс контролирует Военно-морской флот США. Он же для этого туда и вышел.

 

Александр Богомолов: Вопрос тоже, интересно. Официально Военно-Морской Флот США пришёл на защиту своих спортсменов в Сочи. Что он делает около Крыма. Пусть к Сочи и ползёт.

 

Евгений Фёдоров: Ну, скажите об этом.

 

Артём Войтенков: Военно-Морскому Флоту США.

 

Евгений Фёдоров: Да. Поэтому понятно, для чего там флот. Для того, чтобы снять систему сопротивления в Крыму и в Одессе. Мало того, именно по этой причине, из-за флота, если вы обратили внимание, центр сопротивления переместился в Харьков. Если бы флота не было, центр сопротивления был бы в Крыму, потому что там более правильные люди.

 

Просто у нас люди не понимают, что такое флот. Они думают, что флот, это там плавают просто три посудины, которым надо помахать ручкой с причала.

Флот - это военно-политическая, политическая компонента воздействия. И в том числе система связи, страховки, много вещей. Самый важный вопрос, это вопрос страховки в данном случае. То есть, они страхуют боевые действия в той же Одессе или в Крыму. Соответственно, центр переместился в Харьков.

 

Думаю, сейчас бумаги будут изданы из Киева за подписью нового руководства, уже перехваченного оккупантами, о капитуляции Одессы, Крыма и Харькова. Я думаю, что, скорее всего эти бумаги будут выполнены, потому что там сидят такие же пятые колонны, как и везде. Может быть, они больше беспокоятся за свою жизнь, это понятно, потому что для них это смерть. Но это всё равно, скорее всего, капитулируют.

 

Александр Богомолов: А как вот Крым говорит о том, что если будут такие бумаги, мы выйдем из состава.

 

Евгений Фёдоров: Только вы всегда смотрите, что дальше говорит руководство Крыма. Мы выйдем из состава, если эти бумаги не будут соответствовать законам Украины. Добавляют. А по конституции он обязан выполнять решения. Это же всё заранее он заложил себе пути отступления. Придёт красивая бумага на бланке Верховной Рады и всё.

 

Олег Храпов: И не забывайте, что они конституцию 2004 года хотят вернуть.

 

Евгений Фёдоров: Ещё не вернули формально. Без подписи. Почему мы и говорили, что важная история ещё, куда денется Янукович. Потому что без подписи Януковича конституцию вернуть нельзя.

 

Артём Войтенков: А он пропал, да?

 

Евгений Фёдоров: Нет, вроде бы он нашёлся, в нужном месте нашёлся, да. Но, при этом, смотрите. Проходит этот сбор в Харькове. Сбор сразу говорит о чём? Мы за то, чтобы вести переговоры с Майданом. Всё. Как только вы эти слова видите, значит это уже всё, слив. Это просто слив. Куда-то же надо направить энергию людей, чтобы это слить в канализацию. Вот, пожалуйста, вот такая форма. Это очевидная вещь.

 

Александр Богомолов: Что делать обычным людям на Украине? В такой ситуации.

 

Евгений Фёдоров: Выживать. В такой ситуации выживать.

 

Александр Богомолов: Они сейчас боятся даже все из дома выходить.

 

Евгений Фёдоров: Правильно делают, что боятся.

- Во-первых, потому что, на Украине сейчас будет период добития, довольно длительный.

- Во-вторых, из Украины будут делать зону вторжения в Российскую Федерацию. Но, это как бы более длительная история. Особенно, если мы говорим о следующем годе вторжения в Россию с территории Украины.

Если начнётся геноцид, а люди очень быстро это почувствуют, соответственно, бежать в Россию. Значит, в России надо будет принимать миллионы беженцев.

 

Руслан Самойлов: А вот те, штабы, что организуются, сопротивления.

 

Александр Богомолов: На Украине?

 

Олег Храпов: Харьков, Донецк, Крым, Севастополь.

 

Руслан Самойлов: Может быть туда лучше сразу?

 

Евгений Фёдоров: Нет, в штабы само собой надо идти и сопротивляться до последнего. Просто, вы же меня спрашиваете, как аналитика, что надо делать для людей. А штабы - надо сопротивляться.

 

Артём Войтенков: Вы говорите, надо выживать, надо сопротивляться. Как это совместить? Выживать, это сидеть дома и носа не показывать, а сопротивляться, тогда как?

 

Евгений Фёдоров: Это для разных людей. Для детей, женщин - выживать. Для мужчин - сопротивляться. Ну, это же понятно.

 

Артём Войтенков: Мужчину убьют, жена не выживет.

 

Евгений Фёдоров: Так бывает иногда, когда защищаешь своё Отечество, тебя убивают. Очень редко в истории, чтобы человека, который защищает своё Отечество, чтобы его убивали.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Я что-то не то сказал?

 

Артём Войтенков: А как у нас в войну погибло двадцать два миллиона?

 

Евгений Фёдоров: То, что сегодня происходит, есть результат предательства 91-93-годов и для Украины тоже. Ответственности без вины не бывает.

 

Олег Храпов: Вы имеете в виду, за то, что тогда случилось, теперь приходится платить?

 

Евгений Фёдоров: Тогда случилось предательство. А оплачивать приходится предательство. Не то, что случилось, а то, что предали страну. И фактор этот важный для нас сейчас. Потому что, если мы признаём факт оккупации, то есть, признаём правду, совершенно другой работает механизм, который спасёт, в том числе, и Украину.

 

Какой это механизм?

- Это чистка пятой колонны из власти.

- Это срочное изменение законодательства и конституции.

Ну, технология же понятна.

 

Александр Богомолов: Хорошо. Мы признали это всё и Украину признали. Как это включить?

 

Евгений Фёдоров: Вы-то может, и признали. Я не о вас говорю. Я говорю, о минимум десяти миллионов людей в России. Их нет. Предательство продолжается.

 

Олег Храпов: То есть, нам нужно, как национально-освободительному движению, как политической силе сейчас наиболее активно пропагандировать, что оккупация уже в горячем варианте через Украину идёт.

 

Евгений Фёдоров: Как минимум, мы должны говорить языком правды. Что половину, украинскую часть Руси уже оккупировали военным путём и начнётся уничтожение населения. Вообще план написан Гитлером, Я думаю, что на Украине половину населения за десять лет уничтожат, как результат оккупации. За десть лет половина населения будет уничтожена. Можете записать цифры. Сколько там сейчас осталось?

 

Олег Храпов: Сорок два- сорок пять.

 

Евгений Фёдоров: Через десять лет будет двадцать с небольшим.

 

Руслан Самойлов: Если мы не победим.

 

Евгений Фёдоров: Что значит если? Для того, чтобы победить, надо сделать очень простые вещи. Надо чтобы государственный аппарат России заработал на суверенитет страны. Тогда будет победа. Даже если нас не много. А заработает он на суверенитет страны только в том случае, если хотя бы десять миллионов человек в России скажут правду, и начнут этого требовать. Сейчас это не требуют, кроме НОДа никто, а в НОДе недостаточно людей, чтобы это требование было выполнено. Поэтому, почему мы говорим, сегодняшний фактор, есть фактор продолжающееся предательство русского народа и в России, и на Украине, и везде. Никто этого не скрывает. Опять вас это слово, морщитесь от него. Только через это слово вы решите проблему. А если вы не признаёте слово, значит, идите в Сибирь, готовьте себе заимку.

 

Артём Войтенков: Я-то признаю. Очень многие люди вас обвиняют в том, что вот, Фёдоров говорит о предательстве. А мы же тогда ничего не знали, мы не понимали, мы сидели, а за нас всё делали.

 

Олег Храпов: А сейчас понимают, когда бомбят Украину?

 

Артём Войтенков: Кто-то понимает.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то ещё не понимает. Значит, поймёт тогда, когда его будут вешать на площадях Москвы. Тогда он, наверное, поймёт в последние пять минут, но будет поздно. Значит, это такое решение, этого человека. Предал свою Родину по непониманию, подлежишь повешению. Логичный ход, кстати, исторически обыкновенная история.

 

Артём Войтнеков: Мне это-то понятно. Другой вопрос, а что сейчас делать? Украину мы полностью проиграли или нет?

 

Евгений Фёдоров: Ну, нельзя никогда ничего проиграть полностью. Что значит полностью? В сегодняшней ситуации – полностью. Но, так же как мы её проиграли в сорок первом, сорок втором, проиграли полностью. Полностью. Вот и сейчас полностью. В этой конструкции - полностью. Это не значит, что не будет сорок третьего, сорок четвёртого, сорок пятого годов. Но, чтобы сорок третий, сорок четвёртый, сорок пятый годы были, надо им, чтобы правду в России начало говорить хотя бы десять миллионов человек. Вопреки пропагандистской системе средств массовой информации.

 

И как решить проблему Украины? Очень просто. Вычистить пятую колонну в России. Очень простая вещь. Но, чтобы её вычистить, пятую колонну, для этого, хотя бы десять миллионов человек в России должны захотеть этого. А такого нет. Вопрос в этом. Нет этого.

 

НОД – это политическое движение. Но нет ещё в этом движении десяти миллионов человек. Раз их нет, народ не хочет быть свободным. Продолжается путь предательства русского человека. В этом же вопрос. Потому что, иногда нам говорят: "А вот, как же так, оккупант, значит надо за оружие и так далее".

Зачем за оружие? Вы с оружием ничего не решите, если на вашей стороне народа нет. Если народ на стороне оккупанта, то ваше оружие вам не поможет. Вас посадят и всё. А если народ на вашей стороне, вам оружие не нужно, потому что это решается другими методами. Всё просто.

 

Руслан Самойлов: Если у нас такое же начнётся, я думаю, наша армия не будет ждать, смотреть на это всё.

 

Евгений Фёдоров: Это вы как бы испытываете такую надежду, да? И хотите как бы проверить, да?

 

Артём Войтенков: Руслан, ты точно так же думаешь, как думали украинцы и говорили "а мы не сирийцы, мы не ливийцы".

 

Руслан Самойлов: Я с людьми разговариваю, они мне высказывают, вот про предательство опять же многие не согласны. И не согласны с тем, что нельзя взять силой СМИ и начать говорить правду, чтобы они это узнали. Это самые частые у людей непонятки.

 

Евгений Фёдоров: А в чём непонятки? Если ты, человек, с которым так говорят, не можешь убедить вокруг себя двести человек народа, а этого достаточно. А эти двести убедят ещё кого-то - вот вам и проблема правды решена. При чём здесь СМИ? СМИ, даже если вы их захватите, их тут же отключат от эфира и всё. Это же смешно. Так, теоретически. И что СМИ? Вон у нас ЮТУБ уже закрывают в России, которые начинают говорить слова, связанные с оккупацией, с интервенцией. Система полностью работает. И что? Ну, захватите вы там какое-то радио, его отключили и на этом всё закончится, ваш захват.

 

Руслан Самойлов: А Russia Today? Он, почему не может в какой-то период времени начать вещать.

 

Артём Войтенков: Это же переключатель, это команда.

 

Евгений Фёдоров: Почему не называют своими именами правду? Потому что вся система во власти по конституции и по указанию народа 93-года является колониальной, управляемой извне. Вся система. Russia Today отличается в лучшую сторону, но он не меняет общий фон.

 

Александр Богомолов: Евгений Алексеевич, вы говорили, что после нашей февральской олимпиады, Путин начнёт действовать, наступать. Как вот в такой ситуации, когда начиналась Олимпиада, на Украине был мир. По крайней мере призрачный. Сейчас мира нет, там идёт война. Как Путин может наступать в такой ситуации?

 

Евгений Фёдоров: Путин не может наступать в условиях нежелания народа жить в свободной стране. Если народ не хочет, с какой стати Путин будет это делать? Народ предпочитает на Олимпиаде флажками махать, когда русских людей убивают под тысячу. Вот, выбор народа.

 

Артём Войтенков: Подождите. Олимпиаду тоже Путин проталкивал.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? А что, флажками только на Олимпиаде можно махать? Махали бы в другом месте. Что это меняет? Олимпиада даёт Путину дополнительную легитимность для решения вопросов. Но решать будет только народ. Поднимет ли Путин народ на восстановление суверенитета в этих условиях? Не знаю. Будет борьба. Посмотрим.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы с самого начала говорили, что Путин затевает Олимпиаду, чтобы потом предпринять какие-то действия. Чтобы усилиться.

 

Евгений Фёдоров: После Олимпиады у него появляется окно возможностей. У него, как у должности с иностранным названием на российской оккупированной территории. Так.

 

Артём Войтенков: Он организует Олимпийские Игры. Он понимает, что во время Олимпийских Игр Россия будет наиболее уязвима и будет какой-то удар. Вот вам удар. Военные действия.

 

Евгений Фёдоров: Военные действия на Украине.

 

Артём Войтенков: На Украине. Всё. Украину значит отрезали. Я думаю, что это тоже учитывалось в какой-то степени. И дальше что? Как Путин будет наступать?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что как раз на Украине наступали именно для того, чтобы Россия не могла вмешаться в связи с окончанием Олимпийских Игр. Поэтому, и историю на Украине закончили именно сейчас. Потому что могли бы закончить через месяц-два.

 

Артём Войтенков: Собственно, да.

 

Евгений Фёдоров: Просто посмотрели, остаётся два-три дня, всё, дали команду немедленно, даже с рисками. Вот решили проблему немедленно, но с рисками.

 

Артём Войтенков: А риски какие?

 

Евгений Фёдоров : Самый главный риск, это утечка о геноциде русского народа на территории Украины. Вот сейчас они будут всячески скрывать факты геноцида.

 

Артём Войтенков: Сколько людей убито, да?

 

Олег Храпов: Как убито.

 

Евгений Фёдоров: Сколько людей убито по этническому принципу.

 

Артём Войтенков: И сколько иностранных боевиков.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, которые и будут убивать. В Сирии они потренировались.

 

Александр Богомолов: Вчера разговаривал с человеком из Берлина. У них вообще никакой информации нет. Он говорит: "У нас идёт пропаганда в Германии, по телевизору, по всему, и я, после этой пропаганды сам хочу взять автомат и пойти гасить Януковича".

 

Артём Войтенков: Понятно, они же Украину присоединяют.

 

Александр Богомолов: И они сидят, ждут, когда Украина присоединится и у них появится большой огород.

 

Евгений Фёдоров: Чернозём, который был заложен в движении на восток в Германии последние больше ста лет, с бисмарковских времён. Они просто реализуют свои задачи. У каждого государства и у каждой нации свои задачи, свои амбиции, свои желания.

 

Александр Богомолов: Настолько в Германии промыты мозги, вообще, еще хуже, чем на Украине.

 

Олег Храпов: Естественно, это же главный вассал Америки.

 

Артём Войтенков: Тогда как Путин будет действовать?

 

Евгений Фёдоров: Путин не будет действовать иначе, как предусматривает Конституция. А Конституция не предусматривает действия по восстановлению суверенитета. Вопрос Конституции – это вопрос народа, а не Путина. Это надо вообще понять.

 

Олег Храпов: Надо, я так понимаю, как минимум, каждую неделю по всей стране проводить акции, показывающие, что поддержка народа растёт.

 

Александр Богомолов: И открывать глаза.

 

Евгений Фёдоров: За суверенитет, поддержка его движения на суверенитет, потому что сейчас все его движения по суверенитету будут отменены. Может быть не все понимают, что произошло. Я еще раз говорю: произошла катастрофа для России, в том числе катастрофа для вектора суверенитета. Все идеи Путина по иностранным агентам, по имуществу за рубежом, по деоффшоризации, они сейчас будут уходить, отменяться, они будут полностью блокироваться.

 

Александр Богомолов: А благодаря чему?

 

Евгений Фёдоров: Благодаря поражению части территории русских. Это же понятно, что Украина с точки зрения системы и понимания – это та же Россия, психологически это та же Россия.

 

Александр Богомолов: Психологически да, юридически сейчас это якобы две разные страны.

 

Евгений Фёдоров: По-русски вам говорю. Пятая колонна во власти России получила укрепление: и моральное, и политическое, и экономическое, и военное. Они, естественно, противостоят Путину, естественно, они усилили их акции. Если раньше они Путину кивали, то теперь они будут его просто посылать.

 

Олег Храпов: Потому что враг стал ближе.

 

Евгений Фёдоров: Потому что ближе враг, потому что они понимают, что год-два и им удастся сбросить вообще вектор. То есть когда американцы вторгнутся в Россию военным путём – всё начинают вскрываться вот эти закладки. Они молчали и боялись Путина, сейчас перестали бояться. Это всегда происходит, если армия наступает, то люди, которые с этой армией связаны (а наступает американская армия) они получают воодушевление, подъем и отморожены. Ну, это же очевидные вещи. Процесс пошёл сейчас в эту сторону.

 

Почему формируются условия для блицкрига. Когда у них была Болотная, у них здесь народа было больше – сейчас кого-то посадили. А потому что сложился моральный перевес для наступления, для оккупантов. Оккупанты пошли в наступление. Это создало в том числе, моральный перевес для оккупантов здесь. Это те люди, которые сейчас молчат, они пойдут по Думе и будут депутатов уговаривать вступить в некую систему заговора против собственной страны, вплоть до этого. А до этого они как бы боялись туда идти.

 

России потребуется несколько месяцев, чтобы стабилизировать ситуацию после разрушения и удара, полученного от Украины в плане государственности. Это балансы они всегда так работают. Если у вас в судне сделали пробоину, вам нужно время, чтобы её залатать, а потом дальше это судно могло плыть. На это потребуется несколько месяцев. На что эти месяцы пойдут у американцев в России? Если не произойдет военное вторжение, что, ещё раз говорю, возможен блицкриг. Эти месяцы им понадобятся, чтобы резко обрушить уровень жизни граждан в России для того, чтобы создать систему недовольных.

 

Артём Войтенков: Как в Советском Союзе?

 

Евгений Фёдоров: Поднять тарифы, убрать зарплаты, остановить производство. Вот на этом сейчас в ближайшие полгода будут сосредоточены все силы пятой колонны. В том числе в правительстве. Задача будет сейчас обрушить жизненный уровень в стране и создать систему недовольства. Плюс перехватить или ужесточить позицию в средствах массовой информации: они должны ещё меньше говорить правды. Тем более, в последнее время у них намечался такой всплеск и подъем, сейчас там будут закручиваться гайки. Поэтому нам придётся два, три месяца, может быть, четыре, жить в обстановке вражеской атаки психологической. А как вы хотели? Вы ввязались в дело, которое тяжёлое и рискованное. Можете спросить у своих дедов и отцов.

 

Артём Войтенков: Деды уже…

 

Евгений Фёдоров: Ну, они же писали где-то в письмах, ну, вот. Память их осталась, род остался.

 

Артём Войтенков: Путин же планировал наступать в марте.

 

Евгений Фёдоров: Планировал.Вот для этого, чтобы он не наступал, в том числе и удар по Украине. Сейчас он проведёт анализ расстановки сил, как вот этот американский контрудар ослабил его: можно наступать, нельзя наступать, когда наступать. Ну, как и перед любым наступлением нужно проанализировать силы.

 

Александр Богомолов: Смотрите, две недели идёт у нас Олимпиада и со стороны правительства за эти две недели, когда убивали людей, практически ни слова не было. И мне приходят письма – ну хоть бы сказали бы что-нибудь. Такое ощущение, что правительство вообще не замечает. Это потом уже Медведев написал, что правительству Украины не надо вести себя как тряпка, это потом уже Лукина послали туда под конец, а две недели почему молчали? Народ спрашивает – не замечали? Не видели?

 

Евгений Фёдоров: Пятая колонна работает, я же вам говорю. В России такая же ситуация, как на Украине, работает пятая колонна. Везде, во всех органах власти, по Конституции работает.

 

Александр Богомолов: То есть, у нас на уровне правительстве замалчивается…

 

Евгений Фёдоров: Естественно, правительство, как и СМИ, подыгрывает интервентам. Что тут непонятного? Правительство подыгрывает интервентам. Почему слово интервенты нельзя употребить, почему запрещено его говорить? Потому что тогда включается уже расстановка у ситуации: министр подыгрывает, зам не хочет, возникают какие-то бурления. А сейчас всё монолитно и системно, потому что СМИ объясняют, что это просто какая-то странность на Украине произошла, глупость какая-то там. Понятно, что всё основано на вранье. И вообще вся система 1991-1993 годов стоит на вранье. Если вы враньё выключаете, у вас вся система меняется, рушится, становится другой. Но выключить враньё могут только люди, 10 миллионов человек. Но их нет пока. Я не знаю, сколько надо еще людей убить русских для того, чтобы 10 миллионов человек появилось? Чтобы у них очистились мозги, не знаю. В 1941 году потребовалось сколько убить? Миллиона три, чтобы мозги прочистились, сейчас сколько будет – я не знаю.

 

Александр Богомолов: У меня есть знакомые, которые говорят, что я не буду выходить, флагами махать, глупость какая-то, а вот если придут ко мне, как вы говорите, интервенты, тогда возьму в руки оружие, вилы, что есть.

 

Евгений Фёдоров: Вот пусть поедет в Киев и посмотрит, как там люди с вилами сопротивляются расстрелам. Будет интересно ему посмотреть, посоветоваться. Ну, всё-таки надо посоветоваться, свою будущую судьбу визуализировать.

 

Александр Богомолов: Как это может быть.

 

Евгений Фёдоров: Как это будет, какие вилы надо точить, куда поставить, у себя в приёмной, в коридоре, чтобы под рукой были.

 

Олег Храпов: Вот, кстати, Александр, твой вопрос хочу продолжить. Очень многие на пикетах говорят: "Что вы мышиной возней занимаетесь? Одиночные пикеты, массовые пикеты. Они же ничего не решают". А я вот теперь, наверное, буду говорить и своим соратником буду советовать: "Посмотрите на картинку из Киева – тоже ничего не решало, якобы. Они стояли там три месяца - и нет страны". Стояли, ничего не решали. Потом с оружием.

 

Евгений Фёдоров: Начинали без оружия, ничего не решали. Потом оружие прибрали, потом снайперов подвезли, потом БТР сожгли.

 

Александр Богомолов: Стреляли по своим.

 

Олег Храпов: Потом бутылками обливали наших ребят. Вот это хороший аргумент. Ну, с вилами – пусть ждёт.

 

Евгений Фёдоров: Ну, да, пусть подождёт. Тогда идут пусть вилы покупают, советуются, как этими вилами пользоваться, когда их будут расстреливаться. Они приедут сейчас киевляне в Москву…

 

Олег Храпов: Уже спрашивают, как можно приехать

 

Евгений Фёдоров: Спрашивают…Поедут – это когда побегут, бросая всё.

 

Олег Храпов: Я вас понял, это другой уровень.

 

Евгений Фёдоров: Это будет другой уровень, это сейчас подождите. Пока те, кто поумнее спрашивают. А побегут уже просто.

 

Артём Войтенков: Валом, не думая.

 

Евгений Фёдоров: Не думая, потому что сзади будут пулемёты.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, а то, что Рада приняла закон, вернее, отменила уголовное наказание по статье, по которой посадили Тимошенко, значит, что выпустят Тимошенко всё-таки, а не отдадут власть Яценюку. Или не понятно пока?

 

Евгений Фёдоров: Немцы с американцами сейчас дерутся за того, кто будет главный наместник из числа украинцев на украинской территории. Это не будет человек, у которого будет власть. Это будет Гайдар-2, только украинский, который будет просто подписывать бумаги американские или, может, немцы там подсунут свои – американско-немецкие бумаги. Гайдар был от Америки в свое время. Им, конечно, выгодно, чтобы была своя фиктивная фигура и за нее будут бороться. Насколько я знаю Тимошенко – это европейская фигура, то есть немцы. У американцев – Яценюк, у европейцев – Тимошенко.

 

Артём Войтенков: Кличко даже уже не рассматривается.

 

Евгений Фёдоров: Если Тимошенко выходит, Кличко нет.

 

Александр Богомолов: Кличко сажают на ее место.

 

Евгений Фёдоров: Если Тимошенко не выходит, то Кличко. Кличко – это немецкий проект.

 

Александр Богомолов: Он же в немецком голубом журнале снимался.

 

Евгений Фёдоров: Там просто уже связь с ним показана. Кстати, в Интернете проходит, как он у них деньги на политику получает и так далее.

 

Олег Храпов: Евгений Алексеевич, неужели, вот вы сейчас говорите Гайдар-2, помимо того, что будет физическое истребление наших русских людей, будет и экономическое обрушение, как при Гайдаре.

 

Евгений Фёдоров: Украины? Естественно. Украине очень повезёт, если она будет по болгарскому сценарию.

 

Олег Храпов: В Болгарии люди там себя сжигают от безысходности.

 

Евгений Фёдоров: Да. В Болгарии средняя зарплата - 300 или 400 долларов. На Украине я думаю, будет не больше 300. Там всё понятно. Это подробно было прописано вот в этом документе, который почему-то называется соглашением – в документе о капитуляции. Но, я думаю, что они возьмут его за основу. Собственно, они его и реализуют. Только силовым путём. То есть хотели, чтобы Янукович подписал. Не хочешь подписывать – ну, ладно, войска пошлем, они заставят в акте о капитуляции.

 

Руслан Самойлов: Германия имеет свои интересы в Украине под давлением США?

 

Евгений Фёдоров: Нет, Германия вассал США. У них там базы. Германия управляется Соединёнными Штатами. При этом у каждого вассала есть свой люфт, свои амбиции какие-то внутренние. Во многом сюзерен, то есть США, это не значит, что он командует вассалом. Если кто-то думает, что вассалом просто командуют – это не так. Это всё-таки система договорных отношений начальника с подчинённым. То есть, вассалу что-то перепадает. И в данном случае, немцы через Евросоюз, через аншлюс Украины реализуют свой проект Четвёртого рейха, который они никогда не сбрасывали.

 

Руслан Самойлов: 45-й год их ничему не научил?

 

Артём Войтенков: Научил. Они теперь по-другому действуют.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, научил. А чему их должно было научить поражение в войне, если смысл существования любой нации и народа в конкурентной борьбе? Заставить нацию перестать вести конкурентную борьбу, это заставить ей перестать жить. Это невозможно. Это способ существования нации.

 

Руслан Самойлов: Хотя бы Бисмарка послушали.

 

Евгений Фёдоров: Бисмарк – главный аншлюсовец. Бисмарк – Германию создал военным путём, вооружённым. Просто он боялся Россию. То есть он говорил: "Ребята, будущие хищники после меня, когда вы будете пожирать окружающие государства и включать их в немецкие рейхи, на Россию, пожалуйста, не идите, потому что я считаю, что вы об неё зубы сломаете". Вот что сказал Бисмарк. Ну, так он же не сказал – перестаньте строить империю. Просто они пока на Россию, кстати, не вышли, они пока едят Россию по частям. Отделили от России Украину – съели. Отделили от России Прибалтику – съели. Сейчас будут, собственно, уже Россия не та.

 

Александр Богомолов: А почему Белоруссию не трогают, вот интересно? Там всё тихо, спокойно пока. Она же тоже – Россия.

 

Артём Войтенков: Там трогали.

 

Евгений Фёдоров: Просто там отбили, там НОД сильный. Там в лице Лукашенко и системы, которую он создал. Кроме того там традиции партизанские. Там сильный народ. Там народ – не предатель в такой степени, как в России. В России в большей степени народ предатель, чем в Белоруссии с точки зрения количества людей и так далее.

 

Александр Богомолов: Кстати, я читал вчера в Интернете, что появилась статья, не помню, как называется, что в Казахстане американцы хотят поднимать такие же народные волнения как на Украине. Там тоже недовольных…

 

Евгений Фёдоров: Если Нурсултан Назарбаев не сдастся им, не капитулирует полностью, конечно поднимут. Тут ещё такой момент, что решение проблемы России для американцев… Вообще, американцы шли к России давно – они хотели через Иран пройти, через Ближний Восток. Просто они спрямили путь. Они увидели, что тут слабость, что народ не готов защищать свою Родину и они, что называется, спрямили путь. Они не через Иран полезли, который сопротивлялся реально 30 лет – крепкий орешек оказался. А Россия оказалась слабенькой, сюда и пошли через Украину. Изменили вектор генерального наступления, нашли слабое место.

 

Артём Войтенков: А сейчас есть такие высказывания, что Украина должна неминуемо развалиться. То есть более западные области отойдут в Евросоюз, а часть восточных будет тяготеть к России. Развалится Украина или нет?

 

Евгений Фёдоров: Зачем им разваливать Украину? Они её возьмут всю.

 

Артём Войтенков: Ну, там может быть сопротивление определённое…

 

Евгений Фёдоров: Подавят. Технология военного вторжения чем отличается от технологии холодной оккупации, как у нас? Тем, что там можно использовать методы террора. Всё-таки в холодной оккупации методы террора использовать нельзя, тут только политические методы. А это даёт им дополнительные методы. Они создадут просто трибуналы оккупационных сил и будут просто убивать людей, которые будут сопротивляться, без суда и следствия. Даже трибунала не создадут. Просто военные отряды, которые будут просто вырезать население или людей, которые будут сопротивляться. Никто не будет разговаривать. В военных условиях никто ни о чём не разговаривает. Будет обычная стандартная оккупация как в 1941-1942. Были там сопротивления? Были. Ну и как с ними поступали? По законам военного времени. Сдали свою страну – всё, мыльте шею.

 

Александр Богомолов: Да, если начнётся освобождение, то новые власти Украины введут просто чрезвычайное положение на территории страны.

 

Евгений Фёдоров: Даже не будут вводить чрезвычайное положение. Просто пойдут боевики и зачистят пространство и всё. Те же сирийские боевики уже несколько лет учатся убивать, причём, вооружённых людей. А тут даже люди не вооружённые и вообще не понимают, что такое оружие. Милицию парализуют, силовиков разгонят, Беркут предадут суду и всё. Задача новых властей будет парализовать Беркут и остатки силовых структур. А задача боевиков – уничтожить, вырезать людей, которые сопротивляются.

 

Александр Богомолов: Беркуту уже говорят: "Вы, ребята, в расстрельных списках!" Поэтому они и говорят: "Мы защищаем не власть, а страну и свои семьи".

 

Евгений Фёдоров: Они действительно защищают страну и в чистом виде они понимают, что это Отечественная война.

 

Артём Войтенков: Они её чувствуют на себе.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это наши средства массовой информации не могут об этом догадаться.

 

Александр Богомолов: Оппозиция "мирная"…

 

Артём Войтенков: Хорошо, почему вы говорили, что либо сейчас они пойдут резко, либо через год. Почему так?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас у них есть как бы драйв, сейчас есть относительный паралич российских властей, потому что структура российских властей такова, что в ней огромный процент составляет пятая колонна. Паралич – это не просто – "я не знаю, что делать". А паралич - это заработают внутренние механизмы пятой колонны, это консультации. Чиновники сейчас будут эти консультации вести не просто с удовольствием, а рассматривая их как свой путь спасения (они же тоже не дураки, ситуацию умеют просчитывать), на себя будут примерять роль чиновников на Украине, которые там сопротивлялись какие-то. Были же какие-то…

 

Александр Богомолов: Ну, там одного выволокли, наручниками приковали…

 

Евгений Фёдоров: Да. Они для себя будут примерять. Поскольку чиновники уже, там патриотизм отсекался на стадии подбора, то для них это совершенно нормальная вещь – вступить в контакт, в диалог по поводу своей дальнейшей судьбы. Это резко ослабит национальные власти в плане сопротивления. Это аргументы за блицкриг. Прямо на Москву, никаких сторон: Калининград, Дальний Восток, Юг - это ничего не надо, прямо на Москву. Это аргументы за.

 

Аргументы против. Москва не готова, то есть не достаточно сформированы здесь штабы под боевые действия. Не под политические процессы, которые так прижали в последнее время, а под боевые действия. Это надо всё раскачать, раскочегарить. На это надо минимум год. Вот сейчас будет у американцев сидеть две команды при Обаме, при руководстве и думать, просчитывать. Потому что рисковать они не могут. Если Москва отбивает их атаку, она отбивает лет на пять. Они это понимают, зачем им пять лет терять. Поэтому они сейчас будут просчитывать ситуацию.

 

Вы затронули вопрос, который занимается объективно с точки зрения исторических законов: российская власть и в целом Россия, народ России - логика такая. Эта логика: вот вы плывёте на корабле и ожидаете шторма. И вот вы, ожидая шторма на корабле, начинаете обходить корабль и смотреть: здесь может волна ударить – побольше пакли, здесь укрепим стеночку. Такая логика. Сама по себе такая логика – это логика поражения. Когда-то вы что-то не просчитаете и в этом месте у вас пробьет, вода зальет и ваш корабль утонет.

 

НОД создает саму идеологему сопротивления, внутреннего давления. То есть мы не затыкаем дыры, а мы предлагаем создать внутреннее давление, контрнаступление, идеологическое прежде всего. То есть, мы говорим – да, страна в оккупации и поэтому изначально вся система государственной власти должна быть настроена на освобождение от оккупации.

 

Я в своё время заканчивал военное училище и у меня среди многих специальностей была и специальность спецсооружения – это под землёй которые, бункеры. Так вот важнейший элемент обеспечения бункера – это повышенное давление. Внутри бункера давление чуть выше, чем атмосферное, в результате, если там проходит дырка какая-то, радиация, отравляющие вещества, они выгоняются оттуда. Не подсасываются, а выгоняются. Вот и НОД даже в своем слабом виде, как он сейчас есть, он создает эффект дополнительного внутреннего давления, которое компенсирует вот эти вещи. Поэтому мы считаем, что именно российскому государству надо принять идеологию НОД, как главную идеологию. Это не значит, что она сразу победит. Сама по себе идеология НОД, идеологическая часть – не идеология консерватизма, как я тут прочитал, а идеология национального освободительного движения. Она позволит выгонять вот эти вредные бациллы из организма даже когда они только начинают зарождаться. И мы сейчас будем пытаться именно склонить власть к этой идеологии, чтобы были запущены механизмы изменения принципов государственного идеологического строительства.

 

Артём Войтенков: Склонить власть каким образом? Выводом людей на улицы?

 

Евгений Фёдоров: И это в том числе, конечно. При поддержке Путина.

 

Артём Войтенков: Переговорщики в Думе?

 

Евгений Фёдоров: Какие?

 

Артём Войтенков: Ваши.

 

Евгений Фёдоров: Какие мои?

 

Артём Войтенков: Ну, вы же говорили, что пойдут американцы договариваться с чиновниками. С вашей стороны кто-то пойдет договариваться с депутатами, с чиновниками?

 

Евгений Фёдоров: Это и есть вопрос работы с властью. Конечно, и с депутатами будем переговоры вести, потому что у каждого свой путь. Вот если мы говорим с вами об элитах, а многие из депутатов бизнес имеют, то я вам скажу так, что для украинского депутата есть куда побежать, а для русского депутата после ликвидации России побежать будет некуда. Его просто расстреляют на улицах Москвы.

 

Александр Богомолов: А если он в Европу убежит?

 

Евгений Фёдоров: В Европе у него отнимут имущество. Дело в том, что в Европе разрешают из России убегать бизнесу, политикам только потому, что есть Россия, потому что за их спиной есть страна и им разрешают пользоваться, в том числе наворованным имуществом и так далее именно для того, чтобы подготовить плацдарм вторжения в страну.

 

Артём Войтенков: Чтобы другие видели, что те убежали, живут там хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Ну как с Полонским. Стоило Полонскому заявить "мы хотим вытащить", тут же американцы сказали – вот тебе политическое убежище. Как пример. Как только России не будет – всех зачистят. Все отберут, кого-то посадят, будут репрессии. Причём, мы частично это по Украине увидим. Когда стоял этот Беркут, ни в кого не стрелял, просто умирал – это ему вменят в вину. И начальникам, которые там где-то были, сидели по кабинетам, тоже выборочно скажут: "Ты виноват в том, что вооружённые люди нападали на Беркут, в него стреляли, и пуля рикошетила и попала, и кого-то там ранила. Ты в этом виноват, мы тебя будем судить". Вот сейчас мы это увидим. Тут неважно, как ты себя ведёшь, в условиях уже, собственно, военной агрессии США. По-любому будет зачистка русских элит: начальники, не начальники. Бизнес весь отнимут у всех.

 

Александр Богомолов: Подождите, вот что касается Украины, это означает, что сейчас Украину сдали, Украина – оккупированное государство. Мы сейчас через какое-то время начнём наблюдать, как начинают страдать именно украинские олигархи, да? У них будут отбирать всё?

 

Евгений Фёдоров: Они не будут публично страдать.

 

Артём Войтенков: Никто этого не увидит.

 

Евгений Фёдоров: Они просто исчезнут.

 

Олег Храпов: А олигархи этого сами не понимают? Они же сейчас кричат: "Юго-восток, не сопротивляйтесь! Только целая Украина".

 

Александр Богомолов: У вас уголовка будет!

 

Евгений Фёдоров: Естественно, они так сейчас кричат. Они же никто. Это им сейчас сказали, кричите, потому что мы тебя закрутили в одно место в виде имущества в тиски и сказали: "Иди кричи, отрабатывай, потому что мы у тебя иначе все конфискуем". Но все равно конфискуют, оставят только на дожитие и всё. Это же, как овец: овец же стричь надо. Вот это стрижка овец называется.

 

Александр Богомолов: То есть они ничего не могут, они между молотом и наковальней сами?

 

Евгений Фёдоров: Они изначально заложники иностранного имущества и системы иностранной ориентации, конечно. Их так сделали, за 20 лет они же все появились, олигархи.

 

Евгений Фёдоров: Полицаи, кстати, некоторые служили, потому, что у них семьи были в заложниках. Немцы же брали в заложники семью, говорили: "Иди, служи, расстреливай партизан". С олигархами та кже. Но потом отнимут все равно, потому что это имущество нужно победителю. С какой стати этот предатель из Украины еще ездит тут на "Майбахах" по Берлину, немецкий народ весь злит.

 

Александр Богомолов: Который предал свою страну, так предаст и Германию.

 

Евгений Фёдоров: Всё, ты отработанный вариант, уходи. Они же посадили Бандеру - это по этим же принципам. Отработанный вариант. Просто сейчас, пока ты нам нужен, пока мы решаем, можешь ездить на своём "Майбахе". Как только мы проблему решили - всё, мы тебя раскулачим. А когда проблему России решат – всё. Кроме того, учитывайте вообще систему. Вот мы вначале обсуждали историю с американским долларом. Седьмого февраля - американский доллар. Вот американцы тихо его продлевают, на год продлевают, где-то три триллиона долларов закладывают, что они соберут.

 

Александр Богомолов: Ну, они подняли потолок опять в очередной раз.

 

Евгений Фёдоров: Да, три триллиона собираются собрать за год. С нас, естественно. То есть, вроде вопрос – откуда. Все понятно, откуда. Карательная операция на Украине даёт доллару минимум год, полтора-два. Потому что все испугались, весь мир видит, особенно, если сейчас они устроят публичные казни плохих людей…

 

Александр Богомолов: Суды и прочее.

 

Евгений Фёдоров: Да, разные как в Египте, конечно устроят. Особенно, если Януковича осудят. Весь мир перепугается – те же европейцы, индийцы, китайцы, весь мир перепугается, будет ещё платить. Американцы всё рассчитали. То есть Украина им даёт продление доллара на год-два. Ликвидация России им даёт продление доллара лет на десять. То есть это как после ликвидации Советского Союза. То есть после этого лет десять они могут спокойно печатать доллары и повышать планку мирового потребления с 50-ти до 60-ти.

 

Александр Богомолов: Может быть, даже и больше, с нашими-то ресурсами, которые они себе собираются. Которые Путин отобрал, и они опять себе заберут.

 

Евгений Фёдоров: Ну, он ничего не отобрал, потому что они по-прежнему под иностранным контролем ресурсы. Это он объявил, что он хочет отобрать путём деоффшоризации.

 

Александр Богомолов: Нет, я имею в виду соглашение о разделе продукции.

 

Евгений Фёдоров: В соглашении – да. Но в Конституции у нас записано, что иностранная собственность, тут даже Конституцию менять не надо.

 

Руслан Самойлов: А что он тогда отобрал, получается?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они стали иностранные месторождения, но в российской юрисдикции. А до этого они даже не были в российской юрисдикции. До этого, вот представьте, вот территория Российской федерации, а нефтяная скважина вырезалась из карты Российской Федерации и уходила в иностранную юрисдикцию. То есть, считайте, что тут территории Российской Федерации нет. Теперь она стала российской юрисдикцией, но иностранная собственность.

 

Руслан Самойлов: И платить стала что-то?

 

Евгений Фёдоров: Налоги платить сюда, а управляться оттуда.

 

Руслан Самойлов: А налог там идёт какой?

 

Евгений Фёдоров: Большие налоги, где-то половина налогов даёт. Кстати, я тут увидел смешные рассуждения после нашей передачи по поводу курса рубля, что люди говорят – вот курс рубля опустили для того, чтобы сборы в казну сделать.

 

Олег Храпов: Да-да, на голубом глазу рассказывают.

 

Евгений Фёдоров: Вот подумайте сами, это только идиоты так могут говорить. Хотя говорят массово.

 

Вот вы нефтяная компания, вы продали нефть за границей, выручили сто долларов. До этого вы уплачивали налоги где-то в половину вашей выручки 50 долларов, но в рублях. То есть вы взяли сто долларов, пятьдесят долларов уплатили в рублях. Теперь рубль ослаб на десять процентов. Вы взяли сто долларов и уплатили в рублях сорок долларов. Значит, бюджет получил на десять долларов меньше, но в рублях. Какая добавка бюджету? Наоборот, это и по бюджету ещё бьёт. И это говорят наши аналитики, что слабый рубль позволяет увеличить доходы бюджета. Это просто смешно.

 

Артём Войтенков: Аналитики такие, которые нужны власти.

 

Евгений Фёдоров: Американской.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Других нет, других на телевизор не пускают.

 

Артём Войтенков: Другие есть, их просто не пускают.

 

Олег Храпов: Ранее использовали лозунг – коррумпированная власть. Как вы думаете, какие лозунги будут вначале движения в Москве действовать для запуска этих процессов?

 

Евгений Фёдоров: Украинский опыт чем хорош для американцев, что он абсолютно применим к России, на сто процентов. То есть, это значит, скорее всего, лозунги будут такого же характера. Но, за исключением евроинтеграции вот этой липовой о которой говорят, скажут, что плохая власть. Но в целом лозунги там были: плохая власть, плохой Янукович, соответственно, убей всех, кто плохой.

 

Руслан Самойлов: Сложнее будет сделать это?

 

Евгений Фёдоров: Нет, не сложнее.

 

Руслан Самойлов: Ну, Украина людям открыла глаза.

 

Евгений Фёдоров: Кому открыла? Вот если мы увидим, что завтра на митинги НОД выйдет не 40-50 тысяч, как в среднем у нас выходит на всероссийские акции, а хотя бы сто тысяч, то тогда открыла глаза, а так – не думаю. Пропаганда же российская работает также: в тупую, черное называют белым.

 

В чем отличается Россия от Украины? В России у американцев нет лидеров. В отличие от Украины, там всё-таки Яценюк уже во власти покрутился, Тимошенко тем более и Кличко более-менее, он ещё при Ющенко флажком махал. В России такого уровня нет. Но это фактор дополнительной сложности у американцев, но он не является фактором как бы абсолютного характера. Решат эту проблему они в период боевых действий. Кроме того, я думаю, что в Москве боевые действия будут дольше, чем в Киеве. За это время сформируют лидеров. Полевые лидеры есть, тот же Удальцов и так далее, а политических лидеров сформируют. Или старых вернут: Немцова, Касьянова и так далее.

 

Олег Храпов: А могут ли разыграть сценарий национального вопроса?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что в России они как раз будут делать ставку на пятую колонну националистов, потому что в России националисты не националисты, как и на Украине. Потому что на Украине националисты Кличко, Тягнибок, Яценюк, якобы националисты – они выступают за 43-й пункт соглашения о недоразвитом статусе украинского народа. Ясно, что националист так поступать не может. То есть, это просто липа. Вот у нас националисты - часть из них значительная, организованная, выступает за лозунгом сократить понятие русский до 40 миллионов человек. Они же говорят – русский по крови, значит, сразу, автоматически выкидывают больше половины граждан России, у которых папа и мама не русские. А таких больше половины русской культуры. То есть они уже сформированы как пятая колонна, которая почему-то размахивает флагами национализма. Я думаю, что основная ударная компонента прикрытия у американцев будут националисты в России. Потому что ударный компонент непосредственно – это будет в чистом виде боевая армия, нерегулярная, но наемная армия, на постоянном окладе, профессиональная армия наёмников, как и на Украине. Таких тысяч до 20-30 достаточно для Москвы.

 

Олег Храпов: Ещё один вопрос. Стоит ли НОДу работать с этими организациями, дабы предотвратить?

 

Евгений Фёдоров: НОДу надо работать со всеми. Задача НОДа – найти 10 миллионов человек, которые хотят жить в России, и у которых не рухнул инстинкт самосохранения. Время-то для этого есть. То есть, если вчера мы обращались к думающим людям, которые хотят жить в свободной стране, то сегодня мы говорим, что мы, в том числе призываем людей, которые хотят просто жить, причем, в перспективе – год, полтора, два года. Которые не хотят через два года умереть - по-русски сказать. Есть такие люди в России? И если их больше 10 миллионов, то мы решим проблему освобождения нашей Родины. Если таких нет – значит, не решим.

 

Артём Войтенков: Хорошо, что делать сейчас?

 

Руслан Самойлов: Обычному человеку.

 

Александр Богомолов: Обычному непонимающему человеку.

 

Руслан Самойлов: Который только что услышал от вас.

 

Евгений Фёдоров: Изучить вопрос. Это касается его жизни, изучить вопрос. И прийти в штабы НОДа, которых уже 200 штук по России, там ему объяснят, что надо. Я даже не говорю про то, что он может сам такой штаб создать, но сейчас уже не до этого. Идти в штабы, которые есть.

 

Руслан Самойлов: И как это может помочь стране, если он придёт в этот штаб?

 

Евгений Фёдоров: Он получит там задания, связанные с публичной, либо профессиональной активностью, если это журналист, например или в органах власти, которые позволят ему защитить жизнь и страны и народа, и себя. Задания законного характера. Если человек не связан профессионально с чем-то, то это уличные вещи – митинги, демонстрации. На самом деле, важно же не митинги и демонстрации, важно расширение базы понимающих людей.

 

Александр Богомолов: Распространение информации.

 

Евгений Фёдоров: Вот для чего это. Митинги и демонстрации есть вторичная вещь. Если она просто сможет привести тысячу человек в силу какой-то вещи – уже отлично, уже молодец.

 

Руслан Самойлов: Главное – распространение информации.

 

Евгений Фёдоров: Да. Сегодня – да. Информация с вопроса хочешь жить или нет, разговор надо так начинать. Планируешь помереть через два года и чтобы твои дети померли, или у тебя есть другие желания. Если у тебя есть другие желания – иди к нам, поговорим.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Елена Залыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (753 мб)
Видео MP4 640x360 (290 мб)
Видео MP4 320х180 (161 мб)

Звук:
(17 мб)
Звук 32kbps MP3 (17 мб)
Звук 64kbps MP3 (34 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (37.88 КБ)
FB2 (135.36 КБ)
RTF (440.22 КБ)