Беседа 12 декабря

Беседа с депутатом Государственной думы Евгением Фёдоровым 12 декабря 2013
Разговор о послании президента Владимира Путина Федеральному собранию, изменению Конституции РФ и нападению США на Украину.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 12 декабря 2013

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-12-12

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, eafedorov.ru

Мария Катасонова -Народное освободительное движение

Александр Богомолов - главный редактор сайта Засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv 

 

Мария Катасонова: Здравствуйте, Евгений Алексеевич! Мы рады Вас видеть, как всегда. Сегодня двадцать лет, как Российская Федерация вписала свой статус колонии, прописала его в основном нормативно-правовом акте страны. В этот день (сегодня, имеется в виду) Владимир Путин прочитал своё послание Федеральному Собранию. Вы непосредственно там присутствовали, слушали это всё. Мы все, тут присутствующие, я думаю, наши зрители тоже внимательно очень следили за речью Путина. Хотели бы взять у Вас комментарии по основным тезисам, которые выдвинул президент. 

 

Начнём с вопроса о таком, злободневном. Тем более Вы предлагали внести поправки в Конституцию по трём пунктам. Президент сказал, что Конституция, конечно, это хорошо. Она очень значима для нашего государства. Но жизнь не стоит на месте, и нельзя рассматривать Конституцию как такое, полностью незыблемое сочинение, можем сказать....

 

Александр Богомолов: Правило.

 

Мария Катасонова: Правило, да, которое нельзя изменять. Как мы поняли, он этим дал понять, что менять какие-то пункты можно. 

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, я цитирую президента: "порой необходимо". 

 

Мария Катасонова: Да, "порой необходимо".

 

Евгений Фёдоров: То есть он сказал, что пункты менять необходимо, но точечно. 

 

Александр Богомолов: Пора настала.

 

Евгений Фёдоров: Нет, он сказал "необходимо" - слово "необходимо", но "точечно". 

 

Во-первых, я хотел бы поприветствовать наших зрителей - участников нашего сегодняшнего обсуждения. Мне сказали, что пятьсот человек участвует у нас сегодня. Я всех поздравляю, по крайней мере, с хорошим днём. Действительно, у нас даже праздник в каком-то смысле, хоть и отрицательный, но праздник, потому что, действительно, день конституционального установления внешнего управления Российской Федерацией, что прописано в Конституции, - это такой важный, значимый фактор в жизни страны по-любому. Так, как и день начала Великой Отечественной войны. Я думаю, что эту дату мы должны понимать и так её осмысливать. 

 

На самом деле Вы лучше слышали президента, чем я. 

В зале, где зачитывается послание президента, чрезвычайно плохая акустика. Там так зал устроен, что когда сидишь, там постоянно резонирует звук. По крайней мере, каждое второе слово там непонятно, что произносится. А вы смотрели в прямом эфире, поэтому вам мне подсказывать, что говорил президент, наверное, лучше, чем я скажу, хотя я там присутствовал лично и слушал президента. Но вот такая акустика этого зала, хотя зал очень красивый. Это особенность. 

 

Действительно, президент всё-таки впервые произнёс такие слова по поводу того, что необходимо менять, точечно, правда, Конституцию

 

Если вы помните, когда мы обсуждали этот вопрос в национально-освободительном движении, мы выдвинули так называемые три точечных проблемы Конституции, которые надо решить, как можно быстрее, которые вполне подходит под слово "необходимо" и достаточно быстро. 

 

Понятно, что Конституцию всю нужно менять. 

Во-первых, она вся иностранного типа, даже терминологически. То есть смыслы, которые заложены в Конституцию, они изначально не просто не наши, но они нам не понятны. Потому что, то, что, понятно, допустим, для англичанина, это совершенно не обязательно такое же мышление русского человека, и тем более уж с точки зрения конструкции власти. И уж понятно, что иностранная технология власти, которая заложена в нашу Конституцию, явно в России будет не работать в силу просто ментальных причин - обыкновенных ментальных причин. Уж, по крайней мере, точно не будет работать эффективно. Эти должности, которые там заложены: президент, муниципалитеты, которые, кстати, Путин постоянно называл "земствами", что тоже означает, что ему очень не нравится эта иностранная терминология. Всё это очень сильно пересекается с терминологией оккупированной территории СССР. У немцев эти должности называются бургомистры (руководители города), у англичан - мэры и сити-менеджеры. У нас соответственно немцы называли бургомистрами, англичане - мэрами и сити-менеджерами. И это явно проходит технология оккупационной системы управления. 

 

Эта преамбула Конституции. Преамбула не входит в закон о Конституции. Не очень понятно, как её менять. Это единственная преамбула - конституционная преамбула в мире, где сказано, что народ этой страны (России в данном случае) позиционируется как часть чего-то другого. Но понятно часть, явно не руководящая часть. Значит, исполнительная часть. То есть прямо в преамбуле сказано, что российский народ рассматривает себя как часть, я так понимаю, колониальную часть, другого большого мира, который он, соответственно, должен обслуживать. Это к вопросу о преамбуле. Она, конечно, носит моральный характер, но сразу подаёт в контекст Конституции. 

 

А дальше в Конституции написано "приоритет общепризнанного международного права и общепризнанных международных норм". Общепризнанная - это не всеми признанная. Всеми признанная и общепризнанная - это принципиально две большие разницы, как говорят в Одессе. 

 

Есть позиция ООН 66-го года, которая под "общепризнанностью" терминологически достаточно чётко понимает решения, принятые десятью государствами и более.

 

Александр Богомолов: Любыми?

 

Евгений Фёдоров: Любыми. Любые десять государств и более могут принять решение, которое будет называться терминологически "общепризнанностью". Приходит бумага, допустим, государств, которые склоняются к ваххабизму, там сказано: надо принять такие-то решения. И это для нас по Конституции является обязательным для исполнения документом. Это в соответствии с прецедентом, созданным ООН в 66-ом году, чтоб было понятно. 

 

Если мы посмотрим насквозь системы общепризнанности международной (она распространяется к регионам России) мы вообще увидим, что две трети регионов записали, что общепризнанные международные нормы является их частью правовой системы, то есть законодательной частью. То есть они эту бумагу, которую им пришлют... 

- Например, пришлют в Чечню бумагу, а там сказано "десять ваххабитских государств что-то решили". Для Чечни это есть закон. 

- А если придёт, допустим, такая же бумага для России, допустим, десять государств, напишут в целом, что "гомосексуализм обязательно должен быть в каждой семье", - тоже для России это будет закон. 

- Если пришлёт десять государств и скажет, что у вас семья папа и мама - это неправильно. Семья должна быть: один, два. 

Это тоже для нас закон. Чтобы было понятно, что это означает в Конституции. 

 

Если вы посмотрите закон о Конституционном Собрании, то там эта формулировка проходит ещё более жёстко - чуть-чуть, но ещё более жёстко. Закон о Конституционном Собрании прямо говорит о том, что эти общепризнанные нормы являются для цели Конституционного Суда обязательными с точки зрения рассмотрения его дел. 

 

Поэтому это не является случайным, как говорят в дискуссиях: "Ой, это что-то там написали по глупости, не обращайте внимания". 

 

Как "не обращайте внимания", если в сотнях законодательных актах страны это проходит красной нитью как обязательная для исполнения фабула. Если вы к этому добавите и запрет на идеологию для государства (я не об общеобязательных нормах, а именно для государства), то очевидно (это вообще единственный запрет тоже в Конституциях мира - в России), что не может быть государства, у которого его государственная машина не имеет цели - смыслов и целей. Идеология - это цели и смысла. 

 

То есть собрался миллион человек госчиновников России - они собрались совершенно бессмысленным образом. Их объединяет только зарплата, штатное расписание и коррупция - так получается, потому что нет смысла их существования. В кооперативе или маленьком предприятии есть смыслы и цели - они собрались с целью, смыслом. А в российском государственном аппарате смыслы и цели запрещены Конституцией

 

Очевидно, что сама фабула Конституции есть приводной ремень внешнего управления. Внутри российского государства не содержится смыслов или фабрики производства целей вообще - они запрещены. А цели-то существуют, люди же живут по целям, только эти цели приезжают через вот эти формулы Конституции извне. То есть цели устанавливают снаружи для нас. Поэтому, когда президент говорит о необходимости точечных изменений Конституции, мы, естественно, скорректируем нашу позицию, мы уберем, не будем трогать пока раздел, связанный с правами человека. 

 

Мы будем трогать разделы, связанный с государственным строительством. Соответственно, такие поправки к Конституции мы в ближайшее время внесем. 

 

Кроме того, опираясь на его позицию (мы просто до этого говорили, что мы скорректируем позицию по Конституции, исходя из послания президента), мы будем вносить сейчас закон о Конституционном Собрании, исходя из приоритета первого этапа поддержки земств. В данном случае у нас пока иностранным словом они называются - муниципалитеты, но мы исходим из того, что фабула Конституционного Собрания должна быть такая: муниципалитеты и президент есть формула подготовки к Конституции для её рассмотрения и дальнейшем для референдума и для решения. Понятие Конституционного Собрания для нас есть понятие муниципалитета и президент. 

 

Система отношений, регламент - это отдельный вопрос, который мы пропишем. Мы не считаем, что должно в понятие Конституционного Собрания с решающим голосом входить депутаты, министры, органы власти, другие. Хотя муниципалитет у нас не считается органом власти государственным, тем не менее, опора будет такая. Соответственно, закон будет уже подготовлен у нас на этой неделе и в понедельник будет размещён на портале депутатского объединения "Российский суверенитет" для первичного обсуждения. Может, и в пятницу, завтра успеем. Потому что мы в принципе будем корректировать с позиции президента, работая над этими документами, в том числе и сегодня вечером. 

 

Кроме того, президент в послании поднял абсолютно те вопросы, которые мы с вами до этого обсуждали и которые депутатское объединение "Российский суверенитет" вносило в пакете законов по национальному бизнесу. Совершенно очевидно, что решить проблему суверенитета в условиях отсутствия института частной собственности в России и национального бизнеса невозможно в принципе. Потому что не на кого опираться политической системе. Президент пошёл по более жёсткому пути. Он предложил облагать налогами тот бизнес, (причём налогами серьёзными, я так понимаю, где-то порядка от восьми до двенадцати процентов налогообложение будет, если мы говорим о прибыли и так далее), он будет облагать налогами тот бизнес, который работает в России, принадлежит российским собственникам, но зарегистрирован в иностранных оффшорах. 

 

Если вы помните, мы в нашей фабуле ввели ещё вторую формулу. Этот бизнес не должен быть закредитован иностранными государствами свыше определённых параметров. Это тоже понятно, потому что сегодня компания скажет "я российская", а потом окажется, что она настолько закредитована за рубежом, что за одну минуту путём подписания соглашения по обеспечению кредитов она стала иностранной. Понятно, что это просто такая будет формула обмана. По крайней мере (просто президент об этом не говорил) мы будем при рассмотрении этого закона, естественно, учитывать и этот аспект. А вообще общая логика такая: поддержка национального бизнеса. 

 

Тут другой момент надо сразу понимать: жёсткое обложение налогами означает, что наши уважаемые крупные предприниматели (Алекперов, Дерипаска) и вообще эта формула президента весит несколько сотен миллиардов - так, если сказать, чтобы было всем понятно. Потому что именно речь идёт обо всём российском бизнесе крупном. Может, не все услышали наши уважаемые зрители. Речь идёт о том, что весь крупный российский бизнес, который производит, минимум, треть ВВП страны - весь должен попасть в новую ставку налогообложения порядка восьми-десяти процентов, может, двенадцати.

 

Артём Войтенков: А сейчас они сколько платят?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас вообще не платят. Эти налоги, которые касаются собственника, то есть налоги на прибыль, они не платят, потому что они в оффшорах, или в иностранной юрисдикции. Это огромная цифра. Но это не значит, что они будут платить. Это значит, что большинство из них, я уже прогноз говорю, примет решение уйти из российского гражданства. 

 

Александр Богомолов: Вообще?

 

Евгений Фёдоров: Вообще. 

 

Александр Богомолов: Но помимо всего прочего, президент их прижал ещё тем, что сказал, что помимо того, что они будут платить налоги, они не будут участвовать в государственных заказах. 

 

Мария Катасонова: И не только в госзаказах, но и там, где участвуют. 

 

Евгений Фёдоров: Это мы тоже, как вы помните, в нашем законе о статусе национального бизнеса прописали. Я просто до этого еще не дошел. Там целый набор методов стимулирования перехода бизнеса в национальную юрисдикцию. Согласитесь, что вопрос о нескольких сотнях миллиардов - это такой, главный стимул. Естественно, это госзаказы, это государственная поддержка. У нас это прямо прописано в нашем законодательном акте. Это логика, в которой мы действуем в параллель президента. Сейчас мы получили его поддержку для дальнейшего развития этого процесса. 

 

При этом мы должны с вами понимать, что специфика России такова, что идёт национальная освободительная борьба, которую ведёт президент, и большинство государственной власти против него. Это означает, что саботаж будет не меньший, чем предыдущие решения президента, когда он нас поддержал в части имущества за рубежом, после чего возникли какие-то странные новые законы, которые уводили куда-то в сторону, и президенту пришлось вводить и просто ловить жуликов за руки, и вносить свой закон. Я думаю, что здесь будет ещё более жёсткая система подковёрной борьбы и противостояние. Понятно, что огромное количество людей будет массово обманывать президента. 

 

Я вообще хотел бы сказать в целом. В его послании очень много вещей об инновационном типе экономики, например, о производительности труда - он вообще говорит довольно давно, порядка восьми лет. Или, допустим, об инвестиционном климате. Понятно, что инвестиционный климат - это не только скорость предоставления участков земли, что чрезвычайно важно, и скорость регистрации фирм и снижения проверок, что тоже чрезвычайно важно, - это главное условие для бизнеса. То есть для бизнеса должны быть такие же условия, как и бизнеса, с которым мы торгуем, допустим, европейского. Это, прежде всего процентные ставки. Президент тоже об этом говорил, но не в этом послании, а ранее. Но здесь это входит в понятие инвестклимата, и мы понимаем, что эти решения выполнены не будут. Смотри Конституцию, которую мы только что обсуждали. 

 

Допустим, об инновационном типе, я уже слышу, минимум, восемь лет, в том числе с производительностью труда. И ровно восемь лет существует требование президента реализовать этот подход и прямо противоположное требование МВФ. Как вы думаете: кто побеждает в российской системе управления? Чьи законы принимаются в России? В России принимаются законы, проведённые МВФ, потому что это системный закон. 

 

У президента прав на системный закон нет, как ни у одного должностного лица в России. Согласно Конституции права на это находятся в зарубежной юрисдикции, как у любой колонии. Мы имеем дело, когда сталкиваются интересы и позиция президента с системой внешнего управления, где гарантированно побеждает система внешнего управления. 

 

Поэтому когда мы говорим об изменении точечном Конституции в части колониального статуса страны, мы это говорим чтобы решить проблему нашу, прежде всего - граждан России: и свободы, и богатства, и независимости. Но без этого не будет исполнены никакие решения президента, не соответствующие решению МВФ или зарубежных инстанций. То есть, если его решения совпадают, это реализуется. Если не совпадают, реализуются решения зарубежных инстанций. 

 

Или, например, он здесь говорит очень подробно о ценностях - консервативных ценностях. И абсолютно правильно говорит. Фактически Россия становится лидером в отстаивании нормальной культуры жизни всех народов, всего мира. 

 

Александр Богомолов: Традиционных ценностей.

 

Евгений Фёдоров: Всего мира - не только российского. Люди, которые хотят жить нормально, а не идиотами: родитель один, родитель два - они оказываются в лагере России. В этом плане Путин является лидером мирового национально-освободительного движения. Выступает как сопротивление насаждению культурной ликвидации человека и нации, идентичности всех наций, не только российской: и французской, и немецкой, и, как это ни парадоксально, и английской (как это ни парадоксально, подчёркиваю) и, уж тем более, китайской и всех остальных стран. 

 

Вот позиция президента, то есть он автоматически входит в позицию мирового лидерства в этом плане. Но дело в том, что и это, как только речь идёт о культурных вещах, это всё тоже невыполнимо в условиях Конституции. Нет у российского президента права проводить такие решения - просто нет по Конституции. Эти права находятся у иностранцев на территории России. Это конституционный вопрос. 

 

Поэтому к вопросу о необходимости, как говорит президент, решения Конституции, чтобы это всё выполнить, что сказал президент, необходимо снять запреты Конституции на национальный путь развития и вообще на национальное: подходы к развитию, цели, смыслы. То есть без этого просто ничего не будет, не произойдет - это невозможно. 

 

Следовательно, вопрос изменения Конституции становится просто очень срочно актуальным. Иначе ничего не будет выполняться, как и не выполнялось восемь лет, если это не совпадает с решением МВФ. А это точно не совпадёт с решением МВФ - у него другие задачи. Вот каким образом это выглядит. 

 

Вспомните, например, к вопросу о ценностях, позицию президента по ювенальной юстиции: он категорически против, против закона, но она де-факто. Даже Дума пошла навстречу президенту и не приняла закона о ювенальной юстиции. И что? Госдепартамент просто похихикал у себя в сторонке и напрямую дал команды. В регионах она - ювенальная юстиция реализуется с прямой команды в полном соответствии с Конституцией, где не сказано, что нужно, допустим, принимать закон во исполнение общепризнанных норм - там так не сказано. Там сказано, что общепризнанные нормы (вот этих десяти государств) являются частью правовой системы, то есть прямым законом прямого действия в России. 

 

Бумага с этой надписью, пришедшая на английском языке в Россию, является для нас законом обязательным для исполнения прямого действия. Поэтому эта ювенальная юстиция существует в Ростовской области, в Московской области, в Москве и так далее. Потому что, как говорится, телевизор и президент - это уважаемо и важно, но инструкция непосредственного начальника важнее. А непосредственный начальник подчиняется инструкции своего начальника и всё в целом это подчиняется оккупационной Конституции, в которой сказано: "Вы обязаны подчиняться иностранным начальникам". Вот что сказано в нашей Конституции. 

 

Позиция президента здесь, как президента страны, она не решает вопроса. Он - гарант. А вот позиция национального лидера, то есть предложения по изменению Конституции их решает. 

 

Я бы сказал ещё одну вещь. Я уверен, что президент бы в этой Конституции обозначил более жёсткие сроки трансформации нашей Конституции на суверенную. Я понимаю, что он не видит ещё необходимую мобилизацию российского, русского народа на идеи свободы, идеи независимости, идеи освобождения от иностранной оккупации. Он не видит такого. 

 

Народ еще не готов вступиться за свою Родину. Соответственно, и командующий не готов дать сигнал о немедленном решении проблемы суверенитета и Конституции. Понятно, что, если командующий видит, что его армия не готова наступать, а это, прежде всего общественная, политическая часть, то он и команды не даст. Просто если он даст команду не готовой армии, это будет просто глупость, неправильная вещь, это значит - захлебнётся наступление в лаптях и на этом всё закончится. И мы откатимся назад или вообще разрушимся. 

 

Поэтому я бы ещё раз хотел бы сказать нашим уважаемым слушателям, что решение в России по вопросу суверенитета и свободы всегда всю нашу историю тысячелетнюю принимал народ. Не царь, не начальники, не Генсек, не, тем более, иностранное слово "президент" - решение принимал всегда народ. Если народ не готов жить в свободной стране и не готов освободиться от своего рабского, холуйского статуса, командующий никакой самый опытный и желающий освобождения своей Родины, такую команду не даст. Он будет маневрировать, он будет тянуть время, он будет выжидать ослабления оккупанта, противника и подтягивать национальные усилия. 

 

Почему президент постоянно говорит об общественной поддержке, в том числе она сплошняком проходит через сегодняшнее его обращение. Поэтому решение за нами. Да, решающую битву будет проводить президент, но сбор войск за нами. Войск нет. И последняя, в том числе наша, хоть и всероссийская акция, в которой участвовало сто двадцать городов, показала, что Россия не готова выставить те миллионы людей, которые будут биться за её свободу - пока не готовы. Поэтому нам ещё придётся в этом направлении работать. Но не только нам, всем придётся работать. И президент будет работать в этом направлении. Поэтому я хотел бы сказать, что последнее слово за нами. 

 

И ещё один вопрос. Решение о свободе нашей Родины может быть принято только в ближайшие год - полтора. Дальше возникает логика выборов. А выборы, напоминаю вам, идут по американской технологии в России - театральной. Это означает, что дальше это решение будет отложено лет на пять, как минимум, на три-пять лет. А за три-пять лет, может, и страны уже не будет. Это просто ещё новый этап отступления, уже не до Урала, а куда-то за Урал, я уж не знаю, куда - до Владивостока, наверное, если говорить военным языком. Поэтому в этом году (в следующем, конечно) нам нужно будет действительно мобилизоваться. И не только нам, но и всей России. И мы, собственно, этим и занимаемся. Я извиняюсь за такое краткое первое слово. А теперь предлагаю заниматься беседой. 

 

Мария Катасонова: Процитируем Путина: "Нам нужны школы, которые не просто учат, что чрезвычайно важно - это самое главное, но и школы, которые воспитывают личность". Это же и есть основная суть предложенной Вами поправки в статью 13 пункт 2 об идеологии.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Школы есть часть государственной машины. Там работают госсотрудники, госслужащие. Школа не может делать что-то, что ей Конституция запрещает как части государственного аппарата. Если Конституция запрещает идеологии, как можно воспитывать? Воспитание осуществляется на базе идей, на базе целей, смыслов. Если это запрещено государственному аппарату, в том числе части его – школы, то, естественно, желание президента (уже второе, он и год назад об этом говорил), чтобы в школах было организовано воспитание, оно не будет реализовано. 

 

Как только Облздрав, Райздрав напишет приказ №100 "О воспитании", тут же в этом Облздраве есть юридический отдел, который скажет: "Приказ" и вычеркнет слово "воспитание", потому что этот приказ будет противоречить российской Конституции и системе законодательства. Поэтому всё это может быть реализовано только в условиях изменения действующей Конституции - скажем, больше половины того, о чём говорил президент. 

 

Александр Богомолов: Вопрос по поводу АПК. Президент сегодня сказал о возрождении сёл, о возрождении сельского хозяйства. "Важная задача - повысить привлекательность сельских территорий для жизни и работы. На первый план выходит задача закрепления людей на селе, формирования современной комфортной инфраструктуры в сельских территориях. Прошу обратить на это особое внимание при внесении изменений в государственную программу развития АПК". Вопрос такой: без изменений Конституции будет ли это всё работать? Ведь людей загоняли в города и до сих пор загоняют. 

 

Евгений Фёдоров: Это не останется декларацией, когда будут изменены некоторые вопросы, которые позволят этому не остаться декларацией. Я извиняюсь за такую тавтологию. То есть напрямую это не будет реализовано тоже. 

 

Я хотел бы ещё к вопросу о Конституции вернуться, и в том числе это касается и сельского хозяйства. У нас так устроена Конституция, что у нас нет ни одного системного закона, не написанного иностранцами. Не самого закона, а его фабулы, его целей, его смыслов. Суть законов всех до одного системных, которые как-то влияют на систему взаимоотношений, на правило – все пишутся оттуда. Это – требование российской Конституции. 

 

В России никто не может создать закон системного характера, исходя из национальной мотивации, в силу того, что:

- первое, приоритет иностранного права, 

- второе, запрет на национальную идеологию. 

 

Любое производство национального закона от себя, от нации, означает его опору на ценности и цели. Если ценности и цели запрещены, то, условно говоря, чертёж вы не сможете нарисовать в российской действительности. Это - как строитель. Он может строить дома, но имеет право пользоваться только иностранными чертежами. У нас в стране запрещены проектные бюро, только иностранные. 

 

Это означает, что каждый день, когда Дума заседает – вчера заседала, завтра будет. Вчера приняли двадцать два закона, завтра примем ещё тридцать. И двадцать два вчерашних, тридцать завтрашних – все (пятьдесят уже за два дня) законы, фабулы которых написаны иностранцами - Соединенными Штатами Америки, по нашей Конституции. Альтернативы механизма нет. То есть можно, конечно, попытаться как-то там не голосовать, например, Дума, как-то взбунтуется. Но в этом случае будет работать формула, о которой мы с вами говорили, Конституции и в России будут напрямую действовать внешние системы управления. Законы хоть немножко могут её сгладить, подкорректировать, потому что фабула закона - это не сам закон, это его основная мысль. Могут быть какие-то поправки, нюансы, которые не имеют содержательной части. Этот механизм работает бесперебойно. 

 

И последние несколько лет американцы, они эти законы могут направить и во благо, и во зло. Я не говорю, что все законы плохие. Я говорю о том, что кухня находится там. Нам запрещено варить (законодательство) - варят там

Последнее время в силу того, что у них кризис, они всё больше и больше запускают нам законы более эксплуатационного характера, то есть которые требуют от нас всё больше и больше выкладываться в их интересах:

- всё больше запрещают нам развитие, 

- направлены на ликвидацию страны в силу того, что они рассматривают Россию как страну рисков. 

 

Александр Богомолов: Только потому, что мы всё терпим и терпим. 

 

Евгений Фёдоров: Потому что мы не хотим восстановить свободу своей Родины. Ну, в принципе, да. Потому что нет такого решения. Люди предпочитают выполнять иностранные указания, и жить по оккупационной Конституции, И это их решение, кстати. На референдуме они не считают пока для себя необходимым его поменять через общественное движение и через референдум опять же. Потому что может отменить или поменять только референдум. Поэтому вот эта машина всё более ужесточается по отношению к Российской Федерации. 

 

Я вам назову только последние решения. 

Они просто и сельского хозяйства все касаются. Только последнее решение: Базель 3, который вводят. Это не закон, но это акт, аналогичный законам. Потому что Центральный Банк в России по Конституции отделён от государства и занимается своей политикой. 

 

Очень интересно, та формула полномочий Центрального Банка конституционная, которая прописана в России, существует только в четырёх Конституциях мира. То есть Центральные банки отделены от государства у многих колоний, но не везде это прописано в Конституции - нет такой жесткости. Четыре. Знаете какие? 

 

Александр Богомолов: Нет. 

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу:

- Афганистан

- Ирак (естественно, после убийства Саддама Хусейна, то есть по Конституции 2006 года, а не старой), 

- Косово (тоже нашли, да, суверенное государство?) 

- и Российская Федерация

Вот четыре государства, у которых по Конституции во всех (обращаю Ваше внимание, во всех государствах четырёх), кроме России формально - иностранные войска стоят до сих пор. Так, для контроля за этим положением. 

 

Александр Богомолов: Осталось в Россию ввести. 

 

Евгений Фёдоров: Я вам напоминаю, что метода приоритета иностранного законодательства прописана в трёх тоже Конституциях:

- Россия, 

- Германия и Австрия (после поражения в Первой Мировой войне Германия и Австрия). 

После поражения кайзеровской Германии перед победителями: Франция, Англия и Америка, - стоял вопрос вводить войска на территорию Германии и Австрии (Австро-Венгрия) или не вводить, то они договорились с побеждёнными, что те примут решение конституционного характера о своем вассальном статусе, и тогда войска не будут введены на оккупированную территорию. То есть территория не будет оккупирована военным путем. Зачем джентльменам вводить войска, какие-то шум, гам, не дай Бог солдат будут убивать, какая-то партизанщина возникнет, когда можно договориться с джентльменами немецкими, что те признают вассальный статус и прописывают его в Конституции. Логично?

 

Александр Богомолов: То есть получается, Германия, потеряв суверенитет, спасла страну от моментального разграбления.

 

Евгений Фёдоров: Спасла страну от введения туда оккупационных войск, кроме Рейнской области. И это касается Австрии. 

 

Это не решение было Германии. Это просто в этом знаменитом вагоне немцам сказали: "Вот здесь распишитесь и вот здесь. Всё. И идите вон. А не захотите расписываться – завтра же у вас будут войска". То есть, к вам приходит человек, наставляет на вас пистолет и говорит: "Вот тут распишись и вот тут, или я нажму". И как вы будете тут себя вести?

 

Артём Войтенков: Это по-джентльменски. 

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно, да. Поэтому джентльмены договорились.

И точно такая формула у третьей страны, которая есть, – это у России. Поэтому это формула, замещающая иностранные войска, а не просто так. То есть она продумана в историческом плане, как заместитель войскового расположения. 

 

Потому что войска – это действительно какие-то партизанские отряды, свои сложности. Хотя это не значит. На некоторые территории СССР американцы ввели войска – это Прибалтика. Видно, там другой менталитет, они понимают, что там не будет партизан, поэтому ввели. А в России нервы будут, поэтому дали команду – и она здесь была выполнена Ельциным.

 

Не случайно Ельцин, когда представлял эту Конституцию, он сказал, что "Я её согласовал с международными инстанциями, можете быть спокойны, голосуйте, граждане России, всё в порядке. Войск не будет, если вы за неё проголосуете". 

 

Дальний Восток, Приморский край, и вообще две трети субъектов Российской Федерации имеют в своих уставах и конституциях ссылку, что не только Россия является внешнеуправляемым государством, но и эти края, республики и области тоже являются отдельно внешнеуправляемыми. 

 

То есть с точки зрения военной аналогии войска располагаются не во всей стране, а в двух третях её территории – на всех не хватило по какой-то причине. Да. Это так. 

 

Из крупных городов почему-то Питер это не записал. На Собчака тут сильно ругаются, а не записал, у Питера этого нет. А Москва записала, в Москве это есть, например. 

 

Артём Войтенков: А в Питере помощник был в то время у Собчака?

 

Евгений Фёдоров: В Питере какой-то был помощник у Собчака, видно, подсказал, что не всё надо писать, что прислали.

 

Александр Богомолов: Знакомый помощник.

 

Евгений Фёдоров: Да, знакомый помощник. 

Поэтому да, это так и есть. Иностранная оккупация юридически располагается в двух третях субъектов Российской Федерации в соответствии с Высшими законами этих республик и краёв. 

 

Кстати, к вопросу о национально-освободительной борьбе. В целом по России она, я, например, считаю, что и в тех республиках и краях, где существуют приоритеты иностранного управления, конечно, надо на местном уровне инициировать отмену этих статей конституций и уставов этих республик и краёв. 

 

Просто это отдельная вещь, отдельные пикеты, отдельные обращения к местным законодателям, чтобы они тоже начали национально-освободительную борьбу. 

 

Фактически (я бы так сказал) я бы приравнял штабы НОДа на этих территориях, о которых вы говорите (в двух третях), вообще к партизанским отрядам. Потому что перед ними стоит две задачи: не только освобождение Родины, но и освобождение своего края, области, города. 

 

Мне понравилось, мне сегодня (я не буду говорить, какая это область) показали бумагу, где руководство одной из областей в ответ на обращение нашего активиста национально-освободительного движения написало ему: "Мы полностью разделяем ваши цели, задачи…". Как там было? Только не говорите, область какая, чтобы не подставить людей.

 

Мария Катасонова: Хорошо."Идея поддержки президента и его курса".

 

Евгений Фёдоров: "И национально-освободительного движения". Это руководство области. 

 

Александр Богомолов: Проснулось.

 

Евгений Фёдоров: Нет, оно не проснулось. Эти вещи достаточно очевидны и понятны. То есть люди это понимают.

Другое дело, что система вертикали власти, Конституция требует от них определённой дисциплины. Это же дисциплина, это вертикаль. Не хочешь выполнять американскую оккупационную Конституцию – увольняйся с работы. На твоё место придёт тот, кто будет её выполнять. Но это так в любой организации, в любой фирме.

 

Почему мы и говорим, что технология нашей борьбы – не технология с людьми. Технология нашей борьбы – преобразование институтов на суверенный лад, в том числе иностранных, с иностранными названиями и словами. Но там работают русские люди, и они понимают очень хорошо, как идут процессы. Другое дело, что их надо организовать и при поддержке Путина, естественно, чтобы они запустили процесс освобождения. 

 

В том числе, если мы говорим о конкретных областях, это совершенно конкретная вещь. Вы правы. Менять уставы и конституции, предусматривающие вассальный по отношению к иностранным государствам, к иностранному управлению статус этих территорий: областей, краёв, республик.

 

Александр Богомолов: В связи с этим вопрос. Как будет получаться менять Конституцию Российской Федерации, потом впоследствии уставы и конституции областей и республик?  Или наоборот, снизу вверх: сначала уставы областей и республик, потом уже под их давлением Конституцию Российской Федерации?

 

Евгений Фёдоров: Всё-таки главный вопрос – федеральный, потому что если мы поменяем федеральную Конституцию, те области, которые будут тормозить, они тоже быстренько подстроятся. 

 

Иначе они уже попадают в другую совершенно ситуацию. Они попадают в ситуацию мятежных по отношению к федеральному центру областей. Поэтому они поменяют быстро. Но это должно быть везде. 

 

Мы должны сделать так, чтобы под ногами у оккупантов горела земля, везде горела. Везде, где есть русский человек, российский гражданин – везде должна гореть земля. В данном случае в юридическом смысле, понятно. Но гореть везде должна.

 

Поэтому это должна быть везде тотальная, повсеместная борьба. Это единственная технология. Других технологий национально-освободительной борьбы не было никогда и нигде. 

 

Мария Катасонова: Касаясь темы войск, стоят – не стоят. Конечно, непосредственно у нас на территории Российской Федерации войска не введены, но Владимир Владимирович затронул эту тему в своем послании, говоря о том, что иранскую ядерную проблему уже преодолевают дипломатическим путём. 

 

Но он открыто сказал, что проблема уходит, а ПРО остаётся, и не просто остаётся, а развивается дальше и уже углубляется в такую концепцию, как "обезоруживающая концепция мгновенного глобального удара", то есть удара, при котором перестаёт работать всё.

 

Евгений Фёдоров: Не случайно у нас, по-моему, на следующей неделе в Москве вводится дополнительные силы ПВО. Я имею в виду, Москва, Московская область. А в целом по России к следующему году должна быть полностью.

 

Значит его не было, вопроса, раз его вводят. Полностью должна быть перекрыта система ПВО – очевидная вещь.

 

Теперь если говорить об Иране. 

Во-первых, понятно, что Иран (и мы это сразу знали и говорили, Лавров об этом говорил) – это просто "липа", то есть отвлечение внимания. Конечно, эта вся система ПРО создавалась как часть удара по России.

 

Поскольку англосаксы и американцы – они же жулики терминологически, то есть если они говорят "хорошо", значит, это явно гадость, если они говорят "добро", значит, там точно зло. Это их такой сленг. Если они говорят "гуманитарная помощь", это значит, прилетят бомбардировщики и убьют тысяч десять народу.

 

Евгений Фёдоров: Демократия. Эти люди не будут болеть зато, которых они убили. Я извиняюсь за такую злую шутку.

 

Вопрос с Ираном. Посмотрите, что вообще произошло. 

Американцы несколько десятков лет сказали:"Иран плохой, у него плохая ядерная программа, необходимо его морить санкциями, давить и что-то от него требовать". 

 

И тут вдруг они говорят: "А что-то мы передумали. Иран хороший. Какая там у вас глубина переработки урана? 5%? Нормально, это нормально. Вчера это была военная переработка, сегодня это уже вполне мирная. Всё, мы снимаем все возражения".

 

Для чего это делается? Что такое случилось? Всё очень просто. 

После сирийских событий американцы классифицировали главного врага, как Россию. То есть главный калибр, не должно быть отвлечений.

 

Что такое "не должно быть отвлечений"? Все государства, с которыми конфликтовали, и которые могут отвлечь как-то силы, должны перейти (если это не принципиально) в категорию друзей, как минимум не врагов, нейтральных. 

 

А Иран, не забывайте, Россия с англичанами на территории Ирана дралась двести лет. Это Персия, я так, напоминаю. То есть это принципиальная вещь с точки зрения подходов к России, исторически принципиальная вещь. И теперь Иран – он уже друг, ровным счётом на ровном месте. Это абсолютно тот самый полный цинизм англосаксов, когда они друзей выбирают просто в силу интересов. Интересы поменялись – и тут же враги стали друзьями, и наоборот. 

 

Идёт подготовка удара по главному врагу

Технологическая подготовка. Главный враг – Россия. Не Китай, потому что Китай готов терпеть колониальный статус ещё какое-то время. Россия не готова. Поэтому идёт формирование кольца вторжения в Россию.

 

Путин это понимает 100%. Отсюда оборонная тематика. Отсюда, обратите внимание, мы говорили неделю назад, я говорил, каждый день учения и лишь совещания, неделя прошла – я то же самое могу сказать. И за эту неделю каждый день учения или совещания. То есть идёт сверхнапряжённая работа Вооружённых сил по подготовке к вторжению. 

 

Вторжение будет. Понятно, что может быть и этот удар, но скорее всего, вторжение будет всё-таки югославско-сирийского сценария, то есть боевые отряды, которые будут бить по России. Американцы предполагали через Украину, Украина отбила их пока. Соответственно, они как-то сценарий будут менять. 

 

Артём Войтенков: А разве отбила Украина? Давайте так.

Мы с вами год назад беседовали о Сирии. У вас был сценарий примерного развития событий такой, что американцы раздавят, либо не раздавят Сирию, потом пойдут в Иран, потом куда-то там Азербайджан, Армения – вот эти государства, а потом перекинутся к нам. 

 

Получилось так, что Сирию не получилось, с Ираном они вдруг задружились, и тут резко Украина – и они перекинулись к нам. Почему такой разворот?

 

Евгений Фёдоров: Да, через Украину. Обращаю внимание, что та ситуация, которая создана на Украине, создана Соединёнными Штатами Америки и их союзниками в Европе на ровном месте. Тут ровным счётом ничего не произошло.

 

Союзник американцев Грузия даже отложила в своё время какую-то интеграцию – никто на это внимания не обратил: отложила и отложила, подумаешь, ерунда. Тут отложили подписание бумаг, сказали: "Мы подпишем типа через пару месяцев". Они сказали:"Нет, какие через пару месяцев?" И пятьсот тысяч человек туда агентов, и распропагандированных людей. 

 

Это же понятно, это было в чистом виде вторжение. И это вторжение в Россию. То есть изменилась ситуация. Американцы изменили главную цель. Просто генеральный штаб план один выкинул, взял план два, по которому напрямую удар по России. Почему? Потому что нет времени ждать. И если хотите, это фальстарт. В принципе, это не просто фальстарт на территории Украины, как говорил Путин. Он не случайно эти слова сказал. Это американский вообще фальстарт.

 

Они просчитали ситуацию. Система науки, она считает риски. Россия уходит вперёд в плане снижения уязвимости через  пятую колонну, за счёт развития национально-освободительного движения, в сторону укрепления вооружённых сил, то есть уходит из системы уязвимости. 

 

Сами американцы падают в систему уязвимости. У них очередной кризис назначен на 7 февраля, причём законом назначен. Это редко так бывает, когда государство принимает закон: "Кризис назначить 7 февраля". Он не случайный. То есть они уже понимают, что они не справляются с процессами. Значит, им надо форсировать события.

 

Они уже, просчитывая ситуацию, понимают: либо они это событие форсируют, либо они вынуждены будут отступать, как Советский Союз в своё время под давлением американцев в своё время – просто сдаться и всё. Просто в силу того, что глупо идти против, в том случае, если ты заведомо не побеждаешь, скажем так. Отступление – значит, разрушение однополярного мира, и потеря доллара, и всей системы. Поэтому они форсируют события.

 

То есть это они напали в целом на русский мир, в данном случае через Украину, для того чтобы перехватит инициативу, понимая, что потом у них не получится.

 

Соответственно, сегодня стоит вопрос, и я Путина понимаю, в том числе в контексте его послания – просто сегодня надо держаться. Как на Курской дуге, надо держаться. Может быть, даже активные действия, наступательные действия чуть-чуть отложить, для того чтобы сосредоточиться на обороне, как минимум на ближайшие два месяца. Потому что события, действительно приобретают очень быстрый, динамичный характер.

 

И потом уже, перегруппировав силы этой двух-, трехмесячной обороны уже наступать. 

 

Я, например. Ожидаю уже от Путина шагов, связанных с наступлением национально-освободительного движения. Я имею в виду, качественного наступления – приблизительно  месяца через два-три.

 

Евгений Фёдоров: Кстати, он в послании впервые употребил конкретные даты, обратите внимание: март  месяц назвал. Раньше он такого не делал. Понятно, что для каких-то элементов, но ясно, что у него в голове всё это выложено: этот элемент цепляет этот, этот – этот, этот – этот. 

 

Артём Войтенков: Я правильно понимаю, что удар по России был вызван тем, что у них не получилось в Сирии?

 

Евгений Фёдоров: Да. У них не получилось в Сирии. Самое главное – у них не получилось с англичанами. Не надо нас переоценивать.

 

Они увидели, что не складывается коалиция агрессоров, как обычно всегда складывалась. Что внутри возникает разброд и шатание. Англичане не потому что они разлюбили американцев. Они просто умнее, у них исторический опыт лучше, больше. Они просчитали ситуацию, увидели, что они могут оказаться в лагере проигрыша и соскочили, при этом ничем не рискуя, в сторонку. 

 

Но этот соскок в сторонку означал сигнал для многих других, что совершенно не обязательно американцы побеждают и победят. И в этой ситуации они вынуждены были поменять план.

 

Причем я думаю, их план сегодняшний, он скороспелый, то есть он действительно фальстарт. Хотя это не значит, что он для нас не болезненный, потому что фальстарт – это тоже болезненно. Но он просто не получится.

 

Это подобно тому, как, знаете, говорят, почему Гитлер напал на Советский Союз. Он же был идиотом: напал на страну, которая в два раза его сильнее.

 

Артём Войтенков: Не в два, там больше было. 

 

Евгений Фёдоров: Так, грубо. А уж с точки зрения территории ясно было, что он никогда не возьмет такую территорию. Он это сделал. То есть с точки зрения здравого смысла он совершил глупый поступок.

 

Но американцы, они не умнее и не глупее Гитлера. Поэтому этот фальстарт для них – это действительно последний шанс. Они, я думаю, проиграют, я уверен даже, что они проиграют. Но это не значит, что мы не испытаем жесточайшие удары.

 

Артём Войтенков: Почему вы считаете, что на Украине они проиграли? Там же ничего не закончилось, и все продолжается. 

 

Евгений Фёдоров: Я говорю, то, что не закончилосьэто и есть проиграли. Потому что сегодняшняя тактика совокупности факторов – это оборона, это как Курская дуга. Там на двадцать два километра немцы вторглись в нашу оборонительную линию. Да, вторглись. Но специфика обороны подразумевает, что на какое-то, да, вторгаются.

 

Пока Украина держится. Несмотря на массированное давление пропагандистское, агентов, там живут уже. Можете себе представить, чтобы… Я вообще не знаю.  Взял бы, в Нью-Йорке шел бы какой-нибудь митинг, и туда бы приехал, например, зам Лаврова на митинг, взял бы флажок, раздал печеньки и сказал: "Я с вами!"  И пошёл к Обаме требовать, чтобы тот что-то сделал. Это было бы вообще. На него бы не обиделись, его бы просто увезли в психушку. 

 

И поляки, и американцы, и европейцы, вообще ни с кем не разговаривая, не разговаривая с МИДом Украины, не разговаривая с руководством Украины, просто с чемоданчиками, с печеньками приехали:"Так, ребята, вот вам печеньки, мы с вами! Вперед! Бейте этих гадов, которые тут". 

 

Что это такое вообще? Это само по себе означает, что нет такого государства суверенного Украина в принципе. Это даже просто показывает. Американцы и европейцы не считают, что Украина суверенная. Они спокойно ходят по её территории. Как гауляйтеры ходили минские, Кох ездил себе по оккупированной территории СССР, он ни у кого не спрашивал разрешения. 

 

В их понимании такой страны нет. И то, что она там еще что-то отказалась подписать официально, и записать в своём статусе, что она колония. А именно сорок третий пункт, по-моему, об этом и говорит. Украина (для тех, кто в танке) подписывается: "Мы являемся колонией". Называется это по-современному"развивающееся государство". Вот так прямо подпись: "Мы подтверждаем, что мы колония, то есть, в скобочках, развивающееся государство или наоборот". 

 

И дальше:"Поскольку мы колония, соответственно, мы подчиняемся вашему правительству, закрываем свою судебную систему. Зачем нам она? Мы в Берлине будем судиться, если что". И так далее.

 

Пункт четыре:"Мы согласны в два раза обрушить уровень жизни наших граждан для целей изъятия указанных средств и перевода их в распоряжение Европейского союза и Соединённых Штатов Америки для поддержания высокого уровня жизни господ". Они так и пишут в заключении. 

 

Сама по себе подача этой бумаги, этого договора, который почему-то "Об ассоциации" называется, но это просто бумажка, - означает, что они Украину не видят с точки зрения не то что какого-то суверенного государства, а вообще никак. Какие-то там туземцы с украинскими фамилиями отказываются подписать бумагу, которую до этого явно подписывали всегда, похожие бумаги, а тут вдруг упёрлись. 

 

Так вот они воспринимают ситуацию. Это же видно по их поведению, по их модельности.

 

Артём Войтенков: Вы сами говорили, что на Украине всё специально организовано, чтобы устроить там беспорядки, и привести к власти своего жёсткого человека. Это сейчас и происходит. То есть туда-сюда пила ходит: то "Беркут" бьёт этих, то…

 

Евгений Фёдоров: Это не происходит. 

Американцы решили бы проблему только одним путём. Если бы они в том знаменитом штурме с бульдозером взяли администрацию президента, там бы разместился, например, Кличко с первой леди, которая не знает даже украинского или русского языка. И объявил, что в связи с тем, что не демократичный Янукович и остальные, он исполняет (а он же депутат, то есть статус у него есть) обязанности президента Украины на период проведения свободных выборов. Вот какой сценарий был замыслен. 

 

Эта история с трактором, который остановили два десятка восемнадцатилетних, девятнадцатилетних пацанов внутренних войск. Которые почему-то решили умереть под этим трактором. Хотя вообще им разбежаться надо было, и явно их никто бы не стал ругать. 

 

Там еще, я так понимаю, до сих скрывают убийство одного или двух солдат. Убийство скрывают. Вот в чём вопрос.

 

То есть эти двадцать солдат остановили гигантскую атаку немцев (потому что Евросоюз – это Германия, Четвертый рейх) совместно с американцами. Причём абсолютно циничную, наглую – и они остановили. И это чудо. 

 

Это то чудо, с которым сталкиваются постоянно агрессоры на территории России (Украина, Россия – это же одно и то же). И Наполеон говорил о чуде русском, и Гитлер говорил, его генералы о русском чуде – вообще все говорят о русском чуде.

 

Покажите, наконец, его. Если оно проявляется просто регулярно. Вот это чудо, вот эти просто молодые парни восемнадцатилетние – это и есть чудо. Это даже не "Беркут", это внутренние войска. Вот оно и есть чудо. 

 

Да, столкнувшись с чудом, вся эта гигантская машина, в которой огромные деньги, - она остановилась.

 

А дальше туда-сюда – это попытка уже, это как у Гитлера. Понятно, что, Гитлер не понял, что он проиграл (если по-честному), когда его отбили от Москвы? Конечно, понял. Но дальше уже надо идти до конца. Это уже нельзя взять и сказать:"Так, ладно, всё, договариваемся". Уже срабатывают другие вещи. 

 

Главное, чтобы Украина продержалась два-три месяца, на самом деле – до Нового года, даже раньше. Какой в Новый год будет там это всё? Ничего там не будет. 

 

Ещё пятый пункт в этом соглашении трёхсотлистовом, там написано:"на Украине вводится реституция". Напоминаю, изъятие земель, я так понимаю, десятков тысяч гектаров, и имущества, прежде всего, в Львовской области. Закарпатской и так далее - в пользу кого-то из Европейского союза. То есть там еще и конфискация предусмотрена прямая имущества. 

 

Там много вещей заложено, просто не читают же. Что хотели, чтобы и подписали. Это просто в чистом виде акт об аншлюсе, ультиматум. Дали ультиматум:"Вот здесь распишитесь и всё, может ехать в тюрьму". 

 

Так вот, по Львовской области. 

Я не считаю, что есть условия для раскола Украины. Я знаю, что есть такие мысли, предложения. Я такого не считаю. Если Украина отбивает и выдерживает атаку, дальше срабатывает фактор России. Фактор России геополитически покрывает не только Украину, но и Молдавию, которую, кстати, вообще тоже не заметили. 

 

Вы посмотрите, что с Молдовой сделали? Молдову же заставили подписать акт о капитуляции. Причём в акте о капитуляции Молдовы содержится подакт о передаче этой территории в распоряжение Румынии. Это как в своё время Гитлер отдал в распоряжение Румынии Одессу после оккупации части Советского Союза. То есть там просто молдаванам сказали:"А вы теперь будете румыны". 

 

Напоминаю, вообще-то в Молдавии русские живут, половина. Так, к слову. 

Поэтому я не думаю, что будет раскол. Я думаю, что события будут настолько динамичны, что раскол не успеет произойти. И дальше просто динамика России, освободительный процесс покроет всех.

 

Но при этом и на Украине надо, чтобы поднялось освободительно-национальное движение. Его пока нет. Там существуют две силы как бы:

- Существует агент американцев Янукович (так откровенно) или полуагент,

- И существуют прямые агенты в виде Кличко,  пятой колонны и так далее.

Вот в чём там баланс. 

 

А национально-освободительное движение, оно не артикулировано. Но оно и противостоит всей этой системе. Если бы Янукович не видел за спиной национально-освободительного движения, он бы просто не стал бы вступать в какую-то сложную конфигурацию. Просто пошёл бы спокойно, взял свои пять лет условно, отсидел бы и всё (я имею в виду, у европейцев).

 

Но там оно есть. Другое дело, что там оно не артикулировано, его надо артикулировать. Поэтому мы и говорим, что мы сейчас идём по пути поддержки штаба национально-освободительного движения на Украине, который, насколько я знаю, сейчас проводит объединительные совещания и формирует центральный штаб национально-освободительного движения Украины. Часть там из депутатов Верховной Рады и так далее. 

 

То есть идёт процесс быстрой кристаллизации национально-освободительного движения, тех самых партизанских отрядов, которые и являются его сутью.

 

Александр Богомолов: Путин сказал про оффшоры. Все в зале зааплодировали. Но СМИ уже начали критиковать Путина за эти предложения. Как бы на СМИ надавить, чтобы они побольше правды говорили?

И второй вопрос: какие методы контроля предусмотрены для осуществления этого послания к Федеральному Собранию? На самом деле прошлое послание было не плохое, но, сколько пунктов из него исполнилось?

 

Евгений Фёдоров: А почему у него должны быть исполнены пункты? Давайте вы издадите послание, а потом мы с вами соберёмся через год и посмотрим, сколько пунктов вашего послания исполнится?

 

Александр Богомолов: У меня прав побольше, чем у президента, получается.

 

Евгений Фёдоров: У депутатов прав побольше, чему президента по некоторым вопросам.

Например, президент не имеет права отказать в подписании закона, а депутат имеет право не проголосовать по закону (теоретически). Понятно, что он пойдёт против фракционной дисциплины, но по конституции у него такое право есть. 

 

Поэтому у вас тоже не мало прав, по многим вещам больше, чем у президента. В не обязаны подписывать бумаги (по конституции), которые не хотите подписывать. 

 

Александр Богомолов: Я об этом говорю.

 

Евгений Фёдоров: Но есть, которые вы обязаны подписать даже, если не хотите, например, некоторые протоколы.

 

Это вопрос конституционных полномочий. Если у президента нет прав реализовывать стратегические изменения в стране, то, естественно, он говорить о них может, но чиновники это исполнять не будут. Потому что у них своё начальство, и это начальство подчиняется иностранцам по конституции. Конституция утверждена российским народом на референдуме. То есть российский народ сказал чиновникам:"Работайте иностранными агентами и за это у вас будет хорошая (нормальная) зарплата, вы будете иметь доступ к коррупции, вас прикроет Лондон, если тут что-то не так сложится, всё будет хорошо." Это российский народ сказал. 

 

Александр Богомолов: Понятно. А как насчёт СМИ? Они уже начали критиковать Путина. 

 

Евгений Фёдоров: Естественно будут, потому что это пятая колонна. У них функция – врать.

 

Александр Богомолов: Кстати, про пятую колонну тут спрашивают. Сталин победил колонну особым образом. Есть ли у вас методы борьбы с этими"сорняками"?"У вас" – я так понимаю, у национально-освободительного движения.

 

Евгений Фёдоров: У Сталина были полномочия. Он занимал должность Генерального секретаря. Сталину подчинялся президент Советского Союза, например (если мы говорим хоть не в иностранных терминах). Причём, не только президент Советского Союза Сталину подчинялся, но и 21 человек начальников этого президента.

 

Александр Богомолов: 42 по-моему.

 

Евгений Фёдоров: Нет, 21 – члены Политбюро, кандидаты. По советским правилам Генеральный секретарь командовал Политбюро, ЦК и так далее, а ниже по табелю о рангах был президент Советского Союза. Сталин мог командовать не только президентом, но и двадцать одним начальником этого президента.

 

Александр Богомолов: Стратегия.

 

Евгений Фёдоров: И в целом, это называлось – стратегическая линия. Но это – особенность конституции российской, в которой отсутствуют должностные лица уровня Генерального секретаря или членов Политбюро. Просто их нет. Это и есть вопрос суверенитета. У Сталина были полномочия: он мог вызвать министра внутренних дел и ему что-то приказать, и тот шёл и исполнял. Приказать то, что не предусмотрено законами. А президент не может приказать министру внутренних дел то, что не предусмотрено законами.

 

А законами иностранными предусмотрено"ничего".

 

Александр Богомолов: Кстати, при изменении конституции - обретение и укрепление суверенитета, получение стратегии на развитие. Это будет в конституции прописан некий орган"политбюро 2.0" или как-то в другом формате? Есть соображения – как это может быть при сегодняшних реалиях?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, я считаю, есть вопросы срочные. Срочный вопрос это – изменить, убрать внешнее управление, колониальный статус. Это не значит, что после этого будет всё идеально. Это значит, что создадутся условия для создания нормальной системы управления: частично законодательной (появится право принимать законы в интересах страны), частично конституционной.

 

Но после этого придётся принимать референдумом масштабную суверенную конституцию, где уже должны быть русские должности и всё остальное. В том числе и стратегические органы управления, которые, по сути, являются политбюро, только конституционно артикулированные. Я имею в виду не по фамилиям, а политбюро по весу в системе управления страной. То есть функция производства стратегий, производства правил, которые сейчас в конституции просто запрещены, их нет.

 

Александр Богомолов: Первые 27 статей советской конституции: стратегия на развитее, управление, сохранение.

 

Евгений Фёдоров: Там цели, много чего выброшено. Советская конституция – над ней был ещё Устав Партии, и своя система управления. Там был просто мостик туда – шестая глава. Шестая статья для нас сегодня – это иностранная статья об управлении. 

 

Как в советской было записано"стратегическая роль КПСС", то есть все решения принимают, в конечном итоге – стратегически КПСС. Вот у нас записано – все решения стратегические принимает иностранная система управления.

 

Александр Богомолов: Через международные нормы и правила, международные договора.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Не договора. Но договора тоже туда входят. Через приоритет общепризнанных иностранных норм.

 

Мария Катасонова: По Евразийскому союзу хотела вопрос задать. Он тоже говорил об этом послании. Более того, он упомянул в этой связи и про Киев, про Украину. Год-два назад о Евразийском экономическом союзе говорили, как о несбыточной мечте и ещё о чём-то.

 

Евгений Фёдоров: Конкретная дата.

 

А сейчас (цитирую Путина) –"Сейчас мы входим в решающую стадию подготовки договора о Евразийском экономическом союзе. Рассчитываем, что к 1 мая 2014 года согласование текста договора будет завершено, и он поступит в парламент России, Белоруссии, Казахстана" 

Далее он говорит о том, что к Таможенному союзу уже скоро присоединятся Киргизия, Армения. И следом говорит о том, что мы видим события, которые происходят в Киеве. Мы, конечно, не давим, ничего, но если Киев примет решение присоединиться к нам, мы его ждём.

 

Александр Богомолов: Как полноправного партнёра.

 

Мария Катасонова: Да, как полноправного партнёра.

 

Евгений Фёдоров: То есть не колонию. Мы предлагаем ему быть нашими начальниками, а Германия предлагает Киеву быть колонией, причём, официально обозначенной.

 

Мария Катасонова: Ведь послание президента – это основные тезисы на будущий год. Значит, Евразийский экономический союз несёт в себе достаточно важную роль для России. Поясните.

 

Евгений Фёдоров: Я коротко скажу так. На мой взгляд, это - конкретная дата начала наступления. Фактически, это Вильнюс-наоборот. 

 

Президент обозначил: в мае состоится подписание документов, которые есть Вильнюс-наоборот. То есть не акт капитуляции русского мира, как задумано было немцами и американцами в Вильнюсе, когда Украину туда вытащили: приказали приехать и подписать. А именно акт начала процесса восстановления суверенитета всех наших территорий: Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения, Киргизия, естественно Украина.

 

Мария Катасонова: То есть Таможенный союз – это такой плацдарм к Евразийскому союзу. Или это две разные, независимые.

 

Евгений Фёдоров: По сути – это одно и то же. Это экономический Евразийский союз. Фактически это одно и то же. Таможенный уже есть. Это – Евразийский союз.

 

Мария Катасонова: Да, я говорю – это был плацдарм для Евразийского?

 

Евгений Фёдоров: Это последовательные этапы:

- Таможня.

- Экономический союз Евразийский.

- Политическое строительство, совместное.

 

Александр Богомолов: Почему оккупантов нельзя привлечь по статье 275 и 276 УК РФ – Измена родине и работа на иностранные государства в ущерб стране. Тот же самый сепаратизм можно определить как некую измену родине: где-то в прямом смысле, где-то в косвенном. Измена родине это - прямая статья, это прямое уголовное наказание. Почему людей, призывающих к этому (открыто или косвенно), занимающихся этими делами, мы не можем привлечь к данным статьям, хотя они прописаны в законе?

 

Евгений Фёдоров: Потому что эти люди – агенты иностранного государства на территории России, не нарушают российского законодательства. 

 

Александр Богомолов: Когда призывают разделить страну – они не нарушают?

 

Евгений Фёдоров: Когда призывают разделить…

Мы сейчас внесли такие поправки в закон, он будет принят, Путин его поддержал, как вы знаете. Он вообще (я посмотрел) поддерживает все. Нам удаётся наши инициативы реализовывать с интервалом приблизительно год: мы вносим инициативу – через год она реализуется. Уровень реализации идей, которые выдвигает (до этого депутатская группа) сейчас депутатское объединение"Российский суверенитет", на сегодняшний день – 50%, в том числе и сепаратизм. Это Стариков подготовил этот проект (который входит в рабочую группу), мы его внесли, президент его поддержал. Потом там коммунисты тут же подсуетились – нам не жалко, мы только за.

 

Александр Богомолов: Мне вот лично не понятно – как работает система. Если есть измена родине, если есть статья"сепаратизм", если при этом есть новосибирский российско-американский университет…

 

Евгений Фёдоров: Нет, статьи"сепаратизм" ещё нет.

 

Александр Богомолов: Но есть измена родине.

 

Евгений Фёдоров: Измена родине есть, а сепаратизма – нет.

 

Александр Богомолов: Хорошо. При измене родине. Есть российско-американский университет в Новосибирске, в Иркутской области, где прямо, открыто называют Сибирь"сибирской республикой". Открыто предлагают отделиться от Российской Федерации.

 

Евгений Фёдоров: Да. Этот институт поддерживает один из олигархов.

 

Александр Богомолов: Он иностранный, с русским паспортом.

 

Евгений Фёдоров: Наш олигарх крупнейший. На Гибралтаре он сидит, ему принадлежит алюминий весь. Да, есть такой университет, но он не является нарушителем закона. Он просто является иностранным агентом. Кстати, обращаю внимание: по российским законам работать иностранным агентам в России можно. Можно даже носить гордо статус –"иностранный агент".

 

Александр Богомолов: Смотрите. Они сделали у себя выставку в университете. Они сделали герб"сибирской республики", они вывесили флаг.

 

Евгений Фёдоров: Вот они оружие взяли, как Квачков? Они создали специальную группу по военному захвату власти? Нет. Зачем им её захватывать – она у них и так есть. Кроме того, не забывайте, что это всё квалифицирует суд. А я уже сказал, что у того же Конституционного суда, как высшей инстанции, прямо записано, что иностранные нормы для него (Конституционного суда) являются основанием для вынесения судебных решений его (Конституционного суда), как высшего суда в стране.

 

А добавьте к этому, что судебная власть единственная, у которой есть прямое управление из-за рубежа, кстати, подтверждённое Конституционным судом, что это не является нарушением Конституции или чего-то. Он там недавно принял прецедентное решение о том, что он может отменять решения иностранных инстанций. Вообще, подумайте этот анекдот.

 

То есть, Конституционный суд собирается (уважаемы люди) и говорят:"Мы иногда можем пойти (по конкретным делам) против решения иностранных хозяев. Можем. Мы такие. Мы же тут – светочи. Мы можем в конкретных делах. При этом мы подтверждаем, что система иностранного подчинения судебной системы России незыблема и соответствует российской конституции". (с иронией)

 

Мы это и так знаем – в конституции записано, что Россия колония. Естественно, и судебная система подчиняется иностранной системе – это понятно. Конституционный суд это ещё раз объяснил со всем авторитетом.

 

Александр Богомолов: То, что должно при суверенном государстве быть автоматом, Конституционный суд подтверждает, что он может делать в разовых каких-то делах.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это – великая смелость. Вы посмотрите –"люди пошли на амбразуру", и сказали:"Да, из десяти тысяч решений мы, собравшись здесь двадцатером, можем одно отменить, или отложить. Мы такие смелые". Просто"александры матросовы" в мантиях.

 

Кстати, абсолютно правильно. Они смелые, потому, что в принципе вышли за формат закона о Конституционном суде, который предписывает им всегда и безоговорочно подчиняться иностранным решениям. Я тут их не критикую, они действительно смелые.

 

Просто это как раз показывает – даже Конституционный суд уже бьётся у стенки суверенитета, пытаясь уже где-то туда просунуть ноготок.

 

Александр Богомолов: Владимир Путин сегодня говорил о неконтролируемой эмиграции, что её надо контролировать. В связи с этим вопрос такой: может ли быть военное вторжение в нашу страну боевиков? Стоит ли вооружаться и запасаться продуктами? Нерусские по-любому будут на стороне оккупантов. Пора выселить мигрантов, которые тут не понятно зачем. Страшно от радикальной исламизации страны".

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, выселить вы никого не можете. Президент в послании говорил об этом вопросе. Он говорит, что я попытаюсь выдавить мигрантов, выселить не могу. Фактически он сказал –"я выселить не могу, у меня нет таких полномочий". Но я в принципе могу обложить их специальными платежами социального характера – что они пользуются медициной, пользуются образовательной системой. И это как бы будет их экономически вытеснять. Но ровно до тех пор, пока американцы им не будут доплачивать на эту сумму. Доплачивать они будут тем, кого они рассматривают, как боевиков.

 

Это вопрос, многократно утверждённый в Конституции, а это вопрос прав человека, который незыблем вообще. Мы рассматриваем случаи, которые не находятся в российской юрисдикции, мы не имеем права никого выселить, у нас нет таких прав в стране, по нашей Конституции. Не имеет права оккупированная территория кого-то там выселить без согласия гауляйтера. Поэтому Путин аккуратно об этом и сказал. Попытаемся.

 

Александр Богомолов: Предоставить условия.

 

Евгений Фёдоров: Мы будем их как бы подталкивать"уходите, пожалуйста".

 

Мария Катасонова: Спасибо большое, Евгений Алексеевич. Наверное, все ключевые вопросы мы обсудили.

 

Евгений Фёдоров: Тогда всё. Дальше вы беседуйте, а я пошёл. Удачи вам всем.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Инна Бычихина, Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1013 мб)
Видео MP4 640x360 (389 мб)
Видео MP4 320х180 (210 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (33 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (37.5 КБ)
FB2 (123.45 КБ)
RTF (383.52 КБ)