Беседа 2 октября 2013

Беседа с депутатом Государственной думы Евгением Фёдоровым 2 октября 2013
Разговор о финансовых разборках в США, военной силе доллара, переходе Америки к фашизму, увеличение дани из России, зарплатах крупных чиновников, авариях русских ракет, Сергее Кургиняне, опале Ющенко и расстреле Парламента в 1993 году.

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Беседа с Евгением Фёдоровым 2 октября 2013 г.

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-10-02

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

Мария Катасонова (народное освободительное движение, засвободу.рф)

Денис Ганич (партия Национальный курс, http://свободнаяроссия.su)

 

 

Артём Войтенков: Проблема с американским бюджетом. 

Белый дом распорядился частично закрыть государственные учреждения в США из-за отсутствия компромисса по госбюджету. 

 

Распоряжение вступило в силу в полночь по местному времени (8.00 мск 2 октября) на фоне продолжения споров по бюджету в конгрессе.

 

Дело в том, что 29 сентября 2013 года Депутаты палаты представителей Конгресса США проголосовали за утверждение годовой отсрочки исполнения оставшейся части президентской программы медицинского страхования, на которой Обама и строил свою предвыборную.

 

Евгений Фёдоров: Который стоит триллион долларов.

 

Артём Войтенков: Конгресс проголосовал, что мы отсрочим на год. Обама это решение не одобрил и наложил своё президентское вето. А суть в том, что в США нет государственного медицинского страхования. Там всё частное, т.е. человек сам должен решать – куда, в какие фонды он должен перечислять, в какие медицинские страховые компании, чтобы ему платили. Обама предлагал сделать, как у нас.

 

Евгений Фёдоров: За государство, чтобы государство, выплачивало.

 

Артём Войтенков: В СССР это было давно, а они только сейчас до этого дошли.

 

Евгений Фёдоров: Молодая нация. 

 

Артём Войтенков: И говорится, что 32 миллиона американцев вообще в настоящее время не застрахованы медицински. Пишут, что требуется порядка 48 миллиардов долларов на эту программу, которая уже получила название Obamacare (Обама заботится). 

 

Прекращение финансирования не будет напоминать всеобщую забастовку. Оно коснется, прежде всего, государственных учреждений и служащих, но жизнь страны не замрёт — граждане просто будут испытывать неудобства, имея дело с правительством. Основные функции государства не пострадают. На данный момент порядка 700-800 тысяч человек (почти треть) госслужащих США отправлены в неоплачиваемый отпуск. Военные в то же время продолжат нести службу, им будут платить зарплату.

 

Работа авиадиспетчеров, сотрудников стратегических военных объектов будет также оплачиваться в прежнем порядке. Деятельность армии, погранслужбы и контртеррористических служб и тюрем не прекратится, выплата пенсии не прекратится. Медицинское обслуживание не будет приостановлено, когда речь идет о пациентах больниц и экстренной помощи амбулаторным больным.

 

У них национальные парки закрылись, статуя Свободы закрыта. Дело в том, что в истории США с 1977 года такое было уже 17 раз. Последний раз это было в 1995 году при президенте Клинтоне.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, я считаю, что у нас избыточное внимание уделяется этой проблеме. Это не проблема отсутствия денег в США. Это проблема согласования решений на высшем уровне между двумя основными группировками.

 

Одна группировка выступает за то, чтобы увеличивать решение проблем за счёт сбора дани с других государств в большей степени, а другая группировка – за это же самое, но в меньшей степени. Вот они не могут на 5% состыковать свои позиции.

 

Если мы говорим конкретно о программе медицинского страхования, общий объём которой триллион долларов, то в ней та же история. Т.е. Обама пытается решить проблему социальную Соединённых Штатов Америки за счёт увеличения эксплуатации других народов, в том числе российского народа.

 

Очень интересное пересечение. Мы тоже сейчас рассматриваем бюджет в России – в Госдуму внесён новый проект бюджета. И в новом проекте бюджета предполагается (планируется) сократить медицинские расходы на медицину (не только на медицину, на образование и т.д.) и указанные деньги, изъятые из российского бюджета из медицины, перебросить в американский бюджет на медицину Соединённых Штатов Америки.

 

Российская система исходит из того, что граждане Америки являются более важным для нас жителей России и российских законов субъектом, чем граждане России. Поэтому у российских граждан надо изымать деньги, в том числе сокращая медицинские расходы, а гражданам Америки эти деньги добавлять.

 

Теперь возьмём и посчитаем, что такое вообще бюджет США. Я не буду комментировать детали их внутренних тёрок, они всё равно решат эту проблему. Нас интересует – как это для нас скажется?

 

Давайте посчитаем.

Бюджет Соединённых Штатов Америки составляет - 3 триллиона 770 миллиардов долларов по расходам.

Российский бюджет составляет порядка - 13 триллионов рублей. Соответственно разделите 13 триллионов на тридцать – вы получите, что это в долларах, т.е. он меньше на несколько порядков.

 

В бюджете Соединённых Штатов Америки этих 3 триллионов 770 миллиардах приблизительно чуть меньше половины составляют внешние сборы. Это как раз те деньги России, Китая, Японии, стран БРИКС и других стран, которые через американские ценные бумаги собираются Соединёнными Штатами Америки в качестве дани или репараций – примерно половина бюджета. Российская доля в этой половине бюджета составляет приблизительно одну двадцатую – одну пятнадцатую часть. Исходя из этих цифр, Россия оплачивает приблизительно порядка 5-7% американского бюджета – той разницы, которую американцы собирают с колоний. Вес российского колониального вклада соответственно 5-7% из всего колониального вклада мира, это её позиция. Больше всего платит американцам, конечно Китай. Вот отсюда и возникают все остальные ноги. Какие ноги?

 

Сирия. Почему мы говорим о том, что американцы обязательно забомбят Сирию?

 

Артём Войтенков: Это вы говорите.

 

Евгений Фёдоров: Аналитики, которые стоят на позициях геополитического анализа, традиционного геополитического анализа.

 

Традиционный геополитический анализ – это, как эти механизмы работали сто лет назад, десять лет назад, пятьсот лет назад – они работают и сейчас. Мало того, они по-другому никогда не работали. Других правил, на которые мы опираемся в нашем анализе, не существует. Если бы был хоть один случай, мы бы сказали, что есть возможность такая. А её нет.

 

Исходя из этого анализа – для чего им нужна Сирия? Для того, чтобы усилить террор среди колоний и вассалов по поводу поддержания своего лидерства. 

С Сирией у них отложился вопрос из-за Путина чуть-чуть, соответственно, они сейчас подняли вопрос Ирана – уже Обама не исключил, что будут бомбить Иран, ещё вчера он об этом не говорил. Уже израильский премьер-министр говорит, что Иран – воплощение зла. То есть начала параллельно крутиться тема Ирана.

 

Уже понятно – бомбят Сирию, параллельно либо потом бомбят Иран, потом - кто следующий "империя зла" с точки зрения американцев после Ирана?

 

Артём Войтенков: Похоже – мы.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Мы это тоже видим. Идёт последовательная логика геополитического террора для чего? Чтобы обеспечить высокий уровень потребления в Соединённых Штатах Америки. Американцы не могут отказаться от террористического механизма, иначе им перестанут платить дань, если совсем грубо сказать.

 

И раньше не могли там, татаро-монгольские времена, - отказаться от террора по отношению к Руси, сжиганию городов. Иначе бы русские перестали платить дань. Очевидно. В условиях террора – платят.

 

То же самое делают американцы, они осуществляют функцию террора для целей поддержания мирового порядка, так они и говорят "национальная безопасность". Мировой порядок, в котором колония платит дань метрополии.

 

За этими цифрами американского бюджета что стоит? Я вам назвал три и семь – это федеральный бюджет США. 

Мы ещё даём деньги в бюджеты штатов.

Мы ещё даём деньги в экономику штатов через механизмы, в том числе, нашего бизнеса.

 

Те цифры, которые я сейчас называю, 5-7% - это только федеральная часть бюджета, сформированная из наших платежей. К ним добавилось сейчас бюджетное правило, по которому мы усилили эксплуатацию. 

 

По бюджетному правилу интересно.

Когда правительство его вносило, оно официально сказало. Что написано в первых строках письма правительства о бюджете России?

- В связи со сложившейся геополитической ситуацией (макроэкономической ещё назвал министр Силуанов) просим изъять 10 и ещё 10, т.е. порядка 18% и отправить их в Соединённые Штаты Америки.

 

Вот что пишет правительство.

- А чтобы вы смогли, уважаемые депутаты, изъять 18%, предлагаю вам сократить расходы на образование, на здравоохранение, на ЖКХ и т.д.

 

Логично. Чтобы изъять, надо где-то сократить. Вот вокруг этого и весь разговор. А источник изъятия – вот бюджет США, который никак они не могут увязать.

 

Артём Войтенков: Не источник.

 

Евгений Фёдоров: Источник указаний. Американцы дают указания МВФ, а МВФ даёт указания нам. И это всё идёт одновременно. Идёт стыковка бюджета, бюджетов регионов, где тоже Силуанов одновременно поехал и сказал: "Регионы должны сократить расходы и увеличить бюджетную дисциплину".

 

Регионы России стыкуются с бюджетом России, а бюджет России стыкуется с бюджетом США. Круг замкнулся. Прямая вертикаль бюджетной власти: из регионов России, через федеральный бюджет России в бюджет Соединённых Штатов Америки.

 

Артём Войтенков: Если американцы владеют долларом, они могут себе долларов нарисовать сколько угодно.

 

Евгений Фёдоров: Не могут. Вы не правы.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Объясняю. Они нарисуют доллары – эти доллары не несут материальной ценности. Это просто бумажка, на которой что-то написано – доллар, печати. Дальше эту бумажку кто-то должен обменять на ресурсы. Кто-то должен её взять и взамен дать нефть, газ, станки, оборудование, учёных, детей, в конце концов. Иначе эта бумажка никому не нужна. Вы тоже можете сейчас взять и напечатать "войтенковки", напечатайте. Но это не значит, что вы станете богатым человеком, потому что ваши "войтенковки" не все возьмут. Я бы сказал, что большинство не возьмёт, согласитесь.

 

Американцам надо так сделать экономику и политику, чтобы их доллары брали.

 

Раньше была такая методика в России, когда 90-ые годы были, и был полный рэкет. Когда приезжали бандюганы в фирму или к людям и говорили; "Купи кирпич. Цена 10 тысяч долларов. А вот ты купи за 10 тысяч, иначе мы тебя придушим, убьём…" 

 

Это – та же история: возьмите наши бумажки, иначе… Что иначе? 

Вариант один – мы вас придушим:

  • − вот вам Сирия, 
  • − вот вам Египет, 
  • − вот вам Каддафи, 
  • − вот вам повешенные президенты, 
  • − вот вам Милошевич, 
  • − вот вам разбомблённая Югославия, 
  • − вот вам угроза бомбардировок всем остальным.

 

Если не возьмёте – мы вас уничтожим. Приходится брать – просто жить хочется. И это – система.

 

Второй вариант.

Равное партнёрство – возьмите потому, что мы вам что-то дадим взамен. Да, американцы что-то дают взамен. Во всех решениях существует компонента. Силовая компонента у них составляет приблизительно 80% от общей компоненты наполнения доллара. Политика стоит – за 80-тью процентами, за 20-тью стоит собственно лидерство Соединённых Штатов Америки как экономической державы, организационной и так далее. Вот цена вопроса, баланса. Если они теряют военную, политическую компоненту доллара, доллар исчезает, его перестанут брать. ФРС будет печатать, а всё останется на складах у ФРС, они не нужны. Нужны они только в том случае, если их заставляют брать.

 

Я вам напоминаю, как выглядели первые рынки человечества несколько тысяч лет назад, когда обменивались племена между собой: я тебе принёс корешки, а ты мне взамен зайца, которого только что убили охотники. В одной руке заяц, в другой – нож, и покупатель: в одной – корешок или товар, в другой – нож. Значит, либо я тебя ударю и отниму, а если ты, чувствуется, держишь ситуацию, тогда обмен получится. Где-то так же всё.

 

Артём Войтенков: Это мы имеем в виду внешнюю часть, когда им дают ресурсы: сырьё, людей. А внутри страны они же могут себе долларов накачать сколько хотят.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Как они могут? Внутри страны они должны поддерживать баланс. Кстати, у них в Америке доллар иностранный (внешний) и внутренний – разные, это разная нумерация. Если вы приезжаете сейчас в Штаты с долларом, который вы купили в обменном пункте в России в Москве, у вас его возьмут в магазине в Нью-Йорке, но вечером банк его изымет из обращения, заменит местным долларом (напечатанным для внутреннего оборота США), а ваш доллар отправит на отдельный счёт, и потом вернёт обратно в Россию. Он даже имеет отдельный оборот. Поскольку вас немного таких, которые приезжают относительно огромного оборота Соединённых Штатов, то это так делают. Но если вас будет много, например, изменится платёжный баланс, возникнет большое количество беженцев в Штаты, то эти доллары просто откинут – по ним объявят дефолт. Вы придёте в американский магазин, а ваш доллар не возьмут, скажут: "Этот доллар с этим номером у нас уже не является платёжным средством.

 

Артём Войтенков: Кстати, в подтверждение ваших слов - мне один человек написал то, что с ним произошло где-то в нулевые годы. Он у кого-то там из посольства, или ещё у кого-то, поменял доллары, а потом пошёл их сдавать в наш обменник в России, и обменник застопорился. Его спросили: "Откуда вы их взяли? А что такое? Как они у вас появились?" Там сразу поняли.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Они идут по отдельным позициям. Когда мы ездили в Китай с делегацией Госдумы, половина долларов, которые у нас были у людей, у них не взяли китайские обменные пункты. Потому что китайцы нашли где-то программу американцев о разных долларах и "неправильные" доллары, они просто не стали у себя в обменных пунктах принимать, они же тоже не дураки.

 

Артём Войтенков: Внешние доллары.

 

Евгений Фёдоров: Да, внешние доллары. Поэтому те, кто у нас менял из делегации на еду и так далее, 100-200 долларов, они не все смогли поменять, только часть, которые приняли обменные пункты Китая, исходя из их программы представления – это является доллар липовым для русских, или настоящим для американцев.

 

Артём Войтенков: Почему они, американцы, внутри себя так грызутся?

 

Евгений Фёдоров: Это СМИ так раскручивает вопрос. У нас грызутся не меньше. У нас тоже споры между Минфином, правительством, с президентом – та же история. Только американцы спорят там у них цена вопроса 3-4% бюджета, а у нас цена вопроса бывает и 20% бюджета. Просто СМИ они осуществляют пропаганду в целом Соединённых Штатов Америки.

 

Задача средств массовой информации в России, как оккупационной, - очень часто упоминать США. Не обязательно даже в положительном контексте, можно и в отрицательном. Для пропаганды это не важно на самом деле. Как говорил известный американский писатель: единственный вид рекламы, который неприемлем, это только некролог, всё остальное – полезно для рекламодателя. Поэтому не важно, они раскручивают. Если вы посмотрите новости сегодняшнего дня, вчерашнего – строчка "Соединённые Штаты", не важно в каком контексте, у вас обгонит все другие строчки: Путин, решение российского правительства. Они демонстрируют, что они начальники, закладывают в подсознание, что все решения принимаются в Вашингтоне: хорошие, плохие. То, что там у них происходят мелкие споры по трём процентам бюджета, мы тут должны стоять перед посольством в ожидании, - какое же решение господин примет из Вашингтона, нервничать. Это всё на это и направлено, называется – элемент пропагандистской работы.

 

Подумаешь, там отложили зарплату на неделю для госслужащих. Они же всё равно её получат, мы же это знаем. Просто утверждена эта зарплата будет не сейчас, а через две недели, задним числом утверждена.

 

Мария Катасонова: На сочинском форуме Дмитрий Медведев заявил о том, что государству нужно уходить из экономики, что нужно стимулировать поздний выход на пенсию, что нужно пойти на сокращение рабочих мест. Это новая команда Соединённых Штатов?

 

Артём Войтенков: Я ещё дополню. Вчера (1 октября) опять новость повесили, что пенсионные накопления за 2014 год будут направлены в распределительную систему, а не в накопительную часть пенсий. Управление накоплениями, которые граждане добровольно передали частным управляющим компаниям и негосударственным пенсионным фондам, на год будет передано в ведение Внешэкономбанка. Однако, по словам чиновников, "граждане получат достойную компенсацию".

 

Честно говоря, не понял, при чём здесь Внешэкономбанк? Он государственная корпорация, выполняющая функцию банка развития, конкурентоспособность российской экономики, стимулирования инвестиций.

 

Евгений Фёдоров: Это не государственные деньги. 

Их куда-то надо деть:

  • − либо их дают управляющим компаниям, которые управляют вашими деньгами (это ваши деньги, лично, вы уже их начали вкладывать в свою будущую пенсию, они отделены от государства);
  • − либо кому-то дать.

 

В данном случае госкорпорация банк, по предварительным задумкам должна была хранить эти ваши деньги под ноль процентов годовых. Сейчас они дают вам 6% годовых, должны хранить под ноль. Сэкономленные деньги составляют в общем объёме порядка 300-350 миллиарда рублей. Эти 300-350 миллиардов рублей экономятся за счёт этого (за счёт перераспределения) для российского бюджета. А российский бюджет эти деньги перечисляет в США.

 

Артём Войтенков: Смысл в чём? Эти проценты – они срезаются. Так?

 

Евгений Фёдоров: Смысл. Наверно надо показывать на других, чем на себе. Помните, была проблема в Греции. Все смотрели – как там в Греции, как там люди бунтуют. Почему проблема была? Потому что МВФ потребовал от Греции затянуть пояса: на 10%, на 20%, на 30%. И греки очень нервничали по поводу того, что их заставляют получать меньше зарплаты, меньше пенсии, меньше доходов в целом. Точно так МВФ, только об этом телевизор не говорит, хотя это публичная позиция МВФ, она есть её легко найти. Вот про Грецию у нас говорят, а про нас не говорят. У нас та же абсолютно ситуация. Только отличие какое: Греция – должник, а Россия – кредитор.

 

Когда Грецию заставляли уменьшать расходы, её заставляли уменьшать потому, чтобы должник жил по средствам – какая-то логика в этом была. Плюс у Греции позиция европейских банков 2-3% годовых для кредитования экономики, а у нас – 20%.

 

Ау нас для этого вообще нет никаких обоснований. То есть, нам все должны и нас ещё заставляют уменьшать расходы, чтобы отдать ещё больше тем, кто нам все должны. Это уже не долги. Это в чистом виде ужесточение эксплуатации колонии. Греция не колония, вассал. И мы – вассал, но мы ещё плюс к вассалу и колония. Из нас просто вытягивают все соки ради Дяди Сэма и его союзников, в чистом виде. Но методы вытягивания – такие же, как в Греции. Мы сейчас говорим о методе: приказ МВФ, сокращение госрасходов и по всем сусекам ищут деньги.

 

Вот пенсионные деньги 300 миллиардов нашли – отправили в Америку. Побежали в регионы – нашли деньги в регионах, собрали, отправили в Америку.

Побежали в здравоохранение – нашли деньги в здравоохранении, сократили, отправили в Америку на здравоохранение Америки.

 

Технология прямой, брутальной, без всякой хитрости эксплуатации колонии, даже не скрываемой. Что у нас люди очевидных вещей не видят, я могу объяснить двумя вещами:

  • − Качественной работой американской оккупационной пропаганды;
  • − Простотой русского народа, который верит, что ему говорит оккупационный телевизор, не задумываясь.

 

Всё одинаково, сравните с Грецией, сравните, как эти механизмы работают в других странах, с Кипром, например. 

 

Приказали – мы платим. Как получилось? Приказали ещё в прошлом году – мы заплатили 10%.. американцы посмотрели - "Какие классные русские, даже не всхлипнули. Выдали 10% своего, десятину нам добавки к тому, что мы берём. Как хорошо. А ну-ка мы на них подсядем ещё сильнее, ещё давайте 8%"

 

И сейчас правительство вообще не знает, 10 и 8 это уже 18 и за один год реально. С прошлого года началось указание МВФ об изъятии дополнительных денег в качестве дани. За год реально 18% изъято из страны уже (я имею в виду проект этого бюджета, который сейчас вносится).

 

Я вам скажу так. Если люди опять будут терпеть и платить барину американскому, значит, в следующем году ещё будет 10%. Если ты терпишь хозяйский хлыст, значит, на тебя будут наваливать всё подряд.

 

Мы, почему поднимаем национально-освободительное движение, эти уличные мероприятия в поддержку Путина? Последняя акция, где участвовало 200 городов на улице. Для того чтобы у России появилась какая-то самостоятельность в решениях, чтобы она не просто – "Ой, что прикажете, Дядя Сэм, то и сделаю. Прикажете есть в два раза меньше, буду меньше есть. Отдам последнее, исподнее сниму, вам отдам. Лишь бы в Америке жили хорошо и счастливо". Это позиция людей.

 

То, что люди не выходят в массовом числе на защиту своей Родины, в том числе от таких вот усилений эксплуатации, усиления колониального гнёта, усиления рабской эксплуатации людей в России. Это как раз и есть отсутствие любви к своей Родине. Понятно, ума отсутствие, это ещё там можно найти. А любовь где найдёшь? Это и есть предательство.

 

Мы будем жить с каждым годом хуже и хуже не потому, что правительство, которое, конечно, работает на иностранное управление. Не потому что депутаты, которые, конечно, принимают законы по указке американцев. А в основном потому, что народ предал страну. Раз ты предатель, значит, плати. Если ты предатель, почему ты должен жить завтра лучше, чем сегодня? Ты должен жить завтра хуже, чем сегодня. Я так считаю. Я не прав? И мы будем жить с каждым годом хуже, хуже и хуже, получать хлыстом по хребтине и погружаться в пучину рабства – с каждым годом.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, народ думает, что забирают деньги не американцы, а забирают деньги чиновники, депутаты, члены правительства, Путин. Они не понимают, куда идут деньги. Они думают, что деньги идут к царю.

 

Евгений Фёдоров: То, что не понимают, это два варианта:

  • − Первый вариант. Люди не понимают потому, что не имеют для этого ума и квалификации.
  • − Второй вариант. Они не понимают потому, что не хотят понимать.

 

Это не такая сложная задача, если это дело касается тебя. А пенсии изымают у конкретных людей, в конечном итоге. У конкретных людей сокращают здравоохранение. Сегодня планировалось построить больницу – её завтра не будет, её сняли с планов, потому, что деньги надо перебросить в Америку.

 

У конкретных людей сокращают зарплаты, или не растут зарплаты так, как они должны были бы расти, исходя из инфляции. У конкретных. Поэтому конкретные люди, которые сегодня не хотят. То, что они страну в будущем потеряют, сомнения нет, но это в будущем. Которые сегодня не вышли 21-го числа на митинг, эти конкретные люди через три месяца теряют свои 5-10% доходов. Каждый конкретно человек. При этом он будет, конечно, думать на кого угодно. Но это не трудно разобраться.

 

Берём бюджет, который прислан правительством в Госдуму, он сейчас пришёл. Правительство не пишет, что у нас надо сокращать расходы потому, что сократились налоги, или потому что упали цены на нефть. Правительство так не говорит. Оно сразу вверху говорит: "Мы сокращаемся, потому что геополитическая необходимость". Правительство открыто в лоб людям говорит: "Мы сокращаемся, потому что нам приказали".

 

Геополитическая необходимость – это фактор внешний, указание МВФ. Правительство открыто на него ссылается – что тут не понять? Правительство так и говорит: "Мы сокращаем расходы на всё, потому что нам приказал МВФ, заграница, потому что американцы сказали, что надо увеличить выплату дани".

Я уже для совсем, которые не понимают, не умеют читать то, что там написано.

 

Самое главное – почему происходит сокращение? Правительство это объясняет, никто же не скрывает. Происходит потому, что сложилась макроэкономическая ситуация. Слово "макро" означает заграница. Слово "гео" означает заграница. Я вам перевожу язык правительства, для тех, кто вообще ничего не понимает, извините.

 

Когда правительство говорит, что макро гео, это значит: оттуда приказали – выполнили, приказали – выполнили. Вот когда правительство скажет, что у нас сократились налоги (люди перестали платить налоги), поэтому сократились доходы бюджета и надо сокращаться – это внутренняя причина. Она тоже наступит, потому что второй этап это будет внутреннее сокращение, когда всё зажмут, пояса все зажмут, никто работать не сможет нормально – возникнут другие проблемы.

 

На сегодняшний день, в чистом виде, в течение двух лет идёт наращивание внешней эксплуатации – публично и открыто, и никто даже это не скрывает. И люди не хотят защищать свою Родину, отступают. Раз отступают, значит, живите хуже. Сколько можно уговаривать? Людей уговариваешь жить хорошо, быть богатым и здоровым, а они говорят: " Не хотим быть богатыми и здоровыми, хотим быть бедными и больными". Уговариваем, уговариваем, уговариваем - уже ничего не получается. Хотят быть бедными и больными – что тут сделаешь? Только потом не жалуйтесь. Потому, что эта бедность и болезнь приведёт к следующему этапу – к терроризму и распаду страны, через какое-то время. Опять же, это всё произойдет, потому что предали, а не потому что агенты. Конечно, агенты, но они все живут только в условиях предательства нации, все эти агенты и внешнее управление.

 

Артём Войтенков: А то, что Медведев говорит, что государству пора уходить из экономики?

 

Евгений Фёдоров: Вообще Медведев на форуме очень правильно всё сказал. Он сказал - Нас ждут тяжёлые времена. Мы провели по приказу МВФ столько законов, направленных против интересов граждан России, что времена обязательно наступят. Мы приняли по указанию МВФ десятки, сотни решений. Первая пятёрка: Базель 3, бюджетное правило, ужесточение иностранных выплат, ужесточение банковского надзора и сокращение внутренних денег в России. Это всё законы, которые приняты за последнее время.

 

Ликвидация Академии Наук – значит, отсутствует и в научной сфере работа. Ликвидация кучи отраслей. Одно за другим принимаются эти законы. До этого – целая серия законов по ликвидации и сокращении малого бизнеса, начиная от социальных платежей и кончая ужесточением контроля всевозможного. Практически все законы, которые приняли, направлены прямо или косвенно на ухудшение жизни в России, я имею в виду последний год, год-полтора. Естественно, они наступят, тяжёлые времена. Кому, как ни специалисту (а Медведев специалист) известно, что для того, чтобы наступили тяжёлые времена, сделано было всё, что можно и что нельзя. Всё сделали. Обязательно они будут, чуда не бывает. Поэтому он просто честно говорит об этом. Старался целый год – ну, всё, наконец-то будут тяжёлые времена, или что-то мы ещё упустили, где-то есть возможность дожать? Так стоит вопрос.

 

Конкретно по экономике. Параллельно есть нюансы, связанные с системой работы экономики. В нашей экономике нельзя что-то чуть-чуть улучшить или чуть-чуть что-то ухудшить – она не наша. Вообще фактор экономики не является национальным фактором. Решение в экономике принимает не российское правительство, не российская власть вообще национальная. 

 

Решение в экономике принимают Соединённые Штаты, как колонизаторы, оккупант:

  • − Там принимаются решения, как жить российской экономике, правила, по которым она должна функционировать. 
  • − Там приняты решения, чтобы она работала максимально неэффективно.
  • − Там приняты решения, чтобы в российской экономике не было современных институтов и инструментов, рынок технологии и многое что ещё, что есть в современной экономике.
  • − Там принято решение, чтобы у нас отсутствовал инвестиционный механизм, чтобы у нас не было денег на развитие.

 

Не здесь. И, несмотря на это, Россия как-то развивается, вот Португалию по уровню жизни по ВВП догнала. Настолько гигантский потенциал страны, который заложили наши предки. Несмотря на тысячу решений, направленных на стагнацию в стране, всё равно страна как-то пробивается. Не так, конечно, как раньше, но пробивается как-то вперёд. Это не наша заслуга. Мы, сегодняшнее поколение и во власти, и в народе (как бы мне сейчас не говорили, что я говорю о предательстве народа) приняли максимум решения, чтобы в стране было как можно хуже. Настолько наши деды и прадеды заложили мощный потенциал такой страны, что этот потенциал до сих нам позволяет не исчезнуть с планеты Земля, а как-то даже развиваться, обеспечивать какой-то уровень. Это просто потрясающе. Насколько гигантская заслуга наших дедов, прадедов и отцов. И насколько подлая заслуга наша.

 

Мария Катасонова: Второго июля ракета "Протон-М" с тремя аппаратами "Глонас-М" совершила неудачный пуск. Это долго обсуждалось во всех блогах, во всех средствах массовой информации, как только ни ругали Роскосмос, что у нас всё падает, что ничего не получается. Однако 30 сентября ракетоноситель "Протон-М", но уже с телекоммуникационным спутником "Astra 2E" успешно стартовал. Если посмотреть производителя и заказчика, то у "Глонас-М" производитель и заказчик – Россия, а назначение – навигационный спутник высокой точности, потому что "Глонас-М" это второе поколение, усовершенствованное. А у "Astra 2E" заказчик из Европы, производитель тоже европейский, и задача – это спутник связи, который будет вещать даже не в России, а который будет вещать на Ближнем Востоке, Западной Европе.

 

Евгений Фёдоров: А это все знают, кто как-то связан с космической отраслью, кто имеет возможность сам произвести анализ – они наблюдают. У нас за последние несколько лет было 12 аварий. Все в вопросах, связанных с обороной, безопасностью и государственными вложениями, и ни одной аварии в вопросах, связанными с коммерческими пусками. Вот вам ответ.

 

Вроде люди те же, организации те же, тот же Байконур.

 

Артём Войтенков: Ракеты те же самые.

 

Евгений Фёдоров: Те же ракеты. Всё – то же. Но в одном случае – 12 аварий, одна за другой, практически, без перерыва. А в другом случае – безаварийная прекрасная работа. Это называется – диверсия. Диверсия – метод конкурентной борьбы, известный тоже тысячи лет. Почему у нас кто-то думает, что диверсия могла быть 20 лет назад, 30, 40, 50, а сейчас она невозможна. Могу только обратиться к глупости этих людей. Диверсии были всегда, как форма конкурентной борьбы, они остались и сейчас. Мы просто наблюдаем именно этот механизм, а дальше государственная политика обеспечивает механизм диверсий. Как обеспечивает?

 

Там много что сделали. Сняли военную приёмку. Военной приёмки нет, значит, никакого контроля по линии государства. А у бизнеса контроль будет, это его деньги. Естественно, он выстроит контроль, он договорится с американцами, все же знают, что за диверсантами стоят Соединённые Штаты. Все знают, что если с ними поговорить – диверсии не будет. Тут нет никакой хитрости, всё достаточно очевидно. Глубоко тут и комментировать нечего. И цель – ликвидация космического комплекса. Для начала – военно-космического и государственного комплекса России.

 

Несмотря на то, что американцы гигантские деньги вкладывают в космос, до сих пор разработки, которые были сделаны в Советском Союзе, например, академиком Глушко, являются на сегодняшний день лучшие в мире, и американцы вынуждены ими пользоваться. Например, американские ракеты до сих пор летают на российских двигателях. Не потому, что это дешевле (денег им не жалко), а потому что у них нет такого качества технологий до сих пор. Понятно, что за 20 лет эти технологи в России не продвинулись ни на миллиметр. Но настолько мощным был заряд потенциала суверенитета Советского Союза, что это до сих пор лучшее в мире. Американцы, по моим прогнозам, планируют создать такие технологии только лет через десять, раньше не смогут, несмотря на то, что они вывезли всех наших учёных, ликвидировали Академию Наук, вложили любое количество денег, которое потребуется. Технология – это гении. А гении деньгами покупаются только, если человек не только за деньги работает, но и за Родину. 

 

У американцев учёные работают не за Родину. Они работают за деньги, потому что Родина у них здесь, в России. Поэтому у них не получается. Из-за этого они вынуждены в космосе вести двойную политику: ликвидировать государственный космос России и государственные космические разработки, программы. При этом стараются всё время выкупить частную часть космоса, перевести государство в частное. Вы не забывайте, "Энергия" – частная компания. Энергомашкорпорация – частная компания, там другой государственный пакет, но тем не менее. Идёт попытка вытащить эти компании и перевести в иностранную юрисдикцию. А всё, что частное – всё иностранное, сразу синоним: если частное, значит, иностранное. Потому что в России запрещён институт частного бизнеса и частная собственность в России на крупный бизнес запрещена, как институт.

 

Поскольку они сами создать не могут, они пытаются это выдернуть в качестве репараций или в качестве дани с оккупированной территории. Часть выдернули, часть до конца не могут. Из-за этого вынуждены терпеть коммерческую часть российских пусков. Но как только они отладят у себя коммерческую часть, они кончат и коммерческие пуски в России.

 

Мария Катасонова: Кстати, с той аварией 2-го июля ведь уже доказали, что действительно были неправильно установлены разгонные блоки, т.е. это была диверсия, но так наказания никто и не понёс.

 

Евгений Фёдоров: Какое может быть наказание?

 

Мария Катасонова: Есть же люди, которые отвечают за эту часть.

 

Евгений Фёдоров: Люди, которые отвечают за эту часть, уехали за границу на следующий день после пуска.

 

Мария Катасонова: Просто об этом нигде не было сказано.

 

Евгений Фёдоров: Было, я видел. Прошла информация – сразу после пуска, люди, которые осуществляют установку датчиков, съехали на следующий день.

 

Мария Катасонова: В средствах массовой информации это не освещалось.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, об этом запрещено говорить. Средства массовой информации у нас пропагандистские, оккупационные. Конечно, они не будут это освещать, но поскольку сегодня в информационной среде нельзя сделать так, чтобы информация не просочилась, она просочилась. Просто она не была поддержана. Вот, когда говорят всякую чушь – пожалуйста, с утра до вечера это будут крутить, а когда говорят серьёзные вещи – об этом никто не скажет. Только в интернете блоггеры между собой обменялись и затихло, потому что даются другие информационные поводы, перехватывают информацию.

 

А это было. Поскольку я занимаюсь на профессиональном уровне государственном отслеживанием, строительством – я эту информацию поймал, она была, её можно найти. Сразу уехали, мгновенно: они сделали диверсию, поменяли датчики, как-то они вбили кувалдой, чтобы те выглядели, как надо, и тут же (в этот же день) уехали. Они ведь знали, что сделали, и уехали. Получили за это деньги, вид на жительство где-нибудь в Европе или Америке и живут там спокойненько.

 

А вы думаете – откуда в Лондоне живёт 200 тысяч выходцев из России? Вы думаете это такие честные бизнесмены, поехавшие в Лондон? Да из них больше половины – это такого рода прикормыши.

 

Артём Войтенков: Ассамблея Совета Европы приняла сегодня резолюцию. В тексте резолюции Совет Европы призывает российский парламент пересмотреть принятые ранее законы о клевете, некоммерческих организациях и запрете гей-пропаганды среди детей. Одновременно Ассамблея выражает озабоченность в связи с политически мотивированными судебными решениями в отношении Навального и скончавшегося в СИЗО юриста Сергея Магнитского, который проходил по делу фонда Hermitage Capital.

 

Евгений Фёдоров: Да, я видел. С удовольствием наблюдал, как Нарышкин издевался над депутатами европейского парламента на Ассамблеи. Помните, как он говорил "приглашаю вас в клубы, правда, я туда не хожу, но вы туда заходите, я вам организую". Ну, просто уже, всякий разум давно закончился. Со всех сторон.

 

С нашей стороны, в данном случае Нарышкин, он уже в открытую говорит, уже стёб пошёл. Со стороны европейской – они тоже понимают, они тоже не дураки. То есть речь идёт не об уговаривании друг друга, или уговаривании кого-то. Речь идёт о прямом указании. Они считают, что мы обязаны выполнять указания: и Обама так считает, и американские вассалы в Европе (европейские страны) так считают. Потому что для них мы - колония третьего уровня, типа банановой республики. И то, что у нас не выполняют указания, это их злит, просто видно – злит. Тут нет никакого здравого смысла. Вы обязаны выполнить указания, вы обязаны самоликвидироваться в конечном итоге – вот их позиция. То, что у нас эти указания не выполняются, они это рассматривают, как некое досадное временное недоразумение. То есть у них просто:

  • − не хватило на нас нужного времени, 
  • − не хватило нужных денег, 
  • − что-то тут у Навального не так получается, надо его усилить.

 

Но они уверены, что так произойдёт, у них нет сомнения. Если что-то не получится, они скинут Путина, поставят другого и тот сделает всё, как надо как Ющенко, как Саакашвили, как все остальные. Вот позиция. И здесь невозможно договориться, в принципе невозможно договориться.

 

Я хотел бы, чтобы наши зрители тоже поняли. Это дорога, в которой мы будем проигрывать ежедневно, они своего добьются. Они ликвидируют Россию и ликвидируют русский народ через те же гей-механизмы, через остальные. Произойдёт полная ликвидация. 

 

Этот хвост надо отрубить, надо принять решение о суверенитете. Решение о суверенитете может принять только миллионы массы граждан России. Не может принять решение о суверенитете: ни лидеры, ни начальники, ни президенты. Решение могут принять только граждане России. Так же, как они приняли решение (граждане СССР) о ликвидации СССР, несмотря, как они голосовали на референдуме в то время. В условиях Горбачёва, они вышли на улицу, потребовали о ликвидации СССР. СССР был ликвидирован.

 

Так же надо выйти на улицы и вместе, во главе с Путиным, потребовать восстановление суверенитета. Как только мы это сделаем, нас сразу зауважают, потому, что мы будем равные. Как только раб примет решение, что он не раб, а равный гражданин со своим бывшим хозяином, хозяева сразу будут нас уважать. Они сейчас нас не уважают. Потому что раба уважать нельзя. Что бы он ни делал, он не достоин уважения. Русский народ не достоин сегодня уважения, потому что он предал свою Родину. Это очевидные вещи.

 

Как только будет принято решение о восстановлении свободы и суверенитета страны, соответственно мы изменим конституцию на референдуме, - всё, прекратятся теракты, прекратится давление, прекратятся указания, начнётся разговор равных, уважительный разговор равных.

 

Помните, как в том фильме – сильная будет Россия, все признают. А мы – слабые, да ещё сами приняли решение быть слабыми. Кто нас признает? На нас будут смотреть, как на собак. Так и смотрят.

 

Артём Войтенков: Многие люди считают, что Европа это хорошо и Совет Европы это тоже хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Это пропаганда так считает. Европа здесь, здесь была.

Сейчас в Думе идёт выставка российскому парламентаризму, ролики крутят (их же нигде не крутят, только в Думе в холлах). Вот там ролик – в России парламент был раньше английского на 46 лет. А англичане считаются родоначальниками парламентаризма и демократии, да? В России он раньше был на 46 лет. 

 

Здесь Европа, здесь демократия, здесь реальное народоуправление. Оно здесь зародилось, оно имеет тысячелетнюю историю, оно здесь выстроено. А предложенные нам правила – это правила оккупационного управления. Это к демократии никакого отношения не имеет. Европа здесь, центр Европы – здесь. Нам надо просто объявить себя свободной нацией, и принять решение соответствующее, отражённое в законах и конституции о том, что мы – свободная нация. С этого момента Европа будет сюда бегать на поклон. И отсюда она будет искать источники своего развития, в том числе культурно-исторического.

 

И не только Депардье сюда приедет, но, как в своё время, сюда каждый третий немец приехал. Потому что здесь было не только благосостояние, высокий уровень жизни, но здесь была культура и безопасность. Поэтому треть Германии переехала в Россию жить, и расселилась в Поволжье, и стали прекрасными русскими.

 

Поэтому это – единственная технология, единственный вариант, но дорога к этой технологии идёт через борьбу, как и всегда до этого шла. Дорога через борьбу идёт через осознание каждого человека, который должен сбросить оккупационную пропаганду и принять для себя решение: он хочет быть рабом или он хочет быть жителем свободной, богатой страны, и лично уважаемым во всём мире человеком.

 

Сегодня уважения жители России не достойны, потому что они предатели, исторически предавшие своих дедов и прадедов. И сейчас они не хотят признать своё поражение, предательство, и восстановить свободу своей Родины, и свою личную значит.

 

Мария Катасонова: Может быть, коснёмся темы террористических актов? 22 сентября миномётный снаряд разорвался на территории России в Дамаске, в результате чего даже получили ранения трое сотрудников дипмиссии. 26 сентября миномётные снаряды были выпущены по консульству Ирака. Это – предупреждение для России, чтобы не лезла? И вот ещё один теракт был в Кении. Если так посмотреть, то получается, что Кения сейчас налаживает очень сильно сотрудничество с Китаем. Китай финансирует там глобальные проекты, за которые потом в дальнейшем получит и природные ресурсы, и выход на новые рынки. Это тоже своего рода сигнал для Кении?

 

Артём Войтенков: В Кении в торговом центре что-то взорвали и признали, что там были замешаны американцы.

 

Мария Катасонова: Да, граждане США, Европы.

 

Евгений Фёдоров: И организаторы – они же. Я знаю.

 

Мария Катасонова: Это всё – знаки?

 

Евгений Фёдоров: Это обычная мировая конкурентная борьба. За каждым знаком идёт подковёрная работа, это технологическая схема. Как у нас с Навальным: вот вам Навальный и одновременно через десятки, сотни агентов во власти решаются основные вопросы. Как бы идёт публичная сторона – это опора на предателей, в данном случае 600 тысяч предателей в Москве. А с другой стороны идёт 99% работы как бы внутри: кто-то должен сдаться, кто-то должен предать свою Родину (во власти я имею в виду). Вот там – та же история.

 

Понятно, что в этой Кении на фоне этого теракта кого будут чистить? 

  • − Будут чистить сторонников дружбы с Китаем.
  • − Будут чистить людей, которые сориентированы на Китай.
  • − Будут менять структуру власти и правительства для того, чтобы полностью Кению подтащить под Соединённые Штаты.

 

Что касается Сирии, там особо и комментировать нечего. Понятно, что американцы рассматривают позицию Путина, как неприемлемую для себя, и будут это демонстрировать многократно. Как только они усилятся, они будут демонстрировать уже террором на наших российских городах. 

 

Всё время обращаю ваше внимание. Американцы переступили, как оккупанты (имею в виду американские власти, конечно), переступили определённую черту. С точки зрения исторических балансов гуманизма и отношения к человеческой жизни, они, их силы (Аль-Каида) по их поручению совершили акт массового уничтожения детей. Это даже не геноцид, это – новая форма преступления, когда американские не регулярные воинские части (Аль-Каида) ходят по семьям на захваченной сирийской территории, изымают малолетних детей, свозят их в одно место, уничтожают их, травят газом (как в газовых камерах Гитлер) и потом раскладывают на площадях. И используют это как повод, чтобы бомбить ещё несколько десятков тысяч людей и уничтожить это бомбёжками. Путин сорвал этот план, но он был, он очевиден, и он был показан. 

 

Дальше все замолкли, потому что понятно, что американцы полностью контролируют ситуацию, но это не значит, что все простили. Ведь Гитлеру не простили, хотя молчали, как минимум до 1942 года молчали о его зверствах, о преступлениях. А потом, когда сила поменялась – вспомнили, никто ничего не забыл. И я боюсь, что эта ситуация для американцев означает определённые сожжённые мосты – они вынуждены будут пойти на тотальный террор в мире, вплоть до применения ядерного оружия для сохранения своей вертикали власти колониального мира. Вот это я боюсь. Но при этом они окажутся, конечно, в изоляции. Они уже применили средство массового уничтожения – химическое оружие. И ядерное ранее применяли, правда повод нашли – война с японцами. Даже в этом случае, если они запустят и будут его применять, они всё равно будут в изоляции. 

 

Геополитические законы неумолимы:

  • − Либо они будут загонять мир в пещерное состояние, когда только террор и полный страх.
  • − Либо попадают в настолько мощную изоляцию, что дальше – Нюрнбергский трибунал.

Мы сейчас, как аналитики, изучаем ситуацию – где вот эта грань (она же тонкая), перешли они её или нет.

 

Артём Войтенков: Как по-вашему – перешли или нет?

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения детей и факта – да. Другое дело – как они это оценивают.

 

Что значит – перешли грань?

Это значит, что когда они ослабнут, их будут судить и казнить. Нет ещё грани объединения против них, как бы нормальных людей. Этой грани ещё нет. Этот террор и ужас, который они запускают, он пока ими локализован. То есть о нём знают специалисты. Он в принципе не скрывается в плане утечек информации, но у них ещё хватает сил остановить информационную компанию, которая об этом говорит миллионам людей. На это у них хватает сил.

 

Они перешли грань с точки зрения последствий, если они ослабнут, но не перешли грань с точки зрения объединения человечества против агрессора и оккупанта. Вот эту грань они ещё не перешли. И между этими двумя позициями существует определённое расстояние. Это расстояние исторически измеряется годами. Но они двигаются активно ко второй части грани, очень активно двигаются. Первый звоночек – это решение английского парламента, кстати, союзника.

 

Артём Войтенков: Которые решили не бомбить.

 

Евгений Фёдоров: Самый ближний союзник. Это – первый звоночек. Ещё два-три таких звоночка и сложится антиамериканская коалиция, в том числе из их бывших союзников. Не по принципам "я на стороне сильного", как сегодня складывается. 

 

Понятно, что американцы управляют Европой, но есть и психологические факторы. Потому что они считают: американцы сильные, надо быть вместе с сильным, с сильным побеждаешь – кусочек достаётся. Вот какая логика.

 

А там возникнет другая логика, которая не всегда появляется, но при определённых обстоятельствах она появляется. Эта логика – ценности человеческой жизни. То есть они – да. На стороне сильного, но оказаться на одной скамье трибунала не хотят.

 

Артём Войтенков: Это логика страха.

 

Евгений Фёдоров: Да, страха, но умного страха, когда человек просчитывает ситуацию. Бояться можно бездумно или не бояться, а можно, понимая, куда двигаются события.

 

Мария Катасонова: Если по Сирии продолжить. Надолго ли отсрочат нападение на Сирию принятой резолюцией ООН, которая не допускает автоматического применения силы в случае, если сирийское правительство или боевики не будут выполнять её требования, или применять химическое оружие. Как раз на немедленном применении силы в подобной ситуации настаивали США и Франция. Они настаивали на том, чтобы включить в резолюцию положение главы 7 устава ООН, которая допускает автоматическое применение силы.

 

Артём Войтенков: Подожди, Маша, ты непонятно говоришь. Там смысл в том, что, если в Сирии кто-то применит химическое оружие, то в Сирии можно применять военную силу – вот положение этой главы.

 

Евгений Фёдоров: Вы так на ООН не смотрите. Американцы слушаются ООН только до тех пор, пока хотят их слушать.

 

Артём Войтенков: А может ООН их слушается?

 

Мария Катасонова: Если они вразрез с решением ООН нападут на Сирию, и ударят по Сирии – может это будет очевидно играть?

 

Евгений Фёдоров: Они много раз проходили – Югославия, Ливия. У них куча примеров, когда они плевали на это ООН.

 

Мария Катасонова: Ливия – Россия тогда воздержалась

 

Евгений Фёдоров: Резолюция ООН не позволяла напасть на Ливию. Резолюция ООН позволяла некоторые действия, но не действия вторжения. Они нарушили резолюцию ООН. Тоже средства массовой информации об этом не говорили.

 

Вообще резолюция ООН это не правовое и не физическое понятие. Это ещё тоже надо интерпретировать. Они завтра скажут "Ассамблея ООН высказалась ЗА и достаточно, и плевать нам на Совет Безопасности". 

 

Это тоже – вопрос балансов информационного характера: у кого в руках рупор пропаганды – тот и прав:

  • − тот и толкует решение ООН, как хочет;
  • − отсутствие решения ООН толкует;
  • − и всё, что хочет, толкует, как хочет.

 

Мария Катасонова: Кстати, Путин по Грузии тогда открыто заявил, что СМИ в руках англо-саксонской системы. 

 

Евгений Фёдоров: Путин сто раз всё уже заявил. Это у нас люди делают вид, что не умеют вообще слушать, и читать – тоже дурака валяют, откровенно говоря, прикрывают своё дезертирство и предательство дуростью "мы дураки, поэтому мы как бы не поняли, что мы предатели".

 

Нападут ли американцы на Сирию? Я думаю, что через какой-то цикл, нападут.

 

Мария Катасонова: Хотела спросить насчёт граней.

 

Евгений Фёдоров: Они часто это делали. Это сейчас накручено. Они тоже хитро сделают – там свезут ещё 500 детей, умерщвлят, ещё что-нибудь. То есть найдут способ обойти, брутально.

 

Артём Войтенков: Взорвут какой-нибудь Красный Крест.

 

Евгений Фёдоров: Найдут способ. Тут даже хитрости большой не надо. Это традиционная история. Все воны начинались, кроме гитлеровского вторжения 1941 года, через какой-то специальный повод (придумывали). Без объявления войны всего две войны начались: японская и немецкая. А так у всех были поводы. Сколько человечество имело войн? Десятки тысяч, и везде, как правило, был какой-то придуманный повод, но он не был причиной. Если американцы хотят устроить террор в Сирии, они его устроят, а повод – это другие люди занимаются. То есть решение о терроре принимают одни люди, а о поводе – другие, нижестоящие, подчинённые.

 

Мария Катасонова: Россия не ввяжется в таком случае в эту войну?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что Россия в войну не ввяжется. Если б Россия могла или хотела ввязаться, она бы просто заключила с Сирией союзнические отношения, как с Белоруссией, например. Нет.

 

России это не нужно, во-первых. 

Во-вторых, у неё для этого нет возможностей и прав. 

В-третьих, скажем так, я не считаю, что сразу после Сирии удар будет по России. Они ещё ударят всё-таки по Ирану.

 

Мария Катасонова: А если они вместе, одновременно начнут и Сирию и Иран? Они же уже заявляют по поводу Ирана.

 

Евгений Фёдоров: Заявляли, они могут одновременно, но всё равно это требует какого-то времени. А после этого уже будут бить по России, и то, наверно, через какой-то плацдарм. Им понадобится либо украинский плацдарм, либо среднеазиатский плацдарм, который они ранее разрабатывали.

 

Сегодняшний статус американцев по отношению к России это Гитлер до того, как он вошёл в Польшу. Я бы так сказал. Понятно, что он готовится к войне с Советским Союзом, но ещё ему надо преодолеть коридоры, чтобы добраться до Советского Союза.

 

Мария Катасонова: А у нас какая задача? Задача отсрочить?

 

Евгений Фёдоров: Задача у нас одна – избавиться от колониального американского управления, восстановить суверенитет страны и, тем самым создать условия для защиты своих жизней.

 

Вопрос суверенитета, само собой, - вопрос качества жизни. Но самое главное даже не это. Сегодня - это вопрос личной жизни человека становится: и нации, и каждого человека в отдельности. Понятно, что после того, как американцы войдут в Россию, они устроят тотальный мировой террор, потому что у них другого выхода не будет. Им придётся это делать для того, чтобы идти до конца по пути терроризма и террора. они, как минимум, вырежут здесь несколько миллионов человек. В Сирии они сколько вырезали? Тысяч пятьдесят уже вырезали?

 

Мария Катасонова: Больше. Убито больше двухсот тысяч.

 

Евгений Фёдоров: Умножьте коэффициент России, сразу умножайте на коэффициент 20-30. Россия другая страна, другой вес, другая геополитика. Это будут реально миллионы людей, которые будут просто повешены в Москве, как они вешают людей в сирийских городах, как они вешали в Ливии. Это – технология.

 

Это технология, в которой американцы действуют по принципу, что им отступать уже некуда. Они вынуждены идти до конца, иначе они проиграют всё.

 

Артём Войтенков: Очень забавную новость сегодня прочитал. Партия экс-президента Украины Виктора Ющенко потеряла оригинал своего устава, говорится в сообщении, размещенном во вторник (1 октября) в правительственной газете. "Сообщаем о потере оригинала устава политической партии "Наша Украина", - говорится в объявлении.

 

Какой-то цирк странный. Как можно устав вообще потерять? У него же есть многократные копии везде: в интернете, в газетах, в бумажках. Взяли – оригинал потеряли.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу так. Американцы, конечно, Ющенко не простили то, что, когда он был президентом, он не перехватил Украину, то есть не дожал вопрос. Вот сейчас Янукович - он же второй раз входит в Евросоюз. Первый раз входил точно так Ющенко. Тогда он почему-то (в плане американцев) остановился и не завершил вхождение. Побоялся, не пошёл против народа – для них это не аргументы. Они его сделали, убрали Януковича, сделали ему специально третий тур голосования. Раньше нам говорили, что это явно не демократия – три тура голосовать пока не проголосуете за нужного человека. Вот всё это ему сделали, а он, как бы, не оправдал их ожиданий. Я думаю, что они его списали просто. Списали, он стал неким таким клоуном, а дальше вокруг клоуна начали крутиться всякие там странные события. Обычно вокруг и крутятся странные события. У них ставки на других.

 

У них ставки – через Януковича ставки на терроризм на Украине. Через раскольный национализм создать, нагнать туда ещё боевиков из той же Сирии, и создать форпост для войны с Россией. Вот их задача. Они эту задачу и раньше имели, просто за этой историей с Ющенко, который не дожал, Януковича, которого надо было ещё выстроить в систему вертикаль власти. Они как бы потеряли часть времени, на их взгляд. Сейчас их задача, в ближайшее время, на ближайших выборах, создать условия для буквально экспресс, чтобы за два-три года Украина проскочила путь от страны, которая любит Россию (русские живут, как и в России), к стране, которая с ней будет воевать. Это такой сильный психологический перелом. 

 

В Грузии он удался. Там такая же была история. Был президент Шеварднадзе, они его скинули. Он был их агентом (он ещё в Советском Союзе был), но боялся перешагнуть какую-то грань. Быть агентом и быть палачом – немножко разная психология. Явно нужен был палач. Они проскочили от Шеварднадзе к Саакашвили, а Саакашвили, соответственно, к войне буквально за 2-3 года, очень быстро. Вот они так же хотят сделать и на Украине.

 

Они туда направили специалистов по Грузии, у которых всё это получилось. Думаю, в ближайшие выборы на Украине они будут проводить своего, такого уже не просто своего агента, а будут проводить своего карательного агента, очень жёсткого человека. Я не знаю, кто это будет. Найдут, скамейка большая, привезут, и дальше они будут просто из Украины готовить для войны с Россией. Чем больше в этой войне (русских с русскими) убьёт друг друга, тем они будут больше довольны – быстрее реализуют свой план ликвидации русской нации.

 

Артём Войтенков: Понятно. А всякие потери уставов…

 

Евгений Фёдоров: Всё это какая-то ерунда и чушь.

 

Артём Войтенков: Клоунада.

 

Евгений Фёдоров: Что-то Ющенко пытается сказать "да я же свой, да, не справился, дайте мне второй шанс. Они его по носу щёлкают вот и вся клоунада вокруг этого происходит. Не оправдал доверия – второго шанса у Ющенко не будет.

 

Артём Войтенков: Увеличение зарплат чиновникам. Владимир Путин поднял зарплаты почти всем высокопоставленным чиновникам с сентября 2013 года. Я раньше не смотрел, но меня цифры удивили.

 

Евгений Фёдоров: Нам не поднял, я имею в виду депутатов. Вроде госслужащие.

 

Артём Войтенков: Вы законодательная власть, вы не то. Поощрение руководителя аппарата правительства – 54 тысячи рублей в месяц (сейчас стал в сентябре), а в прошлом году оно не достигало 34 тысяч рублей. Зарплата главы Министерства иностранных дел Сергея Лаврова сейчас составит 53 тысячи рублей, а остальные министры, за исключением силового блока, будут получать по 52 тысячи рублей в месяц. Я сейчас вошёл на сайт Работа.ру и сравнил зарплаты:

  • − дизайнер интерьера – от 70 тысяч рублей в Москве, 
  • − дизайнер мебели – от 70 тысяч рублей, 
  • − дизайнер по обуви – 70-100 тысяч рублей, 
  • − дизайнер по шторам – от 60 до 80 тысяч рублей,
  • − оцифровщик видео (видеомонтажёр) – 35-45 тысяч рублей.

 

Как же так? У министров, у руководителей аппаратов – у них нет иных доходов? Они честно на эту зарплату живут в 35 тысяч рублей? Я не понимаю – почему даже простой специалист, хороший специалист, там дизайнер по обуви, почему он получает больше, чем руководитель довольно большой области в государстве?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, есть ещё коэффициенты. В том же Министерстве иностранных дел есть ещё командировочные и всякое такое. Даже не в этом дело. Просто надо понимать технологию, номенклатуру кадровой политики на оккупированной территории вообще СССР, в том числе России.

 

Эта кадровая политика системно привязана к номенклатуре США, но они не собираются платить зарплату своим агентам просто так, в лоб. Потому что это снижает зависимость агентуры от Соединённых Штатов. Поэтому они систему выстроили таким образом, что чем выше человек растёт в кадровом отношении, тем больше он должен быть привязан к США.

 

Если ты молодой специалист в министерстве, его ещё там не видят, но уже записали. Стал зам начальника отдела – с ним уже поговорили, вступили в контакт, свозили к себе на гранты, чтобы он получил гранты, поездил в Штаты, подучился. Начальник отдела уже точно он должен съездить. Я думаю, что из начальников отделов съездили уже большая часть, хотя могут быть исключения. Начальник управления – это уже даёт согласие в посольстве чиновник на его назначение кому-то и срабатывает механизм: либо его скидывают с кадровой лестницы, либо его проталкивают вперёд. И дальше вверх – всё большая привязка. Вот логика, она понятная и простая.

 

Такая же была в Советском Союзе. Чиновник, который рос в Польше или Чехословакии, чем выше рос, тем сильнее должен быть привязан к СССР: пройти высшую партийную школу в Москве, семья должна была жить в Москве, желательно. Он должен быть "правоверным коммунистом" – в московском смысле "правоверным коммунистом", должен быть предан идеям Москвы, хотя он гражданин Польши. 

 

Так же работают и американцы, они тут ничего нового не придумали. А дальше из этой логики делайте вывод. Представьте, что вы работник Госдепартамента, ответственного за кадровую работу в России. Как вы будете контролировать десятки, сотни тысяч назначенцев на оккупированной территории?

 

Артём Войтенков: Получается – специально платят маленькие зарплаты, чтобы потом на грантах, на каких-то взятках, на воровстве…

 

Евгений Фёдоров: Я бы так всё-таки не сказал. Им не то, что специально платят маленькие зарплаты. Создали такую систему госслужбы. Да их там в десять раз больше народу, чем нужно. Вся архитектура госслужбы – липовая. Это не госслужба, это служба театрального обеспечения государственного управления – я бы так сказал. Технологически – они не нужны в таком количестве.

 

Если мы говорим о суверенном государственном аппарате – он вообще другой, совсем: численность у него другая, полномочия другие, архитектура другая, названия другие – всё другое. По-другому всё выстроено вообще, принцип. Потому что он работает на народ своей страны, и там другая система движения власти, движения кадровой политики – всё другое

 

А это – оккупационные механизмы, элемент оккупационной машины. Людей, которые имеют активность патриотическую - а таких много среди госслужащих, они же в этой стране растут, живут. Какая бы у них ни была семья (ребёнок за рубежом учился) он всё равно здесь: его тут одноклассники, девушка его здесь живёт, ещё кто-то там первая любовь – то есть это сильные факторы, их переломить просто американскими деньгами, агентурной вербовкой невозможно. Они действуют в каждом человеке, каков бы ни был американский агент даже.

 

Чтобы это всё уравновесить, два фактора.

Первый. Сделать госаппарат неэффективным. Чтобы энергия чиновников, которые хотят что-то сделать полезное, чтобы она терялась в бессмысленных согласованиях. У вас может быть прекрасный мэр, прекрасный начальник отдела, но он не зависит, так сделано, чтобы ничего от него не зависело. И блокировались любые попытки изменить систему.

 

С другой стороны – в этой системе координат низкие зарплаты создают условия, чтобы больше зависимости. Конечно коррупция – элемент управления оккупированными территориями. Просто он был всегда такой. Гитлер делал ставку на коррупционеров на оккупированной территории СССР. А кто ещё будет служить? Только коррупционер. Он же не за Родину служит, он же против Родины, значит, за деньги. Коррупция даёт два элемента, не только деньги – она крючок даёт. Коррупция прикрытая – они все за границу уедут. Они там разместят свои наворованные деньги, если это коррупционная ветвь, и она будет под полным контролем. Если человек плохо себя будет вести, у него не только деньги там отнимут, но и здесь через Навального ещё и попытаются посадить. У него двойной смысл служить американцам: с одной стороны деньги, которые он может потерять коррупционные, а с другой стороны – он на крючке за ту же самую коррупцию.

 

Поэтому, когда идёт борьба с коррупцией, она идёт не обязательно в интересах укрепления суверенитета в принципе, хотя в целом, как система, это направлено на укрепление суверенитета, но в точечном смысле оно может и отличаться от этой логики.

 

Такая система управления, т.е. ставка на плохих людей в целом. Потому что только плохой человек будет верно служить своему хозяину против своей Родины в принципе. А ещё лучше, чтобы госаппарат был парализован. 

 

Вот это самый главный фактор – паралич государственного аппарата.

Просто посмотрите. У нас за 20 лет с небольшим после 1991 года реформ было много, сотни реформ. Ни одной реформы не было изнутри России – ни одной. Все до одной реформы нам привезли из-за рубежа.

 

Артём Войтенков: Доказательства.

 

Евгений Фёдоров: 

  • − Все законы, которые обеспечили реформы, привезли из-за рубежа.
  • − Вся технология реформирования была направлена на зарубежные задачи и цели.
  • − Сегодняшний государственный аппарат России в принципе не может работать на Россию, исходя из нормативной базы даже, из конституции.

 

Доказательства?

Конституция. Конституция запрещает стратегическое планирование. Вы не можете заниматься реформой, не просчитав её на несколько десятков лет вперёд. Любая реформа означает долгосрочность. Если вы не имеете права просчитывать, значит, вы не можете быть заказчиком плана. Если вы не можете быть заказчиком плана, значит, вы не можете планировать эту реформу и вообще что-то делать в этом направлении.

 

Вам этот план кто-то должен привезти. Этот кто-то – МВФ. МВФ приезжает и говорит "сегодня у вас такая-то реформа, например, Базель-3". Потом приезжают: "теперь у вас такая реформа – бюджетное правило". Других же нет реформ – только эта, хорошо, выполнили. Теперь у вас третья реформа, например, лишить пенсионеров права проезда и выплатить им денежные компенсации. Тоже понятно, потому что система прав проезда это никакое некое пропатриотическое общество, здесь чисто золотой телец.

 

Весь набор реформирования, который был в России за 20 лет, он происходил из Вашингтона

 

Иногда задают вопросы – а как же депутаты не так голосуют?

Кургинян что-то говорил.

Я вам честно скажу: говорить так – ди-ле-тан-тизм. Я занимаюсь политической деятельностью в России с 1990 года, полжизни. Из них в парламенте, в том числе в федеральном, региональном большую часть этого времени находился. Не только в парламенте. И законы писал, когда работал в исполнительной власти, в Минатоме был статсекретарём – я этот процесс законодательства знаю. Там нет хороших и плохих законов. Вот Кургинян и другие думают, что есть хорошие законы и плохие. 

 

Напоминаю, в день Дума принимает (в пленарный день) где-то от тридцати до сорока законов. И вот как бы есть из них хорошие законы, а есть плохие. Например, есть плохой закон о ликвидации науки, Академии Наук. Или о ювенальной юстиции есть плохой закон, или ещё какие-то, а вот остальные – хорошие. В день принимается сорок законов, из них один плохой, а тридцать девять – хорошие. Это – просто дилетантство. Потому что все сорок законов плохие.

 

Есть ручные законы Путина, которые не то, что из сорока один, а я вам откровенно скажу – из ста один, которые каким-то образом решают задачи национально-освободительного движения. Они не меняют систему, потому что вручную систему поменять нельзя. Система – это тысячи элементов. А ручное управление – всегда один элемент, за который хватаются и что-то с ним делают, подкручивают. 

 

Они что-то меняют, но не системно: 

  • − просветили историю с агентами,
  • − решили проблему выплату дани детьми.

 

 Проблема, но на самом деле мелкая проблема в глобальном масштабе. Просто она значимая, но мелкая. Какие-то точечные вещи, но систему это не поменяет. А все законы (сорок в день) – они все антироссийские. Не один ювенальная юстиция, а вообще все. Все до одного, потому что источник их происхождения, стратегия – американская, направленная на поддержку Америки с одной стороны, но в рамках их концепции управления российской экономики, направленная на ухудшение жизни в России, ликвидацию России.

 

Не для всех вассалов и колоний они принимают решение о плохих законах. Для себя – да, но не обязательно всем. Вот для России они принимают решение о плохих. Особенно в последнее время. Вектор стратегии развернулся в сторону уничтожения Российской Федерации. Они просто поставили задачу – ликвидировать Россию, как государство. Дальше расписали эту задачу на 10-15 лет, дали команду грантополучателям, те начали писать законы под ликвидацию и парламент (и до этого американские законы принимал) теперь начал их принимать под ликвидацию. Они все плохие.

 

Поэтому, как Кургинян там предлагает, депутатам Госдумы на работу что ли не ходить? Ну, это глупо. Пусть он тогда от рубля откажется в расчётах, потому что, держа в руках рубль, он, значит, оплатил американцам дань, значит, он с ними сотрудничает. Это глупая история.

 

Люди, которые ни разу не работали в парламенте, не понимают технологию прохождения законов, не понимают механизмов этих работ – мне советуют, как мне на работе себя вести. Цирк, дальше некуда.

 

Артём Войтенков: Я думаю, Кургинян понимает всё прекрасно.

 

Евгений Фёдоров: Он не работал. Он понимает, но это на его совести, что он там понимает. Фактически, если мы грубо скажем, из окопа врага нам, сторонникам национального курса, советуют, как нам действовать. Этот совет на что направлен будет? Понятно, что этот совет будет направлен на раскол внутри. То есть, вместо того, чтобы проводить линию Путина на перетаскивание всей Государственной Думы как антироссийского механизма оккупационного (как системы) на сторону национально-освободительного движения, он предлагает устроить раскол, разборки. Внутри разборок разругаться и в результате сорвать план Путина по медленному перетаскиванию институтов в стране на сторону национального курса.

 

Это враждебное предложение. Может оно враждебное из-за незнания – человек ни дня не работал, не понимает. Это же не только он советует. Из соседнего окопа – реальные враги, как говорят либералы, хотя я считаю, что враги оккупанты, а не либералы – они то же самое советуют.

 

Выполнять приказ врага это как называется?

Как минимум – глупость. Поэтому я сразу скажу Кургинян и остальным: я буду действовать по плану Путина, по укреплению суверенитета. А советы, которые направлены в другую сторону (популистские), я выполнять не буду.

 

Мне вообще плевать на популизм, мне вообще плевать, как обо мне думают, честно, не поверите.

 

Мария Катасонова: Поверим.

 

Евгений Фёдоров: Плевать, поэтому не буду популистом. Хотя я тоже против некоторых по ювенальной юстиции голосовал, но в принципе, считаю, что это тоже глупость. Что поменялось? Я считаю, что это тоже не правильно, это тоже популизм, в каком-то смысле я тоже оказался подвержен, о чём и жалею. Я голосовал против решения фракции, другое решение.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду закон о ювеналке.

 

Евгений Фёдоров: Да. По тому закону мы его отбили, а девять других американцы провели, а могли бы и сто провести. У них система в руках. Точечно Путин один остановил. Вот идёт поток, слонов бежит. Путин одного слона остановил, другие обежали, побежали дальше. Слон подождал, тоже побежал.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, многие спрашивают: почему Евгений Алексеевич в партии власти, "Единой России". Если все голосуют ЗА, и Евгений Алексеевич тоже голосует ЗА последний закон Академии Наук, ВТО ещё что-то.

Или там, почему Путин не возьмёт, не хлопнет дверью? Как-то поясните людям, что тогда система рухнет, если кто-то нервно хлопнет дверью.

 

Евгений Фёдоров: Нервно хлопнуть дверью – это называется сдаться, покинуть окоп и сбежать. Вот что это называется. То есть предать.

 

Система управления. У нас почему-то думают, что это жесты. 

Чтобы Дума приняла закон, обратите внимание – сколько голосов за любой закон? Когда-нибудь смотрели? Партия власти, как вы её назвали, она (партия власти) занимает в Думе половину голосов. А все решения принимаются двумя третями. Просто посмотрите голосование, как идут по основным законам, по тем законам, по которым резонансы – везде две трети. Запас минимум 10 голосов, максимум 70, иногда и больше бывает. Это система. 

 

Американцы, когда создавали конституцию, в том числе создавали российскую Государственную Думу, они её создавали, как институт внешнего управления для целей их (американского) управления на территории Российской Федерации. Так же, как и Верховную Раду на Украине и все остальные. Они так её делали, так замышляли. Для этой цели они создавали партии. Для этой цели они эти партии финансировали, укрепляли, разворачивали, в том числе и через своих агентов влияния, типа Суркова. Они всё это делали.

 

Неужели думаете, что эта система может зависеть от одного, двух, десяти человек? Тем более эти люди, когда шли, они брали на себя обязательство работать в формате, придуманном американцами. Я открыто об этом говорю. Да, я работаю в органе, который работает на внешнее управление по конституции. Все мы в таком органе работаем. 

 

Мы все пользуемся рублями, значит, мы сотрудничаем с оккупантами, кроме бабушки Агафьи, один человек в России есть, не сотрудничающий с американцами. Да. Но это жизнь на оккупированной территории такая. Это решение приняли в 1991 году – сдаться. И с этого момента так сложилось.

 

Дальше люди делятся на тех, которые хотят освободиться от этого управления и делают это реально, не популистски там, по-дурацки голосуя, которое ни на что не влияет, - а которые реально строят эту политику, или нет.

 

Возьмем тех же академиков.

Чтобы решить проблему Академии Наук, академикам и молодым учёным, надо было влиться в национально-освободительное движение. Они это не сделали.

 

Артём Войтенков: Они тоже выходили на улицу.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Мы вот участвовали, у нас всероссийские акции. Я даже говорю не про себя. Или там тоже, Кургиняна вы упомянули. Хорошо. Не нравится Фёдоров или Путин – выйди на соседнюю улицу, сделай самостоятельный митинг. 

 

Артём Войтенков: Они делали.

 

Евгений Фёдоров: За суверенитет – нет.

 

Артём Войтенков: Они за Академию.

 

Евгений Фёдоров: Система в суверенитете. Решите проблему суверенитета – решите проблему Академии. Попытка решить проблему Академии без суверенитета – глупость, полная, изначально обречённая на провал. Перевалите через эту главную, хребет, суверенитет и тогда у вас решатся все остальные подвопросы. Если вы пытаетесь решить подвопрос, это всё равно, что щенок борется с кнутом, который его стегает. А бороться надо с человеком, который держит этот кнут, система, которая сложилась. Вот эта система – есть система оккупации и суверенитета. Бессмысленно бороться за Академию Наук, не решив проблему суверенитета. Академия Наук внутри суверенитета. Молодые учёные этого не понимают. Учёные вроде – умные люди.

 

Артём Войтенков: Знаете, сколько умных людей это не понимают?

 

Евгений Фёдоров: Если они это не понимают, в отличие от наших дедов и отцов, которые это понимали, даже, если они сапожники или токари, как бы не учёные – все это понимали, весь народ.

 

Артём Войтенков: Знаете, чем больше образование, тем меньше мудрости. К сожалению, такая зависимость, не у всех, но у многих.

 

Евгений Фёдоров: Вот в этом и есть технология. Поэтому что мы предлагаем в национально-освободительном движении? Мы предлагаем механизм, мы не решаем проблему суверенитета. 

Мы предлагаем механизм, в котором каждый может решить свою проблему:

  • − учёный свою проблему, 
  • − те, кто хочет остаться жив – свою проблему,
  • − семьи – свою проблему,
  • − дети – свою проблему.

Потому что в сумме все эти проблемы называются – отсутствие суверенитета страны. Вот совместное название этих проблем. Дальше мы говорим, не нравится вам Фёдоров (не так голосует) – пойдите в соседнюю улицу, встаньте, сделайте сами свою активную позицию по освободительному процессу. Потом объединимся, позже. Потому что всё равно, национально-освободительное движение, если оно искреннее, оно сольётся в единую систему координаций. Делайте. Но вы этого не делаете. Значит, вы на другой стороне. Значит, для вас это просто отговорка для либо дезертирства, либо предательства, либо вы сразу работаете на оккупанта. Вот он момент истины совершать действия. Это действие сегодня – улица. Она есть концентрация действия.

 

Другой вопрос. Может кто-то скажет, как можно достигнуть суверенитета без улицы? Просто скажите, я может, не знаю чего-то.

 

Артём Войтенков: Полно таких умников. Арестовать всю верхушку, всё правительство. 

 

Евгений Фёдоров: Вот этот человек, который предложит, пусть арестует. Или он хочет, чтобы другой арестовал? 

 

Артём Войтенков: Чтобы Путин арестовал.

 

Евгений Фёдоров: А почему не он тогда?

 

Артём Войтенков: Он же маленький, слабый, а Путин большой и царь.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Это глупость. Тогда человеку надо полечить мозг, а потом принять решение: либо он идёт арестовывать, либо он вливается в легальные механизмы национально-освободительной борьбы. Их технологически всего один, т.е. он разбивается тоже на детали, но он один.

 

Как для наших дедов. Ты на фронте – ты борешься с врагом, даже если ты в тылу, ты на фронте. Даже, если ты на станке деталь точишь для фронта – ты на фронте, хотя где-то на Урале за тысячу километров. Ты на фронте. Если ты на фронте, ты друг. Если ты не на фронте, то либо ты враг, потому что ты на фронте врагов, либо дезертир, что тоже враг. Два варианта. Это простая вещь, отработанная тысячелетиями во всех народах и нациях. И любая позиция человека упирается в это.

 

Когда говорят – ты там не так голосуешь, у тебя там не тот пиджак, а ты пользуешься не тем телефоном, или айфоном – это всё не важно. Важно только одно: ты на фронте, или ты враг?

 

Артём Войтенков: Если мы вернёмся к Кургиняну. Кургинян не признаёт того, что наша страна потерпела поражение в результате войны, что сейчас власть принадлежит американцам – он это очень долго, занудно запутывает. Что можно сказать пятью предложениями, он умещает в несколько часов.

 

Кургинян стал известным почему? Потому, что его показывали по одному из каналов с передачей "Суд времени". 

 

Евгений Фёдоров: Я не хочу критиковать Кургиняна. Сказать вам моё мнение? Я с вами во многом согласен. Через год-полтора Кургинян будет на стороне сильного, т.е. национально-освободительного движения и Путина.

 

Артём Войтенков: И это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Я не считаю, что надо как бы отвергать такую возможность, выставляя его за барьер такого развития событий. Я вообще исхожу из того, что национально-освободительное движение это не движение конфликтов. У нас один конфликт. У нас одно объединение – Родина, и один враг – оккупант. Внутри мы не должны конфликтовать. Мы не должны создавать условия, чтобы этот конфликт мог развиться, чтобы в нём возникли какие-то (в силу личных отношений, в силу зависти, ещё чего-то) какие-то механизмы, которые не позволят нам сорганизоваться для освобождения от внешнего управления, для освобождения от оккупации.

 

Механизм национально-освободительного движения – механизм тотального объединения. Не объединение единомышленников, что, конечно одно другого не исключает, а тотального объединения. Даже если ты долго думаешь, - всё равно мы тебя ждём. Кургинян – он долго думает.

 

Артём Войтенков: Не может человек, такой человек, долго думать. Он суд знает.

 

Евгений Фёдоров: Знает, но перебежит.

 

Артём Войтенков: Как бы не делает.

 

Евгений Фёдоров: Теперь насчёт знает. Понятно, чтобы сказать правду, достаточно сказать одно слово, чтобы обмануть – надо говорить сто слов. Спросите у Кургиняна: он знает, что в мире (он всё-таки историк) были такие государства, статус которых назывался "колония"? Были в мире колонии? Знает ли он? Надо у него для начала спросить. Если он, покопавшись в памяти, скажет "знаю", дальше у него спросить другой вопрос – Знает ли он, что колониями становились в результате поражения в войне? Дальше у него надо спросить – а была ли у нас война с Соединёнными Штатами 1945-1991 годов, которая у нас называлась холодная война. А в этой воне было 52, как минимум, горячих эпизода. В этой войне погибли миллионы людей. Знает ли он про эту войну? Он же историк. Вдруг знает.

 

Артём Войтенков: Это ответ часов на пять.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Он, допустим, знает. Возможно, он знает, что в Соединённых Штатах проходили торжественные мероприятия по случаю победы над Советским Союзом в этой войне. Дальше он может попытаться сопоставить: если есть такой статус стран "колония", если все колонии получаются в результате поражения в войне (военного поражения), то, значит, должно было наступить какое-то последствие поражения Советского Союза. Да, надо задать вопрос – знает ли он, что Советский Союз потерпел поражение? Вообще знает он, что Советского Союза нет или нет? Потому что, если Советский Союз 25 лет назад был, а сейчас его нет, значит, с ним что-то произошло. Возможно, с ним произошло поражение в войне. Если вчера он был, сегодня его не стало.

 

Если мы посмотрим технологию поражения, выяснится, что был государственный переворот, подделка документов съезда Лукьяновым, ну, это уже детали для историков. Если все эти события он знает и по ним он ответит "да", то придётся дальше ответить на другой вопрос. Если страна потерпела поражение, перешла ли она в статус вассала/колонии или нет? В истории не было случая, чтобы не перешла. Никогда не было такого, чтобы воевала страна, потерпела поражение и в отсутствие третьих сил не стала колонией или вассалом. Такого не было.

 

Артём Войтенков: Победитель своё не упустит.

 

Евгений Фёдоров: Победитель вкладывался не для того, чтобы простить. Зарывался под землю, тратил сотни миллиардов долларов на оборону и войну с Советским Союзом – не для того. Значит, дальше возникает уже вопрос. В 1991 году Советский Союз перешёл в статус субъектов колониального мира, 15 субъектов колониального мира: кто-то вассалы, как Прибалтика, кто-то колония. Вассал и колония – это один разряд, только разная степень эксплуатации. Дальше возникает вопрос: с 1991 года что-то изменилось?

Конституция может, поменялась? Нет.

Законы может, поменялись? Нет.

Принципы управления поменялись? Нет.

 

Если мы признаём, что в 1991 году мы потерпели поражение, значит, мы признаём, что мы колония и вассал. Если мы признаём, что мы колония и вассал, мы спрашиваем: что-то изменилось за это время? Ничего не изменилось. Значит статус остался? Остался. Дальше куда деваться? Вопрос к тебе лично – ты на чьей стороне? На стороне внешнего управления колонизатора или на стороне национального курса, о котором говорит Путин и сторонников суверенитета своей страны. 

 

Артём Войтенков: Кургинян не поддерживает Путина – раз.

 

Евгений Фёдоров: Пусть не поддерживает. Я же про Путина вообще ничего не сказал. Я спрашиваю: на какой стороне?

 

Артём Войтенков: Вот задача Кургиняна, на мой взгляд, всё это дело заболтать. Вот этот простой водораздел, что вы сказали: ты или за или против. На чьей ты стороне. Задача Кургиняна это всё размыть, заболтать, напустить тумана, чтобы никто ничего не понял. Этим он занимается.

 

Евгений Фёдоров: Я не хочу его вообще критиковать. Несмотря на то, что вы правы в плане того, что американцы помогли ему раскрутиться, я его рассматриваю, как будущего союзника. Я рассматриваю, как будущих союзников 99% тех политических сил, которые есть в стране. Не все ещё сегодня пришли к этому решению, но это обычная вещь. Им не просто прийти. Вы не забывайте – за любой политической силой (за любой!) стоит американское влияние или финансирование. Понимаете, что это значит? 

 

Это значит, что нет ни одной политической силы, за которой бы не было американского влияния или финансирования. Понятно, что для людей, которые определяют лицо этой политической силы, возникает дилемма:

  • − Тебя породили иностранцы. 
  • − Ты на них пуповиной завязан.
  • − С какой стати ты должен соскочить?

 

К предыдущему разговору о голосовании. 

У нас очень многие наивно думают, что можно пройти в Государственную Думу. Например партия "Трижды патриоты России". Вот эта партия пришла на выборы, получила много голосов, прошла в Государственную Думу и Родина стала свободна. Нет. Ничего не произойдёт. "Трижды патриоты России" будут голосовать в Государственной Думе, как скажут американцы.

 

Мне сейчас кто-то, наверно, будет возражать, говорить "да я не такой, патриот, если меня проведут в Думу, я буду не так голосовать".

 

Будет голосовать, как скажут американцы, потому что это правила этого здания. 

 

Мария Катасонова: Если депутат не будет голосовать, допустим, вас взять, вы будете голосовать не "за, а "против", вас сольют. Через два-три закона.

 

Евгений Фёдоров: Для начала я не попаду в Думу. Сольют само собой. Но если я заранее не скажу об этом, то меня просто не пустят в Думу. Если я честный человек, всё-таки скажу заранее. Либо я какой-то законспирированный разведчик, который орёт с трибуны либеральные идеи, а, попав в Думу, снимает оккупационный мундир, а там тельняшка. Это знаете - для детей. Я в такие истории перевоплощения не верю. 

 

Я исхожу из того, что весь институт (а это правда), всё это здание – работают на внешнюю систему управления. Она так создавалась, так строилась, так закладывалась конституция и полномочия. Так закладывались полномочия её частей под названием "партия" и "избирательные блоки". Так закладывалось её финансирование, фильтры. И все люди, которые сюда прошли, они прошли через эти фильтры под американским контролем. Наверно из них там будет несколько человек, которые, как штирлицы, оказывается, снял мундир, а там тельняшка. Но это настолько редкое исключение, что можно вообще не обращать на него внимания.

 

Американцы на него не обращают внимания, потому что они понимают, что это один, два, три человека, теоретически даже. Может десять максимум, при каком-то особом раскладе. 

 

Система другая. Почему задача НОД не выборы на следующую Думу (обратите внимание), а изменение конституции, принципов. Мы исходим из того, что изменив принципы, мы создадим условия, при которых в будущие органы власти будут попадать силы, настроенные на внутренние задачи, настроенные на проблемы граждан страны России. А сегодняшние все силы (по своей архитектуре) настроены на проблемы американцев, оккупантов, на территории России, и, тем самым, они являются враждебными к России. Как бы они красиво ни говорили.

 

Ещё раз утверждаю, имя опыт (в отличие от Кургиняна) парламентской деятельности, опыт с 1990 года – даже трижды патриоты, пройдя в Госдуму по американской конституции, будут работать на американцев, хотят они того или нет. Потому что они работают на ра-бо-те, по правилам, предусмотренным этой работой, а не по своим мыслям и задачам. 

 

И это касается каждого человека, который нас смотрит. Он, работая где-нибудь в лаборатории или в отделе, или в атосервисе, работает по правилам автосервиса, а не по своим правилам. Он не может прийти в этот автосервис и писать там книги и романы – у него другая работа. У него есть начальник, у него есть правила, у него есть инструкции, лицензии. Если он всё это не выполняет – его увольняют. Для начала его просто не возьмут, его расшифруют, что он писатель, а не слесарь, задолго.

 

Артём Войтенков: У тебя Шарапов образование на лице написано.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё. Это условия. Нельзя поменять систему через избрание новых людей, не важно – в депутаты, в министры, или избрание новых партий – в принципе нельзя. Поменяется система только механизмом национально-освободительного движения через улицу и референдум. Это единственный механизм. Если мне кто-то сейчас скажет другой механизм, я с удовольствием буду рад. Но в истории я других механизмов не видел: только война или уличные механизмы трансформации. Всё. Война – я исключаю.

 

Мария Катасонова: Вы внесли предложение на рассмотрение в Государственную Думу ввести налог на иностранные названия в российских товарах. Можете пояснить для наших зрителей этот вопрос?

 

Евгений Фёдоров: Давайте так. У нас создано межфракционное депутатское объединение "Российский суверенитет". 

 

Мария Катасонова: Кстати, это вами создано? Кем?

 

Евгений Фёдоров: Всеми фракциями. Это все фракции представлены:"Единая Россия", ЛДПР, коммунисты, справоросы. Я председатель этого объединения. Это депутаты собрались и они создали депутатское объединение. Это их решение, личное, или по совету фракций. В целом это понятно, что в силу наличия фигуры Путина, как лидера национально-освободительного движения. Я вот так, мягко, вам скажу.

 

Соответственно, отражение этого курса на национальный курс (Путина имею в виду, движение национальный курс) в Думе все фракции помогли или поспособствовали, и создали условия для формирования депутатского объединения "Российский суверенитет". Вот оно из-за этого и сложилось.

 

Задача этого депутатского объединения – готовить законодательную базу для восстановления суверенитета, при всех тех отговорках, о которых я говорил до этого. В том числе, конечно, мы на каком-то этапе будем готовить документы, которые позволят в будущем принять суверенную конституцию, будем их обсуждать. В рамках работы этого депутатского объединения мы выдвигаем (практически каждую неделю) новые законы, т.е. это постоянная система работы. У нас уже десятки законов там:

  • − Это закон о Центральном Банке.
  • − Это закон о саморегулировании СМИ.
  • − Это закон о запрете имущества чиновников за рубежом (до сих пор рассматривается). Там Путин протолкнул закон по запрету бизнеса за рубежом и счетов, а в части имущественной – до сих пор находится на рассмотрении.
  • − Это закон о том, что необходимо агентам в средствах массовой информации, чтобы они информировали общество, что они являются агентами иностранными. Так же, как и неправительственные организации.

 

Артём Войтенков: По-моему уже год висит.

 

Евгений Фёдоров: Он будет долго висеть, пока не сложатся условия. Это и есть система. Американцы его отжимают, создают условия, чтобы он не был. Он больше года висит. И другие законы висят. Я же не только про него говорю. Много этих законов. Из новых законов, принятых сейчас, которые мы вносим, это о статусе национального бизнеса, который тоже привязан к Центральному Банку. 

 

Суверенитет – это институты. Я уже начинаю в детали входить. В России нет институтов суверенного государства. Нет институтов, нет суверенитета. Но это уже не дело улицы закон написать. А законы пишут уже специалисты. Эти специалисты – есть это межфракционное депутатское объединение. 

 

О статусе национального бизнеса.

Сейчас готовится закон, о том, что чиновники, которые получали гранты из-за рубежа, должны указывать, что они эти гранты получали. Вообще-то сотни тысяч чиновников.

 

Артём Войтенков: А где они будут их указывать?

 

Евгений Фёдоров: В своих анкетах. В анкетах при приёме на работу он пишет: получал грант от Соединённых Штатов Америки или от агента иностранного.

 

Мария Катасонова: А тот, кто уже работает?

 

Евгений Фёдоров: Все будут писать. Сотни тысяч. Это система, которая работает. Вот мы с вами разговариваем, а в Америку поехали за грантами ещё с десяток чиновников с какого-нибудь министерства. Её никто не поменял. О ней люди просто не знают. Это и есть система управления колонией. 

 

Путин вскрывает систему. Он не может поменять систему сам, без народа, но он её вскрывает, чтобы люди могли увидеть, как это работает. В этом направлении и мы действуем. В каком-то смысле это точечные законы. На системные законы у нас прав нет, у всей страны нет прав. 

 

Или семейная собственность закон, как основа будущего российского государства, основа российской государственности – это семья. Раз семья это ячейка общества, значит, это экономическая ячейка. Значит, нужна семейная собственность, как система, куда можно вложить человеку свою энергию и ресурсы. Чтобы он не скакал по всему миру, как голодранец, а потом у разбитого корыта был. А чтобы он всю энергию своей жизни за 10, 20, 30 лет и своих родственников вкладывал в семейное развитие. Значит, нужна семейная собственность. Это основа суверенитета. Вот откуда эти вопросы. Группа занимается только суверенитетом, ничем другим. И тот, о котором вы сказали, в том числе. 

 

Если мы живём у нас в России, почему мы должны с утра до вечера понимать или разговаривать иногда на иностранном языке?

 

Артём Войтенков: А мы и так говорим на смеси русского с иностранным. У нас половина слов русских, половина иностранных.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, почему это? Почему я должен вообще изучать? Пусть они изучают, если они приехали в Россию, русский язык. Понятно там, учёный или студент – ему надо знать языки, чтобы лучше осваивать опыт мировой. Но зачем обычному человеку знать иностранный язык для бытовой жизни? А нас это заставляют делать. Значит, мы должны постепенно, мягко создавать условия, чтобы бизнес строил свою стратегию из того, что он находится на территории России и менял подходы. Отсюда этот закон. Мягкий разворот, очень небольшой налог, но важный в плане смыслов, чтобы бизнес начал выстраивать свою работу (бизнес тоже иностранное слово) в России. И если он регистрирует бренд в России.

 

Артём Войтенков: Иностранное слово.

 

Евгений Фёдоров: Да. Если регистрирует бренд или товарный знак (русское слов) в России (эти вещи подлежат регистрации), он должен понимать, что если в этом товарном знаке будет иностранное слово на иностранном языке, то он должен будет заплатить небольшой налог за право навязать нам иностранное слово в повседневном общении.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, многих людей очень интересует ситуация, связанная с расстрелом Белого Дома в 1993 году. Что вы можете рассказать об этой ситуации, что лично вы делать в этот момент.

 

Евгений Фёдоров: Так, это разные вопросы. В 1993 году произошёл раскол в среде проамериканских сил, которые пришли к власти в России. Они везде пришли, по всем республикам СССР. Потому что американцы им просто передали власть, ликвидировав СССР, они передали власть бургомистрам на всей территории бывшего Советского Союза. И бургомистры между собой переругались. В этом плане ту часть бургомистров, которую возглавлял Хасбулатов, её поддержали, в том числе, и сторонники национально-освободительных сил и национально-освободительного движения. А та сторона, которая была Ельцин, Гайдар – это была сторона чистой (в этой ситуации) проамериканской, оккупационная. Но и вторая тоже была сторона из этого лагеря. На тот период это был раскол именно между бургомистрами на оккупированной территории. 

 

Но при этом внутри одной стороны поддержку ей оказали национально-освободительное движение освобождения России от оккупации того времени. Тогда оно, конечно, было совсем слабое. Но, тем не менее, оно было, были у него боевые отряды: и казаки там были, и много кого было ещё. Если бы победила сторона Руцкого и Хасбулатова, я думаю, что Россия могла бы быстрее принять решение на освобождение от внешней оккупации. 

 

Тогда бы им уже внутри себя пришлось выяснять отношения: между сторонниками суверенитета страны, которые не были представлены наверху (они были представлены только в отрядах, т.е. на среднем уровне и на нижнем уровне) и тех проамериканских сил, которые на тот период с американцами поссорились. Тогда Руцкой с американцами поссорился, и Хасбулатов поссорился с американцами. Хотя власть они взяли от них, мы это понимаем. Такой вот исторически получился зигзаг. 

 

Я бы спокойно назвал события 1993 года – военное подавление (формально) национально-освободительного движения в Российской Федерации. Такая военная компонента восстания национально-освободительного, при всей сложности, которую я сейчас описал. И оно было подавлено танками, авиацией Соединённых Штатов Америки. Вы не забывайте, когда Ельцин действовал, почему он действовал смело? Потому что его ждал американский самолёт. Потому что ему была полная поддержка посольства. Потому что у него в распоряжении были американские снайперы, которые те прислали. Те же, которые сейчас и в Ливии стреляют – то же самое. У него был весь карт-бланш для подавления. Именно потому, что на стороне Руцкого и Хасбулатова оказались отряды национально-освободительного движения. По этой причине.

Американцы чётко сделали ставку на него. 

 

 В то время я был народным депутатом Ленинградского областного совета народных депутатов. Правда штатным, освобождённых таких тогда было немного, 15 человек, а в совете было 250. Совсем молодым политиком, даже ещё был прикомандирован (одновременно был в погонах). Тогда было, сейчас такого нет порядка, тогда был такой смешанный порядок. 

 

Находился я в Ленинграде и в Ленинграде мы устроили фактически восстание против Ельцина, организовав общероссийское восстание. На базе нашего совета, где я тогда был и лично в этом участвовал, был создан штаб, объединивший все областные советы всей Российской Федерации. У нас в нашем объединении участвовало 46 советов. Их представители приехали в Ленинград и на базе нашего совета создали штаб поддержки линии Хасбулатов-Руцкой. 

 

Потом нас Ельцин ликвидировал, в нарушение конституции разогнал, в том числе и меня. Разогнал – прекратил работу этого органа под названием совет народных депутатов. Но мы были таким центром сопротивления. Я в этом участвовал, получил очень большой политический опыт, опыт борьбы с оккупантами. Потому что мы были на стороне национально-освободительных сил. Хотя подчёркиваю – это была такая широкая, пёстрая коалиция, но там были представлены национально-освободительные силы довольно активно и сильно.

 

Вот, если говорить о моей роли. Понятно, что оккупанты победили, бунт национально-освободительного движения был подавлен, и все участники были подвергнуты кто опале, кто роспуску, кто судебному преследованию. Потом их отпустили, потому что и те и те в основном были из одного американского лагеря изначально. 

 

Такие исторические события. Но мы вполне можем говорить о первом национально-освободительном восстании 1993 года. И впоследствии, я в политическом плане оказался вместе с Коржаковым, который устроил уже второе восстание. Если помните было "коробка из-под ксерокса". Российская власть тогда раскололась на сторонников (относительных) национального курса, которые под Ельцина вёл Коржаков и силовики. Там было много силовиков. Там были тысячи офицеров, участвовали в восстании против американского управления. А другую часть возглавлял Чубайс. И вот мы тогда столкнулись и на политическом фронте, и на организационном. Собственно Чубайс победил, это уже был 1996 год, и Коржаков, и тысяча офицеров были уволены Ельциным, просто он выбрал сторону сильного. 

 

Артём Войтенков: Почему в начале в 1993 году во время расстрела Дома Правительства Ельцин был за американцев, боролся против Хасбулатова, тоже американского, но

 

Евгений Фёдоров: А в 1996 поддержал Коржакова?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Я немножко Ельцина знаю. Конечно, у него серьёзные преступления перед гражданами России в силу поддержки американского курса. Он власть же от американцев взял. Не случайно они первые, кому доложили о ликвидации Советского Союза в беловежье это американцам, даже Горбачёву позже сказали. А уж Горбачёв от американцев получил информацию, что всё, ты свою задачу выполнил, осталось только оформить указами. Он это делал не потому, что был агентов американцев, а потому, что получил от них власть. И эту власть он получил очень небольшую, формальную власть. И эта роль такая двойная, его лично достаточно угнетала. Отсюда он пить начал очень сильно. Просто по-человечески угнетала. Да, он работал на американцев – это надо признать. Но при этом он находился в некотором нервном состоянии. Людой человек не любит, когда им командуют. Конечно, ему не нравилось, что американцы им командуют. Он открыто пойти против них боялся, потому что много было вокруг событий, которые привели бы к его личной жизненной ликвидации. Американцы бы его просто уничтожили. Он искал какие-то подпольные манёвры. Сделал ставку на Коржакова.

 

Коржаков устроил первую атаку на олигархов и американскую систему управления. Кто хочет детали, может посмотреть, статья "Падает снег", это когда он Гусинского положил на землю перед группой "Мост". Гусинский был от американцев смотрящий за средствами массовой информации. Он не то, что сразу на Чубайса наехал. Он вначале на Гусинского наехал, на других наехал, Ельцин его всё время поддерживал. И до какого-то этапа Коржаков решил, что можно устраивать переворот против американского управления. Как бы под прикрытием Ельцина. И вот в этот момент на Ельцина вышли высшие руководители Соединённых Штатов Америки и заставили, просто приказали ему отказаться от Коржакова. Он его предал. Как предал? Уволил. Наказания у Коржакова не было. Было уволено несколько тысяч офицеров, как бы по-тихому. Но факт состоялся.

 

Был этот конфликт, бунт. Я был в этой ситуации на стороне Коржакова уже, как политик. У нас был избирательный блок, назывался блок "поддержки независимых депутатов". Он формировался при поддержке и Ельцина, и Коржакова в тот период времени, как крыло национально-освободительной борьбы вместе с Коржаковым. Потом американцы, Чубайс перебежали дорогу, и блок был закрыт. Но он не закрыт, мы даже получили полпроцента голосов, нас не пустили в СМИ, как и сейчас. Нас же сейчас тоже в СМИ не пускают. И тогда нас не пустили в СМИ, в результате за нас проголосовало только полпроцента. В нашем избирательном блоке "в поддержку независимых депутатов", который был направлен на борьбу с оккупацией России, так честно скажем, был даже министр финансов, самый порядочный кстати. Вы даже, наверно, не знаете такого, потому что знают обычно других министров – Панкин

Артём Войтенков: Даже не слышал.

 

Евгений Фёдоров: Вот я был там первым номером, а он был вторым.

 

Денис Ганич: Где он есть?

 

Евгений Фёдоров: Поскольку он был сторонник национально-освободительного движения, его слили и всё. Вместе с Коржаковым. Наша сторона проиграла. Проиграла – всех слили. Это борьба. А в 1941 что, выигрывали что ли? Это борьба, напряжённейшая борьба. А за свободу борьба всегда такая. И чтобы никто не говорил, что национально-освободительное движение только сегодня.

 

И Сажи Умалатова с первого дня была активным участником освободительного движения, и вот коммунист Хабарова – тоже. У неё правда, там коммунистические подходы. Коммунизм и национально-освободительное движение – это разные вещи, они в разных системах координат. Коммунизм это мировая идеология, а национально-освободительное движение – семейно-национальное. Не случайно Ленин, как основатель практического коммунизма в России, сразу выступал за поражение собственного государства – "я за поражение России войне с Германией", в первой мировой войне. Это публичная была позиция, и она не случайна – это идеологема коммунизма. Поэтому для меня, например, странно, сочетание коммунизма и национально-освободительного. Хотя я считаю, что и среди коммунистов очень много сторонников национально-освободительного движения. 

 

Артём Войтенков: Есть же советский коммунизм в отдельно взятой стране.

 

Евгений Фёдоров: Например, коммунисты на Украине, поскольку они далеко были от начальства коммунистического, они до сих пор. Единственная фракция, которая приняла решение о создании единого государства России и Украины – это фракция коммунистов украинского парламента, Верховной Рады. Вот российские фракции – ни одна такого решения не приняли. Единое государство – и на Украине куда больше продвинулись к этому единому государству, чем российские политические силы. Это не случайно. 

 

Денис Ганич: То есть можно сказать, что каждый раз после восстания получается, если оно подавлено, то национальные силы отходят назад.

 

Евгений Фёдоров: Стандартная ситуация, и на войне так. Если вы наступаете, а у вас наступление не удалось, вы будете отступать какое-то время. Это обычное стратегическое правило. Так и национальные силы. Почему мы и говорим, что мы свою энергию направляем на победу и победа будет одного дня, а всё остальное будет подготовка к этой победе. И пока мы не будем готовы, нельзя будет наступать, бросать все силы в это наступление.

 

Денис Ганич: Подготовку получается тоже надо подготавливать.

 

Евгений Фёдоров: Подготовка занимает годы. Естественно. Мы этим сейчас и занимаемся. И подготовка психологическая, идеологическая, в работе средств массовой информации. Именно поэтому мы и выбрали этот путь – ежемесячные акции, ежедневные пикеты, как технология подготовки уже главного освободительного похода на Москву, который приведёт к результату. Многомиллионного похода на Москву. Но он должен готовиться. Он не возникнет внезапно, просто так. 

 

Денис Ганич: Такой же вопрос задают, поход на Москву, в следующем году который планируется.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно в следующем году. Мы планируем в следующем году, если мы будем готовы. Если мы видим, что предателей к следующему году (сегодня предатель, а завтра перебежал на сторону национально-освободительного движения), если предателей будет большинство, мы не сможем. Значит, мы будем вынуждены отложить этот поход.

 

Денис Ганич: Хватит одного похода или надо будет их несколько делать?

 

Евгений Фёдоров: Поход, это такая длительная история. Потому что поход это не получасовое событие. Оно длительное. У него подготовка, развитие. Но мы исходим из того, что похода на Москву содержательно хватит одного. Потом оставим здесь какие-то силы, которые будут под руководством Путина контролировать результат. Аналогичная ситуация была и в начале 1600 годов. Мы действуем в стиле чисто русских механизмов национально-освободительного движения, даже технологически в этом стиле действуем.

 

Набор, редакция (обработка) текста: Наталья Ризаева

 http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение 

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1709 мб)
Видео MP4 640x360 (610 мб)
Видео MP4 320х180 (329 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (52 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (54.25 КБ)
FB2 (190.97 КБ)
RTF (593.27 КБ)