Беседа 20 сентября 2013

Беседа с депутатом Государственной думы Евгением Фёдоровым 20 сентября 2013
Разговор о речи Путина в клубе "Валдай", сверхчеловеке МакКейне, уничтожении Российской Академии Наук, взаимоотношений США и России по вопросу Сирии, диверсии Greenpeace, и ужесточении террора США.

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 20 сентября 2013

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-20 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

 

 

Артём Войтенков: Владимир Путин выступил своей речью в клубе "Валдай". Международный клуб "Валдай", туда приглашаются деятели из разных стран. Что вы по этому поводу думаете?

 

Евгений Фёдоров: Мы обратили внимание, что, когда мы пытались найти речь Путина, её нет, её вообще не было нигде. Её сначала зацензуировали до нуля. В прямом эфире вчера (19.09.13) некоторые каналы показали. Но в прямом эфире на слух не всё воспринимается. После этого в течение суток крутились, так называемые цитаты Путина. Мало того, кто хотел найти речь, её не могли найти до середины сегодняшнего дня, т.е. сутки после речи.

 

Крутились цитаты, а я подчёркиваю – российские средства массовой информации, включая государственные, есть враждебные к России, русскому народу, внешние системы управления (они только частично работают на Россию). В результате представление о путинском обращении средства массовой информации придумали новую форму интерпретации Путина: выдёргивать отдельные цитаты, больше половины из которых составляла всякая чушь типа, как двигался стул, как шутили между собой – чтобы выплеснуть содержательную часть. 

 

Содержательная часть в речи Путина и его суждений была гигантская.

Он фактически поставил задачу о полном изменении системы государственного строительства, что невозможно сделать без принятия новой конституции. Он высказал позицию ту, которую наше национально-освободительное движение и ищет, формулу решения этой проблемы. 

 

Он высказал позицию, что:

  • Россия должна опираться на свой исторический опыт,
  • У России свой путь демократии (исторически).

 

Я напоминаю, когда в Великом Новгороде голосовали, в Соединённых Штатах Америки не было ещё не то, что американцев, а не было даже и приезжих, т.е. её ещё не открыли.

 

Артём Войтенков: Индейцы там жили.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для Европы она была ещё неизвестная территория. Потом они туда пришли и уничтожили этих индейцев. А в России уже была демократия, было голосование, было реальное народовластие в том числе. Народовластие – в системе древних веков, откровенно говоря. Эти механизмы в России уж точно на порядок лучше отработаны, чем у тех же англичан, например, у которых всё это было куда позже, все эти парламенты, а уже тем более чем у американцев. В этом наша опора и Путин на неё всё время опирается.

 

При этом он говорит о том, что строить российское будущее, конечно, должны люди все, т.е. не власть, потому что власть оккупационная, назначена нам внешним оккупантом. Естественно, власть не может построить иначе, как под оккупационный режим и его усиление.

 

Путин предлагает противопоставить оккупационной власти народное движение, в том числе движение идеологическое, интеллектуальное, т.е. создание российских правил жизни, исходя из российских традиций.

 

Он в своей речи начал конкретно уже формулировать пункты будущей российской суверенной конституции.

 

Он там упомянул такие органы управления как земство. Ясно, что земство – вопрос конституционный: создание земств, или реорганизация в земство органов территориального самоуправления. Это традиционная российская система построения государственности: семья, земство (местное самоуправление русского типа), государство. Вот трёхэтажный механизм строительства. В этой системе точно нет американско-английских придумок под названием "партия", всевозможные такого рода институты (инструменты), которые не отражают технологию движения власти снизу вверх. 

 

Что такое партия в англосаксонском понимании?

Как они нам и привезли. Первая попытка была ещё тогда в 17-ом году. Партия – политическая сила, отражающая мнение части (партии), какой-то части людей, как правило – элитной части людей. О каком народе здесь может идти речь, если задача партии отразить по своей технологии строения группу элиты, например: начальников, олигархов, латифундистов. Вот что такое партия. Сама по себе технология партийного строительства это, конечно, не технология демократическая.

 

Артём Войтенков: А были же рабочие партии.

 

Евгений Фёдоров: Где?

 

Артём Войтенков: В той же США.

 

Евгений Фёдоров: Я вам и говорю – англосаксонский механизм. Рабочая партия, это значит: американские олигархи, которые отражали позицию рабочих. Напомню, что рабочие партии строились на базе профсоюзов. Профсоюзы – это бюрократия в рабочей среде, базирующаяся на рабочей среде. Есть работодатель и против него профсоюз. Рабочая партия – их сейчас и нет.

 

Что сегодня обозначает американская демократия?

Двести одних олигархов против двухсот других олигархов. Одни двести олигархов называются демократами, другие двести называются республиканцами. И у них есть политический институт-партия, и они между собой выясняют отношения. Это традиционное построение американской государственности, которая строилась как объединение банд для целей регулирования отношений между ними, чтобы они друг друга не уничтожили.

 

Технология построения американского государства в полном объёме отражается в российском понятии "вор в законе" и вот эти группировки "воров в законе". Они для того, чтобы поделить территорию, друг друга не убивать (излишне), создают некие коммуникации (сходки), механизмы. И вот эти механизмы отражаются в американской конституции. Но это и логично, потому что американская конституция строилась из этих беженцев или бандитов, которые приехали, уничтожили коренное население (вырезали его), и потом начали договариваться создавать единое государство. Потом, конечно, оно цивилизовалось, т.е. ушло от этих принципов, но логика этих принципов осталась.

 

Почему эту речь Путина (от 19.09.13) запрещено в российских СМИ обсуждать по-серьёзному?

Если вы заметите, её вообще не начали обсуждать. Обсуждать можно всё, что угодно: как там девушки встречаются с парнями (в том числе и в СМИ); как какие-то мелкие дела, связанные с экономикой. Но нельзя обсуждать стратегические вещи: суверенитет и стратегию.

 

Путин говорит о стратегии, причём, постоянно – её нельзя обсуждать. Он там прямо призвал к началу всероссийской дискуссии по принципам существования суверенного российского государства и общества, он же это сказал. Я вас уверяю: ни о каких дискуссиях, не будет даже попыток это сделать. Вся задача средств массовой информации будет, чтобы быстрее Путина с его речью на Валдае забыли – это главная задача, по которой будут работать сейчас СМИ. И сейчас – прошли сутки, уже это видно. 

 

Это к вопросу о том, – каково место Путина. Путин – лидер национально-освободительного движения, выступающий против и государственного устройства  оккупационного, и средств массовой информации, и информационного поля, созданного оккупантами. Он не может проявлять очень жёсткую риторику, потому что в этом случае он вступает в противоречие со своей должностью, придуманной американцами. Кстати, он и это затронул аккуратно. Когда заговорили о государственном устроительстве России в будущем, он там прямо сказал, что это должно быть русское строительство. Какое русское строительство, если:

  • • президент – иностранное строительство;
  • • мэрии всякие – иностранное строительство;
  • • муниципалитеты - иностранное строительство. 

 

Путин прямо поставил эти вопросы, поэтому их и будут замалчивать. Думаю, что единственно, кто у Путина есть точка опоры для восстановления суверенитета это – народ России. 

Причём, народ:

  • • будет продолжаться оболваниваться средствами массовой информации, агентурой оккупантов в СМИ, агентурой оккупантов во власти; 
  • • отводиться от Путина;
  • • его будут пытаться настроить против национального лидера. 

И конечная цель всех этих процессов - его, русский народ, уничтожить. Вот для чего это делается.

 

Думаю, что сейчас должна срабатывать самозащита людей, которые не хотят погибнуть:

  • • и как нация - как культурное явление, русские;
  • • и как персоналии, потому что в процессе ликвидации русского, как культурного явления и русского государства, будут ликвидированы огромные количества людей – тоже понятный исторический процесс.

 

И Путин речью на Валдае обозначил лидерство в этом процессе. Ещё раз говорю, фактически Путин дал команду усилить наше действие, в том числе, в сфере построения свободного независимого суверенного русского государства. И для этого нам придётся ускорить написание российской конституции свободного государства.

 

При Координационном Совете создана эта комиссия по подготовке нового текста российской конституции и фактически Путин прямо нас попросил ускорить эту работу. Потому что нам надо предъявить обществу уже образ свободной России. Не только бороться за её освобождение, как наши деды и прадеды, но уже предъявить образ той свободной России.

 

Есть Россия историческая. Это не то, что надо придумать что-то, ни в коем случае. Надо взять исторический опыт. Естественно этот исторический опыт должен быть отражён в сегодняшний день. Происходит развитие. Он прямо так и обозначил:

  • это не должен быть царизм
  • это не должна быть американская демократия

Он обозначил – что не должно быть. Я не буду речь цитировать. Мы всё-таки эту речь разместим. Может один из немногих ресурсов в России, который не боится размещать речь Путина целиком. Мы это разместим, чтобы люди могли сами включиться в эту работу. 

 

Подчёркиваю, борьба национально-освободительная это не только борьба физическая, как мы выйдем на улицы и будем бороться (и выходим каждый день). Особенно благодарность моя к пикетчикам, которые это делают бескорыстно, каждый день, в активной борьбе, и это делают сотни людей ежедневно. Люди, которые находятся на передовой, которые занимают окопы национально-освободительной борьбы на самой передовой. Перед ними прямо дальше только враги. А сзади – не обязательно. Сзади – не очень дружественная среда тоже, мы это понимаем. Поэтому они на передовой, как разведчики.

 

Мы должны все вместе заниматься интеллектуальной подготовкой образа будущей России. Поэтому усилия на конституцию мы должны увеличить:

  1. 1. Должны увеличить усилия на законотворческую часть. 
  2. 2. Сейчас мы будем активизировать, ещё раз укреплять нашу депутатскую группу межфракционную – депутатское объединение "Российский суверенитет".
  3. 3. Усиливать экспертную компоненту, потому что нам придётся очищать от этого огромного пласта лжи русский исторический опыт. И это прямое поручение нам Президентом.

 

Артём Войтенков: Мы с вами обсуждали статью Путина в "New York Times". Ему ответил сенатор Джон Маккейн – ястреб, непримиримый противник России. Статья называется "Россияне заслуживают лучшего, чем Путин".

 

Евгений Фёдоров: Я бы не сказал, что он противник России. Он просто сверхпатриот американского государства. Он не против России, он за то, чтобы сверхчеловек под названием "американец", как Путин назвал, реализовал свои принципы сверхчеловека по отношению к рабам, живущим в других странах. А Россию он не любит – это правда, потому, что русские рабы не хотят быть рабами, в отличие от многих других рабов, которые уже смирились. Какая-нибудь Греция уже смирилась, что там говорить. А вот Россия не смирилась, и это его злит жесточайшим образом. Если бы у него была воля, он бы сюда приехал, и всех здесь вырезал людей. Но поскольку он не может это сделать, он просто брызжет слюной и ненавистью по отношению к этим подлецам, как он считает, русским, которые хотят освободиться от рабства, от иностранного ига. Это мы и наблюдаем. Конечно, ему не нравится лидер свободы, освободительного процесса в России – Путин. Это тоже очевидно.

 

Артём Войтенков: Статья вообще смешная. Там Маккейн говорит: "Я же за вас, но, вот начальство у вас плохое в виде Путина, а я вас люблю. Вы хорошие ребята".

 

Евгений Фёдоров: "Хорошие ребята", если будете чистить мне сапоги и не выпендриваться, жить на скромный паёк, который мы вам будем, так и быть, давать. И отдавать нам всё, что вы можете, начиная от детей, женщин, и, кончая – учёных и ресурсов. И тогда всё – вы будете, мы вас будем хвалить. Главное – стойте в одном ряду с африканцами, с туземцами, с беднейшими народами, стойте. Единственное, чем вы от них отличаетесь – у вас мозги, конечно, крутятся, поэтому мы, в отличие от Африки, будем от вас вывозить особенно сильных учёных. Это – да. Это его позиция.

 

Артём Войтенков: На днях Дума приняла закон о реформировании Российской Академии Наук. Это что? Что там, в конечном итоге получилось?

 

Евгений Фёдоров: Давайте сразу скажем: реформа Академии Наук – требование МВФ, колониальное требование, т.е. это требование США, как метрополии, которая считает необходимым привести статус России к статусу стандартной колонии. Колонии не положено иметь фундаментальную науку и вообще науку. И они рассматривают Россию как колонию, которая выбивается по некоторым параметрам из статуса. У неё ещё почему-то до сих пор ядерное оружие есть, хотя в принципе у колонии исторически современное вооружение существует, очень часто, т.е. это нормальное явление. Бывали даже случаи, когда колония имела лучше, более современное оружие, чем метрополия, исторически.

 

Они считают, что Россия должна (не сразу) постепенно освободиться от рудиментов современного государства:

  • • серьёзная армия,
  • • ядерное оружие,
  • • наука, Академия Наук,
  • • космос,
  • • авиацию уже закончили,
  • • промышленность.

 

Это – набор тезисов, которые в понимании американцев не должны быть в колониях. Соответственно к ним относится Академия Наук. Поэтому у них существует план ликвидации этих рудиментов на российском колониальном пространстве. По Академии Наук они ещё лет десять назад подготовили закон (я его видел 10 лет назад). Сейчас они дали команду, и их агенты влияния Ливанов и компания уже абсолютно отморозились и начали реализовывать этот план по ликвидации этих рудиментов.

 

Академия Наук в первом варианте просто ликвидировалась. Путин максимально включил свой ресурс, ручной подчёркиваю, системного ресурса у него нет, и он это подчёркивал, когда общался с Фортовым, с руководителем  Академии Наук. Ещё тогда, летом. Он включил свой ресурс и сумел убрать тезисы о ликвидации Академии Наук. Это не значит, что она не будет ликвидирована. Уже треть Академии либо уехала, либо приняла решение уехать за границу. Я имею в виду молодых учёных, потому что понятно, что жить под дамокловым мечом ликвидации никакой учёный не будут. А это всё-таки системная работа учёного, это – школы, команды, долгосрочное планирование. Тем более они все знают английский язык интегрированный, и все получили приглашение в иностранные лаборатории. Уже американцы сработали – на треть ликвидировали Академию Наук по факту, самим вбросом этого закона и запуском процесса ликвидации.

 

Путин частично сумел отбить, и приято это решение, принят закон в третьем чтении о том, что ликвидация Академии Наук откладывается на три года, де факто.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Там возник трёхлетний переходный период. Возникли переходные периоды по большому количеству параметров. Это означает, что Путин за эти три года всё-таки планирует накопить силы национально-освободительные и национально-освободительного движения, и сбросить американскую оккупацию, и отменить этот закон, и сохранить хоть ту часть Академии Наук, которая пока ещё остаётся в России.

 

Артём Войтенков: А то, что её разделили странно: европейская часть и зауральская часть?

 

Евгений Фёдоров: Это – форма ликвидации. У нас есть такие люди – ликвидаторы компаний. Это обычно внешние управляющие, которые ликвидируют банкротные компании. Они это знают. Нельзя взять и всё сразу. Представляете ликвидировать Академию Наук? Пятьдесят тысяч работников – это же возникает куча проблем: имущество, трудоустроить надо, что-то с ними делать. Всё это в жутком напряжении, потому что огромное количество людей в России понимают, что это происходит и будут возмущаться. 

 

Делается так: разделяется на части и идёт ликвидация по частям. С точки зрения времени: сегодня тебя ликвидируют наполовину, а через три года полностью. И с точки зрения территориального принципа. Это просто форма ликвидации: поэтапная, последовательная, аккуратная, чтобы поменьше было визга.

 

У нас не все понимают, что решения, которые принимаются в России стратегического характера, все диктуются из зарубежа. Мало того, сама конституция не позволяет заниматься реформой России изнутри. Она так написана, что любые реформы в России могут быть снаружи со стороны Соединённых Штатов и в худшую, и в лучшую стороны. Но в лучшую сторону от них реформ ждать не приходится, вы же понимаете. Поэтому они всегда будут хуже. Любая реформа извне (её либералы называют) – это всё технология колониального управления.

 

Артём Войтенков: Вы говорите, что мы колония, но по поводу Сирии у нас получается с Американцами сильный конфликт. С одной стороны мы открыто поставляем оружие в Сирию, американцы открыто поставляют тоже оружие сирийской оппозиции, хотят по ней (Сирии) ударить. Даже после того, как они отказались от предложения Обамы нанести военный удар, они говорят, что "а мы и дальше будем продолжать, обучать, поставлять оружие".

 

Евгений Фёдоров: Давайте мы с вами договоримся сразу о терминах. Сирийской оппозиции, как вы назвали, нет.

 

Артём Войтенков: Это боевики, понятно.

 

Евгений Фёдоров: Есть силы вторжения Соединённых Штатов Америки, основная из которых является Аль-Каида. Это пятьдесят лет является подразделением американской армии, спецармии, скажем так, за рубежом. Нерегулярные части. То, что раньше, исторически называлось "нерегулярные части". Регулярные части есть, а есть нерегулярные.

 

Ещё, когда я служил в Афганистане, наша армия воевала с Соединёнными Штатами Америки в лице нерегулярных частей Аль-Каиды, которые сейчас же, они же, думаю, что часть из них и физически те же люди (начальники), служат в Сирии и воюют с Сирией, являясь армией вторжения против национального правительства и сирийского народа. Вот какая логика. 

 

Поэтому ни о какой оппозиции – сам по себе термин абсолютно неправильный. Это – армия вторжения Соединённых Штатов Америки, которая преодолела водное пространство, вторглась на территорию государства Сирия в карательных целях. Причём, в карательных целях не только по отношению к Сирии, но для всего мира, для всего человечества – надо продемонстрировать жёсткость и террор. Отсюда там эти публичные казни. Отсюда газовое отравление детей, которых отнимают из семей, уничтожают газом и потом выкладывают на площадях. Отсюда каннибалы, т.е. людоеды, в рядах – они нужны в рядах, чтобы демонстрировать террор, и этот террор должен быть ужасен, страшен, с отвратительным лицом, чтобы люди в мире побоялись, в том числе в России, и не связывались с Соединёнными Штатами. Как и Гитлер делал террор для этих целей. Вот что это такое. Поэтому, никакой оппозиции там нет вообще.

 

Естественно, если это подразделение Соединённых Штатов, будут ли они поставлять туда оружие? Вопрос. Если это их подразделение. Они им в Афгане поставляли оружие, тридцать лет назад. Они им поставляли оружие по всему миру. Естественно, они им будут поставлять оружие и сейчас, как всегда. Это их подразделение.

 

Представьте, американцы вторглись в Ла-Манш, прошли Ла-Манш, начали наступать на немецкие войска. Будут американцы поставлять оружие своим частям?

 

Артём Войтенков: Будут.

 

Евгений Фёдоров: Так и сейчас поставляют, никакой разницы здесь нет. То, что они при этом их называет пропаганда по-всякому: "силами освобождения", "процессами" – это всё просто болтовня. Это - обычная стандартная колониальная война специальными частями Соединённых Штатов Америки.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Колониальная война. Соединённые Штаты раскатывают Сирию своими войсками, а мы открыто (вы говорите "мы колония") поставляем оружие их противникам, правительству Асада.

 

Евгений Фёдоров: Тоже – стандартная ситуация.

 

Артём Войтенков: А почему? Как американцы позволяют нам, как колонии? Как в Советском Союзе было. Советский Союз воевал с Америкой, воевал тоже поставками оружия.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых – не позволяет. Есть многократные, сотни распоряжений Соединённых Штатов оружие туда не поставлять. Другое дело, что часть из них не выполняется. И то – аккуратно. 

 

Они сказали:

 – Вот эти комплексы не поставлять.

Мы сказали:

- Хорошо, не будем, раз вы приказываете.

 

Возникает некий баланс. То, что туда поставляется, Россия поставляет под-поль-но. Это скрыть нельзя, естественно, но это поставляется подпольно.

 

Артём Войтенков: Они всё равно знают, что мы поставляем.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос в качестве процесса. России можно говорить, но нельзя делать.

 

Артём Войтенков: А здесь делают.

 

Евгений Фёдоров: Поставки оружия это не дело.

 

Артём Войтенков: Как это не дело? Ещё какое дело.

 

Евгений Фёдоров: Не скажите. Что такое дело, я вам скажу.

Россия заключает договор с Сирией и берёт её под ядерный зонтик – вот это дело. На следующий день проблемы у Сирии нет. Согласитесь, после этого. Я говорю теоретически. Вот это дело.

 

Или отправить туда наш воинский контингент – вот это дело, хотя меньшее, чем предыдущее. А поставлять туда автоматы калашникова по договорам, которые были ранее заключены, и в принципе, против которых ранее не возражали в Соединённых Штатах Америки – это дело, которое позволительно, в том числе и в колониальном мире. Потому что колония это не значит, что абсолютно бесправная территория. Там есть определённый набор прав. Даже когда американцы с англичанами и французами победили Германию после первой мировой войны, они им разрешили иметь армию. Разрешили ограниченно, но производить оружие. Это можно в определённых границах, вот переступать границу нельзя. То, что я назвал: зонтик ядерный, воинские контингенты, поставлять некоторые виды оружия, которое (они считают) является оружие для американцев уязвимое – нельзя. Какие-то вопросы можно, в жизни не бывает ничего абсолютно брутального. Даже у раба есть люфт. Даже раб может исподлобья, но на господина, смотреть. Голову сильно поднимать ему нельзя – плётку получит, но исподтишка смотреть может.

 

Артём Войтенков: Понятно. Но всё равно для большинства населения это пока показывает то, что мы самостоятельное государство, что Путин там оружие поставляет, и заявляет, Обаму опускает в своей речи.

 

Евгений Фёдоров: Если завтра Соединённые Штаты решат вторгнуться в Сирию, что они, кстати, планируют – Путин сможет им помешать?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Вот вам ответ на ваш вопрос. Заниматься около, полезным околоделом – можно, права такие есть. Ещё раз говорю: вассал это не значит абсолютный ноль с точки зрения своего какого-то манёвра и своего поведения. Это относительное тоже понятие. Понятие колонии и вассала – относительные понятия. Во Франции, например, вассалы во времена государственного строительства (вассалы короля) они даже воевали с королём, при этом оставались вассалами. Надо на эти вопросы смотреть в историческом ключе. 

 

Всегда есть какой-то люфт. Другое дело, что есть грань, за которую нельзя перешагивать. Путин за неё, конечно, не перешагивает. Если вы обратили внимание, он вообще всё делает для целей переговоров с Соединёнными Штатами Америки, вокруг Сирии я имею в виду. Он не просто принял решение и пошёл: поставить туда оружие и ушёл. Нет. Он в контакте с США. 

 

Он говорит:

- Смотрите. Если так, тогда вот так.

 

Он их уговаривает, успешно в силу своего опыта и в силу мирового сообщества, с которым он тоже договорился, - и проводит политику переговоров с Соединёнными Штатами. Не политику, как Советский Союз – поставили бы и забыли. А политику переговоров с Соединёнными Штатами на базе определённых аргументов, в том числе, которые он частично и создаёт.

 

Он это делает для целей удержания США, а не для целей защиты Сирии военным образом. Понимаете разницу? Вот это грань и есть. Он её не перешагивает ни на миллиметр. Не перешагивает, потому что он беспокоится за нас, за то, чтобы нас американцы не стали бомбить. К нам не направили эти карательные подразделения, набранные в России и отправленные ими в Сирию. Они же их вернут в Россию. Вот для чего он это делает.

 

В отношении российского пространства там тоже переговорный процесс идёт, в котором мы постоянно отступаем, потому что мы не можем его выиграть – американцы сильнее на порядок. Они усиливают колониальный режим в России, постоянно усиливают. И у нас идёт процесс отступления.

 

Задача Путина здесь – сохранить Россию для свободы, для освобождения от колонии. Это, как и задача Кутузова была, который отступал, вообще сдал полстраны тогдашней, включая Москву. Не потому, что у него в принципе не было сил. Были силы, армия была. А для того, чтобы победить в войне. Он сохранил силы. 

 

В каком-то смысле, Путин действует, как Кутузов.

Он аккуратно отступает, там, где он влияет на процесс. Потому что во многих местах американцы напрямую, без него, командуют в России. Он отступает аккуратно, чтобы сохранить силы для восстания национально-освободительного в определённый момент, когда для него сложатся условия. Если он это сделает раньше, он сожжёт армию (хотя и политическую), как и Кутузов, и не сможет защитить страну вообще – она будет полностью уничтожена.

 

Он действует в ситуации, как бы в жесточайших худших условиях он выбирает из худшего лучший ход. Потому что в худших условиях лучшего не бывает всё худшее. Но есть худшее, которое – ужасные будут вещи не сейчас, а позже. Есть ряд вещей. И в этом плане его главная сегодня задача – сохранить русский народ, русского человека, русское государство для целей освобождения Родины от оккупантов. Вот его главная задача и линия, которую проводит Путин, даже своими отступлениями, как Кутузов.

 

Артём Войтенков: Активисты greenpeace устроили акцию протеста у нефтедобывающей платформы "Приразломная" в Печорском море. Пограничники были вынуждены несколько раз открыть предупредительную стрельбу. Двое из активистов были арестованы, ещё двое забрались на платформу. Задержанных доставили на борт корабля "Ладога". Это гражданка Финляндии и гражданин Швейцарии. Этот greenpeace приплыл туда на своём ледоколе, своём корабле, и чего-то хочет, зачем-то прекратить.

 

Евгений Фёдоров: Приплыли граждане иностранного государства. Хорошо хоть не вооружённые. Если бы были вооружённые, назывались бы диверсантами. Которые оказывают давление на Российскую Федерацию с целью каким-то образом её, в том числе оттуда, ещё уколоть. Это общий, длинный план. В этом плане есть теракты, участие в выборах Навального, изменение законодательства России, ликвидация Академии Наук и определённая конфигурация по Сирии. И внутри этого огромного плана, который у американцев на тысячах листах написан (кому что делать) – существует этот фактор для целей пропагандистского давления на Россию. Мелкий фактор, но внутри плана.

 

Артём Войтенков: То есть, greenpeace это международная организация, которая работает против России, можно сказать.

 

Евгений Фёдоров: В этой ситуации – конечно. Сто процентов. Это, как Навальный, который как бы на коррупции осуществляет карательный режим в России. Ссылаясь на такой предлог. Типа как Гитлер – сжёг Рейхстаг для того, чтобы уничтожить там своих оппонентов политических. Так и тут. Помните, Химкинский лес – эту же роль ведут на идеологии экологии. Вот и всё. Там есть и голубые ещё – кто-то на них идеологию ведёт. Т.е. это система, в которой есть и грантополучатели, и внешняя система. Там распределяют между ними деньги и они что-то делают. Приплыть пароходом – это больших денег стоит.

 

Артём Войтенков: У них три судна.

 

Евгений Фёдоров: Это больших денег стоит, целая экспедиция – несколько миллионов долларов. Это же кто-то заплатил, заказал. Всё тут понятно.

 

Артём Войтенков: Понятно. То, что делает greenpeace, это нехорошо для нас.

 

Евгений Фёдоров: Просто он работает в плане внешних атак на Россию. Вот как армия врагов – у них там кто-то водовоз. Водовоз является врагом? Водовоз нет, но в армии – да. Так и здесь.

 

Артём Войтенков: Девятого сентября первый секретарь консульского отдела посольства Российской Федерации в Абхазии убит в Сухуми. Мужчина пытался активировать самодельное взрывное устройство, бомба не сработала. Тогда он зашёл в гараж и из пистолета застрелил самого секретаря и его супругу.

 

Евгений Фёдоров: То же самое, как и предыдущий вопрос. В плане Соединённых Штатов Америки есть атака дипломатических миссий России. Тем более – они не признают Абхазию (американцы). И не признают, естественно, нашу дипломатическую миссию. Сейчас в России активизировалась освободительная борьба. Путин её активизировал, в том числе и в мировом масштабе - он же ведёт переговоры со всеми по сбросу американского колониального гнёта, постепенному. Соответственно и запущен американский план. В нём обязательно, подчёркиваю, будут теракты, в нём обязательно будут силы вторжения в Россию. Я уже просто знаю – как это будет, потому, что это политтехнология, это законы политтехнологии. В ней обязательно будут странные поступки американских агентов российской власти, которые вдруг будут принимать абсолютно глупые, тупые, изуверские решения, которые будут выглядеть как полный идиотизм. Это будет обязательно. Ждите.

 

За свою Родину надо бороться, её надо защищать, её надо освобождать. Это единственная возможность, другой исторической возможности нет – жить счастливо, свободно и хорошо, и не погибнуть, жить. Это единственный способ. Как в животном мире – если ты перестал себя защищать, ты погибнешь. И сегодня стоит вопрос о ликвидации русского народа, и русского государства. Он стоит абсолютно чётко и в лоб.

 

Сейчас возникает у некоторых сомнение – а стоит ли защищать свою страну. Если наши люди не выйдут на защиту своей страны, как их предки выходили, они погибнут: и страна, и они лично. Это исторический факт, никогда исторически не опровергавшийся, не изменявшийся. Так было всегда.

 

Набор, редакция (обработка) текста: Наталья Ризаева

 

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (466 мб)
Видео MP4 640x360 (178 мб)
Видео MP4 320х180 (96 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (15 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (18.83 КБ)
FB2 (56.65 КБ)
RTF (175.65 КБ)