Кредитная ловушка

Как банки расставляют свои сети для извлечения денег из населения.
Задача банка - раскрутить своих клиентов на кредиты. Чем больше кредитов, тем больше прибыль. Так человек постепенно и незаметно попадает в кредитное рабство.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Дмитрий Еньков

Кредитная ловушка

Видео http://poznavatelnoe.tv/enkov_bankovskaya_lovushka

 

Собеседники: 

Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Дмитрий, ты долгое время работал в банковских структурах. 

 

Дмитрий Еньков: Раскрыл.

 

Артём Войтенков: Так или иначе, с банками сейчас соприкасаются многие. То есть, если раньше в Советском Союзе мы только ходили зарплату в Сберкассу получать, то сейчас банки дают кредиты, дают какие-то ипотечные кредиты, какие-то программы, то есть всё это накручено. То есть, с банками сейчас соприкасается гораздо больше людей по гораздо более разнообразным делам. Но, в то же время существует (я просто сам сталкивался) какой-то тоже такой, так скажем, банковский развод небольшой. То есть, каждый банк, он же коммерческая структура, по сути, и ему выгодно своих заказчиков, клиентов, раскрутить на определённые деньги. То же самое, как в автосервисе. Хотелось бы знать, какие приёмы используют банки, чтобы не попадать.

 

Дмитрий Еньков: В автосервисе, это ещё мягко сказано. У тебя ассоциации с автосервисом. Вначале я бы хотел две вещи сказать. 

Во-первых, так как мы с тобой друг друга давно знаем, чтобы твои зрители не удивлялись, что мы на "ты", а не по имени-отчеству, они нас не раз, наверное, уже видели. 

Во-вторых, почему я в таком виде сижу? У тебя серьёзный, я считаю, уже проект Познавательное ТВ. У нас сейчас в СМИ, как мне кажется, не достаёт русскости. Потому что, у нас все потеряли какую-то идентичность собственную нашу, национальную. Буквально в эти выходные в парке Коломенское был такой фестиваль реконструкторов, и там люди ходили, в том числе и в русских рубахах, в одежде начала прошлого века.

 

Артём Войтенков: По эпохе Первой Мировой войны, я дополню.

 

Дмитрий Еньков: Да. Приятно было посмотреть. Там продавались вот эти рубахи. Я себе купил, и подумал, почему бы в кадре в этой рубахе не оказаться? Русская народная рубаха, так ходили ещё наши дедушки, между прочим. 

 

Но мы вернёмся всё-таки, к нашему вопросу про банки. Люди думают, что банки где-то далеко находятся. Ходят мимо, вот банк и банк, я туда не попадусь никогда, в эти сети банковские расставленные. А при этом выясняется, что если заглянуть в собственный кошелёк, там лежит карточка, как правило.

 

Артём Войтенков: И не одна.

 

Дмитрий Еньков: К этому мы ещё тоже вернёмся, но карточка практически у всех, банковская есть. Когда успел, вроде бы и не заходил специально, а карточка есть. Да и так, когда-то там валюту активно меняли. Оказывается, общаются люди с банками. Вот давайте попробуем понять, как же так получается, что мы вроде так не особо-то с ними сталкиваемся, и вдруг выясняется, что, а банки-то нас уже и захватили. Оказывается, банки расставляют невидимые сети на людей, как пауки на мух. Муха же, она тоже не замечает сети. Однако же, раз и попалась. Вот уже паук налетает на неё, использует в своих корыстных целях. Точно так же и банки. 

 

Давайте, мы разберёмся, как же банки выставляют эти самые сети. Оказывается, что в банках есть такие структуры, которые придумывают вот эти услуги, которые мы называем услугами банковскими. Мы называем, что пришли получить какую-то банковскую услугу в банк. В банке на внутреннем сленге это называется банковский продукт. А раз продукт, то встаёт уже другая ассоциация. Не с автосервисом, а как с магазином, где зашёл, а там продукты на витринах. 

 

А банкиры придумывают, что там на витрину выложить, и как так выложить, чтобы человека привлечь. И в банке подразделения главные, это не какие-то там бухгалтера или юристы, например, которые договоры составляют, а это как раз люди, которых где-то так и называют продуктологи, где-то бизнесменами, одна структура. А другая структура, это те, кто занимаются продажами. Это очень большие структуры. Практически, крупнейшие структуры в банках, это те, кто занимаются продажами или разработкой этих продуктов. Казалось бы, что там сложного? Пришёл, либо деньги положил на счёт, либо взял кредит. Ан нет, оказывается, там целые существуют продуктовые линейки, это называется на банковском языке. 

 

Вот эти два подразделения, а иногда их сливают в одно, но чаще разделяют. Они между собой, кстати, конкурируют, борются за власть. Те, кто продают эти продукты, говорят, что мы ходим по рынку, мы видим, что надо, мы вам скажем, вы только сделайте. А те, кто разрабатывает, говорят, мы изучаем, маркетинговые исследования сложнейшие проводим, мы знаем, что людям надо. Мы вам дали продукт, вы его продайте. Не умеете продавать, так не беритесь, и так далее. Там внутренняя своя есть кухня. И слово кухня тоже здесь не зря. Получается, там некая есть банковская кухня, где готовятся вот эти банковские продуты. 

 

И вот там придумывают, как же так человеку продать продукт, чтобы он на что-то купился, на красивую обёртку, и стал клиентом этого банка, то есть, взял кредит, или положил вклад.

 

Давайте, мы разделим сначала банковский продукт на две категории, они так и делятся внутри. 

- Так называемые розничные продукты, то есть, для нас, для обычных обывателей, физических лиц. 

- И вторую категорию по аналогии с магазином или с продажами, хочется назвать оптовые, но оно называется корпоративные продукты. 

 

То есть, продукты для организаций и продукты для физических лиц, они отличаются между собой. Но мы сейчас не будем про предприятия, мы говорим только про те, чем пользуются люди в повседневной жизни. 

 

Что вы знаете из банковских услуг? Можно прийти, счёт открыть. Карточка, она привязана к счёту. Все говорят: "У меня есть банковская карточка. Я расплачусь карточкой". На самом деле, карточка, это кусок пластика, который, всего лишь, код доступа к твоему счёту, который находится в банке. С помощью карточки мы просто даём распоряжение: "Спишите с моего счёта столько-то денег и дайте мне их сейчас через вот этот вот банкомат, например. Или в кафе, вот этому ресторану перечислите за то, что я тут пообедал". Так что, сама карточка, она ключ электронный, назовём это так. Вот карточка. 

 

Есть валютообмен. Там ничего особого придумывать не надо, новые продукты, хотя там есть свои небольшие нюансы. Например, если у банка отделение ближе к метро находится, то можно курс повыше поднять. А если не такое бойкое место, где-то вдалеке, то там курс может быть и меньше. Сейчас это стало не так актуально уже, обмен валюты. И, слава Богу, сейчас все переходят в основном уже на рублёвые расчёты: и вклады открывают, и кредиты берут. 

 

А вот самые интересные для людей продукты, это конечно вклады и кредиты. Вот этим занимаются, конечно, больше всего в банках. Сначала мы поговорим о вкладах, а потом большую часть уделим кредитам. Потому что, вклады, это, скажем так, ненужные деньги, которые девать некуда, и надо пойти и положить их в банк. Поэтому, сейчас об этом недолго поговорим, но всё-таки, интересный нюанс. 

 

Наверное, все сталкивались с такими вещами. Вот едешь в метро, или смотришь на какой-нибудь плакат, там написано: "У нас вклад такой-то двенадцать с половиной процентов годовых в рублях". Интересно - двенадцать с половиной на сегодняшний день. Допустим, что это такой хороший процент, потому что, процент меняется, мы знаем, сейчас двенадцать процентов – это хорошие проценты по рублёвым вкладам. Человек видит такой баннер, плакат, рекламу, идёт в банк, и тут он с удивлением узнаёт, что да, двенадцать процентов в рублях. 

 

Да, действительно, мы вас не обманываем ни капельки. Поэтому, если вы сейчас нам положите два миллиона рублей на два года, тогда мы вам заплатим двенадцать процентов, как и было написано. Но вы там видели, что звёздочка стояла, и там было написано, что условия вклада могут отличаться и так далее. А у вас сколько денег? Пятьдесят тысяч? Да, на этот вклад тоже можно положить, но видите, тут такая табличка, тут написано, что если два миллиона на два года, то двенадцать процентов, а ваши пятьдесят тысяч, это семь с половиной процентов. На сколько, вы там хотите? Да, вот на шесть месяцев ваши пятьдесят тысяч, это семь с половиной процентов, хороший, кстати, процент. А человек уже он пришёл в банк, ну что ему сейчас ходить, искать другой? Как бы и деньги с собой, сейчас куда-то переносить? Главное, что он уже попался в эту сеть.

 

Артём Войтенков: Он пришёл.

 

Дмитрий Еньков: И бегать в другой банк уже как-то. Вот он и попал в эту сеть. 

 

Бывают другие заманухи на вклады. Они, например, заключаются в таких вещах: айпад в подарок. Я сейчас не шучу. У меня у самого айпад, полученный по такому, например, вкладу. Но там такие же условия. Айпад в подарок, действительно. Только деньги надо было положить на два года и не меньше определённой суммы. И вот айпад через полгода мы вам его выдадим. Правда, я думал мне сразу дадут, я положил деньги – дайте айпад. Нет, мы должны его закупить, мы даже не закупали, вы должны столько-то месяцев продержать вклад - начинается, мелкими шрифтами вот эти списки. Потом, эта акция была, допустим, до конца лета позапрошлого года, и если бы я, допустим, снял весь свой вклад до конца этого года, то я должен был бы вернуть сумму, эквивалентную стоимости этого айпада. То есть, вот такие интересные нюансы возникают, оказывается, по ходу.

 

И несколько рекомендаций вкладчикам хотел бы дать. Банки придумывают очень большую линейку. То есть, так же, как вы приходите в большой магазин, и там видите много полок, и там заставлено всё, допустим, хлебом: чёрный, белый, серый, зерновой, такой, сякой. Вот так же и банки готовят линейки своих продуктов, например, тех же вкладов. Они очень большие линейки выставляют. Это может быть отпускной какой-то, сезонный, новогодний, на Восьмое марта, детский, школьный - названий может быть сколько угодно. Надо смотреть на другую вещь. У вас есть какая-то сумма денег, и вы хотите её положить на какой-то срок. Смотрите из всей вот этой большой линейки, а я сталкивался в некоторых банках, у них там стоишь, и листаешь просто такую тетрадочку, где в строчки вклады записаны, просто выбираете тот срок, который вам нужен, и ищите максимальную процентную ставку. На названия не надо вестись, на акции эти. Могут дать зонтик, допустим, но там ставка на один процент ниже. А если у вас сумма довольно большая, можно найти какой-то вклад в этом же банке, где без зонтика вы заработаете на двадцать этих зонтиков из-за того, что на один на пол процентных пункта ставка будет ниже. 

 

Подарки, это там отдельная тема. Кстати, когда банки дают подарки, казалось бы, вот вы взяли, бейсболку там получили, зонтик, какие-то бывают курточки, дождевики, плащи и так далее, магнитик на холодильник. Просто, если у вас есть какая-то сумма, то не смотрите на названия, на сезоны, какой-то вклад, на призы, смотрите на оптимальную процентную ставку, причём в рублях. 

 

Тогда уж скажу два слова про рубли, доллары и евро, потому что, например, банк, в котором у меня сейчас вклад, он мне настойчиво предлагает, если я какие-то операции по вкладу совершаю, он говорит: "А вы не желаете ли перевести сумму в доллары или евро, у нас это бесплатная операция?" Почему они это делают? Потому что, по рублёвому вкладу им приходится платить большую ставку, допустим, десять, одиннадцать процентов годовых. А доллары и евро, там ставки гораздо ниже - пять-шесть процентов на ту же сумму. То есть, если мы сконвертируем сто тысяч рублей в евро, например, там получится две с чем-то тысячи евро. И положим эту сумму под пять-семь процентов годовых в евро, а то может быть даже под четыре. Что интересно, что в рублях мы заработаем больше. Нам-то говорят, что у нас инфляция - рублёвая же инфляция, вы же знаете. 

 

Предположим, что мы решили через год купить телевизор. У нас есть десять тысяч рублей, а телевизор стоит пятнадцать, например. Через год у нас появится по ставке одиннадцать процентов тысяча сто рублей дополнительно к десяти тысячам по вкладу. А если мы эти десять тысяч конвертируем в евро, и по ставке семь процентов положим, то мы заработаем в евро гораздо меньшую сумму, в два раза почти меньше, семь процентов и одиннадцать-двенадцать в рублях. Но потом нам придётся эту сумму в евро опять сконвертировать в рубли. В рублях мы заработаем реально одиннадцать процентов и купим телевизор, который мы хотели. А вот в евро или в долларах мы не сможем купить, потому что, у нас только семь процентов. А мы сконвертировали опять, кстати, курс конвертации тоже меняется, и он увеличивается, как мы видим, сейчас стал падать, на самом деле только растёт. То есть, грубо говоря, мы сконвертируем в те же самые десять тысяч, на которые нам начислили семь процентов всего лишь годовых. И банки это знают, обратите внимание, и предлагают сейчас конвертировать, потому что, им гораздо лучше платить меньшие проценты по долларам и евро. Поэтому, если уж деньги сберегать, то сберегать лучше в рублях.

 

Артём Войтенков: Подожди, а почему они делают проценты по долларам и евро меньше? Это более надёжно?

 

Дмитрий Еньков: Это пережиток, который у нас сидит ещё с девяностых годов, когда курс рубля рос действительно бешеный был. Это конечно не как в Германии было, в Веймарской республике, когда если ты зарплату получил, то надо было до обеда постараться что-то купить, потому, что вечером уже можно было не купить и батон хлеба на неё. Но росло у нас. С пачками денег я сам в магазин ходил. Приходишь с пачкой, набираешь хлеба, молока, колбасы, платишь, потому что, инфляция действительно была большая. Скачки курсов были. И вот у людей это сидит в голове, они до сих пор считают, что да ладно, вот положу спокойно в доллары или в евро, и никаких скачков не будет, всё будет нормально, а тут кризисами опять же пугают, ещё чем-то.

 

Артём Войтенков: Курс доллара и евро, он же вырос у нас за последние полгода.

 

Дмитрий Еньков: Курс доллара и евро вырос. Значит, ты, когда сконвертируешь, допустим, ты из рублей перевёл в доллары и евро, думая, что там лучше сбережёшь, но под меньший процент, под четыре-пять процентов. Проходит шесть месяцев, год, тебе начислили вот эти проценты, честно, вот на тебе пять процентов на твой вклад в евро. А курс вырос, ты уже по новому курсу сконвертировал опять в рубли, потому что за покупки мы в рублях за всё платим, и выясняется, что ты когда сконвертируешь, у тебя денег…

 

Артём Войтенков: Потерял. 

 

Дмитрий Еньков: Ты почти потерял. Может и не потерял уж совсем, но в рублях ты явно заработал и купил то, что ты хотел, а здесь у тебя, дай Бог, те же самые деньги остались. Можно мне верить или нет, но в банках это знают гораздо лучше, поэтому настойчиво вам будут предлагать именно доллары и евро, лишь бы меньше платить процентов. Потому что, эти проценты они платят своими деньгами. А что-то они там делают, деньги у них работают, как они нам рассказывают. Вот они поработали, и они нам заплатили. Соответственно, по рублям им надо заплатить одиннадцать процентов, а по евро, например, четыре. Конечно, открывайте все вклады в евро, а там же страшно, там всё будет расти, курсы будут меняться, всё очень…, ужас и прочее, вспомните девяностые лихие. 

 

Тут по опыту могу сказать, что мультивалютными счетами пользуются единицы. Никто на самом деле не отслеживает вот эти скачки. Люди любят положить, знаете, как это называется, включил и забыл. Или вот как сейчас говорят, выстрелил и забыл, самое лучшее оружие. Никто не любит следить. Есть отдельные люди, которые готовы следить, конвертировать, вовремя менять, но такие люди, как правило, они переходят в другую категорию. Они переходят в категорию инвесторов, которые любят уже на Форексе играть, и так далее. Они же за этим следят, начинают разбираться. Им не интересно, вот этот вклад, когда за тебя кто-то думает, ты лучше сам займёшь. Так что, на самом деле эти мультивалютные, это очень мало людей. Ну да, есть такие индивиды, как правило, пенсионеры, которые начинают утро с новостей: что там доллар, надо срочно перевести. Но это ещё раз говорю, какие-то десятые доли процента вкладчиков, по моему опыту, которые этим пользуются. 

 

Но мы вернёмся к нашей накатанной линии и перейдём от вкладов к более интересному продукту банковскому, это кредиты. Опять же, для всех обывателей кредиты выглядят как-то единообразно. Ну, пойду в банк за кредитом, на что-то нужное, например. А у банка, как я уже говорил, там заготовлена целая линеечка. Если нужно просто взять денег, пять тысяч, десять тысяч, давайте, счёт у нас откройте, вот вам карточка, многие её называют кредитная карточка. Ещё раз говорю, карточка, она не кредитная, никакая сама по себе. Карточка – это ключ. Её правильно называть банковская карта. А всё остальное привязано к счёту. То есть, на счёт можно просто денег положить, а можно с этого счёта брать деньги банковские, тогда это будет кредит, который тебе банк туда положил. Если нужно просто деньги, то банк, как правило, предлагает вот эту вот карточку, которую обыватели называют кредитная. На самом деле банк даёт эти деньги, а с помощью карты можно снять эти деньги, или расплатиться прямо картой.

 

Если нужно на какую-то вещь, например, на покупку автомобиля, у банка, как правило, есть такой продукт – автокредит: знаете, мы работаем вот с такими-то салонами, как правило, начинается. Где попало, уже машину не купишь. Хотя, сейчас банки стараются быть более универсальными, и можно покупать в любом месте. Но, как правило, есть договорённости с автосалонами. Почему эти договорённости есть, тоже могу объяснить. Потому что, когда банк договаривается с каким-то автосалоном, салон может банку предоставлять скидки. Скидки, которые покрывают проценты по кредиту. И есть такие акции сейчас, и можно их в автосалонах находить, что машина продаётся, допустим, без переплаты. Вот она стоила двадцать тысяч долларов, или восемьсот тысяч рублей, она так и будет стоить, но для банка дилер сделает скидку, которая компенсирует проценты клиенту банка, который возьмёт кредит в размере этих процентов. То есть, скидка будет в размере этих процентов. Если человек должен был банку заплатить пятнадцать процентов годовых, например, за два года, то дилер скажет, ну давайте, я сделаю скидку. Вы-то свои проценты получите, но оставим стоимость машины ту же самую. То есть, она не увеличится для клиента на эти пятнадцать процентов. Такие вещи есть. И, как правило, любят такие скидки делать на машины прошлого года. Вот сейчас, например, распродажа, а можно вместо распродажи сказать: "Слушайте, вот эта же машина, цена та же самая, покупайте только в кредит, а проценты платить практически не будете". Хотя в договоре будет записана процентная ставка. Но стоимость машины, действительно, сохранится, с учётом того, что вы её покупаете в кредит. 

 

А если человек хочет взять ипотечный кредит (купить квартиру), то у банка есть такой отдельный продукт. То есть, мы уже насчитали, можем просто денег у банка одолжить, купить машину, для этого отдельный автопродукт, ради которого банки договариваются с автодилерами и так далее. А есть ипотечное кредитование, так называемое. Для человека это всё кажется кредитом, а это отдельные виды кредита и каждый из них банк упаковывает в свою интересную упаковку. 

 

Что интересное у нас происходит по кредитам? Вот тут начинает активно работать отдел продаж, или какая-то структура продаж. Потому что, это крупная структура: это управление, департамент продаж может быть. Ведь, человек, когда идёт по улице, ему деньги не нужны. Он думает о чём-то своём. Вот как его заставить взять кредит? Или дождаться, пока вдруг ему деньги понадобятся? Лучше прийти туда, куда человек приходит именно за покупками. Пришёл ли он в автосалон, пришёл ли он в магазин, пришёл ли он в компанию, которая дома строит, и там, как правило, мы увидим, в углу стоит столик – там какой-нибудь банк с его фирменной эмблемой, раньше их было по нескольку. Потом конкуренция, друг дружку они вытеснили. Доходило до того, что банки становились акционерами торговых сетей, сейчас не буду их называть, чтобы там сидели только их люди, которые предлагают кредиты. 

 

Поэтому, сейчас мы видим, что сидят только по одному банку в каком-нибудь определённом сетевом магазине, или в каком-нибудь автосалоне. Хотя, конечно, например автосалону выгоднее, чтобы там было несколько, чтобы клиент точно уже купил: если в одном банке откажут, то он пойдёт в другой. Банки стараются минимизировать сейчас отказы, повышая процентную ставку продукта. Так они разбрасывают сети. Ты пришёл в магазин, а тебя уже там поджидают. В углу сидит вот этот вот паук, который говорит: "Что вы там, холодильничек вот этот маленький, хотите купить? А вот трёхкамерный, не желаете? Пожалуйста. Сколько у вас там денег? Три тысячи? Пожалуйста, это вполне. Вы хотели купить "Саратов" на три тысячи? Что там, "Саратов", а вот стоит классный "Бош", сайт бай сайт, отделение для соков там, десять тысяч. Ну да, у вас всего три тысячи, но это первый взнос у вас как раз, почти тридцать процентов, давайте, сейчас мы вам…" 

 

У человека действительно, он об этом не думал, сейчас такой здоровенный, ну, к примеру, потому что так всё измеряется. Хотел купить маленький магнитофончик, а можно купить музыкальный центр, оказывается, уже. Вот так вот людям предлагают. Можно купить дешёвенький фотоаппарат, а можно уже, оказывается, вон какой купить. Действительно, удобная штука, вроде бы как. Но к этому мы ещё вернёмся на самом деле. Действительно ли так хорошо покупать в кредит, или нет - это я в конце беседы об этом ещё скажу.

 

Итак, человек попался в эту сетку. Допустим, перед Новым годом он пришёл, и согласился купить какую-то дорогую вещь, совсем не ту, которую он планировал купить. Банк объявил ему условия, что давайте, допустим, на год берём кредит. Сейчас у нас тридцатое декабря. Вот вы тридцатого января нам заплатите первый взнос, погашение кредита тридцатого февраля следующий, так весь год разбивается на равные платежи. В общем-то, удобно, и человек весь год погашает. В принципе, он этим зарабатывает себе кредитную историю. Если человек взял уже кредит, вовремя его погашал, вернул все деньги, то в следующий раз можно дать ему в кредит и большую сумму и на более выгодных условиях, и так банкиры раньше и поступали. Но, как бы, алчность и корысть, а также конкуренция, они заставляют их шевелиться. 

 

И банки стали что делать? Они стали не дожидаться полного срока погашения кредита. Они ждут, первое погашение, второе, третье, и вот там есть в банках отдел рисков, он говорит: "Слушайте, если три месяца человек нормально погашал, мы так смотрим по статистике, он, как правило, девяносто восемь процентов из них, они так нормально погасят. Давайте уже через три месяца объявляйте ему, что он хороший клиент, и мы можем ему предложить что-то новое, более интересное". И вот, человек, он купил этот холодильник, он забыл вообще про банк, раз в месяц переводит эти деньги, погашение, главное, что холодильник стоит, работает. 

 

И вдруг, спустя три месяца он получает письмо, где ему говорят: "Знаете, уважаемый такой-то, такой-то, вы у нас такой хороший клиент, вы у нас брали кредит на покупку холодильника, а теперь мы вам хотели предложить просто карточку нашу. Вот возьмите нашу карточку банковскую, там просто мы вам установили лимит, тоже на десять тысяч рублей. Придите, заберите, она уже лежит изготовленная в банке. Десять тысяч рублей, пользуйтесь, как хотите, проценты такие-то. С точки зрения банковской кухни это выглядит очень интересно. 

 

Банк сразу, оказывается, вот этот продукт (карточка), делает в двух экземплярах. Первый, который он прислал через три месяца. Но на самом деле у него заготовлен второй продукт, который всё то же самое, только вот если тут была карточка, например, пятнадцать тысяч рублей с процентной ставкой, допустим, пятнадцать процентов годовых, то вот этот отдел, который разрабатывает банковский продукт, он уже тут же приготовил другую карточку, на которой может быть либо те же пятнадцать тысяч, а лучше, например, семнадцать тысяч рублей, и ставка четырнадцать с половиной процентов. Они уже сразу заготовлены, даже письма заготовлены. Потому что, как правило, здесь откликается на эту рассылку три-пять процентов людей, на эти карты. 

 

А вот оставшимся девяносто пяти, девяносто семи процентам, ещё примерно через два-три месяца приходит письмо номер два, в которое вложено предложение вот этой карточки, где говорится: "Слушайте, (там уже можно ставить подпись президента банка ) уважаемый Виталий Игнатьевич, я, как правило, звучит сейчас часто нерусское имя, какой-нибудь, Георг Ульрих Шмидт, лично хотел поблагодарить, что вы такой клиент. Я смотрю, как вы погашаете кредит, и думаю сделать вам самое лучшее предложение, как одному из лучших клиентов нашего банка. Мы предлагаем вам… Вот тогда предлагал начальник отдела, пятнадцать тысяч, под пятнадцать процентов, а вот я предлагаю вам семнадцать тысяч под четырнадцать с половиной" 

 

И тут ещё соглашаются один-два процента. Действительно, сам президент банка. Хотя президент в жизни, не видел никакого письма. Действительно, предложение классное, тут пятнадцать, тут четырнадцать с половиной. Как правило, ещё какая-то часть людей соглашается. Уже пять-семь процентов людей окучено.

 

Дальше у отдела продаж заготовлено предложение и на следующие сроки. Если человек не откликнулся на первое, то начинают ему предлагаться вся линейка продуктов. Если человек не откликнулся, то ему придёт спустя два-три месяца ещё письмо, где будет сказано: "Вы знаете, именно сейчас…" А это срок, если мы с нового года смотрим, когда уже пора распродавать авто прошлого года. То есть, их уже весной продавали, никак не могли продать, в начале лета опять скидки. И тут говорят: "Слушайте, вы такой классный клиент, а у нас, специально для вас есть предложение. Вот специально для вас мы разработали такой новый наш продукт, где кредит на покупку машины такой-то, или может быть нескольких, только для вас сейчас по ставке девять с половиной процентов. А если вы покупаете в салоне таком-то, то машина Х для вас без переплаты. Вот как она стоила"

 

Артём Войтенков: То есть, указывают просто конкретную машину.

 

Дмитрий Еньков: Да, вот сейчас, вот эта машина, берите, для вас. Тут какой-то ещё процент, возможно, откликается небольшой. Дальше, всё те же самые люди, которые здесь купили холодильник, ещё через месяца три-четыре, получают очередное письмо счастья, номер четыре уже. Где говорится: "Слушайте, вот сейчас мы с компанией ипотечной такой-то вот, которая сейчас построила в ближнем Подмосковье, например, какой-то небольшой посёлочек, или дом в Мытищах, или что-то ещё, вот, только для вас, классное предложение по квартирам. С помощью нашего кредита однокомнатная квартира там-то стоит столько-то. Пожалуйста, покупайте".

 

То есть, что я хотел вот этой схемой нарисовать? Что человек попадает. Он думает, что банк, это стоящее где-то в стороне учреждение, мимо которого, он, дай Бог раз в день проходит на работу, там написано Банк такой-то. На самом деле, выясняется, что у него уже лежит карточка, как минимум, в кармане. Как максимум, банк уже повсюду расставил своих агентов в тех местах, где человек вынимает деньги из кармана. Потому что, на улице, что там делать банкиру? А вот как вы только заходите куда-то, где совершаете покупку, там обязательно увидите вот этого паука в углу, который уже сидит и вас поджидает. А там не просто так всё устроено, а по вот этой программе. То есть, вы попали один раз в эту сеть, и вы будете всё время получать вот такие предложения. Наверное, многие получают СМС на телефоны, где им говорят, что только для вас, уже одобренный кредит, четыреста пятьдесят тысяч, всё, оформление один час, только принесите с собой паспорт, и вы сразу же там получите. 

 

Кстати, иногда это удивительный факт. А как они узнали? Вот хорошо, банк Х, с помощью которого человек купил холодильник. А потом начинают приходить смс из банка Y, Z.

 

Артём Войтенков: Вообще ни пойми откуда уже.

 

Дмитрий Еньков: Да. Я расскажу в двух словах. На самом деле, банки ищут всеми способами базы данных клиентов, где угодно: у мобильных операторов, у страховых компаний, у поликлиник и каких-то учреждений. Платятся за это определённые деньги. Где-то там вплоть до того, что покупают диски, как это раньше говорили, на Горбушке. Вот база данных какая-то есть, и всем начинаются рассылки там, письма на почту, сейчас вот смс, ищут базы данных телефонов, рассылают смс-предложения. То есть, когда люди думают, что банки где-то далеко, и им дела нет до вас, на самом деле, банки продолжают вот эту работу вести. 

 

И вот, возвращаясь к одной карте. Мы думаем, что одна карта есть у меня, она есть, я ей пользуюсь, мне больше не надо. Вот интересная штука. Статистика показывает, что в Европе, или в Америке, этих карт у человека три-четыре. То есть, когда человек думает, что у меня есть банковская карта, и на этом как бы мне банковские услуги больше не нужны, банкир рассуждает по-другому. Вот Иванов мой клиент, или клиент другого банка, а мне попала его база, у него карта уже есть, но статистика показывает, что в мире спокойно по три-четыре карты у людей есть. Это значит, что я спокойно ему и вторую ещё могу предложить карту, а там и третью, глядишь, вот с четвёртой будет сложнее: то ли возьмёт, то ли нет уже. Но пока одна, это значит, ещё непаханое поле. Ещё раз говорю, мы думаем, что одна карта и всё как бы. А банк думает по-другому: я ещё одну-две ему впарю запросто.

 

Артём Войтенков: Мы ещё не цивилизованные.

 

Дмитрий Еньков: Почему, действительно, впаривается? Потому что, людей подсадили на кредиты действительно, уже хорошенько, многих. Им уже частенько не хватает денег, чтобы погашать вовремя кредит. И в этот момент ему приходит смс-ка вот эта вот, или он просто обращается в другой банк и говорит: "Слушайте, а вы можете дать мне какой-то кредит?" Ему с удовольствием дают карточку своего банка с каким-то тоже лимитом, например. Он из того банка берёт деньги, погашает, влазит уже в долги ко второму банку. Потом получает зарплату, расплачивается с тем частично, пытается с этим. Он как бы в двойную сеть уже запутывается, на самом деле уже, действительно две карточки. Потом ему приходит напоминание: "У вас по этой карточке платёж" 

- Да, блин, у меня же там вторая карта, надо ещё по ней погасить. 

Начинаются вот такие спонтанные… И люди начинают метаться уже между этими банковскими продуктами, так называемыми.

 

Артём Войтенков: Если человек взял кредит в одном банке, потом взял кредит в другом банке, частично погасил первый кредит за счёт него. Но это же показывает, что он не платёжеспособен, и на самом деле, для банка это опасный клиент. То есть, он может где-то не заплатить вообще, в какой-то момент. Это как, банками оценивается как-то?

 

Дмитрий Еньков: Да, банками это оценивается. Они, конечно, пытаются как-то кредитную историю отслеживать. Есть такая структура, орган, называется БКИ, банкиры его на своём языке так называют, это Бюро кредитных историй, куда банки обязаны подавать информацию о каждом выданном кредите. 

Банки обращаются в БКИ и спрашивают: "Вот этот человек брал кредиты?" 

Ему говорят: "Да, брал, погашал так-то" 

И в принципе, если он нормально вот эти платежи совершает, у него же просрочек не было, раз он обратился в этот другой банк. Значит, до этого у него просрочек ещё не было. Просто сейчас вот денег в данный момент у него по какому-то поводу нет, и в принципе, вторую карту ему можно дать запросто. Ничего в этом страшного нет. Если он особенно работает, получает зарплату. Ну, мало ли просто потратил, купил телевизор, и действительно не осталось денег. Просто банально внести ежемесячный платёж тысячу, или полторы тысячи рублей. 

 

Люди же, как действуют? Вот модель поведения человека, она в этом смысле очень интересна. Есть такой кредит, он называется, так называемый овердрафт по счёту. С ним, как правило, сталкиваются те, кто получает зарплату в банке. Что означает овердрафт, и чем он отличается от обычного кредита? Само понятие овердрафт значит, что человек потихонечку расходует: получил зарплату сто рублей, тридцать рублей в магазине оставил, осталось семьдесят, потом ещё на что-то потратил тридцать рублей, осталось пять рублей. Как правило, зарплатным клиентам, тем, кто в банках получает зарплату, но это уже не розничный продукт, это корпоративный считается. Потому что, с этим продуктом, зарплатная карточка, отделы продаж идут на предприятия. 

 

Говорят: 

- "Ну что у вас там бухгалтер, очереди в кассах, туда-сюда, а так, вы нам кинули денег, и ведомость, кому сколько денег надо начислить на счёт. То есть, вот у вас работает десять человек, каждый получает по сто рублей, вот вы нам тысячу рублей перечислили, и сказали, что Иванову надо сто, этому сто, этому девяносто, этому сто десять. И мы раскидаем по их счетам, у вас очереди в кассу не будет, кассир уже практически не нужен, всё быстро. Не надо к нам ездить, брать деньги, везти сюда, выдавать клиентам. Очень удобная штука. А нам заплатили один процент комиссионных и всё, за то, что мы раскидали". 

 

Раньше так и было, а потом, так как все в банки наперебой стали бегать на предприятия, они стали придумывать интересные какие-то вещи для зарплатных проектов. Если вы у нас откроете зарплатный проект, то мы, например, директору и главному бухгалтеру дадим золотые карточки. Всем дадим обычные, бизнес карточки, или какие-нибудь, а вот вам дадим Голд-карту, золотую. Потом Платинум стали предлагать. У директора будет Платиновая, а у бухгалтера золотая. И вот женщина бухгалтер сидит: "Золотая карта у меня будет" 

 

Хотя они ничем не отличаются, хочу сказать, Они отличаются по большому счёту тем, что по золотой, по серебряной карте можно забронировать машину у гостиницы. На самом деле, выясняется, когда люди сами уже поездили по заграницам, что дешевле приехать в эту страну, найти там прокатную контору и там забронировать машину. Получается процентов на тридцать, а то и на пятьдесят дешевле, чем в этой фирме, которая при гостинице, зато с карточкой забронировать. Но, у тех, у кого Голд-карта, они на такие нюансы, конечно, внимание не обращают. Но разницы практически никакой нет. Так вот, зарплатникам стали предлагать такую вещь: "А вот мы вам овердрафт установим, лимит овердрафта, например, в размере зарплаты".

 

Артём Войтенков: То есть, это кредит получается?

 

Дмитрий Еньков: Да. Фактически, это кредит. Но сам овердрафт, термин, означает, что можно уйти за ноль. То есть, когда вы выберете последние пять рублей, вы помните, что у вас есть всегда в запасе ещё сто рублей, но только если у вас пять рублей было, и вы совершили покупку ещё на пять рублей. На десять рублей он купил: пять рублей своих было, и на пять рублей ушёл в овердрафт. Вот на эти пять рублей ему начинают начисляться проценты. И, казалось бы, обычная карточка, просто туда зарплата падает, но она тоже вот такими интересными вещами превращается в кредитную, а была обычная зарплатная. Ты уже на кредите. 

 

Так вот, модель поведения людей, как правило, такая, что очень большая часть, я сейчас не буду называть точные проценты, они находятся в основном, процентов на восемьдесят, на девяносто в зоне овердрафта. Это значит, что он раз залез на пять рублей, как-то попробовал, быстренько погасил со следующей зарплаты: "Не, не буду, там проценты какие-то платить надо".

 

- А потом как-то с друзьями зашли в ресторан, или куда-то ещё и не хватало уже какой-то суммы двадцать пять рублей. Ну, у меня-то сто всегда в запасе, ну ладно. А двадцать пять рублей-то и негде взять уже было до зарплаты, двадцать пять тысяч, например. 

 

Вот он висел, висел в этих двадцати пяти тысячах, в овердрафте, получил зарплату, сто рублей, но из них двадцать пять рублей ушло вот сюда, в погашение овердрафта, автоматически. Все деньги, которые на счёт падают, если ты уже ушёл в минус, они идут в погашение вот этого минуса. То есть, если ты получил свою зарплату, сто рублей, это значит, что двадцать пять идут в овердрафт, остаётся семьдесят пять. Проценты там действительно копеечные, но я ещё, что хочу сказать, он-то привык жить на сто рублей в месяц, ну так планировать расходы, а в этом месяце оказалось, что семьдесят пять. Но он как-то там поужимался, постарался, может даже выбрался в сто рублей, но на самом деле, чаще люди не выбираются. Они по-прежнему эти сто рублей расходуют. Мало того, у них уже остаётся вот эта память, что у меня же в запасе есть, если что. В следующий раз он уйдёт на минус тридцать пять рублей. Что-нибудь тоже купит. 

 

Фактически, он уже начинает вдруг с какого-то месяца осознавать, что у него зарплата не сто рублей, а он себе представляет, что она как будто бы уже двести рублей, хотя их у него нет. И он начинает жить на двести рублей, пытаться. А с зарплаты у него погашается сто, всего лишь. И он, как бы ничего банку не должен, но и денег ни копейки нет. Он с каждой зарплаты, фактически уходит до конца, до ста рублей. Получает зарплату, он банку ничего не должен, но и денег ноль. На что-то жить надо, и он начинает, раз в магазин сходил заплатил, ещё, и фактически, эти люди начинают жить вот в этой части, в отрицательной - они всё время банку должны. То есть, может быть, какая-то сумма небольшая может быть, и проценты небольшие, потому что с каждой зарплаты новая модель овердрафта, она полностью его погашает. И больше, чем сто рублей ты не займёшь, потому что, тебе установили в размере зарплаты. Но ты всегда должен какую-то сумму банку. Пусть это проценты небольшие, и они погашаются постоянно, но…

 

Артём Войтенков: Но зато они постоянно капают.

 

Дмитрий Еньков: Они постоянные, да.

 

Артём Войтенков: А когда это целое предприятие, то это вообще замечательно.

 

Дмитрий Еньков: Вот я что и хотел сказать. Если это умножить на сто человек, то это какой доход уже получатся. Мало того, у банков существует в кредитной линейке такая схема прибыльности. Вот ипотечные кредиты, у них ставка самая низкая, допустим.

 

Артём Войтенков: Потому что, они длинные.

 

Дмитрий Еньков: Допустим, девять процентов годовых. Автокредиты, они чуть подороже, допустим, десять процентов годовых. Кредиты, которые человек берёт в магазине, вещи покупает, бытовую технику, они ещё подороже, они уже двенадцать процентов годовых.

 

Артём Войтенков: То есть, чем меньше сумма, чем меньше срок, тем больше проценты.

 

Дмитрий Еньков: А вот овердрафты, почему я именно сейчас об этом вспомнил, это самый дорогой кредитный продукт. Допустим, пятнадцать процентов. Просто человек не замечает этих процентов, потому что, он очень маленький срок пользуется. Пятнадцать процентов годовых надо же делить на двенадцать месяцев, там очень низкая ставка получается. Там один процент в месяц, ну и залез я на десять рублей, что там на десять рублей один процент, копейки, ничего страшного. Но годовые-то, это пятнадцать, и он, ещё раз говорю, он примерно будет сидеть всё время в какой-то сумме. 

 

Вот ко мне мой коллега, банковский сотрудник приходил и говорил: "Дмитрий, закрой мне овердрафт, я всё время там сижу, и мне надоело, просто вот закрой, чтобы я вот какую-то часть там погасил, пусть у меня будет пятьдесят рублей в этом месяце, я напрягусь, но не залезу в овердрафт". То есть, сами сотрудники банков они понимают, что жить всё время вот здесь вот, это плохо. Ты всё время банку должен платить. А клиенты, они пользуются: было сто рублей, а на самом деле могу купить на двести, фактически. Удобно, здорово. 

А сидят они вот здесь, на очень дорогом проценте. 

 

Так вот, возвращаемся к тому, что это тоже технология банковской сети. Если удаётся человека не на холодильник подсадить, а сразу на дешёвый, но длинный ипотечный кредит, который, мы говорили, самый длинный может быть по времени, может быть десять лет, например. В Европе, там тридцать лет, например, двадцать пять, двадцать лет. У нас вот сроки небольшие. Люди стараются за пять-семь лет в среднем расплатиться, действительно, за ипотечный кредит. Если человека сажают на такой длинный кредит на десять лет, это просто замечательно. Почему? Потому что, у человека есть ежемесячный платёж по этому кредиту. Он соответствует его доходу. То есть, если человек получает сто рублей, ему не более, допустим, тридцати, максимум, пятидесяти процентов ежемесячный взнос. Тридцать, сорок рублей будет платить в месяц. Но это значит, что до того, как он брал кредит, он привык жить на сто рублей, как мы уже говорили. И вот, он взял эту ипотеку. А теперь реально на жизнь посмотрим, Человек жил на сто рублей. Тридцать рублей урезали ежемесячно, лет десять он так должен, а он уже привык, года три-пять он получал сто рублей, и вдруг ему надо жить на семьдесят, всего лишь, во-первых. Во-вторых, он купил квартиру, это что значит?

 

Артём Войтенков: Это значит, новая квартира, ремонт, мебель, холодильники…

 

Дмитрий Еньков: Да. Траты возрастают, а доход у тебя вдруг уменьшился, причём на тридцать процентов, а то может и на пятьдесят. Значит, опять нужны деньги. И тут банк, вот, по-дружески, понимая твои проблемы, говорит: "Ну, вот же, карточку возьмите нашу банковскую. А там лимит-то мы вам уже открыли, двести тысяч. Мы говорим, допустим, в других суммах, если он взял сто рублей, тут десять рублей на карте - пожалуйста, тоже пользуйтесь, расходуйте. Ну и не забывайте, что можно купить холодильник у нас в кредит".

 

Получается, что у человека из ста рублей всегда будет уходить тридцать рублей, вот эти длинные на десять, вычёркиваются. Потом, действительно, вы обставляете, давайте мебельный гарнитур, а там ещё платёжи. Они не такие большие, допустим, на год он берёт, или на полтора: холодильник, гарнитур, ещё что-то такое. Холодильник ещё десять рублей у него в наших единицах измерения. Гарнитур отнял ещё там десять рублей. Мало того, ему дали ещё банковскую карточку, понимая, что на текущие расходы тоже он и с карточки начинает снимать. То есть, у него уже уходит пятьдесят рублей в погашение вот этого всего, что нужно для квартиры. Может быть, здесь не такие большие сроки. Может быть, он купит сначала гарнитур, а потом телевизор, а потом стиральную машину, это же тоже такие вещи. А потом сломается уже первый телевизор, грубо говоря, надо второй покупать, и так далее. И так по-дружески, ему навешают всю вот эту линейку, о которой мы говорили, на один ипотечный кредит. 

 

А к чему мы теперь приходим? Помните, во времена СССР, вот, мои родители по своему опыту рассказываю, они были лимитчиками, так называемыми. Приехали в Москву по лимиту. А что такое лимит? Это значит, что как попало приехать в Москву, и тут жить и работать было нельзя. 

 

Артём Войтенков: И не только в Москву.

 

Дмитрий Еньков: Да. Москва не резиновая была. Маргинальные элементы выставлялись за сто первый километр. Особенно перед олимпиадой, например. Ну а те, кто попадал по лимиту, объявлялось, вот кирпичному заводу нужно пятьдесят человек. Значит, пятьдесят человек может приехать, и работать на этом кирпичном заводе. Вот кстати, они у меня и работали на кирпичном заводе, там познакомились, поженились, им дали жильё в общежитии, потом они поженились, дали семейное общежитие. Потом они встали в очередь на квартиру, и мне было четыре года, и им дали двухкомнатную квартиру. Вот так было в СССР. 

 

То есть, смотрите, из нынешнего времени мы вот эту нижнюю часть, самую тяжёлую плиту, можно сказать, удаляем. То есть, человек уже не сидит на вот этой вот полужизненной плите, потому что, человек в двадцать пять, тридцать лет берёт на десять лет. То есть, он от тридцати до сорока живёт с такой вот ношей сейчас. А раньше люди так не жили. Вот, мы её убрали. Значит, что там, телевизор, серванты раньше покупали. И тоже, выясняется, что мои родители не ходили в банк для этого. А что они делали? А было две вещи таких интересных. Первая называлась КВП - касса взаимопомощи, она была прямо на работе. Что это такое? Это люди получали зарплату сто двадцать рублей, и, допустим, по рублю, а то и по три, кто как, вёлся журнал, договаривались, что все с зарплаты кладём по три рубля в эту коробочку. Положили в коробочку, она у кого-то хранилась, там на ключ её закрывали в ящик на работе, и там была какая-то сумма. 

 

И когда кому-то нужно было купить телевизор, он мог подойти и сказать: "Слушай, пятьдесят рублей я возьму из КВП" 

Запись так - Иванов пятьдесят рублей взял. 

И со следующей зарплаты он клал не только три рубля, которые надо было в КВП, но и, допустим, три рубля вот за эти пятьдесят, пять рублей он клал. И это всё записывалось, пока он эти пятьдесят рублей не возвращал, которые он брал на телевизор, или четырнадцать рублей на гардероб. Никаких процентов нет. Никакого банка для этого, как мы видим, тоже не надо. Просто сидит Васька в углу, или какая-нибудь женщина-бухгалтер, сидит Марья Ивановна, она мне записала, что я пятнадцать рублей на сервант взял. Я за три месяца по пятёрке ей всё вернул. Значит, мы ещё вычёркиваем одну тяжеленную плиту, которая сейчас висит там.

 

Мало того, пришли вот раньше в магазин, в СССР, и видят диван. 

- Слушай, давай диван раскладной купим, ну что мы на кровати на полуторной мучаемся, а тут гости придут, родственники приедут в гости, хоть разложим диван, можем двоих человек положить спать.

 

А там говорят: "Ну да, вот оно стоит двадцать пять, раскладушка, в рассрочку можете купить, будете платить по три рубля". 

В рассрочку - что это значит? Это значит, что вы с магазином подписываете договор о покупке в рассрочку. Никакого банка для этого не надо. Двадцать пять рублей стоит диван, и вы двадцать пять рублей должны, например, за год принести, магазину заплатить. 

 

Мало того, я изучал документы специально, оказывается, вот эта рассрочка у нас несколько лет назад, во всяком случае, когда я этот вопрос изучал, она тоже работала. То есть, она предусмотрена законодательством. Есть даже формы документов для магазина, которые можно брать и использовать. Я предлагал нашему одному автосалону, давайте рассрочку сделаем, и не будем банк привлекать. Они говорят: "Да ну, зачем нам мучиться. Это надо самим оценивать клиента". 

 

А сейчас, я смотрю, на той неделе мне попалось – рассрочка. Уже начинают сами продавцы пытаться в эту рассрочку переходить от банка. Потому что, рассрочка, это ты сам. Люди у нас живут, как правило, если он где-то живёт в этой местности, ты посмотрел паспорт, у него там прописка есть, работать он работает, можно справку с места работы попросить. 

 

Особенно я хочу, раз уж мы на широкую публику об этом говорим, порекомендовать её производителям типа, например, Автоваза. Вот дилер, он вряд ли пойдёт на рассрочку, а например, Автоваз, он сможет сказать дилеру: "Слушай, ну если у тебя там человек живёт в твоём городе, давай, там служба безопасности у нас есть, в конце концов, проверить человека, чтобы он не был мошенником во всяком случае. Законодательство нам позволяет, давай мы будем машины наши в рассрочку продавать сами". 

 

Вот эта такая штука, она позволяет вообще убрать, в принципе, банки из жизни. Единственное, остаётся, конечно, бухгалтера, которых посадили уже на зарплатные проекты, которым действительно удобно сформировать один раз в месяц ведомость, и там только менять. Хотя зарплаты каждый месяц не меняются, и в основном ты в банк отправляешь одну и ту же ведомость каждый раз, что Иванов сто рублей, Петров триста, и сумма на счёте, она, как правило, уже есть. Там деньги специально не надо. Просто, с нашего счёта перечислите им вот такую зарплату. Ну и потом такой вот овердрафт, там удобная штука. То есть, вот это вот из жизни вычеркнуть, из нынешней, трудно. А вот такие вот тяжёлые вещи в принципе можно. А мы в эту сторону уже разворачиваемся: военным у нас квартиры уже дают, обеспечивают жильём.

 

Артём Войтенков: Им всегда должны были давать.

 

Дмитрий Еньков: Да. Вот у нас был, к сожалению, провал, из-за чего потом скандалы были. Если сейчас бюджетников начать переводить на ту же самую схему, как военных. Кстати, депутатов у нас обеспечивают квартирами в Москве, по крайней мере, на срок депутатства. То есть, есть люди, оказывается, категории. То есть, у нас не всё как бы забыто, вычеркнуто начисто. Мы можем на чём-то строить вот этот вот фундамент. Вот, пожалуй, для первого раза всё.

 

Артём Войтенков: Спасибо Дима, что ты нашёл время, несмотря на занятость в партии, рассказать вот эти вот полезные вещи. Я вот, кстати, про овердрафт не знал. Оказалось познавательно. Потому что, реклама идёт, овердрафт-карта, а что это такое, не понятно.

 

Дмитрий Еньков: Это как болото. Можно с болотом, кстати, сравнить.

 

Артём Войтенков: Банковское болото, один раз вступил, и всё.

 

Дмитрий Еньков: Да. Банки надо стараться исключать. И, не потому их надо исключать, что я как-то предвзято к ним отношусь. Во-первых, у нас есть опыт такой жизни.

 

Артём Войтенков: Советский.

 

Дмитрий Еньков: Да. И он показывает, что, оказывается, можно было жить. Ещё раз говорю, вот тут очень важное звено, конечно, ипотека. Она очень сильно подкашивает. Очень сильно.

 

Артём Войтенков: Потому что, жильё, это очень важно. Очень важный момент, он влияет вообще на всё. Когда-нибудь потом ещё будем говорить, жильё можно поместить в центр. Ещё, когда Воланд говорил, что москвичи люди-то хорошие, но квартирный вопрос их испортил. Если человеку, особенно семье давать жильё, то сразу решаются многие вопросы, и демографические, и даже разводы. Потому что, молодая семья ютится в коммуналке с пьяным соседом, сколько я знаю таких случаев, который к молодой жене начинает приставать, муж психует, жена - да ты не можешь обеспечить… Люди разводятся из-за ерунды на самом деле. Откуда у парня действительно, сразу…

 

Артём Войтенков: Тем более молодой, и опыта нет.

 

Дмитрий Еньков: Да. И опыта нет, и он ещё даже не успел первоначальный взнос накопить, ему банки не дают денег. 

Они говорят: "Ну ты сам хотя бы тысяч двести принеси, тогда мы тебе дадим ещё восемьсот, например".

А он говорит: "Ну откуда у меня двести тысяч, я вот получаю тридцать, да жене надо было это купить, да на еду, да сейчас ребёнок родился".

 

Артём Войтенков: Да квартиру снимаю.

 

Дмитрий Еньков: Да снимаю квартиру, да. И опять же, мы же уже говорили о том, что купил ты квартиру, это ещё только начало, надо ремонт делать и прочее. Так что, вот жильё я бы поставил вообще в центр. Нашему государству нужно думать в первую очередь об этом. А на Западе, там все давно живут в кредит именно поэтому. Потому что, тебя сразу посадили на жильё, дали тебе на машину, на холодильник на телевизор - овердрафт, и всё. И ты фактически на эти сроки, а тридцать лет, это вся сознательная жизнь. С тридцати, двадцать пять, у них сейчас это ещё дети считаются, а вот тридцать, это уже наконец-то мальчик оторвался от мамы и может как-то самостоятельно жить. И вот он до шестидесяти будет.

 

Артём Войтенков: Кредитный раб.

 

Дмитрий Еньков: Да, как минимум. А потом он уже привыкает к этому. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Ну что ж, хорошо, благодарю за рассказ.

 

Дмитрий Еньков: Спасибо.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (577 мб)
Видео MP4 640x360 (222 мб)
Видео MP4 320х180 (123 мб)

Звук:
(13 мб)
Звук 32kbps MP3 (13 мб)
Звук 64kbps MP3 (26 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (168.23 КБ)
FB2 (286.61 КБ)
RTF (303.67 КБ)