Политический друг-враг

В политике друг одновременно может быть врагом.
Политические враги могут объединиться против третьего - но это не значит, что они стали друзьями.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Александр Дугин

Политический друг-враг

Видео: http://poznavatelnoe.tv/node/1580 

 

часть из Социологии войны

видео: http://poznavatelnoe.tv/dugin_war 

 

Александр Дугин (философ, политолог, социолог, http://dugin.ru): Там, где есть политика, есть понятие «друг – враг» в партии. 

 

Например, страшные дебаты: кто внутренний политический враг для республиканской партии США? Демократы. Любой республиканец скажет: наша главная битва – это битва с демократической партией. Битва на праймериз, битва на выборах в Конгресс, битва на выборах в сенат, битва на выборах в губернаторы штат – везде битва и нашим политическим противником являются демократы. То есть политический облик партии определяется путём консолидации своих сторонников. Поэтому все, кто против демократов, так или иначе, попадают в зону друзей либералов.

И наоборот. Для американских демократов жёсткими противниками являются республиканцы. Республиканцы говорят: надо больше свободы богатым. Демократы говорят: надо больше свободы и социальной защиты бедным. Вокруг этой свободы и справедливости, как правило, на Западе в западной политической реальности и развёртываются самые главные политические сражения.

 

Но обратите внимание «друг – враг» как ситуативное понятие означает, что появление общего врага для двух политических фигур, которые считают друг друга врагами, может легко превратить врага в друга. 

 

Перед лицом, например, какой-нибудь коммунистической партии Америки или нацистской партии, республиканцы и демократы будут выступать совместно, например, не пускать их в парламент. Бипартийная система. На самом деле являясь абсолютными врагами, республиканцы и демократы, в политике США по отношению к любой третьей партии выступают как друзья, а не как враги. Они враги по отношению друг к другу, но если какая-то третья партия попытается прорваться в парламент – республиканцы и демократы мгновенно сплачиваются и в корне подрывают возможность их роста. Это тоже вполне нормальная логическая политическая система.

Либо эти две партии абсолютно солидарны друг с другом по отношению к внешнему врагу. Например, к террору или к другим странам. Эти две американские партии – друзья по отношению друг к другу в позиции внешней или в позиции к третьей партии, и враги, если предоставить их самим себе. 

Понятие «друга – врага» – это формальная ситуативная модель. Поэтому на самом деле умение манипулировать политическим понятием «друга – врага» и составляет сущность политического искусства: заключение альянса в одном случае, расторжение альянса в другом случае. 

Так формируются кабинеты министров в парламентских республиках. Например, в Германии или в Италии, где больше чем две партии. Либо даже во Франции, президентской республике, где тоже существует блоки левых, правых, где не только строго две партии, как в Америке. 

В этом отношении подчас от поведения какой-нибудь небольшой средней невнятной партии, когда она заключает альянс с той или с другой партии, назначая врагом или другом того или другого, зависит судьба, например, состава правительства. Это политика. Как только в международной сфере определён враг – против него возможна война. 

 

Обратите внимание на ещё более ясную иллюстрацию с точки зрения истории. Например, русско-французские отношения XIX века. У нас Тильзитский мир, мы – Александр I с Наполеоном – друзья. Отечественная война 1812 года, Франция с Россией – враги. Антанта через 100 лет, Россия с Францией – друзья. На самом деле, является ли Франция плохой в этой ситуации? Нет, потому что в одном случае она выступает как друг, а в другом случае как враг. Она не является плохой, как и любая другая страна. С точки зрения международной политики она лишь враждебна или дружественна. Точно также Россия для других стран. Поэтому здесь принципиальный вопрос, что в политике постоянно перераспределяются роли «друг – враг». 

Ещё пример. Италия в Первую Мировую войну выступает на стороне Англии и Франции, против Германии и Австрии, а во Вторую Мировую войну на стороне Германии и соответственно присоединённой Австрии после аншлюса, против Франции и Англии. Но являются ли итальянцы хорошими или плохими для французов или для немцев? Нет, они бывают врагами, а бывают друзьями. Но итальянцы поэтому не плохие и не хорошие в этой международной сфере политической инстанции, точно также как нет плохих и хороших на войне – есть друзья и враги. 

 

В этом отношении также интересно, что когда мы говорим о двух мировых войнах с Германией – мы два раза были противниками, но это не значит, что немцы – плохие. Всякий раз, когда мы сражаемся с противником, в этот момент мы мобилизуем все ресурсы, в том числе и моральные для любого противостояния. На самом деле, когда заключается мир, враг перестаёт быть врагом. Он спокойно может быть другом по отношению к другому врагу.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (61 мб)
Видео MP4 640x360 (24 мб)
Видео MP4 320х180 (13 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (5.98 КБ)
FB2 (9.9 КБ)
RTF (113.25 КБ)