Испанская безработица

В Испании трудно найти работу.
В 2013 году в Испании четверть трудоспособного населения не имеет работы.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Виталий Боркута

Испанская безработица

Видео http://poznavatelnoe.tv/borkuta_ispanskaya_bezrabotitza 

 

Часть из "Как живёт Испания"

Видео http://poznavatelnoe.tv/borkuta_spain 

 

Собеседники: 

Виталий Боркута

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Понятно. Тогда перейдём к работе. Какие средние зарплаты в вашем городе?

 

Виталий Боркута: Сейчас люди согласны и за семьсот - восемьсот евро работать. В Испании статистика безработных на октябрь месяц: 26,6% безработных среди рабочего населения страны. Каждый четвёртый человек - безработный. Если раньше за семьсот-восемьсот (это было два - три - четыре года назад) испанцы крутили носом, то сейчас согласны. Кризис наступил - они нормально себя чувствовали: всё хорошо, замечательно. Потому что у них есть такая система, что человек работает год и потом он может пойти на пособие. Дают три - четыре месяца пособие, он ничего не делает, оформил бумажки. Почти все так и живут. Называется: я работал, потом я сижу на этом пособии - дают 70% от моей зарплаты, которую я зарабатывал.

 

Артём Войтенков: В течение, какого времени?

 

Виталий Боркута: В течение трёх-четырех месяцев с года. Если я зарабатывал тысячу, то мне семьсот евро дают. В принципе прожить можно дальше. Люди так жили и живут. Сейчас меньше, потому что это время закончилось, государство тоже сейчас прижало всё, где можно: налоги повышают, зарплаты сокращают - деньги вытягивают, откуда только можно. Люди выходят на манифестации. У них сейчас дежурный знак: красный круг, внутри - открытые ножницы, эмблема ножниц и перечёркнуто: "Не урезайте, не сокращайте зарплаты". Они с таким знаком манифестируют. 

 

Артём Войтенков: Работать не хотим, а пособие не сокращайте. 

 

Виталий Боркута: Вот это пособие. Потом, если человек не находил работу, он мог устроиться на биржу, ждать, что ему предлагают. Если ему делают предложение, он пошёл туда. Если он отказался, то ему тогда больше ничего не платят. Если он устроился, значит, устроился. Ещё было тоже пособие: четыреста двадцать шесть евро. По-моему, его сейчас тоже убрали. Честно, я за все годы ни разу никакого пособия этого... Я работаю, мне не интересно каким-то... Немножко, считаю, что это дармоедство. Если можно работать, то давайте работать. 

 

Артём Войтенков: Это не "немножко", это тунеядство называется. 

 

Виталий Боркута: Тунеядство, да, можно и по-другому назвать. В начале двухтысячных был большой приток иностранцев с бывшего Советского Союза, из Латинской Америки. Приезжали люди и, естественно, почти все нелегально: приезжают (по турам ездили) и остаются. Раньше (год-два) было проще получить документы. Через год, через два подавали и получали потом, но первое время - нелегал. И что делали работодатели? Берут человека на работу, но с условием: "Если испанцу должен платить тысячу двести, тебе буду платить восемьсот". Это человек, который нелегал, у которого закончились припасы, с которыми он приехал. Жить-то надо, кушать надо? Он соглашался. И вот так начали сбивать систему оплаты. 

 

Куда шли иностранцы? Это черновые работы: поля, сады, огороды, официанты, домработницы, уборщицы (я имею в виду - подъездов, домов) - вот сюда шли. Естественно, зарплаты небольшие, но иностранцы на всё согласны. И испанцы настолько уже расслабились, что они не работали. Просыпаются с утра - в кафе и кофе с какой-то тостадой. У них вся жизнь уже в кафе, они дома уже не готовят, у них всё прекрасно было до 2007-2008 года. Они жили не по средствам. Теперь что происходит? Их возвращают к жизни, возвращают к реальности. 

 

Артём Войтенков: По поводу работы: насколько сложно или просто найти работу?

 

Виталий Боркута: Сейчас тяжело. Каждый четвёртый без работы. Там, где раньше платили полторы - две тысячи, сейчас (пример знакомых) предлагают пятьсот евро, есть работа, приходи, работай, но тринадцать-четырнадцать часов. Это пример. Кто-то продолжает работать. 

 

С начала двухтысячных годов строили очень много - много было строительных компаний, много строек, вся страна строилась, строилась, строилась. Кризис наступил. Огромнейшие строительные компании сразу в один момент как-то исчезли все, потому что перестали люди покупать недвижимость - всё. Основная масса тех же иностранцев, которые были задействованы в этих работах: строительные, внутренние работы - многие сразу начали уезжать. 

 

В России появились места, работа и кто-то начал возвращаться домой в Россию работать. Украинцы оттуда прямо в Россию (такие истории я тоже слышал) едут. 

 

Знаете, если раньше держали в офисе человека, который мог по клавишам ударять (клавиатурой владел, допустим), кто-то мог в Power Point что-то делать, образно говоря, а кто-то мог ещё что-то писать рукой, то сейчас они ищут, чтобы один и тот же человек мог делать это всё. Они троих выбросили, одного взяли - ищут людей, которые владеют несколькими профессиями. Это будет всегда цениться, это не секрет. Если человек умеет тут стать поработать, тут объяснить (кого-то научить), там пойти что-то сделать или какой-то маркетинг, опрос провести - когда человек владеет несколькими специальностями сразу, это всегда будет цениться. 

 

Почему 26% безработных в сентябре (это статистика сентябрь - октябрь)? Это люди, которые не работают уже давно (каждый четвёртый), а остальные где-то работают, что-то делают. Мы не знаем, сколько у них: пятьсот, шестьсот, семьсот зарплата, но соглашаются и работают. 

 

Артём Войтенков: Те, кто не работают, они тоже какое-то пособие получают? Которые, долго не работают. Не получают? А как же они живут тогда?

 

Виталий Боркута: Государство закончило платить и всё - больше ничего не платит. Безработным не платит в Испании вообще?

 

Артём Войтенков: Нет, такого нет. А на что они живут?

 

Виталий Боркута: Семья как-то, родители. Испанцы вообще такие уникальные ребята. Есть по-разному. Это такая тема, это не значит, что 100%. Они могут жить до тридцати-сорока лет не из-за того, что он не способен, а просто живёт с родителями. Так же, как и везде: родители помогают. Как-то семья выкручивается.

 

Артём Войтенков: Получается, с работой тяжёло. Есть какие-то профессии, которые всё-таки востребованы сейчас в Испании в большей степени, чем другие? Или все одинаковы? Всё одинаково просело. 

 

Виталий Боркута: Везде, во всех секторах, что бы ни взяли, самые простые работы. Есть знакомые везде и люди работают на уборке овощей, фруктов. Если раньше брали помощников в прошлые года (хозяин набирает помощников), то в этом году он своей бригадкой работает, в выходные они выходят, но он не берёт никого. Вот пример. У него есть бригада пять или десять человек, всё: он не берёт дополнительных, чтобы быстрее убрать, быстрее продать. Работайте, они работают. Многие, кто работал по уборкам, по квартирам - у всех тоже упало. Хозяева перестали их нанимать, сами стали убирать квартиры свои.

 

Артём Войтенков: До чего дошли!

 

Виталий Боркута: Если уборщица приходила два-три раза в неделю, то её сократили до одного раза в неделю, или один раз в две недели она приходит, убрала, а в остальное время они сами как-то поддерживают. Сокращают всех и во всём, как только могут. 

 

На заводах и на фабриках целые цеха закрывались и увольнялись тысячами. Есть "Ситроен" фабрика, есть "Форд" (под Валенсией). Вот "Форд". Два-три года назад уволили около четырёх тысяч, кажется. Огромная фабрика под Валенсией фордовская - несколько тысяч уволили, больше двух точно. 

 

В метро я ехал...

 

Артём Войтенков: В московском метрополитене?

 

Виталий Боркута: Да, в Московском. Висят объявления: "Московскому метрополитену требуются: принимаются на курсы". Ещё и стипендии платят, набирают машинистов, каких-то ещё рабочих. Это объявление на поиск о работе - набор работников: обучают, ещё стипендию платят. Шесть месяцев обучение, а дальше зарплата и причём я посмотрел: хорошие зарплаты. Мне тяжело сравнить уровень жизни Москвы, России. Объявление о том, что так свободно, перечень из шести, семи специальностей в Испании сейчас не встретишь. Знакомая у меня есть, которая разносит curriculum каждую неделю.

 

Артём Войтенков: Что это такое?

 

Виталий Боркута: Где работал (вся история жизни): дата рождения, данные. 

 

Артём Войтенков: У нас резюме называется (тоже иностранное слово). 

 

Виталий Боркута: Да, резюме! Резюме разносит. "Да, хорошо оставьте". В некоторых офисах я видел так: "Да оставьте". Она оставляет, а там вот такая стопка этих резюме лежит и всё: не нужны. Испанцы разъезжаются. Испанцы едут в Латинскую Америку, испанцы едут в Германию работать. Испанцы уезжают. 

 

Артём Войтенков: Из Испании.

 

Виталий Боркута: Да, такой парадокс. 

 

Артём Войтенков: Показатель. 

 

Виталий Боркута: Уезжают в другие страны. В Азию тоже. У них программа даже выходит "Испанцы по миру" называется. Ведущий ездит по разным странам и встречается там с испанцами - кто где. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (116 мб)
Видео MP4 640x360 (49 мб)
Видео MP4 320х180 (25 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (8.63 КБ)
FB2 (17.83 КБ)
RTF (96.63 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Виктория Бутенко
Полицейское государство свободы
Артём Войтенков
Понаехали!
Андрей Никитин
Как живёт Франция 3
Виктория Бутенко
Высшее образование для официанта
Нидас Ундровинас
Что едят в Америке 3