Скрытое оружие: СМИ

Средства массовой информации - оружие ещё более могущественное, чем танки и пушки.
России следует уделять больше внимания информационной войне, в которой всегда побеждал Запад.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Чарльз Баусман

Скрытое оружие: СМИ

Видео http://poznavatelnoe.tv/bausman_smi

 

Собеседники:

Чарльз Баусман - http://russia-insider.com

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Чарльз Баусман, вы уже много лет живёте в России. Сколько?

 

Чарльз Баусман: Да, почти тридцать лет.

 

Артём Войтенков: Тридцать лет?

 

Чарльз Баусман: Да, почти.

 

Артём Войтенков: То есть, вы сюда попали ещё до развала Советского Союза.

 

Чарльз Баусман: Да, я первый раз приехал студентом в 86-ом году, чтобы изучать русский язык. Мне тогда было двадцать лет.

 

Артём Войтенков: То есть, именно в СССР, потому что перестройка была.

 

Чарльз Баусман: Была перестройка, был Горбачёв.

 

Артём Войтенков: Да, уже стало можно. А почему в Россию? Почему интерес такой к России?

 

Чарльз Баусман: У моей семьи всегда был интерес к России, потому что, мой отец был корреспондент здесь в брежневское время, и я жил здесь ребёнком. Это было с 68-го до 72-го года. Мне было восемь лет, когда уехали, но я много что ещё помню из тех лет. Мои родители, они были из тех людей, которые очень любили своё время в России, и всегда испытывали очень хорошие чувства к России, когда они вернулись в Америку. И я думаю, что мы воспитывались этим духом, и всегда у нас были русские гости. Я изучал русский язык в институте.

 

Артём Войтенков: Вы первый человек, которого я встречаю из иностранцев, который столько долго живёт в России. Потому что, самое длинное, это было, по-моему, пятнадцать лет.

 

Чарльз Баусман: Нельзя сказать, что я все эти тридцать лет здесь. Я просто тридцать лет назад приехал, как взрослый человек. Но из этих тридцати лет, наверное, двадцать из них я был в России.

 

Артём Войтенков: Что вы можете сказать, наблюдая жизнь здесь? Вы же постоянно живёте в Москве, я так понимаю, с небольшими перерывами, улетаете куда-то. Постоянно живёте в России, в Москве, скажем так, в самом центре "злобной политики Путина", если можно так сказать. Тем не менее, вы летаете за рубеж, вы видите разницу между обществом, что здесь происходит, вы видите, что там происходит. И вы читаете русские газеты, смотрите русский, российский телевизор. Вы читаете западные СМИ, сайты, и смотрите европейский, американский телевизор. Вы можете сравнить, что и как происходит. Вот интересно было бы, чтобы вы рассказали, что на самом деле творится. Потому что мы тоже оцениваем картинку, что наше СМИ нам подают. А мы не заем, что подают СМИ в той же Америке.

 

Чарльз Баусман: Естественно, они в сегодняшний день находятся почти прямо противоположно друг от друга. Нам рассказывают абсолютно разные версии о происходящих событиях. И как ни странно, это может быть странно для нас, американцев, вот сейчас русская официальная позиция, то, что даётся на русских СМИ, более правдивое, чем то, что передаётся на западных СМИ. Для меня это шок. Потому что я вырос, когда было полностью наоборот: когда Советский Союз давал информацию, в которой очень часто была неправда, а западные СМИ более правдиво сообщали. Но, как-то местами поменялись.

 

Артём Войтенков: Можете пример привести какой-нибудь?

 

Чарльз Баусман: Их так много. Но можно начать прямо с последней горячей новости о Немцове. Идёт очень мощная волна информации в Америке, что это сто процентов сделал Путин. Причём, они начали это говорить с первого дня, как только по этой новости вышли комментаторы на новостном выпуске, и объяснили людям, что это сто процентов был Путин, кто мог ещё это сделать? Это даже не удивительно, вот такой человек.

 

Артём Войтенков: То есть, Немцова убил именно Путин, как бы, с его подачи?

 

Чарльз Баусман: Да, причём, это не намёк, а это прямое заявление просто, что "да, он это сделал". Они приглашают экспертов на эти новостные передачи, якобы экспертов по России, и они вот такие вещи говорят. То же самое, когда был сбит Боинг летом.

 

Артём Войтенков: На Украине.

 

Чарльз Баусман: Да. То же самое случилось - они сразу вышли, и даже не подождав несколько часов, сказали: "Это очевидно сделала Россия, и сделал Путин, лично".

 

Артём Войтенков: А какие-то доказательства приводятся этому?

 

Чарльз Баусман: Нет. Есть какие-то аргументы, которые абсолютно, если их изучать, они абсолютно не убедительные. Но это такие решения, они ориентированы на таких людей, которые думают о таких вопросах буквально несколько минут в день - для них, что происходит в России, не главная тема их жизни. Но, к сожалению, идёт вот такая массированная пропаганда, это уже можно назвать открыто пропагандой.

 

И деятельность моего сайта, чем я и мои коллеги занимаемся, мы именно изучаем вот эти западные СМИ, и стараемся разобраться в том, почему начало так происходить. Оно уже давно происходит, но оно как-то там становится всё больше и больше, круче и круче. И наше мнение, мы просто это видим, это очевидно, просто в этом нет вопроса, что они как-то, наши западные СМИ манипулируются очень хорошо западными спецслужбами.

 

Артём Войтенков: Понятно. Кто-то ими руководит, да?

 

Чарльз Баусман: Да, причём, это заметно стало больше в последние два, три четыре, пять лет.

 

Артём Войтенков: А есть разница между СМИ американскими и европейскими?

 

Чарльз Баусман: Есть определённая разница, очень интересная, неожиданная для вашей аудитории. Я наполовину немец, говорю по-немецки, и родился в Германии на самом деле.

 

Артём Войтенков: Вы в Германии родились, жили в СССР, детство в России.

 

Чарльз Баусман: Да. С интересом слежу за немецкими СМИ. У нас большая команда, пятьдесят человек, у нас тоже есть ребята в Германии, они тоже это отслеживают. Это просто для меня дико интересная история, потому что, к моему удивлению, когда я начал обращать на это внимание, изучать, я думал, что американские и британские СМИ, это уже достаточно круто, достаточно несправедливо и неуравновешенные, нечестно говорят.

 

А в Германии я бы оценил ситуацию, как в два раза хуже. Там просто экстремальная ситуация с их СМИ. И я недавно этим всем занимаюсь изучением медиа. Моя бывшая профессия в области финансов, так и остался тоже. Я просто немножко увлёкся этими вопросами изучения СМИ, или то, что мы называем на Западе - критика СМИ, анализ СМИ. Для меня это было очень неожиданное откровение, что немецкие СМИ держат такие жёсткие позиции.

 

А когда я начал изучать вопрос, и спрашивать, узнавать, почему, чем это объяснить, очень интересные причины этого.

После Второй Мировой войны, как оккупированная страна, Западная Германия, американские власти очень боялись двух вещей:

- Они боялись возрождения симпатии к нацизму.

- И они очень боялись возможности такого же движения в сторону коммунизма, и симпатии к социализму.

 

И они ставили своих людей на ключевые позиции немецких СМИ, и там был полностью контроль. То же самое было в Японии на самом деле - почти нельзя было там писать статью без письменного разрешения какого-то военного начальника. И структура, и обстоятельства, они как-то просто продолжались по инерции, и тоже использовались активно во время семидесятых годов, когда было движение в Германии против, допустим, ракет американских, которые хотели там ставить. Но там полностью пропитано было сильным контролем не только американской разведслужбы, но и немецкой.

 

Создавалась целая сеть так называемых, институтов, или общественных организаций, фондов общественных, которые якобы организуют дружбу между Америкой и Германией, взаимопонимание, и так далее. Но они были всегда хорошо профинансированы деньгами от американского правительства. И журналисты были туда приглашены, и им платили деньги, им сделали доступ до высокопоставленных лиц. И как-то любой немецкий корреспондент понимал, что без вхождения в эту систему, ему никак не подняться по карьерной лестнице. Это просто чисто человеческий вопрос. Там сидели определённые люди, допустим, в пятидесятые годы, они своих же людей поставили на важных местах в семидесятых годах, и это продолжается. И дело в том, что вот эта элита немецких СМИ, они крайне, крайне, я бы так сказал, некоторые из них просто офицеры спецслужб, и они часть своей работы как-то контролируют, что там происходит. Но многие из них, они просто наивные. Они туда попали, потому что, они шли в строй, и так было удобно, и так было выгодно, и так можно было рассчитывать на надёжное рабочее место.

 

Артём Войтенков: Так это называется think tank - "думающий танк"?

 

Чарльз Баусман: Да, когда люди сидят и думают. Но как-то вся эта система работает. Но прошлым летом, когда обострился украинский кризис, видимо вот эти механизмы, они как бы включились более активно. И они начали очень жёсткую и неправдивую информацию давать, причём, такая открытая, явная пропаганда, просто бред полный.

 

Допустим, они говорят: "Вот сегодня русские танки перешли границу и уничтожили какое-то там село, что-то там стреляли, участвовали".

Естественно, это был не факт, никаких данных, чтобы это подтвердить.

Вот в других СМИ, допустим, английских, или американских, он говорят: "Украина сегодня сказала, что танки перешли". А потом через несколько суток говорят: "Но русские говорят нет".

А немцы, они просто так не делают. Они просто пугают реально людей. Для нас, для американцев это выглядит просто комически уже, это смешно. Это какой-то глупый фильм, где какие-то люди сидят, какие-то страшные образы на телевидении говорят – "это ужасный Путин устроил войну в Украине, ему надо противостоять".

 

Короче, вот такая жёсткая линия. Но что случилось с Германией? Они перебрали, они слишком как-то круто это всё сделали, и началось широкое общественное сопротивление среди немцев. Потому что, они наконец-то сказали: "Вы извините, вы что, нас за идиотов принимаете? Мы в это просто не верим. Сколько раз вы одно говорили, потом выяснялось, что это не так?"

 

И это как-то продолжается и очевидно, что в Германии сейчас удивительная ситуация. Недавно одна из главных немецких телекомпаний, они сделали опрос нашей вот этой проблемы. Она уже как-то широко обсуждается и живо обсуждается, и всякие жалобы идут от населения на эти телекомпании.

 

Артём Войтенков: В Германии.

 

Чарльз Баусман: В Германии. И на вопрос, поверите ли вы информации, которую основные ведущие телеканалы дадут по поводу Украины, шестьдесят три процента людей сказали: "Нет, мы не верим уже". Это кризис уже. Это просто вот этот строй, система управления, это уже не работает, если столько людей так отвечают.

 

Другой вопрос был: "Какова ваша степень доверия к СМИ вообще? Любые вопросы"

Тридцать сказали: "Верят".

Сорок процентов сказали: "Не очень верю".

А пятнадцать процентов ответили: "Ни слова не верю, ноль доверия к нашим СМИ".

И это реально политический кризис в Германии для Меркель. Она недавно как-то активизировалась, и начала участвовать в сторону: "Давайте найдём мирные решения проблем в Украине".

 

Артём Войтенков: С Путиным переговорила.

 

Чарльз Баусман: Да, когда из Вашингтона идёт вот такое, жёсткое: "Давайте наоборот, дадим оружие Украине".

А Меркель вышла, как противовес. Это не из-за того, что она…

 

Артём Войтенков: Такая хорошая.

 

Чарльз Баусман: Такая хорошая, такая добрая и миротворец. Она просто реально находится перед политическом кризисе в Германии. И об этом мало говорится. Германия стала очень важная страна, гораздо важнее, чем она была пять лет назад, или десять лет назад. Потому что, во-первых, от воссоединения Германии, она стала больше по населению, более экономически мощная. Но вот этот кризис за последние пять лет резко опустил всех остальных участников Евросоюза, и Германия даже за это время успела даже ещё подняться. Потому что, они способны ещё экспортировать, и они как-то поднимаются из этого всего беспорядка, как держава Европы. Они как-то контролируют, что там происходит, имеют больше и больше вес, влияние и больше денег, в сравнении со своими партнёрами.

 

Но репортаж о Германии в американских СМИ остался такой же, как он был пятнадцать лет назад. Это считается не очень интересная и не важная история. И, например, в Нью-Йорк таймс появляется статья о том, что происходит в Германии крайне редко - два-три раза в году, типа какие-то выборы, новый канцлер избран. Но что там происходит на постоянной основе, людям об этом не рассказывают.

 

Артём Войтенков: Да, вот вы сейчас рассказали, и это даже для нас неизвестно. То, что вы сейчас рассказываете про Германию. Западные СМИ, понятно. Каждые СМИ каждой страны - они придерживаются какой-то определённой линии. И что я ещё могу сказать: независимых СМИ нет, вот просто нет. Есть просто разные хозяева разных СМИ, разной степени зависимости. СМИ всегда обслуживают своего хозяина, того, кто даёт им деньги. Потому что СМИ, это куча народа. Даже какая-то небольшая газета - это редактора, журналисты, какие-то верстальщики газеты, тираж, это ежемесячно достаточно большие деньги. И люди, которые думают, что вот там появилось какой-то канал (канал ещё больше денег, чем газета, просто сразу в разы), и они будут рассказывать всю правду - ничего, в общем-то, такого нет. Это просто будет какой-то новый хозяин, новая какая-то его задача даётся этим журналистам, а они просто это дело обслуживают.

А вы упомянули про то, что вы со своими друзьями, или товарищами, соратниками, можно это назвать по-разному, у вас есть сайт, и вы как-то занимаетесь отслеживанием иностранных СМИ. Расскажите про это.

 

Чарльз Баусман: Да. Я думаю, что надо добавить к тому, что ты рассказывал. Сейчас появились очень активные альтернативные СМИ - блогосфера. И это огромная разница с тем, что даже было десять лет назад. Это всё равно достаточно недавняя история, что такой активный…

 

Артём Войтенков: Интернет.

 

Чарльз Баусман: Давно интернет есть, но, чтобы там как-то успели появиться, и найти свою нишу, свою аудиторию, блоги многие, и маленькие, независимые альтернативные СМИ. История нашего проекта была прошлым летом. И я давно понял, что как-то репортажи о России западным СМИ с большим уклоном, и всегда подчёркивают негатив, всегда говорят, что всё плохо, гораздо хуже, чем есть и так далее. Но это всё было терпимо, и, как бизнесмену, мне были другие проблемы, чем думать о том, если СМИ говорят неправду о России. Я просто знал, что им верить не надо, но как-то больше об этом не задумывался.

 

А когда вот этот украинский кризис… Его надо называть просто война началась. Там просто людей умирает немалое количество. Вот активизировалась очень жёсткая такая пропаганда во всех западных СМИ, которая на порядок гораздо круче, чем было до этого.

 

И просто наступил такой момент, когда я больше молчать не хотел. У меня было такое ощущение, что я буду себя не уважать, если я буду сидеть, и читать, и слышать вот этот бред, который там даётся каждый день, просто неправда - это непорядочно, это нехорошо, и я хочу как-то высказаться. У меня было два-три единомышленника тоже все иностранцы, они обсуждали, что можно делать. Мы думали, может нам купить какую-то страничку в Нью-Йорк Таймс - так принято у нас, если ты хочешь какое-то мнение там давать. Потом сказали: "Нет. Давайте создадим маленький сайт, где мы будем просто писать о том, что мы считаем, и будем распространять среди нашей небольшой группы друзей". Думали, что реально его будут читать сто человек, двести человек.

 

Артём Войтенков: То есть, изначально это было направлено на небольшой круг ваших друзей, знакомых, чтобы им объяснять. Что вы живёте не в страшной России, где выйдешь на улицу, и тут же убивают, что всё не так.

 

Чарльз Баусман: Да, и это было желание выпустить пар, потому что, как-то это уже надоело сильно слышать вот эту неправду. И потом случилось что-то такое необычное, что про нас начали писать в соцмедиа, в Фейсбуке преимущественно, и к нам начали присоединяться люди.

И сказали: "Слушайте, нам так нравится, что вы говорите, и нравится, как вы это делаете, давайте, мы тоже будем в этом участвовать здесь".

Сначала один, потом два, потом три, потом много. И был такой быстрый рост вот этих добровольцев, волонтёров, причём, большинство из них из США, Канады, и Англии. Короче, почти из западных стран. Даже их Восточной Европы там фактически не было. Ну, из Сербии. И поскольку постоянно прибавлялось больше людей, мы смогли больше и больше материала выложить на этот сайт. А когда мы начали там уже много выкладывать, допустим, двадцать, или тридцать заголовков в день, вдруг наш трафик, посещение сайта начало очень резко расти, как-то неожиданно для нас. И я сейчас понимаю, что случилось, что видимо была большая потребность и спрос для данного типа точки зрения, которая не удовлетворяется на Западе. И когда люди нас обнаруживали, и нашли то, что нужно было, к нам начали просто идти очень-очень много посетителей.

 

Артём Войтенков: А как ваш сайт называется? Какой адрес?

 

Чарльз Баусман: http://russia-insider.com

И как-то всё так продолжалось, что чем больше к нам приходило посетителей, тем больше хотели и авторы у нас публиковаться, потому что, мы им предоставили достаточно большую аудиторию. И всё это дело развивалось очень быстро. Мы запустили этот сайт в первой небольшой ситуации, где мы выложили десять статей в день, в конце сентября.

 

Артём Войтенков: 2014-го года?

 

Чарльз Баусман: Да. В данный момент у нас уже двадцать миллионов просмотров страниц с тех пор. И это растёт стремительно - двадцать-тридцать процентов в месяц. Мы сделали страницы на Фейсбук, которые очень активны, и где много очень посещений. Мы сделали Ютуб-канал, где уже шестьсот тысяч просмотров наших материалов. У нас сейчас около пятьдесят человек работает над проектом. Большинство, девяносто пять процентов - это волонтёры, поэтому, они работают на полный рабочий день, но что-то делают там два-три часа в день в среднем. Это удивительная вещь, потому что, это очень высококвалифицированные люди, это люди с более одного высшего образования, это эксперты и специалисты в своей области. И они такие же люди, как я был восемь месяцев назад, когда я тоже был профессионал, но уже достала эта ситуация, я считал, что это просто несправедливо, неправильно, что происходит. И они это делают с удовольствием, с энтузиазмом, просто ради идеи, ради того, что многие ложатся спать, и думают: "Я сегодня сделал то, за что можно себя уважать". И они всё прибавляются и прибавляются.

 

Я просто даю хороший пример. Я наконец нашёл человека, который может как-то управлять всем этим большим количеством людей, и как-то это организовать. И мы сделали такой призыв на сайте, что мы готовы сейчас принимать ещё волонтёров, пожалуйста, пишите нам, какие работы нам интересны. Нам писали девяносто человек - это по одному заголовку, который запустили. А из них человек двадцать-тридцать могут реально хорошо работу делать. Поэтому, мы поняли, что там очень большой ресурс людей, которые болеют за это дело. Мы активно растём.

 

Артём Войтенков: Получается то, что в странах Западного мира, я имею в виду Европа и США, люди уже понимают, что официальные СМИ врут, или искажают сильно картину того, что происходит на самом деле, и есть большой спрос, скажем так, на правду. То есть повышается спрос на правду.

 

Чарльз Баусман: Я не могу сказать, что таких людей много. Всё-таки наш сайт маленький, мы сейчас получаем около 100-120 тысяч просмотров в день.

 

Артём Войтенков: Это просмотры или посетители?

 

Чарльз Баусман: Просмотры.

 

Артём Войтенков: А посетителей сколько?

 

Чарльз Баусман: Около 25 тысяч.

 

Артём Войтенков: 25 тысяч - это не мало в сутки.

 

Чарльз Баусман: Да, но это мало, если сравнить с основными СМИ.

 

Артём Войтенков: Если я яндексом будем сравнивать…

 

Чарльз Баусман: Это мало, если сравнить с основными СМИ, которые вещают и пишут в Европе и Америке.

- Половина наши читатели - они из США, Канады.

- Половина - из Европы, преимущественно из западных стран: Англия, Германия, Франция.

 

Я не сказал бы, что там много людей в процентном отношении, там крайне мало, в Америке может быть реально 3-4 % населения.

 

Артём Войтенков: Учитывая население Америки это уже не маленькое.

 

Чарльз Баусман: Да, учитывая - это много людей. Когда это всё там развивалось и мы поняли, что-то происходит, люди обращаются: "Готов работать, мы можем больше делать". Мы начали думать: "Хорошо, а куда будем направлять этот проект? Чем мы занимаемся, в конце концов? Мы начали с одной идеи, уже что-то другое происходит".

 

Мы решили взять такую стратегию - делать серьёзное изучение СМИ: анализ, изучение, критика, как работают современные СМИ на Западе. Потому что мы все граждане этих стран, нам интересно, как наши СМИ работают. Это стало как-то нашей темой, которую мы очень любим, изучаем и стараемся разобраться.

 

И я могу сказать, что, например, в Америке идёт очень мощная пропаганда против России, которой верят реально 95% населения. Я общаюсь со своими знакомыми, друзьями из Америки. Насчёт убийства Немцова все американцы считают, что это сделал Путин. Потому что, как я сказал раньше, вот так вещали на телевидении, и это как-то кто-то серьёзно не оспаривает и просто проходит такая позиция. Поэтому там большую, большую работу надо делать, чтобы переубедить людей, что это не так.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вы на себя взяли этот труд переубеждать людей. То есть ваш сайт, он для западного читателя.

 

Чарльз Баусман: Да, наша территория западная.

 

Артём Войтенков: И выхотите их потихоньку, потихоньку подавать, как бы другую точку зрения, более близкую к правде, а не ту оголтелую пропаганду, которую на них льют.

 

Чарльз Баусман: До того, что я это делал, я это сделал просто случайно, я не планировал делать. Я был бизнесмен и работал в сфере бизнеса 25 лет, в нём и остался. Но просто я понял как бизнесмен, когда я видел какой реакции на наши совсем, достаточно скромные усилия, то, что мы пустили, - что здесь есть и коммерческие возможности. И как мы там вникали в проблемы, что происходит на западными СМИ, мы поняли, что эти СМИ, они ушли очень далеко и занимают достаточно радикальную позицию не только насчёт России, а насчёт многих тем. И это уже не соответствует, что как-то верят и хотят население. Они очень уязвимы, с точки зрения рыночной позиции: их так легко критиковать, их так легко показывать на враньё, ошибки, неправду и так далее. Каждый раз, когда ты это делаешь, огромное количество их аудитории, когда от них отваливается и придёт к тебе.

 

Поэтому, если мы просто продолжаем, как мы продолжаем, и ещё средства вкладываем в то, что мы делаем, если мы можем испытывать рост аудитории такими темпами, какими мы сейчас испытываем, я, как бизнесмен, говорю - это интересно уже коммерчески. Давайте просто будем продолжать приводить этих зрителей, аудиторию и посмотрим, как далеко это может идти. Это стоит не большие деньги, это двигается усилиями волонтёров в большой степени, это полностью входит в дух современной рыночной ситуации на СМИ.

 

Не знаю, если ты в курсе, сейчас самые успешные международные СМИ, они двигаются за счёт бесплатных статей от разных многих писателей, которые не постоянно работают, называются по-английски User-generated content. Эти материалы произведены самими пользователями этого СМИ, сама аудитория этого СМИ.

 

Мы полностью входим в эту модель современную, он очень эффективный, он очень экономичный и конкурентоспособный. И мы можем очень много делать относительно небольших средств. Пока это растёт стремительно, я, как бизнесмен, считаю, что давайте это всё продолжаем в естественных пределах. Мы активно общаемся с инвесторами, потому что мы это всё финансируем из своих собственных карманов и они не очень большие, не очень богатые. Нам очевидно, что если у нас была бы относительно небольшая сумма денег сравнить, что у нас сейчас есть, мы могли бы сделать в 10 раз больше. Есть огромное, просто не паханное поле в этом отношении о чём можно рассказывать не только о России, а и о других странах тоже. Поэтому мы общаемся с инвесторами, думаем, что рано или поздно мы привлечём какие-то средства, как промежуточный вариант, чтобы пополнить наш финансовый ресурс мы запустили Краудфа́ндинг (crowdfunding).

 

Артём Войтенков: Сбор средств с помощью людей.

 

Чарльз Баусман: Да. Почему мы выбрали эту модель? Мы видим, какая это большая волна – поддержка от населения. Мы получаем каждый день 20 писем, где люди пишут: "Вы молодцы, вы замечательные, это нужно было, как глоток свежего воздуха". Вот такие отзывы идут сплошные. Иногда нас ругают, но реально ругают, наверное, меньше 5%. Всё - позитив, позитив, позитив.

 

Наши читатели нас очень любят, постоянно обнаруживаются, приходят к нам такие письма, что "я недавно вас нашёл, я недавно обнаружил вас, я где-то про вас слышал". Мы поняли, что почему не воспользоваться этим энтузиазмом, этой поддержкой, и попытаться привлечь средства от населения и расти дальше.

 

Артём Войтенков: То есть вы сейчас запускаете проект по сбору средств на сайте.

 

Чарльз Баусман: Он называется kickstarter.com

Только что начался, там уже более 100 человек или 120 человек давали уже около 7 тысяч долларов за два дня.

 

Артём Войтенков: А почему вы считаете, мы же с вами на русском языке беседуем, одно дело ваш сайт предназначен для иностранцев, для европейцев и американцев. Для них это действительно интересно получать какую-то правду из России, из первых рук. А почему русским это должно быть интересно? То есть вы сейчас тоже призываете или просите, чтобы русские тоже помогли в чём-то. А какой нам от этого интерес?

 

Чарльз Баусман: Теперь не понятно, сейчас я расскажу. У вас, можно сказать, самый серьёзный и большой интерес с этого. То, что сегодня называется "информационная война" - он всегда был важен, он был важен 100 лет назад, это был метод мобилизовать своё население, их отправлять на жертвы иногда в сложной ситуации.

 

Артём Войтенков: Правильно – "это нужно стране, фюреру, не важно демократии, свободе".

 

Чарльз Баусман: Да. Но он привёл принципиально новый какой-то кран в последние 10 лет, опять появление, то, что мы обсуждали - интернет, возможность вещать прямо внутри, добраться до населения на сторонах оппонента, может быть, в политической ситуации.

 

Артём Войтенков: Интернет в этом плане - замечательная штука. Можно, минуя таможню, всё, что угодно, - раз и залезть человеку в голову.

 

Чарльз Баусман: Да, это очень активная вещь. Он очень активно сейчас используется с такими целями. И дело в том, что Россия сейчас очень сильно проигрывает эту "информационную войну", то, что касается Запада. Но люди там действительно с исключением, может быть, Германия, и Сербия, и некоторые такие страны, - основное население реально думает, что Россия очень плохая и агрессивная, и могли бы давать свою поддержку на какие-то военные действия против России, что фактически делается почти уже там.

 

Артём Войтенков: Для этого и накачивается.

 

Чарльз Баусман: Да.

 

Артём Войтенков: Чтобы оправдать в будущем войну с Россией.

 

Чарльз Баусман: Да. Если бы это случилось 50 лет назад, Россия не могла ничего делать, кроме того, что рассчитывать на своё оружие: строить больше ракет, строить больше автоматов и пусть кто-то попробует. Сегодня этот противовес гораздо хуже, военный противовес гораздо хуже для России. Всё-таки союзники вокруг России гораздо богаче, гораздо мощнее и могут, наверное, если бы доходило до полной драки, могли бы может быть и победить над Россией.

 

Поэтому, я думаю, что России не спастись от оружия или военных расходов. У них есть гораздо более мощное оружие сейчас. Дело в том, что правда сейчас на российской стороне, и всё-таки люди на это откликнутся. Не умерло совсем желание людей вести себя порядочно и делать правильные вещи.

 

Сейчас есть возможность проникать в эти страны, и разговаривать напрямую с гражданами Европы, Америки и так далее. Очень важно, чтобы Россия сейчас это сделала. Они очень правильно делают, например, что они достаточно большие средства инвестируют в Russia Today, Sputnik News, и подобные государственные СМИ, чтобы пытаться донести эту информацию на Западе. Но недостаточно, пока не проникает достаточно хорошо. Если я мог бы сидеть с Путиным и с ним разговаривать полчаса, я бы пытался ему объяснить, что надо тратить в пять раз больше на эти государственные СМИ. Надо тратить деньги на подготовку журналистов, на специалистов, которые могут убедительно на английском языке уговаривать людей определённых позиций. И именно вложить средства в информационные мощности. Потому что, мне кажется, что только так можно убедить.

 

И появились мы как-то так. Честно, для российских людей я не могу сейчас придумать более (я не преувеличиваю здесь), я не могу придумать более срочной и важной задачи, чем нам помочь расширить наши позиции, и донести лучше и больше информации на Западе. Тут очень важный момент: для любого человека любой страны мира самый убедительный для него человек это кто-то из собственной страны.

 

Артём Войтенков: Соплеменник.

 

Чарльз Баусман: Если иностранец тебя начинает стараться в чём-то убедить это никогда не убедительно. Это не убедительно, когда немец старается убедить американца, это не убедительно даже если англичанин старается убедить американца. Мы доверяем своим, и поэтому лучшие люди, чтобы донести эту информацию до немцев, англичан и американцев это - граждане этих стран. На российских госСМИ, которые направлены на Западе, там работают иностранцы, но там работает очень много русских тоже, и это можно сказать совместный какой-то проект или совместное производство, совместное сотрудничество. И это чувствуется.

 

Манера и содержание того, что передаётся от российских СМИ оно отличается от того, как это делается и преподносится на Западе. Люди это чувствуют и относятся к этому с недоверием. Это всё равно какие-то иностранцы что-то там нам рассказывают, и всё-таки они финансируются другим государством.

 

Артём Войтенков: "Путинская пропаганда" - как всегда.

 

Чарльз Баусман: Это "путинская пропаганда" - там обвинения. Есть много людей, как мы, которые сидят на Западе, которые так считают. Почему им не давать финансирование, совсем не много надо, не какие-то космические суммы, они будут гораздо более эффективно убеждать своих сограждан о том, что они считают правильным.

 

Артём Войтенков: Я понимал, конечно, но не в такой степени, что это, в общем-то, край информационной войны, и куда она качнётся, от этого зависит будет ли война горячая настоящая.

 

Чарльз Баусман: От этого зависят жизни бедных невинных людей. В Восточной Украине люди погибают каждый день из-за того, что информационная война, Россия не способна держать свои позиции в этой информационной войне.

 

Если честно, я, как иностранец, много раз обращал внимание на то, что русские крайне терпеливые: то, что не терпел бы другой народ, терпит русский народ. И я могу уверять, что если какие-то иностранцы начали убивать людей на границе Америки, начали убивать канадцы, например, родственники американцев, знакомых и так далее, даже если бы Америка была бедной и неспособной совсем как-то противостоять, они просто очень яростно и убедительно вышли бы на информационную атаку и сказали: "Это просто не проходит, это нельзя делать и мы вас сейчас убедим, что вы не правы".

 

Мне кажется, что Россия должна больше это делать. Я чисто как человек, который много лет жил в России, честно люблю страну, имею очень много очень близких мне русских людей, у меня такое чувство, что раз они не могут отстаивать их позиции в этих дебатах на Западе, давайте я это буду делать.

 

Артём Войтенков: Мы всегда проигрывали информационную войну, уже сколько раз и сколько лет подряд. Если мы отсчитываем назад: проигрыш и развал СССР, все революции, перевороты государственные. Хорошо, Чарльз, спасибо вам за такое разъяснение. Я надеюсь, что люди, и наши русские тоже, отнесутся к вашему проекту, к вашему начинанию с пониманием, и, возможно, кто-то и поддержит, будем на это надеяться. Чтобы деньги шли не только на какие-то ракеты, автоматы, пули, бронежилеты, но и на информационную войну, которая сейчас находится на переднем крае, а дальше уже за ней идут войска и прочее. И пора нам, русским, понять, что хватит ждать, пока нас ударят первыми. Вот нас уже сколько лет, сколько раз Запад всегда бьёт первым и выигрывает, а потом мы кровью, большими потерями всё это восстанавливаем. Наверное, уже пора поумнеть и окончательно с этим разобраться, потому что опять они ударят первыми, опять будет большая война, и опять мы потеряем очень много народу, мы, может быть, и выиграем в конце, но с очень огромными потерями. Наверное, уже после стольких раз наступания на грабли пора понять, что надо эти грабли или разломать, или отодвинуть в сторону.

 

Чарльз Баусман: Я хочу сказать насчёт нашего проекта, что мы хотим запустить русскую версию нашего сайта на русском языке.

 

Артём Войтенков: Очень хорошо.

 

Чарльз Баусман: Чтобы русские тоже могли понять, как можно, как легко противостоять вот этой пропаганде, которая во многом глупая, она сделана не очень умными людьми.

 

Артём Войтенков: Тяжело всё время придумывать ложь.

 

Чарльз Баусман: Есть такой момент, я понял в последнее время, что лгать – это очень дорого. Постоянно надо ещё что-то придумать и об этом оправдываться.

 

Артём Войтенков: Когда не сходится там, здесь.

 

Чарльз Баусман: Да, конечно. Вот известный факт: если будешь лгать, тогда сделай это очень близко к правде, так чтобы можно сразу бы. А когда делаешь направо-налево, это как-то становится понятно, и просто потеряешь авторитет. Они сейчас лгут направо-налево на Западе, и их очень легко побеждать в смысле дебатов. Поэтому, используя один процент тех финансовых ресурсов, которые используются на Западе, можно почти держать равновесие. Это напоминает как в Библии Давид и Голиаф, это подобная ситуация сейчас, и России надо не сомневаться, а просто ударить – и будет результат.

 

Артём Войтенков: Да, понятно. Давайте ещё раз напомним: ваш сайт называется…

 

Чарльз Баусман: http://russia-insider.com

 

Артём Войтенков: И если найти вас на Kickstarter – каким образом можно?

 

Чарльз Баусман: Надо просто ввести в поле "Поиск" на Kickstarter "russia-insider", или просто "russia". Если просто ввести "russia" - мы там сразу появляемся.

 

Да, почему я начал рассказывать об этом. Мы хотим сделать русскую версию сайта. Есть очень много работы для русских волонтёров. Мы как-то живём за счёт волонтёров, мы есть волонтёрское движение, даже более чем какая-то типичная коммерческая структура.

 

Поэтому я хочу воспользоваться моментом.

Может быть, сделать какое-то обращение к вашей аудитории: если вам интересна эта идея, если бы вы хотели участвовать в подобном проекте – пишите нам. Потому что нам нужны редакторы на русском языке, нам нужны переводчики, нам нужны писатели, очень много есть работы, и воспользуюсь вашим эфиром, чтобы сказать: "Присоединяйтесь, ребята!".

 

Артём Войтенков: Да, хорошо. А куда писать? Заходить на ваш сайт, и там почта будет, да?

 

Чарльз Баусман: Да, там очень подробная информация о том, как мы работаем с волонтёрами, какая есть работа, что надо делать.

 

Артём Войтенков: Но люди должны достаточно свободно знать иностранный язык.

 

Чарльз Баусман: Отчасти да. Для некоторых работ, если это русский вариант - не надо. Но надо перевести много, мы хотим перевести много наших заголовков и часть наших статей. Огромная часть работы – это то, что в российской прессе появляются крайне интересные материалы, интереснейшие материалы, вещи, которых нет нигде. Очень много я вижу интереснейших передач на телевидении, анализ первоклассный и обсуждения, причём порой, это интересно отметить, что сейчас уровень дискуссии на российском телевидении значительно превосходит то, что есть на Западе. Может быть, в России немножко ограничено то, что вещается большими СМИ. Но интеллектуальный уровень очень высокий, если сравнить, что делается на Западе.

 

Артём Войтенков: Я так иногда краем глаза смотрю – мне плеваться хочется, насколько там… Сложно представить, что тогда в Америке происходит.

 

Чарльз Баусман: Нам нужны люди, которые могли бы следить за российскими СМИ и определять: вот такие-то материалы были бы очень интересны западным людям в переводе, или если бы они написали бы об этом разумнее, или вот что-то подобное. Мы работаем и в видео, и в аудио – поэтому работы выше крыши.

 

Артём Войтенков: Очень много, то есть не только для тех, кто знает иностранный язык, но и для тех, кто, может, иностранным не очень хорошо владеет, но зато отслеживает российское.

 

Чарльз Баусман: Да, хорошо ориентируется в российских СМИ, российской действительности, могли бы определить интересные материалы.

 

Артём Войтенков: Отлично, я думаю, что кто-то наверняка откликнется, потому что у нас у многих людей сейчас в связи с войной на Украине включилась голова, начали наконец-то соображать. И, мало того, что они понимают, что и как происходит, они готовы поучаствовать. И я так понимаю, что у вас же не обязательно трудиться с утра до вечера.

 

Чарльз Баусман: Тоже надо понимать, очень важный момент. Я сказал, что нас сейчас около 50 человек, что удивительно для нас – то, что в Москве находится три человека, а все остальные люди в 20 разных городах мира. Поэтому мы все работаем через скайп, на связи с Интернетом, большинство этих людей я никогда вживую не видел, хотя я считаю, что я их хорошо знаю, потому что мы активно общаемся по скайпу. Вот такое постмодерновое виртуальное некое образование: не совсем компания, не совсем фирма, а какое-то движение, я бы сказал, это называется.

 

Артём Войтенков: Ну, тем более вам нужны русские в России, если у вас иностранцев больше, чем русских, а вы всё-таки russia-insider, находящийся внутри.

 

Чарльз Баусман: Да, но почему это важно: Россия – страна очень большая, и поэтому если из вашей аудитории люди сидят в Питере, или в Сибири, или на юге, или на Урале – это никакое не препятствие.

 

Артём Войтенков: Да, наоборот, это, наверное, хорошо, потому что будет больше охват, не только Москва. Москва - другое государство, считай, а не Россия. И люди сами могут что-то писать, а вы потом будете переводить на иностранный:

- как живёт Свердловск, например,

- что там в Сибири происходит на самом деле,

- что там не ходят медведи по улицам, а русские не сидят с бутылкой водки и балалайкой на завалинке.

 

Чарльз Баусман: Я не знаю, почему всё время говорят, что русские считают, что иностранцы думают, что медведи ходят на улице, - я это первый раз слышал от русского человека, никогда на Западе не слышал это.

 

Артём Войтенков: Видите, вот, нам это внедрили, что иностранцы вот так думают про русских. Мы же тоже не знаем, у нас тоже получается такое положение. И, видимо, да, вот ваше начинание должно каким-то мостиком стать между Россией и Западом.

- Чтобы мы не допускали таких глупостей про водку, медведей и балалайку, с одной стороны.

- И с другой стороны, чтобы иностранцы получали более правдивую информацию о том, что происходит в России, а мы – то, что происходит на Западе.

Это очень полезно, я так думаю. Благодарю вас за беседу, и я думаю, что зрители наши как-то откликнутся, кто-то, может, деньгами поможет, а кто-то будет и сотрудничать с вами. Так что успехов вам в вашей работе, наверное, или как, в вашем труде, вот, лучше - труде!

 

Чарльз Баусман: Труде, да. Или, как называют, - увлечение.

 

Артём Войтенков: Увлечение. Ну, найдите себе занятие по душе – и вы ни дня не будете работать! Так что всего доброго!

 

Чарльз Баусман: Спасибо!

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Марина Березнёва

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (535 мб)
Видео MP4 640x360 (206 мб)
Видео MP4 320х180 (116 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (12 мб)
Звук 32kbps MP3 (12 мб)
Звук 64kbps MP3 (24 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (36 мб)

Текст:
EPUB (163.7 КБ)
FB2 (263.68 КБ)
RTF (267.68 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Евгений Волков
Как живут Филиппины 3
Дмитрий Адамков
Клиент всегда не прав
Максим Гроо
Коммунизм швейцарских банков
Драган Станоевич
Как живёт Сербия
Наталия Локоть
Страшные американские пешеходы